Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Урок'
- воспитательные: формирование православного христианского мировоззрения на материале православной христианской иконографии, ценностного отношения к п...полностью>>
'Отчет'
инистерство образования и науки РФ ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный технический университет» Кафедра «Управление качеством и сертификация» Отчет ...полностью>>
'Документ'
А. 151084 1 4 Зиганшин Б. Р. 151085 5 Крючатов С. В. 151087 7 Мартемьянов В. К. 151088 19 7 Муллин Н. М. 151090 1 8 Назметдинов А. З....полностью>>
'Документ'
Непосредственное проведение соревнований (согласно протокола организаторов № 7 от 9.08.2013г.) возлагается на Муниципальное бюджетное образовательное ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

1

Смотреть полностью

1927

Внешняя политика:

К 1927 г. позиции Амторга (то есть, фактически, СССР) на американском рынке выглядели двояко. Советский экспорт в США составлял всего 0,3% импорта Соединённых штатов, а на советские закупки приходилось лишь 1,15% совокупных поставок американских компаний за границу. Исходя из этих цифр, значение торговли с Советской Россией для США было минимальным. С другой стороны, из всего американского импорта на СССР приходилось 23,4% тракторов, 23,1% горного оборудования, по 16% авто- и авиатехники и от 10 до 15% по различным группам станков. Результатом такого положения дел стало формирование просоветских (вернее – проамторговских) групп лоббирования в среде бизнесменов вышеуказанных отраслей. В частности, в 1925 г. за дипломатическое признание СССР выступал заинтересованный в сделках с Нефтесиндикатом Рокфеллер, а против – предприниматели, имевшие финансовые интересы в дореволюционной России и… АФТ! Хотелось бы подчеркнуть, что в описываемый период вся деятельность Амторга была полностью легальной. Технологии, станки, сырьё и оборудование стратегического характера продавались в дипломатически не признаваемую страну совершенно открыто. Редчайшие случаи попыток именно финансовых кругов США воспрепятствовать деятельности Амторга относятся к попытке Ассоциации меховщиков Нью-Йорка прекратить монопольное завышение Амторгом оптовых цен на русские меха. Американские предприниматели пытались апеллировать к самому президенту США - Гуверу, но безрезультатно. Американское общество Амторг законов не нарушало, а значит, могло покупать и продавать товары беспрепятственно.

Единственной неудачей Амторга в этой области оставалось упорное сопротивление госдепа США посещению Соединённых Штатов каким-либо крупным советским политическим деятелем. По мнению руководителей Амторга, такой визит мог бы существенно интенсифицировать советско-американскую торговлю, однако американское внешнеполитическое ведомство раз за разом отказывало во въездных визах "агентам Коминтерна" – Сокольскому, Коллонтай и Пятакову. После нескольких обидных неудач Амторг прекратил подобные попытки вплоть до установления дипотношений с США в 1933 г. Единственным исключением стал визит заместителя председателя ВСНХ В.И. Межлаука в 1929 г., результатом которого стало подписание контракта с Фордом на строительство Горьковского автозавода.

Так как по понятным причинам военные предприятия в те годы не могли выступать заказчиками легальной американской фирмы, было создано несколько подставных контор, выполнявших функции "зиц-председателя Фунта". Подобные конторы имели свою специализацию, так, например, импорт автотехники и станков шёл через "Автоимпорт", а закупки металлов – да-да, в середине 20-х медь, алюминий и цинк приходилось закупать в Америке - через "Главпромтрест". Порой это вызывало забавные перипетии в делопроизводстве. Заказы сложного оборудования через океан обычно вели к необходимости согласования технических подробностей. Так как специалисты, скажем, "Автоимпорта" мало себе представляли, какой именно автомобиль требуется армии, по получении запроса от Амторга, представители "Автоимпорта" консультировались с военными и ретранслировали пожелания заказчика обратно в Нью-Йорк. Поэтому нередко в ответ на 10-й уточняющий запрос из Амторга в "Автоимпорт" приходил ответ уже из Военведа, утомлённого постоянными задержками и игрой в "испорченный телефон". Для Авиатреста функции официального импортного представителя выполнял "Мотоимпорт". Впрочем, вся эта запутанная система с множеством подставных представителей просуществовала сравнительно не долго. По мере того, как деятельность Хургина и Пригарина по установлению связей и контактов стала приносить свои плоды, надобность в подобной конспирации и легендировании отпадала. В 1927 г. Спотэкзак, Мотоимпорт и Автоимпорт были упразднены. Вместо них в структуре НКВМ был создан Отдел Внешних Закупок (ОВЗ). Так как на бланках нередко встречается штамп "ОВЗ Наркомторга" или "НКТ. Директорат Особых Заказов. ОВЗ", можно предположить, что ОВЗ находился в двойном подчинении военного ведомства и Наркомата торговли (11507).

За рубежом:

К 1927 году трудолюбивые немцы превзошли довоенный уровень развития, в 1931 году, по согласованию с финансистами США, Германия, которой управлял рейхспрезидент Пауль фон Гинденбург, прекратила выплату репараций. И тут грянул мировой экономический кризис. Общее падение производства в 1932 превысило 40 %, безработица охватила почти 45 % населения страны. Крах надежд на улучшение условий жизни – лучшая подпитка для реваншистов. Отчаявшиеся мелкие производители все больше винили в своих бедах парламентскую демократию и верили, что выход из кризиса – в укреплении государственной власти, в создании однопартийного правительства. Эти требования поддерживали и крупные предприниматели и банкиры, субсидировавшие предвыборные кампании национал-социалистов и связывавшие с Гитлером и его партией личные и общегосударственные устремления (11688).

Авиапромышленность:

К началу января 1927 были закончены статиспытания ночного бомбардировщика опытного отдела ГАЗ-1 под два мотора М-5 (Л-1 2М-5). На 1 октября 1926 самолет был готов к передаче в НОА для полетных испытаний. Однако, ввиду того, что при постройке этого самолета не были проведены статиспытания крупных частей его, и вследствие того, что полетные данные и конструкция уже устарели, НК УВВС постановил удовлетвориться произведенными заводскими испытаниями и произвести в ОСС ЦКБ (Н.Н.П.) статиспытания данного самолета, которые начались в октябре 1926 (2275).

Авиапромышленность:

1 января 1927 началось проектирование ТБ-2 2хБМВ-6 но до декабря 1929 на испытания представлен не был из-за нежесткости закрепления коробки крыльев к фюзеляжу (1028,84).

1 января 1927 состоялось заседание Коллегии ЦАГИ и рассмотрели вопрос: 1. Об аппарате У2-М12 с мотором 100 нр (докладывал И.И.Погосский) - предложили остановиться на варианте с 2 плоскими несущими лентами - утвердили (2279).

ПРОТОКОЛ № 1

ЗАСЕДАНИЯ Коллегии ЦАГИ от 1 января 1927 г.

Председатель: Ю.Н.ФЛАКСЕРМАН

Секретарь А.С.СМЫШЛЯЕВ

Слушали

Постановили

...11. Об аппате У-2 М-12 с мотором в 100 нр

/Докладчик И.Л.Погосский./

Проект в эскизной форме был получен т.Туполевым в Авиатресте и в насгоящее время принят в предварительном виде с соответствующими измененениями, поступил на отзыв.

Докладчик подробно останавливается на конструкции самолетах и расчетах его.

1/ По схеме самолета считать необходимым остановиться на варианте с несущими лентами в двух плоскостях, виду того, что уже на Техническом Совете Авиатреста было высказано пожелание, чтобы все основные несущие и работающие элементы коробки крыльев были бы легко доступны осмотру. / Согласно Протокола № 4 Заседания Технического Совета Авиатреста от 6-го Октября 1926 г./

2/ Считать необходимым все узлы шасси были сделаны шарнирными, что повлечет конструктивное изменение таковых.

3/ Считать необходимым сделать кинематически правильную схему рулевого управления.

4/ Считать желательным дать другую компановку основного нижнего узла, крепящего центроплан к фюзеляжу, куда подходит главная расчалка, с тем чтобы главные усилия бвли воприняты более непосредственно.

/То же а относительно узла, к которому крепится иоторная установка/.

(2279).

1 января 1927 началось проектирование РОМ2-2БМВ6 (1028,84).

По другим данным в самом конце 1926

Жизнь и внутренняя политика:

Между 1 и 28 января 1927. Из протокола заседания Политбюро № 78, 1927 г.

О партбюджете

а) Воспретить советским, хозяйственным и другим непартийным организациям какую бы то ни было денежную помощь парторганизациям, предложив ЦКК-РКИ (Центральная контрольная комиссия и рабоче-крестьянская инспекция) следить строжайше за проведением этого решения.

б) Предложить местным партийным организациям обращаться в ЦК со своими сверхсметными требованиями, для удовлетворения этих требований из спецфонда ЦК (11652).

За рубежом:

1 января 1927 в Масачузетсе впервые было введено обязательное автомобильное страхование (2100).

1 января 1927 в Массачусетсе впервые в мире введена обязательная автомобильная страховка (4962).

Авиапромышленность:

3 января 1927 был подготовлен Доклад ВСНХ в СТО о деятельности Авиатреста:

А. Самолетные заводы

Название и номер

Новый номер

ГАЗ-1 (б. Дукс)

1

ГАЗ-3 (б. Р-Б в Ленинграде)

23

ГАЗ-5 (б. Моска в Москве)

25

ГАЗ-10 (б. Лебедева в Таганроге)

31

ГАЗ-7 (б. Р-Б в Москве)

22

Б. Моторные заводы

ГАЗ-2 (б. Гном-Рон в Москве)

24

ГАЗ-4 (б. Мотор в Москве)

24

ГАЗ-6 (б. Рено в Рыбинске)

26

ГАЗ-9 (б. Дюфлон в Запорожье)

29

ГАЗ-12 (б. Рено в Москве)

12

В. Вспомогательные

ГАЗ-8 (винты и лыжи)

28

ГАЗ-11 (лесопилка)

41

ГАЗ-16 (аэролаки)

36 (2321)

Краткая сводка работ по опытному авиастроению:

А. Из числа разработанных трестом конструкций:

1) перешли на серийное производство:

одноместный истребитель И-2 М-5

одноместный истребитель И-1 М-5

(изготовлено 12 экз., сдача и дальнейшее производство приостановлено ввиду возникновения вопросов невыхода из штопора).

морской разведчик МР-1 М-5 на деревянных поплавках

переходной самолет П-2 Сидлей Пума

(Р-1 с измененной передней частью - заказ прекращен ввиду отсутствия моторов).

2) Находятся в период перевода в серийное производство

переходной П-2 М-6 (строится 2 головные машины).

3) Находятся в периоде летных испытаний опытных образцов

учебный У-2 М-11 (летные испытания 1 экз. закончены, 2-й заканчивается в ближайшее время и будет пущен в полет

подготавливается к летным испытаниям морской учебный МУ-2

4) Находится в периоде постройки опытных образцов одноместный истребитель И-3 БМВ-6

5) Находятся в процессе проектирования

мощный разведчик (он легкий бомбовоз) Р-4 БМВ-6

бомбардировщик деревянный ТБ-2 2ЛД 450

торпедоносец ТОМ

Б. Из числа конструкций, разработанных ЦАГИ

1) Перешли в серийное производство

металлический разведчик Р-3

2) Прошли летные испытания и находятся в периоде постройки головных экз. в мастерских ЦАГИ

истребитель металлический И-4 ИС

бомбардировщик ТБ-1 (ведется разработка рабочих чертежей).

3) Находятся в периоде проектирования и постройки

разведчик сухопутный 2-х моторный Р-6 2ИС 520

4) Находятся в периоде проектирования

морской разведчик МР-1 1200/1800

металлический бомбардировщик тяжелый ТБ-3 4БМВ-6

2. По моторам

А. Из числа разработанных Авиатрестом конструкций моторов

1. Находится в периоде подготовки к серийному производству - М-11...(2321).

Выпуск новых самолетов по годам:

1922-1923

ДН-4 - 14

Ньюпор - 18

ДН-9 - 5

Сопвич - 20

Пелье - 10

Mg 24.5 - 80

Авро - 39

186

1923-1924

И-1 М-5 - 2

ДН-9 - 11

Конек-Горбунок - 30

М-24 - 28

Авро - 102

173

1924-1925

Р-2 СП - 86

Р-1 М-5 - 177

Р-1 ЛД - 1

У-3 М-2 - 61

У-3 гидро - 2

327

1925-1926

Р-1 и Р-2 - 304

Р-3 мет. - 1

И-1 и И-2 - 4

У-3 МУ-3 - 29

МУР - 1

339 (2321).

1926-1927

Р-1 - 411

Р-3 - 22

У-3 - 70

МУ-3 - 10

И-2 - 62

575

1927-1928

Р-1 - 420

Р-3 - 50

И-2 - 140

МР-1 - 92

У-1 - 85

МУ-1 - 15

ТБ-1 - 2

П-2 - 2

806 (2321).

Авиапромышленность:

4 января 1927 закончились работы, проводимые совместно с НИИ ВВС по статическим испытаниям самолета П.1. БМВ ГАЗ № 1, которые проходили с 8 ноября 1926 (6949, 65).

Внешняя политика:

4 января 1927 года из письма заместителя председателя правления КВЖД М. Лашевича С. Орджоникидзе:

Президиумом ЦКК в прошлом году было принято постановление, согласно которому нам установлен размер заработной платы в 320 руб. и на расходы, связанные с представительством, в 180 руб. в месяц. Причем это для всех членов правления КВЖД (Китайско-Восточной железной дороги, принадлежавшей СССР) и для товарища председателя, а также для членов Ревиз. комитета. Я здесь недавно, но категорически заверяю, что это невозможно провести в жизнь. Я понимаю и всецело поддерживаю стремление ЦКК ввести в русло жизнь нашей публики за границей, но утверждаю, что сразу круто повернуть невозможно. Когда мне сообщили постановление, я заявил: в таком случае никаких приемов, банкетов и пр. Против этого высказались абсолютно все товарищи, и мы сошлись на одном: постепенно уменьшить количество и пышность всяких приемов и банкетов, не оскорбляя самолюбие китайцев. Но что же ты поделаешь, ежели всякий прием у них связан с шампанским.

Я приехал в 8 ч. утра, и на вокзале официальная встреча началась с шампанского, то же самое, когда я наносил визиты всем китайским чиновникам. И у меня при визитах всегда шампанское. Что же, кто-нибудь поверит, что мы любители этого пойла? Всем известно, что я предпочитаю водку: и дешевле, и пользительнее. Да и пью я мало — болен. Если трудно вообще всем членам правления, то мне как товарищу председателю жить на это содержание невозможно. Что же получается, мало, что меня загнали в это болото — Харбин, лишили всякой общественности, не говоря уже о большем, и поставили в положение, худшее значительно, нежели в Москве. В этой обстановке никто не может требовать от меня понижения уровня жизни. В Москве мы с женой получали вместе 400-450 руб. Теперь я получаю 320, а ей работать нельзя. Ведь для внешнего мира я получаю 20 тысяч жалованья и тысяч 15 на представительство. Я "сановник", как будет работать моя жена? Значит, мне уменьшили заработную плату по сравнению с Москвой.

А как я должен жить? Разве я когда-нибудь так одевался? Визитки, фрак, смокинг, крахмальные рубахи, лакированные туфли и прочая пакость. Отказаться от этого нельзя, можно нарваться на скандал. А в Москве я щеголял в гимнастерке и шинели. В Москве я жил в Кремле, пользовался бесплатной медицинской помощью и лекарствами, а здесь за все плати. У меня квартира в 10 комнат, три китайских прислуги. Мне что ли это нужно? Да ведь за это меня надо наградить орденом, за страдания, которые испытываю, попав в эту ужасную обстановку.

Словом, Серго, я жить не могу на 380 руб. в месяц, и никаких 180 руб. на представит. не хватит.

Что мне остается делать? Брать авансом и не возвращать, это ведь еще худший разврат. Кому это нужно? Разве же можно в Москве проверять, сколько приемов у меня было? Моя просьба — освободить меня от этих "мелочей быта".

Я выпивал и выпиваю. Но все знают, что я не любитель кабаков, а люблю выпить со своими ребятами дома. И если приходится общаться со всякой сволочью, так ведь это же подвиг. А если бы ты видел, кому мне приходится руки жать, разговаривать и даже с ними обедать — ужас... (11652).

4 января 1927 «Правда» тут же выступила с большим комментарием. Она писала: «Суждения газеты свидетельствуют об окончательном провале «гранатной» травли СССР, поднятой социал-демократами перед лицом растущих симпатий социал-демократических масс к СССР» («Правда», 4 января 1927 г.). Однако та же «Правда» на другой день в комментарии под заголовком «От Рут Фишер до Чемберлена» в истерическом тоне писала: «Совгранатная кампания продолжается. Берлинские социал-Иуды прямо надрываются в мерзопакостной травле страны Советов. Нанизывают легенду за легендой, одну пошлей, отвратительней, несуразнее другой. Интриги «красного сатаны» — СССР, московские «военные тайны», «советские гранаты», «таинственные связи с райхсвером!» «Aus-gerechnet? Granaten, Granaten, Granaten». «Отличные гранаты, гранаты советские», — вопят лизоблюды английского империализма. Для придания веса «гранатной» чепухе социал-демократическая гоп-компания пользуется вовсю методом «косвенных улик», таинственных намеков, ссылок на какие-то якобы «полупризнания» с нашей стороны, в частности со стороны нашей газеты» («Правда», 5 января 1927 г.). «Правда» неоднократно возвращалась к этому случаю, яростно настаивая на отсутствии поставок Германии «советских гранат» (11784).

Авиапромышленность:

5 января 1927 Техсовет после того, как в конце декабря 1926 УВВС был возбужден вопрос об установке вооружения и оборудования на самолет П-1 ВМВ-3, поручил ОСС ЦКБ (Н.Н.П.) проработать вопрос и построить макет самолета (2275).

К работам было приступлено с января 1927 и во второй половине февраля макет был закончен. Протоколом от 5 марта макет был утвержден комиссией от УВВС (2275).

5 января 1927 Техсоветом была окончательно утверждена Смета на опытное строительство в ОСС ЦКБ (2275).

5 января 1927 состоялось заседание Техсовета Авиатреста (Протокол 14) и рассмотрели вопросы: 1. Проект 3-х летнего плана опытного строительства, составленный НК УВВС - внесли изменения:

1) по МР3-2ЛД450 - сроки с 01.01.27 по 01.01.28

2) по КР1-М6 - дополнили примечанием "Поставлен в план условно..., начало проектирования с момента отпуска средств;

3) по П1-М6 - в графе примечание отметить, что речь идет о постройке макета;

4) по У2-М12 - срок окончания постройки - 01.08.27, а испытания - 01.02.28;

5) по МУ2-М12 - срок окончания проектирования - 01.03.27; постройки - 1 экз. 01.09.27, а испытания - 01.03.28, начала постройки 2-го - 01.09.27, окончания - 01.03.28

6) по ? - срок окончания постройки - 01.02.28;

7) по Л2-2ЛД450 - дополнить примечанием

8) по М14

9) по М15

10) по всем опытным - изъять срок постройки...

2. О моторе ААМ - обсудили и решили рассмотреть позже и др. (2279).

ПРОТОКОЛ № 14

ЗАСЕДАНИЯ ТЕХНИЧЕСКОГО СОВЕТА от 5 января 1927 г.

Председатель: МАКАРОВСКИЙ

Члены: ЧУДАКОВ, ХАРЛАМОВ, АКАШЕВ, Зам. тов. БРИЛЛИНГА т. КЛИМОВ и Зам. тов. ТУПОЛЕВА т. ПОГОССКИЙ

Присутствуют:

от НК УВВС - ИЛЬЮШИН

от НАМИ - МИКУЛИН

от ЦКБ - ПОЛИКАРПОВ, БЕССОНОВ

от Р.К. - ДЕНИСОВ

Ученый Секретарь КАЛИНИН

Слушали

Постановили

1. Проект 3-х летнего плана опытного строительства, составленный НК (вх. 2131/н-1)

В процессе обсуждения плана выступили:

т. ПОГОССКИЙ предложил рассмотреть вопрос в чем более срочно нуждается УВВС в бомбардировщике или мощном разведчике.

т. КЛИМОВ отвечает, что он не имеет директив или указаний по этому вопросу, но что он может быть выяснен при воздпроса о постройке бомбардировщика.

Т. МАКАРОВСКИЙ задает вопрос, когда НАМИ даст ОСС указания о положении ЦТ мотора М-13, т.к. отсутствие этих данных сдерживает работу ОСС

Т. ЧУДАКОВ отвечает, что данные о положении ЦТ мотора М-13 могут быть даны в 2-х дневный срок с точностью 25 мм

I. Внести в проект плана нижеследующие изменения и дополнения:

I/ По самолету МР3-2ЛД450

сроки постройки 2-го экземпляра установить с 1/1-27 г. по 1/1-28 г.

2/ По самолету КР1-М6

Дополнить примечание “Поставлен в план условно. К рассмотрению сроков вернуться по получении кредита. Начало проектирования считать с момента отпуска, средств".

3/ По самолету П1-М6.

В графе наименование дополнить указанием, что вопрос идет лишь о постройке макета, ввиду чего из"ять из плана и намеченные сроки испытаний. Слова "испытывать, как головную серийную машину" из примечания вычеркнуть.

4/ По самолету У2-М11

Срок окончания постройки отнести на 1/УШ-27 г., а срок окончания испытаний на 1/П-28 г.

5/ По самолету МУ2-М12

Установить сроки:'

окончания проектирования - 1/Ш-27

постр. 1-го экземпл. - 1/1Х-27

испытаний - 1/Ш-28 г....

6/ По самолету

...Срок окончания постройки 1-го экз. отнести на 1/П-28; внести в примечения “предусмотреть возможность установки...

7/ По самолету Л2-2ЛД450.

Ддополнить примечанием, как по Д1

8/ По мотору М14.

Срок окончания постройки установить ?, а окончания испытаний 1/У-28

9/ По мотору М-15.

Срок окончания постройки установить ? а окончания испытаний 1/Х1-28

10/ По всем опытным моторам изъять срок постановки на серийное производство

11/ План дополнить примечанием: “концом проектирования считается условно момент принятия предварительного проекта".

12/ За перечисленными исправлениями план принять и направить на утверждение.

13/ Обратить внимание Правления Треста на сроки выпуска опытных конструкций ьлагодаря чему наше опытное строительство все время будет отставать от заграничного, а поэтому необходимо изыскать меры по сокращению сроков выпуска конструкций.

14/ К окончательному рассмотрению сроков по мотору М15 вернуться по рассмотрению проекта такового.

15/ Ввиду возникновения вопроса о загрузке Отделов ЦКБ по окончании проектирования предусмотренных планом конструкций вернуться к означенному вопросу при очередном рассмотрении плана в мае мес. 28 г., к каковому просить НК дать дальнейший перспективный план работ.

Ответить необходимость создания резерва кадров Отделов и бюро ЦКБ, накопления опыта и выполненния работ.

П. О моторе ААМ конструкции МИКУЛИНА

Т. МАКАРОВСКИЙ оглашая постановление Совета по протоколу № 8 по вопросу о моторе ААМ сообщает, что хотя официально ука...

...ААМ и имели суждение по вопрису об его установке на самолетах и поэтому вопрос этот может быть рассмотрен в настоящем заседании.

Т. МИКУЛИН демонстрируя изготовленный НАМИ макет, докладывает Совету предлагаемый НАМИ способ установки мотора и его разборки.

Т. ПОГОССКИЙ докладывает, что они по совместном с т. ПОЛИКАРПОВЫМ осмотре макета в НАМИ пришли к заключению, что мотор может быть укреплен подобным образом на самолете, но окончательное решение о целесообразности установки нужно оставить до испытания ее на станке, т.к. возникает предположение о возможности собственных колебаний при работе мотора.

Т. ЧУДАКОВ Толь в данном случае входит в конструкцию мотора, а поэтому т. Погосским вопрос поставлен совершенно правильно.

Т. ПОЛИКАРПОВ в дополнение к докладу т. Погосского указывает на неудобство расположения выхлопа верхнего блока и на необходимость принятия мер против загрязнения выхлопными газами всасываемого воздуха и возникновения пожара. Помимо изложенного необходимо чтобы устройство подходов к органам управления зажигания, питапия и трубопроводам было нормальным для современного мотора, т.е. трубопроводы шли в одно входное и выходное отверстие. Крепление мотора и толи должно быть сведено к фиксации нескольких точек по числу главных лонжеронов фюзеляжа, плоскость, проходящая через этти точки не должна пересекать жизненных частей мотора /магнето и т.п./ для возможности устройства огнеперегородки.

Т. ПОГОССКИЙ докладывает, что по получению НК ЦАГИ произведен дополнетельный расчет бомбовоза аНТ с моторами Непир и ААМ. Вес сухого ААМ на 1 нр /считая его высотным, мо щнос-тью 600 и вес сухого 575 кгг;./ вполне укладывается в вес ряда заграничных, находящихся на снабжении моторов /Кондор, Рено, Карман/, выпадающие из ряда веса некоторых моторов неизбежно увеличиваются при введении моторов в серийное производство. При установке ААМ ввиду большей мощности вес пустого самолета возрастет примерно на 800 кгр. /400 кгр. на вес моторов, 45 кг кгр. На вес баков, 20 кгр. на винтах и 300 кгр. на весе радиаторов, воды, трубопроводов и моторной установки/. Расчет сделан по 2-м вариантам:

Вариант 1. Общий вес 6000 кг, при той же прочности, что и при установке Нэпиров

Вес пустого с Нэпиром - 4000

Вес пустого с ААМ - 4800

Полна нагрузка с Нэпиром - 2000

Платная нагрузка с ААМ - 1200

Горючего с ААМ - 900 (3 часа)

Полезная нагрузка с ААМ - 300

Горючего с ААМ - 600 (2 часа)

Полезная нагрузка с ААМ - 600

Разрушающая перегрузка - 5

Вариант 2 Общий вес 7100 кгр. (с ААМ), вес горючего 900 кг и вес полезной нагрузки 1400 кг. Разрушающая перегрузка 4, 23...

Время подъема на 4000 м

с ААМ 6000 - 17,1

с ААМ 7100 - 23,7

с Нэпир 6250 - 33

Преимущества самолета с ААМ определенные, но в первом варианте полезной нагрузки слишком мало и поэтому представляется возможным говорить только о варианте с сниженной разрушабщей перегрузкой, которая, можно считать, будет иметь место лишь в первой половине полета.

Тов. ЧУДАКОВ отвечает, что правильным было бы сравнивать результаты установки обоих моторных групп, сохраняя прежнюю максимальнукю горизонтальную скорость, дросселируя на ней моторы ААМ, при этом увеличение веса получалось бы меньше.

Тов. ПОЛИКАРПОВ докладывает, что если подходить к вопросу с точки зрения установки мотора АаМ на каком либо из самолетов, входящих в 3-летний план, то на самолет И3 этот мотор не под ходит. Габарит его чрезвычайно развит в ширину, что сильно повредит обзору, кроме того при сохранении полезной нагрузки и продолжительности полета увеличение общего веса самолета против самолета с РТЗ получится около 280-300 кгр. и общий вес возрастет до 2800 кгр. При сохранении той же посадочной скорости 100 клм/ч. потребуется поверхность 38-40 кв.м, самолет получится уже довольно крупный, 2-стоечныи и несосненно не будет уже обладать той же маневренностью, которая требуется от самолета истребительного типа. Данные, которые от него можно ожидать, будут: максимальная скорость у земли - 270 км/час, потолок - 7500 и время под"ема на 5000 м - 12 минут., сто, как видно, не слищшком отличается от данных с РТЗ или М-13.

Веса мотора брались по офоциальной хврвктеристике НАМИ от 22/Х1-25 (вес сухого 575 и с водой 638).

К разведчику мотор ААМ подошел бы лучше, чем на истребитель, но заграницей сущестзуют разведчики, обладающие продолжительностыо полета до 25 ч. Для такого разведчика мотор ААМ не годится по относительно малому сроку службы и мог бы быть поставлен на разведчик с нормальной продолжительностью полета 5-6 часов.

Что касается установки на бомбовоз, то она может быть выполнена, но на машине специально спроектированной под мотор, если же ее выполнить, на самолете спроектированным под моторы Лоррен, то дело будет обстоять еще хуже чем с самолетом АНТ, согласно доклада т. Погосского.

Тов. ИЛЬЮШИН отмечает.что для быстроходных самолетов величина приведенной вредной бетты площади имеет большое значение, и для самолета с ААМ она будет значительно больше чем для самолета с Райтом.

Тов. МИКУЛИН - Мотор ААМ надо сравнивать с однохарактерным мотором, т.е. М-13, большого увеличения веса не будет и он будет подходить на самолеты которые должны строиться под М13. Что же касается относительно малой долговечности, то она должна быть отнесена за счет производства. Длина мотора получается меньше, чем у М-13, поэтому обзор может быть не так уж плох. Число оборотов у ААМ меньще, а потому отдача винта будет больше.

Сравнительно с мотором М-13 веса, мотора ААМ следующие:

Вес М13 сухого, с пусковым приспособлением и втулкой - 600 кг. Вес ААМ - сухого с пусковым приспособлением и втулкой винта - 575 кг. и вес толи типа предполагаемого НАМИ - 41 кг.

По обмене мнениями постановили:

1/ Предложенную НАМИ компановку моторной установки считать приемлемой. Исходя из конструкции толи, тесно связанной с мотором считать, что она составляет часть конструкции двигателя и испытание мотора должно быть произведено совместно с ней для проверки отсутствия возникновения вибраций. Считагь что конструктивное выполнение подводов к приборам зажигания, питания, выхлопам и трубопроводам будет нормальным для современного мотора и в этом направленли должно быть доработано Институтом.

2/ Считать установленным, что из строющихся согласно утвержденного плана самолетов мотор ААМ может быть поставлен на мощный разведчик, а также на бомбовоз, но спроектированный по специальному заданию под этот мотор. Вопрос об установке его на истребитель оставить открытым.

3/ К вопросу о практическом выполнении мотора ААМ вернуться при рассмотрении вопроса о мощных моторах.

Ш. Отношение НАМИ от 5/1-27 за № 785 о назначении ввиду загруженности т. Бриллинга, постоянным представителем в Технический Совет с правом решающего голоса т. Климова В.Я

Ш. Считать Членом Технического Совета. От НАМИ попрежнему проф. Бриллинга Н.Р., а его постоянным заместителем с правом решающего голоса инж. КЛИМОВА В.Я.

(2279).

Другие оборонные отрасли:

5 января 1927 г. вышло постановление о 122-мм пушке (в ЖАК № 1), в котором было сказано: "Поручить КБ Артиллерийского комитета в 6-ти месячный срок разработать проект 122-мм корпусной пушки в двух вариантах":

а) для конной тяги с раздельной возкой;

б) для механической тяги с нераздельной возкой (3861).

5 января 1927 года на ХПЗ им. Коминтерна пришло письмо из Южного машиностроительного треста (ЮМТ) ВСНХ СССР. Начальник треста Вуховцев просил директора завода Струкова сообщить о возможности изготовления на заводе в срочном порядке в 1927-1928 годах 5 танков. История не донесла до нас дальнейшую переписку между Южным маштрестом и ХПЗ, поэтому осталось неизвестно, какие именно танки предлагалось изготовить и по какой причине они на этом заводе не были изготовлены. Надо полагать, что речь шла о танках Т-18, которые были изготовлены в Ленинграде на заводе “Большевик”. Известно, что летом 1927 года Т-18 прошел испытания и после некоторых доработок 6 июля 1927 года танк Т-18, получив марку МС-1, был принят на вооружение Красной Армии. 8 декабря 1927 года на заводе “Большевик” комиссия в составе представителей Главного управления металлической промышленности (ГУМП) ВСНХ СССР, начальника 10 отдела Артиллерийского управления РККА Топилова, начальника тракторного цеха (Тр) ХПЗ им. Коминтерна Брускина и начальника тракторного конструкторского бюро (ТрК) Воронкова произвели осмотр и испытания танков МС-1.

Испытания и опыт их эксплуатации в войсках помог выяснить недостатки этих танков. Они оказались малонадежными в эксплуатационном, отношении, главным образом по различного рода техническим причинам. Недостаточной оказалась и их проходимость. Так, например, танки МС-1 не могли преодолеть окопы шириной более одного метра и вынуждены были обходить их. Колебания корпуса при движении танка крайне затрудняли ведение огня с ходу.

Эти же недостатки были выявлены и позже, когда 20 ноября 1929 года 10 танков (рота) МС-1 впервые были применены в районе КВЖД. В ходе боевых действий 7 танков из 10 вышли из строя главным образом по различного рода техническим причинам (ЦГАСА, ф 33879, оп.6, д.2,л.85) (11504).

Внешняя политика:

5 января 1927 «Правда» в комментарии под заголовком «От Рут Фишер до Чемберлена» в истерическом тоне писала: «Совгранатная кампания продолжается. Берлинские социал-Иуды прямо надрываются в мерзопакостной травле страны Советов. Нанизывают легенду за легендой, одну пошлей, отвратительней, несуразнее другой. Интриги «красного сатаны» — СССР, московские «военные тайны», «советские гранаты», «таинственные связи с райхсвером!» «Aus-gerechnet? Granaten, Granaten, Granaten». «Отличные гранаты, гранаты советские», — вопят лизоблюды английского империализма. Для придания веса «гранатной» чепухе социал-демократическая гоп-компания пользуется вовсю методом «косвенных улик», таинственных намеков, ссылок на какие-то якобы «полупризнания» с нашей стороны, в частности со стороны нашей газеты» («Правда», 5 января 1927 г.). «Правда» неоднократно возвращалась к этому случаю, яростно настаивая на отсутствии поставок Германии «советских гранат» (11784).

За рубежом:

5 января 1927 журнал National Geographic опубликовал первые подводные снимки (2100).

5 января 1927 в США опубликованы первые в мире подводные цветные фотографии (4962).

Авиапромышленность:

6 января 1927 г. С.В.Ильюшину в качестве председателя Первой (самолетостроительной) секции доложили результаты пересмотра проекта самолета Б-2. Сначала хотели ставить два мотора М-5 (других просто не было) и летно-технические данные оставляли желать лучшего. Проработка вариантов самолета с более мощными заграничными моторами - французскими Лоррен-Дитрих и германскими БМВ VI - показала значительное улучшение характеристик самолета, который получил обозначение Л.2 (обозначение Л.1-2М5 было присвоено бомбардировщику Б-1, а бомбардировочному варианту самолета АНТ-4 - Л.З-2БМВ-У1) (3407).

6 января 1927 г. Н.Н.П. направил Сергею Владимировичу Ильюшину подробную справку по результатам параметрического анализа бомбардировщика с различными двигателями. После рассмотрения этого материала С.В.Ильюшин начал поддерживать проект самолета Л.2 с двигателями БМВ-6 (позднее он получил обозначение ТБ-2) (9528).

6 января 1927 ВСНХ согласно постановлению СТО от 17 ноября 1926 был представлен в СТО доклад о развитии металлического самолетостроения (2379).

6 января 1927 года Техсекция НТК по журналу № 14/с утвердила техтребования УВВС к самолету П2-М6 (6947).

Другие оборонные отрасли:

6 января 1927 была принята на вооружение флота первая мина советской конструкции под названием "мина образца 1926" (М-26) А.А.Пятницкого - Нач. Остехбюро, который получил ОКЗв. Опытная партия была изготовлена заводом им. Марти.

6 января 1927 г. Протокол Реввоенсовета № 11. 1. Исполнительные планы по смете НКВМ на 1926/1927 г. (Дыбенко) е) по § 19 1/— «военно-химическое имущество»; ж) по § 27 — «постройкам ремонт кораблей и вооружения». (РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 11. Л. 143) (12342).

6 января 1927 г. Протокол Реввоенсовета № 12 (закрытое заседание). 1. О минном вооружении морского флота. (Муклевич). 2. О работе Остехбюро. (Тухачевский). (РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 11. Л. 145145 об.) (12342).

6 января 1927 г. Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б) № 77. 5. О «Берсоли» (ПБ от 25 ноября 1926 г., пр. № 71, п. 2) (Уншлихт). 14. О сроке рассмотрения плановых вопросов ПБ: а) доклад РВС о состоянии и строительстве Красной армии; б) о состоянии военной промышленности с точки зрения соответствия ее задачам обороны (ПБ от 30 декабря 1926 г., пр. № 75, п. 34) (Рыков). Постановили: поставить на повестку Политбюро в середине марта с. г. (Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б). Повестки дня заседаний. Каталог. Т. 1. 1919?1929. С. 508, 509; РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 610. Л. 4) (12416).

Авиапромышленность:

7 января 1927 Пред. Правления Авиатреста Макаровский в письме N 1367/к-1 к СЗ N 2800 в ОСС Н.Н.П. сообщил, о том, что не считает возможным ставить перед УВВС возбужденный Н.Н.П. вопрос о возможности использования самолета Снайп для производства фигурных полетов высшего пилотажа. Предложил продать его, чтобы покрыть средства, затраченные на его ремонт (2335,42).

Внешняя политика:

7 января 1927 г. Литвинов в беседе с германским послом в Москве Брокдорфом-Ранцау высказал большую озабоченность «букетом» разоблачений в английской и германской прессе. Через Крестинского он предложил совместные «параллельные действия правительств обоих государств по противостоянию „напору свободной прессы»». Однако Штреземан, которому Крестинский изложил советские предложения, согласившись с необходимостью координации подобных действий в будущем, указал на проблематичность полного отрицания военных контактов (ADAP, Ser.B, Bd.IV. S. 19-20.). И действительно, о сотрудничестве знало, помогало ему и непосредственно участвовало в нем такое большое количество людей и в СССР, и в Германии, что отрицать его было не солидно (19 января 1927 г. газета «Мюнхнер Пост» опубликовала фамилии офицеров райхсвера, находившихся на временной службе в Советском Союзе. Редактора газеты тогда обвинили в государственной измене, и дело об этом даже передали в суд. (Gustav Hilger. Op. cit. S. 196).). У немцев поэтому и родилась идея «легализовать» военное сотрудничество. К тому же подобная легализация довольно удачно вписывалась в рамки «возвращения» Германии в мировую политику, причем Берлин убивал сразу двух зайцев: во-первых, признанием факта сотрудничества он демонстрировал свою лояльность и открытость по отношению к Западу, что объективно внушало доверие и уважение к его внешней политике, а, во-вторых, это признание служило Западу серьезным предостережением о том, что у Германии в лице СССР есть солидный союзник, с которым у нее установились по многим направлениям весьма прочные связи (11784).

За рубежом:

7 января 1927 начала работать публичная телефонная связь между Лондоном и Нью-Йорком (3481).

7 января 1927 между Нью-Йорком и Лондоном открыта первая коммерческая телефонная линия (4962).

Авиапромышленность:

8 января 1927 ОПО-1 представил предварительный проект У-2 Н.Н.П. (2342).

Армия:

8 ноября 1927 года Валерий Чкалов взлетел с Ходынского поля для показа фигур высшего пилотажа Реввоенсовету Республики. Климент Ефремович Ворошилов, начальник ВВС Красной Армии П. И. Баранов, его заместитель Я. И. Алкснис и много других военачальников восхищенно смотрели за искусным полетом истребителя. Высший пилотаж Валерия Чкалова был отмечен особым приказом. В нем, в частности, говорилось: “Выдать денежную награду старшему летчику Чкалову за особо выдающиеся фигуры высшего пилотажа”. Приказ был зачитан на торжественном заседании в Большом театре (11266).

Авиапромышленность:

За рубежом:

9 января 1927 в кинотеатре Монреаля из-за паники, вызванной небольшим взрывом кинокамеры, погибло 78 человек, из которых 77 были дети (после этого десятки лет в Квебеке детям до 16 лет запрещено было посещать кинотеатры) (4962).

За рубежом:

10 января 1927 жена Чарли Чаплина Лита Грей подала на развод (4962).

Авиапромышленность:

С 11 января по 11 февраля 1927 в НИИ ВВС проходили испытания самолета ДОРНЬЕ-ВАЛЬ № 56 и 57 в Севастополе.

Полное испытание по спецпрограмме для гидросамолетов (6949, 63).

11 января 1927 состоялось заседание Правления Авиатреста (протокол 19) и решили:

"Поручить Зав. МСС ЦКБ и Д.П.Г. в срочном порядке командировать в Севастополь ответработника отдела для присутствия на испытаниях Дорнье Валь". Для этой же цели командировали директора ГАЗ-5 Малахова и и завода (2335,44).

Другие оборонные отрасли:

12 января 1927 года комиссией политбюро по спецзаказам было утверждено постановление (протокол № 40), в котором говорилось, что «на основании письма немцев от 11/1 — 27 г. считать, договор по „Берсоли“ расторгнутым» (Горлов С. А. Совершенно секретно: Москва — Берлин, 1920 — 1933. Военно-политические отношения между СССР и Германией, — М., 1999, с. 117) (11765). Случай с заводом «Берсоли» — типичный пример того, что происходило в конце 20-х годов в СССР. Тогда началось массовое вытеснение иностранных концессионеров и инвесторов из страны. Это происходило как путем создания им различных трудностей, открытых провокаций ОГПУ, судебного преследования иностранных специалистов — в ходе поисков внутренних и внешних врагов, так и путем организации забастовок советского персонала с требованием о двух— или трехкратном повышении зарплаты. В итоге концессионные договоры, заключенные, как правило, на длительный (20—30 лет) срок, расторгались. Оборудование, ввезенное и смонтированное концессионерами, выкупалось по бросовым ценам советской стороной (Горлов С. А. Совершенно секретно: Москва — Берлин, 1920 — 1933. Военно-политические отношения между СССР и Германией, — М., 1999, с. 104) (11765).

12 января 1927 г. Комиссия Политбюро по спецзаказам постановила (протокол № 40) «на основании письма немцев от 11/1 — 27г. считать договор по «Берсоли» расторгнутым», завод, перешедший «в исключительное владение» советской стороны передать ВСНХ СССР, а «компенсацию за ущерб» в деле обороны невыполнением этого договора «не ограничивать лишь заводом «Берсоли», а перенести во все наши дела с ними по военной линии». На другой день, 13 января 1927г. Политбюро ЦК (присутствовали Н. И. Бухарин, К. Е. Ворошилов, М. И. Калинин, В. М. Молотов, Я. Е. Рудзутак, Н. И. Рыков, И. В. Сталин, М. П. Томский) своим постановлением санкционировало не только расторжение учредительного договора о создании «Берсоли», но и всех остальных «совместных предприятий с РВМ (РВМ — транслитерация с немецкого: RWM — Reichswehrministerium (военное министерство Германии)) (11784).

12 января 1927 г. с учетом начавшихся в германской прессе разоблачений, комиссия Политбюро по спецзаказам решила «вопрос о пересмотре наших отношений с Рейхсвером поставить перед директивной инстанцией» (Политбюро ЦК ВКП(б)), на его ближайшем заседании 13 января (11784).

Другие оборонные отрасли:

13 января 1927г. Политбюро ЦК (присутствовали Н. И. Бухарин, К. Е. Ворошилов, М. И. Калинин, В. М. Молотов, Я. Е. Рудзутак, Н. И. Рыков, И. В. Сталин, М. П. Томский) своим постановлением санкционировало не только расторжение учредительного договора о создании «Берсоли», но и всех остальных «совместных предприятий с РВМ (РВМ — транслитерация с немецкого: RWM — Reichswehrministerium (военное министерство Германии)) (11784).

13 января 1927 г. Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б) № 78. 4. О плане обороны (Сталин) — ОП. 8. О «Берсоли» (ПБ от 6 января 1927 г., пр. № 77, п. 6) (Уншлихт) — ОП. Постановили: а) на основании письма немцев от 11 января 1927 г. считать договор по «Берсоли» расторгнутым. Поручить т. Мрачковскому составить справку и по согласованию с НКИД представить в Политбюро; б) в связи с переходом завода «Берсоль» в наше исключительное владение передать его ВСНХ СССР. Условия передачи согласовать РВСР с ВСНХ; в) признать, что опыт совместной работы с РВМ по организации военной промышленности оказался абсолютно неудачным, так как ни одно из взятых на себя обязательств немцами выполнено не было; г) дальнейшие отношения с РВМ должны носить вполне корректный, добрососедский характер; д) решительно отказаться как от организации совместных с РВМ военно-промышленных предприятий, так и от дальнейшей совместной организации военных школ. Существующие совместные опытные работы (по авиации и аэрохимическим испытаниям) необходимо строго изолировать от армейской жизни и при первой возможности ликвидировать. Незаконченные переговоры по линии организации военных школ и опытных испытаний прервать. (Политбюро... Т. 1. С. 509, 510; РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 4. Л. 45) (12416).

Армия:

13 января 1927 на заседании ПБ И.В.С. представил доклад о плане обороны, в основе которого лежал “Доклад об обороне” Тухачевского и военный план 1926. Решили в середине февраля провести закрытое заседание, на котром заслушать доклад НК К.Е.В “об опасности войны и оборонном плане на случай войны” (9089,51)

Внешняя политика:

13 января 1927 Уншлихт со ссылкой на агентурные данные о причастности Штреземана к этим разоблачениям предложил в письме Сталину «не ограничиваться обсуждением только вопроса о «Берсоли», а рассмотреть полностью вопрос о наших взаимоотношениях с РВМ (РВМ — транслитерация с немецкого: RWM — Reichswehrministerium (военное министерство)), учтя соображения, выдвинутые в моих письмах от 31. 12. 26 г. » (РГВА,ф.33987,оп.З,д. 151, л. 27.).

13 января 1927 г. Политбюро ЦК ВКП(б) санкционировало ликвидацию совместных с военным министерством Германии предприятий при сохранении с райхсвером «добрососедских отношений». Очевидно, на принятии такого решения сказывалось и опасение перед возможно резкой реакцией на разоблачения «Манчестер Гардиан» со стороны Великобритании и Франции, а также неверие в возможности руководителей райхсвера оказывать влияние на политику Германии. Предприняв инициативу прекращения военного сотрудничества, Москва, казалось, пыталась лишить Лондон и Париж повода «наказать» СССР и удержать Берлин в русле легальной рапалльской политики. Изменение позиций политического и военного руководства СССР стало известно Крестинскому от Литвинова, который участвовал на заседании Комиссии Политбюро по спецзаказам 12 января 1927 г. вместо Чичерина, и из сообщений, поступавших «по линии тов. Лунева». Полпред рассматривал военное сотрудничество с Германией в широком политическом контексте и пытался предотвратить этот шаг Москвы. В письме Литвинову (копия Уншлихту) от 18 января 1927г. Крестинский настоятельно рекомендовал «бороться против разрыва всякого контакта с немецкими военными» (АВП РФ, ф. 0165, оп. 7, п. 138, д. 221, л. 30-32.). Однако, как информировал Уншлихт Крестинского 1 февраля 1927 г., инстанция (Политбюро ЦК ВКП(б)), «учтя совместную работу нашего Военведа (военное ведомство) с РВ (Р. В. — транслитерация с немецкого: Rw — Reichswehr (райхсвер)), постановила при первой возможности ликвидировать совместные оставшиеся школы, а переговоры относительно новых прекратить. При таких условиях нам остается изыскать способ ликвидации сотрудничества с тем, чтобы не нарушить хороших добрососедских отношений с Р. В. С, сохранение коих признано инстанцией желательным» (АВП РФ, ф. 0165, оп. 5, п. 123, д. 146, л. 176.) (11784).

За рубежом:

13 января 1927 на NYSE начала работать первая женщина (2100).

Внешняя политика:

15 ноября 1927 года из доклада А.А. Андреева на Казахстанской партконференции о работе ЦК ВКП (б):

"Если бы нашей международной политике удалось заинтересовать Америку заказами, кредитными взаимоотношениями, выбить ее из общей антисоветской цепи, то это был бы уже огромный успех нашей внешней политики, это бы означало, что война против нас не может состояться".

РЦХИДНИ. Ф. 73. Оп. 1. Д. 64. Л. 16, 18. Бюллетень конференции) (11581).

За рубежом:

15 января 1927 в Сан-Франциско был открыт автомобильный мост Dumborton через залив (2100).

15 января 1927 г. Ибн Сауд был официально провозглашен королем нового государства: Хиджаз, Неджд и присоединившиеся области.

Стремясь укрепить свое положение и успокоить ортодоксальную часть исламского мира, недовольную установлением власти вакхабитов над "святыми местами", Ибн Сауд сбирает в Мекке всемусульманский конгресс, который признает саудийскую династию хранительницей "святых мест" - Мекки и Медины. Вынуждена была признать новое государство и Великобритания (3871).

Авиапромышленность:

17 января 1927 года в НИИ ВВС началось испытание самолета Р1 М-5 постройки ГАЗ № 1 (6901, 19).

Другие оборонные отрасли:

С 17 по 26 января 1927 года на НИАПе (Научно-исследовательском артиллерийском полигоне) проводились испытания опытных образцов модернизированных 76-мм пушек (3861).

Авиапромышленность:

18 января 1927 состоялось заседание Техсовета Авиатреста (Протокол 15) и рассмотрели вопросы: 1. Об утверждении инструкции по проектированию, постройке и выпуску опытных самолетов и моторов - по просьбе Харламова и С.В.И.; 2. Рассмотрение компоновки мотора М14, представленной ОМО ЦКБ и др. (2279).

ПРОТОКОЛ № 15

ЗАСЕДАНИЯ ТЕХНИЧЕСКОГО СОВЕТА от 18 января 1927 г.

Председатель: МАКАРОВСКИЙ

Члены: Зам. тов. ЧУДАКОВА тов. ГЛУШКОВ, ХАРЛАМОВ, АКАШЕВ, БРИЛЛИНГ

Присутствуют:

от НК УВВС - ИЛЬЮШИН

от НАМИ - МИКУЛИН

от ЦКБ - ПОЛИКАРПОВ, ГРИГОРОВИЧ, БЕССОНОВ

от Р.К. - ДЕНИСОВ

Ученый Секретарь КАЛИНИН

Слушали

Постановили

1. Об утверждении инструкции по проектированию, постройке и выпуску опытных самолетов и моторов.

1. Ввиду заявления т.т. ХАРЛАМОВА и ИЛЬЮШИНА утверждение конструкции перенести на следующее эаоедаяве Совета; просить членов Совета к означенному заседание подготовить материал по указанному вопросу.

2. Рассмотрение компановки мотора М-14, представленной ОМО ЦКБ (вх. № 2111,к-2 от 4/1-27)

Тов. БЕССОНОВ - докладывает Совету разработанный ОМО проект компановки.

Тов. ХАРЛАМОВ - задает вопрос, какое горючее предполагается применять для проектируемого мотора ввиду допущенной всокой степени сжатия.

Тов. БЕССОНОВ - горбчую смесь предполагаете я применять более или менее установишегося стандартного типа (около 40 % бензола). При применении этой смеси можно ожидать и некоторого улучшения распределения тепла в головке цилиндра.

Тов. ГРИГОРОВИЧ задает вопросы:

1) Какую мощность фактически будет иметь проектируемый мотор;

2) Нельзя ли перенести карбюраторы из пространства между цилиндрами, расположив их по бокам мотора, т.к. проектируемое расположение неудобно при установке мотора на самолет, ухудшает капотирование мотора и обзор;

3) нельзя ли расположить горизонтально хвостики амортизаторов, что дало бы возможноть избегать одного лишнего колэна передачи к пулеметам;

4) нельзя ли изменить положение водяной и масляной помпы, так как при данном положении они становятся или малодоступными или упираются в жизненные части самолета...

