Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Сыйлыктары, конференцияларга катышканы, коомдук уюмдарга мүчөлүгү – Сизге ыйгарылган сыйлыктарды, медалдарды, гранттарды, мелдештерге, конференцияларг...полностью>>
'Документ'
Адрес для доступа: /archive.php   Телефон для справок и по вопросам обучения: 8-800- 50-09-97....полностью>>
'Документ'
Учредительные документы юридического лица-нерезидента, создавшего филиал (представительство), подтверждающие правовой статус юридического лица по зако...полностью>>
'Программа дисциплины'
Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Национальный исследовательский университе...полностью>>

Главная > Реферат

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Возможно, это связано с явной маргинальностью этого возраста, его переходной от детства к зрелости сущностной природой. По сути дела, вся эта эпоха в целом представляет собой своеобразный этап фронтальной и углубленной проверки «наработанного» индивидом на предшествующих ступенях своего развития как в рамках деятельностей в системе «ребенок — общественный взрослый», так и в рамках деятельностей в системе «ребенок — общественный предмет». По-видимому, отличительной характеристикой ведущей деятельности в подростковом возрасте является ее многоплановость. Понятно, что и на каждом из более ранних возрастных этапов развитие психики ребенка осуществляется в рамках не какой-то отдельно взятой монодеятельности, но подлинно полидеятельностный характер развивающая активность личности приобретает именно в эпоху отрочества.

Во-первых, следует обратить внимание на то, что именно в подростковом возрасте происходит качественная перестройка «видения» окружающей действительности развивающейся личностью, выражающаяся, в частности, в существенном преодолении жесткой дифференциации, по сути дела, противопоставления «мира людей» и «мира вещей», характеризующей картину мира ребенка.

Напомним, что во многом реальное существование именно этого разрыва долгие годы предопределяло господство натуралистического подхода к пониманию сущностных сторон психического развития ребенка — «преодоление указанного подхода является трудным делом — и прежде всего потому, что для самого ребенка окружающая его действительность выступает в двух формах», и далее: «для ребенка окружающий мир, действительно, как бы разделен на две сферы»1. Что касается подростка, то практически так же, как и относительно взрослого человека, применительно к нему было бы более правомерно говорить не о «разрыве», а о сочетании этих двух сфер в сознании, что, конечно же, не означает полного «смешения» в нем «мира людей» и «мира вещей».

Во-вторых, пытаясь описать отрочество в той же логике и рассмотреть его в рамках той же модельной схемы, что и эпохи детства, нельзя упускать из вида и то обстоятельство, что, как правило, уже на нижней возрастной границе этой ступени онтогенеза происходит существенная социальная переориентация развивающейся личности. Если применительно к детству ведущие деятельности, соответствующие определенным периодам, было вполне правомерно подразделять на деятельности в системе «ребенок — общественный взрослый» и деятельности в системе «ребенок — общественный предмет», то в отношении подросткового возраста такая классификация оказывается не совсем обоснованной, уже хотя бы потому, что, как показывают многочисленные исследования, у подростков принципиально меняется значимый круг общения. В отличие от младших школьников, а тем более дошкольников, для которых наиболее референтными лицами являются взрослые, определяющим типом взаимоотношений подростка оказываются его взаимоотношения со сверстниками, а зависимым — взаимоотношения со взрослыми1.

Кстати, пытаясь удержаться в логической схеме своей концептуализированной периодизации психического развития и при этом определить ведущую для младшего подросткового возраста деятельность, Д.Б. Эльконин вынужден говорить об интимно-личном общении подростка не со взрослыми, а со сверстниками: «...ведущей деятельностью в этот период развития является деятельность общения, заключающаяся в построении отношений с товарищами на основании определенных морально-этических норм, которые опосредствуют поступки подростков»2. Понятно, что все это ни в коей мере не означает, что взаимодействие с миром взрослых теряет для подростка личностно-значимый характер, а позиция старших становится нереферентной. Скорее, в данном случае следует говорить о ситуации, когда к категории «по-настоящему» взрослых, помимо тех, кто не может не быть отнесенным к ней по своим сравнимым возрастным показателям (родители, педагоги и т.д.), подросток начинает относить и самого себя, и своих сверстников как своеобразную «группу поддержки» своих притязаний на взрослость. На наш взгляд, здесь вполне правомерно оценивать данную эпоху как начало формирования системы референтных взаимоотношений типа «Я — значимый другой», в которой постепенно, в течение всего отрочества «изживается» возрастной акцент основания значимости и нарастает собственно личностно-избирательное отношение к другому, что характерно именно для зрелой личности.