(2279).

18 января 1927 г. предварительный проект У-2 переслали в Технический совет Авиатреста, а 2 февраля состоялось заседание совета Авиатреста по этому вопросу. В постановлении говорилось: “Представленный предварительный проект самолета У2-М11 признать отвечающим требованиям ПК УВВС... В соответствии с заключением ЦАГИ и докладом т. Погосского об отсутствии замечаний по расчету самолета У2-М12, считать представленные расчеты правильными” (10667).

18 января 1927 года на заседании коллегии ЦАГИ под председательством С.А.Чапалыгина отмечалось, что практическое осуществление конструкции дирижабля К.Э.Циолковского “производить не следует”, поскольку оно “представляется невыполнимым”, что “конструктивная разработка идей подогрева газа, использование водорода как горючего для моторов Циолковским не дана.” (11041).

18 января 1927 открыли Центральный Аэрохимический Музей им М.В.Ф. (271,107).

Внешняя политика:

18 января 1927г. в письме Литвинову (копия Уншлихту) Крестинский настоятельно рекомендовал «бороться против разрыва всякого контакта с немецкими военными» (АВП РФ, ф. 0165, оп. 7, п. 138, д. 221, л. 30-32.). Однако, как информировал Уншлихт Крестинского 1 февраля 1927 г., инстанция (Политбюро ЦК ВКП(б)), «учтя совместную работу нашего Военведа (военное ведомство) с РВ (Р. В. — транслитерация с немецкого: Rw — Reichswehr (райхсвер)), постановила при первой возможности ликвидировать совместные оставшиеся школы, а переговоры относительно новых прекратить. При таких условиях нам остается изыскать способ ликвидации сотрудничества с тем, чтобы не нарушить хороших добрососедских отношений с Р. В. С, сохранение коих признано инстанцией желательным» (АВП РФ, ф. 0165, оп. 5, п. 123, д. 146, л. 176.) (11784).

Авиапромышленность:

19 января 1927 в НИИ ВВС закончились испытания самолета Ф.С.У., которые проходили с 18 мая 1926.

18 мая 1926 года прибыл из ЦАСа

Полное испытание по программе разведчика и истребителя при различных нагрузках (6949, 63).

Другие оборонные отрасли:

20 января 1927 г. Из протокола заседания Президиума ВСНХ СССР. 180. Ходатайство ВПУ об установлении для трестов военной промышленности, в изъятие из приказа по ВСНХ СССР № 250 от 18 декабря 1926 г., иного порядка представления сведений в губернские плановые учреждения (РГАЭ. Ф. 3429. Оп. 1. Д. 5102. Л. 1 об.) (12417).

Другие оборонные отрасли:

21 января 1927 г. заместитель наркома обороны И. С. Уншлихт отправил Толоконцеву, Ворошилову и Фишману требование о передаче завода “Берсоль” ВСНХ СССР. Уншлихт писал:

“Международная обстановка настоятельно диктует, чтобы намеченный минимум в области обеспечения себя ОВ был выполнен своевременно и полностью. До настоящего времени у нас не было производства ОВ в заводском масштабе. Небольшая установка эксольхима и строящийся Ольгинский завод ВОХИМ треста носит характер экспе-ршентальный, опытных установок, а не крупного заводского производства, могущего хотя бы в какой-либо степени удовлетворить потребность Красной Армии на случай войны. В заводе “Берсоль” мы получаем первую и пока единственную базу производства ОВ в крупном масштабе. На нем исключительно придется пока базироваться в ближайшем будущем”. Дадее Уншлихт писая: “В связи с намеченной на заводе работой станет вопрос и о финансировании. Согласно решениям директивной инстанции, дооборудование завода должно быть произведено, исходя из сметы 2 500 000 рублей. Полученный 1 млн. рублей в настоящее время полностью израс- ходован. Для нормального развития работ на заводе необходимо дальнейшее незамедлительное финансирование их.

Исходя из этого, необходимо срочно разрешить вопрос о передаче завода ВСНХ и об организации управления заводом, обеспечивающего пуск его.

Что же касается организации управления заводом, то, учитывая колоссальное значение ОВ в будущей войне, считаю более правильным объединить организационно-опытные производства ОВ ВОХИМ треста и противогазовое дело с передаванием ВСНХ заводом в одну хозяйственную единицу, создав самостоятельный трест в составе заводов: Берсоль, Ольгинс-кого, Богородского, Противогазового и экспериментальной лаборатории. Новому объединению заводов может быть присвоено название “Военно-Химический трест”. Только при этих условиях будет наиболее правильно разрешена стоящая перед нами задача снабжения армии ОВ” (10670,166).

21 января 1927 года в письме начальнику Главного военно-промышленного управления ВСНХ СССР А. Толоконцеву, председатель комиссии Политбюро ЦК ВКП(б) по спецзаказам Уншлихт писал: «В заводе „Берсоли“ мы получили первую и пока единственную базу производства ОВ в крупном масштабе. На нем исключительно придется базироваться в ближайшем будущем».

Дальнейшую судьбу этого объекта было предугадать нетрудно, даже не зная о том, что 12 января 1927 года комиссией политбюро по спецзаказам было утверждено постановление (протокол № 40), в котором говорилось, что «на основании письма немцев от 11/1 — 27 г. считать, договор по „Берсоли“ расторгнутым» (Горлов С. А. Совершенно секретно: Москва — Берлин, 1920 — 1933. Военно-политические отношения между СССР и Германией, — М., 1999, с. 117) (11765).

Случай с заводом «Берсоли» — типичный пример того, что происходило в конце 20-х годов в СССР. Тогда началось массовое вытеснение иностранных концессионеров и инвесторов из страны. Это происходило как путем создания им различных трудностей, открытых провокаций ОГПУ, судебного преследования иностранных специалистов — в ходе поисков внутренних и внешних врагов, так и путем организации забастовок советского персонала с требованием о двух— или трехкратном повышении зарплаты. В итоге концессионные договоры, заключенные, как правило, на длительный (20—30 лет) срок, расторгались. Оборудование, ввезенное и смонтированное концессионерами, выкупалось по бросовым ценам советской стороной (Горлов С. А. Совершенно секретно: Москва — Берлин, 1920 — 1933. Военно-политические отношения между СССР и Германией, — М., 1999, с. 104) (11765).

21 января 1927 г. в письме начальнику Главного Военно-промышленного управления ВСНХ СССР А. Ф. Толоконцеву (копии Ворошилову, Дыбенко, Фишману) Уншлихт писал: «В заводе «Берсоль» мы получаем первую и пока единственную базу производства ОВ в крупном масштабе. На нем исключительно придется пока базироваться в ближайшем будущем». В связи с этим он требовал, чтобы темпы достройки завода не задерживались и вопрос приема его ВСНХ был разрешен в кратчайший срок. «Учитывая колоссальное значение ОВ в будущей войне», Уншлихт предложил объединить все заводы-производители ОВ и противогазов в самостоятельный «военно-химический трест» с выделением их из ВОХИМ-треста. Тем самым все те немногие специалисты по ОВ были бы сосредоточены в одном месте (11784).

Авиапромышленность:

22 января 1927 в Москве открылась первая в СССР учебно-планерная станция (271,107).

Это была станция им. В.И.Л. в Горках и на открытии присутствовал С.С.Каменев (105,38).

По другим данным - у станции Ленино, но планерная школа уже была организована на ст. Первомайская (планерная) Октябрьской ж/д (438,571).

Авиапромышленность:

23 января 1927 Авиахим был объединен с ОСО и стал Осоавиахимом (66,92).

23 января 1927 основан ОСОАВИАХИМ (позднее - ДОСААФ) (4962).

Внешняя политика:

24 января 1927 не совещании с участием статс-секретаря МИДа Шуберта, зав. восточноевропейской референтурой МИД Дирксена, нового начальника генштаба генерала Ветцеля и руководителя «Зондергруппы Р» («Вогру») майора Фишера, состоялась «инвентаризация военно-технических контактов». Указав, что ставшие известными социал-демократам моменты сотрудничества принадлежат прошлому («Юнкерс», «Берсоль», советские поставки снарядов), военные назвали те области, где военное сотрудничество продолжалось. Это летная и танковая «частные» школы, финансировавшиеся военным министерством, проведение в СССР научных опытов по использованию ОВ и обмен военным опытом (взаимные визиты офицеров генштабов обеих армий и их участие на маневрах и учениях). Сохранение летной и танковой школ было признано жизненно необходимым, поскольку авиация и танки «в любой будущей войне будут играть решающую роль». Шуберт тем не менее напомнил о постоянно повторявшемся Брокдорфом-Ранцау тезисе о том, что зависимость в данном вопросе от советской стороны, которая могла бы шантажировать Берлин и в известном случае «организовать» и утечку информации, нетерпима (14 января 1927 г. райхскомиссар по соблюдению общественного порядка Кюнцер информировал МИД Германии о поступившей из доверительных источников информации о том, что утечка информации была намеренно организована советскими агентами в Англии и Франции с целью вызвать у Антанты недоверие и подозрительность к Германии и, тем самым, воспрепятствовать сближению ее с Западом. Информацию же «Манчестер Гардиан» якобы передал советский дипломатический агент Гаврилов. А Чичерин-де, прибывший в первой декаде декабря 1926 г. с визитом в Берлин, привез с собой для передачи французам несколько документов о деятельности германских фирм и офицеров райхсвера в Москве («Юнкере», «Крупп», «Штольценберг», полковник в отставке М.Бауэр). Эти документы 1 декабря 1926 г. диппочтой были направлены в Париж для передачи близким к французскому МИДу кругам. (ADAP, Ser.B, Bd.IV. S. 154-155).). Но не менее убедителен в своих доводах был и Ветцель. Он говорил, что советская сторона несомненно была очень заинтересована в продолжении военных отношений, надеясь серьезно подучиться у райхсвера. Если же Москва бы увидела, что Берлин сворачивает военное сотрудничество, то она мгновенно обратилась бы за аналогичной помощью к Франции или еще какой-либо державе. Тем самым Берлин безвозвратно потерял бы те политические дивиденды, которые он получал от военного сотрудничества с СССР (ADAP, Ser.B, Bd.IV. S. 154-155). На совещании 4 февраля 1927 г. с участием Штреземана и Хайе была признана безусловная необходимость сохранения в СССР летной и танковой школ райхсвера, причем Штреземан проявил к ним живой интерес. 26 февраля 1927 г., по итогам этого совещания был составлен протокол, в котором констатировалось, что «созданные на основе заключенных в 1922 и 1923 гг. договоров военно-промышленные предприятия («Юнкерс», «Берсоль», производство боеприпасов) в конце 1926 г. ликвидированы». Штреземан и Хайе согласовали, что до конца лета 1927 г. военнослужащие райхсвера не будут обучаться в танковой и летной школах и воздержатся от участия в испытаниях химоружия; а осенью 1927 г. министры решили этот вопрос пересмотреть. Взаимное участие на маневрах у них сомнений не вызывало и оно было продолжено, как и прежде (ADAP, Ser.B, Bd.IV. S. 154-155) (11784).

За рубежом:

24 января Британия направила экспедиционный корпус в 12 тыс. чел. в Китай для защиты своих концессий (2100).

Авиапромышленность:

26 января 1927 Пред. Правления Авиатреста Макаровский в СЗ N 1703/к-д в ОМО ЦКБ Бессонову препроводил для просмотра и отзыва предложения и Леви и описание изобретенной им летательной машины (2335,50).

Другие оборонные отрасли:

26 января 1927 г. Протокол Реввоенсовета № 15. 2. О новом строительстве промышленности. (Ворошилов). (РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 11. Л. 154155) (12342).

Внешняя политика:

26 января 1927 г. Литвинов сообщил Крестинскому о том, что «решение о постепенной ликвидации сотрудничества с германским военным ведомством действительно принято». При этом, по словам Литвинова, если считать ликвидацию неизбежной, то более удобный момент для нее трудно было выбрать. Литвинов напомнил Крестинскому о мнительности руководителей РВС, считавших, что в случае с «Берсолью» «немцами проводился сознательный саботаж для ослабления нашей обороноспособности и, что это делалось чуть ли не по заданиям Англии» (АВП РФ, ф. 0165, оп. 7, п. 138, д. 221, л. 33.). Руководители райхсвера, которым в Берлине постоянно приходилось защищать военное сотрудничество от нападок со стороны германской дипломатии, сразу почувствовали смену отношения советской стороны (Так, после одного из разговоров с советским военным атташе в Берлине Луневым, майор Фишер в письме Зекту от 12 марта 1927 г. писал: «Теперь, как это ни странно, другая сторона выражает опасения, тогда как наше министерство иностранных дел объявило о своем одобрении нынешнего направления в нашей работе». (Gustav Hilger. Op. cit. S. 199)). Однако после того, как разоблачительная кампания в германской прессе стихла, а канцлер Маркс удержался у власти и 29 января 1927г. сформировал новое правительство, в котором Гесслер сохранил за собой пост военного министра, в Москве, видимо, поняли, что опасения были напрасны и что они «переборщили» с решением, которое вскоре было существенно откорректировано: Политбюро ЦК ВКП(б) решением от 24 февраля 1927 г. теперь уже ограничивало продолжение военного сотрудничества с немцами «только легальными формами». Окончательным итогом борьбы различных ведомств обеих стран (военное министерство Германии и НКИД СССР были скорее «за», РВС СССР и МИД Германии скорее «против»), после всех неудач и скандалов Явилась согласованная позиция в пользу продолжения военного сотрудничества на «легальной базе» (В письме к Уборевичу в декабре 1927 г. Ворошилов писал, что «гранатная кампания» выявила в Берлине определенные прозападные течения, которые пытались «использовать связи с нами в целях шантажа [... ] Мы даже одно время думали свести до минимума все установившиеся у нас с Р. В. связи». (РГВА, ф. 33987, оп. 1, д. 667, л. 11) (11784).

Другие оборонные отрасли:

27 января 1927 года Красным Путиловцем была сдана первая 152-мм пушка обр. 1910 (3861).

За рубежом:

27 января 1927 в Мюнхене состоялся первый конгресс партии нацистов НСДАП (4962).

Авиапромышленность:

28 января 1927 была подготовлена Докладная записка в Авиатрест, подготовленная комиссией, по поводу возможности производства в СССР копии Дорнье Валь. Завод 22 был готов с легкостью изготавливать 30 шт, выполняя в среднем за то же рабочее время, что и Р3-М5 (2335,115).

Другие оборонные отрасли:

29 января 1927 г. Протокол Реввоенсовета № 16. 1. Состояние мобработы по подготовке промышленности к войне. (Егоров). (РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 16. Л. 156157) (12342).

За рубежом:

29 января 1927 с назначением В.Маркса канцлером в Германии закончился правительственный кризис (3907,146).

29 января 1927 г. канцлер Маркс, который удержался у власти, сформировал новое правительство, в котором Гесслер сохранил за собой пост военного министра, в Москве, видимо, поняли, что опасения были напрасны и что они «переборщили» с решением, которое вскоре было существенно откорректировано: Политбюро ЦК ВКП(б) решением от 24 февраля 1927 г. теперь уже ограничивало продолжение военного сотрудничества с немцами «только легальными формами». Окончательным итогом борьбы различных ведомств обеих стран (военное министерство Германии и НКИД СССР были скорее «за», РВС СССР и МИД Германии скорее «против»), после всех неудач и скандалов Явилась согласованная позиция в пользу продолжения военного сотрудничества на «легальной базе» (В письме к Уборевичу в декабре 1927 г. Ворошилов писал, что «гранатная кампания» выявила в Берлине определенные прозападные течения, которые пытались «использовать связи с нами в целях шантажа [... ] Мы даже одно время думали свести до минимума все установившиеся у нас с Р. В. связи». (РГВА, ф. 33987, оп. 1, д. 667, л. 11) (11784).

Авиапромышленность:

31 января 1927 начальник снабжения РККА П.Е.Давыдов и начальник Артиллерийского управления РККА Г.И.Кулик обратились в Реввоенсовет с ходатайством о принятии на вооружение ПВ-1 (86,222).

По другим данным на вооружение приняли еще в ноябре 1926

Внешняя политика:

31 января 1927г. была распущена Международная контрольная комиссия, созданная державами Антанты для контроля за разоружением Германии, Локарно, прием Германии в Лигу Наций, окончательный вывод французских войск из Рейнской зоны (июнь 1930 г. ), принятие «плана Юнга» о снижении Германией суммы выплаты ею репараций, а затем окончательное их аннулирование, означали однозначное стремление западных держав не допустить того, чтобы Германия в конце концов оказалась перетянутой на сторону СССР. Да и, объективно говоря, вся сумма иных факторов (принадлежность Германии к западному миру и в географическом, и в экономическом, и в политическом, и в философском отношении) свидетельствовала о том, что односторонняя ориентация Германии на Восток не могла продолжаться длительное время. Одним словом, реинтеграция Германии в структуры Запада становилась реальностью. Москве же после полосы признаний пришлось пережить в 1927 г. ряд чувствительных неудач во внешней политике. Помимо того, что «Форвертс» в течение всего первого квартала 1927 г. на все лады смаковал тему тайных отношений Красной Армии с райхсвером, в феврале в Польшу перелетел советский летчик Клим, в мае с треском, после обыска «Аркоса» были разорваны дипотношения с Англией, в июне в Варшаве был убит полпред СССР П. Л. Войков, а осенью из Парижа был выслан советский полпред X. Г. Раковский. В связи с этим Москве пришлось, в свою очередь, предпринять ряд внешнеполитических шагов, в том числе значительно нивелировать взаимоотношения с Германией и выдерживать в дальнейшем весьма умеренную и реалистическую линию. Это проявилось в урегулировании конфликта со Швейцарией, вызванного убийством в Лозанне в 1923 г. советского представителя В. В. Воровского (апрель 1927 г. ); в участии советского представителя в работе подготовительной комиссии по созыву конференции по разоружению в Женеве, а затем и в самой конференции; в выдвижении на ней предложений о всеобщем и полном разоружении (ноябрь 1927 г. ); в присоединении СССР к пакту Бриана-Келлога об отказе от войны как орудия национальной политики (август 1928 г. ); в форсированном введении в действие этого пакта подписанием по инициативе СССР Московского протокола совместно с Польшей, Румынией, Эстонией и Латвией (февраль 1929 г. ); в восстановлении отношений с Великобританией (октябрь 1929 г. ), заключении договоров о ненападении с Польшей (июль 1932 г. ) и Францией (ноябрь 1932 г. ). При этом на сближение с Польшей и Францией повлияла также экспансия Японии в Северо-Восточном Китае. Манчжурский инцидент 18 сентября 1932 г. привел к активным военным действиям японской армии и, в конечном счете, к провозглашению 9 марта 1932 г. марионеточного государства Манчжоу-Го. Таким образом, опасность войны на два фронта была тоже одним из побудительных мотивов заключения пактов с Польшей и Францией. Это позволило руководству СССР сконцентрировать свои усилия на укреплении обороны на Дальнем Востоке. Особое же внимание Москвы к Германии, несмотря на наличие широкой договорно-правовой базы их отношений, прошло пик своего развития. Этому способствовали и многочисленные неудачные попытки Коминтерна дестабилизировать обстановку как в Германии (март 1921 г., октябрь 1923 г. ), так и в других странах (Эстония, Польша, Венгрия, Болгария) путем разжигания революции (Подробней об этом см.: Walter J. Krivitsky. I was Stalin's Agent. London, 1940). Москва поняла, что время революций прошло. В немалой степени на спад специфического интереса к Германии и интенсивности взаимоотношений Москвы с Берлином на фоне относительно устойчивых экономических взаимоотношений повлиял и уход со своих постов (в результате отставки или смерти) творцов «рапалльской политики». Так, после смерти германского посла Брокдорфа-Ранцау (август 1928г. ), с которым советского наркома иностранных дел связывали не только межгосударственные дела, но и «сердечные отношения», так называемый «фактор Чичерина» сильно ослаб. Начиная примерно с 1928 г., Чичерин стал постепенно отходить от дел, и оперативное руководство НКИД все более переходило в руки англо- и франкофила Литвинова (В октябре 1929 г. умер Штреземан, с ним отошла в прошлое целая эпоха в истории Ваймарской Республики. Его в правительстве «большой коалиции» заменил Ю. Курциус). Это означало, что советская внешняя политика теперь еще более определялась директивами «инстанции», члены которой постоянно ссылались на опыт Парижской коммуны. А философия «осажденной крепости» требовала наличия хорошо вооруженной и подготовленной, организованной армии. Поэтому военные отношения с Германией были поставлены на сугубо деловую, прагматическую основу: началось самое широкое изучение и внедрение опыта германской армии в РККА за счет обучения кадров в летной, танковой и химической школах райхсвера на территории СССР, посылки советских краскомов на длительное — до года — обучение в Германию, а также на маневры, полевые поездки и штабные игры райхсвера, привлечение германских преподавателей в академию им. Фрунзе. Отдельной темой, привлекавшей пристальное внимание военного руководства СССР, стало непременное участие советских специалистов в проводившихся в «Липецке», «Каме», «Томке» испытаний техники и отработке современных методов ведения боевых (наступательных и оборонительных) действий (11784).

За рубежом:

31 января 1927 закончился период военного контроля, осуществляемый в Германии межсоюзнической комиссией (2100).

Авиапромышленность:

В конце января 1927 г. ОСС ЦКБ направил Авиатресту письмо, указав на необходимость установки на У-2 надежного серийного мотора отечественной или зарубежной разработки. Авиатрест предложил в случае задержки испытаний новых моторов М-11 и М-12 установить на У-2 закупленные ранее двигатели “Люцифер” в 100 л.с. или “Сальмсон” мощностью 120 л.с. (10667).

Авиапромышленность:

В январе 1927 в НИИ ВВС закончились испытания самолета ФОРМАН-ГОЛИАФ, которые проходили с 8 сентября 1926.

Поступил из 8 сентября 1926 года из 55 Тяжелой эскадрильи.

Полное испытание на земле и исправление всех технических недочетов.

После окончания всех переделок самолет был снят с летных испытаний особым распоряжением в январе 1927 года (6949, 63).

В январе 1927 г. началась разработка проекта Л2-2ЛД с французскими "Лоррэнами" в двух вариантах - полутора- плана и "чистого" (с одинаковым размахом верхнего и нижнего крыла) биплана. В сентябре того же года их представили на рассмотрение Техническому совету Авиатреста. Выбрали полутораплан. В ходе дальнейшего проектирования самолета, переименованного в ТБ-2, перешли к использованию более мощных немецких моторов BMW VI. Большой деревянный биплан мог нести до 2000 кг бомб (из них 800 кг - внутри фюзеляжа). Оборонительное вооружение складывалось из пяти-семи пулеметов.

В марте 1929 г. макетная комиссия утвердила полноразмерный макет бомбардировщика, опытный образец которого к тому времени уже начали строить. Начало летных испытаний ТБ-2 задержалось сначала из-за выявленной недостаточной жесткости бипланной коробки, затем из-за ареста Поликарпова, объявленного "вредителем". Уже без него весной 1930 г. самолет прошел краткие заводские испытания, на которых показал скорость 216 км/ч - немного больше, чем у туполевского ТБ-1. Но по всем остальным характеристикам он уступал конкуренту, уже запускавшемуся в серийное производство. Работы по ТБ-2 прекратили (12036).

В январе 1927 начались повторные заводские испытания И1-М5 и М.М.Г. выполнил по 8 витков левого и правого штопора, а затем машину отправили в НИИ ВВС, где А.И.Жуков выполнил весь комплекс фигур пилотажа (228,49).

В январе 1927 начали постройку АНТ-5 и завершили к августу (346,20).

По другим данным - в ноябре 1926 начали и в июне 1927 закончили.

В январе 1927 начали окончательное проектирование И-3 БМВ6 (1028,80).

К январю 1927 г. относятся первые упоминания И-5, однако потребовалось несколько месяцев, чтобы окончательно определиться с заданием на проектирование этой машины. Произошло это 10 августа 1927 г. на заседании технического совета Авиатреста (Государственный трест авиапромышленности, призванный для координации действий проектных и промышленных организаций образован в 1925 г.). Было заявлено о желании ВВС получить новый самолет-истребитель смешанной конструкции (то есть в основном из дерева), который обозначили И-5. Среди прочих участников на заседании присутствовали два конструктора-конкурента — Туполев и Поликарпов.

Андрей Николаевич Туполев представлял Конструкторский отдел ЦАГИ, где создали цельнометаллический истребитель И-4 (АНТ-5), оснащенный двигателем воздушного охлаждения Гном-Рон «Юпитер» мощностью 420 л.с. Первый полет этого самолета состоялся ранним утром 10 августа, поэтому немудрено, что через несколько часов после успешного дебюта И-4 Туполев на упомянутом заседании Авиатреста чувствовал себя особенно уверенно.

Николай Николаевич Поликарпов представлял конструкторский коллектив сектора Опытного Сухопутного самолетостроения Центрального конструкторского бюро (ОСС ЦКБ) Авиатреста. Здесь совсем недавно закончилась многомесячная эпопея утверждения технического задания на истребитель И-3 смешанной конструкции с двигателем жидкостного охлаждения ВМ\У-У1 мощностью 500 л.с. В августе 1927-го рабочее проектирование И-3 находилось в самом разгаре, кроме того, началось изготовление отдельных узлов и агрегатов самолета (12295).

В январе 1927 договор о Дерулюфт продлили на следующие 5 лет и сторонами выступали Люфтганза и правительство СССР. Директорами назначили А.С.Давыдова (в 1930 отстранили и обвинили в гос. измене) и Фетте. Люфтганза платила 165 тыс. долл., а СССР - 110 тыс. Вскоре Фоккеры заменили 6 новыми Дорнье Меркюр с БМВ 6. Маршрут стал проходить через Ригу вместо Ковно (1795,42).

В январе 1927 в ОСС ЦКБ начались работы над П1 БМВ-4 (7473, 47).

В январе 1927 г. новый вариант эскизного проекта И3-БМВ6 был направлен в НТК ВВС и утвержден им 4 февраля 1927 г. Однако ввиду стремительного развития авиации уже требовалось вновь откорректировать задание. ОСС ЦКБ был вынужден оперативно переработать проект под новые технические требования к истребителю И-3. “При докладе эскизного проекта ИЗ Техническому Совету ОСС ЦКБ отметил, что ни один из вышеуказанных моторов (Райт “Торнадо” III, М-13, БМВ-У1) не является современным в смысле пригодности для истребителей, так как большой вес этих моторов и большие габариты их обуславливают увеличение размерностей истребителя и понижения его маневренности. Это же мнение ОСС ЦКБ повторил и при рассмотрении в Техническом Совете и НК УВВС предварительного проекта, причем указывал как на пример удовлетворительного мотора для истребителей на моторы Испано-Сюиза 600 л.с. и Нэпир 550 л.с. В силу объективных условий, однако, НК подтверждал необходимость установки на ИЗ мотора БМВ6”, - писал Н.Н.Поликарпов руководству Авиатреста в октябре 1927г. (10667).

К январю 1927 г. относятся первые упоминания об И-5 (первом Н.Н.П.), однако, потребовалось несколько месяцев, чтобы окончательно определиться с заданием на проектирование этой машины (10729).

В январе 1927 г. — феврале 1928 г. был подготовлен проект М-13М, заимствовавший многое от американского мотора Райт Т4 «Тайфун» (11852).

В январе 1927 г. начались настоящие испытания М-9 и продолжались до июня. Мотор Л.И. Старостина имел восемь параллельно стоящих цилиндров, расположенных как патроны в барабане револьвера. Передача вращения на выходной вал осуществлялась через косую шайбу. Мощность оказалась ниже расчетной, а надежность двигателя — очень плохой. Более к авиамоторам подобной схемы в Советском Союзе не обращались. Мотор с параллельным расположением цилиндров и передачей через коническую шайбу. Проектировался под руководством Л.И. Старостина на заводе «Икар» с привлечением специалистов НАМИ с 1922 г. Построен в одном экземпляре на заводе «Икар» в августе 1925 г. как экспериментальный. На первых же испытаниях вышел из строя и дорабатывался до января 1927 г. Испытания завершились в июне того же года.

Характеристики:

• 8-цилиндровый, с параллельным барабанным расположением цилиндров;

• оконно-щелевое газораспределение;

• безредукторный;

• без наддува;

• диаметр цилиндра/ход поршня 140/180 мм;

• степень сжатия 3,1;

• мощность (по проекту) 400 л.с. (11852)

В январе 1927 года срок концессионного соглашения о деятельности компании "Дерулюфт", который истек в 1926 г., был продлен еще на пять лет. На этот раз "Дерулюфт" в сотрудничестве с компанией "Люфтганза" продлевает немецкий маршрут до Берлина. Парк самолетов постепенно насыщается новыми образцами, "Фоккеры" F.III заменяются более комфортабельными машинами конструкции Клода Дорнье - Dornier "Merkur". Однако это уже более поздняя история, которая будет рассказана отдельно (11956).

В январе 1927 года канал ЦАГИ был заполнен водой. О точности укладки рельсового пути, начатой летом 1928 года, говорит то, что благодаря учёту кривизны поверхности Земли уход рабочей поверхности рельсов от прямой линии составил на длине гидроканала около 3 мм. 30 апреля 1930 года канал был запущен в работу, и уже через несколько недель здесь начались исследования.

В 1930-е годы во всём мире, в том числе и в Советском Союзе, бурно развивалась гидроавиация. В экспериментальном гидродинамическом отделе (ЭГО)  ЦАГИ  прошли комплексные исследования и  испытания  модели всех отечественных гидросамолётов того периода. В их числе сложные экспериментальные исследования удара гидросамолёта о воду при посадке. В это же время проведены очень важные физические исследования по глиссированию на схематизированных моделях (12744).

Другие оборонные отрасли:

В январе 1927 года инженер Ленинградского металлического завода (ЛМЗ) А. Г. Дукельский предложил установить 356/52-мм орудие от недостроенных линейных крейсеров типа "Измаил" на ж. д. транспортерах (3861).

В январе 1927 г. инженер Ленинградского Металлического завода А. Г. Ду кельский предложил установить 356-мм орудия линейных крейсеров русского военно-морского флота типа “Измаил” на железнодорожные платформы (11454).

В январе 1927 при НТК Арткома ГАУ было создано КБ по модернизации существующих и разработке новых образцов артиллерийского вооружения, в т.ч. боеприпасов. Включили специалистов Косартоп. В 1929 передали в промышленность, но тысячу оставили в кадрах (5484,527).

В январе 1927 г. при Научно-техническом комитете Арткома ГАУ создали конструкторское бюро по модернизации существующих и разработке новых образцов артвооружения. В это время заказы на разработку и поставки авиационного вооружения находились в сфере влияния этой организации. В состав бюро вошли многие специалисты, работавшие в комиссии по особым артиллерийским опытам - КОСАРТОП. Между тем в 1929 г. правительство приняло решение о передаче военными не только всех разработок в развивающуюся промышленность, но и специалистов. Впрочем, последние сохраняли за собой право оставаться в кадрах РККА (7453).

В январе 1927 г. на московском заводе "Спартак" началось изготовление трех опытных образцов малолитражек. К 1 мая сделали первое шасси (эта машина и прошла с первомайской демонстрацией по Красной площади) (10688).

В январе 1927 г. Р.А. Муклевич писал председателю Научно-технического комитета ВМС (НТКМ) Н И. Игнатьеву:

"У нас возникают постоянные недоразумения с Остехбюро. Последнее считает, что его достижения тенденциозно оцениваются морскими силами и что оно в лицах наших специалистов не находит достаточной поддержки. Мне хотелось бы создать в Ленинграде такую комиссию специалистов нашего флота в количестве 3-4 человек, которая была бы в курсе всей работы Остехбюро по Морведу (Морскому ведомству) и давала бы этим работам компетентную оценку и направление. С другой стороны, эта комиссия должна была Выдавать мне нужный материал по работам Остехбюро. Эта комиссия должна состоять из лиц, материально абсолютно не заинтересованных в работах Остехбюро и не получающих оттуда никакого вознаграждения. Председателем этой комиссии должны быть Вы".

В результате в марте того же года появился приказ начальника ВМС РККА:

"В целях предоставления УВМС (Управление ВМС. - Прим. М.М.) большей возможности влиять на работу Остехбюро в отношении ее практического исполнения, при НТКМ УВМС, по соглашению с Управлением Делами Совета народных комиссаров СССР, образуется специальная комиссия в Составе: председателя НТКМ Н.И.Игнатьева, комиссара НТКМ Г.П.Галкина, командующего бригадой линейных кораблей С.П.Ста- вицкого и начальника Военно-морского училища Ю.Ф.Ралль. Без заключения специальной комиссии испытываемые образцы приниматься на вооружение, если не последует моего специального на это распоряжения, - не должны".

Именно этим объяснялось жесткое отношение моряков к вышедшим на госиспытания изделиям Не исключено, что кто- то из них в полемическом порыве в соответствии с обычной практикой того времени начал клеймить оппонентов обвинениями во вредительстве и других смертных грехах. Органы оказались начеку: в 1929 г. был арестован заведующий спецчастью ОТБ Б.Л. Пшенецкий (в 1931 г. получил 10 лет лагерей, дальнейшая судьба неизвестна), в 1930 г. - конструктор торпеды 53-27 Р.Н. Корвин-Косаковский (выпущен в 1932 г.) (12002).

Жизнь и внутренняя политика:

В январе 1927 Амторг заключил с Ford Motor Co. контракт на поставку 3000 тракторов (3447).

За рубежом:

В январе 1927 г. в послании американскому Конгрессу обосновывая вторжение в Никарагуа, президент США К.Кулидж сослался на необходимость защитить в Никарагуа жизнь и собственность американских бизнесменов. Государственный секретарь США Ф.Келлог к этому добавил, что Никарагуа (наряду с Мексикой) стала, по его мнению, превращаться в "плацдарм большевизма". По-видимому, это был первый случай использования Соединенными Штатами тезиса о "коммунистической угрозе" в латиноамериканской политике (3871).

В январе 1927 Австрия. Шаттендорф. Нападение хеймверовцев на Рабочий дом. Убито 2, ранено 7 человек (7444).

Внешняя политика:

В течение января-февраля 1927 г. правительственные круги Германии обстоятельно готовились к этому шагу — представители важнейших министерств, военного и иностранных дел, провели несколько секретных совещаний. На одном из них — 24 января, — с участием статс-секретаря МИДа Шуберта, зав. восточноевропейской референтурой МИД Дирксена, нового начальника генштаба генерала Ветцеля и руководителя «Зондергруппы Р» («Вогру») майора Фишера, состоялась «инвентаризация военно-технических контактов». Указав, что ставшие известными социал-демократам моменты сотрудничества принадлежат прошлому («Юнкерс», «Берсоль», советские поставки снарядов), военные назвали те области, где военное сотрудничество продолжалось. Это летная и танковая «частные» школы, финансировавшиеся военным министерством, проведение в СССР научных опытов по использованию ОВ и обмен военным опытом (взаимные визиты офицеров генштабов обеих армий и их участие на маневрах и учениях). Сохранение летной и танковой школ было признано жизненно необходимым, поскольку авиация и танки «в любой будущей войне будут играть решающую роль». Шуберт тем не менее напомнил о постоянно повторявшемся Брокдорфом-Ранцау тезисе о том, что зависимость в данном вопросе от советской стороны, которая могла бы шантажировать Берлин и в известном случае «организовать» и утечку информации, нетерпима (14 января 1927 г. райхскомиссар по соблюдению общественного порядка Кюнцер информировал МИД Германии о поступившей из доверительных источников информации о том, что утечка информации была намеренно организована советскими агентами в Англии и Франции с целью вызвать у Антанты недоверие и подозрительность к Германии и, тем самым, воспрепятствовать сближению ее с Западом. Информацию же «Манчестер Гардиан» якобы передал советский дипломатический агент Гаврилов. А Чичерин-де, прибывший в первой декаде декабря 1926 г. с визитом в Берлин, привез с собой для передачи французам несколько документов о деятельности германских фирм и офицеров райхсвера в Москве («Юнкере», «Крупп», «Штольценберг», полковник в отставке М.Бауэр). Эти документы 1 декабря 1926 г. диппочтой были направлены в Париж для передачи близким к французскому МИДу кругам. (ADAP, Ser.B, Bd.IV. S. 154-155).). Но не менее убедителен в своих доводах был и Ветцель. Он говорил, что советская сторона несомненно была очень заинтересована в продолжении военных отношений, надеясь серьезно подучиться у райхсвера. Если же Москва бы увидела, что Берлин сворачивает военное сотрудничество, то она мгновенно обратилась бы за аналогичной помощью к Франции или еще какой-либо державе. Тем самым Берлин безвозвратно потерял бы те политические дивиденды, которые он получал от военного сотрудничества с СССР (ADAP, Ser.B, Bd.IV. S. 154-155). На совещании 4 февраля 1927 г. с участием Штреземана и Хайе была признана безусловная необходимость сохранения в СССР летной и танковой школ райхсвера, причем Штреземан проявил к ним живой интерес. 26 февраля 1927 г., по итогам этого совещания был составлен протокол, в котором констатировалось, что «созданные на основе заключенных в 1922 и 1923 гг. договоров военно-промышленные предприятия («Юнкерс», «Берсоль», производство боеприпасов) в конце 1926 г. ликвидированы». Штреземан и Хайе согласовали, что до конца лета 1927 г. военнослужащие райхсвера не будут обучаться в танковой и летной школах и воздержатся от участия в испытаниях химоружия; а осенью 1927 г. министры решили этот вопрос пересмотреть. Взаимное участие на маневрах у них сомнений не вызывало и оно было продолжено, как и прежде (ADAP, Ser.B, Bd.IV. S. 154-155) (11784).

Авиапромышленность:

В начале 1927 был построен У-2. Испытания показали, что машина перетяжелена и решили строить второй (228,60).

В начале 1927 г. Авиатрестом выдал задание на двухместный истребитель Д-2 с мотором М-17 или БМВ-У1 (другие обозначения: Д2, Д2-М17, ДИ-2) - модификации И-3, которое летом 1927 было согласовано с НТК ВВС на летом того же года. Поликарпов в разработке и этого истребителя старался воплотить идею модульной конструкции. От предшественника Д-2 отличался немного большими размерами, наличием второй кабины с турельной установкой двух пулеметов ПВ-1 (10667).

В начале 1927 был готов первый компоновочный чертеж АНТ-6 (ТБ-3), но А.Н.Т. опять отказался ставить его на поплавки, так как не было гидроканала (346,24).

В начале 1927 г. был готов первый компоновочный чертеж самолета, названного в ЦАГИ АНТ-6. Проект сохранил фамильные черты предыдущей конструкции Туполева - ТБ-1 (АНТ-4). Это тоже был цельнометаллический свободнонесущий моноплан с крылом толстого профиля и гофрированной обшивкой, но значительно больших размеров и оснащенный не двумя, а четырьмя двигателями. Из-за большой сложности машины проектирование растянулось на три года и лишь в 1929 г. можно было приступить к постройке опытного образца (8887).

К началу 1927 г. сконструировали первый вариант новой мотоустановки "Лоррэн-Дитрих" для Р-3. Впервые этот двигатель смонтировали на самолете № 4008. В отличие от варианта с М-5, у которого моторама являлась частью каркаса фюзеляжа, ее сделали отъемной, с резиновыми прокладками для гашения вибраций. Вместо сложных в производстве и малопригодных для наших климатических условий радиаторов Ламблена (зимой они замерзали, а летом перегревались) поставили лобовой сотовый радиатор овальной формы. Спереди он имел управляемые из кабины пилота жалюзи. Поскольку более короткий и легкий "Лоррэн" еще больше усугублял проблему с центровкой, то для компенсации из задней кабины убрали один "Льюис" и часть магазинов к нему. Самолет № 4008 проходил заводские испытания с 20 октября по 1 ноября 1927 г.; летал на нем Я.Н. Моисеев. В НИИ ВВС самолет прибыл 14 ноября, но полеты задержались сначала из-за поломки тяги управления рулями высоты, затем из-за отсутствия лыж (уже выпал снег) и, наконец, из-за переделки бензосистемы в борьбе с постоянными утечками горючего. В НИИ на Р-ЗЛД летали пилоты Писа- ренко, Кудрявцев и Волковойнов.

Р-ЗЛД по сравнению с Р-ЗМ5 обладал более высокой скоростью горизонтального полета, но ухудшились скороподъемность и потолок, что опять объяснялось несоответствием винта новому мотору. Рекомендовали сменить винт и выполнить ряд доработок по мотоустановке. В частности, моторама оказалась недостаточно жесткой, что в сочетании с плохой сбалансированностью "Лоррэн-Дитриха" стало причиной тряски в широком диапазоне режимов работы мотора. Рама изгибалась и скручивалась. Устойчивость самолета по-прежнему оставляла желать лучшего. Машину вернули в ЦАГИ, где ее попытались улучшить небольшим увеличением площади стабилизатора. С 18 февраля 1928 г. самолет № 4008 ис- пытывался с новым оперением. Однако, по докладу помощника начальника НИИ Стомана, "увеличение площади стабилизатора на 5,7% едва заметно повысило устойчивость самолета". Возникли также трудности с системой охлаждения. Вода перегревалась до 80 - 85°. За 30 минут полета из расширительного бачка паром уходило до ведра воды! Впоследствии выяснилось, что виноваты некачественно изготовленные радиаторы. Мотоустановку в основном довели к июню, а остальные доработки по плану НИИ завершили к ноябрю 1928 г.

ГАЗ-7 должен был перейти на выпуск Р-ЗЛД с 23-го самолета. Действительно, 10 мая 1928 г. на испытания в НИИ ВВС вышел уже головной серийный Р-ЗЛД № 4023. Проблему устойчивости на нем разрешили введением удлиненной на 400 мм и более жесткой моторамы. Удалось победить и тряску: "Вибрации после соответствующей точной регулировки мотора стали нормальными", - гласил отчет. Хотя и были предъявлены претензии к недостаткам масло- и бензосистем, в целом оценка оказалась положительной: "...может быть рекомендован на снабжение строевых частей ВВС".

Постепенно производство налаживалось. Сдав последние Р-ЗМ5, со второй половины 1928 г. завод полностью перешел на выпуск Р-ЗЛД, причем темпы сборки стабильно нарастали. Постоянным тормозом являлись поставки комплектующих - моторов, приборов, вооружения. В частности, это было связано с тем, что на серийные Р-ЗЛД решили ставить не английские "виккерсы", а новые отечественные пулеметы ПВ-1 конструкции А.В.Надашкевича, отличавшиеся большей скорострельностью. Производство ПВ-1, принятых на вооружение в том же 1928 г., только разворачивалось, а они требовались и для других новых типов самолетов. Поэтому перебои с их поставкой лихорадили предприятия. Так, на 1 октября 1928 г. по плану завод № 22 должен был предъявить приемке 50 Р-ЗЛД, фактически предъявил 44, но некомплектно (в основном без пулеметов). Из них военные приняли только одну машину, а еще 34 им пришлось принять условно (ибо поставка приборов и вооружения по договору являлась обязанностью ВВС). Естественно, что реальная боевая ценность разведчиков без вооружения оказывалась близка к нулю.

Часть нареканий учли. Еще в 1928 г. с самолета № 4024 ввели усиление наиболее опасных шпангоутов распорками, с № 4067 - двойное усиление (т.н. "схема ЦАГИ"). Доработали бензосистему. В ходе серийного производства внесли еще несколько изменений, из которых внешне были заметны только два. С машины № 4074 на ПВ-1 перестали ставить обтекатель, что практически не ухудшило аэродинамики довольно тихоходного самолета, но упростило обслуживание вооружения. Стало легче производить чистку и регулировку установки оружия. Такое решение было предложено еще при испытании самолета № 4023. При этом одновременно укоротили ручку перезаряжания пулемета и установили гашетку на ручке управления самолетом. Правда, позже все-таки сочли, что неприкрытые кронштейны крепления пулемета создают дополнительное сопротивление, и с машины № 4094 их заменили на новые, более обтекаемые. С самолета № 4053 ввели новые бензобаки в крыле. Старые баки вкладывались в плоскости так, что их верхние крышки становились поверхностью крыла и ничем не прикрывались. При виде сверху на крыле были отчетливо видны два гладких прямоугольника на фоне гофрированной обшивки. Новые баки имели овальное сечение и сверху закрывались панелями с гофрированной обшивкой.

По мере отработки технологии, несмотря на постоянный рост веса (за счет усилений конструкции), характеристики Р-ЗЛД столь же неуклонно повышались. В первую очередь увеличивались скороподъемность и потолок, а также улучшались показатели маневренности. Если самолет № 4048 поднимался на 3000 м за 16,28 мин и имел практический потолок 4970 м, то машина № 4101 (выпущенная примерно на полгода позже) показала соответственно 14,73 мин и 5100 м.

Хотя имелись планы дальнейшей модернизации Р-ЗЛД, в частности, замена "льюисов" пулеметами ДА-2, в конце 1929 г. машину, как и предполагалось по планам УВВС, сняли с производства. В документации ОКБ Туполева указывается, что всего выпустили 103 Р-3, в том числе 79 Р-ЗЛД, однако данные ВВС и анализ серийных номеров машин показывают, что их построили несколько больше: 113 - 115 самолетов всех модификаций (11985).

В начале 1927 управляющий германской фирмы Альбатрос Р.Шуберт предложил Авиатресту купить лицензию на производство секретно разработанного в Германии двухместного военного биплана Альбатрос L-77 за 75 тыс. долл., включая опытный образец и обучение (1795,24).

В начале 1927 г. ОСС приступил к проектированию более простого боевика с неподвижной стрелковой установкой. С каждой стороны под нижними крыльями необходимо было разместить по одному пулемету «Максим А2» или «Максим Т3». Чтобы компенсировать вес установок, количество подкрыльных бомбодержателей уменьшили вдвое. Патроны для пулеметов на крыле решили разместить в барабанах. Но для того, чтобы уложить ленту с требуемым УВВС запасом в 500 патронов, нужен был барабан с диаметром не меньше 450 мм. Такие «бочки» существенно ухудшали аэродинамику самолета. Руководство ОСС обратилось к УВВС за разрешением ограничить боезапас 250 патронами на пулемет. Это позволило бы ужать барабаны до приемлемого диаметра 225 мм.

Подвижной вариант тоже предусматривал установку двух дополнительных пулеметов, но с возможностью отклонения вверх и вниз на 15°, вправо и влево на 45°. Управлять движением стволов должен был летнаб. Чем собирались поворачивать пулеметные установки — неизвестно; в те годы в нашей стране не было ни электромеханических, ни гидравлических турелей. По-видимому, разработку обоих вариантов «боевика» в ОСС прекратили в 1928 г.

Возможно, это было связано с появлением более удачной конструкции. В 1928 г. в 5-й авиабригаде в Киеве неподвижно установили на нижних крыльях Р-1 по одному пулемету с каждой стороны. Патронные ленты размещались в ящиках внутри крыла. Новое вооружение опробовали, в том числе стрельбой на полигоне. В 1929 г. на части самолетов бригады подобным способом установили дополнительные ПВ-1; вес пулеметных установок вынудил уменьшить для этих машин бомбовую нагрузку.

Другим эффективным способом поражения пехоты и кавалерии считалось применение большого количества мелких осколочных бомб. Но подвеска их на Р-1 ограничивалась количеством замков на балках бомбодержателей; при переходе на боеприпасы малого калибра реальная бомбовая нагрузка резко уменьшалась, самолет не мог полностью использовать свою грузоподъемность. В 1926 г. на ГАЗ-1 разработали кассеты ДЕР-10, рассчитанные на 2-кг бомбы. Но на серийных Р-1 их не устанавливали (11923).

В начале 1927 купили лицензию на БМВ-6, так как М-13 не удался (1366,12).

С начала 1927 г. приступили к изготовлению деталей V12 («КЕРТИС V») с ПЦН (хотя завершили чертежи варианта V12 («КЕРТИС V») с ПЦН только в июле 1927 г.), а первый опытный образец собрали в начале октября 1928 г. В ходе испытаний столкнулись с разрушением шатунов, также пришлось долго доводить конструкцию ПЦН. Работы были прекращены в середине 1930 г., т.к. двигатель уже не удовлетворял ВВС по мощности. Изготовлено 6 экз. Характеристики:

• 12-цилиндровый, рядный У-образный, четырехтактный, водяного охлаждения;

• безредукторный;

• диаметр цилиндра/ход поршня 125/160 мм;

• полный рабочий объем 23,55 л;

• степень сжатия 5,5. Существовали два варианта:

• У12-500 без ПЦН, мощность 450/503 л.с. (по другим данным — 450/530 л.с.), вес 435 кг (по проекту — 420 кг).

• У12 с одноступенчатым одно скоростным ПЦН, мощность 590 л.с.,

вес 465 кг.

Стал основой для разработки двигателя М-19. На самолетах не устанавливался (11852).

В начале 1927 г. Ремвоздухозавод № 6 получил номер 43 (9536,3).

В начале 1927 года было принято решение о покупке лицензии на производство немецкого авиадвигателя BMW-VI, под который и начали проектирование самолета Р-5 (5016).

Другие оборонные отрасли:

В начале 1927 на заводе "Красный Путиловец" была закончена 45-мм пушка ММ Лендера. Ствол 45-мм пушки ММ системы Лендера был скреплен кожухом. Затвор вертикальный клиновой с 1/4 автоматики (то есть отпирание затвора производилось вручную, а заряжание автоматически после досылки патрона).

Тормоз отката пушки гидравлический, накатник пружинный. Станины станка раздвижные. Первоначально по проекту пушка не имела щита. По проекту основной способ ведения огня был с катков, но при необходимости можно было вести огонь и с походных деревянных колес. Подрессоривание отсутствовало. Пушка была спроектирована в двух вариантах разборном и неразборном. В разборном варианте пушка разбиралась на 5 частей, которые переносились на людских вьюках. На поле боя пушка перекатывалась двумя-тремя номерами расчета на катках или на походных колесах. В походном положении система перевозилась парой лошадей за колесным передком. В полуразобранном виде пушка могла перевозиться на тачанке-тавричанке (3861).

В начале 1927 г., когда исполнение плана-минимум трехлетней программы стало в основном вырисовываться, было принято решение о создании “маневренного танка”. Техническое задание на него было выдано ГКБ ОАТ 17 ноября. В качестве базового завода для освоения серийного производства танка был выделен Харьковский паровозостроительный завод (ХПЗ) им. Коминтерна, на котором образовывалось специальное танковое КБ с перспективой расширения впоследствии объема выпуска танков на Челябинском тракторном заводе (ЧТЗ). Общее руководство работами по танку осуществлял главный конструктор ГКБ ОАТ С. Шукалов; ответственным исполнителем проекта стал ведущий конструктор секции гусеничных машин В. Заславский; моторно-трансмиссионное отделение танка спроектировал А. Микулин. От ХПЗ за создание танка отвечали зам. главного инженера М. Андриянов и зам. начальника тракторного цеха В. Дудка. Непосредственное руководство работами по маневренному танку в Харькове осуществлял инженер С. Махонин. КБ ХПЗ при непосредственном руководстве профессора В. Заславского занималось разработкой ходовой части нового танка, получившего индекс Т-1 -12. В разработке были заняты известные впоследствии конструкторы: Н. Кучеренко, В. Дорошенко, А. Морозов, М. Таршинов, И. Алексеенко. Компоновка Т-12 была подобна американскому Т1.Е1. с двухъярусным расположением очень мощного вооружения - 45-мм длинноствольной пушки или 60-мм (57-мм) гаубицы и трех пулеметов. В качестве силовой установки предполагалось использовать переделанный авиадвигатель “Испано” мощностью 200 л.с. Однако в процессе проектирования и изготовления танк был сильно изменен, девятигранная главная башня, макет которой был установлен на эталоне, была заменена на цилиндрическую, имевшую большую вместимость (от танка Т-24). Вместо двигателя “Испано” заводу “Большевик” в феврале 1929 г. был выдан заказ на отечественный танковый двигатель мощностью 180 л.с. конструкции А. Микулина. Но таковой построен не был, поскольку “Большевик” лихорадило от программы выпуска МС-1, и потому было принято решение по установке на танке отечественного авиамотора М-6 с пониженной до 180—200 л.с. мощностью. Для него В. Заславским и А. Микулиным были заново спроектированы коробка передач и ленточные тормоза (10733,86).

В начале 1927г. Автотрест, которому подчинялся завод АМО, принял решение о реконструкции завода. Объектом производства был выбран грузовик американской автосборочной фирмы "Автокар" грузоподъемностью 2,5 т. При этом планировался массовый выпуск грузовиков конвейерным способом.

В начале 1927 года проектирование новой броневой машины на шасси АМО поручили постоянному члену артиллерийского комитета (арткома) АУ РККА А. Рожкову. В самом начале работы стало ясно, что при установке бро-некорпуса на шасси в конструкцию последнего необходимо внести ряд изменений. Поэтому Рожков обратился за помощью к конструкторам АМО. Здесь под руководством инженеров Б. Строганова и Е. Важинского спроектировали шасси АМО Ф15 СП (специальное). Летом того же года его изготовили и испытали в окрестностях Москвы. От обычного шасси СП отличалось большим углом наклона рулевой колонки, переделанными передними педалями управления, измененными рычагами коробки перемены передач и тормоза и установкой заднего поста управления (11284).

В начале 1927 года проектирование новой броневой машины на шасси АМО поручили постоянному члену артиллерийского комитета (арткома) АУ РККА А. Рожкову. В самом начале работы стало ясно, что при установке бронекорпуса на шасси в конструкцию последнего необходимо внести ряд изменений. Поэтому Рожков обратился за помощью к конструкторам АМО. Здесь под руководством инженеров Б. Строканова и Е. Важинского спроектировали шасси АМО Ф15 СП (специальное). Летом того же года его изготовили и испытали в окрестностях Москвы. От обычного шасси СП отличалось большим углом наклона рулевой колонки, переделанными передними педалями управления, измененными рычагами коробки перемены передач и тормоза и установкой заднего поста управления. Следует отметить, что во всех публикациях по БА-27 авторами проекта этой машины называют Строканова, Важинского и членов КБ оружъобъединения. Однако изучение архивных материалов говорит о том, что автором проекта первой советской бронемашины был А. Рожков; Строканов и Важинский дорабатывали по его указаниям шасси АМО, а КБ оружьобъединения готовило чертежи для серийного производства. Биографических сведений о самом Рожкове пока обнаружить не удалось. Известно только, что уже в 1919 году он работал в управлении броневых сил Красной Армии, а в 1931 году спроектировал броневики «Форд-А» и ФАИ. Осенью после того как Рожков закончил детальную разработку чертежей бронеавтомобиля, их передали в главное конструкторское бюро оружобъединения. Здесь группа инженеров под руководством В. Заславского доработала проект, после чего чертежи машины, которая в документах уже значилась как Б-27, направили на Ижорский завод для изготовления бронекорпуса. В начале 1928 года корпус доставили из Ленинграда на завод АМО в Москву, где под руководством Рожкова, Строканова и Важинского началась сборка бронеавтомобиля. Ее закончили в марте, после чего Б-27 поступил на испытания. Бронеавтомобиль имел корпус, склепанный из 3–8 мм броневых листов на каркасе из уголков. Башня в форме шестигранника была изготовлена по типу башни танка МС-1. Сверху она закрывалась грибообразным колпаком со смотровыми щелями для наблюдения за полем боя. Для посадки экипажа из четырех человек имелись две двери в бортах. Наблюдение за дорогой с переднего поста управления велось через два люка со смотровыми щелями, а чуть ниже них - два небольших лючка, расположенных в лобовом листе корпуса. Водитель кормового поста управления имел перед собой лючок аналогичной конструкции. Кроме того, в бортах корпуса имелись смотровые щели с броневыми задвижками. Вооружение броневика состояло из 37-мм пушки Гочкиса (ПС-1) и 6,5-мм пулемета Федорова в раздельных установках в двух передних стенках башни. Кроме того, на правой стенке башни в специальном броневом ящике размещался прожектор. Бронеавтомобиль оснащался стандартным карбюраторным двигателем АМО жидкостного охлаждения, мощностью 35 л.с. (26 кВт) с карбюратом «Зенит-42». Пуск двигателя осуществлялся с помощью электростартера «Сцинтилла» мощностью 0,8 л.с. (0,6 кВт) или заводной рукоятки. В системе зажигания использовалось магнето. Воздух для охлаждения двигателя поступал снизу через специальный поддон и жалюзи в передних бронелистах. Машина имела фары довольно большого размера, которые в боевой обстановке закрывались откидными броневыми крышками. Аккумулятор 3 СТП-80 ёмкостью 80 А•ч устанавливался в специальном ящике под днищем с правой стороны машины. Для доступа к нему имелась специальная броневая крышка. Электрооборудование было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 6В. Боевая масса броневика составляла 4450 кг. Испытания Б-27 проводились 24 - 31 марта 1928 года специально назначенной комиссией артиллерийского управления. В акте осмотра и испытаний «броневой машины Б-27, исполненной по проекту постоянного члена арткома Рожкова на Государственных заводах АМО и Ижорском», говорилось следующее: «1. Произведенные Государственным автомобильным заводом АМО имени Ферраро изменения в стандартном транспортном и военном шасси АМО Ф-15 выражаются в переделках: переднего руля, передних педалей управления, рычагов перемены скоростей и тормозного и в установке заднего поста управления. 2. Изготовленный Государственным Ижорским заводом броневой корпус вмещает 4 человека: командира машины — он же стрелок, двух шоферов и одного помощника. 3. Броневой кузов в башне кругового вращения несет: 37-мм танковую пушку Гочкиса с переделками и плечевым упором, выполненным по проекту пом. постоянного члена арткома Иванова Д. на Московском орудийном заводе и автомат системы Дегтярева, установленный вместе с шаровой установкой в гнездное устройство системы Шпагина работы Ковровского пулеметного завода. 4. По проекту Рожкова пулеметное вооружение должно было состоять из спаренных перевернутых по предложению Иванова Д. 2,5-линейных автоматов системы Федорова, изготовленных на Ковровском пулеметном заводе. Но впоследствии в целях перехода на стандартный тип был поставлен пулемет Дегтярева во временной шаровой установке с временным плечевым упором. 5. Стеллажи броневого кузова оборудованы для укладки 2775 патронов, уложенных в магазины автомата Федорова и на 40 выстрелов к 37-мм пушке. Патронов к пулемету Дегтярева может поместиться в машине около 2000 в магазинах по 63 патрона. 6. Питание горючим производится при помощи вакуума из основного бензобака емкостью в 80 литров, укрытого от команды 4-мм броневой стенкой или дополнительного бачка емкостью 8 литров самотеком. Из основного в дополнительный бачек бензин перекачивается при помощи насоса двойного действия. 7. Электрооборудование состоит из поставленных на свое место стартера и динамо... Машина на прямом участке мокрого шоссе развивает максимальную скорость в 45 км/ч, средняя скорость движения по шоссе с большими участками в очень плохом состоянии равна 30 км/ч, скорость задним ходом составляет 13,5 км/ч. Машина в состоянии преодолеть подъемы до 4 % на прямой передаче и подъемы до 9 % на третьей передаче. Управление машиной как при движении передним, так и задним ходом удобно. В боковой люк справа от водителя переднего руля видно правое переднее колесо. Использование башни и вооружения не встречает затруднений. Существующий головной убор (шлем или фуражка) команды не удобен, так как не предохраняет голову от ударов при толчках. Длинная шинель также мешает как посадке команды в машину, так и управлению ею и вооружением... Пулемет системы Дегтярева с временным плечевым упором дает рассеивание при стрельбе на кучность (дистанция 100 шагов 100 патронами) очередями по 3–5 патронов площадь рассеивания 24 х 32 см и магазинами площадь рассеивания 23 х 21 см. Магазин в 63 патрона непрерывным огнем выпускается за 5 — 7 с. Мешок для улавливания гильз с горловиной, изготовленной для Воздухофлота, при своевременном опорожнении задержек не дает. Крепление пулемета в шару не удачно. Поле зрения в шаровой установки пулемета и маски пушки не достаточно и требует увеличения применением оптического прицела. Переход от пушки к пулемету и обратно производится беспрепятственно и занимает при нахождении машины на месте 15 секунд. Стрельба из пушки и пулемета с места удобна, с движения стрельба не производилась». 31 марта машина снова испытывалась пробегом на небольшую дистанцию, а затем была доставлена на завод для осмотра узлов и агрегатов. На этом предварительные испытания Б-27 закончились. По их итогам комиссия составила отчет, который направили начальникам артиллерийского управления и управления снабжений. В заключительной части отчета говорилось следующее: «На основании проведенных предварительных испытаний комиссия отмечает: 1. Выбор для бронирования из числа машин, изготовляемых внутри страны транспортного и военного типа шасси 1,5-тонного грузовика АМО Ф15 наивыгоднейшим образом обеспечивает организацию снабжения, ремонта, пополнения личным составом и разворачиванию автоброневых частей. 2. Проведенные переделки в стандартном шасси обеспечивают удобство обслуживания машины и не вызывают высоких расходов на приспособление этого шасси под броню. 3. Кузов броневой машины вполне жесткой конструкции может быть изготовлен заблаговременно отдельно от шасси и достаточен по размерам для размещения экипажа, вооружения и боеприпасов. При намеченном расположении наблюдательных щелей и люков броневой кузов обеспечивает удовлетворительное наблюдение за полем боя. 4. Размер пулеметного боекомплекта достаточен для ведения огня короткими очередями в течении 35 — 40 минут, а пушечного для успешного обстрела 5 — 6 целей на расстоянии до 1 км. 5. Запас горючего обеспечивает возможность движения машины на расстояние до 350 км. Признавая на основании вышеизложенного машину отвечающую своему назначению, комиссия находит необходимым производство следующих дополнений и вооружений: Помощника шофера и шофера заднего руля вооружить пистолетами-пулеметами для того чтобы броневик мог одновременно вести обстрел трех целей. Артиллерийскому управлению необходимо теперь же приступить к следующим работам по: а) улучшению охлаждения пулеметов системы Дегтярева с целью обеспечения возможности беспрерывного ведения огня магазинами не менее чем до 1000 выстрелов; б) усовершенствованию шаровой пулеметной установки; в) оборудованию шаровой установки и маски пушки оптическими прицелами. Артиллерийскому управлению следует по сходе снега организовать испытание машины длительным пробегом не менее 500 км как по шоссе, так и по разнообразным грунтовым дорогам на проходимость и выносливость». Следует отметить, что не все члены комиссии согласились с данной оценкой. Так, одни считали недостаточной скорость заднего хода, другие указывали на перегрузку шасси, третьи отмечали слабость пулеметного огня и малый боекомплект по сравнению с двухбашенными «остинами» и «фиатами», которые могли брать до 10 000 патронов. Но все эти разногласия не помешали в дальнейшим работам по Б-27. Главное техническое испытание нового броневика руководство артиллерийского управления наметило на начало июня, для чего была назначена комиссия под председательством начальника 5-го отдела АУ РККА Топилова (позже его сменил Рожков). К этому времени конструкция Б-27 претерпела ряд изменений. Так, грибообразный колпак башни стал открываться назад по ходу машины — это сделали для более удобного наблюдения командира за местностью. Жалюзи в броневых листах защиты радиатора ликвидировали — они не обеспечивали защиты от пуль и брызг свинца при обстреле. Их заменили съемные броневые листы, которые в походном положении крепились по бортам корпуса. Коробка с большим прожектором была снята — вместо нее внутри башни поставили маленький, закрытый откидным люком. Броневик получил фары меньшего диаметра без броневых крышек, кроме того, в бронировку мотора внесли изменения, позволявшие демонтировать его без снятия корпуса, бензопроводку разделили на две магистрали, сиденье водителя приподняли на 50 мм. Испытания броневика велись с перерывами 6 июня по 3 июля 1928 года в районе Одинцово, недалеко от Москвы. Всего машина прошла 627 км, из них 567 по шоссе и 59,4 км по местности. Выяснилось, что проходимость Б-27 равна проходимости груженого 1,5-тонного грузовика — на плохих грунтовых дорогах он часто застревал и его приходилось вытаскивать с помощью людской силы либо грузовика. Запас хода по горючему составлял 180 — 200 км по шоссе и 100 км по грунтовой дороге, обзор из машины был удовлетворительным. В целом Б-27 показал себя неплохо, и комиссия в своем заключении рекомендовала принять его на вооружение РККА. Отчеты всех испытаний были представлены начальнику снабжений РККА Н. Дыбенко, который после их изучения, направил начальнику штаба РККА письмо следующего содержания: «Вследствие того, что имеющаяся на вооружении РККА материальная часть авто-броневых машин как устаревшая и давно выслужившая все амортизационные сроки за последнее время приходит почти в полную негодность, Артиллерийским управлением... с начала 1927 года было приступлено к проектированию новой авто-броневой машины. При ее проектировании на основе тактико-технических требований за основу была взята марка машины, строящаяся на заводах промышленности СССР. Наиболее пригодной машиной для забронирования оказался 1,5-тонный грузовой автомобиль АМО Ф-15 завода Автотреста, который в большом количестве имеется в эксплуатации в государственных, кооперативных и промышленных предприятиях Союза. Таким образом, при использовании в качестве объекта бронирования имеющегося в СССР шасси стандартного производства вопрос об обеспечении РККА броневыми автомобилями при мобилизации и запасными частями к ним в военное время разрешается в положительном смысле. На основании изложенного выше в конце 1927 года АУ УС РККА проект новой бронемашины был осуществлен и построен опытный образец, который был... всестороннее испытан комиссией с участием представителей АУ, Штаба РККА, Инспекции Пехоты и Бронесил, Инспекции Кавалерии авто-броневого дивизиона... На основании изложенного прошу войти с представлением в РВС СССР о принятии на вооружение РККА бронеавтомобиля АМО образца 1927 года с присвоением ему наименования БА-27 (бронеавтомобиль АМО образца 1927 года) и о представлении Артиллерийскому Управлению права вносить в конструкцию машины последующие усовершенствования в зависимости от результатов продолжительных испытаний и опыта службы бронеавтомобилей в частях РККА». 24 октября 1927 года постановлением Революционно-военного совета СССР бронеавтомобиль был принят на вооружение Красной Армии под обозначением БА-27. Производство поручили Ижорскому заводу, шасси поставлял завод АМО. 19 декабря 1927 года артиллерийское управление РККА заключило с Ижорским заводом договор за № 5666/95 на бронировку 54 машин БА-27 первой партии, а 6 января 1928 года — с заводом АМО на поставку 54 специальных шасси для них. Впоследствии договор с Ижорским заводом пересмотрели: в него включили 55-ю машину — опытный образец, который не был оплачен, а 20 броневиков предполагалось передать на вооружение частей ОГПУ. Выполнение данного заказа было закончено в декабре 1928 года. Следует упомянуть, что более половины броневиков первой партии выпускались из броневых листов толщиной 4–7 мм, изготовленных на Ижорском заводе еще в 1922 году. Для проверки их качества проводились два испытания стрельбой — большое и малое, в ходе которых листы отстреливались бронебойными и остроконечными пулями с дистанции 375 — 600 м. 10 января 1929 года артиллерийское управление заключило с Ижорским заводом договор № 549/86 на изготовление еще 74 БА-27. Однако выпуск второй партии затянулся. И АМО, и Ижорский завод не имели необходимого оборудования, инструментов и материалов, остро не хватало квалифицированных рабочих. Динамику производства броневиков в этот период можно проследить по докладу военпреда, датированного 8 декабря 1929 года: «За октябрь изготовлено первые 20 машин, за ноябрь — 12, по 8 декабря -11, всего 43. Готовы на 90 % — 11, на 80% — 8, на 70% — 8, на 50% -11, свободных шасси — 3, итого 73 машины». В декабре 1929 года решением реввоенсовета СССР создается Управление моторизации и механизации Рабоче-Крестьянской Красной Армии (УММ РККА). Последнему передали все функции формирования автобронетанковых частей и обеспечения армии танками, броневиками и автотракторной техникой. 28 декабря артиллерийское управление передало УММ РККА «все права и обязанности по договору с Ижорским заводом на бронирование автомобилей». Изучив положение дел, руководство Управления моторизации и механизации 21 февраля 1930 года заключило с Ижорским заводом договор № 9022170 на 105 БА-27 третьей партии со сроком окончания заказа к декабрю. Однако возможности предприятия не позволяли сдать в войска такое количество броневиков. 13 мая военпред УММ РККА в своем докладе «О проверке выполнения заказов Ижорским заводом» сообщал: «Заказ 1927/28 года на 55 машин: сдано 55; Заказ 1928/29 года на 74 машины: сдано 70, на заводе 4. По словам администрации завода инженера Обухова будут сданы к 20 — 25 мая. Задержка в сдаче из-за отсутствия деталей: бензобаков, ниппелей и т.д; Заказ 1929/30 года на 105 машин, из них до 8 мая не сдано ни одной. В сборке 15 корпусов, до 8 мая на завод поступило 30 шасси». Тем не менее, в сентябре того же года с Ижорским заводом заключили договор еще на 65 БА-27 четвертой партии со следующими сроками окончательной сдачи в декабре. Однако изготовление броневиков затянулось, и их производство прекратили летом 1931 года. К этому моменту из 170 заказанных УММ РККА броневиков изготовили лишь 86. Таким образом, суммарный выпуск БА-27 за 1928–1931 годы составил 215 бронеавтомобилей, включая опытный образец (правда, последний в 1930 году разбронировали). Следует сказать, что единственным внешним отличием БА-27 третьей партии от машин первой и второй (четвертая так и осталась лишь на бумаге) являлась крышка ящика для аккумулятора. Так как последний подняли вверх, размер и конфигурацию крышки уменьшили. Весной 1930 года один бронеавтомобиль из второй партии отправили на 2-й автосборочный завод в Москве, ведущий сборку прибывающих из Америки грузовиков «Форд-АА». Здесь корпус БА-27 переставили на шасси «Форда», обладавшего более мощным двигателем в 40 л.с. (29 КВт). Испытания показали, что благодаря более мощному двигателю скорость и запас хода бронеавтомобиля возросли. Однако к этому моменту, согласно принятой еще 18 июля 1929 года «Системы танко-тракторного и авто-броневого вооружения Рабоче-Крестьянской Красной Армии», уже шло проектирование новых типов средних бронемашин на трехосном шасси «Форд-Тимкен». Поэтому использование американского шасси признали нецелесообразным, и БА-27 на базе «Форд-АА» остался в единственном экземпляре. БА-27 начали поступать в войска летом 1928 года. В первую очередь они шли в автоброневые дивизионы (по 12 машин в каждом), где ими заменяли устаревшие и сильно изношенные броневики «Фиат» и «Остин» времен Первой мировой и гражданской войн. В 1929 году в Красной Армии началось формирование мото-отрядов стрелковых дивизий, имевших по штату 12 броневиков БА-27. Всего к весне 1930 года в Красной Армии имелось три таких отряда. В том же 1930 году в подмосковном Наро-Фоминске было сформировано первое постоянное соединение мотомеханизированных войск РККА — механизированная бригада. Она имела в своем составе легкий (разведывательный) и броневой полки, отдельный стрелковый батальон, артиллерийский дивизион и подразделения обеспечения. В составе легкого полка имелся броневой дивизион в составе 12 бронемашин БА-27. Дивизион предназначался для ведения разведки и боевого охранения транспортных колонн на марше. Весной 1931 года механизированную бригаду реорганизовали. Новая схема предусматривала переход на батальонную систему организации. Теперь она состояла из трех танковых, разведывательного, стрелково-пулеметного, саперного батальонов, батальона истребителей танков, артиллерийского дивизиона, химической роты, зенитно-пулеметной батареи и подразделений обеспечения. Всего по новому штату в бригаде имелось 210 танков, 91 танкеток, 48 бронемашин БА-27, 92 орудия, 7 зенитных пулеметов и 600 автомобилей. Броневики входили в состав разведывательного батальона. В 1932 году по типу 1-й механизированной бригады началось широкое развертывание механизированных соединений в различных военных округах, но на их укомплектование вместе с БА-27 стали поступать бронемашины БАИ и БА-3. Кроме того, в 1933 — 35 годах часть БА-27 поступили на вооружение бронеэскадронов кавалерийских дивизий. Поступали БА-27 и на вооружение частей ОГПУ. Этими бронемашинами укомплектовали три бронедивизиона, которые участвовали в боях с басмачами в Хорезмском оазисе (1 сентября -20 октября 1932 года) и под Кизил-Араватом (март 1933 года). БА-27 состояли на вооружении частей ОГПУ — НКВД до конца 30-х годов, после чего их заменили на БА-10. В 1930 году 6 БА-27 отправили на экспорт — в Монголию. Они состояли на вооружении монгольской армии вплоть до конца 40-х годов. Служба в войсках выявила достаточно низкие эксплуатационные качества БА-27. Кроме того, бронеавтомобиль, создававшийся на основе требований середины 20-х годов, к началу 30-х оказался уже устаревшим. Например, в отчете о работе механизированных частей Приморья, датированным сентябрем 1934 года, говорилось: «БА-27 — тип машины устаревший. Основной недостаток — слабая проходимость вследствие большой перегрузки броней и узкого профиля колес (большое давление на квадратный сантиметр). Машина застревает там, где другие двухосные колесные машины проходят свободно. В горных условиях не применима — мотор перегревается на подъем (кипит), вследствие высокого расположения башни машина имеет свойство опрокидываться, что тоже отрицательно для горной местности. Машина может применяться лишь на ровной дороге и твердом грунте. В условиях Приморья совершенно не

пригодна». К середине 30-х годов бронеавтомобили БА-27 сильно износились и почти все требовали капитального ремонта. Например, командир и военный комиссар 45-го механизированного корпуса комдив Борисенко в докладе об укомплектовании своего соединения от 8 января 1937 года сообщал: «11 машин БАИ и 21 машина БА-27 корпусу не положены. Учитывая отсутствие запчастей и ремонтных баз, а также то, что все машины БА-27 в течении ряда лет требуют капитального ремонта, прошу об изъятии». Учитывая сильный износ БА-27, а также то, что к этому времени запасные части для АМО уже не производились, автобронетанковое управление РККА приняло решение приспособить эти бронеавтомобили для движения по железной дороге. В 1936 году два БА-27 поступили в мастерские военного склада № 60 в Брянске. Здесь машины оснастили железнодорожными бандажами и домкратом с поворотным устройством при помощи которого машина вывешивалась при переходе на рельсы. Дополнительно на машине устанавливались специальное буферное и прицепное устройства, позволявшие ставить машину в хвосте железнодорожного состава или соединять две машины между собой. Буферное и прицепное устройства были выполнены в одном корпусе, подвешенном шарнирно на кронштейне, приваренном в кормовой части корпуса. При движении машины на железнодорожном ходу с помощью специальных хомутов производилась блокировка передних и задних рессор. Проведенные испытания броневиков, получивших обозначение БА-27жд (железнодорожный) прошли в 1937 году во 2-м полку бронепоездов и показали хорошие результаты. Скорость на железнодорожном ходу составляла 50 км/ч. Исходя из этого, предполагалось переоборудовать подобным образом все БА-27, превратив их в бронедрезины для сопровождения бронепоездов. К выполнению этой программы планировалось приступить с 1938 года,

но время распорядилось иначе.

Масса

4100 кг

Экипаж

4 человека

Длина

4617 мм

Ширина

1710 мм

Высота

2520 мм

Клиренс

250 мм

Давление на грунт

3,4 кг/см2

Тип двигателя

4-х цил., карб. АМО

Мощность двигателя

35 л.с.

Скорость по шоссе

до 30 км/ч

Запас хода по шоссе

180 км

Преодолеваемый подъем

до 15°

Вооружение

37-мм пушка Гочкис, 7,62-мм пулемет ДТ

Боекомплект

40 снарядов, 2016 патронов

Бронирование

3–7 мм

(11861).

С начала 1927 года вследствие того, что имеющаяся на вооружении РККА материальная часть авто-броневых машин как устаревшая и давно выслужившая все амортизационные сроки за последнее время приходит почти в полную негодность, Артиллерийским управлением УС РККА было приступлено к проектированию новой авто-броневой машины. При ее проектировании на основе тактико-технических требований за основу была взята марка машины, строящаяся на заводах промышленности СССР. Наиболее пригодной машиной для забронирования оказался 1,5-тонный грузовой автомобиль “АМО Ф-15” завода Автотреста, который в большом количестве имеется в эксплуатации в государственных, кооперативных и промышленных предприятиях Союза. Таким образом, при использовании в качестве объекта бронирования имеющегося в СССР шасси стандартного производства вопрос об обеспечении РККА броневыми автомобилями при мобилизации и запасными частями к ним в военное время разрешается в положительном смысле. На основании изложенного выше в конце 1927 года АУ УС РККА проект новой бронемашины был осуществлен и построен опытный образец, который был... всесторонне испытан комиссией с участием представителей АУ, Штаба РККА, Инспекции Пехоты и Бронесил, Инспекции Кавалерии авто-броневого дивизиона...(11284).

К началу 1927 года ни в области чугуна, ни стали не были достигнуты довоенные размеры производства. Положение в цветной металлургии оставалось еще хуже: сохранялась зави¬симость от заграницы и диспропорция между производством и спросом на цветные металлы. По уровню обеспеченности автотранспортом страна находилась на 41 месте в мире.

Что касается чисто военной промышленности, то в начале 1927 года производственные мощности советских военных заводов определялись ниже, чем казенных и частных военных заводов в 1916 году. Наибольшее отставание имело место в производстве артиллерийского выстрела: в 1927 году его производство исчислялось 6 млн штук, тогда как в 1916 году было произведено 30,9 млн. На уровне 30—50% от уровня 1916 года на советских военных заводах производились порох, взрывчатые и отравляющие вещества. Восстановление мощностей ВПК по состоянию на начало 1927 года в СССР, в лучшем случае, было завершено наполовину. По сравнению с Францией, военная промышленность СССР имела мощности по производству боевых самолетов в 7 раз ниже, по танкам — в 20 раз, по пулеметам — в 2 раза и т.д. Проверка военных заводов в 1927 году выявила, что по отношению к стоимости основного капитала военной промышленности произведенные капиталь¬ные затраты составили всего 0,75% при минимальной норме 4%13.

Причины столь низкой готовности ВПК к выполнению задач обороны страны во многом лежали в политике, проводимой по отношению к “оборонке” в 1924—1925 годах. В начале весны 1924 года были урезаны дотации на содержание военно-промышленных предприятий, а в 1924/25 году финансирование оборонных отраслей из бюджета составило 92,5% от уровня предыдущего года. Хотя в следующем году расходы на военную промышленность несколько возросли, но удельный вес фи¬нансирования предприятий оборонного комплекса по отношению к мирным отраслям сократился. 12 действующих военных заводов (из 62-х) перешли в состав трестов гражданской промышленности и сменили свой производственный профиль. Оставшиеся в ведении ГУВП ВСНХ предприятия вынужденно приступили к поиску и размещению на недогруженных производственных мощностях мирных заказов.

Положение резко меняется в конце 1926 года, когда продукция военной промышленности включается в единый государственный план. Обновление изношенного оборудования и развитие спроса на технически сложную мирную продукцию, способную быть изготовленной на воен¬ных заводах, определило перспективы их перевода на трестовский хозрасчет. В декабре 1926 года ВСНХ СССР были сформированы 4 военно-промышленных треста: орудийно-арсенальный (14 предприятий), патронно-трубочный (8 предприятий), военно-химический (12 предприятий), оружейно-пулеметный (5 предприятий). Позже к ним добавляется авиационный трест (11 предприятий). Концентрация военно-промышленных производств на специально отведенных для них производственных мощностях ограниченного числа предприятий продолжала оставаться отличительной особенностью формирования советского ВПК.

1926/27 год дал резкий скачок расходов на развитие военной промышленности — 362,7% по сравнению с 1923/24 годом. В бюджете на 1927/28 год общие расходы на оборону возрастали до 1 млрд руб. по сравнению с 780 млн руб. в предыдущем году. Удельный вес военных затрат в объеме общегосударственных расходов вырос с 15,4% до 17,3%15. Увеличение расходов приходилось в основном на дотации военной промышленности, на оборонное строительство в системе НКПС, на финансирование закупок стратегического сырья и материалов за границей, на создание фондов финансирования оборонных предприятий и т.д. “Военная тревога” 1927 года положила начало созданию государственного оборонного комплекса — системы государственных мобилизационных органов. В свою очередь, повышенные планы военного ведомства стали одним из решающих факторов давления на цифры первого пятилетнего плана.

В соответствии с планами ускоренного промышленного развития, с 1925 года возрождается утопия всеохватывающего плана, а удаление из НКФ в начале 1926 года Г. Сокольникова официально и формально закрепило поражение финансового ведомства и “победу” планового. Окончательная “победа” последнего была обусловлена общим кардинальным изменением политического курса после 1927 года. Вся хозяйственная стратегия становления социалистического сектора исходила из признания плана истинным социалистическим направлением развития, которое противостоит рынку, ограничивает его. А в условиях экстремальных, связанных с нарастанием товарного дефицита, низкой эффективностью хозяйствования лишение хозяйствующих субъектов самостоятельности становится генеральной линией. Усиление административного вмешательства в экономику сказалось, прежде всего, на ужесточении системы планирования: если до 1925 года планы носили ориентировочный характер, то затем они стали приобретать обязательный, директивный характер. В июле 1927 года по представлению Госплана в СТО была сконструирована новая плановая величина (средний процент прибыли для всей промышленности и отдельных отраслей), которую стали включать в калькуляции отпускных цен. По директиве СТО в распоряжении предприятий оставалась только сверхнормативная прибыль, полученная за счет сверхпланового снижения себестоимости.

Очевидной тенденцией эволюции натурального планирования стало его расширение и проникновение на все уровни и во все звенья хозяйственной системы. Система обязательных госзаказов, нормирование цен, практика генеральных договоров, планирование товарооборота и кредита, централизация и жесткое регулирование капитального строительства, разрешительный порядок открытия новых, даже мелких, предприятий в ряде отраслей, — все эти мероприятия радикально изменили лицо советского рынка. В области промышленности это нашло свое отражение в новом Положении о трестах от 29 июня 1927 года, в котором исчезли принципиальные положения хозрасчета о прибыли трестов и возможности свободного установления цен. В новом Положении место прибыли занял план (11575).

Жизнь и внутренняя политика:

В начале 1927 года в хозяйственной части номенклатуры еще более усилились голоса за реорганизацию и децентрализацию, усиливаемые естественными устремлениями корпуса “красных директоров” к максимальной независимости от центрального руководства. Президиум ВСНХ, охраняя свое центральное естество, склонялся к промежуточной линии. Председатель ВСНХ Куйбышев в докладе пленуму ВСНХ изложил схему, в которой Президиум ВСНХ гарантировал себе будущее под незыблемым лозунгом сохранения “планового” хозяйства, но вместе с тем предлагалось децентрализовать управление и частично передать его в республиканские СНХ, а также правлениям трестов. Но главное, проект намечал широкое “раскрепощение” отдельных заводов. Заводам предоставлялась максимальная самостоятельность в оперативной деятельности, гарантировались договорные отношения с трестом. Ложкой дегтя, причем пребольшущей, явилось положение о том, что директор приглашается не навечно, а на определенный срок; однако ее горечь существенно подслащивалась твердым обещанием того, что трест в его управление не вмешивается. Таковы были последствия решения экономического руководства искать ресурсы для индустриализации в самой промышленности. Велись активные поиски и других источников. Рыков на XV партконференции твердо сказал, что эмиссия, как источник вложения новых средств в промышленность, является уже “отпавшей”. Однако проблема ассигнования огромных средств на развитие государственной промышленности “отпадать” не желала. Внутренние, нормальные источники средств были исчерпаны до отказа. Вначале были некоторые иллюзии относительно внутренних займов, однако 1927-й и особенно 1928-й год развеяли их также, как и иллюзии в отношении внешних кредитов (11577).

В начале 1927 года жизнь заставила советское руководство активизировать свою политику в поисках иностранных кредитов. Возможности получения кредитов, типа немецкого (около 300 млн долларов), полученного в 1926 году, были исчерпаны хотя бы в силу неважного положения экономики самой Германии. Время было слишком неподходящим, чтобы просить деньги у капиталистов, которым Соввласть, если и не угрожала откровенно “мировым пожаром”, но при всяком удобном случае старалась укусить ((Мое примечание: Тоже достаточно странное утверждение. На основании только известных фактов установлено, что в 1927-1928 годах СССР заключил ряд крупных кредитных соглашений с некоторыми западными компаниями).

Большевики согласились начать работу франко-советской комиссии, в которой речь, разумеется, шла о признании царских долгов. Невиданным образом пошли даже на идеологические подвижки. Представители советской делегации в Женеве в 1927 году Сокольников и Осинский сделали заявления, которые по своему лейтмотиву и тональности далеко отстояли от ленинского большевизма — дескать, социализм в одной стране совместим с капитализмом в других — и огласили предложение СССР о ликвидации в мире всех вооруженных сил. Однако для буржуазного мира, как всегда, нужны были гарантии под долгосрочный кредит, хотя бы в самом образе действий должника, а здесь гарантий не было, поскольку от должника пахло “мировым пожаром” и он всегда был готов бухнуть деньги в авантюру на раздувание этого пожара.

Тем не менее, усилия в поисках кредитов были все же вторичными по отношению к интенсивным поискам ресурсов внутри страны. Прежде всего, рыковская экономика, снисходительная к крестьянину, пыталась встряхнуть свои карманы. Советская национализация, даже в неопытных руках большевиков, действительно в свое время устранила тысячи владельцев и избавила рабочих, общество от необходимости уплачивать дивиденды нетрудовым слоям, однако вместе с тем появилась и необходимость управления, появились десятки тысяч администраторов — бюрократов, чье громоздкое и неумелое ведение хозяйства свело всю эффективность национализации к нулю. Себестоимость продукции советской промышленности, несмотря на все усилия, устойчиво держалась на уровне выше довоенного, не говоря уже об иностранном.

Советская политика в области промышленности за период военного коммунизма и нэпа прошла целый ряд крупных этапов. 1918 год — это год национализации; 1919—1920 годы — период строгой централизации; 1922—1923 годы — перестройка промышленности на коммерческих основах; 1924 год — новый перелом в сторону централизации в виде создания при ВСНХ главных директоров по отраслям, урезания прав трестов и губсовнархозов (11577).

В начале 1927 года СНК и СТО приняли решения, ограничивающие работу бирж, в результате чего из 70 товарных бирж было ликвидировано 56, а вскоре (в 1929—1930 годы) прекратили свою деятельность остальные. Полностью была прекращена после постановления СНК от 15 мая 1928 года аренда, а в 1930 году эта форма хозяйствования практически перестала существовать (11575).

Внешняя политика:

В начале 1927 г. начатый немцами еще в 1925г. отход от затратных форм военно-технического сотрудничества после «гранатной истории» и скандала с «Юнкерсом», в более или менее определенной форме был принят и Москвой, которая, — с учетом неудачной попытки в ходе визита Уншлихта навязать немцам широкомасштабную программу создания военной индустрии в СССР на деньги из военного бюджета Германии, — пошла на форсированную ликвидацию договоров с «Юнкерсом» и «Штольценбергом». Москва стала осознавать, что и безоглядное разыгрывание «польской карты», и игра на межведомственных противоречиях между германской дипломатией и райхсвером уже не приносят реальных результатов. Тем не менее с назначением военным министром В. Гренера взаимодействие между МИДом и военным министерством значительно улучшилось (11784).

В начале 1927 г. в Шанхае при поддержке командированных в Китай представителей Коминтерна китайские коммунисты подняли вооруженное восстание, целью которого было свержение власти местного военного правительства и захват власти в городе (3871).

За рубежом:

В начале 1927 года, на пять лет раньше установленного срока, западные страны отозвали Контрольную комиссию. Английское, французское и бельгийское правительства настолько были единодушны в своем решении, что просто проигнорировали ее заключительный доклад, который сводился к одному убийственному выводу: “Германия никогда не разоружалась, никогда не имела намерения разоружаться и в течение семи лет делала все, что от нее зависело, чтобы ввести мир в заблуждение и осуществлять встречный контроль над комиссией, назначенной контролировать ее разоружение” (11688).

Другие оборонные отрасли:

1 февраля 1927 г. для испытаний и приемки крейсера Профинтерн на Балтике была назначена приемная комиссия под председательством военного кораблестроителя Ю. А. Шиманского. Назначение председателями приемных комиссий представителей кораблестроительных учреждений (Управления кораблестроения флота, Комнаба и др.), которые были связаны с исполнителями работ (судостроительными заводами) и не являлись полностью от них независимыми организациями, вызвало протест со стороны Научно-технического комитета флота (10700).

Внешняя политика:

1 февраля 1927 г. Уншлихт информировал Крестинского, что инстанция (Политбюро ЦК ВКП(б)), «учтя совместную работу нашего Военведа (военное ведомство) с РВ (Р. В. — транслитерация с немецкого: Rw — Reichswehr (райхсвер)), постановила при первой возможности ликвидировать совместные оставшиеся школы, а переговоры относительно новых прекратить. При таких условиях нам остается изыскать способ ликвидации сотрудничества с тем, чтобы не нарушить хороших добрососедских отношений с Р. В. С, сохранение коих признано инстанцией желательным» (АВП РФ, ф. 0165, оп. 5, п. 123, д. 146, л. 176.) (11784).

Авиапромышленность:

2 февраля 1927 предварительный проект школьного самолета первоначального обучения ОО ГАЗ-1 и ОСС ЦКБ Н.Н.П. был утвержден в Техсовете, а 3 февраля 1927 в НК УВВС (2275).

Это был У-2 Н.Н.П. (2342).

2 февраля 1927 Техсовет вынес постановление о выяснении к 1 апреля 1927 возможности производства полетных испытаний У-2 на заграничном моторе (2275).

2 февраля 1927 состоялось заседание Техсовета Авиатреста (Протокол 16) и рассмотрели вопросы: 1. Предварительный проект У2-М12 - признали соответствующим требованиям НК УВВС и др. (2279).

2 февраля 1927 состоялось заседание совета Авиатреста по техническому проекту У-2. В постановлении говорилось: “Представленный предварительный проект самолета У2-М11 признать отвечающим требованиям ПК УВВС... В соответствии с заключением ЦАГИ и докладом т. Погосского об отсутствии замечаний по расчету самолета У2-М12, считать представленные расчеты правильными” (10667).

ПРОТОКОЛ № 16

ЗАСЕДАНИЯ ТЕХНИЧЕСКОГО СОВЕТА от 2 февраля 1927 г.

Председатель: МАКАРОВСКИЙ

Члены: ТУПОЛЕВ, ЧУДАКОВ, ХАРЛАМОВ, АКАШЕВ, и зам. тов. БРИЛЛИНГА т. КЛИМОВ

Присутствуют:

от ЦАГИ - ПОГОССКИЙ, СТЕЧКИН

от НК УВВС - ИЛЬЮШИН

от Авиатреста - ПАСТУШЕНКО, ВОРОТНИКОВ

от ЦКБ - ПОЛИКАРПОВ, БЕССОНОВ, ОЛЬХОВСКИЙ, ЯРОВИЦКИЙ

от Р.К. - ДЕНИСОВ

Ученый Секретарь КАЛИНИН

Слушали

Постановили

1. Рассмотрение предварительного проекта самолета У2-М12.

1. Предъявленный предварительный проект самолета У2-М12 признать отвечающии требованиям НК УВВС.

2. Считать необходимым все узлы шасси сделать так, чтобы была обеспечена опреде ленная кинематика схемы.

3. В схеме самолета считать необходимым остановиться на варианте с несущими лентами в двух плоскостях.

4. В согласии с заключением ЦАГИ считать необходимым переработать управление для получения кинематически правильной схемы

5. Считать желательным дать другую компановку основного нижнего крыла, крепящего центральный план к фюзеляжу, куда подходит главная расчалка, а также узла к которому крепится моторная установка, с тем, чтобы главные усилия были бы восприняты более непосредственно.

6. В вопросе о положении баков подтвердить постановление Технического Совета от 6/Х-26 г. по протоколу № 4 по эскизному проекту У2-М12.

7. Еще раз подтвердить постаноыление Технический Совета от того же числа о необходимости легкого доступа к осмотру всех главных элементов, работающих в полете, а равно и всех органов управления, т.к. исполнение этого постановления не может быть усмотрено по материалам, входящим в состав предварительного проекта.

8. Ввиду того, что в нормах прочности, утвержденных НК УВВС нет уканий по расчету элероноа, просить ЦАГИ разработать таковые. Временно, при проектировании самолета У2-М12 .признать возможным воспользоваться существующими американскими нормами для расчета элеронов.

9. В согласии с заключением ЦАГИ, с читать об"ем представленной ОСС программы статических испытаний для У2-М12 достаточным. Заявление ЦАГИ о передаче в ОТО ЦАГИ на рассмотрение и утверждение инструкций по выполнению указанных статических испытани - принять к сведению.

10. Конструкцию и размеры лонжеронов крыльев, предусмотренную предварительным проектом - считать приемлемыми.

11. Заявление Зав. ОСС т.Поликарпова о готовности...принять, к сведению и просить Комиссию НК УВВСосмотреть 5/П макет и дать по нему свое заключение.

12. Считать необходимым форсировать работы по изготавливаемой серии моторов М12. Не позже 1 Апреля обеспечить возможность заводских испытаний У2 с мотором заграничного происхождения.

13. В соответствии с заключением ЦИГИ и докладом т. Поликарпова в отсутствии замечаний по расчету самолета У2-М12 считать представленные расчеты произведенными правильно.

(2279).

1 января 1927 состоялось заседание Коллегии ЦАГИ и рассмотрели вопрос: 1. Об аппарате У2-М12 с мотором 100 нр (докладывал И.И.Погосский) - предложили остановиться на варианте с 2 плоскими несущими лентами - утвердили (2279).

ПРОТОКОЛ № 1

ЗАСЕДАНИЯ Коллегии ЦАГИ от 1 января 1927 г.

Председатель: Ю.Н.ФЛАКСЕРМАН

Секретарь А.С.СМЫШЛЯЕВ

Слушали

Постановили

...11. Об аппате У-2 М-12 с мотором в 100 нр

/Докладчик И.Л.Погосский./

Проект в эскизной форме был получен т.Туполевым в Авиатресте и в насгоящее время принят в предварительном виде с соответствующими измененениями, поступил на отзыв.

Докладчик подробно останавливается на конструкции самолетах и расчетах его.

1/ По схеме самолета считать необходимым остановиться на варианте с несущими лентами в двух плоскостях, виду того, что уже на Техническом Совете Авиатреста было высказано пожелание, чтобы все основные несущие и работающие элементы коробки крыльев были бы легко доступны осмотру. / Согласно Протокола № 4 Заседания Технического Совета Авиатреста от 6-го Октября 1926 г./

2/ Считать необходимым все узлы шасси были сделаны шарнирными, что повлечет конструктивное изменение таковых.

3/ Считать необходимым сделать кинематически правильную схему рулевого управления.

4/ Считать желательным дать другую компановку основного нижнего узла, крепящего центроплан к фюзеляжу, куда подходит главная расчалка, с тем чтобы главные усилия бвли воприняты более непосредственно.

/То же а относительно узла, к которому крепится иоторная установка/.

(2279).

Другие оборонные отрасли:

2 февраля 1927 года для руководства проектированием и строительством новых мощных радиовещательных станций при ГЭТЗСТ создаётся Бюро мощного радиостроения (БМР), руководителем которого назначается инженер А.Л. Минц. В Бюро вошли молодые специалисты Н.И. Оганов и З.И. Модель. З.И. Модель так описывает события начального периода деятельности БМР:

Начиная с марта 1927 г., я проработал ровно 25 лет на предприятии, название которого неоднократно изменялось при реорганизациях радиопромышленности. Первоначально оно находилось при правлении Электротреста заводов слабых токов (ЭТЗСТ) и называлось Бюро мощного радиостроения (БМР), которое должно было осуществить за 1.5 - 2 года существенный скачок в передающей радиотехнике завершишь начатый Центральной радиолабо-раторией (ЦРЛ) эскизный проект самой мощной в Европе eeuia-тельной радиостанции для ВЦСПС, подготовить требуемые чертежи для изготовления радиоаппаратуры на заводе им. Козицкого, смонтировать и настроить 75- ПН) кВт передатчик, в два раза мощнее имевшихся в Европе...

Для выполняемых БМР работ была переведена из Москвы часть работников военной лаборатории в Сокольниках во главе с сё руководителем АЛ. Минцем в составе 4 радиокоиструкторов...

В начале 1927 г. решением правительства была ликвидирована ЦРЛ. которая была переведена в ЦРЛ ЭТЗСТ. причем её директором был назначен М.А. Бопч-Бруевич вместо И.П. Циклинского, который остался главным инженером по радио в ЭТЗСТ и, кроме того, возглавлял работы по проекту A.M. Берга "Блокада-1". Соответственно мои друзья, Т. А. Зейтлёнок и Л.Е. Штиллерман, разрабатывавшие КБ и ДВ передатчики для "Блокады-1 " в отделе передатчиков ЦРЛ Р. В. Львовича, были переведены )ia радиозавод им. Коминтерна, где эти передатчики доллсиы были изготовляться.

В отдел передатчиков ЦРЛ была переведена группа A.M. Кугушева (П1.М. Мальмов и др.) из НРЛ, причем сам Кугушев был назначен заместителем Р. В. Львовича. Отдел коротких воли ЦРЛ возглавил ВВ. Татаринов вместо Д. А. Рожанского, ушедшего из ЦРЛ All. Щукин также ушел из этого отдеча и стал работать в лаборатории ВМФ. занимаясь вопросами распространения коротких волн. В отделе коротких воли, помимо М.С. -Неймана и других прежних работников ЦРЛ, стали работать бывшие сотрудники ВВ. Гатаринова в НРЛ И.М. Рухцук, А.А. Пистолькорс, П.П.Рамлау и другие, переведенные из НРЛ (11481).

2 февраля 1927 г. для руководства проектированием и строительст вом новых мощных радиовещательных станций при ЭТЗСТ было создано Бю ро мощного радиостроения (БМР). Из Москвы была переведена группа со трудников военной лаборатории в Сокольниках во главе с ее руководителем А.Л. Минцем, который и возглавил созданное Бюро. Александр Львович Минц в 1922-1923 гг., будучи начальником НИИС РККА, на основе легкой пе реносной радиостанции «Сименс и Гальске» сконструировал первую отечест венную ламповую войсковую радиостанцию АЛМ-40 (Цейтлин В.М. Связь. - М.: Госвоениздат, 1926. – Ч. 1: Общие положения, средства и вой ска связи. С. 75.). Эта станция была при нята на вооружение РККА, изготовлена в количестве 220 комплектов и до по явления в войсках станций Радиотелеграфного завода им. Коминтерна во вто рой половине 20-х годов являлась основным войсковым средством радиосвя зи. Работы А.Л. Минца в НИИС РККА положили начало инженерному подхо ду к проектированию и сооружению радиовещательных станций. Не случайно, когда Г.К. Орджоникидзе поставил задачу - развернуть в стране мощное ра диостроение, - решение ее было поручено А.Л. Минцу. По предложению Минца для выполнения поставленных перед БМР за дач руководством ВЭО в 1930 г. был проведен ряд организационных меро приятий. 17 февраля 1930 г. выходит постановление Правления ВЭО о реорга низации радиозавода им. Коминтерна. Завод объединяется с ЦРЛ в комплекс ную научно-производственную организацию – Центральную радиолаборато рию – завод (ЦРЛЗ) им. Коминтерна, на которую были возложены функции опытного завода по реализации научных разработок ЦРЛ и вновь формируе мой отраслевой радиолаборатории передающих устройств (ОРПУ) (ЦГА СПб., ф. 8910, оп. 2, д. 7, л. 109.). В состав ОРПУ вошли лаборатории ЦРЛ и завода, занимавшиеся разработкой передат чиков, а также БМР. Заведующим ОРПУ становится А.Л. Минц. Объединение ЦРЛ с заводом рассматривалось как централизация сил на технических направлениях, актуальных для народного хозяйства, и как сбли жение науки с производством. Но создание объединения не принесло желае мых результатов. В сентябре 1931 г. была проведена обратная реорганизация (11870).

Авиапромышленность:

3 февраля 1927 НК УВВС утвердил предварительный проект школьного самолета первоначального обучения ОО ГАЗ-1 и ОСС ЦКБ Н.Н.П., который 2 февраля 1927 был утвержден в Техсовете (2275).

3 февраля 1927 г. НТК УВВС принял постановление по техническому проекту У-2. Два дня спустя макет самолета рассмотрели на заседании специальной Комиссии с участием специалистов от УВВС, конструкторского бюро, Технического совета и НАМИ (10667).

Другие оборонные отрасли:

3 февраля 1927 г. — Доклад бывшего начальника военно-промышленного управления¹* В. А. Аванесова председателю ВСНХ СССР²* В. В. Куйбышеву об итогах работы управления за декабрь 1925 г. — июнь 1926 г. и о его дальнейших задачах³*

3 февраля 1927 г.

Совершенно секретно.

Я не имел возможности представить доклад по работе в ВПУ за период декабрь 1925 г. по июнь 1926 г., поэтому считаю необходимым дать сейчас хотя бы краткую сводку этой работы. Оговариваюсь, что я не имею под рукою всех необходимых цифровых и других материалов, и естественно, что при этих условиях в докладе допустимы некоторые неточности как в цифрах, так и в формулировке постановлений ВСНХ и высших органов.

К работе в ВПУ я приступил в декабре 1925 г., имея представление об этой области работы лишь по старым материалам РКИ⁴*. Фактически по Военпрому работал с апреля по июль 1926 г., из них более месяца был в отъезде: знакомился с заводами военной промышленности.

В момент моего вступления существовали следующие организации, ведающие всей военной промышленностью и текущими военными заказами:

1) Комитет военных заказов (КВЗ) — междуведомственный орган, устанавливающий цены на текущие военные заказы, принимавший и распределявший заказы между органами ВСНХ и вообще контролировавший прохождение всех текущих военных заказов⁵*;

2) Комитет по де- и мобилизации промышленности (КДМ), вырабатывавший план мобилизации всей промышленности подведомственной ВСНХ⁶*;

3) Военпром⁷* — трест, объединявший все военные заводы, и

4) ВПУ в качестве отдела при ГЭУ⁸*.

Задачи вышеуказанных органов Вам известны в достаточной степени и поэтому не стоит на них останавливаться. Покойный т. Дзержинский считал вышеуказанное положение совершенно ненормальным и предложил мне приступить к работе в ВПУ, начав немедленно с работы по объединению деятельности всех регулирующих органов. Специальная ревизия, назначенная т. Дзержинским по обследованию КДМ и КВЗ, предшествовавшая моему вступлению в ВПУ, обнаружила полную недееспособность этих органов и требовала немедленной реорганизации этих органов. Таким образом, приступив к работе, мне пришлось начать с основной директивы т. Дзержинского по объединению деятельности бывших КВЗ и КДМ.