Итак, очевидно, что в подростковом возрасте в комплексе ведущей полидеятельности, помимо компоненты, обеспечивающей преимущественное усвоение способов действий с предметами и формирование операционно-технических возможностей (прежде всего в широком смысле учебно-профессиональной деятельности), оказывается в качестве не менее полновесной компоненты включено в самом общем смысле интимно-личное общение со значимыми другими (объективно и субъективно для подростка «взрослыми»), обеспечивающее преимущественное усвоение мотивов, норм, целей и задач человеческой деятельности и общения именно во «взрослом мире».

Все вышеперечисленное, на наш взгляд, может быть рассмотрено как достаточно доказательные аргументы в пользу справедливости по меньшей мере трех взаимосвязанных выводов.

Во-первых, подразделение эпохи отрочества на два периода — младший и старший подростковые возрасты обосновано не столько собственно психологически, сколько с чисто педагогических позиций и продиктовано реально существующим в школьной практике выделением средних и старших классов.

Во-вторых, рассмотрение интимно-личного общения и учебно-профессиональной деятельности в качестве двух независимых и хронологически сменяющих друг друга ведущих деятельностей, соответствующих двум качественно различным возрастным периодам психического развития подростка, является не столько отражением действительно психологической реальности, сколько следствием попытки, не меняя логики периодизации психического становления развивающей личности, «достроить» концептуализированную схему.

В-третьих, в качестве ведущей деятельности в отрочестве выступает многоплановая деятельность подростка, обеспечивающая на протяжении всей данной эпохи психического развития становление его и интеллектуально-познавательной, и мотивационно-потребностной сфер личности.

Следует также отметить, что описанная Д.Б. Элькониным модель последовательного включения растущего человека в новые психико-развивающие виды деятельности носит, что называется, нормативный характер и, по существу, рисует картину желаемого пути психического становления развивающейся личности. Другими словами, используя рассматриваемую концептуальную схему, необходимо помнить, что ею описывается процесс психического развития таким, каким он «должен быть», каким его стремится «заложить» и ожидает увидеть контролирующая обучение и воспитание современного ребенка инстанция. Понятно, что в реальной действительности возможны и даже нередки различные виды отклонений от нормативного, естественно-поступательного включения индивида в новые психико-развивающие виды деятельности, а также ситуации, которые характеризуются определенными сложностями протекания процесса «присвоения», интериоризации субъектом структур этих деятельностей.

Отметим, что речь здесь идет не непосредственно об отклоняющемся поведении, его формах и разновидностях, а, скорее, о формировании «базы», фундамента социальных девиаций, которые являются лишь следствием «искривления», деформации, условно говоря, «деятельностной линии» онтогенеза.

Итак, в качестве ведущей деятельности в отрочестве в логике «нормального» психического развития выступает многоплановая деятельность подростка, имеющая такие «ядерные» компоненты, как интимно-личное общение со значимыми другими и учебно-профессиональная деятельность. Исходя из этого, можно выделить по меньшей мере три ключевых вида «деятельностных деформаций», являющихся базовыми основаниями отклоняющегося поведения подростка.

Во-первых, это — ситуация, когда ведущая в младшем школьном возрасте учебная деятельность в своей традиционно-индивидуальной форме остается ведущей и в отрочестве. Последствиями такого положения дел является не только подмена учебной деятельностью, лишь в свернутой форме содержащей исследовательский и профессионально-перспективный компоненты, деятельности учебно-профессиональной, но и невозможность включения подростка в полноценное интимно-личное общение со взрослыми и, особенно, со сверстниками.

В качестве примера здесь можно привести социальную ситуацию развития подростка-«ботана». В подростковом сленге таким уничижительным термином сверстниками обозначаются своего рода «фанаты учебы». При этом решающим основанием, позволяющим учащимся именно так определить того или иного подростка, является не только сама по себе его высокая успеваемость, но и, самое главное, его «зацикленность» на учебной деятельности, преимущественная ориентация на «учебу ради учебы» в сочетании с практически полной невключенностью во все остальные, кажущиеся ему посторонними проблемы. Следует особо подчеркнуть и то, что младшие школьники не используют подобную маркировку своих сверстников, так как социальные ожидания учащихся начальной школы, в конечном счете, не являются полностью самостоятельными и независимыми, специфичными. Характер межличностных отношений и оценка соучеников в младших классах в определяющей степени детерминируется позицией наиболее референтного лица — взрослого (прежде всего педагога), социальным ожиданиям которого более всего и отвечает повышенная активность ребенка именно в учебе. В подростковом же возрасте, когда происходит смена референтных ориентаций и первостепенной становится система взаимоотношений «подросток-подростки», «зацикленность» того или иного одноклассника на учебной деятельности (которая в условиях традиционной школы организуется так, что неудачи одних учеников создают благоприятный фон, на котором успехи других проявляются наиболее ярко) оказывается труднопреодолимым препятствием на пути налаживания полноценного интимно-личного общения со сверстниками. Во многом именно поэтому в рамках подростковой субкультуры нередко высокая активность в учебе воспринимается соучениками как своего рода отклоняющееся поведение.