После ряда совещаний с ответственными работниками военной промышленности, а также других главных управлений ВСНХ и органов Наркомвоенмора⁹* коллегией ВПУ было выработано положение о ВПУ и представлено на утверждение т. Дзержинского. Основные задачи нового управления сводились к следующему: а) регулирование деятельностью всех органов ВСНХ, получающих военные заказы; б) подготовка и выработка мобилизационного плана всей промышленности; в) прием, распределение, контроль и установление цен по текущим военными заказам и г) разработка всех вопросов, связанных с обороной страны по линии промышленности.

Вторая основная директива т. Дзержинского была дана в области ознакомления с работами бывшего Военпрома и принятия необходимых мер по оздоровлению работы в этой области. Во исполнение этой директивы мною был затребован отчет от Военпрома, хотя бы устный, для того чтобы можно было ознакомиться с работой военных заводов. Но, к сожалению, исполняющий обязанности председателя Военпрома т. Жарко сообщил нам, что представить отчет о предшествовавшей деятельности Военпрома он не может ранее марта месяца, что только к этому времени будет готов баланс Военпрома и на основании проверенных данных можно будет судить о деятельности треста. Поневоле пришлось примириться с этим положением, поставив твердую задачу ускорить представление отчета, использовав это время для осуществления и проведения в жизнь первой директивы т. Дзержинского.

Первая часть работы, т. е. объединение деятельности КВЗ и КДМ, встретила мало сопротивления и препятствий. Поэтому в этой части аппарат ВПУ справился со своей задачей довольно удовлетворительно и быстро. Пришлось целиком и полностью пересмотреть основные работы этих двух органов и набросать новые методы работы.

Методы работы бывшего КДМ сводились к тому, что на основе этой работы мобилизационный план промышленности предполагалось построить в течение 18 лет. Согласиться с таким положением коллегия ВПУ не могла и принуждена была в отмену централизованной системы составления мобилизационного плана промышленности провести децентрализованную работу, оставляя в руках ВПУ лишь общее руководство и общие директивы; на основе этой методологии мобилизационный план промышленности можно будет составить в течение полутора лет.

Основным недочетом в этой области является то, что наши главные управления ВСНХ, тресты и даже военные заводы не знали и не знают до настоящего времени мобилизационной мощности наших заводов, и для того чтобы выявить мощность заводов, пришлось временно дать мобилизационное пробное задание, чтобы на основе этого пробного задания выявить настоящую мобилизационную мощность наших заводов. Методология и план работ были одобрены Президиумом ВСНХ и одобрены междуведомственной мобилизационной комиссией при Реввоенсовете Союза¹⁰*.

Ввиду моей болезни и отъезда этот план работы и методология не были представлены на окончательное утверждение Комиссии обороны. Необходимо в срочном порядке утвердить этот план работ и поручить ВПУ в кратчайший срок на основе подробного мобилизационного задания составить окончательный мобилизационный план всей промышленности.

Пробные мобилизационные задания должны были быть разосланы к середине августа, но, к сожалению, насколько мне известно, заводоуправления получили пробные мобилизационные задания со значительным запозданием, приступили к выполнению этих заданий также со значительным запозданием, и вследствие этого обратно поступят эти материалы не ранее марта и апреля месяцев, задерживая тем самым составление мобилизационного плана промышленности.

В области работы по демобилизации промышленности пришлось также проделать кропотливую и большую работу. В области разбронирования военного имущества, лежащего на наших заводах как военных, так и гражданских, была создана специальная комиссия по разбраковке военного имущества и оборудования, но эти работы, к сожалению, до настоящего времени не закончены, и много материалов, станков и оборудования находятся в полном бездействии, забронированные за бывшим КДМ. Работа этой комиссии не дала максимальных результатов, а потому я выдвинул вопрос о возложении ответственности за эти работы на хозорганы.

В области работ по распределению и контролю текущих заказов, по установлению цен и вообще по урегулированию взаимоотношений органов ВСНХ и Наркомвоенмора также была проделана значительная работа, которая была завершена специальным докладом в Президиум ВСНХ и Реввоенсовет Союза, и все предложения, внесенные коллегией ВПУ, были утверждены этими органами. К сожалению, насколько мне пришлось ознакомиться в настоящее время с делами военной промышленности, значительная часть этих предложений пока еще не осуществлена и не проведена в жизнь. В особенности печально обстоит дело с проведением нового принципа установления цен на военные заказы. В этой области предложенный мною проект оставлен без внимания и остается старый принцип поштучного установления цен, что, по моему мнению, никогда не может разрешить того хаоса, который царит в этом деле. Точно так же до сих пор военвед не установил и не провел через Комиссию обороны трехлетний план текущих военных заказов.

В части регулирования взаимоотношений военведа и ВСНХ коллегия ВПУ, имея в своем составе двух представителей военведа, вполне удовлетворительно справилась со своей работой. За весь период работы не было никаких вопросов, которые бы не решались в коллегии ВПУ единогласно и доходили до высших органов. Я думаю, что военвед как основной заказчик вправе требовать от ВСНХ максимум прав в деле проверки работ наших органов, а также максимум внимания к нуждам Красной армии.

Переходя к работам по выявлению деятельности Военпрома и его заводов, прежде всего необходимо остановиться на одном существенном вопросе, который в настоящее время опять-таки не получил дальнейшего развития, и я боюсь, что он приведет к большому краху работы военной промышленности, если он не будет завершен в ближайшее время. Дело касается восстановления основного капитала военной промышленности и плана развития военных производств в ближайшие 5 лет. Ни один орган в настоящее время не имеет представления о том, как должна развиваться вся военная промышленность и как должны быть восстановлены все те предприятия, которые по тем или другим причинам были разрушены или не соответствуют условиям современной техники войны. В каких пределах, в каком размере, в каком состоянии должны находиться эти заводы никто не имеет ясного представления не только на ближайшие годы, но и на сегодняшний день. Благодаря этому специальные государственные дотации расходовались и расходуются в настоящее время совершенно в случайном порядке. Было установлено, что из дотационных сумм Военпром расходовал на постройку школ, больниц, жилых помещений, и даже переоборудовались такие заводы, как Ковровский завод, который по существу в целях обороны по современным условиям является излишним, по крайней мере, в тех размерах, в каких он задуман. В течение 34 последних лет на военную промышленность правительством было отпущено более 50 млн. руб., и, к сожалению, никаких серьезных результатов в восстановлении военной промышленности мы не наблюдаем и [на] сегодняшний день мы стоим перед вопросом, как наиболее целесообразно использовать новые дотационные средства.

Работа по восстановлению капиталов военной промышленности по моему проекту была разбита на соответствующие секции. Эти секции приступили к изучению материалов по линии всей военной и мирной промышленности и на основании ряда совещаний должны были представить свои планы развития всей промышленности для ближайших пяти лет. В настоящее время эти комиссии не работают, и работа по восстановлению военной промышленности тем самым приостановлена. Не надо забывать, что от правильной организации этого дела и подготовки промышленности зависят дальнейшие успехи военной техники. Техника войны в настоящее время играет колоссальную роль, и в зависимости от правильности организации военного производства мы будем иметь те или другие положительные или отрицательные результаты. В Комиссии обороны я уже приводил примеры, насколько Западная Европа подготовилась в этом отношении и насколько наши ресурсы ничтожны для того, чтобы осуществить хотя бы в небольших долях те достижения, которые имеются в Западной Европе.

Вторым основным вопросом являлся и является в настоящее время вопрос о мобилизационных запасах промышленности. У нас не только нет мобилизационных планов, но нет и планов образования мобилизационных запасов, плана образования запасов по цветным металлам, плана расходования и освежения этих запасов, а также и сроков образования мобилизационных запасов в тех размерах, которые нужны по мобилизационному плану.

Наконец, третьим основным вопросом является вопрос объединения всех военных заводов под руководством ВПУ. В настоящее время под руководством ВПУ находятся лишь основные группы заводов, занятые производством военных изделий. Такие тресты, как Авиа, Авто, Цупвоз¹¹*, все еще остаются вне руководства ВПУ. Я считаю, что промышленность Союза, имеющая решающее значение в деле обороны страны, должна еще в мирное время выработать организационные формы управления военными заводами, еще в мирное время построить такую организационную схему, которая бы давала возможность в случае войны или тех или иных военных осложнений без всякой ломки аппарата развернуть производство военных изделий. С такой точки зрения, все основные кадры заводов, производящих военные изделия, должны еще в мирное время быть подчинены непосредственно ВПУ, и в мирное время должна быть выработана схема организации в период военных осложнений. В этом отношении работа, проделанная ВПУ, не была завершена целиком и полностью. Военпром был растрестирован¹²* на 4 треста вместо намеченных мною 5 трестов, а остальные тресты остались не подчиненными ВПУ. Кстати, нужно заметить, что растрестирование Военпрома, кроме тех оздоровительных мероприятий, которые должны были иметь место вследствие растрестирования, вызывалось в значительной степени требованиями демобилизационной готовности промышленности. Я считал, что в момент военных осложнений трудно будет объединить вокруг бывшего Военпрома основные заводы, работающие в настоящее время в гражданской промышленности, и гораздо лучше иметь 45 трестов, вокруг которых легче будет объединить заводы, работающие в настоящее время на мирное производство.

В свое время я договорился с т. Дзержинским на предмет передачи Авиа-, Автотреста и других заводов под непосредственное руководство ВПУ, но, к сожалению, работа эта мною не была завершена, и в настоящее время эти тресты находятся еще в Главметалле¹³* и в других органах ВСНХ.

К ознакомлению с практической деятельностью военных заводов пришлось приступить, к сожалению, лишь в апреле месяце п[рошлого] г[ода]. Таким образом, коллегия ВПУ по упорядочению деятельности Военпрома работала всего 4 месяца, т. е. с апреля по июль 1926 г. Несмотря на категорическое обещание правления треста, бухгалтерский отчет не был представлен в ВПУ и пришлось ограничиться заслушанием¹⁴* устного доклада и предварительного бухгалтерского отчета Военпрома. Устный доклад т. Жарко обсуждался в коллегии ВПУ почти в течение двух недель, и коллегия ВПУ пришла к самым отрицательным выводам в оценке деятельности Военпрома. Доклад т. Жарко рисовал деятельность Военпрома как сплошные достижения в области снижения себестоимости материалов, расхода топлива, правильной организации рабочего вопроса и т. д. После анализа доклада и заслушания мнения ревизионной комиссии коллегия ВПУ пришла к выводам, которые были зафиксированы в специальном документе, представленном в Президиум ВСНХ.

Основные моменты сводились к следующему:

а) бухгалтерская отчетность, калькуляция, статистические работы в Военпроме поставлены из рук вон плохо. Состав работников по этой части значителен, и, несмотря на это, никаких достижений по сравнению с предшествующим периодом мы не имеем;

б) полное отсутствие нормирования труда, огромные излишки служащих и рабочих на заводах и в центре, высокая зарплата и несоответствие роста зарплаты с ростом производительности труда;

в) неправильное расходование вообще всех средств, отпускаемых государством;

г) лишком высокие цены на предметы военной промышленности как мирной, так и военной¹⁵*, убыточность почти всех изделий, за исключением незначительной части их, и особенно убыточность мирной продукции;

д) абсолютное отсутствие плана снабжения, расходования дотационных средств, отсутствие перспективы развития отдельных отраслей военных производств;

е) слишком централизованное управление разнохарактерных трестов, объединение в одном тресте слишком различных, не имеющих ничего общего друг с другом производств. Отсутствие руководства со стороны центра и подчинение заводов непосредственно разным отделам, благодаря чему отделы, каждый по своей линии, давали самые противоречивые распоряжения на места;

ж) огромные запасы материалов, колоссальные неликвидные фонды, полное отсутствие использования переброски материалов из одного завода на другой, отсутствие планировки дачи заказов, плохое использование технического персонала, отсутствие работы по нормализации и механизации и полное отсутствие понимания правильной постановки конструкторского дела. Отсутствие квалифицированного состава работников, кастовый дух, бюрократизм аппарата, присутствие в значительной части несоветского элемента, кумовство и т. п.;

з) слабая загруженность заводов, нерациональное распределение заказов по предприятиям, отсутствие продуманного плана распределения мирных заказов;

и) отсутствие правильной информации, правильной постановки учета и расходования материалов, полное отсутствие правильной калькуляции, в особенности, полезной продукции, большой брак, сложные формы учета и плохая постановка всего складского хозяйства и, наконец, полное отсутствие понимания необходимости проведения в жизнь экономии и проведения всех мероприятий по оздоровлению военной промышленности, и казенщина, которая осталась в наследство от старого царского правительства, — вот примерно те основные дефекты, которые были установлены по докладу Военпрома.

Из достижений Военпрома пришлось остановиться только на качестве военной продукции, которое военвед не оспаривал. Но это качество военной продукции покупалось страшной ценой.

Доклад т. Жарко был поставлен в Президиум ВСНХ. Правда, в этом докладе т. Жарко уже смягчил те розовые оттенки, которые он представил коллегии ВПУ, но все же т. Пятаков, председательствовавший на этом собрании, заявил, что они за такую постановку дела подлежат суду, и что этот суд творит Президиум ВСНХ на своем заседании. Президиум ВСНХ одобрил заключения и мероприятия, предлагаемые коллегией ВПУ.

Все эти доклады и выступления застенографированы, и в любой момент можно убедиться, что изложенные мною факты нисколько не приукрашены, а наоборот. После моего отъезда из Москвы по ревизии всех заводов эти факты в значительной степени были уточнены в сторону еще большего вскрытия тех недочетов, которые выше изложены. Эти недочеты в действительности оказались гораздо больше, чем можно было себе представить, и поэтому необходимо было принять решительные меры к тому, чтобы ликвидировать всю бесхозяйственность, царившую в Военпроме.

После доклада т. Жарко коллегия ВПУ принуждена была поставить вопрос об обновлении всего состава работников Военпрома и, в первую очередь, о назначении нового председателя, так как т. Жарко был временно исполняющим обязанности председателя. Я по этому поводу договорился с т. Дзержинским и с ЦК Союза металлистов и химиков о привлечении т. Тамарина в качестве председателя правления Военпрома и в члены правления Военпрома т. Михайлова П. Д. Я думал, что т. Жарко и Берзин будут помогать нам в общей работе и могут оставаться на работе, но дальнейшие события показали, что они вместо содействия противодействовали всем мероприятиям, направленным в сторону чистки и оздоровления, и потому в конечном итоге пришлось поставить вопрос об их снятии.

После объезда заводов я просил т. Дзержинского дать мне хотя бы 10дневный срок для того, чтобы подытожить материал и поставить доклад как в Президиуме ВСНХ, так и в Комиссии обороны. Тов. Дзержинский решил, не дожидаясь докладов, наметить основные мероприятия, которые необходимо провести немедленно. Мы устроили с т. Дзержинским частное совещание, на котором присутствовали тт. Ворошилов, Угланов и Уншлихт, и на этом совещании я сделал краткое сообщение о моих выводах и предложениях. Они целиком были одобрены, и мне предложено было внести их на следующий день на заседание Комиссии обороны. Мои предложения на этом совещании сводились к тому, чтобы а) немедленно сократить количество служащих минимум до 50% в центре и на местах; б) принять меры к немедленному пересмотру норм выработки на заводах и пересмотру коллективного договора в целом; в) снять бывших членов правления т. Жарко и Берзина и назначить новых, арестовать преступные элементы, а по отношению к людям, которые проявили себя бесхозяйственными, уволить; г) создать комиссию под председательством т. Дзержинского, через которую проводить все мероприятия, направленные к улучшению и оздоровлению военной промышленности и, наконец, д) немедленно растрестировать Военпром.

Доклад мой вторично был заслушан в Комиссии т. Рыкова, и целиком одобрены основные мероприятия, внесенные ВПУ. На этом докладе я сообщил, что при сокращении рабочих и служащих, при установлении действительного 8часового рабочего дня на наших заводах, при условии немедленного растрестирования треста и замены руководителей, можно с уверенностью сказать, что производственный недодел будет сведен к 2—3 млн. Мало этого, благодаря этим мероприятиям, мы сумеем снизить цены на предметы военных заказов. Я докладывал, что непринятие этих мероприятий будет означать колоссальные перебои в работе военных заводов и колоссальное увеличение цен 1926/27 г. на военную продукцию. Я указывал, что только эти мероприятия могут оздоровить военную промышленность, иначе государство принуждено будет дать специальную дотацию на покрытие значительных убытков в 1926/27 г., которых я насчитал до 20 млн. за целый год.

Останавливаясь на причинах финансового кризиса и перебоев к тому моменту, я суммировал их в следующем виде:

а) переплата на заводах Военпрома по заработной плате примерно около 10 млн. руб. против утвержденной промфинпланом;

б) вследствие наличия излишка рабочих, в особенности, излишка служащих в центре и на местах;

в) вследствие недостаточной реализации мирной продукции, отсутствия оборотных средств по мирной продукции и вследствие невозможности учета векселей по мирной продукции;

г) вследствие отсутствия кредитования со стороны банков;

д) вследствие увеличения запаса материалов по мирной продукции примерно до 6 млн. руб.;

е) вследствие излишка закупленных материалов, в особенности по мирной продукции;

ж) вследствие перерасхода по отдельным статьям расхода, не предусмотренным финпланом, как-то: строительство до 3 млн. руб. по опытным заказам 700 тыс. руб. и т. п.

За 4 месяца работы коллегии ВПУ, примерно 34 месяца работы обновленного правления Военпрома, можно было лишь нащупать больные места и наметить конкретные мероприятия по оздоровлению деятельности Военпрома.

Смерть т. Дзержинского, моя болезнь и позднее вступление т. Толоконцева в ВПУ в значительной степени затормозили проведение в жизнь всех мероприятий, намеченных Комиссией т. Рыкова, и в первую очередь значительно затормозился вопрос о пересмотре рабочего вопроса как в центре, так и на местах. До моего отъезда аппарат Военпрома в центре в течение двух недель был сокращен с 800 чел. до 400. Даны были распоряжения местам приступить к сокращению служащих, но приступить к сокращению рабочих приказом не могли и должны были добиться санкции соответствующих центральных органов профсоюзов (ЦК химиков и металлистов), которые не давали этой санкции, несмотря на настойчивые обращения к ним и к т. Догадову с просьбой воздействовать на ЦК Союзов, чтобы они дали директивы на места.

На местах при объезде заводов я делал краткие доклады в губкомах, и все единогласно, вместе с представителями губпрофсоюзов, приходили к выводу, что количество рабочих велико, что нормы выработки недостаточны, но что они не могут приступить к работе, не имея директив от центральных органов.

Я требовал сокращения рабочих на первое время примерно 1314 тыс. чел. Тов. Тамарин вел переговоры с ЦК металлистов, и они принуждены были дать согласие на сокращение 2 тыс. чел. по металлической группе, но разрешить вопрос радикальным образом они не решались.

Второй вопрос, который претерпел значительную проволочку, — это вопрос о растрестировании Военпрома. Старые работники Военпрома после моего отъезда стали настаивать на нецелесообразности растрестирования и всячески доказывали вредность этой идеи. Благодаря этому, а также ряду других объективных причин, работа по растрестированию затянулась и совпала с моментом составления нового производственного плана на 1926/27 г. Кроме того, аппарат Военпрома после ухода т. Тамарина и вообще новых членов правления, привлеченных ВПУ к этой работе, работал в это время из рук вон плохо, и заводоуправления не имели достаточных указаний в текущей работе, что опять-таки ухудшило работу треста за этот период.

Сокращение рабочих, хотя бы в минимальных размерах, которое предполагалось в июне месяце, должно было привести, по расчетам ревизионной комиссии Военпрома, к экономии в 10,5 млн. руб. в год, а за 3 месяца, т. е. до 1 октября, около 3 млн. руб.

В настоящее время коллегия договор не пересмотрела, окончательно не проведены мероприятия по сокращению рабочих и увеличению производительности труда, наблюдается дальнейший рост заработной платы, и этот рост не соответствует темпу развития производительности труда. Благодаря этому мы имеем те дефекты, о которых я говорил в докладе Комиссии обороны, а именно: значительный рост недодела и значительные финансовые затруднения, которые будут все острее и острее в ближайший период. По сведениям ревизионной комиссии, тресты в настоящее время использовали около 8 млн. руб. дотационных средств на выдачу зарплаты, и они съедают все авансы по текущим заказам военного ведомства.

После растрестирования новые военные тресты в значительной степени пока продолжают работу старого Военпрома. Центральный аппарат трестов предполагалось организовать до 300 чел. и максимум, при наличии 5 трестов, до 350 чел. В настоящее время эта цифра уже доведена до 580 чел. и имеется тенденция к дальнейшему разбуханию. Средняя зарплата по тресту установлена в 169 руб., что является слишком великим по сравнению со всеми нашими трестами. Расходы этих четырех трестов по содержанию центрального аппарата доходят до 4,55 млн. руб. против 1,52 млн. руб. бывшего Военпрома.

Наконец, необходимо также отметить еще одно обстоятельство, которое будет влиять на дальнейшее ухудшение финансового положения трестов. Дело в том, что в 1924/25 и 1925/26 гг. военные заводы имели значительные запасы ходких материалов, и они съедали эти запасы без всякого учета и отчетности. Теперь эти запасы наиболее ходких товаров в значительной степени истрачены, и эти материалы придется покупать на рынке, что будет стоить гораздо дороже, а между тем в калькуляцию вошла стоимость старых запасов. Естественно, что при таком положении финансовый крах неизбежен, если немедленно не будут проделаны те работы, которые были намечены Комиссией обороны.

В заключение я остановлюсь на отдельных моментах, которые имеют довольно большое значение для работы ВПУ. В области разрешения отдельных вопросов, связанных с промышленностью и обороной страны, пришлось по инициативе ВПУ поставить вопрос о прожекторостроении в Союзе. Благодаря этому мы имели бы возможность в ближайшее время поставить дело таким образом, чтобы совершенно отказаться от импорта этого товара. Специальная комиссия под председательством профессора Лазарева доказала, что прожекторостроение в Союзе возможно и что можно к нему приступить немедленно. Этот вопрос был мною проведен и согласован со всеми заинтересованными ведомствами, и даже найдены средства для постановки этой работы.

Но, к сожалению, насколько мне известно, вопрос не разрешен достаточно правильно: нет темпа, ускоряющего эту работу и, наоборот, все прожекторостроение передано из военной промышленности в гражданскую. Здесь имеются опасения, что военвед в значительной степени менее обслужен, чем НКПС¹⁶*.

Мною также было дано задание о выработке наших пожеланий по линии привлечения концессионеров. До меня не существовало у военной промышленности никаких предположений по поводу сдачи концессий по отдельным отраслям промышленности. Между тем к нам поступили предложения от Цейса, Герца и др., но ВСНХ не знал, в каких пределах мы можем пойти на те или другие переговоры, на те или иные уступки в связи с теми или иными предположениями¹⁷*. Мною было дано задание на основе определенных директив выработать общую сводку наших потребностей, провести ее через Комиссию обороны и тем самым дать возможность нашим заграничным представительствам и Наркомторгу на основе утвержденной директивы вести те или иные переговоры. К сожалению, эта работа не продвинулась, и она, кажется, забыта.

Далее пришлось бороться со значительными хищениями, которые происходили как в аппарате Военпрома, так и на заводах. Наиболее крупным в этом отношении является заказ 3ДМО. По материалам р[евизионной] к[омиссии] выяснилось, что заказ 3ДМО исполнен, вопреки заявлению Военпрома, не с экономией, а с перерасходом в 22,5 млн. руб. Благодаря неверным калькуляциям, неверным сведениям, которые давало правление, они раздали без санкции соответствующих органов наградные, причем эти наградные были распределены как между коммунистами-руководителями, так и между не коммунистами-специалистами. Размеры наградных и командировочных доходили от 2 до 15 тыс. на человека. Наконец, для исполнения этого заказа был разрушен завод быв. Барановского, и все убытки не отнесены в счет этого завода; между тем убытки можно насчитать до 2 млн. руб.

Далее наиболее характерным примером бесхозяйственности также служит то обстоятельство, что из 34 действующих заводов почти 28 заводов имели свои представительства в Москве, некоторые представительства — свои автомобили, общежития и тратили огромные средства. Можно было бы указать на бесхозяйственные деяния, проявлявшиеся в ряде фактов, как, например, переброска на Ленинградский арсенал 133 станков. По материалам ревизионной комиссии, переброска стоила 38 тыс. руб., и из этих станков бездействуют и ржавеют на складах 130 станков. Из них в неликвидный фонд перечислены 94 станка. Затем заготовленный Военпромом дубовый материал для «Красного арсенала» оказался весь браком. Убытки также выразились в 30 тыс. руб. Военпромом же была заготовлена сыромятная кожа для этого же завода, причем брака оказалось свыше 30% и усохло в пути свыше 800 кг. Ленинградский трубочный завод и «Красный арсенал» заготовляли, не учтя рынка, метрические разновесы и весы на сумму свыше 500 тыс. руб., которые до настоящего времени лежат на складах. Одним словом, ряд бесхозяйственных явлений, который все больше убеждал меня в необходимости смены состава как верхушки аппарата, так и его низовых органов.

Таким образом, из всех приведенных мною материалов можно сделать следующие выводы:

1. Обороноспособность Союза находится в самом тяжелом положении. В случае возникновения военных осложнений промышленность не подготовлена в достаточной степени к обороне, нет пока твердого мобилизационного плана всей промышленности, и стоит угроза, что этот план не будет составлен в ближайшее время. Отсутствуют мобилизационные запасы материалов, сырья; отсутствуют мероприятия по усовершенствованной технике военной промышленности; отсутствует более точный учет кадров специалистов и квалифицированной рабочей силы на случай мобилизации их и, наконец, имеется еще ряд консервированных производств, что может повлечь за собой невозможность развертывания их в кратчайших срок.

2. Отсутствие общего плана восстановления всей военной промышленности и отсутствие согласованного плана в текущей работе по капитальному строительству всей гражданской промышленности, благодаря чему отсутствует правильный подход к распределению дотаций, отпускаемых государством. Неуверенность в том, что дотационные средства будут израсходованы таким образом, что совпадут с планом восстановления военной промышленности, наконец, недостаточно полное и внимательное отношение к развертыванию «узких мест» в производстве. Благодаря отсутствию общего плана восстановления военной промышленности текущие работы промышленности в области капитального строительства проходят без соблюдения интересов обороны страны, и мы не знаем, насколько текущее капитальное строительство промышленности целесообразно расширяет базу развертывания промышленности для нужд обороны страны.

3. Полное отсутствие плана восстановления средств военных производств, неподготовленность мероприятий по восстановлению всей химической военной промышленности. Не разработаны вопросы химической обороны, вопросы постановки производства отравляющих веществ и всех вообще мероприятий, направленных в сторону усовершенствования военной техники; отсутствие цветных металлов, ничтожные запасы их в стране, в особенности таких, которые являются монопольной продукцией Западной Европы.

4. Отсутствие единого центра, регулирующего все без исключения военные тресты и заводы, так как Авиатрест, Автотрест и Цупвоз и отдельные заводы, вырабатывающие военную продукцию, находятся вне пределов регулирования ВПУ. Отсутствие точного плана управления по всей военной промышленности во время войны. Этот вопрос необходимо разрешить в ближайшее время, чтобы в момент тех или иных осложнений знать наперед, каковы формы организации центрального органа, каковы будут взаимоотношения крупнейших заводов, которые целиком и полностью перейдут на военную продукцию, в каком соподчинении они будут находиться по отношению к военным трестам; какие заводы перейдут в состав существующих трестов военных заводов и каковы будут взаимоотношения вообще военной промышленности с гражданской промышленностью.

5. Неурегулированность рабочего вопроса по всей военной промышленности: огромные излишки служащих в центре и на местах, значительные излишки рабочей силы на заводах; отсутствие правильных норм выработки, правильных расценок как по военной, так и по мирной продукции, изготовляемой на заводах военной промышленности; высокая заработная плата почти на всех заводах военной промышленности и несоответствие роста производительности труда росту зарплаты; отсутствие надлежащей дисциплины на большинстве заводов военной промышленности и неполная загрузка рабочего дня по многим заводам военной группы.

6. Отсутствие твердого точного плана военведа по текущим заказам на ближайшие 3 года; неполная загрузка всех военных заводов, что значительно удорожает продукцию военных изделий; неправильное распределение мирных заказов по военным заводам; недостаточная продуманность ассортимента и отсутствие оборотных средств для выработки мирной продукции, вследствие чего военная промышленность должна значительные средства как денежные, так и материальные тратить не по прямому назначению на военные производства, а в целях сохранения рабочей силы отпускать на производства мирных изделий, не учитывая конъюнктуры рынка и не достаточно планируя эти производства. Наконец, благодаря неточной номенклатуре изделий мирной продукции многие точные станки, работая по мирной продукции по неточным предметам, приходят в полную негодность, и не производится соответствующая амортизация и восстановление их для военных производств.

7. Нарастающий с каждым днем финансовый кризис имеет примерно те же основания, которые перечислены мною в самом докладе, т. е. финансовый кризис будет нарастать из-за переплаты по зарплате вследствие несокращения излишка рабочих и, в особенности, служащих, вследствие недостаточной реализации мирной продукции и затоваривания ее, увеличения запаса материалов по мирной продукции и, наконец, вследствие перерасхода по отдельным статьям, не предусмотренных финпланом, т. е. отсутствия дисциплины на заводах. Благодаря вышеуказанным обстоятельствам военная промышленность должна или: а) понести в отчетном году примерно до 20 млн. [руб.] убытка или требовать повышения цен минимум на 25%, что в конечном итоге является одним и тем же; б) брать заказы только рентабельные для военных заводов; в) съедать средства, отпускаемые на другие цели, не по прямому назначению и значительную часть на выплату зарплаты.

8. Отсутствие работ по очистке центрального и местных органов военной промышленности и даже, наоборот, тенденция приема обратно всех тех работников, которые по тем или другим причинам были уволены из состава центрального аппарата и местных органов; бюрократизм, кумовство, которые все еще продолжают иметь место как в центре, так и на местах.

Вот примерно все те основные выводы, которые невольно напрашиваются, присматриваясь к работе военной промышленности¹⁸*. Считаю излишним суммировать ряд выводов, вытекающих из всего доклада, и не делаю никаких предложений, так как основные мероприятия по оздоровлению военной промышленности были уже сделаны и ВСНХ, и РВС Союза, и Комиссией обороны. В настоящее время надо ускорить проведение этих мероприятий в жизнь, твердо следить за их осуществлением и тогда можно быть уверенным, что указанные дефекты будут ликвидированы в продолжение короткого времени, но новые тресты сумеют осуществить возложенные на них задачи.

При сем препровождаю также документ, в котором я перед отъездом за границу давал т. Егорову в качестве моего заместителя директивы, какие вопросы необходимо в ближайшее время провести в жизнь, с пометкой то[го], что сделано по этим директивам и что не сделано, и, как Вы видите, из всех директив, намеченных мною, 95% не осуществлены и не проведены в жизнь, и стоят перед нами как очередные задачи¹⁹*.

Приложение: на 10 листах²⁰*.

В. Аванесов

Примечания:

1Военно-промышленное управление (ВПУ, с февраля 1928 г. — Главное военно-промышленное управление, ГВПУ) было создано постановлением СТО СССР от 24 ноября 1925 г. путем слияния двух самостоятельных органов (Комитета по де- и мобилизации промышленности и Комитета военных заготовок) в целях сосредоточения деятельности по руководству и непосредственному ведению военной промышленности при Президиуме ВСНХ СССР. Управление приступило к работе 4 декабря 1925 г. (приказ ВСНХ № 164).

В задачи управления входило: составление планов промышленной мобилизации в соответствии с общим планом обороны страны; распределение оборонных заказов военного ведомства и прочих наркоматов с учетом производственных возможностей промышленности, а также контроль за их выполнением; составление планов технической реконструкции и дальнейшего развития военного производства; разработка сводных производственных программ для военной промышленности и промышленных трестов и предприятий, а также осуществление руководства трестированной военной промышленностью.

Постановлением РЗ СТО СССР от 30 января 1930 г. ГВПУ было реорганизовано в хозрасчетное объединение военных заводов. В его составе остались Оружейно-пулеметный. Патронно-трубочный и Орудийно-арсенальный тресты. Но уже 31 марта 1930 г. РЗ СТО признало необходимым расформировать ГВПУ, а на его базе организовать два объединения: патронно-трубочного и взрывательного производств и орудийно-оружейно-пулеметное, с подчинением их непосредственно Президиуму ВСНХ СССР и Мобилизационно-плановому управлению ВСНХ СССР. (См. также: Советское военно-промышленное производство. 19181926 гг. М., 2005. С. 688, 692; РГАЭ. Ф. 2097. Оп. 1. Д. 1029. Л. 4; Д. 994. Л. 218).

2Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) СССР создан в ноябре 1923 г. На него было возложено руководство общесоюзной промышленностью и общее регулирование всей остальной промышленности. Деятельность ВСНХ определялась директивами СТО СССР и СНК СССР. Для руководства военной промышленностью при ВСНХ СССР были созданы Мобилизационно-плановое управление и Военно-промышленное управление (с 1928 г. — Главное военно-промышленное управление), подчинявшиеся непосредственно Президиуму ВСНХ СССР.

Реконструкция государственной промышленности привела к дальнейшим изменениям в структуре и функциях планово-регулирующих и хозяйственно-оперативных органов управления. Основной принцип при пересмотре системы управления промышленностью, сформулированный в тезисах I пленума ВСНХ СССР (февраль 1927 г.), заключался в централизации планового руководства и регулировании в сочетании с децентрализацией оперативных функций. Новые методы планирования (определение контрольных цифр народного хозяйства) привели к изменениям и в методах планирования промышленности. Вместо производственных планов предприятия начали составлять производственно-финансовые планы.

К 1930-м годам основной идеей реорганизации управления государственной промышленностью стало превращение ВСНХ в орган технического руководства промышленностью. Усилилась роль трестов. Это привело к ликвидации главков, которые оставались по преимуществу органами экономического планирования и не обладали необходимыми кадрами квалифицированных специалистов. В конце 1929 г. — начале 1930 г. были созданы всесоюзные отраслевые объединения. Однако они оказались слишком громоздкими, что привело к их разукрупнению. Одновременно ВСНХ СССР стали непосредственно подчиняться некоторые тресты и вновь созданные главки. 8 ноября 1932 г. СНК СССР постановил ликвидировать большую часть объединений в промышленности и сельском хозяйстве.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 5 января 1932 г. ВСНХ СССР был преобразован в Народный комиссариат тяжелой промышленности СССР. Из его ведения были выделены легкая, лесная и лесообрабатывающая промышленность, для руководства которыми были созданы народные комиссариаты легкой и лесной промышленности. Ранее ВСНХ СССР передал Наркомторгу СССР пищевую промышленность. Затем последовало разукрупнение главков в каждом из промышленных наркоматов.

3* Копии направлены И. В. Сталину, А. И. Рыкову, К. Е. Ворошилову и А. Ф. Толоконцеву.

4* Наркомат рабоче-крестьянской инспекции (НК РКИ) СССР создан постановлением ВЦИК от 7 февраля 1920 г. как орган социалистического контроля на основе привлечения в органы высшего государственного контроля рабочих и крестьян. По решению XII съезда РКП(б) образован двуединый орган партийно-государственного контроля ЦКК — НК РКИ. Решения XII съезда были законодательно закреплены постановлением Президиума ЦИК и СНК СССР от 6 сентября 1923 г. «О реорганизации РКИ» и постановлением 3й сессии ЦИК СССР от 12 ноября 1923 г., где было утверждено новое положение о наркомате РКИ. Действуя как объединенный орган, ЦКК и НК РКИ сохраняли свою самостоятельность, члены ЦКК выбирались съездами партии, нарком РКИ и его заместители назначались ЦИК СССР. ЦКК в отношении наркомата заняла роль фракции, направляющей всю его работу. Права инспекции были значительно расширены, она могла публиковать списки лиц, уличенных в бесхозяйственности или иных проступках и преступлениях, создавать различные учреждения по рационализации государственного аппарата и научной организации труда и управления, проводить «чистки» советских учреждений. Этой работой активно занимались отраслевые инспекции наркомата, в том числе — военно-морская. ЦКК ВКП(б) — НК РКИ СССР был упразднен постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 11 февраля 1934 г. в связи с созданием Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) и Комиссии советского контроля при Совнаркоме СССР. (СУ РСФСР. 1920. № 16. Ст. 94).

5* Как следует из положения о Комитете по военным заказам, он был создан по постановлению СТО от 15 ноября 1922 г. в целях организации снабжения Красной армии и Красного флота и обеспечения планомерного развития производств. Комитет ведал отраслями промышленности, как теми, которые обслуживали армию в мирное время, так и теми, которые переводились на военное производство в случае мобилизации. Функции комитета; выработка типовых и генеральных договоров между заготовителями и военным и морским ведомствами, регулирование и распределение всех военных заказов между главными управлениями, трестами и другими органами ВСНХ, наблюдение за их исполнением, в том числе стоимостью, качеством и сроками. Кроме того, комитет должен был не только принимать участие в рассмотрении финансовых смет, следить за своевременностью финансирования военных заказов, но и в случае необходимости принимать необходимые меры для получения нужных кредитов.

Комитет по военным заказам имел право выносить все хозяйственные и финансовые вопросы на обсуждение в высшие государственные учреждении, контролировать их выполнение, требовать отчетности от всех производственных органов, корректировать (по согласованию с РВСР) вопросы о повышении или понижении кондиций на поставку предметов промышленности. Кроме тою, при неуплате военведом и морведом трестам и синдикатам, или при других экстренных случаях, для комитета выделялся специальный оборотный фонд для возмещения задолженностей. Комитет был ликвидирован по постановлению СТО от 24 ноября 1925 г.

6Комитет по де- и мобилизации промышленности (КДМ) образован по постановлению СТО от 6 августа 1920 г. Первоначально состоял при Президиуме ВСНХ, в его задачи входили объединение, координирование и общее руководство делом демобилизации промышленности. Это осуществлялось путем разработки планов и конкретных мероприятий по организации производства предметов гражданского потребления на предприятиях военной промышленности и по подготовке заводов гражданской промышленности к производству предметов военного снабжения. КДМ приступил к работе 15 марта 1921 г. Структура его менялась на протяжении нескольких лет. К 1924 г., когда он был подчинен Главному экономическому управлению (ГЭУ) ВСНХ СССР, в его состав входили: общий, технико-мобилизационно-плановый, общетехнический, статистический, инженерно-хозяйственный, связи и транспорта, общехимический, снарядо-трубочный, морской, орудийный, пороховой и взрывчато-снаряжательный отделы, а также технический совет. Приказом по ВСНХ СССР от 4 декабря 1925 г. КДМ ликвидирован в связи с организацией Военно-промышленного управления ВСНХ СССР.

7Производственное объединение военной промышленности — Военпром было создано постановлением СТО СССР от 24 ноября 1925 г. на основе Главного управления военной промышленности (Главвоенпром). Руководство Военпромом, ранее осуществляемое непосредственно Президиумом ВСНХ СССР, было передано вновь образованному Военно-промышленному управлению. Задачами Военпрома являлись: непосредственное управление всеми военными заводами, охрана и совершенствование техники военных производств, совершенствование предметов вооружения и выполнение заказов военного ведомства. Но уже в апреле 1926 г., заслушав доклад Военпрома, Президиум ВСНХ постановил «детально изучить вопрос о возможности выделения заводов Военпрома в самостоятельные тресты». Растрестирование произошло в конце 1926 г., было образовано 4 треста: Патронно-трубочных и взрывчатых производств (Паттрубтрест), Всесоюзный оружейно-пулеметный трест (Ружтрест), Всесоюзный трест снаряжения и взрывчатых веществ (Вохимтрест) и Орудийно-арсенальный трест.

8Главное экономическое управление (ГЭУ) ВСНХ СССР было создано декретом ЦИК СССР от 12 ноября 1923 г., а его функции определены положением от 13 февраля 1924 г. В задачи ГЭУ входили общерегулирующие и арбитражные функции в области промышленности: общее руководство деятельностью ВСНХ союзных республик, разработка вопросов промышленной политики и законодательства, а также производственного плана и промышленного бюджета для внесения через Госплан в СТО, предварительная разработка перспективного и текущих планов промышленности, наблюдение за выполнением утвержденных планов, руководство синдикатами (за исключением нефтяного и частично текстильного), контроль за государственной, кооперативной и частной промышленностью и др. Таким образом, оно осуществляло регулирование промышленности в целом. Управление состояло из 12 отделов (финансово-экономический, торговой политики, иностранный, транспортный и др.). Приказом ВСНХ СССР от 5 мая 1927 г. в целях упрощения и рационализации системы управления промышленностью Плановое управление (Промплан) и ГЭУ были слиты в единое Планово-экономическое управление (ПЭУ). (Д/ф. 3429. Т. 1. Л. 21, 28, 27).

9Наркомат по военным и морским делам (Наркомвоенмор, НКВМ) СССР — центральный орган, осуществлявший руководство вооруженными силами советского государства в период 1923-1934 гг. Был создан в 1923 г. путем объединения двух ранее существовавших самостоятельных народных комиссариатов — по военным делам и по морским делам. Положение о наркомате было утверждено 12 ноября 1923 г., а его создание закреплено в Конституции СССР в 1924 г. Народный комиссар НКВМ являлся одновременно председателем Реввоенсовета. В состав НКВМ входили: Штаб РККА, Политическое управление РККА, Главное управление РККА (ведало административными вопросами). Инспекторат РККА (занимался вопросами подготовки и обучения личного состава). Управление ВВС РККА, Управление ВМС РККА, Управление вооружений. Финансово-плановое, Военно-хозяйственное и Военно-строительное управления, а также Управление делами наркомата. При совнаркомах союзных республик народный комиссариат имел своих уполномоченных, кандидатуры которых утверждались СНК СССР. По положению о центральном аппарате Наркомвоенмора (приказом РВС СССР от 21 октября 1929 г.), основными функциями НКВМ являлись: сосредоточение и подготовка материалов центральных управлений для заседаний РВС СССР и направление их правительству; наблюдение за своевременным выполнением постановлений правительства и РВС СССР; составление планов законодательных предположений и согласование их с другими ведомствами; разработка планов работы РВС СССР и центральных управлений и др.

10Революционный военный совет (Реввоенсовет, РВС) СССР — коллегиальный орган высшей военной власти в 19231934 гг. Создан 28 августа 1923 г. в связи с образованием СССР вместо РВС Республики. РВС СССР на основе директив ЦК ВКП(б) и правительства разрабатывал и через систему центральных военных органов осуществлял мероприятия по обороне страны; строительству Вооруженных сил, поддержанию их боевой готовности; руководству органами местного военного управления; учету и призыву населения для военной подготовки и на военную службу; формированию, комплектованию армии и флота; обучению и подготовке личного состава; политическому воспитанию военнослужащих и культурно-просветительской деятельности среди них; обеспечению армии и флота всеми видами довольствия и материальной частью для мирного и военного времени и др. В состав РВС СССР входили: председатель (нарком НКВМ), заместители председателя (заместители наркома по военным и морским делам), главнокомандующий Вооруженными силами СССР (до марта 1924 г.), члены РВС СССР. Председатель РВС СССР утверждался ЦИК СССР, члены РВС — СНК СССР. Число их в каждом случае определялось СНК СССР. Распоряжения народного комиссара по военным и морским делам или его заместителя, касающиеся всего комиссариата, отдавались приказами РВС СССР. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 20 июня 1934 г. РВС СССР был упразднен.

11Центральное управление заготовок обозного и военно-инженерного имущества (Цупвоз) образовано приказом Чусоснабарма из обозно-инженерной секции Центрального отдела военных заготовок ВСНХ в апреле 1920 г. В июле 1921 г. постановлением Президиума ВСНХ Цупвоз был передан из Совета военной промышленности в ведение Главметалла па правах автономного главка. Постановлением ЦИК СССР от 12 ноября 1923 г. Цупвоз отнесен к числу объединений общесоюзного значения и подчинен ВСНХ СССР под названием «Центральное управление военно-обозных заводов». Постановление Центральной комиссии по пересмотру трестов при Президиуме ВСНХ от 6 ноября 1924 г. оформляло Цупвоз как трест общесоюзного значения под названием «Государственное объединение механических военно-обозных заводов». Цупвоз выполнял плановую программу военного ведомства, вырабатывал продукцию по военному обозному производству, городскому и крестьянскому обозу, по вагонному производству. (Подробнее см. Советское военно-промышленное производство. 1918-1926 гг. М., 2005. С. 683-684).

12Растрестирование. На основании постановления Президиума ВСНХ СССР от 27 августа 1926 г. и постановлений СТО СССР от 10 сентября и 15 декабря 1926 г. Производственное объединение военной промышленности «Военпром» было разделено на 4 треста: патронно-трубочных и взрывчатых производств (Паттрубтрест), Всесоюзный оружейно-пулеметный трест (Ружтрест), Всесоюзный трест снаряжения и взрывчатых веществ (Вохимтрест) и Орудийно-арсенальный трест. Первоначально планировалось создание пятого, военно-оптического треста с включением гражданских заводов и оптического отдела завода «Большевик».

Образованные военно-промышленные тресты были подчинены коллегии Военно-промышленного управления при Президиуме ВСНХ СССР (с февраля 1928 г. — Главное военно-промышленное управление, ГВПУ). Начало деятельности правлений вновь организованных трестов было определено к 1 октября 1926 г. (постановление Президиума ВСНХ СССР № 109 от 20 сентября 1926 г.), учреждались уставы, структура трестов, а также определялся состав заводов. Управление трестами осуществлялось через функциональные отделы.

В состав Военно-химического треста вошли заводы: пороховые, взрывчатых веществ, снаряжательные (запалов, гранат, капсюлей, шашек и других видов боеприпасов). В ведении Паттрубтреста находились: трубочные заводы в Ленинграде, Пензе, Самаре; патронные заводы в Туле, Самаре, Подольске, Луганске, Московский дроболитейный и патронный завод. В состав Государственного оружейно-пулеметного треста вошли Ковровский пулеметный завод, оружейные заводы в Туле, Сестрорецке, Ижевске, Ленинградский государственный завод военно-врачебных заготовлений «Красногвардеец». В ведении Орудийно-арсенального треста находились: Московский орудийный завод «Мастяжарт», Брянский, Киевский, Ленинградский арсенальные заводы, оружейный Мытищенский, Подольский оптический заводы.

Растрестирование имело целью обеспечить мобильный переход гражданской промышленности на военное производство, приблизить управление к предприятиям, сократить объем задач до пределов возможного их выполнения, привести наличный состав рабочих и служащих к реальным потребностям производства.

13* В связи с общей реорганизацией аппарата Президиум ВСНХ СССР 6 июня 1921 г. утвердил образование Главного управления металлической промышленности (ГУМП, Главметалл) на базе Отдела металла, Главточмеха, Главшвеймашины и Главгвоздя. Главметалл занимался разработкой проекта первого пятилетнего плана развития металлургической промышленности. На основании постановления СТО СССР от 29 июня 1928 г. и приказа ВСНХ СССР от 3 сентября 1928 г. Главметалл был реорганизован в 3 главных управления: черной металлургии (Главчермет), машиноуправления и металлообработки (Главмашинострой) и по добыче и обработке цветных металлов (Главцветмет). (Д/ф. 3429. Т. 1. Л. 32).

14* Так в тексте.

15* Так в тексте.

16Народный комиссариат путей сообщения (НКПС) СССР был создан в 1923 г., как орган руководства железнодорожным, морским и речным транспортом, шоссейными и грунтовыми дорогами, а также общего надзора за всеми видами транспорта. С 1924 г. в НКПС сосредоточено все железнодорожное строительство, но разрушенный железнодорожный транспорт удалось в основном восстановить и довести перевозки до довоенного уровня только к 1928 г.

28 мая 1926 г. постановлением ЦИК и СНК СССР «О дополнении положения об НКПС» образуется Центральный мобилизационный отдел, который ведал подготовкой и использованием всех видов путей сообщения для целей обороны страны. 26 декабря 1929 г. в связи с увеличением объема работы и расширением функций этот отдел был переименован в Центральное мобилизационное управление НКПС.

В связи с резким увеличением объемов перевозок встал вопрос укрепления технической базы транспорта. В 1927 г. был введен Устав железных дорог СССР, а в 1929 г. — Устав внутреннего водного хозяйства. В феврале 1931 г. из НКПС СССР в самостоятельную отрасль выделился водный транспорт. Был создан Наркомат водного транспорта СССР (Наркомвод), на который было возложено руководство речным и морским транспортом СССР, под его начало поступили все судоходные пути, торговый флот и Экспедиция подводных работ особого назначения. В этом же, 1931 г., из НКПС в самостоятельную отрасль управления были выделены автотранспорт и дороги, создано Всесоюзное центральное управление шоссейных и грунтовых дорог и автомобильного транспорта (Цудортранс) при СНК СССР.

Несоответствие развития хозяйства и транспортных услуг потребовало усиления капитальных вложений в транспорт, строительства новых дорог. В 19311932 гг. СНК СССР был принят ряд постановлений, направленных на интенсификацию перевозок и улучшение работы железнодорожного и безрельсового транспорта. В 1932 г. принято решение СНК СССР о реконструкции железных дорог.

17* Так в тексте. Вероятно, правильно “предложениями”.

18* Так в тексте.

19* См. документ от 3 августа 1926 г. — Из памятной записки начальника Военно-промышленного управления В. А. Аванесова его заместителю Л. Егорову о программе работы по реорганизации военной промышленности.

20* Приложение не публикуется (см. там же, л. 134).

ГА РФ. Ф. Р5446. Оп. 55. Д. 1063. Л. 31—14. Подлинник.

Куйбышеву об итогах работы управления за декабрь 1925 г. — июнь 1926 г. и о его дальнейших задачах

Архив: ГА РФ. Ф. Р 5446. Оп. 55. Д. 1063. Л. 31—14. Подлинник.

Источник: Становление оборонно-промышленного комплекса СССР (1927-1932). М. 2008, стр. 73-83 (12268).

3 февраля 1927 г. Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б) № 83. 6. О колдоговорах в военной промышленности (Толоконцев, Лепсе). 17. О «Юнкерсе» (ПБ от 1 июля 1926 г., пр. № 37, п. 1Г). (Политбюро...Т. 1. С. 515, 516) (12416).

За рубежом:

3 февраля 1927 в США была создана Федеральная комиссия по радиовещанию для регулирования распределения частот (2100).

С 3 по 13 февраля 1927 в Португалии были революционные выступления против военной диктатуры г Кармоны (3907,146).

3 февраля 1927 Уильям Филипс назначен первым послом США в Канаде (4962).

Авиапромышленность:

4 февраля 1927 НК УВВС окончательно утвердил эскизный проект И-3 ОСС ЦКБ (Н.Н.П.) (2275).

4 февраля 1927 утвердили декабрьское 1926 года решение о том, что И-3 будет делаться под БМВ-VI. Опять приняли два варианта: дешевого биплана и дорогого полутороплана с повышенными характеристиками. Н.Н.П. подготовил предварительный проект И-3 еще в октябре 1926, но летные данные значительно отличались от заданных, что вызвало разногласия Авиатреста и ВВС. Поручили разработать новый и за месяц Н.Н.П. предложил 17 (9651,64).

4 февраля 1927 торгпредство сообщало, что комиссия Будняка осмотрела завод БМВ в Мюнхене и пришла к выводу ограничиться лишь покупкой лицензии на БВМ 6, а тех. сотрудничество не требуется (1795,31).

4 февраля 1927 Советское торгпредство в Берлине сообщало: “Комиссия т. Будняка осмотрела завод ВМВ АГ в Мюнхене и единодушно пришла к выводу, что мы можем ограничиться лишь покупкой лицензии на мотор БМВ-6, т.к. в остальной части технического содействия достижения фирмы ничего ценного не дадут” (10670,148).

Другие оборонные отрасли:

На 4 февраля 1927 г. в “Остехбюро” числилось 447 человек, из них 78 членов и кандидатов в члены партии (10675).

4 февраля 1927 г. Уншлихт доложил Сталину, что немцы (Штольценберг) решили оставить советской стороне всю матчасть и финансовые взносы без всякого встречного счета и отказываются от всех прав по учредительному договору как совладельцы «Берсоли». В свою очередь Уншлихт предложил Сталину принять решение Политбюро не выдвигать встречных контрпретензий (РГВА, ф. 33987, оп. 3, д. 151, л. 80-81.). Усилия ГЕФУ в данной ситуации придать деятельности «Штольценберга» и «Юнкерса» чисто предпринимательский характер, свалить всю вину за неувязки и промахи на них и по-тихому отойти от обоих проектов не удались. Фирмы все же обратились в арбитраж. Однако германскому правительству и руководителям райхсвера удалось со ссылкой на секретность так организовать судебное разбирательство, что основная тяжесть финансовых расходов легла на фирмы. В августе — сентябре 1926 г. дело было решено не в пользу Штольценберга, он был признан банкротом и лишился не только заказов военного министерства, но и своих заводов в Гамбурге и Испании. 2 апреля 1927 г. со Штольценбергом было подписано соглашение о ликвидации «Берсоли». Окончательно соглашение со «Штольценбергом» и ГЕФУ было расторгнуто 6 октября 1928 г. (11784).

Внешняя политика:

4 февраля 1927 г. на совещании с участием Штреземана и Хайе была признана безусловная необходимость сохранения в СССР летной и танковой школ райхсвера, причем Штреземан проявил к ним живой интерес. 26 февраля 1927 г., по итогам этого совещания был составлен протокол, в котором констатировалось, что «созданные на основе заключенных в 1922 и 1923 гг. договоров военно-промышленные предприятия («Юнкерс», «Берсоль», производство боеприпасов) в конце 1926 г. ликвидированы». Штреземан и Хайе согласовали, что до конца лета 1927 г. военнослужащие райхсвера не будут обучаться в танковой и летной школах и воздержатся от участия в испытаниях химоружия; а осенью 1927 г. министры решили этот вопрос пересмотреть. Взаимное участие на маневрах у них сомнений не вызывало и оно было продолжено, как и прежде (ADAP, Ser.B, Bd.IV. S. 154-155) (11784).

Авиапромышленность:

5 февраля 1927 Комиссией от УВВС, Техсовета и НАМИ был утвержден макет школьного самолета первоначального обучения ОО ГАЗ-1 и Н.Н.П. У-2 М-12, который 17 сентября 1926 был закончен и переслан в Техсовет, а 1 октября 1926 был утвержден НК УВВС (2275).

5 февраля 1927 макет самолета У-2 рассмотрели на заседании специальной Комиссии с участием специалистов от УВВС, конструкторского бюро, Технического совета и НАМИ (10667).

Другие оборонные отрасли:

5 февраля 1927 г., по новому положению, введенному приказом РВС СССР N 58, артиллерийский газовый полигон был преобразован в научно-испытательный химический полигон для проведения испытаний новых видов химического оружия и разработки средств противохимической обороны. Он подчинялся непосредственно начальнику Военно-химического управления и состоял из управления, технической, летной, санитарной, административно-хозяйственной частей, учебно-опытной химической роты и клуба. В состав роты входило четыре взвода: газобаллонный, газометный, огнеметный, заражения и дегазации (11144).

5 февраля 1927 г. Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б) № 84. 13. О пересмотре списка общесоюзных предприятий (ПБ от 3 февраля 1927 г., пр. № 83, п. 8) (Куйбышев, Рухимович, Чубарь). 17. О «Юнкерсе» (ПБ от 3 февраля 1927 г., пр. № 83, п. 17) (Ворошилов, Рейхель, Литвинов). Постановили: а) ускорить ликвидацию концессии «Юнкерса» в порядке полюбовной сделки. Принять предложение ГКК об уплате концессионеру в указанном порядке не более 3,5 млн. руб.; б) вопрос об изыскании необходимых для уплаты «Юнкерсу» средств передать на разработку в советском порядке; в) поручить ВСНХ СССР рассмотреть вопрос о приеме быв. Русско-балтийского завода в Филях. — ОП. 18. О «Берсоли» (Уншлихт). Постановили: а) принять условия ликвидации дела «Берсоль», выдвинутые немецкой стороной, на основании которых все материальные ценности в виде заводского оборудования и построек оставляются нам без всякого встречного счета; б) русская сторона не предъявляет немецкой дополнительных материальных претензий; в) поручить т. Куйбышеву в кратчайший срок урегулировать вопрос о приеме завода. (Политбюро... Т. 1. С. 517; РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 4. Л. 57; Оп. 162. Д. 4. Л. 57) (12416).

Авиапромышленность:

С начала февраля 1927 ГАЗ-1 при участии ОСС ЦКБ (Н.Н.П.) приступил к разработке серийных рабочих чертежей П-1 ВМВ-3а. Чертежи были изготовлены заводом к половине августа 1927, а с июня того же года частично началась постройка серии названных самолетов. Однако, в августе 1927 заказ на указанную серию был закрыт (2275).

Авиапромышленность:

7 февраля 1927 Зам. Пред. Правления Авиатреста Гамбург в Торгпредство в Чехословакии сообщил, что не может дать заключение по летающей машине и Леви ввиду отсутствия в описании указаний на принцип изобретения (2335,53).

Другие оборонные отрасли:

8 февраля 1927 г. Начальник ВОХИМУ Фишман в совершенно секретном докладе Ворошилову подчеркивал, что задача создания химической обороны страны грандиозна, и обращал внимание на необходимость “подойти вплотную и всерьез” к нуждам химобороны, настаивал на увеличении производства отравляющих веществ и противогазов, на строительстве новых химических предприятий (10670,166).

8 февраля 1927 г. начальник военно-химического управления РККА Яков Фишман писал в совершенно секретном докладе Климу Ворошилову: «Задача создания химической обороны страны грандиозна». Он настаивал на значительном увеличении производства ОВ, противогазов и немедленном строительстве новых предприятий. [310 — Там же.] (11741).

8 февраля 1927 г. Начальник ВОХИМУ Фишман в совершенно секретном докладе Ворошилову подчеркивал, что “задача создания химической обороны страны грандиозна”, и обращал внимание на необходимость “подойти вплотную и всерьез” к нуждам химобороны, настаивал на увеличении производства отравляющих веществ и противогазов, на строительстве новых химических предприятий. Для этого планировалось совместно с немцами построить и использовать производственные мощности будущего завода “Берсоль”. Заместитель наркома обороны И. С. Уншлихт отмечал, что “в заводе “Берсоль” мы получаем первую и пока единственную базу производства ОВ в крупных масштабах” (10670,166).

Внешняя политика:

8 февраля 1927 г. первые советские слушатели германской военной академии - преподаватели Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе М. С. Свечников и С. Н. Красильников - в докладе на имя начальника Академии Р. П. Эйдемана дали поразительную по точности картину внутриполитического положения в Германии и перспективу его развития: «Рейхсвер, вообще, и Генеральный Штаб, в частности, крайне отрицательно относятся к существующему демократически-парламентскому строю, руководимому социал-демократической партией. <...> Пацифизм, естественно, встречает в этих кругах самое отрицательное отношение. Целый ряд унижающих достоинство Германии фактов со стороны союзнической комиссии разжигают еще больше шовинистические настроения не только в Рейхсвере, но и в широких мелкобуржуазных слоях. Неизбежность реванша очевидна. Во всем сквозит, что реванш есть мечта германского Генерального Штаба, встречающего поддержку в крайне правых фашистских группировках Германии. Необходимой предпосылкой для успешного ведения войны считается установление диктатуры и сведение парламентского строя на нет. Однако необходимо оговориться, что монархическая идея имеет сравнительно ограниченное число сторонников. Поэтому реакция возможна не в сторону монархии, а в направлении фашизма. Военные круги отлично сознают невозможность военного единоборства с Францией, имея в тылу у себя Польшу и Чехословакию. Поэтому они озабочены подыскиванием соответствующих союзников. <...> Ненависть военных кругов к Франции — чрезвычайно остра. Занятия (тактические) в Генштабе и в Академии показывают, что армия готовится к войне с Францией и Польшей. Блок с Англией встречает много затруднений, во-первых, потому, что Англия поддерживает <...> в своей антирусской политике Польшу, враждебность к которой чрезвычайно остра в Германии, особенно в военных и правых кругах. Во-вторых, военная поддержка Англии на континенте оценивается Генштабом весьма невысоко, особенно в первый период войны, весьма тяжелый для Германии. Наконец, близость Англии и Франции в политическом отношении является также сдерживающим моментом по отношению к Англии <...>. Поэтому, в силу вещей, Германский Генштаб, по нашим наблюдениям, видит единственную реальную силу, могущую дать прирост его военной мощи, это — дружественные отношения с Советской Республикой. Наличие общего противника — Польши, опасного для Германии вследствие географических условий, езде более толкает Германский Генштаб по пути тесного сближения с Советской Россией» (РГВА, ф. 33987, on. 3, д. 148, л. 76-78.) (11784).

Авиапромышленность:

9 февраля 1927 состоялось заседание Техсовета Авиатреста (Протокол 17) и рассмотрели вопросы: 1. Отчетный доклад ОСС Н.Н.П. за 1-й кв. (Л1-2М5, П1-БМВ, МР1-М5, У2-М12, И3-РТЗ, Л2 - приняли; 3. О статиспытаниях Л1-2М5 - перенесли и др. (2279).

ПРОТОКОЛ № 17

ЗАСЕДАНИЯ ТЕХНИЧЕСКОГО СОВЕТА от 9 февраля 1927 г.

Председатель: МАКАРОВСКИЙ

Члены: ГЛУШКОВ, ПОГОССКИЙ, ХАРЛАМОВ, АКАШЕВ, БРИЛЛИНГ

Присутствуют:

от ЦАГИ - ЮРЬЕВ

от НК УВВС - ИЛЬЮШИН

от ЦКБ - ПОЛИКАРПОВ, БЕССОНОВ, ОЛЬХОВСКИЙ, КОЛПАКОВ-МИРОШНИЧЕНКО

Ученый Секретарь КАЛИНИН

Технический секретарь - ПАСТУШЕНКО

Слушали

Постановили

1. Отчетный доклад Зав. ОСС ЦКБ т. Поликарпова за-1-ый квартал 1926/27 о.г.

Коснувшись вкратце организации ОСС ЦКБ в связи с выделением опытного строительства из ГАЗ № 1, докладчик переходит к- детальной обрисовке работ ОСС ЦКБ, выполненных за отчетный период.

По самолету Л1-2М5 была закончена сборка и машина пред'явлена для испытаний, от которой НОА отказался. По постановлению НК машина была возвращена ЦКБ для использования в смысле проведения статических и летных испытаний. До передачи в НОА было сделано несколько полетов, которые показали достаточную устойчивость несмотря на данные продувки, указывающие на нейтральность. Получение летных данных не производилось. Статические испытания показали ьакже достаточную прочность и отдельные детали превышали требуемую прочность до 20%. В настоящее, время машина разобрана и отдельные ее части, представляющие интерес, сохранены.

По П1 БМВ Машина была предъявлена для полетных испытаний в октябре мес. Статические испытания проведены в период Октябрь-Декабрь. Прочность во всех .случаях превысила требования норм. Все испытания, включая и фигурные полеты, машина выдержала удовлетворительно.

По МР1-М5 проект закончен в августе. Постройка с половины Октября. В настоящее время 1-ый экземпляр закончен и упаковывайся для отправки в Севастотопль.

Второй экземпляр будет готов к 1.Ш с.г. третий к 1 ?

По У2-М12 представлен и утвержден предварительный проект. Построен и_утвержден макет. Приступлено к введению поправо в проект и постройке.

По И3-РТЗ. Утверждение эскизного проекта задерживается вследствие невыполнения проектом некоторых условий, выполнить которые при данных условиях проектирования невозможно. При снижении нагрузки до 470 кг проектировании под мотор БМВ - 6, остальные требования могут не быть удовлетворены. Работа весьма сложная, М-? всетаки не мотор для истребителя, не говоря уже о ?. Проектирование под сменные моторы БМВ-6 и М-13 вызвали чрезвычайные затруднения, т.к. в случае постановки ? центр тяжести уходит вперед, кроме того сказывается средний вес ? 110 кг. Самолет запаздывает в общем на 1,5 месяца против плана хотя по причинам, не зависящим от ОСС

По.мощному разведчику работа в отчетном переиоде не начиналась, т.к. технических условия на него еще нет и план предусматривает начало работы позже.

Сомолет Л2 снят с программы 8.ХП, хотя эскизный проект его вчерне был готов.

По работам по металлизации крыла Р-1 изготовление опытных образцов, которые будут испытываться. В дальнейшем предположено изготовить целый задний лонжерон и ?.

Работы по масляному шасси и по колесам с внутренней амртизацией заканчиваются.

Работы по вооружению несколько задерживаются...

Отдельно докладчик останавливается на необходимости проведения работ по проектированию металлических винтов, что потребует :от 12-18 Месяцев работы с примерной стостью в 43000 руб.

Далее докладчик переходит к финансовой стороне работы ОСС Вследствие запаздывания бухгалтерской .отчетности дать точные сведения по расходованию средств не представляется возможным, но исходя из количества затраченных, рабочих часов и средней стоимости одного рабочего часа можно иметь приблизительные данные, характеризующие финансовое положение ОСС. Из этих данных докладчик определяет возможный перерасход за 1-ый квартал в 2500 руб. По мнению.докладчика наличие этого небольшого перерасхода не явятся препятстзием к удержанию расходов ОСС ЦКБ в рамках сметы, утвержденной на 1926/27 г.

Т.т. Харламов и Ильюшин - задают докладчику ряд вопросов, о самолете Р-4 и количестве работников К.Б. ЩСС, непосредственно занятых проектированием самолетов.

Отвечая на заданные вопросы т. Поликарпов указывает, что по сравнению с Р1, Р4 показал при .испытаниях следущие данные:

Максим.скорость - Р-4 - 197,8, Р-1 -200

Под"ем на 3000 мт. - Р-4 - 19 мин., Р-1 - 16-17 мин.

Потолок - Р-4 - 4750, Р-1 - 5000-5100 м

По мнению НОИ, площадь элеронов Р-4 является по-видимому недостаточной. Неудовлетворительна также и центровка - необходимо центр тяжести подать вперед.

Полный вес Р-4 - 2200 кг. т.е. перетяжеление по сравнению с Р-1 на 60 кг., а с последними моделями Р-1 на 20 кг.

Выбор того или иного самолета зависит от окончательно заключения Н.К. УВВС.

Тов. Юрьев указывает, что по данныи ЦАГИ разница в весах самолета одного и того же типа может доходить до 100 - 120 кг.

Тов. Поликарпов продолжая ответы на заданные вопросы указывает, что общее количество сотрудникрв КБ, которых пррасчетам занято 7 чел., по вооружению - ?, чертежников 15 чел. из которых. 5 .чел. деталировщиков и 8 копировщиков. Таким образом по прректированию занято 7 чел., в расчетнрм П/Отделе и 5 чертежников, а всего 12 челов.

Тов. Юръез указывает, что учитывая программу работ в ЦАГИ, в проектировании самолетов - штат работников невелик, и даже, более того, - вовсе мал, особенно принимая во внимание, необходимость развертывания работ.

Тов. Харламов соглашается с мнением докдадчика о необходимости работ но металлич. винтам, считает что, актуальность заставляет перенести его на практическую почву. Надо связаться в этой рабрте с ЦАГИ и использовать работы по испытанию этих винтов.

Т. Макаровский, резюмируя выводы докладчика о наличии незначительного перерасхода по смете за 1-ый. квартал, фактический перерасход будет несколько сольшим, чем теперь определяет ОСС, имея в виду скрытый перерасход, вытекающий из объема работ предположенного по плану и фактическому. Причина - опоздание в сроках, хотя и не завясящее от ОСС.

1) Признать, что в работу ОСС ЦКБ в 1-ом квартале операционного года, в части касающейся зададаний, выполнекия и выявления организационных форм внесена ясность, дающая возможность осуществить правильную организацию работ, как по линии Конструкторского Бюро, так и производственной. В зависимости от данных заданий и кредитов. Отметить, что работа ОСС ЦКБ протекает...

2) Отметить, что в 1-м квартале текущего операц. года ОСС произведены работы по ликвидации самолетов Л1-2М5 и У2-М2 в полном соответствий с постановлениями Технического Совета.

3) Отметить, что в 1-м квартале текущ. операц. года самолет П1-БМВ-Ша, полностью разработанный ОСС, переведен на серийное

производстзо при наличии полного удовлетворения всем техническим и тактическим требованиям УВВС.

4) Постройку самолета И3-М12 вести в полном соответствии с указанниями, отмеченными в протоколеН.К. от 5/П. с.г. при утверждении макета.

5) Постройку самолета И3 вести под моторы БМВ - У1. К вопросу о применения для указанного самолета мотора М-13 вернуться по получении заключения Комиссии под председательством тов. Харламова (см.протокол заседания Т.С. от 22.ХП.26 г.).

Просить Комиссию закончить свою работу в 2-х недельный срок. От установки на самолет И3 мотора РТЗ отказаться.

6) Предложить Заведующему ОСС срочно доставить Н.К. затребованные сведения и весовые данные о перетяжелении самолета Р-4 против самолета Р1 за счет конструктивных изменений и оборудования. Просить Н.К. УВВС ускорить Заключение по самолету Р1 последней серии и дать окончательное заключение, какому самолету Н.К. отдает предпочтение: Р1 или Р4.

7) Ввиду необходимости ускорить проектирование самолета Р5 просить Н.К. ускорить представление технических требований к указанному самолету.

Ввиду того, что программа опытного строительства по вооружению предусматривает вооружение ряда самолетов, которые в ближайшее время пе поступят в постройку, просить Н.К. уточнить задания по вооругжению.

9) Предложить Зав.ОСС ЦКБ форсировать работу разработке металлических лонжеронов и на ближайшем заседании Совета сделать подробный доклад по проектированию, постройке и испытананию таковых.

10) Придавая особо важное значение вопросу перевода самолетов на металлические винты, просить ОСС совместно с ЦАГИ разработать план опытного строительства по металлическим винтам с подразделением функций между ними.

П. Утверждение протоколов предыдущих Совета - протокола № 15 и № 16.

П. Протоколы Заседаний №№ 15 и 16 - утвердить, прилагаемые к протоколу № 16 инструкции по проектированию, строительству и выпуску Авиатрестом Опытных самолетов и моторов разослать Членам Совета для ознакомления и, при отсутствии к следующему заседанию Совета возражений против редакции инструкций, считать таковые утвержденными.

Ш. О статических испытаниях самолета Л1-2М5

Доклад ОСС по этому вопросу перенести на очередное заседание Совета.

(2279).

Другие оборонные отрасли:

9 февраля 1927 г. Постановление СТО СССР о ликвидации предприятий НКВМ, действующих на началах хозрасчета. (ГА РФ. Ф. Р?5674. Оп. 7. Л. 3?3 об.) (12415).

9 февраля 1927 принято решение оборудовать при Красочном тресте первый в СССР завод по выработке сероуглерода для Фабрики искусственного шелка и Бумтреста (3960,56).

Армия:

9 февраля 1927 г. по положению, утвержденному начальником снабжений РККА, военное ведомство вошло в качестве члена в акционерное общество "Металлоимпорт", в составе которого создавался отдел разных металлических изделий (Споримет), на который возлагались задачи изучения рынка, проработки и размещения военных заказов за границей. Этому отделу приказом Наркомата внешней торговли No.10445 от 23 мая 1927 г. передавались функции ликвидированного в феврале 1927 г. Спотэкзака.

Приказом по Управлению снабжений РККА No.121 от 16 ноября 1927 г. в его составе создается отдел внешних заказов. Отдел возглавил уполномоченный Наркомвоенморапри Наркомате внешней и внутренней торговли, учрежденный приказом РВС СССР No.218 от 13 июля 1928 г. и подчинявшийся непосредственно наркому по военным и морским делам. Этим приказом на уполномоченного возлагалось руководство разработкой заявок военного ведомства, составление планов на импортную технику и оборудование, распределение его между управлениями, учет и контроль за поставками. Внешнеторговые операции производились через специальные отделы торговых представительств ОВЗ в зарубежных странах, преобразованные из инженерных отделов (приказ Наркомата внешней торговли No.1255 от 30 сентября 1930 г.)

По положению, утвержденному наркомом обороны в 1936 г., Отдел внешних заказов становится центральным органом НКО СССР, ведающим монопольно всеми вопросами импорта для военного ведомства и снабжающим его информационными материалами по заграничной технике. В этой деятельности ОВЗ был подотчетен и Наркомату внешней торговли.

В связи с резким сокращением импорта военного имущества постановлением СНК СССР от 30 июня 1938 г. на базе ОВЗ создавалось Всесоюзное инженерно-техническое импортное объединение, которому передавались импортные операции НКО СССР (11226).

Авиапромышленность:

10 февраля 1927 ОСС ЦКБ (Н.Н.П.) получил через Авиатрест измененные ТТ к самолету У-2 М-12 (2275).

10 февраля 1927 След. по важнейшим делам Верхсоюза СССР в письме Пред. Правления Авиатреста просил немедленно передать всю переписку между ОО ГАЗ-1 и Авиатрестом об организации статиспытаний 2ИН1 для приобщения к делу (2335,60).

10 февраля 1927 состоялась первая международная выставка межпланетных летательных аппаратов в Москве (274).

Другие оборонные отрасли:

10 февраля 1927 вышло постановление СНК "О льготах научно-техническим организациям" (423,79).

Авиапромышленность:

11 февраля 1927 в НИИ ВВС закончились испытания самолета ДОРНЬЕ-ВАЛЬ № 56 и 57 в Севастополе, которые проходили с 11 января 1927.

Полное испытание по спецпрограмме для гидросамолетов (6949, 63).

Другие оборонные отрасли:

12 февраля 1927 г. Постановление СТО СССР об образовании Комиссии обороны, (прот. № 313, п. 18). (ГА РФ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 621. Л. 11) (12415).

12 февраля 1927 г. постановлением СТО СССР была образована Комиссия обороны, к которой перешли полномочия комиссии А. И. Рыкова. Комиссия была образована в составе Рыкова, Рудзутака, Ворошилова (с заменой Бубновым), Куйбышева, Брюханова, Уншлихта, Менжинского (с заменой Ягодой), Орджоникидзе, Кржижановского, Микояна и Цюрупы. Комиссии предоставлялось право окончательного решения вопросов обороны от имени Совета труда и обороны. Комиссия должна была собираться не реже одного раза в месяц. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 621. Л. 11) (12367).

Внешня политика:

12 февраля 1927 г., польская газета «Курьер Варшавский» сообщила о бегстве за рубеж советского летчика Клима, также поведавшего о некоторых сторонах германо-советских военных связей. В феврале 1927 г. командир авиаотряда К. М. Клим вместе с мотористом Тимощуком на самолете «Ансальто» перелетел в Польшу. Тимощук однако через несколько дней вернулся в СССР. Клим же остался и был объявлен советской стороной «вне закона» (РЦХИДНИ, ф. 17, on. 3, д. 618, л. 1,4.). В начале марта 1927г. в переданном Нидермайером Берзину письменном сообщении немецкая сторона жаловалась, что несмотря на все предпринимаемые ею меры предосторожности, у нее не было «никакой уверенности в возможности обеспечить тайну, как это показал случай с Климом» (АВП РФ, ф. 0165, on. 5, п. 123, д. 146, л. 178.) (11784). В таких условиях германское правительство было вынуждено, не затягивая, сделать во внешнеполитическом [198] комитете райхстага официальное заявление по факту военного сотрудничества райхсвера с Красной Армией. Ни отчаянные усилия Литвинова побудить германскую сторону отказаться от этого шага, ни настоятельные рекомендации Брокдорфа-Ранцау не смогли ничего изменить: 23 февраля 1927 г. военный министр Гесслер зачитал соответствующее заявление. В нем были изложены причины, побудившие Берлин в начале 20-х годов пойти на военно-технические контакты с Москвой и выделить на эти цели 75 млн. золотых марок, а также возникшие далее трудности, заставившие разорвать все договоры, заключенные германскими фирмами с советскими контрагентами. В заключение Гесслер призвал Всех участников заседания комитета к строгому соблюдению секретности относительно сделанного им заявления. В ходе дискуссии Вирт и Шуберт вывели обсуждение вопроса на весь комплекс германо-советских взаимоотношений. Шуберт заявил, что с заключением 6 октября 1925 г. в Локарно Рейнского гарантийного пакта и советско-германского Берлинского договора от 24 апреля 1926 г. германская политика была поставлена на прочную основу, сохранение же достигнутого уровня отношений с СССР являлось «хребтом», основой всей политики Германии. В тот же день о весьма благоприятном исходе заседания внешнеполитического комитета райхстага было проинформировано советское полпредство в Берлине, германский посол в Москве получил указание немедленно проинформировать об этом советское правительство. Хильгер, советник германского посольства в Москве в 1922 — 1941 гг., писал в своих воспоминаниях, что, несмотря на разоблачения, «Берлин и не думал прекращать прежней политики». Более того, «все <. „>, начиная от Штреземана, были полны решимости не только в том же Объеме продолжать военное сотрудничество, но и, — пусть очень осторожно, — интенсифицировать его». 1926г., а в более широком плане полоса 1925 — 1927 гг. стали водоразделом в советско-германских отношениях, являвших собой в 1920 — 1926гг. довольно тесное военно-политическое содружество. Практически все вопросы военного сотрудничества, главной целью которого было усиление Красной Армии и райхсвера, Москва и Берлин решали [199] тогда в тесном согласии. Однако вступление Германии в Лигу Наций и «гранатный скандал» выявили границы сближения Берлина и Москвы: военное сотрудничество, претерпев определенные изменения, хотя и продолжалось (в нем появились даже новые моменты), однако его исключительное значение для взаимоотношений Москвы и Берлина пошло на убыль. Здесь сказался и постепенный уход его творцов (Ленин, Троцкий, Вирт, Зект), и — главное — постепенное включение обеих сторон в мировую политику с использованием альтернативных партнеров. Это означало переосмысление, а в некотором смысле и инвентаризацию сторонами всего комплекса двусторонних отношений, начало сугубо прагматического подхода к военному сотрудничеству Оно стало терять свой политический подтекст, а, следовательно, и свою «особость» (11784).

Авиапромышленность:

14 февраля 1927 НТК УВВС утвердил эскизный проект И-3 ОПО-1 (2342).

14 февраля 1927 г. первая машина МР-1 на деревянных поплавках ушла с завода в Севастополь, вторая - 10 марта. Испытания первого МР-1 закончились в декабре 1927 аварией при посадке на волну высотой 1,5 м. Причина аварии описывается в документах как «посадка с плюхом». От удара о воду плоскости, хвостовая часть фюзеляжа и мотор отломились, а центральная часть с кабинами экипажа осталась стоять на поплавках. Пилот и находившийся в задней кабине Поликарпов бросились в воду и доплыли до берега.

Второй самолет на деревянных поплавках, а позже и машину на поплавках Мюнцеля передали в строевую часть, где они проходили эксплуатационные испытания. В конечном счете, выбор сделали в пользу более простой и дешевой деревянной конструкции.

Деревянный поплавок поверх каркаса обшивался фанерой, а затем обклеивался перкалем. На днище поверх фанеры укладывались тонкие доски из тика или красного дерева. Сверху на поплавки набивали продольные рейки, по которым ходили.

В поплавках имелись гнезда для крепления колес, на которых машину выкатывали на берег. Это были штатные колеса Р-1, только на треть наполнявшиеся водой, чтобы легче было их притопить при установке на место.

Предусматривалась возможность снятия с МР-1 поплавков и установка самолета на колесное или лыжное шасси. При этом машина могла летать с суши, как обычный Р-1, но с некоторыми ограничениями по нагрузке, вызванными отличиями по центровке.

Запуск мотора на МР-1 осуществлялся ручным механическим стартером. Механик стоял на поплавке и крутил съемную ручку (11923).

Другие оборонные отрасли:

С 14 февраля 1927 директором Ковровского пулеметного завода вновь работает А.М. Бурухин, назначенный на эту должность постановлением Правления Оружейно-пулеметного треста 27 января (12221).

14 февраля 1927 г. Протокол заседания Президиума ВСНХ СССР. 2256. О передаче части бывшего Охтинского завода (в Ленинграде) из ведения ВПУ в ведение отдела местной промышленности Ленинградского губисполкома (РГАЭ. Ф. 3429. Оп. 1. Д. 5102. Л. 19) (12417).

Жизнь и внутренняя политика:

15 февраля 1927 г. Информационный отдел ОПТУ в своей сводке сообщал: “После опубликования в прессе речей Т.Т.Ворошилова и Бухарина на XV Московской губпартконференции среди городского и сельского населения распространились по многим районам Союза слухи о близкой войне. На этой почве в отдельных местностях среди некоторой части городского и сельского населения создалось паническое настроение. Местами население старалось запастись предметами первой необходимости: солью, керосином, мукой и т.п. Иногда частичный недостаток некоторых наиболее ходовых товаров расценивался населением как признак приближающейся войны. ...Крестьяне пограничных районов стараются обменять советские деньги на золото. ...Отмечаются случаи отказа крестьян продавать хлеб и скот на советские деньги, благодаря чему сократился подвоз этих товаров на рынок” (РЦХИДНИ ф.17, оп.85, Д.159, л.158-159) (1566,60).

Авиапромышленность:

В середине февраля 1927 в НОА УВВС закончились полетные испытания переходного самолета П-1 БМВ-3Ах опытного отдела ГАЗ-1 (Н.Н.П.), которые проходили с начала октября 1926. Самолет показал хорошие качества и Авиатресту был дан от УВВС заказ на серию в 10 самолетов (2275).

В середине февраля 1927 первый опытный самолет МР-1 М-5 ОО ГАЗ-1 (Н.Н.П.) на деревянных поплавках был закончен постройкой и отправлен на Черное море для испытаний. Полетные испытания этого самолета были закончены в первых числах апреля (2275).

Авиапромышленность:

16 (23) февраля 1927 состоялось заседение Техсовета Авиатреста (Протокол 18) и рассмотрели вопросы: 1. О предварительном проекте Р5 - приняли; 2. О работе ОАД НАМИ - приняли к сведению (2279).

ПРОТОКОЛ № 18

ЗАСЕДАНИЯ ТЕХНИЧЕСКОГО СОВЕТА от 16 (23) февраля 1927 г.

Председатель: МАКАРОВСКИЙ

Члены: ГЛУШКОВ, ПОГОССКИЙ, ХАРЛАМОВ, АКАШЕВ, БРИЛЛИНГ

Присутствуют:

от ЦАГИ - ЮРЬЕВ

от НК УВВС - ИЛЬЮШИН

от ЦКБ - ПОЛИКАРПОВ, БЕССОНОВ, ОЛЬХОВСКИЙ, КОЛПАКОВ-МИРОШНИЧЕНКО

Ученый Секретарь КАЛИНИН

Технический секретарь - ПАСТУШЕНКО

Слушали

Постановили

1...Поликарпов - Мы учитываем и учитывали необходимость дать легкую, но и надежную конструкцию. Нельзя огульно, сравнивать наши и заграничные машины, т.к.мы должны базироваваться на отечественной сосне, а не на заграничном спрусе. Тем не менее, если не брать отдельные единичные загранничные конструкции, то Р-5 по весу вполне сравним с заграничными машинами аналогичного назначения, и, в частности, он легче, например Фоккера СУ если откинуть веса их моторов. Вес конструкции Р5 как разведчика - 40 % и как бомбардировщика - 36% от полного веса и как там не изощряйся, а от 2500 кгр. далеко не уйти.

Наши опыты по статическим испытаниям всегда подтверждали наши расчеты. Кроме того требование полных испытаний только задержит выпуск машины. Мы не отрицаем необходимости в данном случае статических испытаний, но программу надо пересмотреть и сократить.

1. После обмена мнений по затронутым вопросам, Советом принимается следующее постановление:

1. Пред ставленный ОПО № 1 предварительный проект самолета Р5 утвердить и направить в НТК УВВС на окончательное утверждение.

2. Принять окончательной полуторапланную схему самолета по варианту № ? дающую, как то показали продувки, лучшие аэродинамические .данные самолета.

3. Отметить, что макет самолета своевременно утвержден и все необходимые продувки выполнены и сомнений в надлежащей устойчивости самолета не возникает.

4. Считать, что все остальные сделанные ЦАГИ замечания покрываются данными Заведующим ОПС № 1 раз"яснениями, что же касается вопроса о дальнейшей досылке чертежей главнейших узлов, поручить Заведующему ОПО № 1 дослать таковые ЦАГИ:по указанию последнего.

5. Программу статических испытаний, предложенную ОПО № 1, считать необходимым расширить, поручив Заведующему ОПО № 1 согласовать таковую с представителем НТК УВВС и Зав. ОИАМК ЦАГИ проф. Сидориным и представить эту программу на окончательное утверждение НТК УВВС.

Учитывая накопившийся значительный опыт статических испытаний предыдущих самолетов и необходимость всемерного ускорения ввыпуска первого опытного самолета, признать возможным программу статиспытаний разделить на две группы, при чем испытания 1-й групп должны быть произведены до выпуска самолета в полетные испытания, остальные же должны быть проделаны дополнительно.

6. Распределение программы статических испытаний по указанным группам поручить произвести ОПО № 1, по согласовании ее вышеуказанным порядком.

7. Что касается заявления представителя УВВС о желательности снижения веса самолета против проектного, то учитывая сделанные Заведующим ОПО № 1 раз"яснения, признать невозможным требование такового от ОПО № 1 в отношении первого зкз. Р5, поручив вместе с тем Заведующему ОПО № 1 принять все меры к снижению веса 2-го экземпляра Р5, учитывая опыт постройки первого экз. и статических испытании.

8. Поручить Заведующему ОПО № I по полученнии от ЦАГИ соответств: продувок, окончательно проверить распределение давлений на крыло самолета, внеся, в случае необходимости, коррективв в соответствующие рассчеты.

П. Доклад тов. ЯКОВЛЕВА Н.М. о работе Отдела Авиационных Двигателей НАМИ

Докладчик отмечает три направления, в коих велись работы Отдела:

1. Испытания авиамоторов /БМВ-6, Юнкере L-5, AССО, Паккард - А2-1500/;

2. Испытания топлива - толуоловых смесей

3 Исследовательские работы по деталям моторов /явления резонанса, работа трения в шатунах, охдаждение и проч./.

Большая часть этих работ перешла и на текущий 1927-28 г.

Тов. Поликарпов- отмечает недочеты в работе Отдела Авиационных Двигателей НАМИ, выразившиеся отсутствием следующих необходимых данных:

1. По габаритам испытанных моторов

2. По весам стартеров и масла.

3. По определению центра тяжести моторов и моментов инерции

4. По схемам трубопроводов в условиях самолетной установки.

5. Испытания моторов производятся в горизонтальном положении мотора, а не под углом к горизонту, как это происходит главным образом на самолете.

6. По подбору площади радиаторов, емкости масляных и водяных баков.

7. По давлению бензина и масла.

8. По высотным характеристикам моторов.

9. По характеристикам стартеров, хотя бы для БМВ-6.

10. О емкости добавочных водяных бачков.

Все эти данные, отмечает т. Поликарпов, без условно необходимы при проектировании самолетов и, пока что, ОПО № 1 вынужден разыскивать эти данные по заграничным литературным источникам или определять их собственными испытаниями.

Тов. Макаровский, отмечая, что срок работ по испытанию М-5 на повышенных оборотах отнесен Отделом Авиац. Двигат.к 1/Х, заявляет, что таковой срок совершенно не приемлем, т. к. данные работы безусловно первоочередного порядка.

Тов. ЯКОВЛЕВ - Этот срок можно будет пересмотреть.

Тов. ХАРЛАМОВ - Выражает пожелание о заслушании аналогичного доклада о работе Винто-моторного Отдела, ЦАГИ и Конструкторского Бюро НАМИ. Это пожелание поддерживает т. Погосский.

П. После обмена мнений, Советом принято следующее постановление:

Доклад т. Яковлева о работе Отдела Авиационных Двигателей НАМИ - принять к сведению.

Просить НАМИ учесть в дальнейшей работе Отдела, замечания высказанные на настоящем Заседании.

(2279).

16 февраля 1927 Президиум ВСНХ командировал для ознакомления с авиапромышленностью Германии и Франции директора ЦАГИ Ю.Н.Флаксермана, зам. зав. АГОС И.И.Погосского, а 23 февраля - также А.М.Черемухина и Г.А.Озерова (273,286).

Внешняя политика:

16 февраля 1927 Гесслером в бюджетной комиссии райхсвера признал факты сотрудничества райхсвера и Красной Армии (17 февраля об этом сообщил «Форвертс»). Как заявил Берзин 26 февраля, впредь, вся работа будет строиться «таким образом, чтобы придать всем нашим взаимоотношениям легальную форму». 4 марта 1927 г. Уншлихт доложил об этом Политбюро и Сталину. Германский посол о данной беседе Лит-Томзена и Нидермайера с Берзиным тут же проинформировал статс-секретаря МИД фон Шуберта с просьбой доложить райхсканцлеру (11784).

Авиапромышленность:

17 февраля 1927 была получена

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

Апреле м-це 1924 г. Конструкторской Частью Авиатреста ГУВП был дан заказ ГАЗ № 1 на постройку первого опытного бомбовоза.

Технические условия заключались в след.:

1) Максимальн. Горизонт. скорость у земли - 165 км/час.

2) Посадочная спорость - 80-90

3) Время под"ема на 2000 мтр - 18 мин.

4) Время под"ема на 4000 мтр - 60 мин.

5) Продолжтельноть полета - 6 час.

6) Общая полезная нагрузка - 1100 кг

Бомбы - 500 кг

6 пулеметов с патронами - 185

Радио - 65

2 летчика + 3 пулеметчика - 400

7) Сферический обстрел.

Необходимо отметить то обстоятельство, что эта машина являлась первой тяжелой машиной, которой знаменовался в опытном строительстве как переход от постройки легких машин обычного типа, к .тяжелым, выполнявшимся на нашем заводе не вполне поготовленном, как по своим габаритным размерам, так и по обсрудованию.

Задание на постройку тяжелой машины Авиатрестом ГУВП было дано в том предлоложении, что первый экхемпляр бомбовоза будет рассматриваться как опытная машина, на которой наши заводы должны будут приобрести соответствующий опыт. Проектирование, постройка и эксплоатация в период испытаний данной машины будет носить в большой своей части экспериментально-опытный характер.

Подробных технических условий в то время дано не было, причиной тому было то обстоятелъство, что сведения, которые у нас были по заграничным журналам, не могли быть сразу приняты за основу, т.к. там могли быть ошибки и этими сведениями приходилось пользотзаться очень осторожно.

Необходимо отметить, что одновременно с достройкой бомбозоза на ГАЗ № 1 начала зарождаться и организация опытного самолетостроения.

Условия проектирования затруднялись, главном образом, отсутствием установленных расчетных норм и методов расчета, приходилось руководствоваться заграничными источниками, главным образом, немецкими, в частности книгой Ван-Грис. К концу работ по боибовозу поступили американский нормы.

Несмотря на все вышеуказанное не сопсем благоприятнве условия проектирования и постройки первой опытной большой машины, как по своим необычным габаритным размерам, так и по технический трудностей поставленного задания, бомбовоз был спроектирован в кратчайший срок без подготовленного на то штата.

Эскизный проект был изготовлен почти в течение одного месяца.

Рабочие чертежи были затребованы в срочном порядке и изготовлелены с июня по август включительно того же 1924 г., причем после разработки детальных рабочих чертежей дюралюминиевых крыльев для ускорения выпуска бомбовоза был сконструирован второй комплект деревянной конструкции крыльев, который и был фактически осуществлен.

К постройке бомбовозы было приступлено в августе 1924 и закончено сборкой на аэродроме в июле 1925 г. ...

...рывы в работе опытной мастерской, так что в действительности по времени постройка бомбовоза была произведена в 7-8 месяцев.

На проектирование самолета Л1-2М5, включая:

1) эскизный проект,

2) детальнее изготовление рабочих чертежей, дюралюииниевых крыльев и оперения,

3) полный комплект рабочих чертежей бомбовоза с крыльями деревянной конструкции,

4) проектирование приспособлений при постройке самолета, что в итоге составляет почти полтора самолета

- за период с Апреля 1924 г. по Октябрь 1925 г. т.е. до первого полета - всего израсходовано - 12996 часов.

Сравнивая это число рабочих часов в размере 12996, затраченных на проектирование аппарата Л1-2М5 - с часами, отпускными на новый бомбовоз Л2-2М5 в количестве 17000 по последней планировке О.С.С. Ц.К.Б., является очевидным, какое ограниченнее время было отпущено на проектирование аппарата Л1-2М5.

Надо отметить, что затраченное мною время в этой работе а часах (около 3000) вошло в общую указанную суаму в 12.996 часов.

По представленному сравнительному графику мы видим, что постройка бомбовоза Л1-2М5 в опытной мастерской началась чуть ли не на 5-й месяц после получения задания ГУВП, т.е. чрезмерно быстро как для первого опытного экземпляра. Более спокой...

...ней планировкой ОСС ЦКБ для следующего бомбовоза, что видно из другого, рядом раслоложенного, с первым графиком, т.е. работы в мастерской предположено начать с восьмого месяца после начала проектирования.

На постройку опытного самолета Л1-2М5, включая:

1) изготовление образцов статического испытания и

2) постройку опытного самолета. За период с Сентября 1924 г. по Сентябрь 1925 г.; т.е. до первого полета, израсходовано - 54640 часов.

3) Производство летных испытаний, ремонта, и эксплоатации за период с Сентября 1925 г. по Май 1926 г. израсходовано - 12146 час.

ВСЕГО израсходовано: - 66786 часов.

На постройку же и испытание нового бомбовоза Л2-2М5 по последней планировке О.С.С. Ц.К.Б. отпущено в общей сложности 72000 часов, не считая второго экземпляра, на который отпущено на постройку и испытание 34.500 часов и на проектирование 3000 часов.

Из выше сделанного обзора мы видим, что по причинам об"ективного характера работа проходилась с большими перебоями, как то видно из графика, но все же израсходованное число часов на постройку Л1-2М5 остается ниже отпущенного времени по последней планировке ОСС ЦКБ на точно такой же тип бомбовоза.

Работы по проектированию бомбовоза персонально были проведены в следующем порядке:

1) Общая схема аппарата была разработана инж. Л.Д.Колпаков-Мирошниченко

2) Выполнение эскизного проекта производилось в составе трех инженеров - В.В.Калинина, Л.А.Крылова и Л.Д.Колпакова.

3) Изготовление конструктивных рабочих чертежей с Июня по Декабрь 1924 г. вели инж. Л.Д.Колпаков и инж. А.Л.Крылов.

4) С Января 1925 г., согласно приказа заводоуправления ГАЗ № 1 - все техническое руководство и ответственность по работам бомбовоза были возложены на инж. Л.Д.Колпакова-Мирошнеченко (см. модель и альбом фотографий бомбовоза).

Бомбовоз Л1-2М5 представляет из себя биплан деревянной конструкции с 2-мя моторами на Ве-образных стойках крыльев по бокам фюзеляжа. Фюзеляж укреплен на нижнем центральном плане и несет монопланное горизонтальное оперение.

Самолет предназначен для дневного бомбометания и для этой цели предусмотрена возможность установки на ней сильного вооружения. На носу фюзеляжа имеется место для установки турели с двумя пулеметами, обеспечивающими обстрел почти на всю переднюю полусферу. За крыльями, на верхней части фюзеляжа, имеется гнездо для установки другой турели, также с двумя пулеметами, защищающей больщую часть задней полусферы, и, наконец, под задней турелью образован редан, в отверстие которого могут быть поставлены на поворотном кронштейне 2 пулемета, не позволяющие безнаказанно подойти к бомбовозу снизу и сзади.

...внутри фюзеляжа у переднего пулеметчика-бомбометчика имеется место для расположения бомбссбрасывателя и прицельных приспособлений и помещения для радио и фото-установок. Летчик и механик помещаются в средней части фюзеляжа, у переднего обреза крыльев, за общим козырьком, имея свои сиденья рядом, откуда оба, могут управлять самолетом. Внутри фюзелява имеется проход, по которому состав команды может сообщаться и друг друга заменять. Уаравление моторами сосредоточено на одном секторе, допускающем управление моторами вместе и порознь, все контрольные приборы находятся на передней , общей для обоих летчиков, доске. Обзор с бомбозоза, как для летчиков, так и для наблюдателя - пулеметчика в сбщей сложности позволяет держать под наблюдением всю сферу, обеспечивая безопасность от неожиданных нападений. Обзор для бомбометчика, помещенного спереди, создает удобные условия, как для подготовки , так и для самого бомбометания. Обзор для летчиков обеспечивает хорошую видимость при дневных и ночных полетах и посадках.

В отношении материала самолет Л1-800 представляет аз себя полуметаллическую конструкцию с большим уклоном, к деревяным деталям. Главнейшие части - фюзеляж и крыл - выполнены из дерева, а шассси, стойки, коробки, управление и узлы выполнены из металла.

Коробка крыльев, делящаяся на три части: центральный план и две боковых коробки, собирается: 1) на центральном плане, 2) на двух парах ве-образных моторных стоек, 3) двух парах крайних ординарных стоек, расчаленных ленточными расчалками...

...моторных стоек на нижних крыльях. Задняя нога ве-образной стойки, соединенная с передней шарнирно в месте укрепления балансира, верхним своим концом, через шаровой шарнир, упирается в задний лонжерон, и служит подкосом для передней ноги, несущей всю тяжесть самолета. В боковом направлении, ноги шасси раскреплены трубчатыми горизонтальными подкосами к центральному обратному кабану под фюзеляжем, не препятствовающему сбрасыванию бомб с центральной части фюзеляжа. Шасси снабжено 6-ью колесами нормального разамера (800х150) типа Рю1, что представляет известные преимущества в эксплоатации в смысле заменяемости камер, покрышек и колес, что очень важно для снабжения частей ВВС Костыль дюралюминиевый, ориентирущийся укреплен в усиленной хвостовой части фюзеляж. Амортизация костыля помещена снаружи, что удобно в эксплоатации.

Материалы и части, входящие в конструкцию, исключительно советского производства.

В конструкции всюду предусматривается простота сборки, регулировки, ремонта и и дешевизна в производстве.

Основные данные размеров, веса и аэродинамические расчетные данные самолета Л1-2М5 следующие:

Размах - 22.900

Длина - 12.680

Высота - 5.350

Глубина крыла - 6,4

Профиль крыла - № 426 Прандтля

Расстояние между хордами в центральнойчасти 8,458

Расстояние между хордами по концам 6,0

Вес в полете - 6560 кг.

Вес пустого самолета- 4260

Горючего и смазочного на 6 ч: (бензина 900 кг и масла 70 кг.) - 970

Полезная нагрузка - 1330 кг.

Расстояние между колесами - 4.5

Площадь несущей поверхности - 147,32 м2

Площадь элеронов - 17,5

Поверхность горизонт. опер. - 15,46 м.

Размах стабилизатора - 5,7

Поверхность верт. опер. - 4,62 м.

Макс. горизонт. скорость - 164,5 км/ч.

Минимальная - 83,7

Посадочная - 78,7

Время подъема на 1000 - 9,67

Время подъема на 2000 - 25,7

Подъем за 1 час - 2830

Нагрузка на 1 нр - 9,2

Нагрузка на 1 м2 - 25,7

Настоящая сводная таблица данных бомбовозов в колтчестве 46 дает нам нагляднее подтверждение того,что спроектированный нами бомбовоз еще в начале 1924 года и по настоящее зромя не уступает по своим качестваи современным бомбовозам; особенно это является наглядным при рассмотреннии однородных бомбовозов бипланного типа с двумя моторами Либерти и при сопоставлени их коэффициентов скорости, дальности, высотности и конструкции, вычисленным по формулам, данным проф. Н.Оверлингом в его статье “Сравнимые величины в статистике самолетов (см. табл.).

Из таблицы мы видим, что среди нижеследующих №№-ов...

2) по коэф. дальности только лишь один самолет № 32 превышает, 3) по коэф. высотности превышают два самолета № № 31 и 32 и, наконец, 4) по коэф. конструкции превышают три само лет а № № 37, 38 и 39. Таким образом, мы видим, что наш бомбовоз даже в настоящем состоянии перетянеления на 7% от общего веса все же не является устарелый, а наоборот даже конкурирует с другими современными бомбовозами.

В период постройки бомбовоза были созываемы неоднократно специальные технические комиссии с представителями от заинтересозанных учрекдений для осмотра строящегося бомбовоза.

К 20 июля 1925г. по окончании постройки бомбовоза, было созвано расширенное техническое созвещание в составе около 20-ти человек с представителями от НК УВВС в лице инж. Татарченко, от ЦАГИ - инж. Б.Н.Юрьева , под председательствои Технического Директора Авиатреста для осмотра построенной машины и получения санкции на полетные испытания. Были выделены две подкомиссии - одна по рассмотрению конструктивноной стороны аппарата, под председательством инж. В.М.Ольховского, и другая по проверке расчетной части под председательством инн. Б.Н.Юрьева.

После подробного обследования самолета расширенным техническии совещанием бомбовоз был допущен к полетным испытаниям.

При проектировании бомбовоза было обращено особое внимание на компактность масс и на вопрос устойчиво сти и распределении грузов машины с наиболее удачным расположением ЦТ. В результате удачной центроровки и осторожного подхода выяснилось, что при первом же пробном полете летчик мог констатировать легкую управляемость машины в продольной оси.

Как присутствовавшими при полете бомбовоза, так и актом комиссии за № 1412 и отзывом летчика Пауля засвидетельствовано, что бомбовоз вырулив на старт:

1) с разбегом в 50-60 метров плавно взлетел, причем всеми присутствовавшими было отмечено быстрота и легкость отрыва.

2) Совершил круговой полет диаметром в несколько километров и течение 25-ти минут, в период которого летчиком отметена удачная центроровка и полная -продольная устойчивость и по заявлению летчика Пауля дословно: "рулем ничего почти не приходилось делать".

3) Плавно спланировал на малом газу, опять таки летчиком отмечена легкость управления при спуске выражением "планирует хорошо".

4) Совершил нормальную посадку, с разворотами при рулении, чем подтвердилась целесообразность спроектированного шасси, допуская легкую посадку и рулежку с крутыми разворотами по земле.

Зимой того же года на лыжах был произведен ряд заводских полетных испытаний для ознакомления и выверки аппарата. Полеты были совершены заводским летчиком Паулем и Арцеуловым.

В первых же полетах летным составом было указано на тугое управление элеронами и неисправность моторов.