Казалось бы, что преимущественная ориентация на учебную деятельность, своеобразная «растворенность» именно в ней подростка должны вполне закономерно облегчать его взаимоотношения со взрослым, способствовать установлению и укреплению позитивных интимно-личных связей в системе «подросток — значимый другой взрослый», соответствуя тем ожиданиям, которые взрослый (в первую очередь педагог), а в его лице и общество в целом, предъявляет развивающейся личности, находящейся на данной стадии онтогенеза. В действительности же адекватные подростковому возрасту социальные ожидания социума далеко не исчерпываются лишь требованием «хорошо учиться». Социально-возрастные ожидания применительно к подростковому возрасту куда более многоплановы и развернуты. Другое дело, что, как уже указывалось выше, нередко социум как бы «запаздывает» со сменой социальных ожиданий, что порождает появление определенного временного «зазора» между реальным вступлением личности в качественно новую фазу своего развития и перестройкой нормативной шкалы экспектаций, с помощью которой общество в лице своего представителя — «взрослого-воспитателя»- оценивает успешность психического и социального становления индивида. В любом случае складывающаяся порой видимость благополучного развития взаимоотношений взрослого и подростка, так и не «перешагнувшего», не «изжившего» в младшем школьном возрасте преимущественную «завязку» на учебную деятельность, не может быть расценена иначе, как иллюзия, так как в данной ситуации ролевая дихотомия «ученик-учитель», или шире, «ребенок-взрослый», вполне оправданная на предподростковом этапе онтогенеза ребенка, не только не преодолевается, но и более того, еще больше подкрепляется и усиливается. Понятно, что личностное развитие в этих обстоятельствах оказывается явно обедненным и заторможенным, уже хотя бы потому, что в этих условиях полноценные партнерские отношения подростка со взрослым и их подлинное сотрудничество недостижимы, да и не рассматриваются обеими сторонами как необходимые и даже желаемые. Таким образом, собственно социальная функция отрочества как стадии интеграции детства и адаптационной ступени зрелости не реализуется. Совершенно очевидно, что с точки зрения общественного блага в самом широком его понимании такая моноканальная активность подростка не может не быть оценена как своего рода отклоняющееся поведение.

Во-вторых, это — ситуация, когда в связи с теми или иными социальными обстоятельствами индивидуального развития подросток на предшествующих этапах онтогенеза не «отработал» в необходимой мере «игровой период», т.е. когда игра, развивающие ресурсы которой не были задействованы в полной мере ранее, выходит на первый план, по сути дела, становится ведущей психико-развивающей деятельностью в отрочестве.



Похожие документы:

  1. Учебное пособие для вузов (4)

    Документ
    Учебное пособие для вузов Теория и методика физического воспитания ... образования в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по ... , 2008. – 271 с. : ил. – (Учебное пособие для вузов). ISBN 978-5-691-01649-3. Агентство ...
  2. Учебное пособие для вузов (1)

    Документ
    Учебное пособие для вузов Д.В. Ольшанский ОСНОВЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ... психоло­гических и политологических специальностей вузов; для специалистов-практиков в сфере политики, ... Она построена в жанре монографического учебного пособия. Это не научная монография, ...
  3. Учебное пособие для вузов (5)

    Документ
    ... Учебное пособие для вузов Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных ... , В. Г. Бабакова, Э. В. Быкова и др. Учебное пособие для вузов. М.: Наука, 1994. Общая социология: Системах ...
  4. Учебное пособие для вузов (2)

    Документ
    445 УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ ВУЗОВ ИСТОРИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ... Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений Москва 2000 ... проблемам социальной педагогики. Учебное пособие адресовано студентам вузов, осваивающим социально-педагогические ...
  5. Учебное пособие для вузов (3)

    Документ
    ... Социология: Общий курс. Учебное пособие для вузов ОГЛАВЛЕНИЕ Тема 3 Социальное ... ролей и статусов, предназначенных для удовлетворения определенной социальной потребности ... все индустриальное общество). Для ранней стадии, механической солидарности ...

Другие похожие документы..