Управление элеронами было разгружено, и в последующих поолетах летчлком Паулем отмечено в...

...ботающими моторами - с постоянными перебоями, что отмечено летчиком в какдом из актов после полетов.

Как уже было упомянуто, бомбовоз Л1-2М5 прошел часть своих летних испытаний, по которым можно было судитъ о балансировке, управляемости и устойчивости самолета, оказавшимися, по отзывам летавших на нем летчиков вполне удовлетворительными. Такэе удовлетворительным аппарат оказался и в планировании, разбеге при подъеме и пробеге при спуске на колесах и на лыжах. Самолет хорошо маневрирует на земле и имеет хороший обзор в полете и при посадке. Несмотря на затянувшиеся сроки выполнения в постройке, заметного расхождения между заданиями, принятыми в основу проекта и между требованиями к полетным свойствам, предъявлявленными к тяжелым самолетам в настоящий момент - не наблюдается.

Произвееденные летные испытания и опыт в процессе проектирования, постройки и статических испытаний позволяют .высказать убеждение, что проделанная работа дала огромный опыт, для того, чтобы можно было продолжить развитие этого типа самолета.

В январе 1926г. было предписано заводские летные испытания бомбовоза приостановить и передать аппарат в НОА для дальнейшего проведения летного испытания.

28 Мая 1926 г. было приступлено к передаче бомбовоза в НОА. После осмотра аппарата комиссией НОА, был произведен контрольный полет. Все замечания НОА, согласно протоколов были исполнены и аппарат несколько месяцев простоял в палатке, ожидая дальнейшего движения.

Поздней осенью 1926 года передача в НОА быаа приостановлена и бомбовоз снова перешел в распоряжение завода.

В декабре 1926 года были произведены статические испытания фюзеляжа и хвостового оперения, как части подвергавшиеся наибольшей критике.

Результаты статических испытаний лишний раз подтвердили полнейшую прочность критикуемых частей самолета, что и ранее из детальных расчетов было очевидно. Подробные результаты испытаний изложены в прилагаемых актах специально работавшей комиссии. Необходимо отметить, что статические испытания были произведены после долгого (около 1,5 года) хранения в сыром помещении.

Отсутствие ангаров, оборудования подъемными кранами, механической тяги и других приспособлений - необходимых для хранения, сборки, разборки и выкатки аппарата, как в период процесса постройки, так и в особенности в период летных испытаний и эксплоатации - вызвало нерациональное расходование рабочей силы, так например: на аэродром вызывались квалифицированные рабочие Опытной Мастерской до 20-25 чел. (9-8 разряда) для выкатки аппарата, что имело огромное значение на увеличение числа рабочих часов, выраженных в рублях в прилагаемой ведомости по п.п. 4 и 5.

Неподготовленность производства также имела сильное влияние на увеличение стоимости бомбовоза, хотя бы взять пример изготовления ленточных расчалок для коробки крыльцо: в начале производство окончательно отказалось их тзготавливать, ввиду чего в начале были выполнены расчалки коробки из круглой прутковой стали, стоимость которых вошла в указанную ведомость. И лишь после большого, труда прфилированные ленточные расчалки были все же заводом изготовлены и поставлены на аппарат.

По прилагаемой ведомости расходов по проектировании, постройки, эксплоатации, ремонту и испытанию самолета "Л1-2М5 мы видим, что расходы выразилисъ:

По всем статьям зарплаты..........83.283 р. 02 к....(2279).

Другие оборонные отрасли:

17 февраля 1927 г. Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б) № 87. 33. О колдоговорах в военной промышленности (ПБ от 3 февраля 1927 г., пр. № 83, п. 6.) (Шмидт, Толоконцев, Краваль). (Политбюро... Т. 1. С. 520) (12416).

17 февраля 1927 г. проект пл Декабрист был утвержден Реввоенсоветом СССР, когда на Балтийском заводе в Ленинграде и заводе им. А. Марти в Николаеве уже велись подготовительные работы по постройке кораблей.

Официальная закладка первых трех подводнвх лодок I серии — "Декабрист", "Народоволец" и "Красногвардеец" состоялась на Балтийском заводе 5 марта 1927 г. Черноморские лодки — "Революционер", "Спартаковец" и "Якобинец" -- заложили в Николаеве 14 апреля того же года (3898).

17 февраля 1927 г. Реввоенсовет утвердил проект первой советской подводной лодки Д и документы передали на Балтийский завод для постройки (10672).

Авиапромышленность:

С 18 февраля по 30 марта 1927 года состоялись гос. испытания головного серийного самолета И.1.

18 февраля 1927 года предъявлен головной серийный самолет И.1.

По 30 марта 1927 года выполнены испытания по программе, утвержденной Н.К.

Комиссией отмечен ряд недостатков конструктивного и эксплуатационного характера.

По заключению комиссии НИИ самолет И.1 не устойчив в продольном направлении, что связано с неправильной центровкой его …………………….. В качестве истребителя самолет использовать невозможно.

30 марта 1927 года при испытании на фигурные полеты летчиком Шараповым, самолет, введенный в штопор не мог быть выведен летчиком и разбился.

Повторное испытание на штопор, произведенное на другом самолете этой же серии летчиком Громовым 23 июня 1927 года дало те же результаты: самолет из штопора не вышел (6924, 108-109).

Другие оборонные отрасли:

Не позднее 18 февраля 1927 г. Об организации взамен Производственного объединения военной промышленности (Военпром) четырех трестов. (Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства. 1927. 18 февраля. № 17. Ст. 76) (12415).

За рубежом:

18 февраля 1927 США и Канада установили прямые дипотношения без посредства Великобритании (2100).

Авиапромышленность:

19 февраля 1927 предварительный проект У-2 был утвержден НТК УВВС (2342).

Другие оборонные отрасли:

19 февраля 1927 г. на совещании у намортехупра Н. И. Власьева было решено признать модернизацию линкоров типа "Марат" "неотложно необходимой". Модернизацию рассчитывали совместить с капитальным ремонтом трех кораблей, а, возможно, и с восстановлением в строю четвертого, и закончить к 1932 г. Она должна была включать: усиление брони средней палубы с 25 до 76 мм, перевод котлов на нефтяное отопление со снятием трех носовых котлов и турбин экономического хода, оборудование химической защиты, снятие 120-мм противоминной артиллерии с усилением "противоаэропланной" артиллерии установкой 100-мм и 40-мм орудий, замену неудачных приборов наводки на новую систему, установку нового электрооборудования, средств сигнализации и связи, треногой мачты для командно-дальномерного поста, изменение конфигурации носовой трубы (во избежание задымления рубок и мостиков на фок-мачте) и, наконец, устройство про-тивоминнь1х утолщений — булей — для усиления конструктивной подводной защиты (КПЗ) от торпед и мин. Кроме того, следовало довести до проектной (1,7 выстр./мин) скорострельность 305-мм орудий главного калибра и уменьшить заливаемость носовой части корабля. Требования к авиавооружению предусматривали установку катапульты и одного-двух гидросамолетов-разведчиков и корректировщиков (3898).

Жизнь и внутренняя политика:

19 февраля 1927 Красный Путиловец выпустил первую партию новых трамвайных вагонов для Ленинграда (3960, 70).

Между 19 и 26 февраля 1927. Из протокола заседания Политбюро № 87, 1927 г.

Об отпуске тов. Микояну

Обязать тов. Микояна после его доклада на сессии ЦИКа уехать в месячный отпуск (11652).

За рубежом:

19 февраля 1927 в Китае националисты из Гоминдана добились от Великобритании согласия на уменьшение территории концессий в Ханькоу и Кьюканге (3907,146).

Армия:

20 февраля 1927 Тухачевский выступил с предложением создать новое верховное оборонноое ведомство, которое бы заменило существующие Межведомственную мобкомиссию и СТО. Сил Генштаба не хватало (9089,50).

Авиапромышленность:

С 21 февраля по 8 апреля 1927 в НИИ ВВС проходили испытания самолета И.2.-М.5.

Полное испытание по программе истребителя (6949, 63).

21 февраля 1927 года (рапорт НИИ № 306/с от 5 апреля 1927 года) продолжились дальнейшие испытания самолета И-2, которые закончились 5 апреля 1927.

По данным испытания Комиссии НИИ отмечен ряд необходимых конструктивных переделок. (Заключение о самолете И.2. № 18886 от 5 апреля 1927 года НИИ).

По заключению НИИ – самолет данной конструкции имеет лучшие летные данные, чем ранее предъявленный, но вместе с тем имеет ряд значительных недостатков.

Самолет не может считаться современным боевым истребителем, но при условии обязательного устранения конструктивных недочетов – самолет может быть принят на вооружение боевых частей (6924, 110).

21 февраля 1927 След. по важнейшим делам Верхсоюза СССР в письме N 660055 Пред. Правления Авиатреста просил немедленно выполнить его просьбу от 10 февраля о передаче всей переписки между ОО ГАЗ-1 и Авиатрестом об организации статиспытаний 2ИН1 для приобщения к делу (2335,60).

С 21 февраля по 31 мая 1927 в НИИ ВВС проходили испытания самолета Ю.Г.1. № 934 и 12 других самолетов в Филях.

Полное испытание по спецпрограмме (6949, 63).

21 февраля 1927 Пред. Правления Авиатреста Урываев ответил След. по важнейшим делам Верхсоюза СССР на письмо N 644118 и препроводил переписку по организации стат. испытаний (2335,61).

Авиапромышленность:

22 февраля 1927 представитель Авиатреста И.К.Гамбург и Комаренко заключили договор в связи с испытаниями МР-1 “Полное вознаграждение за весь цикл испытаний составляет 5000 р. В случае, если при испытании в какой либо его стадии обнаружится необходимость переделок самолета, то испытание прерывается и Авиатрестом проводятся переделки, по окончании каковых испытание производится вновь с самого начала без особых за то доплат л....(6594, 9).

Авиапромышленность:

23 февраля 1927 Пост. Член НК Крейсон подготовил рапорт Пом. Пред. НК: 3. По обследованию состояния опытного самолетостроения на ОМОС ЦКБ Авиатреста в Ленинграде и отмечено, что в постройке находятся МР3-2ЛД-450, МТ1-2ЛД-450, МУ2-М12 и МУР (оперение). Общее впечатление - благоприятное (2279).

23 февраля 1927 состоялось заседение Техсовета Авиатреста (Протокол 19) (2279):

ПРОТОКОЛ № 19

ЗАСЕДАНИЯ ТЕХНИЧЕСКОГО СОВЕТА от 23 февраля 1927 г.

Председатель: МАКАРОВСКИЙ

Члены: ГЛУШКОВ, ПОГОССКИЙ, ХАРЛАМОВ, АКАШЕВ, БРИЛЛИНГ

Присутствуют:

от ЦАГИ - ЮРЬЕВ

от НК УВВС - ИЛЬЮШИН

от ЦКБ - ПОЛИКАРПОВ, БЕССОНОВ, ОЛЬХОВСКИЙ, КОЛПАКОВ-МИРОШНИЧЕНКО

Ученый Секретарь КАЛИНИН

Технический секретарь - ПАСТУШЕНКО

Слушали

Постановили

Жизнь и внутренняя политика:

23 февраля 1927 Совнарком Украины принял постановление о помощи бродячим цыганам при переходе на “трудовой оседлый образ жизни” (4962).

Внешняя политика:

23 февраля 1927 г. военный министр Гесслер зачитал заявление, в котором были изложены причины, побудившие Берлин в начале 20-х годов пойти на военно-технические контакты с Москвой и выделить на эти цели 75 млн. золотых марок, а также возникшие далее трудности, заставившие разорвать все договоры, заключенные германскими фирмами с советскими контрагентами. В заключение Гесслер призвал Всех участников заседания комитета к строгому соблюдению секретности относительно сделанного им заявления. В ходе дискуссии Вирт и Шуберт вывели обсуждение вопроса на весь комплекс германо-советских взаимоотношений. Шуберт заявил, что с заключением 6 октября 1925 г. в Локарно Рейнского гарантийного пакта и советско-германского Берлинского договора от 24 апреля 1926 г. германская политика была поставлена на прочную основу, сохранение же достигнутого уровня отношений с СССР являлось «хребтом», основой всей политики Германии. В тот же день о весьма благоприятном исходе заседания внешнеполитического комитета райхстага было проинформировано советское полпредство в Берлине, германский посол в Москве получил указание немедленно проинформировать об этом советское правительство. Хильгер, советник германского посольства в Москве в 1922 — 1941 гг., писал в своих воспоминаниях, что, несмотря на разоблачения, «Берлин и не думал прекращать прежней политики». Более того, «все <. „>, начиная от Штреземана, были полны решимости не только в том же Объеме продолжать военное сотрудничество, но и, — пусть очень осторожно, — интенсифицировать его». 1926г., а в более широком плане полоса 1925 — 1927 гг. стали водоразделом в советско-германских отношениях, являвших собой в 1920 — 1926гг. довольно тесное военно-политическое содружество. Практически все вопросы военного сотрудничества, главной целью которого было усиление Красной Армии и райхсвера, Москва и Берлин решали тогда в тесном согласии. Однако вступление Германии в Лигу Наций и «гранатный скандал» выявили границы сближения Берлина и Москвы: военное сотрудничество, претерпев определенные изменения, хотя и продолжалось (в нем появились даже новые моменты), однако его исключительное значение для взаимоотношений Москвы и Берлина пошло на убыль. Здесь сказался и постепенный уход его творцов (Ленин, Троцкий, Вирт, Зект), и — главное — постепенное включение обеих сторон в мировую политику с использованием альтернативных партнеров. Это означало переосмысление, а в некотором смысле и инвентаризацию сторонами всего комплекса двусторонних отношений, начало сугубо прагматического подхода к военному сотрудничеству Оно стало терять свой политический подтекст, а, следовательно, и свою «особость» (11784).

23 февраля 1927 была нота Чемберлена в адрес СССР (3186) и обыск в Arcos - через который закупали ДН9 (6594, 11).

23 февраля 1927 была "Нота Чемберлена". Британцы нам отменно нахамили - грубо и безосновательно. Антисоветская пропаганда, в которой участвовали также и члены английского правительства - сам О. Чемберлен, У. Черчилль, министр по делам Индии Биркенхэд, министр колоний Эмери, министр авиации С. Хор и другие, - приобрела откровенно провокационный характер. Британцы откровенно провоцировали разрыв отношений с Союзом, надеясь, что это приведет к образованию антисоветской коалиции в Европе. Наши ответили.  "В своём обращении с Советским Союзом великобританское правительство сознательно отступает от общепринятых международных норм и обычаев и даже элементарных приличий" и оно, "отклоняя обычные дипломатические пути регулирования конфликтов, позволяет себе говорить с Советским правительством тоном угроз и ультиматумов". Советское правительство заявило, что "угрозы в отношении СССР не могут запугать кого бы то ни было в Советском Союзе" (12629).

Другие оборонные отрасли:

24 февраля 1927 г. Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б) № 88. 34. О комиссии обороны (Рыков). Постановили. утвердить постановление СТО от 12 февраля 1927 г.. образовать при Совете труда и обороны комиссию по вопросам обороны в составе т. Рыкова, Рудзутака, Ворошилова (с заменой т. Бубновым), Куйбышева, Брюханова, Уншлихта, Менжинского (с заменой т. Ягодой), Орджоникидзе, Кржижановского, Микояна и Цюрупы; предоставить Комиссии обороны право окончательного решения вопросов от имени Совета труда и обороны; обязать Комиссию обороны собираться не менее одного раза в месяц. (Политбюро... Т. 1, С. 522; РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 621. Л. 6) (12416).

Армия

24 февраля 1927 была создана новая комиссия обороны, подчиненная СТО. Вскоре стала РЗ СТО и превратилась в главный орган оборонной политики на период разработкипятилетнего плана развития н/х (1927-1928). Военные были представлены НК К.Е.В и Нач. Штаба Тухачевским (консультант). В комиссию входили И.В.С., А.И.Р., В.В.Куйбышев, Г.К.(С.)Орджоникидзе, А.Толоконцев (9089,52).

Жизнь и внутренняя политика:

24 февраля 1927 в Ленинграде бастовали Трубочный, Балтийский и Патронный заводы, а также Лаферм. В тот же день на Васильевском острове состоялась рабочая демонстрация с требованиями свободы слова, печати и свободных перевыборов завкомов и Советов. “Нам масло надо, а не социализм”, — единодушно заявили 6 сентября 1927 года путиловские рабочие, собравшиеся на кооперативную конференцию. Материальное положение население ухудшалось день ото дня. С мрачным видом рабочие шутили: “Говорят, отменили букву “М” — мяса нет, масла нет, мануфактуры нет, мыла нет, а ради одной фамилии — Микоян — букву “М” оставлять ни к чему”. Лозунг “догнать и перегнать” для многих давно превратился в лозунг “дожить и пережить”. Где злым шепотком, а где и в открытую рабочие каламбурили по поводу того, что кому дала революция: “Рабочему дала ДОКЛАД, главкам дала ОКЛАД, женам их дала КЛАД, а крестьянству дала АД” (11575).

Внешняя политика:

24 февраля 1927 г. Политбюро ЦК ВКП(б) ограничивало продолжение военного сотрудничества с немцами «только легальными формами». Окончательным итогом борьбы различных ведомств обеих стран (военное министерство Германии и НКИД СССР были скорее «за», РВС СССР и МИД Германии скорее «против»), после всех неудач и скандалов Явилась согласованная позиция в пользу продолжения военного сотрудничества на «легальной базе» (В письме к Уборевичу в декабре 1927 г. Ворошилов писал, что «гранатная кампания» выявила в Берлине определенные прозападные течения, которые пытались «использовать связи с нами в целях шантажа [... ] Мы даже одно время думали свести до минимума все установившиеся у нас с Р. В. связи». (РГВА, ф. 33987, оп. 1, д. 667, л. 11) (11784).

Авиапромышленность:

25 февраля 1927 был подготовлен РАПОРТ постоянного члена НК т. Крейсон помошнику председателя НК

Ш. По обследованию состояния опытного самолетостроения на ОМОО ЦКБ Авиатреста /в Ленинграде/.

В постройке находятся следующие, самолеты: МР3-2ЛД-450, . МТ1-2ЛД450, МУ2-М12 и МУР /оперение/.

1. МР-3 -2ЛД450 /РОМ/ по плану опытного строительства окончание постройки значится к 1 Апреля с.г. и испытания к 1/Х с.г. - 1-го экземпляра и окончание постройки 2-го экземпляра к 1/1 -будущего года.

Фактическое положение работ следующее: коробка крыльев для статических испытаний заканчивается. Произведены испытания отдельных деталей заднего лонжерона, оперения и узлов. Подготовку коробки для статических испытаний можно ожидать к 1-15 апреля с.г. 2-й комплект крыльев в работе по отдельным деталям. Лодка заканчивается, изготовление лонжеронов начнётся после выяснения результатов статических. испытаний первого комплекта. Возможно изменение метража крыльев для второго комплекта с целью улучшения летных качеств /об этом Д. П. Григоровичем представлено обоснованное заявление/. По всем данным следует ожидать передачу самолета на испытание не ранее 1 июля

Кроме изложенного, при испытании заднего лонжерона этого самолета на случай "В" статической нагрузкой, его прочность оказалась равной 3.25, что можно признать достаточной, если относить МР-З к самолетам 4-й группы /тяжелые бомбовозы весом 4500 кгр./, если же относить этот самолет к 3-й группе /морской разведчик базовый/, то прочность заднего лонжерона должна не ниже 4-х. Вопрос может быть спорным, т. к. МРЗ по своему весу /около 5600 кгр./ подходит к 4-й группе, кроме того от него не требуется производства фигур.

2. МТ-2ЛД450 /торпедоносец/ - окончание по плану 1 Февраля 1928 года. В настоящее время в работе отдельные детали. Производятся их частичные испытания статической нагрузкой - нервюры, лонжероны и др. Работы по оформлению предварительного проекта и расчетов ведутся нормально. Срок представления 1 Апреля с.г.по всем данным будет выдержан.

3. МУ2-М12 /учебный/ по плану представление предварительного проекта 1 Марта /проект закончен и готовится к отправке в Москву/, окончание постройки к 1 Сентября с.г. 1-го экземпляра и 1-го Февраля 1928 года 2-го экземпляра. В настоящее время почти все детали коробки для 2 1/2 экземпляров готовы, в постройке металлическая лодка. Коробка для статических испытаний будет подготовлена одновременно с коробкой МР3, так что производство их статических испытаний может идти одновременно /с 1 Апреля/. Инженер Григорович расчитывает закончить самолет и подготовить его к производству летных испытаний конце ... с.г. , т.е. на 2 1/2 - 3 мес.ранее срока. Параллельно ведутся статически испытания отдельных деталей. Построены...

4. МУР-1 - самолет готов. Испытание хвосто оперения будет произведено в конце февраля, начале марта с.г. и будут представлены тотчас же.

Общее впечатление от работ вполне благоприятно. Конструктором поставлены широкие экспериментальные и опытные рабочие линии производства и испытания отдельных деталей всех основных мест параллельно с расчетами. Производятся лабораторные испытания /в Политехническом Институте/ и обработка. Протоколя ...ных испытании при сем прилагаются. Если все невязки с ? своевременно устранены, то надо полагать, что опоздангие предявления этого самолета в срок может быть не особенно большим I и 1/2 -2 месяца...

отложить до получения результатов статических: испытаний 1-го экземпляра коробки.

Вопрос об отнесении к той или иной, группе МРЗ по прочности разрешить совместно с ЦАГИ немедленно.

Попутно были выяснены ряд вопросов с лыжами самолета по акту ГАЗ № 3 по переделкам внесенным ОМОС. Вопрос отрегулирован вполне.

На подлинном резолюция тов. Харламова от 1 марта:

ТС Необходимо срочно написать в Авиатрест, обратив внимание:

1/ на недопустимую затяжку работ по МР-3

2/ на нарушение инструкции по опытному строительству - проект еще не утвержден, а машина уже в постройке (МТ-1 и МУ-2)

3/ просить Авиатрест выдержать сроки с МР-3, а нормы прочности на него нам надо установить (1179).

Другие оборонные отрасли:

25 февраля 1927 на основании утвержденного ВСНХ СССР и ВЦСПС «Положения о фонде содействия рабочему изобретательству и усовершенствованиям» для рассмотрения предложений рабочих и служащих по улучшению, производства на заводе создана особая экспертная комиссия.

Вознаграждение по 500 рублей каждому выдано по ходатайству заводоуправления и постановлению Артиллерийского комитета слесарям проектно-конструкторского бюро завода Д.В. Уразнову и А.И. Кузнецову за успешную разработку образца осветительного пистолета (12221).


Авиапромышленность:

26 февраля 1927 г. Протокол Реввоенсовета № 21 (закрытое заседание). О разрешении УВВС закупить за границей в 1926/27 г. 100 моторов «БМВ»VI и 20 гидросамолетов «Дорнье Валь». (Алкснис). (РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 16. Л. 191) (12342).

Другие оборонные отрасли:

26 февраля. Протокол Реввоенсовета № 20 1927 г. 2. О создании научно-испытательного зенитного полигона. (Дыбенко). 4. Утверждение состоящих на вооружении типов самолетов и моторов. (Алкснис). 5. О введении на вооружение военно-воздушных сил РККА 3линейного авиационного пулемета Максима образца 1926 г. (с изменениями для увеличения частоты стрельбы). (Дыбенко). 9. О выдаче вознаграждения Бойно-Радзевичу за изобретение им бронебойной пули. (Дыбенко). (РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 16. Л. 184188) (12342).

Внешняя политика:

Между 26 февраля и 3 марта 1927. Из протокола заседания Политбюро № 88, 1927 г.

О Германии

1. Признать необходимым в отношении военного сотрудничества с немцами строго ограничиться тем, что допустимо в легальных формах.

2. Рекомендовать немецкой компартии сосредоточить центр внимания всей кампании по вопросу о гранатах на политической стороне дела, что же касается фактической стороны, то доказывать ложность утверждений, что правительство СССР направляло гранаты в Германию (11652).

26 февраля 1927 г. МИД и военным министерством Германии был подписан протокол о ликвидации ГЕФУ/ВИКО, «Хозяйственная контора» официально вступила в полосу ликвидации. Таким образом, попав в трудное положение, руководители райхсвера уже в 1925 — 1926 гг. в силу различных причин — и внешнеполитических, и финансовых, стали вносить коррективы в характер двустороннего военного сотрудничества (11784).

26 февраля 1927 г., по итогам совещания с участием Штреземана и Хайе 4 февраля 1927 г. был составлен протокол, в котором констатировалось, что «созданные на основе заключенных в 1922 и 1923 гг. договоров военно-промышленные предприятия («Юнкерс», «Берсоль», производство боеприпасов) в конце 1926 г. ликвидированы». Штреземан и Хайе согласовали, что до конца лета 1927 г. военнослужащие райхсвера не будут обучаться в танковой и летной школах и воздержатся от участия в испытаниях химоружия; а осенью 1927 г. министры решили этот вопрос пересмотреть. Взаимное участие на маневрах у них сомнений не вызывало и оно было продолжено, как и прежде (ADAP, Ser.B, Bd.IV. S. 154-155) (11784).

26 февраля 1927 г. буквально через два дня после решения Политбюро, начальник Разведупра РККА Берзин заявил представителю райхсвера в Москве полковнику Лит-Томзену и его помощнику Нидермайеру, Что «все прежнее экономическое сотрудничество ликвидируется», сославшись на признание Гесслером в бюджетной комиссии райхсвера фактов сотрудничества райхсвера и Красной Армии (заседание состоялось 16 февраля, а 17 февраля об этом сообщил «Форвертс»). Впредь, заявил Берзин, вся работа будет строиться «таким образом, чтобы придать всем нашим взаимоотношениям легальную форму». 4 марта 1927 г. Уншлихт доложил об этом Политбюро и Сталину. Германский посол о данной беседе Лит-Томзена и Нидермайера с Берзиным тут же проинформировал статс-секретаря МИД фон Шуберта с просьбой доложить райхсканцлеру (11784).

Авиапромышленность:

27 февраля 1927 комиссией от НК УВВС был утвержден 2-й, окончательный эскизный проект И-3 ОСС ЦКБ, после чего немедленно было приступлено к изготовлению макета самолета. Утверждение макета состоялось в период от 13 апреля до 14 мая в нескольких заседаниях комиссии НК, Авиатреста и НИИ ВВС (2275).

27 февраля 1927 г. специальная комиссия НТК утвердила эскизный проект ИЗ-БМВ6, после чего на заводе немедленно приступили к изготовлению макета самолета. 14 мая макет был утвержден. Затем начались работы по техническому проекту и изготовлению опытного образца самолета. И-3 имел фюзеляж-монокок овального сечения, выклеенный из шпона и обтянутый полотном. Его силовой каркас образовывали 4 сосновых лонжерона и 13 шпангоутов. Крылья - профиля Кларк-У, двухлонже-ронные. Лонжероны крыла - коробчатые, нервюры -фанерные, с сосновыми полками. М-образные стойки -дюралевые, каплевидной формы. Шасси - с пластинчатой резиновой амортизацией (10667).

27 февраля 1927 НК утвердил проект И-3, подготовленный по новому заданию. Лишь после этого в опытном цехе немедленно приступили к изготовлению деревянного макета самолета. Утверждение макета происходило в период с 13 апреля до 14 мая на нескольких заседаниях Комиссии НК, Авиатреста и НИИ ВВС. Предварительный проект И-3 ВМ\У-У1 был закончен и представлен в Технический совет 7 мая 1927 года, где был утвержден 1 июня. Н К УВВС утвердил проект 9 июня.

Таким образом, лишь подготовка, согласование и утверждение проекта истребителя И-3 продолжались почти целый год. В частности, имелись спорные моменты по схеме самолета, оценивались классический биплан с верхним и нижним крылом одинаковых размеров и полутораплан, у которого нижнее крыло было заметно меньше чем верхнее. Николай Поликарпов сумел отстоять схему полутораплана, которая во многом уже была проверена на 2И-Н1. Продолжая развивать ее, он впоследствии с успехом использовал схему полутораплана при проектировании значительно более крупных самолетов Р-5 и ТБ-2.

Однако наиболее сложным моментом в этой истории оказался вопрос выбора силовой установки, ибо в отечественном моторостроении дела были, мягко говоря, не блестящими (12295).

Авиапромышленность:

С 28 февраля по 31 мая 1927 в НИИ ВВС проходили испытания самолета И.1.

По программе истребителя (6949, 63).

28 февраля 1927 г. После полета на И-1 № 2891 Громов дал такой отзыв о летных качествах истребителя: “На одинарных и двойных переворотах в обе стороны и штопоре до 8 витков самолет слушается управления хорошо. Переходит с трудом в левый штопор. Выходит из штопора быстро - запаздывание небольшое - штопорит хорошо. На виражах несколько мал эффект действия элеронов. Руля поворота вполне хватает при всех эволюциях”. Замечаний к И-1 у Громова практически не было за исключением вялого выполнения виражей (“Как военная машина она несколько туговата на виражах по сравнению с остальными машинами”) (10667).

С 28 февраля по 31 марта 1927 г. в НИИ ВВС проходили испытания И-1 № 2891. После установки дополнительного оборудования полетный вес возрос до 1500 кг. Кроме Громова на И1-М5 летали Козлов, Шарапов, Шалимо. В отчете о летных испытаниях отмечалось, что в спокойной атмосфере до высоты 4500 м самолет ведет себя нормально, выше наблюдается некоторая неустойчивость в продольном и путевом направлении. Об этом летчики Громов и Козлов так написали в отчете: “Эта неустойчивость незначительна и не во всех элементах полета обнаружена”. Согласно отчета:

“Штопор правый. Самолет входит в штопор неохотно. Быстрее входит в штопор, если скорость сильно потеряна и нос самолета сильно задран. Первый виток

делает плавно, медленно, со второго витка вращение начинается быстрее и продолжается без ускорения. Само вращение несколько неравномерное (полвитка быстрее, полвитка медленнее). В правую сторону штопор делался летчиками Громовым 8 витков и Козловым 6 витков, причем выход из штопора происходил нормально.

Во время самого штопора давление на рычаги управления было нормально. Положение рычагов управления во время штопора было у обоих летчиков следующее: ручка до отказа на себя и правая нога до отказа. Выход осуществлялся следующими способами: у т. Громова - ручка нейтрально, немного от себя, нога не полностью дана левая, самолет сделал 3/4 витка и прекратил вращение; у т. Козлова ручка была дана нейтрально, немного от себя, и ноги нейтрально. Самолет сделал полвитка и прекратил вращение.

...Штопор левый. Самолет входит в штопор очень неохотно и штопорит более вяло, чем в правую сторону. Выходит нормально. Положение рулей во время самого штопора и при выходе было аналогичное с правым штопором. После прекращения вращения как в правую, так и в левую сторону, выбирать ручку для выхода из пикирования необходимо медленно, не сразу, в противном случае самолет может резко выскочить из пикирования, причем получаются большие нагрузки. В остальном выход из штопора не отличается от выходов на самолетах, принятых на вооружение”.

Летчикам не нравилась особенность выполнения виражей. Если правый вираж “ничем не отличается от виражей на самолетах, существующих на вооружении”, то при выполнении левого виража приходилось ручку управления отжимать немного от себя. По-видимому, в этом проявилась несимметричность самолета, вызванная разным углом установки консолей крыла для парирования момента реакции винта. Неравномерность поведения машины на вираже свидетельствовала о некоторой неустойчивости по рысканью, более заметной, чем по тангажу.

Но в целом серьезных замечаний к пилотажным качествам машины не было. Указывалось, что планирует самолет нормально, посадка проста (10667).

За рубежом:

28 февраля 1927 над Великобританией пронесся ураган и скорость ветра достигала 160 км/час (3907,149).

Авиапромышленность:

Во второй половине февраля 1927 ОСС подготовил макет П1 под М6 (7473,47).

Во второй половине февраля 1927 г. ОСС подготовил макет самолета П-1 с М-6. Заседание макетной комиссии состоялось 5 марта 1927 г. Результаты ее работы утвердили на заседании Технического совета Авиатреста 30 марта 1927 г. Новый самолет получил обозначение П-2 или П2-М6 (10667).

Авиапромышленность:

В конце февраля 1927 г., ГАЗ № 1 подготовил для испытаний еще одну машину, с заводским номером 2893 (10667).

Авиапромышленность:

В феврале 1927 был построен К-2 К.А.К. (392,103).

По другим данным - в мае 1927 (1080,1).

В феврале 1927 г., Н.Н.П. так говорил о трудностях, вставших на пути разработки И-3: “Работать [было] весьма сложно, так как все-таки мотор не для истребителя, не говоря уже про РТЗ. Проектирование под сменные моторы ВМШ-6 и М-13 вызывает чрезвычайные затруднения, так как в случае постановки М-13 центр тяжести уходит вперед, кроме того, сказывается лишний вес ПО кг” (10667).

В феврале 1927 г. к заводским испытаниям И-1 № 2891 подключился М.М.Громов. Он выполнил полеты и с уменьшенным по площади рулем направления. После полета 28 февраля 1927 г. Громов дал такой отзыв о летных качествах истребителя: “На одинарных и двойных переворотах в обе стороны и штопоре до 8 витков самолет слушается управления хорошо. Переходит с трудом в левый штопор. Выходит из штопора быстро - запаздывание небольшое - штопорит хорошо. На виражах несколько мал эффект действия элеронов. Руля поворота вполне хватает при всех эволюциях”. Замечаний к И-1 у Громова практически не было за исключением вялого выполнения виражей (“Как военная машина она несколько туговата на виражах по сравнению с остальными машинами”) (10667).

В феврале 1927 г. по представлению Поликарпова Технический совет Авиатреста направил в НТК ВВС письмо с просьбой ускорить предъявление технических требований к Р-5. Они поступили в ОСС ЦКБ в апреле 1927 г., и с этого месяца началась официальная разработка эскизного проекта Р-5. Закончен он был 4 мая 1927 г. 29 июня Николай Николаевич представил его на утверждение в Технический совет Авиатреста. В материалах заседания сохранились некоторые подробности обсуждения проекта:

“А.Н.Туполев отметил, что согласно представленных данных ОСС ЦКБ и подсчетов, вариант полутораплана имеет некоторое преимущество в отношении летных качеств перед принятым в ОСС вариантом биплана, но последний обладает значительным преимуществом с точки зрения простоты конструкции, большего приспособления к серийному производству и легкости широкого развития последнего.

Тов. Поликарпов указал, что цифры летных качеств обоих вариантов не вполне сравнимы, так как исходные данные, положенные в основу подсчетов (% веса конструкции), неодинаковы” (10667).

В феврале 1927 г. подготовили требования к “разведчику 1 класса” (будущему Р-5), а 7 апреля их утвердил Научно-технический комитет (НТК) Управления ВВС (УВВС). Согласно требованиям, двухместный самолет должен был вести разведку как у линии фронта, так и в глубине обороны противника. Особо подчеркивалась необходимость быстрого проникновения в неприятельский тыл. Как правило, действовать ему предстояло в одиночку, что диктовало способность ведения оборонительного воздушного боя. При необходимости машина могла использоваться и в качестве легкого бомбардировщика. Основные требования в порядке важности: мощное вооружение, круговой обзор, скорость горизонтального полета, потолок и маневренность. Предлагалось выбрать один из трех двигателей: немецкий BMW VI, американский Райт ТЗ или отечественный М-13, существовавший тогда только в проекте. Все три - 12-цилиндровые водяного охлаждения мощностью 600 л.с. (11936)

В феврале 1927 опытный МРЛ-1 МР-1 с М-5 ОСС ЦКБ второй серии, которую начали разрабатывать в 3-х экз. в апреле 1926, направили в Севастополь, где испытывали до апреля 1927 (2773,21).

В феврале 1927 в Германию для переговоров с ВМВ выезжала делегация в составе члена Авиатреста И.К.Михайлова и пред. Главметалла Д.Ф.Будняка и Е.А.Чудакова (1795,31).

В феврале 1927 г. для переговоров с фирмой БМВ в Германию выехала советская делегация в составе члена правления “Авиатреста” И. К. Михайлова и представителей “Главметалла” Д. Ф. Будняка и Е. А. Чудакова (10670,148).

В феврале 1927 г. в Германию выехала делегация во главе с членом правления Авиатреста И.К. Михайловым. Она осмотрела моторный завод в Мюнхене. Переговоры велись в Германии больше полугода. С советской стороны в них участвовал ряд крупных специалистов, в том числе известный впоследствии конструктор В.Я. Климов. Договор с ВМW был подписан в октябре 1927 г. Его подписал с советской стороны председатель правления Авиатреста М.Г. Урываев, а с немецкой — директора Ф.-И. Попп и Р. Фойгт. По договору Авиатрест получал права на двигатели модификаций ВМW У1аЕ6,0 и ВМW У1аЕ7,3. Фирма брала на себяобязательство в течение срока договора (пять лет) сообщать обо всех изменениях, вносимых в серийную продукцию. Авиатрест уплачивал 50 000 долларов, а после приемки первых 50 моторов должен был отчислять 7,5% от цены каждого выпущенного двигателя, но не менее 50 000 долларов в год. Договор вступил в силу 10 октября 1927 г. Из Германии в Россию направляли чертежи, техописания, спецификации, расчеты, различные технологические инструкции, чертежи приспособлений и специального инструмента. С помощью фирмы заказали дополнительное оборудование. Договор предусматривал обучение советских специалистов в Германии и помощь немецких инженеров в освоении производства в СССР. Дополнительно советская сторона наняла и некоторое количество квалифицированных рабочих-немцев, в основном из числа сочувствующих коммунистической идеологии. Всего из Германии прибыло около 100 инженеров и рабочих. Для развертывания производства у ВМW заказали комплекты всех наиболее сложных деталей, а у фирм-субподрядчиков приобрели комплектующие агрегаты, в том числе все электрооборудование. Некоторую проблему представляло то. что заготовки некоторых деталей мюнхенская фирма не изготовляла сама, а покупала на стороне. Например, поковки коленвалов поставляла фирма «Крупп». Но при посредничестве ВМW с ними также договорились о получении документации и о поставке готовых изделий на первое время. Производство моторов ВМW VI, получивших советское обозначение М-17, решили разместить на заводе ГАЗ № 6 (с 1928 г. — завод № 26) в Рыбинске. Ранее это предприятие ремонтировало автомобили, а в мае 1924 г. его передали Авиатресту. Завод долго бездействовал и требовал значительного ремонта и модернизации. Это привело к большой задержке с началом серийного производства двигателей. Фактически первые М-17 выпустили лишь весной 1930 г. Но они не были целиком собраны из немецких деталей, а, наоборот, использовали лишь небольшое количество их. Правда, коленчатые валы монтировались только импортные. За истекшее время из Германии аккуратно поступала информация о совершенствовании двигателя. В том числе прибыли чертежи модификации ВМW У1Ъ. Часть содержавшихся в них новинок внедрили в М-17. Фактически ранние М-17 были ближе к ВМW У1Ъ, чем к ВМW У1а, но цилиндры выполнялись по образцу последнего. Погрешности технологии, более низкое качество материалов и желание упрочнить наиболее уязвимые части привели к тому, что советские моторы оказались тяжелее немецкого оригинала (в среднем на 31 кг) и выдавали меньшую мощность (11852).

В феврале 1927 г. бомбардировщики Юнкерс C.30 (Юг-1) (N 930, 932, 934-936, 938, 940, 942, 943, 945, 946, 948), которые в марте-августе 1926 по немецким данным сдавались заказчику - ВВС СССР и были специально изготовлены в Дессау и завершены на заводе в Лимхамне в Швеции, доставили в Ленинград, где на Комендантском аэродроме начали их сборку (3224,10).

В феврале 1927 года были закончены и/или предъявлена к сдаче:

- радиостанция ВОЗ-1

- радиостанции ВОЗ III в виде уголка

- радиостанция ВОЗ-1У, в виду неполучения из-за границы силового аггрегатв, станция не была пред"явлена к сдаче.

- аэродромная радиостанция РОВНО III (2311).

Другие оборонные отрасли:

В феврале 1927 Ковровскому заводу заказывается первая опытная партия в 100 пулеметов Дегтярева. После получения положительных результатов испытаний ручного пулемета Дегтярева Артиллерийское управление предложило проектно-конструкторскому бюро переработать ручной пулемет в авиационный. Эта идея была поддержана представителями военно-воздушных сил РККА. Разработку авиационного пулемета Дегтярев проводил параллельно с другими работами.

В 1927 ПКБ завода представляет для испытаний 3 новых опытных образца ручного пулемета системы ВАДегтярева.

Пулемет был представлен на испытание в научно-исследовательский институт Управления военно-воздушных сил (НИИ УВВС) в декабре 1927 г. Испытание пулемета подтвердили его высокие технические и эксплуатационные характеристики (12221).

В феврале 1927 СНК принял решение о привлечении специалистов из-за границы, но широкого размаха так и не было, хотя В.В.Куйбышев говорил, что нужны тысячи (423,60).

В феврале 1927 года пленум ЦК наметил увеличение капитальных вложений в промышленность до 1100 млн руб., причем 1/4 средств предполагалось вложить в металлопромышленность. На протяжении 1927 года на различных уровнях были приняты решения о максимальном увеличении темпов развития промышленности и перераспределении средств через бюджет в пользу тяжелой индустрии. В связи с осложнением международной обстановки на первый план вышла задача образования валютного, хлебного, сырьевого, топливного резервов при сохранении намеченного темпа индустриализации, а также приоритетного развития оборонных отраслей (11575).

Армия:

В феврале 1927 г. последние бомбардировщики ЮГ-1 доставили в Ленинград, где на Комендантском аэродроме начали их сборку. В июле того же года восемь "юнкерсов" приняла новая 57-я эскадрилья, располагавшаяся на том же аэродроме в Тройке, что и 55-я на "Голиафах". Три из них опломбировали как резервные. Дело в том, что по штатам того времени тяжелая эскадрилья делилась на два отряда, каждый из которых имел два тяжелых и два легких самолета. Плюс к этому один тяжелый и два легких самолета находились в резерве эскадрильи. Два "юнкерса" считались резервом ВВС Ленинградского военного округа, хотя и находились в Тропке. Еще три резервных самолета законсервировали в Ленинграде.

В 57-ю эскадрилью перевели ряд опытных летчиков, уже имевших практику полетов на ФГ-62. Экипажи сразу начали интенсивное освоение новой техники. Подготовка включала ночные полеты, полеты по приборам за облаками, бомбометание на полигоне (бомбами, набитыми песком), учебные бои с истребителями. Уже упоминавшийся А.К. Туманский вспоминал: "Только с получением этих машин и началась серьезная, действительно боевая подготовка и учеба".

В то же время первый опыт эксплуатации ЮГ-1 выявил ряд недостатков. Текли баки, заедали бензопомпы, работавшие от ветрянок, лопались масляные трубки, подтекали радиаторы, закрепленные слишком жестко, пронашивались пятки костылей, лопались хомуты крепления глушителей, текли бензокраны, выходили из строя приборы, отказывало освещение кабин, целлулоид в окнах трескался и коробился. Экипажи отмечали непригодность системы внутренней связи.

Много претензий было связано с вооружением. Две верхние установки закрывались частично остекленными целлулоидными колпаками. Из эскадрильи докладывали: "Чересчур мутный целлулоид не позволяет без вращения башни вести наблюдение". С этим недостатком справились просто - постепенно выбили все целлулоидные пластинки, а затем срезали и каркасы башен, сделав турели открытыми. Судя по фотографиям, это произошло где-то осенью 1927 г. Кроме этого, имелись нарекания на перекос направляющих турелей, из-за чего их трудно было провернуть, малый размер подножек для стрелков в башнях. Особые претензии выдвигались по нижней "башне В". Стрелки жаловались, что в ней сильно задувает, а в шубе (являвшейся в то время зимним обмундированием летного состава) и даже в куртке работать в ней очень неудобно. Указывалось также, что из всех трех точек обстрел вперед весьма ограничен.

Отмечалось неудачное расположение бомбового прицела "Герц". Трехмоторная компоновка не давала разместить штурмана-бомбардира (тогда писали - бомбометчика) в носовой части фюзеляжа. Чтобы обеспечить ему хоть ка- кой-то обзор вперед-вниз, его вместе с прицелом расположили в "башне В". Но она являлась выдвижной и в полете вибрировала. Вместе с ней трясся и прицел. Только втянув башню в фюзеляж, можно было добиться приемлемого для бомбометания состояния, но тогда резко ухудшался обзор.

Немецкий бомбосбрасыватель у нас признали совершенно непригодным. Новую конструкцию предложил мастер Щербаков с завода ГАЗ № 1. По его предложению один самолет оснастили в Москве девятью советскими бомбодержателями Дер-ббис и тремя новыми сбрасывателями. Переделку испытали, одобрили и отправили машину в Троцк.

Вслед за ним туда отправился и Щербаков, чтобы руководить переоборудованием остальных самолетов (12036).

Внешняя политика:

В феврале 1927 г. по инициативе английского министра иностранных дел Чемберлена состоялся разрыв дипломатических отношений между Великобританией и СССР, сопровождавшиеся попытками организации новых военных интервенций против СССР, убийства советских дипломатических представителей в странах Европы (9528).

В феврале 1927 года Остин Чемберлен, министр иностранных дел Англии, выступил с угрозами в адрес Советского Союза, а в мае последовал разрыв дипломатических отношений, возросла опасность нападения Англии на нашу страну. Начали поступать многочисленные взносы на постройку самолетов. К началу 1928 года Осоавиахим передал на укрепление ВВС около 10 миллионов рублей (11981).

В феврале 1927 года французским правительством было принято решение о разгроме советской разведовательной сети Креме во Франции. Арестовали более 100 человек. С. Узданский тоже попал в тюрьму. Правда, полиция так и не узнала о том, что этот человек был резидентом нелегальной советской военной разведки. Поэтому приговор был очень мягким — всего три года тюрьмы. Сам Ж. Креме сумел бежать в Советский Союз. Хотя на этом его шпионская карьера, в отличие от предшественника Ж. Томмази, не закончилась. В 1929 году он по линии военной разведки уехал в секретную командировку на Дальний Восток — в Индокитай и Китай. Там начался новый этап в его жизни. Он умер в 1973 году под чужим именем — Г. Пейро — в Брюсселе (Пятницкий В. И. Заговор против Сталина. — М., 1998, с. 222-223.) (11765).

Авиапромышленность:

В феврале-марте 1927 при пересмотре Техсоветом плана ОС ночной бомбардировщик ТБ-2 2ЛД 450 (по старой номенклатуре Л2-2ЛД) был снова восстановлен в программе ОСС ЦКБ (Н.Н.П.) (2275).

С февраля по апрель 1927 л С.И.Комаренко на ЧМ испытывал услиленные МР-1 (6594, 9).

Авиапромышленность:

1 марта 1927 был подготовлен краткий перечень выполненных работ ГАЗ-1 по вооружению за 1923/24 - 1924/25 и 1925/26 опергода:

Пулеметные установки

Для Р1 М5

Пул-1

Принята на снабжение, заказ - 100 шт.

Для Р1 М5 от клапанов мотора

Пул-2

Выдержала испытания

Для Р1 М5

Пул-3

Заказ 30 шт.

Опытные установки в крыльях

Пул-3

Выдержала

Газовая

Пул-10

Готовы к испытаниям

и элект. с целью изысканий

Пул-5

Для Р1 с СП

Пул-7

Принята на снабжение, заказ 70 шт.

Для Р1 ЛД

Пул-8

Разработана конструкция

Для самолетов с Либерти

Пул-9

Станд. тип, Одобрена, заказ 360 шт.

Для 2УБ3 с БМВ

Пул-13

Разработана, в постройке

Бомбодержатели

С дер. Балками

Д1 и Д2

Построены с целью изыскания

Дер-3 и Дер-3бис

Дер-3

Приняты на снабжение, заказ 430 комп.

Дер-4

Дер-4

Дер-5 для мелк. хим и оскол. Бомб

Дер-5

Выдержали испытания, приняты на снабжение

Дер-6 и Дер-7

Бомб.-2

Выдержали испытания, приняты на снабжение

Дер-9 для 2-кг бомб

Дер-9

Выдержали испытания, приняты на снабжение

Сбрасыватели

Сбр-9

Изготавливаются

Мех. обл. упр. Турелями

Тур-5

Наход. на испытаниях

Тур-7

Фотоустновки для Р1 под Поте

Фот-1

Наход. на испытаниях

Прицел кольцевой

Приц-1

Наход. на испытаниях (2335,85)

1 марта (92,299) 1927 был объявлен конец концессии Юнкерса. За сданные здания, оборудование, материалы СНК заплатил фирме более 2 млн. руб. (80,23).

Цеха передали ГАЗ-5 вместе с оборудованием и советским персоналом и в июне 1927 на заводе уже сделали головной Р-3 (189,3).

По другим данным коцессию Юнкерса ликвидировали в 1929, когда стало ясно, что АНТ-4 пойдет в серию (168,9).

1 марта 1927 г. утвердили соглашение о ликвидации концессий Юнкерса в СССР, но ещё годом ранее 15 заказанных ЮГ-1 построили на заводе Юнкерса в Швеции. Для конспирации их доставляли в СССР под видом пассажирских без вооружения, а в Москве в Филях переоборудовали в бомбардировщики. Поскольку испытания ТБ-1 затянулись, в 1927 г. УВВС приобрело еще восемь ЮГ-1. Они поступали на вооружение ВВС РККА, начиная с 1926 г., и применялись как в колесном, так и в поплавковом варианте до 1931 г. После того, как пошла серия ТБ-1, все ЮГ-1 сняли с вооружения и передали в гражданскую авиацию, где их использовали как транспортные гидросамолеты на авиалиниях вдоль Лены и других сибирских рек. В 1927 г. X. Юнкере, возможно, в качестве компенсации за утраченную концессию, предъявил фирме Туполева судебный иск якобы за нарушение его патентных прав на конструкцию свободно несущего монопланного крыла (Патент № 253788). Юнкере был убежден, что туполевцы в Филях просто “тупо содрали” его конструкцию. Принципиально такая возможность у них появилась уже с конца 1925 г. Хотя руководство фирмы “Юнкере” ревниво оберегало от работавших на заводе в Филях советских специалистов свои производственные секреты, советские власти не брезговали вербовать немецких инженеров и прибегать к нелегальным методам промышленного шпионажа (11696).

1 марта 1927 на заседании Совнаркома было утверждено соглашение о ликвидации концессии Юнкерса в СССР. Упирали на то, что Юнкерс не выполнил ряд условий договора: не оборудовал моторный завод, недопоставил дюраль, не выполнил производственную программу, не приступил к реализации договоров 2 и 3 о воздушном сообщении и аэрофотосъемке. Получили все назад и компенсировали 1542416 ам. долл. Юнкерс строил заказанные ЮГ-1 в Швеции (1795,15).

1 марта 1927 г. завершилась сделка по закупке 30 бомбардировщиков Юнкерс С.30 (ЮГ-1). Поскольку концессия ликвидировалась, то разговор о постройке ЮГ-1 в Филях уже не шел. Но в счет ранее уже выданного аванса (2,395 млн. руб.) фирма обязывалась передать СССР "14 самолетов Г-1, 18 запасных моторов, 12 комплектов поплавков и шасси к этим самолетам". В число этих четырнадцати вошли два самолета первого заказа (N 901 и 903). Все остальные машины (N 930, 932, 934-936, 938, 940, 942, 943, 945, 946, 948) были специально изготовлены в Дессау и завершены на заводе в Лимхамне в Швеции (3224,10). По немецким данным, они сдавались заказчику в марте-августе 1926 г. (3224,10).

1 марта 1927 г. было принято соглашение о ликвидации концессии фирмы “Юнкерс” в СССР. Основные его положения гласили:

“Договор № 1 расторгается вследствие невыполнения “Юнкерсом” основных условий договора, а именно:

1) необорудование завода для моторостроения;

2) недостатка в СССР запасов алюминия и дюралюминия;

3) невыполнение производственной программы;

4) дефекты продукции;

5) необорудование Конструкторского бюро в части моторостроения.

Договоры № 2 и 3 (на воздушные сообщения и аэрофотосъемку) расторгаются, т.к. “Юнкере” не приступил к их реализации в СССР.

Договоры на поставку самолетов расторгаются вследствие невыполнения “Юнкерсом” сроков поставки, технических условий и вследствие чрезвычайно высокой цены (вдвое) этого имущества.

По соглашению “Юнкере” передает Правительству СССР:

1) Завод в Филях со всем имуществом и строениями в его стоящем состоянии, за исключением имущества, привезенного для поставки УВВС самолетов Г-1 [ЮГ-1], книг, чертежей и приспособлений для сборки самолетов Ю-13, Ю-20 и 21;

2) 14 самолетов Г-1, 18 запасных моторов, 23 комплектов поплавков и шасси к этим самолетам;

3) материалы, находящиеся в Дессау и заготовленные для наших заказов (на сумму 250 тыс. руб.);

4) склад запасных частей по обслуживанию линии Швеция-Персия на сумму 40 тыс. рублей;

5) находящиеся в пользовании “Юнкерса” дома в Москве.

Правительство СССР уплачивает “Юнкерсу” в погашение реех его претензий 1 542 616 ам. долларов” (10670,129).

1 марта 1927 года был составлен протокол № 2 комиссии по испытанию самолета МР-1 на поплавковом шасси. Самолет МР-1 заводской № 3017 с мотором Либерти 400 НР за № 3039. Самолет установлен на поплавковые шасси (6911).

Жизнь и внутренняя политика:

Всего к 1 марта 1927 года общая задолженность государства по внутренним займам достигла 563 млн. рублей. Однако советские займы до лета 1927 года не были займами в обычном смысле слова. Из 563 млн только 132 млн были получены путем размещения среди населения ,основная же сумма получена путем обязательной подписки государственных учреждений, т.е. просто являлась операцией перераспределения государственных средств, но не вовлечением новых. Попытки более широкого привлечения средств населения путем выдачи части зарплаты облигациями займа, коллективные подписки на заем решением общих собраний, естественно, вызывали сопротивление обывателя. От навязанных облигаций старались быстро избавиться, и их курс быстро падал ниже половины номинальной стоимости. Чтобы повысить интерес населения к займам, в 1926—1927 годах были выпущены мелкие облигации с небольшим, но многочисленными выигрышами. Благодаря высокому проценту доходности (до 30% годовых) и выигрышам, эти займы удалось разместить среди преимущественно городского населения. Появились и специальные крестьянские займы с высокой доходностью, специальные обязательные займы для государственных хозорганизаций, кооперативных и даже частных предприятии для извлечения их резервных капиталов. 1927 год был отмечен целым потоком одновременных займов.

Однако накопления населения были весьма низки. Рабочие и служащие, даже по исчислениям советских экономистов, имели до 40-50 млн рублей в год по всей стране. Причем сбережения носили характер запаса для крупной покупки: пальто, швейной машины, мебели, и поэтому не могли быть охотно вложены в займы. Что касается крестьянства то оно, как всегда, наученное вековым недоверием к подвигам coбственного государства, за 4 года (по исчислениям Наркомфина) вложили в займы лишь 25—30 млн рублей. Ничтожно было их вложение в сберегательные кассы — всего 2 млн руб. В итоге, как показал 1928 год, реальные доходы от займов за 5 лет оказались невелики. Общая сумма доходов от займов в госбюджет cocтавила 1,177 млрд рублей, расходы по ним - 772 млн рублей, следовательно чистый доход за 5 лет составил лишь 400 млн рублей, т.е. по 80 млн в год. А требовался, как минимум, миллиард. Поэтому, несмотря на все опасности, правительство пустилось в рискованную эмиссионную игру. Весьма характерен график выпуска денег, который демонстрирует некий резкий перелом в установках советского руководства:

октябрь 1926 - март 1927..............3,4 млн руб.

апрель - июнь 1927 г. .. .............128,6

июль .................................13,3

август................................64,1

1 декада сентября.....................35,8. (5)

То есть запланированная на финансовый год эмиссия в была превышена на 100 млн рублей. Недостаток ресурсов для индустриализации породил усиленный выпуск денег. Выпущенный третьем квартале 1926/27 130 млн рублей были вложены в капитальное промышленное строительство6.

Сопоставление всех этих цифр и 3 миллиардов, которые советские экономисты полагали в принципе необходимым затрачивать в среднем в год на нужды народного хозяйства, ясно демонстрирует, что стояло за заявлениями наркомфина Брюханова, будто “СССР должен всегда рассчитывать только на собственные силы” и что “в стране имеется еще чрезвычайно много средств”. В 1927 году А. Гитлер в своем известном сочинении “Майн кампф”, рассуждая о грядущей войне, писал следующее: При всеобщей моторизации мира, которая в ближайшей войне сыграет колоссальную и решающую роль “говорить о России, как о серьезном техническом факторе в войне, совершенно не приходится. Россия не имеет еще ни одного своего собственного завода, который сумел бы действительно сделать, скажем, настоящий живой грузовик”. Германский реваншизм прекрасно понимал это, это же вызывало обостренную тревогу и у руководства СССР.

Несмотря на то, что монополия внешней торговли, изолированность денежного рынка СССР и административное регулирование цен позволяли довольно долго удерживать рубль от падения, так или иначе, но эмиссия неизбежно вела к товарному голоду внутри страны. Этому же всемерно содействовала известная двойственность в принципиальных установках в партийно-государственном руководстве. В то время, как правительство Рыкова пыталось найти приемлемый выход в рамках, дозволенных нэпом, стало уже несомненным усиление линии команды Сталина, которая обещала выйти далеко за пределы экономического регулирования. И эта линия в 1927 году выражалась во взвинчивании настроений военной угрозы. Широкая агитация в связи с вопросом о войне создала в крестьянском, и не только в крестьянском, населении представление, что война в ближайшее время неизбежна. Как сообщали корреспонденты во многих медвежьих углах, крестьяне были убеждены в том, что военные действия уже начались. Напуганное население бросилось в магазины, в третьем квартале 1926/27 хозяйственного года вереницы очередей сметали с прилавков все.

В то лето в русской эмигрантской печати саркастически замечали, что было бы вполне законным, если бы Троцкий вернулся к власти, поскольку в политике сталинской группировки в отношении к Англии, раздувании стачки английских рабочих, а также призыве к анархическим инстинктам китайских кули, после поражения китайских коммунистов — во всем этом была таковой издавна позиция Троцкого.

Во внутренней политике ОГПУ усилило свое участие не только во внутрипартийной драке, но и в отношениях между государством и крестьянством. Усиление принудительности выражалось в том, что государственная промышленность, не имея возможности в какой-либо степени понизить цены на промышленные изделия, в то же время в условиях почти полной монополии приобретала продукты сельского хозяйства по искусственно пониженным ценам. В этой обстановке крестьянское хозяйство все более обнаруживало стремление изолироваться от казенного хозяйства и вообще государства. Крестьянство стремилось обеспечить себя не накоплением денежных запасов, а натуральных продуктов, как недавно в памятные всем годы войн и революции. Оно ограничивало свой обмен с государством только пределами крайней необходимости, определяемой размером налоговых платежей и покупок необходимых товаров.

Этот факт уже означал настоящее широкомасштабное крестьянское сопротивление. У крестьян в силу их социальной природы и географической обширности проживания никогда не бывает всеобъемлющей централизованной организации. В качестве организатора их повсеместного и сплоченного выступления всегда выступает сама власть со своей радикальной антикрестьянской политикой. Так было в 1921 году, подобное же наблюдалось в 1927 и 1928 годах — в периоды единодушной экономической борьбы крестьянства за свои интересы. Власть и ее далеко идущие планы “уперлись” в мужика. Здесь совершенно явно экономика перешла в политику, что позволило партийным радикалам подготовить политическое решение вопроса и поставить точку в новоэкономической эпопее Крестьянские сбережения были невелики, но все же по некоторым советским исчислениям летом 1927 года достигали 600 миллионов пудов хлеба. Сложность еще заключалась в том, что накопления делались тайком, с громадным опасением прослыть кулаком, попасть под усиленный налог и разного рода лишения.

1927 год обнаружил еще одно обстоятельство, непоколебимо вставшее на пути планам индустриализации. Статистика ряда хозяйственных лет подтвердила, что размеры советских хлебозаготовок практически стабилизировались, и установило предел экспорту хлеба. В 1923/24 году экспорт составил 182 млн пудов; в 1925/26 — 161 млн; в 1926/27 — 187 млн. А на XV съезде Микоян еще более мрачно охарактеризовал положение, заявив, что 1928 год будет трудным годом, ибо “хлеб почти выпадает из экспорта” и будет вывезен в очень малом количестве. В его речи с выраженным армянским акцентом прозвучало принципиальное определение социально-политических итогов нэпа и тех возможностей, которые он принес власти. Весьма “дипломатически” было сказано, что те задачи соцстроительства, которые стояли в период военного коммунизма и не могли быть решены методами же военного коммунизма, теперь на высокой ступени развития нэпа “при применении новых методов, становятся выполнимыми”9. Большинству съезда и оппозиции оставалось ломать голову, что это за “новые методы”, которые не прошли в период военного коммунизма и стали возможны после 10 лет Соввласти. Но это и было как раз то самое “т.п.”, таинственно упомянутое в резолюции апрельского пленума ЦК 1926 года и постепенно приобретавшее контуры в метаниях и борениях года 1927-го.

Различные устремления и интересы бились в лабиринте необходимости форсированной индустриализации, а запутанный коридор становился все теснее и уже. Это выразилось в бюджете государства на новый 1927/28 финансовый год, чья “напряженность” была очевидна всем. Например, доля бюджета в национальном доходе поднялась до 30,3% против 23,75 в прошлом году. На практике это как раз и означало, что начинается колоссальный нажим на народное хозяйство и общество: нажим налоговый, резкое увеличение чрезвычайных доходов в виде принудительных займов и прочее. Ассигнования на промышленность в 1927/28 году предполагались в размере 529 млн рублей вместо 415 в прошлом году.

Все эти планы существовали на фоне растущего сопротивления крестьянства и резкого ухудшения социального самочувствия общества. Анализируя кризисные явления в СССР, наблюдатели из “Последних новостей” и “Социалистического вестника” в один голос заявляли о ближайшем крахе нэпа. Причем довольно близоруко предсказывали, что его обломки начнут рушиться именно в правую сторону, что, следовательно, сулило желанное освобождение несчастной России от коммунистической власти. Почему то в Сталине они продолжали видеть человека группировки т.н. “красных капиталистов” (11577).

За рубежом:

1 марта 1927 британское правительство признало права Ньюфаундленда на полуостров Лабрадор, на который также претендовал Квебек (4962).

1 марта 1927 национализирован Банк Италии (4962).

Авиапромышленность:

2 марта 1927 г. последовал приказ о возобновлении работ по Л2-2ЛД450 и о повторном включении машины в текущие планы. С лета 1927 г. изменилась система обозначений самолетов, Л2-2ЛД450 был переименован в ТБ2-2ЛД450, что означало: тяжелый бомбардировщик второй с двумя моторами Лоррен-Дитрих мощностью 450 л.с. (10667).

2 марта 1927 Зав. ОСС ЦКБ Авиатреста Н.Н.П. писал Техдиректору Авиатреста С.И.Макаровскому:

Последний год работа вначале Опытного Отдела ГАЗ № I, а затем после переорганизации ОСС ЦКБ проходит под большим нажимом на ответственных работников его, в силу сложившейся крайне неблагоприятной обстановки работы. Ликвидация задержавшихся от прошлых лет самолетов, неустойчивость и сложность требований УВВС в отношении вновь проектируемых предметов вооружения и самолетов, большое число и разнообразие заданий - все это заставляло и заставляет работников ОСС ЦКБ быть в напряженном состоянии, все время перестраиваясь от одной работы.на другую и затрачивая вследствие этого громадное количество сил и энергии.

Вполне понятно, что такая тяжелая и длительная нагрузка рано или поздно должна была сказаться, в особенности если учесть при этом то моральное положение, которое создалось в результате катастрофы с самолетом 2И-Н1. Последствия его уже ощущаются, правда, пока не ярко в некоторой усталости работников, ослаблении их энтузиазма к работе.

Указанное моральное состояние работников ОСС ЦКБ усиливается и усугубляется тем обстоятельством, что затраченная работником энергия в течение рабочего дня не восстанавливается полностью, в связи с теми условиями жизни, в коих в настоящее время живут указанные лица.

В силу загруженности рабочего дня и необходимости поддержания и развития своей квалификации, создается положение, при коем совершенно исключена возможность побочного заработка, а получаемые ставки настолько умеренны, что не позволяют работнику , в особенности имеющему семью, позволить себе некоторое улучшение жизни, вознаграждающее и восстановливающее на 100% его работоспособность.

Кроме оплаты труда по ставкам, никакого другого побочного заработка работники ОСС ЦКБ, как правило, не получали, начиная с конца 1924 года.

В силу изложенного, мне кажется, и можно об"яснить некоторую, вполне естественную тенденцию у наиболее уставших работников ОСС ЦКБ или перейти на работу более спокойную и менее ответственную, или же, если это не удается, то по крайней мере перейти на работу с лучшей оплатой труда, которая бы позволяла до некоторой степени поддерживать нормальную работоспособность. В этом отношении оченьхарактерен после дний случай с т. САВЕЛЬЕВЫМ, Заведующим бюро по Вооружению.

т. Савельев работает в опытном строительстве ГАЗ ССС ЦКБ с 1923 года. С начала 1924 года он уже специализировался на предметах вооружения и теперь по справедливости может считаться компетентным специалистом в этой области.

В прилагаемой ведомости изложен список работ, проделанных по вооружению в Опытном Отделе ГАЗ № 1, а потом в ССС ЦКБ под ближайшии руководством В.Ф.Савельева, кратко можно сказать, что если в настоящее время Воздушный флот вооружен и имеет уже повторный вариант вооружения, в виде ПУЛ-9 и БОМБР-2, то в этом в значительной мере заслуга В.Ф.Савельева. За всю эту работу В.Ф.Савельеву и его ближайшему помошнику была дана премия в конце 1925 г. за ПУЛ-9 в сумме 500 руб. Так как здоровье В.Ф.Савельева не особенно хорошее, вследствие чего он даже в октябре-ноябре 1ё926 взял внеочердной двухнедельный отпуск, то понятно, что ждя него денежный вопрос является весьма больным, что он и излагает в своем заявлении, переданном Вам.

Заменить В.Ф.Савельева, конечно, можно но для этого придется вновь назначенного человека вводить в курс дела, ана это потребуется довольно много времени и труда. Кроме того, В.Ф.Савельев является человеком очень способным и терять его в ОСС ЦКБ весьма нежелательно.

Выходом из создавшегося положения явилось бы премирование его и его ближайших сотрудников за вновь принятый ПУЛ-9 и БОМБР-2 на снабжение.

Такое премирование дало бы возможность указанным работникаы урегулировать свой расшатанный бюджет, а с д.ругой - дало бы им уверенность, что в случае следующих благоприятных результатов, они снова могут надеятся на премию. И то и другое обстоятельства, нам кажется, должны помеять их настроение к лучшему; кроме того, такая отзывчивость Треста к нуждам своих работников, дала бы и ему возможность нажимать на них в экстренных случаях. В противном случае необходимо будет считаться с возможностью ухода активных ответственных работников ОСС ЦКБ и держать увелличенный штат их во избежание перерыва работы при их уходе, что едва-ли будет дешевле премирования (2325,84).

1 марта 1927 был подготовлен краткий перечень выполненных работ ГАЗ-1 по вооружению за 1923/24 - 1924/25 и 1925/26 опергода:

Пулеметные установки

Для Р1 М5

Пул-1

Принята на снабжение, заказ - 100 шт.

Для Р1 М5 от клапанов мотора

Пул-2

Выдержала испытания

Для Р1 М5

Пул-3

Заказ 30 шт.

Опытные установки в крыльях

Пул-3

Выдержала

Газовая

Пул-10

Готовы к испытаниям

и элект. с целью изысканий

Пул-5

Для Р1 с СП

Пул-7

Принята на снабжение, заказ 70 шт.

Для Р1 ЛД

Пул-8

Разработана конструкция

Для самолетов с Либерти

Пул-9

Станд. тип, Одобрена, заказ 360 шт.

Для 2УБ3 с БМВ

Пул-13

Разработана, в постройке

Бомбодержатели

С дер. Балками

Д1 и Д2

Построены с целью изыскания

Дер-3 и Дер-3бис

Дер-3

Приняты на снабжение, заказ 430 комп.

Дер-4

Дер-4

Дер-5 для мелк. хим и оскол. Бомб

Дер-5

Выдержали испытания, приняты на снабжение

Дер-6 и Дер-7

Бомб.-2

Выдержали испытания, приняты на снабжение

Дер-9 для 2-кг бомб

Дер-9

Выдержали испытания, приняты на снабжение

Сбрасыватели

Сбр-9

Изготавливаются

Мех. обл. упр. Турелями

Тур-5

Наход. на испытаниях

Тур-7

Фотоустновки для Р1 под Поте

Фот-1

Наход. на испытаниях

Прицел кольцевой

Приц-1

Наход. на испытаниях (2335,85)

2 марта 1927 состоялось заседание Техсовета Авиатреста (Протокол 20) и рассмотрели вопросы: 1. Сообщение о готовности макета П1-М6 ОСС - выделили комиссию; 2. Предложение НК УВВС об изменении редакции пар. 28 Инструкции по проектированию, постройке и выпуску Авиатрестом опытных самолетов - приняли, что отв. за правильность произведенных расчетов несет Зав. ЦКБ; 3. Окончательное рассмотрение компоновки мотора М14 - утвердили и др. (2279).

ПРОТОКОЛ № 20

ЗАСЕДАНИЯ ТЕХНИЧЕСКОГО СОВЕТА от 2 марта 1927 г.

Председатель: МАКАРОВСКИЙ

Члены: ЧУДАКОВ, ХАРЛАМОВ, АКАШЕВ, КЛИМОВ

Присутствуют:

от ЦАГИ - СТЕЧКИН

от ГУМП - ГЛУШКОВ

от НК УВВС - ИЛЬЮШИН

от ЦКБ - ПОЛИКАРПОВ, БЕССОНОВ, ОЛЬХОВСКИЙ, ОСТРОВСКИЙ, СИЛА-НОВИЦКИЙ

Ученый Секретарь КАЛИНИН

Технический секретарь - ПАСТУШЕНКО

Слушали

Постановили

1. Сообщение о готовности макета самолета П1-М6

1. Для осмотра макета П1-М6 выделить комиссию в составе т.т. Харламова, Климова, Поликарпова и представителей ЦАГИ по указанию последнего.

Осмотр произвести в суббету 5 марта.

2. Предложение НК УВВС об изменении редакции пар. 28 инструкции по проектированию, постройке и выпуску Авиатрестом опытных самолетов (отношение УВВС от 26 февраля № 30028 вк. № 748178)

2. Параграф 28 инструкции по проектированию, постройке и выпуску Авиатрестом опытных самолетов изложить в следующей редакции:

“Ответственность за правильность произведенных расчетов несет Зав. ЦКБ. Чертежи и расчеты...

3. Окончательное рассмотрение компановки мотора М-14.

1.- Доложенную ЦКБ компановку мотора М-14 утвердить.

2.- На первой мотор изготовить два кулачковых вала - по образцу М-5 и другой по варианту компановки, предусматривающему смену фаз, для испытания различных фаз и выпуска.

3.- Предложить ЦКБ принять все меры к максимальному эацению числа разыерлв резьб и отверстий.

4.- Одобрить вариант предусматривающий укорочение шатунов против М-5.

5.- Одобрить вариант предусматривающий располонение магнетов в плоскости перпендикулярной; к оси по типу БМВ-6.

6.- Вал принять по М-5, усилив щечки и видоизменив хвостовое крепление шестерни согласно компановки,

7.- Отказаться от выноса карбюраторов, поставив таковые в середину.

8.- Вопрос.о количестве и месте расположения бензиновых насосов проработать в предварительном проекте.

9.- Предложить ЦКБ в предварительном проекте разработпть само пуск к М-14.

10.- Доложенные материалы по компановке в трехдневный срок направить в НК УВВС на утверждение.

4. ...компановке.мотора М-15

4.

1....расчета от ЦИАМ

2. Разработать варианты головое цилиндров на 2 и 4 клапана

3. Просмотреть возможность изменения отношения хода поршня к диаметру цилиндра

4. Ввиду крайней серьезности вопроса об М-15 и новизны его, по подработке всех замечаний, высказанных в настоящем заседании, вернуться к рассмотрению компановки мотора М-15 в одном из ближайших заседаний Совета

(2279)

Авиапромышленность:

3 марта 1927 Правление Авиатреста письмом N 3154/н-2 Председателю НК УВВС была предложена концепция единого опытного строительства авиации, предполагавшее участие Институтов ЦАГИ и НАМИ под руководством Техсовета Авиатреста и при финансировании через Авиатрест (2342).

3 марта 1927 ОСС ЦКБ (Н.Н.П.) согласно предписанию Авиатреста от принял работы от ГАЗ-5, которому в марте 1926 Авиатрестом было дано задание на конструирование металлических поплавков к самолету Р-1 М-5. Бюро к октябрю 1926 проработало проект, который был утвержден затем НК УВВС (2275).

3 марта 1927 г. задание на разработку МР-1 с металлическими поплавками переадресовали ОСС. Там проект Мюнцеля изучили и сочли несовершенным. Металлические поплавки подверг критике М.М. Шишмарев. По его мнению, объем был недостаточен, обводы не обеспечивали должной мореходности, шасси в целом неустойчиво к боковому удару, а амортизация слишком жестка. Конструкцию рассчитали на прочность заново, и некоторые места усилили. 6 мая Авиатрест распорядился изготовить узлы шасси и провести статиспытания. В конце июня узлы были готовы, а в августе в ЦАГИ провели испытания (11923).

Другие оборонные отрасли:

4 марта 1927 г. Совещание в НТК под председательством Р. А. Муклевича высказалось за уменьшение водоизмещения мощного морского монитора до 8—-9 тыс. т. Н. И. Игнатьев в особом мнении указал на сомнительную возможность проектирования "рационального" монитора, удовлетворяющего требованиям позиционного боя и маневра по Неве и Ладоге. Представитель Учебно-строевого управления В. П. Калачев заявил, что монитор лучше вообще не строить, а приступить к проектированию "позиционного линкора" с двумя трехорудийными 356-мм башнями. Так или иначе, но в 1927—1928 гг. от постройки монитора отказались в пользу модернизации линкоров типа "Марат", а в 1929 г. его создание стало невозможным из-за сокращения ассигнований. Было решено заменить монитор двумя бронированными канонерскими лодками, однако и эта идея дальнейшего развития не получила (3898).

Авиапромышленность:

5 марта 1927 комиссией от УВВС был утвержден макет корпусного разведчика П-2 М-6, созданного на основе переходного самолета П-1 БМВ-3а. Задача появилась после того, как в конце декабря 1926 УВВС был возбужден вопрос об установке вооружения и оборудования на самолет П-1 ВМВ-3 и Техсовет 5 января 1927 поручил ОСС ЦКБ (Н.Н.П.) проработать вопрос и построить макет самолета (2275).

К работам было приступлено с января 1927 и во второй половине февраля макет был закончен. Протоколом от (2275).

5 марта 1927 г. состоялось заседание макетной комиссии по П-1 с М-6. Результаты ее работы утвердили на заседании Технического совета Авиатреста 30 марта 1927 г. Новый самолет получил обозначение П-2 или П2-М6 (10667).

5 марта 1927 И.С.Уншлихт письмом N 532 сообщил П.Б.И., что РВС согласен на закупку 100 БМВ-6 и принципиально согласился с покупкой 20 Дорнье Вал (1028,60).

Другие оборонные отрасли:

5 марта 1927 г. Протокол Реввоенсовета № 22. 1. Положение военной промышленности и недоделы гражданской и военной промышленности по заказам 1925/26 г. (Толоконцев). 2. Утверждение резолюции по докладу Егорова о мобилизационной работе промышленности. (Егоров). 3. О введении на вооружение ВВС РККА 3линейного авиационного пулемета системы Максима образца 1926 г. (Дыбенко). 4. О приборах для стрелковой подготовки частей зенитной артиллерии. (Дыбенко). (РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 16. Л. 193, 195) (12342).


5 марта 1927 состоялась закладка первой серии п/л типа Декабрист (Д-1, Д-2, Д-3) в Ленинграде по проекту Б.М.Малинина. Всего построили 6 (3398,102).

5 марта 1927 г. состоялась официальная закладка первых трех подводных лодок I серии — "Декабрист", "Народоволец" и "Красногвардеец" на Балтийском заводе Черноморские лодки — "Революционер", "Спартаковец" и "Якобинец" -- заложили в Николаеве 14 апреля того же года (3898).

5 марта 1927 г. на Балтийском заводе произвели официальную закладку первых трех подводных лодок 1 серии, впоследствии отнесенных к типу "Д" по первой букве названия головного корабля (10672).

5 марта 1927 г. в Ленинграде в присутствии С.М. Кирова и К. Е. Ворошилова состоялась закладка первых однотипных советских подводных лодок Декабрист (Д-1), Народоволец (Д-2) и Красногвардеец (Д-3), спроектированных конструкторским бюро под руководством талантливого инженера-конструктора Б. М. Малинина, впоследствии профессора, доктора технических наук. В проектировании принимали участие А. Н. Крылов, Ю. А. Шиманский и П. Ф. Папкович. Одновременно на юге для Черноморского флота строились лодки этого типа Революционер, Спартаковец и Якобинец (10700).

5 марта 1927 состоялась закладка первой серии советских подводных лодок типа «Декабрист».

Серия строилась в Ленинграде по проекту конструкторского бюро во главе с Б. М. Малининым (консультанты А. Н. Крылов, П. Ф. Папкович, Ю. А. Шиманский, В. Г. Власов). Новые лодки существенно отличались от подводных лодок дореволюционной постройки: была применена двухкорпусная конструкция с разделением прочного корпуса на 7 отсеков, аккумуляторные ямы были герметичными, вентиляция балластных цистерн раздельная, установлена цистерна быстрого погружения и др. Всего было построено 6 единиц этой серии. Они успешно действовали в Великой Отечественной войне.

Наибольшего боевого успеха добилась ПЛ «Д-3» («Красногвардеец») СФ. За 7 боевых походов она потопила 9 кораблей и транспортных судов противника, 2 повредила. За отличное выполнение боевых паданий, мужество и героизм экипажа под командованием капитана 3 ранга М. А. Бибеева 17 января 1942 награждена орденом Красного Знамени, а 3 апреля 1942 удостоена гвардейского звания. Это был первый корабль ВМФ, удостоенный таких высоких отличий (11712).

5 марта 1927 г. в торжественной обстановке первая подводная лодка была заложена на Балтийском заводе в Ленинграде. На закладной доске, прикрепленной к крышке цистерны <быстрого погружения>, значилось название <Декабрист> (Д-1). Вслед за этим были заложены две другие подводные лодки - <Народоволец> (Д-2) и <Красногвардеец> (Д-3), а 14 апреля 1927 г. на заводе в Николаеве-подводные лодки <Революционер> (Д-4), <Спартаковец> (Д-5), <Якобинец> (Д-6). Этим было положено начало строительству подводных лодок. Шесть подводных лодок I серии типа <Декабрист> были сданы флоту в 1930-1931 гг. Подводных лодок, подобных <Декабристу>, в русском флоте не было. При их создании общими усилиями конструкторов, строителей, испытателей и военных моряков изыскивались новые технические решения, которые существенно повышали боевые качества подводных лодок. Многие из этих решений прочно вошли в арсенал кораблестроителей-подводников и использовались затем при строительстве подводных лодок следующих серий. Подводные лодки I серии типа <Декабрист> были двухкорпусными, клепаной конструкции. В отличие от однокорпусных подводных лодок типа <Барс>, оставшихся от старого флота, прочный корпус подводных лодок I серии разделялся прочными водонепроницаемыми переборками на семь отсеков, сообщавшихся между собой лазами с быстрозакрывающимися дверями, что позволяло обеспечивать их непотопляемость в надводном положении при затоплении отсеков, с учетом имеемого запаса плавучести 45,5 %.

В первом носовом отсеке размещались казенные части торпедных аппаратов (6), запасные торпеды к ним (6), провизионная торпедно-заместительная и дифферентная цистерны, а также торпедно-погрузочный и входной люки.

Во втором отсеке помещалась первая группа аккумуляторной батареи из 60 аккумуляторов и радиостанция.

В третьем отсеке размещались две группы аккумуляторов и над ними жилые помещения командного состава. Здесь же находились корабельные электровентиляторы, камбуз, кают-компания, а по бортам и под аккумуляторами - топливные цистерны.

Четвертый отсек был отведен под центральный пост с главным командным пунктом (ГКП). Здесь же находились <уравнительная> цистерна и цистерна <быстрого погружения>. - >

В пятом отсеке устанавливалась четвертая группа аккумуляторов и масляные цистерны. Над аккумуляторами находилось жилое помещение старшин.

Дизельным отсеком являлся шестой-отсек, в котором размещались также разобщительные муфты гребных валов, цистерны смазочного масла и входной люк для машинной команды.

В седьмом, кормовом, отсеке находились главные электродвигатели с их станциями, казенные части кормовых торпедных аппаратов (2), торпедно-погрузочный (входной) люк, дифферентная цистерна.

Прочную рубку цилиндрической формы диаметром 1,7 м со сферической крышей крепили к прочному корпусу на заклепках через специальный комингс.

Главный балласт размещался в шести бортовых и двух концевых цистернах, имевших кингстоны с ручным приводом. Кроме того, в междубортном пространстве имелась <средняя> цистерна повышенной прочности, позволявшая продувать ее воздухом высокого давления в случае аварии подводной лодки. Для плавания в позиционном положении, как и на <Барсах>, имелись палубные цистерны, заполнявшиеся через шпигаты. Управление клапанами вентиляции было дистанционно-пневматическое.

Нововведением на подводной лодке являлось устройство в средней части (четвертом отсеке) цистерны <быстрого погружения>, значительно сокращавшей время срочного погружения.

Главными двигателями служили дизели отечественного производства типа 42Б6 мощностью 2Х 1100 л. с. при 425 об/мин, компрессорные, нереверсивные. Общий запас топлива составлял около 128 т, из них 39 т внутри прочного корпуса и 89 т в бортовых балластных цистернах.

Гребные электродвигатели мощностью 525 л. с. - двухъякорные: один якорь на 500 л. с., другой для экономического хода на 25 л. с.

При проектировании подводной лодки большое внимание было уделено улучшению условий ухода за аккумуляторными батареями. В отличие от <Барсов> аккумуляторные ямы были сделаны герметичными, элементы в них размещались в шесть рядов с продольным проходом посредине, высота помещения была достаточной для обслуживания всех элементов. Двойная система вентиляции (общеямовая и поэлементная) обеспечивала вентиляцию аккумуляторных батарей достаточно надежно. Ни на одной подводной лодке того времени не было подобных условий для обслуживания аккумуляторных батарей.

Увеличение глубины погружения подводной лодки - предельной до 90 м и рабочей до 75 м - достигалось за счет применения стали повышенной прочности, пересмотра норм прочности и устойчивости обшивки прочного корпуса и шпангоутов.

Все устройства перекладки рулей на <Декабристе> имели электрические и ручные приводы. Электрический привод вертикального руля был выполнен по схеме Вард-Леонарда. Ручной привод вертикального руля имел три поста управления: на мостике, в центральном посту и в кормовом отсеке. Дифференциальная муфта Федорицкого обеспечивала быстрый переход с электрического управления на ручное.

Носовые горизонтальные рули были складывающиеся. Управление носовыми и кормовыми горизонтальными рулями было только в центральном посту.

Для подводных лодок типа <Декабрист> была разработана отечественная система регенерации, сохранившая полную автономность всех отсеков подводной лодки и обеспечившая время непрерывного пребывания под водой до трех суток вместо одних суток у <Барса> (11865).

5 марта 1927 на Балтийском судостроительном заводе состоялась закладка первых трех советских подводных лодок отечественной конструкции: "Декабрист", "Народоволец" и "Красногвардеец". Первую заклепку в детали днищего набора головной подводной лодки забил секретарь ПК ВКП(б) С.Киров (12629).

За рубежом:

5 марта 1927 “для защиты американской собственности” в Китае высадились войска США (4962).

Внешняя политика:

В начале марта 1927г. в переданном Нидермайером Берзину письменном сообщении немецкая сторона жаловалась, что несмотря на все предпринимаемые ею меры предосторожности, у нее не было «никакой уверенности в возможности обеспечить тайну, как это показал случай с Климом» (АВП РФ, ф. 0165, on. 5, п. 123, д. 146, л. 178.) (11784). В таких условиях германское правительство было вынуждено, не затягивая, сделать во внешнеполитическом [198] комитете райхстага официальное заявление по факту военного сотрудничества райхсвера с Красной Армией. Ни отчаянные усилия Литвинова побудить германскую сторону отказаться от этого шага, ни настоятельные рекомендации Брокдорфа-Ранцау не смогли ничего изменить: 23 февраля 1927 г. военный министр Гесслер зачитал соответствующее заявление. В нем были изложены причины, побудившие Берлин в начале 20-х годов пойти на военно-технические контакты с Москвой и выделить на эти цели 75 млн. золотых марок, а также возникшие далее трудности, заставившие разорвать все договоры, заключенные германскими фирмами с советскими контрагентами. В заключение Гесслер призвал Всех участников заседания комитета к строгому соблюдению секретности относительно сделанного им заявления. В ходе дискуссии Вирт и Шуберт вывели обсуждение вопроса на весь комплекс германо-советских взаимоотношений. Шуберт заявил, что с заключением 6 октября 1925 г. в Локарно Рейнского гарантийного пакта и советско-германского Берлинского договора от 24 апреля 1926 г. германская политика была поставлена на прочную основу, сохранение же достигнутого уровня отношений с СССР являлось «хребтом», основой всей политики Германии. В тот же день о весьма благоприятном исходе заседания внешнеполитического комитета райхстага было проинформировано советское полпредство в Берлине, германский посол в Москве получил указание немедленно проинформировать об этом советское правительство. Хильгер, советник германского посольства в Москве в 1922 — 1941 гг., писал в своих воспоминаниях, что, несмотря на разоблачения, «Берлин и не думал прекращать прежней политики». Более того, «все <. „>, начиная от Штреземана, были полны решимости не только в том же Объеме продолжать военное сотрудничество, но и, — пусть очень осторожно, — интенсифицировать его». 1926г., а в более широком плане полоса 1925 — 1927 гг. стали водоразделом в советско-германских отношениях, являвших собой в 1920 — 1926гг. довольно тесное военно-политическое содружество. Практически все вопросы военного сотрудничества, главной целью которого было усиление Красной Армии и райхсвера, Москва и Берлин решали [199] тогда в тесном согласии. Однако вступление Германии в Лигу Наций и «гранатный скандал» выявили границы сближения Берлина и Москвы: военное сотрудничество, претерпев определенные изменения, хотя и продолжалось (в нем появились даже новые моменты), однако его исключительное значение для взаимоотношений Москвы и Берлина пошло на убыль. Здесь сказался и постепенный уход его творцов (Ленин, Троцкий, Вирт, Зект), и — главное — постепенное включение обеих сторон в мировую политику с использованием альтернативных партнеров. Это означало переосмысление, а в некотором смысле и инвентаризацию сторонами всего комплекса двусторонних отношений, начало сугубо прагматического подхода к военному сотрудничеству Оно стало терять свой политический подтекст, а, следовательно, и свою «особость» (11784).

Авиапромышленность:

С 7 марта по 24 мая 1927 в НИИ ВВС проходили испытания самолета У.1. М.2. 1-ой серии в Ленинграде.

Испытание по программе № 1 (6949, 63).

7 марта 1927 года начальник НОИ Горшков писал письмо № 81с председателю Научного комитета

Дневник работ Научно-испытательного института на 1 марта 1927 года (6901)

Испытание самолета И1

Самолет принят с полета от завода

Испытание учебного самолета МУР в Ленинграде

23 апреля 1926 года

Самолет не предъявлен к испытанию

Испытание самолета И-2

Самолет прошел испытания за исключением некоторых полетов, характеризующих его как истребитель

Испытание самолета Дорнье-Валь

Испытание закончено. Не испытана мореходность.

Испытание самолета Р1 М-5 постройки ГАЗ № 1

17 января 1927 года

Летное испытание задерживается погодой

Испытание самолета “АВРО” в Ленинграде

28 ноября 1926 года

Для испытания командирован летчик Козлов

(6901, 58).

7 марта 1927 г. проект «3-х цилиндрового двигателя по типу НАМИ-100» официально одобрили и предложили начать постройку опытного образца. НАМИ-65 был сходен по конструкции со своим «большим братом» и использовал часть его деталей. Изготовление опытных образцов М-23 поручили тому же заводу в Запорожье. В июле 1928 г. уже изготовили первые детали. Мотор делали долго, и сборку первого экземпляра завершили лишь к 1 июля следующего, 1929 г. Как и М-12, М-23 мучительно доводился. Только в марте — апреле 1930 г. удалось провести достаточно длительные заводские испытания. Мотор собрали с цилиндрами от М-12, хотя первоначально для него спроектировали несколько отличные. Но на предварительных испытаниях они постоянно разрушались. Новые испытания также выявили ряд дефектов: имел место отрыв тарелки клапана, прогар выхлопного патрубка. Двигатель трясся на малых оборотах. Последовал новый этап доводки. В конце года состоялись государственные испытания, которые М-23, наконец, прошел. Его установили на самолет АИР-3 и совершили несколько полетов. На 1932 г. запланировали выпустить пробную серию из 30 экземпляров. Но у двигателя имелись сильные противники. УВВС полагало, что мотор номинальной мощностью 65 л.с. не нужен — достаточно 100-сильного. Дополнительным аргументом стал уже окончательный отказ от выпуска базового М-12. В серийное производство М-23 не передавался (11852).

Спроектирован в НАМИ под руководством В.А. Доллежаля и И.Ш. Неймана с использованием деталей и узлов мотора М-12. Предназначен для легких самолетов («спортивный»). Проектирование велось с конца 1926 г. Опытный образец изготовлен на ГАЗ № 9 в Запорожье в июле 1929 п Проходил госиспытания в марте — апреле 1930 г. В январе 1930 г. проводились летные испытания на самолете АИР-3. М-23 был выпущен небольшой серией в мастерских ФЗУ завода № 24. На серийных самолетах не устанавливался, поскольку сильно страдал вибрациями.

Характеристики:

• 3-цшиндровый, звездообразный, четырехтактный, воздушного охлаждения;

• мощность 65/74 л.с.;

• диаметр цилиндра/ход поршня 125/140 мм;

• объем 5,16 л;

• степень сжатия 5,1;

• безредукторный;

• вес 109,9 кг (с цилиндрами от М-12).

Монтировался на опытных самолетах АИР-2, АИР-3, «Омега», Г-10, Г-20, Г-22, легком автожире А-15, предусматривался в проекте амфибии Ш-1 (11852).

7 марта 1927 вышло Постановлении Главметалла и УВВС по вопросу об участии Институтов НАМИ и ЦАГИ в деле опытного строительства (2342,1).

Другие оборонные отрасли:

7 марта 1927 г. Протокол заседания Президиума ВСНХ СССР. 261. Ходатайство ВПУ о разрешении Орудийно-арсенальному тресту вступить в состав учредителей акционерного общества по электроснабжению Сталинградского района «Электрокуст», с приобретением акций на сумму 25 тыс. руб. (РГАЭ. Ф. 3429. Оп. 1. Д. 5102. Л. 30 об.) (12417).

Другие оборонные отрасли:

8 марта 1927 г. Постановление СНК СССР об организации при ВСНХ СССР Академии по подготовке высшего командного состава промышленности (прот. 206, п. 22) (ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 1. Д. 25а. Л. 13) (12415).

Внешняя политика:

8 марта 1927 г. Нидермайер передал Берзину письменное предложение немцев о «легализации» военных отношений. Оно состояло в том, чтобы «превратить существующие и находящиеся в стадии организации предприятия в «концессионные», т. е. признанные государством и поддерживаемые государством частные предприятия». Речь шла о «предприятиях» в Липецке, Казани и о «Томке». Берзин, по сообщениям Нидермайера, «вновь говорил о необходимости сохранения существовавших взаимоотношений, но только на абсолютно легальной основе. Об этом же говорил Литвинов в беседе с германским послом в Москве Брокдор-фом-Ранцау 6 мая 1927 г. (11784).

За рубежом:

7 марта 1927 произошло землетрясение на Хонсю в Японии и был разрушен г. Минеяма (3960, 93).

Авиапромышленность:

С 8 марта по 3 апреля 1927 в НИИ ВВС проходило гос. испытание самолетов ЮГ-1

8 марта 1927 года

Полетное испытание для определения скорости у земли самолета № 934.

9 марта 1927 года

Испытание на водонепроницаемость поплавков.

13 марта 1927 года

Полетное приемочное испытание в часовом полете самолета № 930.

16 марта 1927 года

Полетное испытание для определения потолка самолета № 934.

16 марта 1927 года

Полетное испытание для определения скороподъемности и скорости на 2000 м самолета № 934. Устойчивости – его же.

19 марта 1927 года

Контрольный полет на самолете № 930.

19 марта 1927 года

Полетное испытание на управляемость самолета № 934.

22 марта 1927 года

Полетное приемочное испытание на скороподъемность на 2000 м самолета № 901.

22 марта 1927 года

Полетное испытание для определения скорости у земли самолета № 946.

23 марта 1927 года

Контрольный полет на самолете № 901.

24 марта 1927 года

Полетное испытание для определения потолка самолета № 946.

24 марта 1927 года

Полетное испытание для определения скороподъемности и скорости на 2000 м самолета № 946. Устойчивости – его же.

24 марта 1927 года

Полетное испытание на управляемость самолета № 946.

26 марта 1927 года

Полетное приемочное испытание на скороподъемность на 2000 м самолета № 903.

26 марта 1927 года

Полетное приемочное испытание на скороподъемность на 2000 м самолета № 935.

29 марта 1927 года

Испытание на водонепроницаемость поплавков.

30 марта 1927 года

Полетное приемочное испытание на скороподъемность на 2000 м самолета № 936.

31 марта 1927 года

Полетное приемочное испытание на скороподъемность на 2000 м самолета № 942.

3 апреля 1927 года

Полетное приемочное испытание в часовом полете самолета № 940.

(6903).

Авиапромышленность:

9 марта 1927 состоялось заседание Техсовета Авиатреста (Протокол 21) и рассмотрели вопросы: 1. Отчетный доклад Зав. ОМОС ЦКБ Д.П.Г. о работах ОМОС ЦКБ на 1 марта:

- по МР3 - на основе испытаний Дорнье-Валь поняли, что надо увеличивать на 30 кв. м и поднимать крыло;

- по МУ2 - предварительный проект в стадии утверждения НК УВВС;

- по МТ1 - предварительный проект будет представлен к 20 марта - предложили впредь докладывать своевременно (2279).

ПРОТОКОЛ № 21

ЗАСЕДАНИЯ ТЕХНИЧЕСКОГО СОВЕТА от 9 марта 1927 г.

Председатель: МАКАРОВСКИЙ

Члены: ГЛУШКОВ, ТУПОЛЕВ, ХАРЛАМОВ, АКАШЕВ

Присутствуют с совещательным голосом: СТЕЧКИН, ИЛЬЮШИН, ТУЛУПОВ, КРЕЙСОН, МИКУЛИН, РУБЕНЧИК, ГРИГОРОВИЧ, БЕССОНОВ, ПОЛИКАРПОВ, ОЛЬХОВСКИЙ

Ученый Секретарь КАЛИНИН

Технический секретарь - ПАСТУШЕНКО

Слушали

Постановили

1. Отчетный доклад зав. ОМОС ЦКБ т. ГРИГОРОВИЧА о работе ОМОС ЦКБ

До заслуживания доклада т. Глушков спрашивает, какой отчетный период будет обнимать доклад и почему не было своевременного доклада за первый квартал

Тов. Макаровский разъясняет, что в докладе будет обрисовано положение работ ОМОС ЦКБ на 1 марта. Отчетный доклад за первый квартал в настоящее время утратил актуальность. Причина задержки доклада - перегруженность в тот период зав. ОМОС ЦКБ срочными внеплановыми работами по головному серийному самолету.

Тов. Григорович докладывает Совету отчет о работе ОМОС ЦКБ

Переходя к отдельным самолетам, докладчик сообщает:

По МР3 все делаются в настоящее время крылья и оперение. Работы по второму комплекту несколько отодвигаются, т.к. вслучае получения из опытов и из полетных испытаний самолетов Дорнье-Валь новых данных, указывающих на непригодность обучно применяемого расчета для больших гидросамолетов, ЦКБ произведен перерасчет МР-3 по опытным коэффициентам. Этот перерасчет показал, что для достижения заданных ТУ фактического потолка и скороподъемности необходимо увеличение площади крыльев на 30 м2. Исходя из этого ОМОС ЦКБ спрпоектировал новые крылья увеличенного размаха и с большей хордой по конструкции, идентичные со старыми. Статиченскими испытаниями будут испытаны старые крылья и результаты испытаний будут перенесены на новые. На прохлдящем сегодня совещании было признано, что это допустимо. Соответственно изложенному, сроки готовности МР-3 отодвигаются. В своем начальном виде самолет должен был быть готов 1 апреля, фактически же к этому времени могут быть только начаты статические испытания. Весь же самолет с новыми крыльями будет готов к полетным испытианиям к 1 июня, конечный срок сдачи самолета. Это опоздание вместе с тем ... соответствии и с навигационными, т.к. независимо от срока...

По МУ-2 Предварительный проект находится в стадии утверждения его Техсоветом и НК УВВС, самолет же заканчивается постройкой. Статические испытания, предположенные планировкой в сентябре 1927, могут быть начаты с 1-го апреля. Это несоответствие находит объяснение в перерыве работ по МР3 в связи с недостатком сухого леса и новым перерасчетом и наличием вследствие этого на заводе избыточной в тот период рабсилы, которая и была использована по постройке МУ-2. При постройке самолета учтены все замечания Техсовета и НК УВВС, сделанные по эскизному проекту.

По МТ-1. Предварительный проект будет представлен на утверждение к 20 марта. Планировка относила этот срок на 1 апреля. Все замечания, сделанные по эскизному проекту Техсоветом и НК УВВС учтены. В настоящее время в постройке находятся детали, предназначенные для статиспытаний. Заложен стапель и начата лодка.

Как правило, все детали предварительно испытываются ОМОС на прочность. Так, детали МУ-2 показали 100-120% требуемой прочности. По МТ-1 испытаны лонжероны, узлы и проч. которые также показали достаточную прочность.

Макеты всех самолетов были своевременно изготовлены и представлены к осмотру летчиками и Управлением Балтфлота. Замечния, сделанные последними, были приняты...

модели и предварительные продувки в лаборатории Политехнического инстимтута и отправлены в ЦАГИ. Предварительные выводы показали хорошую устойчивость на всех режимах и только на МУ-2 пришлось несколько увеличить хорду стабилизатора.

Тов. Глушков отмечает, что МР-3 опаздывает на 3 месяца против плана и на 1 год по планировке. По самолету МУ-2 тов. Глушков спрашивает, почему предварительный проект не рассмотрен в Совете, в то время, как самолет уже заканчивается постройкой. Так же вопрос о прохождении предварительного проекта через Совет тов. Глушков задает и по МТ-1

Тов. Григорович отвечает на заданные вопросы, указывая, что опоздание МР-3 вызвано о одной стороны, недостатком сухого леса, и с другой - полученными новыми данными расчета и связанными с ним переделками и переконструированием коробки крыльев. Кроме того, фактически изменение планировки в настоящий момент указывает лишь на сдвижку промежуточных сроков, конечный же срок готовности, намеченный планировкой, будет выдержан.

По МУ-2 производственные условия вынудили ОМОС приступить к изготовлению деталей, рациональность конструкции не возбуждала сомнений...

статистических опытов.

По МТ-1 предварительный проект будет представлен Совету 20-25 марта. Начало постройки предусмотрено планом к 1 апреля.

Тов. Харламов спращивает, била ли в ОМОС известна утвержденная Советом инструкция по проектированию, постройке, выпуску опытных самолетов.

Тов. Григорович отвечает, что инструкция была известна, но под давлением производственных обстоятельств в отношении МУ-2 пришлось отступить от инструкции.

Тов. Ильюшин задает вопрос о нормах прочности МР-3

Тов. Григорович отвечает, что при отнесении МР-3 к третьей группе, прочность его коробки на случай В д.б. 3,5 кратной. Фактически же лонжероны при испытаниях на случай В показали 3,25-кратную прочность, т. образом, таким образом все крыло, конечно, даст требуемуцю норму прочности.

Тов. Макаровский указывает, что в отгношении МР-3 ссылаться на старую планировку не приходится, поскольку в то время положение опытного строительства вообще было ненормальным. Далее, завод постиг кризис - не было сухого леса и пришлось стоять 3 месяца, пока не был подвезен лес из Москвы, данный московскими заводами из своих запасов по требованию Правления. Исхлодя из этого, тов. Макаровский предлагает в вопросе об опоздании МР-3 против сроков иметь в виду, что фактическое опоздание...

1. Предложить ЦКБ своевременно докладывать Совету о производимых работах в поквартальные сроки. Отчетные доклады должны быть исчерпывающе полны и представляться в письменной форме.

По самолету МРЗ.

1. Сборку самолета из заготовленных деталей со старой коробкой не производить, имеющийся же комплект крыльев использовать для производства статических испытаний.

2. Увеличение метража крыльев принять с тем, чтобы были достигнуты требуемые техническими условиями скороподъемность и потолок

3. Предложить ЦКБ в жесткий двухнедельный срок представить вариант коробки крыльев с увеличенным метражем крыльев, с учетом необходимой мореходности и прочности нижнего крыла, согласно требований технических условий.

4. Если по конструктивным и иным условиям ЦКБ признает необходимым оставление прежнего низкого положения нижнего крыла, то одновременно с представляемым вариантом коробки крыльев, ЦКБ должно представить обоснованный расчет прочности нижнего крыла на случай и бокового удара аолны при посадке.

5. Предложить ЦКБ озаботиться скорейшим изготовлением и продувкой модели МР-3 с новыми крыльями увеличенного метража.

По самолету МТ-I.

I. Признать, что работы по самолету МТ-1 ведутся ОМОС ЦКБ в соответствии с утвержденными сроками и инструкцией по проектироапнию, постройке и выпуску опытных самолетов.

По самолету МУ-2.

Признать, что отступления от утвержденных сроков и инструкции по проектирозанию, постройке и выпуску опытных самолетов в отношении самолета МУ-2 были вызваны неблагоприятным стечением приизводствеиного характера (отсутствие сухого леса и в связи с этим возможные перебои в работе мастерской).

...

2) ...не может быть уменьшена

3) Габаритный диаметр мотора равный 1430 мм при... цилиндра не может быть уменьшен за счет...ния S/Д и лямбды. Сравнительное увеличение габаритов М15-450 против Юпитера 450 на 30 мм обусловлено конфигурацией клапанной головки, которая у М-15 для надежного охлаждения, значительно развита по сравнению с Прат-Витней-Восн,

РЕЗЮМЕ: Принятое отношение S/Д = 1,13, ках минимальное при предельном диаметре Д = 150 мм, надо счита целесообразным, принимая во внимание, что другие варианты, уменьшая габарита мотора, влекут относительное увеличение динамических нагрузок.

(2279).

Авиапромышленность:

10 марта 1927 г. при служебной записке № 5297/с в ЦАГИ на заключение был направлен предварительный проект самолета МУ-2 Григоровича (2279).

За рубежом:

10 марта 1927 в Пруссии был снят запрет на нацизм и А.Гитлер смог выступать публично (2100).

10 марта 1927 в Германии официально снят запрет на публичные выступления Гитлера (4962).

Авиапромышленность:

С 11 по 21 марта 1927 в НИИ ВВС проходили предварительные испытания в НИИ ВВС самолета Р7-БМВVI Е=6.

Задание начальника УВВС от 31 декабря 1929 года

Начато испытание 11 марта 1930 года

Закончено испытание 21 марта 1930 года

Самолет сдан ЦАГИ 23 марта 1930 года

Самолет Р-7 с мотором БМВ VI № 16524-500 НР

Назначение самолета – разведчик и легкий бомбардировщик

Самолет металлической конструкции, одномоторный, двухместный

Заключение НИИ:

Данные потолка и горизонтальной скорости на 3000 м не удовлетворяют техническим требованиям:

потолок 5500 м вместо 6500 м;

горизонтальная скорость на 3000 м – 212,5 км/час вместо 240-250 км/час.

Стрелковое вооружение не доработано. Фото- радио, электрооборудование и бомбосбрасыватели не установлены.

………………(6951, 105-110).

11 марта 1927 Чл. Правления Авиатреста писал СЗ в ЦАГИ с просьбой назначить представителя в Комиссию для определения квалификации немецкого и-к Мюнцеля...(2335,86).

Жизнь и внутренняя политика:

Между 12 и 18 марта 1927. Из протокола заседания Политбюро № 90/68, 1927 г.

Об оплате расходов по лечению и похоронам тов. Красина

Принять предложение тт. Рудзутака и Литвинова:

а) Считать необходимым покрыть представленные счета в сумме 22 000 рублей.

б) Указать тов. Розенгольцу на недопустимость расходов таких крупных сумм (11652).

Внешняя политика:

Между 12 и 18 марта 1927. Из протокола заседания Политбюро № 90, 1927 г.

О комиссии по международным сношениям при ВЦСПС

Утвердить протокол комиссии Политбюро по рассмотрению отчета и сметы секретных расходов ВЦСПС по международной работе (11652).

Между 12 и 18 марта 1927. Из протокола заседания Политбюро № 90/68, 1927 г.

О секретных расходах ВЦСПС

1. Представленный тов. Томским отчет произведенных им секретных расходов на сумму 35 565 американских долларов утвердить.

2. Смету секретных расходов ВЦСПС по международной работе на 6 месяцев с 1-го марта по 1-ое сентября 1927 г. утвердить в сумме 36 000 американских долларов (11652).

Другие оборонные отрасли:

11 марта 1927 г. специальная комиссия подписала акт о завершении испытаний радиофугасов, которым было присвоено 6 марта 1927 г. катер АНТ-3, позже получивший название “Первенец”, отправили по железной дороге из Москвы в Севастополь, где он был благополучно спущен на воду (10675).

Внешняя политика:

12 марта 1927 г. после одного из разговоров с советским военным атташе в Берлине Луневым, майор Фишер в письме Зекту писал: «Теперь, как это ни странно, другая сторона выражает опасения, тогда как наше министерство иностранных дел объявило о своем одобрении нынешнего направления в нашей работе». (Gustav Hilger. Op. cit. S. 199) (11784).

Авиапромышленность:

13 марта 1927 Шарапов разбил И-1 Н.Н.П. (228,49).

С 13 апреля до 14 мая 1927 в нескольких заседаниях комиссии НК УВВС, Авиатреста и НИИ ВВС проходило утверждение макета И-3 ОСС ЦКБ (Н.Н.П.) (2275).

Авиапромышленность:

14 марта 1927 спустили на воду торпедный катер АНТ-3 Первенец с 2хРайт Тайфун в 600 нр и начались его ходовые испытания. Скорость - 54 узла (1185,16).

14 марта 1927 г. торпедный катер АНТ-3 Первенец доставили по железной дороге в Севастополь, где прямо в бухте начались ходовые испытания, продолжавшиеся четыре месяца (3898).

5 марта 1927 состоялась закладка первой серии советских подводных лодок типа «Декабрист».

Серия строилась в Ленинграде по проекту конструкторского бюро во главе с Б. М. Малининым (консультанты А. Н. Крылов, П. Ф. Папкович, Ю. А. Шиманский, В. Г. Власов). Новые лодки существенно отличались от подводных лодок дореволюционной постройки: была применена двухкорпусная конструкция с разделением прочного корпуса на 7 отсеков, аккумуляторные ямы были герметичными, вентиляция балластных цистерн раздельная, установлена цистерна быстрого погружения и др. Всего было построено 6 единиц этой серии. Они успешно действовали в Великой Отечественной войне.

Наибольшего боевого успеха добилась ПЛ «Д-3» («Красногвардеец») СФ. За 7 боевых походов она потопила 9 кораблей и транспортных судов противника, 2 повредила. За отличное выполнение боевых паданий, мужество и героизм экипажа под командованием капитана 3 ранга М. А. Бибеева 17 января 1942 награждена орденом Красного Знамени, а 3 апреля 1942 удостоена гвардейского звания. Это был первый корабль ВМФ, удостоенный таких высоких отличий (11712).

Жизнь и внутренняя политика:

15 марта 1927 началось строительство Днепрогэса (4962).

Авиапромышленность:

16 марта 1927 состоялось заседание Техсовета Авиатреста (Протокол 22) (2279).

16 марта 1927 были проведены параллельные испытания ПВ-1 с пулеметами системы Виккерса обр. 1924. Комиссия под председательством Е.В.Агокаса в присутствии И.С.Уншлихта, С.С.Каменева и Я.И.Алксниса и др. отметили, что нужна отладка синхронизатора (86,222).

Жизнь и внутренняя политика:

16 марта 1927 вышло постановление о колхозах и совхозах (3481).

16 марта 1927 оптико-механический трест впервые в СССР приступил к массовому производству стекла для очков (3960, 105).

Авиапромышленность:

17 марта 1927 ОСС ЦКБ (Н.Н.П.) представил свое заключение по Р-1 М-5 на металлических поплавках, задание на которую было получено от Авиатреста 3 марта 1927 (2275).

Другие оборонные отрасли:

17 марта 1927 г. Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б) № 91. 18. а) о плане обороны (ПБ от 13 января 1927 г., пр. № 78, п. 4.); б) о состоянии военной промышленности с точки зрения соответствия ее задачам обороны (доклад ВПУ и РВС; содоклад ЦКК?РКИ) (ПБ от 6 января 1927 г., пр. № 77, п. 14.) (Ворошилов, Муралов, Тухачевский, Уншлихт, Бубнов, Толоконцев). — ОП. (Политбюро... Т. 1. С. 526) (12416).

17 марта 1927 г. в вопросе «О плане обороны» протокола Политбюро ЦК ВКП(б) № 91 говорится: «Для рассмотрения представленного т. Ворошиловым проекта резолюции создать комиссию в составе тт. Ворошилова, Рыкова, Сталина, Куйбышева, Орджоникидзе и Толоконцева. В случае отсутствия разногласий, предоставить комиссии право окончательного утверждения проекта резолюции от имени Политбюро, с внесением в Политбюро лишь в случае требования одного из членов комиссии. Созыв комиссии за т. Ворошиловым. Срок работы — недельный». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 4. Л. 80) (12367).

17 марта 1927 г. постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) были созданы Распорядительные заседания (РЗ) СТО СССР. Основной целью организации РЗ являлось создание единого, постоянно действующего центра, занятого исключительно подготовкой народного хозяйства СССР к войне. Перед РЗ стояли задачи координирования деятельности Реввоенсовета, который «формулирует задания наркоматам по обеспечению вооруженных сил и ведению самой войны», и Госплана СССР, занятого экономической подготовкой к войне и интеграцией нужд обороны в перспективные планы развития народного хозяйства.

Возглавлял РЗ председатель СНК СССР и СТО СССР А. И. Рыков. Заседания проводились не реже двух раз в месяц. Первое состоялось 7 мая 1927 г. Количество рассматриваемых вопросов возрастало от заседания к заседанию. Всего за первые 10 месяцев работы РЗ было рассмотрено 170 вопросов, причем 60 из них были посвящены развитию оборонных отраслей промышленности, задачам развития транспорта и связи в целях обороны страны.

Деятельность РЗ СТО продолжалась до конца 1930 г. Постановлением СНК СССР № 126 от 24 декабря 1930 г, РЗ СТО было упразднено и образована специальная комиссия при СНК СССР в составе В. М. Молотова, И. В. Сталина, К. Е. Ворошилова, В. В. Куйбышева и Г. К. Орджоникидзе. (ГА РФ. Ф. Р8418. Оп. 15. Д. 1. Л. 36,4550, 117118; Ф. Р5446. Оп. 1в. Д. 458. Л. 218) (12371).


17 марта 1927 г. — Проект постановления Политбюро ЦК ВКП(б) по докладу наркома по военным и морским делам, председателя Реввоенсовета СССР К. Е. Ворошилова о плане обороны

Проект постановления Политбюро ЦК ВКП(б) по докладу наркома по военным и морским делам, председателя Реввоенсовета СССР К. Е. Ворошилова о плане обороны¹*

17 марта 1927 г.²*

Строго секретно.

Политбюро ЦК ВКП(б) констатирует значительные успехи в деле укрепления вооруженных сил Союза Советских Социалистических Республик, достигнутые за трехлетний период после военной реформы 1924 г.³*

В основном эти достижения сводятся к следующему: создана надежная в политико-моральном отношении, сравнительно обученная армия мирного времени, способная обеспечить развертывание вооруженных сил на случай войны; территориальные формирования оправдали себя и стали успешно справляться с учебно-строевыми и мобилизационными задачами; создан надежный и более или менее подготовленный кадр начальствующего состава всех степеней; достигнуты первые значительные успехи в создании воздушного флота; приведен в порядок морской флот.

Но наряду с этими достижениями необходимо отметить и ряд серьезных недочетов в состоянии обороны страны:

а) еще не изжиты окончательно недостатки материально-бытового и учебно-строевого характера в Красной армии;

б) военная техника далеко отстает от требований обороны страны;

в) мобилизационные запасы не обеспечивают ни в какой мере даже первых месяцев войны.

г) промышленность вообще, и военная в частности, не только в своих «узких» местах (цветметалл, азот и др.) не удовлетворяет потребностей обороны, но и организационно не подготовлена к обеспечению мобилизованной армии;

д) транспорт не обеспечивает своевременных сроков стратегического сосредоточения;

е) народное хозяйство в целом совершенно не приспособлено к работе в условиях войны;

ж) и, наконец, партийные, профессиональные, советские, хозяйственные и общественные аппараты не подготовлены к выполнению задач обороны.

Международная обстановка и возможность военных осложнений на протяжении ближайших лет обязывают в срочном порядке ликвидировать все указанные недочеты, для чего Политбюро считает необходимым провести в жизнь нижеследующее.

I. Армия мирного времени

1. Считать необходимым в течение ближайших трех лет ликвидировать недостатки материально-бытового порядка, препятствующие нормальному развертыванию боевой подготовки. РВС СССР усилить учебно-строевую подготовку Красной армии и военно-техническую и политическую подготовку ее командных кадров. Обратить внимание на устранение тяжелых квартирных условий войск и начсостава и, в частности, совместно с НКТрудом ликвидировать среди начсостава запаса безработицу к 10летию Красной армии.

2. Признавая территориально-милиционную систему важнейшим элементом в строительстве вооруженных сил, РВС СССР принять меры к повышению материального обеспечения тердивизий, усиливая работу над их дальнейшим совершенствованием; обязать все парткомы, исполкомы, профессиональные и общественные организации принять действительное практическое участие в укреплении терсистемы. Оргбюро в двухмесячный срок разработать по этому вопросу исчерпывающие указания.

3. Признать правильным постепенное развертывание национальных частей Красной армии. Дальнейшими задачами считать: обеспечение реальной боеспособности национальных частей и достижение в области их боевой и политической подготовки полной увязки со всей Красной армией.

4. В связи с общим ростом технического уровня в стране продолжать изыскания в области технических средств борьбы, используя для этой работы по возможности все научно-технические силы в стране. Наличие некоторых конструктивных достижений (ручной пулемет, противогаз, модернизованный снаряд, танк, самолеты, авиамоторы и т. п.) и крайне длительные сроки их реализации требуют перехода на массовое производство предметов военной техники, испытанных и принятых на вооружение Красной армии.

5. Придавая особое значение развитию воздушных сил, продолжать их всемерное развертывание на основе растущей и укрепляющейся отечественной авиапромышленности.

6. Учитывая важность обороны морских подступов, принять меры к дальнейшему укреплению морского флота, а также к усилению артиллерийских и прочих средств береговой обороны.

II. Мобилизационная готовность к обороне

7. Признать, что основным фактором подготовки страны к обороне является готовность всего народного хозяйства, в особенности промышленности и транспорта, быстро приспособиться к нуждам и условиям войны. Поэтому главное внимание должно быть обращено на создание органов, которые обеспечат скорейшим и наилучшим образом разрешение указанных задач.

8. Основным руководящим органом по подготовке к обороне всего народного хозяйства и госаппарата считать СТО⁴* (Комиссию обороны⁵*). Ее служебными органами по составлению планов мобилизации и ведения войны в хозяйственном отношении считать: а) специальную комиссию при Госплане, каковую создать из особо доверенных лиц под председательством предГосплана или одного из его замов и б) моборган при Президиуме ВСНХ, который также образовать из особо доверенных лиц.

9. Проведение в жизнь мероприятий по подготовке народного хозяйства к войне не исключает, а предполагает необходимость накопления известного минимума мобилизационных запасов по всем отраслям и видам боевого снабжения.

10. При построении всех мобпланов и накоплении мобзапасов исходить из численности мобилизованной армии в 2,6 млн. чел.

11. Не возражая в основном против 10, 11, 15, 16 и 18 пунктов проекта резолюции т. Ворошилова по его докладу, предложить Комиссии обороны рассмотреть их по существу в полуторамесячный срок (см. проект резолюции т. Ворошилова).

12. Предложить секретарям парткомов, председателям фракций правлений (президиумов) профсоюзов, народным комиссарам и руководителям отдельных учреждений под их личную ответственность в кратчайший срок поставить мобилизационную работу на должную высоту и точно выполнять мобилизационные указания и распоряжения соответствующих руководящих органов.

III. Политическая подготовка к обороне

13. Оргбюро наметить перечень политических вопросов, связанных с обороной страны и работой партии в военное время, поручив ПУРу⁶* совместно с соответствующими отделами ЦК и заинтересованными органами приступить немедленно к их разработке (план мобилизации печати, радио, кино, политкампании по борьбе с дезертирством, бандитизмом и т. д.).

14. В Оргбюро ЦК выделить специальных лиц для руководства мобилизационной работой парткомитетов. Орготделу совместно с ПУРом в двухмесячный срок разработать положение о мобработе парткомитетов. В республиканских, областных, губернских (окружных) парткомитетах закрепить существующие и создать, где не имеется, ячейки для руководства и разработки вопросов политической мобподготовки, увязав эту работу с политорганами.

15. Оргбюро предложить всем партийным, советским и профессиональным организациям оказывать всемерное практическое содействие и полную поддержку развертыванию и углублению работ Осоавиахима⁷* и других общественных организаций, содействующих обороне (ОДР, ВСФК и т. д.). ПУРу совместно с Агитпроп ЦК установить формы объединения и систематического партийного руководства в центре и на местах за деятельностью всех органов, ведающих пропагандой среди населения (Главполитпросвет, профорганы, политорганы и др.) в целях их использования для нужд обороны.

16. ЦК ВЛКСМ совместно с ПУРом разработать план мероприятий по вопросам политической подготовки к обороне организаций комсомола.

17. Обратить внимание всех органов на чрезвычайную секретность настоящих постановлений.

Ворошилов

Примечания:

1* Данных об утверждении проекта нет, но в постановляющей части пункта 18 «О плане обороны» протокола Политбюро ЦК ВКП(б) № 91 от 17 марта 1927 г. говорится: «Для рассмотрения представленного т. Ворошиловым проекта резолюции создать комиссию в составе тт. Ворошилова, Рыкова, Сталина, Куйбышева, Орджоникидзе и Толоконцева. В случае отсутствия разногласий, предоставить комиссии право окончательного утверждения проекта резолюции от имени Политбюро, с внесением в Политбюро лишь в случае требования одного из членов комиссии. Созыв комиссии за т. Ворошиловым. Срок работы — недельный». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 4. Л. 80).

2* Дата рассмотрения проекта на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) (протокол №91).

3Военная реформа 1924 г. была проведена по решению февральского (1924 г.) пленума ЦК РКП(б) с целью укрепления вооруженных сил, сокращения их численности в соответствии с условиями мирного времени и экономическими возможностями страны. В результате реформы был принят кадрово-территориальный принцип строительства вооруженных сил, подвергнута коренному пересмотру организационно-штатная структура армии, ликвидирована многотипность штатов и созданы единые организационные формы, осуществлен переход к регламентированной системе комплектования армии, обновлен командный состав, реорганизована система снабжения, заложена плановая система боевой подготовки, перестроена система политической подготовки, начато техническое переоснащение вооруженных сил. В области подготовки кадров предусматривалось создание военных школ с 34годичным сроком обучения, было создано 6 академий для подготовки старшего и высшего военного состава. Также было развернуто формирование национальных частей и соединений. Важнейшим мероприятием было введение единоначалия как наиболее целесообразной формы управления войсками. Военная реформа носила многоплановый характер и затронула все сферы деятельности вооруженных сил.

4Совет труда и обороны (СТО) при Совете народных комиссаров СССР был образован постановлением СНК СССР от 17 июля 1923 г. в соответствии с решением 2й сессии ЦИК СССР. Состав СТО СССР назначался Совнаркомом СССР. СТО СССР составлял хозяйственные и финансовые планы, корректировал их в соответствии с экономической и политической обстановкой, руководил работой наркоматов в области хозяйственных и оборонных мероприятий, ведал рассмотрением вопросов обороны страны и принятием мер по улучшению военного дела. СТО СССР издавал обязательные для всех центральных и местных органов власти постановления, распоряжения и инструкции, рассматривал вопросы управления и финансирования различных отраслей народного хозяйства. СТО действовал на правах комиссии СНК СССР, для обеспечения текущей работы пользовался рабочим аппаратом СНК СССР. 28 апреля 1937 г. был упразднен постановлением ЦИК СССР, его функции были переданы Экономическому совету при СНК СССР.

5* 12 февраля 1927 г. постановлением СТО СССР была образована Комиссия обороны, к которой перешли полномочия комиссии А. И. Рыкова. Комиссия была образована в составе Рыкова, Рудзутака, Ворошилова (с заменой Бубновым), Куйбышева, Брюханова, Уншлихта, Менжинского (с заменой Ягодой), Орджоникидзе, Кржижановского, Микояна и Цюрупы. Комиссии предоставлялось право окончательного решения вопросов обороны от имени Совета труда и обороны. Комиссия должна была собираться не реже одного раза в месяц. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 621. Л. 11).

6Политическое управление РККА (ПУР, ПУ РККА) центральный орган военного ведомства, ведавший вопросами политического руководства и воспитания РККА. Предшественником ПУ РККА являлось Политическое управление РВС Республики, образованное в 1919 г. 28 марта 1924 г. в связи с общей реорганизацией центрального военного аппарата Политическое управление РВС СССР (ПУР) было переименовано в Политуправление РККА, однако в тексте документов длительное время употреблялось прежнее сокращенное наименование (ПУР). Положение о ПУ РККА, объявленное приказом РВС СССР от 7 апреля 1928 г., утвердило в его составе отделы: организационно-распределительный, мобилизационный, информационно-статистический, агитационно-пропагандистский и печати. ПУ РККА работало на правах отдела ЦК ВКП(б), которому подчинялось в партийном отношении.

7Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству (Осоавиахим) — добровольная общественная военно-патриотическая организация, созданная 23 января 1927 г. слиянием Авиахима и Общества содействия обороне СССР. Основными задачами Осоавиахима являлись: развертывание оборонно-массовой работы, содействие развитию авиационной и химической промышленности, распространение военных знаний среди населения и воспитание его в духе советского патриотизма. Общество просуществовало до 1948 г.

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 257. Л. 100—103. Подлинник.

Архив: АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 257. Л. 100-103. Подлинник.

Источник: Становление оборонно-промышленного комплекса СССР (1927-1932). М. 2008, стр. 84-86 (12367).

17 марта 1927 в Ленинграде на з-де Светлана начато пр-во миниатюрных лампочек для карманных фонарей (3960, 107).

17 марта 1927 г. был спущен на воду первый торпедный катер, который назывался Первенец. Его испытания заняли четыре месяца. Командиром катера был И. А. Ананьин. В акте о приемке Первенца комиссия отмечала следующее:

"...Принимая во внимание что данный глиссер является опытной конструкцией, комиссия считает, что ЦАГИ выполнил поставленное ему задание полностью и глиссер, независимо от некоторых недочетов специального военно-морского характера, подлежит приему в состав Морских Сил РККА" (10700).

Авиапромышленность:

С 19 марта по 7 апреля 1927 в НИИ ВВС проходили испытания самолета Р.1.М.5. на деревянных поплавках в Севастополе.

По спецпрограмме гидросамолета (6949, 63).

Жизнь и внутренняя политика:

Между 19 и 25 марта 1927. Из протокола заседания Политбюро № 91, 1927 г.

Об итогах приема в ВУЗы в 1926 году

Сохранить на 1927-28 учебный год в основном систему приема в ВУЗы, установленную в 1926 г., с тем чтобы: 1) как массовый отбор, так и приемные испытания для всех поступающих (кроме окончивших рабфаки) сосредоточить при ВУЗах, упразднив аттестационные комиссии для окончивших школы соцвоса (социального воспитания); 2) отменить броню для детей трудовой интеллигенции и специалистов; 3) отнюдь не придавать приемным испытаниям конкурсного характера (11652).

Внешняя политика:

19 марта 1927 были возобновлены переговоры между СССР и Францией о возвращении довоенных и военных долгов царской России и возмещении ущерба французким владельцам национализированного имущества в СССР (12629).

За рубежом:

19 марта 1927 в штате Вашингтон мясник обнаружил в желудке цыпленка шесть самородков золота (4962).

Другие оборонные отрасли:

20 марта 1927 года ЛМЗ получил заказ на модернизацию девятнадцати 6/45-дюймовых установок с увеличением угла вертикального наведения до +60. Модернизированные орудия имели ряд отличий от опытного образца (с вертикальным наведением +60). Так, вертикальное наведение производилось с помощью электродвигателя, через муфту Дженни, а горизонтальное по-прежнему вручную. Установка имела башнеподобный щит. Передний и боковые листы имели толщину 50 мм, а крыша и шельф 25 мм.

При раздельном заряжании оно производилось вручную при углах до +15. При унитарном патроне заряжание производилось при помощи механического досылателя при угле +22. Установка орудия на угол заряжания производилась автоматически при помощи специального механизма (3861).

Авиапромышленность:

21 марта 1927 в НИИ ВВС закончились предварительные испытания в НИИ ВВС самолета Р7-БМВVI Е=6, которые проходили с 11 марта 1927.

Задание начальника УВВС от 31 декабря 1929 года

Начато испытание 11 марта 1930 года

Закончено испытание 21 марта 1930 года

Самолет сдан ЦАГИ 23 марта 1930 года

Самолет Р-7 с мотором БМВ VI № 16524-500 НР

Назначение самолета – разведчик и легкий бомбардировщик

Самолет металлической конструкции, одномоторный, двухместный

Заключение НИИ:

Данные потолка и горизонтальной скорости на 3000 м не удовлетворяют техническим требованиям:

потолок 5500 м вместо 6500 м;

горизонтальная скорость на 3000 м – 212,5 км/час вместо 240-250 км/час.

Стрелковое вооружение не доработано. Фото- радио, электрооборудование и бомбосбрасыватели не установлены.

………………(6951, 105-110).

21 марта 1927 ГАЗ-2 и ГАЗ-4 были объединены в одно предприятие - будущий 24 завод им. М.В.Фрунзе (80,413).

21 марта 1927 г. ГАЗ-2 и ГАЗ-4 объединили в одно предприятие с оригинальным названием «Объединенный госавиазавод № 2 и № 4 имени Фрунзе». 1 октября того же года все заводы получили новые номера. «Объединенный» завод стал заводом № 24, ГАЗ-6 переименовали в завод № 26, ГАЗ-9 — в № 29 (11852).

Другие оборонные отрасли:

21 марта 1927 вступил в строй флота советский легкий крейсер ''Червона Украина'' (4963 ).

Жизнь и внутренняя политика:

21 марта 1927 в Киеве вышел первый номер украинской “Литературной газеты” (4962).

Авиапромышленность:

С 22 марта по 28 апреля 1927 НИИ ВВС принял участие в статических испытаниях самолета У.2. М.11. ГАЗ № 1 (6949, 65).

22 марта 1927 НК УВВС передал в ОСС ЦКБ (Н.Н.П.) новые ТТ на ночной бомбардировщик ТБ-2 2ЛД 450 (по старой номенклатуре Л2-2ЛД) (2275).

22 марта 1927 ОСС ЦКБ (Н.Н.Н.) переслал в Техсовет все расчеты по самолету П-2 М-6 (корпусного разведчика на основе переходной машины П-1 БМВ-3а) были и они были утверждены им, а затем НК УВВС 14 апреля (2275).

22 марта 1927 г. все расчеты по П-2 переслали в Технический совет, а 14 апреля - в НТК УВВС. НТК признал целесообразным из строящейся серии в 10 штук самолетов П1-БМВ4 две машины построить с вооружением и съемными моторными установками под моторы БМВ-4 и М-6 с тем, чтобы создание и испытание этих самолетов были произведены под наблюдением ЦКБ Авиатреста (10667).

22 марта 1927 года был составлен протокол № 2 комиссии по испытанию самолета МР-1 на поплавковом шасси. Произведено два полета (6911).

Другие оборонные отрасли:

22 марта 1927 г. письмом № 51225/12Я5 АК предписал КБ Арткома составить общие проекты 122-мм корпусной пушки, 203-мм гаубицы АРГК и 152-мм пушки АРГК. Руководителем работ по проектированию 203-мм гаубицы был А. А. а после его смерти А. Г. Гаврилов (3861).

22 марта 1927 года в Грозном возник пожар, который привлек самое пристальное внимание И.Сталина, а все сведения об этом происшествии были строжайше засекречены. О том, что происходило, известно лишь из сообщений исполняющего обязанности полномочного представителя ОГПУ Александра Кауля по прямому проводу из Ростова в Москву:

«1. В 14 часов 30 минут вспыхнул резервуар с бензином на керосиновом заводе №1, по предварительным данным, от игры с огнем детей. К настоящему моменту сгорело 15 резервуаров, всего погибло 2 млн пудов нефтепродуктов, в том числе около 1 млн — бензина. Под большой угрозой находится керосиновый завод №1, земляной резервуар около 600000 пу­дов нефти и желдорстанция.

2. Втянут в охрану в противопожарном отношении весь гарнизон, антипожарные силы «Грознефти», вольные дружины. Из Баку и Петровска вызваны экс­тренные пожарные поезда. Из Владикавказа переброшено 1000 красноармейцев...

3. Мною запрошен Грозный о необходимых дополнительных воинских и антипожарных силах.

4. В Грозном создана чрезвычайная пятерка и специальная транспортная тройка. Меры охраны против перекидок на новые места и меры следствия приняты».

В первоначальную версию поджога резервуара детьми, очевидно, не поверили, и потому А.Кауль докладывал об отбытии на место происшествия поезда с руководителями дорожно-транспортного и контрразведывательного отделов северокавказского полпредства ОГПУ: «Через час экстренным выезжает в Грозный секретарь крайкома тов.Комиссаров, нач. ДТО ОГПУ Мамендос и нач. КРО Николаев с группой для руководства последним следствием и выяснением причин и обстановки. По имеющимся данным, взорвавшиеся резервуары охранялись вольнонаемными сторожами, несмотря на наши неоднократные указания «Грознефти» передать их также под нашу охрану. Район резервуара и керосинового завода в антипожарном отношении из всех мест промыслов в худшем положении, несмотря на неоднократные же наши указания «Грознефти», которые беспечно ею пока не реализованы... О жертвах пока установленных данных нет, кроме как о 8 человеках с ожогами. В городе спокойно, меры борьбы с провокационными слухами и другими возможностями использования антисоветскими элементами положения приняты».

В 10 часов утра 23 марта А.Кауль сообщал: «Пожар продолжается. Положение по-прежнему угрожающее. Центр внимания — на неф­тяной пруд, от которого в данный момент зависит существование 1-го нефтяного завода. Принимаются героические меры, тушение горящего резервуара крайне затруднительно ввиду большой силы огня и невозможности приблизиться. Рабочие и мобилизованные силы с прежней энергией продолжают тушение. Из Грозного высылаются дополнительные войсковые части... Количество жертв выяснить не представляется возможным. Пока сгорело 18 резервуаров. Приняты меры к перекачке нефти и бензина из уцелевших резервуаров. Решающий поворот о пожаре выяснится через 8—10 часов».

Вечерние новости из Грозного по-прежнему не внушали оптимизма: «Пожар без перемен,— докладывал А.Кауль.— По данным «Грознефти», убытки таковы: сгорело 19 больших резервуаров, 17 малых. Всего сгорело 1300000 пудов (видимо, имеются в виду нефтепродукты. — Прим. ред.), из них бензину — 800000 пу­дов, керосину — 300000 пу­дов, газолину — 50000 пу­дов. Нефти — 1500000 пудов. Получивших тяжелые ожоги — 9 человек. Цифры убытков требуют проверки. Дальнейшее донесу».

И лишь вечером 24 марта пришло сообщение о завершении бедствия: «С 2 ча­сов 24 марта огонь резко пошел на убыль. В 5 часов 30 минут пожар полностью ликвидирован».

Однако самым удивительным оказалось донесение северокавказского полпредства ОГПУ о причинах пожара: «Результаты предварительной агентурно-следственной разработки: четырехлетний мальчик счетовода «Грознефти» Погоняйлова направился со спичкой и палочкой к бензинному резервуару, находящемуся в 3 саженях от своей квартиры, обмакнув палочку в лужице бензина, образовавшейся благодаря течи резервуара, зажег, и вспыхнул огонь, охвативший резервуар. Прибывшая через пять минут пожарная команда уже была не в состоянии ликвидировать распространившийся огонь. Один из рабочих, стаскивая крышу с сарайчика Погоняйлова, обнаружил там маленькие по форме бомбы (считаем условно) с капсюлями в количестве 6 штук. Бомбы рабочий передал нам. Ни один военспец подобных бомбочек не видел и вообще не может определить их свойства. Погоняйлов арестован. Интенсивное следствие и агентурная работа продолжаются» (11705).

22 марта 1927 г. Постановление СНК СССР о комиссии по строительству при СТО СССР (прот. 208, п. 7) (ГА РФ. Ф. Р?5446. Оп. 1. Д. 25а. Л. 16) (12415).

За рубежом:

22 марта 1927 войска Национально-Революционной партии Китая взяли Шанхай (4962).

Авиапромышленность:

23 марта 1927 года был составлен протокол № 2 комиссии по испытанию самолета МР-1 на поплавковом шасси. Произведен один полет (6911).

23 марта 1927 журнальным постановлением N 53с 2 Секция НТК УВВС одобрила бомбодержатели ДЕР-5, ДЕР-6 и ДЕР-7, монтировка и испытание которых на самолете Р-1 М-5 была выполнена ОСС ЦКБ (Н.Н.П.) и допустила их на серийное снабжение (2275).

За рубежом:

23 марта 1927 к Hawthorne Cray установил рекорд высоты подъема на аэростате и достиг 24.4 тыс. футов (2100).

Авиапромышленность:

24 марта 1927 года был составлен протокол № 2 комиссии по испытанию самолета МР-1 на поплавковом шасси. Произведен один полет на скороподъемность и потолок (6911).

24 марта 1927 г. был образован объединенный моторостроительный завод №24 им. М.В.Фрунзе (ныне ММПП "Салют") (6395).

Другие оборонные отрасли:

24 марта 1927 г. объединенному заводу - заводу (ГС Завод № 234 НКОП, НКАП, Электромеханический завод «В. Савельев и К°», Товарищество «БИП и Савельев», АО Соединенных электромеханических заводов, Государственный электромеханический завод «Красный октябрь», Ленинградский государственный машиностроительный завод «Красный Октябрь» НКТП, НКОП, НКСМ, Государственный электромеханический и подъемных сооружений завод «Красный Октябрь» /г. Петербург, г. Петроград, г. Ленинград/), который в марте 1927 г. был переведен на площадку ЛОГАРЗ и объединен с ним присвоено название «Красный Октябрь». В 1928 г. Государственный электромеханический и подъемных сооружений завод «Красный Октябрь» вместе с Ленинградским государственным объединением заводов гальванических элементов и радиобатарей вошел в состав Северо- Западного АО помощи местной электрификации «Электропомощь». В 08.1929 г. завод вошел в состав треста «Тремасс» (с отнесением к металлопромышленности). В 05.1930 г. завод передан в ведение треста точного и среднего машиностроения, в 1931 г. - ВОИП ВСНХ, в 1933(2) г. - Спецмаштреста НКТП, в том же году переименован в Ленинградский государственный машиностроительный завод «Красный Октябрь».131 В 1936 г. вошел в состав ГУВП НКТП.

В 1929 г. совместно с заводом «Промет» начато освоение производства мотоциклов.

В 1931 г. производство подъемников, тельферов, лебедок передано в специализированные Северо-Западные железнодорожные мастерские. До 1932 г. выпускал запчасти для тракторов, затем переведен на выпуск деталей для танков (завода им. Ворошилова) и ремонт двигателей М-5 для ХПЗ.

По пр. № 09с от 23.01.1937 г. Ленинградский государственный машиностроительный завод «Красный Октябрь» передан в ведение 8ГУ НКОП, Устав завода утвержден приказом № 52 от 4.02.1937 г. По пр. № 60с от 17.02.1938 г. переименован в завод № 234 8ГУ. В 02.1939 г. передан из 8ГУ НКОП в НКСМ, по приказу № 394с/175с от 5.08.1940 г. передан в ведение ЗГУ НКАП.

В 1940 г. в состав завода влит Ленинградский граммофонный завод № 1 и завод «Ленпишмаш». К началу войны завод размещался на четырех площадках: площадка бывшего завода «Красный Октябрь» у Флюгова пер. и пр. К. Маркса; площадка бывшей фабрики роялей (Кушелевка); площадка № 3 бывшего завода «Ленпишмаш» (Лиговка, производство деталей для М-105); площадка граммофонного завода (Обводной канал, 14).

Приказом НКОП № 03с от 25.12.1936 г. оставлено на 1-е полугодие 1937 г. изготовление запчастей к мотору М- 5, затем оно передано на завод № 48. В соответствии с пост, правительства № 1369-534сс от 26.07.1940 г. перепрофилирован на производство авиадвигателей М-105. Являлся дублером завода № 26 НКАП.

По пр. № 200сс от 5.06.1938 г. производство мотоциклов на заводе с 1.01.1939 г. переведено на конвейерную сборку.

По пр. № 293с от 7.08.1938 г. необходимо было сдать в 1938 г. в эксплуатацию: цехи: кузнечный, литейный, деревообделочный; фидерную подстанцию, котельную.

Перед войной строился филиал завода в Ленинграде (возможно, это территория по 1-му Муринскому пр.).

В 08.1941 г. завод № 234 НКАП по приказам № 652сс от 9.07.1941 г. и № 729сс от 22.07.1941 г. эвакуирован в Уфу на площадку завода № 384 НКАП и по приказу № 824сс от 8.08.1941 г. влит в его состав, в связи с чем с 09.1941 г. выбыл из состава действующих.

В годы войны на площадке завода в Лесном действовала Рембаза № 3 ВВС КА.

По приказу № 305с/0350с от 3.05.1944 г. площадка № 3 бывшего завода № 234 передана в НКВМФ, где образован завод № 55.

На двух площадках завода № 234 НКАП в соответствии с приказом НКАП № 584с от 22.09.1944 г. образован Завод № 274 НКАП.

На площадке на Обводном канале после эвакуации завода действовала авторемонтная база Военведа по ремонту танков. В соответствии с пост. ГКО № 6639с от 1.10.1944 г. и приказом № 605с от 23.10.1944 г. здесь организован Завод № 283 НКАП.

Директор (-19.07.1937 г.)- К.Н. Коршунов; и.о. (19.07.1937 г.-)- Т.М. Райцин; (23.07.1937-08.1938 г.-)- И.М. Леухин, (-1939-12.1940 г.)- Н.В. Солодухин, (12.1940-05.1941 г.-)- А.П. Петров.

Зам. директора (-7.09.1937 г.)- Т.М. Райцин, (7.09.1937 г.-)- Н.В. Солодухин.

Гл. инженер (-7.09.1937 г.)- Т.М. Райцин, (7.09.1937-38 г.-)- Н.В. Солодухин, (08.1940 г.-)- П.Ф. Амбросов.

Начальник КБ завода (10.1940 г.-)- И.Н. Маликов.

Производство: оборудование для электростанций (1919-); электроподъемники, электроприборы (1930-е); мотоциклы: первый отечественный Л-300 «Красный Октябрь» (1930-), Л-500, С-1, Л-8, (1930-е); детали к тракторам «Фордзон-Путиловец»; коробки передач для Т-26 (1932), Т-28 (1934), узлы к танкам БТ; авиационный двигатель М-105 (1941-); ремонт авиамоторов М-5, "Liberty-12" (1932-36) (11982).

24 марта 1927 И.В.С., узнав, что в результате пожара в Грозном с 22 по 24 марта, нефть и нефтепродукты, составлявшие двухнедельную добычу «Грознефти», буквально превратились в дым, выступил на Политбюро с докладом о грозненском пожаре и настоял на принятии самых жестких мер. Причем версия о мальчике его явно не устраивала. В решении Политбюро говорилось:

«а) предложить ОГПУ созвать совещание представителей ОГПУ для обсуждения вопроса о борьбе с поджогами и внести к следующему заседанию Политбюро свои конкретные предложения;

б) поручить ОГПУ послать в Грозный своих представителей для обследования на месте причин возникновения пожара».

Ровно через неделю ОГПУ представило обширный план мероприятий по предотвращению диверсий, который утвердило Политбюро. В нем, в частности, говорилось:

«1) для проведения мер борьбы с пожарами, взрывами, авариями и прочими вредительными актами, являющимися как результат диверсии, так и халатно­сти администрации предприятий, а также для постоянного наблюдения и контроля за состоянием охраны противопожарного оборудования и предохранительных установок на складах, заводах и предприятиях государственного значения создать постоянную комиссию при ОГПУ в центре: из представителей Военведа, ОГПУ, ВСНХ, НКПС и ВЦСПС под председательством представителя ОГПУ и на местах, при ПП ОГПУ, — аналогичные комиссии;

2) просить ЦК ВКП(б) путем специального циркуляра по парторганизациям и кампании в прессе разъ­яснить рабочим об опасности, угрожающей делу социалистического строительства от пожаров, взрывов и порчи машинных установок, как в результате диверсии иностранных государств, так и халатного отношения самих рабочих и администрации к делу охраны предприятия, обязать самих рабочих следить за безопасностью предприятия;

3) ввести на всех предприятиях государственного значения персональную ответственность директора за принятие мер по охране предприятия и его отдельных частей, обязав иметь ответственных лиц в отдельных частях предприятия (цеха и т.п.);

4) считать необходимым упразднить вольнонаемную охрану на предприятиях общегосударственного значения, для чего предложить ОГПУ совместно с ВСНХ еще раз пересмотреть перечень заводов и предприятий, выделив из общего числа их имеющие общегосударственное значение для установления на них войсковой или военизированной охраны, количественно и качественно обеспечивающей сохранность объектов.

Признать необходимым передачу охраны предприятий военной промышленности, стратегически важных пунктов и сооружений на железных дорогах, а также особо важных государственных сооружений и предприятий войскам Военведа или войскам ОГПУ с содержанием означенной охраны постановлениями правительства по сметам соответствующих ведомств».

Но главной явно была вторая часть решения:

«1) усилить репрессии за халатность, за непринятие мер охраны и противопожарных средств, привлекая виновных к ответственности как по линии ОГПУ, так и по партийной;

2) приравнять небрежность как должностных, так и всех прочих лиц, в результате халатности которых имелись разрушения, взрывы, пожары и т.п. государственной промышленности, к государственным преступлениям;

3) предоставить право ОГПУ рассматривать во внесудебном порядке вплоть до применения ВМН и с опубликованием в печати дела по диверсии, пожарам, взрывам, порче машинных установок, а также дела, указанные в пп.1 и 2».

Теперь ОГПУ, по сути, получало право считать любую поломку оборудования или еще более мелкое нарушение технологического процесса на производстве актом вредительства и диверсии и приговаривать обвиненного к расстрелу во внесудебном порядке. А нарушения подобного рода можно было без проблем найти на любом советском предприятии. Так что красные директора, на которых возложили персональную ответственность, теперь оказывались рабами ОГПУ и ЦК и не могли даже подумать об участии в оппозиции или позволять инакомыслящим проводить какие-либо собрания или мероприятия на своих фабриках и заводах.

На фоне этой весомой политической победы требование разобраться в истинных причинах грознен­ского пожара как-то позабылось. Ведь что именно представляли собой бомбочки, найденные на чердаке счетовода Погоняйлова, и поджигал ли что-нибудь его мальчик, не имело решительно никакого значения (11705).

Жизнь и внутренняя политика:

24 марта 1927 вышло постановление ЦК ВКП(б) "Вопросы рационализации производства" - сузили понятие от бизнеса в целом к улучшению техники и организации производства. Поставили задачу увязки и сближения деятельности НИИ с практической работой предприятий (423,41).

24 марта 1927 закрыли Саровский монастырь , разогнали и пересажали монахов, а все имущество передали НКВД. НКВД организовало там детскую трудовую коммуну, а потом и ИТК. ЗК построили узкоколейку и небольшой машзавод, который потом стал заводом 550 и во время войны стал делать М-13. 1-2 апреля 1946 завод посетили Ю.Б.Харитон, П.М.Зернов и И.И.Никитин и выбрали его в качестве базы для КБ-11 (2465).

За рубежом:

24 марта 1927 китайские коммунисты захватили Нанкин (Наньцзин) и порвали с Чан Кай Ши (2100).

24 марта 1927 американские и английские корабли обстреливали Нанкин (2443,404).

Авиапромышленность:

25 марта 1927 года был составлен протокол № 2 комиссии по испытанию самолета МР-1 на поплавковом шасси. Произведен один полет (6911).

Жизнь и внутренняя политика:

Между 25 марта и 2 апреля 1927. Из протокола заседания Политбюро № 93, 1927 г.

Вопрос ОГПУ

Утвердить предложения совещания коллегии ОГПУ совместно с полномочными представителями и начальниками отделов о мерах борьбы с диверсией, пожарами, взрывами, авариями и пр. вредительными актами с поправками.

Раздел 1.

1) Для проведения мер борьбы с пожарами, взрывами, авариями и прочими вредительными актами, являющимися как результатами диверсии, так и халатности администрации предприятий, а также для постоянного наблюдения и контроля за состоянием охраны противопожарного оборудования и предохранительных установок на складах, заводах и предприятиях государственного значения создать постоянную комиссию при ОГПУ в центре: из представителей Военведа, ОГПУ, ВСНХ, НКПС и ВЦСПС под председательством представителя ОГПУ — и на местах аналогичные комиссии...

Раздел 2.

1) Усилить репрессии за халатность, за непринятие мер охраны и противопожарных средств, привлекая виновных к ответственности как по линии ОГПУ, так и по партийной.

2) Приравнять небрежность как должностных, так и всех прочих лиц, в результате халатности которых имелись разрушения, взрывы и пожары и т. п. государственной промышленности, к государственным преступлениям.

3) Предоставить право ОГПУ рассматривать во внесудебном порядке вплоть до применения ВМН и с опубликованием в печати дела по диверсии, пожарам, взрывам, порче машинных установок, а также дела, указанные в п. 1 и 2 (раздел 2).

Раздел 3.

1) Запретить прием перебежчиков на заводы военной промышленности, военные склады, ж.-д. транспорт и важнейшие предприятия государственного значения...

2) Установить запретную зону для перебежчиков...

3) Закрыть границу для перебежчиков и принимать их только в исключительных случаях через органы ОГПУ.

4) Поручить НКПС в шестимесячный срок закончить чистку приграничных железных дорог, Белоруссии, Украины и ЛВО от неблагонадежного элемента... (11652).

Внешняя политика

Между 25 марта и 2 апреля 1927. Из протокола заседания Политбюро № 93/71, 1927 г.

О "неделе встречи" русских ученых в Берлине

Поручить ОГПУ установить строгое наблюдение за поведением ученых в Германии (11652).

Авиапромышленность:

26 марта 1927 года был составлен протокол № 2 комиссии по испытанию самолета МР-1 на поплавковом шасси. Произведен один полет на скорость (6911).

26 марта 1927 г. Научный комитет УВВС утвердил общую компоновку двигателя М-14 - развитие М-5. Технический проект сделан в мае — сентябре 1927 г. По сравнению с М-5 увеличен диаметр и уменьшена длина цилиндра, развал доведен до 60° (вместо 45°), усилен и укорочен (вопреки заданию) коленвал, введена новая система зажигания (с магнето), форсирован по оборотам. Первоначально предусматривалось также введение ПЦН. Рассматривался как основной конкурент для двигателя VI2, спроектированного в НАМИ. В процессе изготовления изменена крышка распределительного механизма, введен пороховой самопуск «Фарман». В октябре 1927 г. — апреле 1928 г. изготовлены два опытных образца. На втором экземпляре увеличена степень сжатия.

Заводские испытания с марта 1928 г. В сентябре — ноябре первый экземпляр проходил испытания в НИИ ВВС, завершившиеся аварией. Отмечены течи воды, выкрашивание подшипников, обрывы шпилек. Мотор возвращен заводу для ремонта и доводки. Второй экземпляр представлен на приемочные испытания 4 марта 1929 г. Проходил их в марте — апреле. На 1928/29 г. заводу № 24 давалось задание на опытную серию из 20 М-14, но в декабре 1928 г. было внесено предложение о прекращении работ по этому мотору. Серийно он не строился.

Характеристики:

• 12-цилиндровый, рядный У-образный, четырехтактный, водяного охлаждения;

• мощность 450/480 л.с. (по проекту 450/500 л.с.);

• диаметр цилиндра/ход поршня 130/170 мм (по первоначальному проекту 130/178 мм);

• объем 27,1 л (по первоначальному проекту 28,2 л);

• степень сжатия 6,0 (первоначально 5,4, у второго экземпляра 6,25);

• безредукторный;

• вес 415 кг, позднее доведен до 407 кг.

• Мотор предлагался для использования на самолетах МРТ-1, Л-2, К-5.

• Известен послевоенный двигатель ОКБ-478 под тем же обозначением, ряд модификаций которого выпускается до настоящего времени (11852).

Другие оборонные отрасли:

26 марта 1927 Артиллерийский комитет утверждает разработанные ПКБ «Временные технические условия на прием ручных пулеметов Дегтярева» (12221).

Авиапромышленность:

27 марта 1927 г. Авиатрест стал ходатайствовать перед НТК УВВС и НИИ ВВС об организации и проведении экспериментальные исследования штопора на И-1. Соглашение об этом было достигнуто и началась подготовка самолета И1-М5 № 2894 (10667).

Внешняя политика:

27 марта 1927 Коминтерн выступил с призывом к трудящимся и угнетенным народом мира подняться на борьбу в защиту китайской революции (3186).

Авиапромышленность:

28 марта 1927 года 1 секция НТК УВВС дало задание № 29429 на испытание самолета Р1-М5 в качестве бомбардировщика (6950).

К 28 марта 1927 г. была готова хвостовая часть фюзеляжа дублера АНТ-4, изготовлены лонжероны центроплана и стабилизатора, собрана ферма носовой части, завершалась обшивка консолей гофрированным листом. Но моторы "Лоррэн-Дитрих" пользовались невысокой репутацией: потребляли много горючего и масла, были плохо уравновешены и вызывали на самолетах сильные вибрации. Покупали их в основном из-за низкой цены. 19 апреля 1927 г. НТК предложил ЦАГИ рассмотреть возможность установки на самолете новых немецких двигателей BMW VI. На высоте они могли развить мощность до 600 л.е., что позволяло несколько улучшить летные данные. Кроме того, намечался выпуск моторов BMW VI по лицензии, а это решало проблему зависимости от импорта.

В АГОС провели предварительные расчеты, и в июне на заседании НТК Туполев доложил о новом варианте проекта АНТ-4. Большая тяга позволяла поднять боевую нагрузку при сохранении или даже некотором повышении скорости и потолка. Туполев пообещал скорость 196 км/ч на высоте 2350 м и практический потолок в 4700 м. Было принято решение строить "дублер" с немецкими двигателями (12001).

28 марта 1927 года был составлен протокол № 2 комиссии по испытанию самолета МР-1 на поплавковом шасси. Произведен один полет на скорость (6911).

C 28 марта по 28 мая 1927 провели испытания прибывших в Ленинград и собранных на Комендантском аэродроме бомбардировщиков Юнкерс C.30 (Юг-1) (N 930, 932, 934-936, 938, 940, 942, 943, 945, 946, 948), которые в марте-августе 1926 по немецким данным сдавались заказчику - ВВС СССР и были специально изготовлены в Дессау и завершены на заводе в Лимхамне в Швеции. Приемочную комиссию возглавлял В. С. Вахмистров из НИИ ВВС. В число членов комиссии входили С. А. Шестаков, И. Т. Спирин, А. К. Запанованный. Фирму "Юнкере" представлял инженер Волковицкий (3224,10).

Авиапромышленность:

29 марта 1927 года был составлен протокол № 2 комиссии по испытанию самолета МР-1 на поплавковом шасси. Произведен один полет на скороподъемность и потолок (6911).

За рубежом:

29 марта 1927 в провинции Онтарио (Канада) отменен “сухой закон”, вместо которого введен правительственный контроль за торговлей алкоголем (4962).

Авиапромышленность:

30 марта 1927 года закончились гос. испытания головного серийного самолета И.1, которые проходили с 18 февраля 1927.

18 февраля 1927 года предъявлен головной серийный самолет И.1.

По 30 марта 1927 года выполнены испытания по программе, утвержденной Н.К.

Комиссией отмечен ряд недостатков конструктивного и эксплуатационного характера.

По заключению комиссии НИИ самолет И.1 не устойчив в продольном направлении, что связано с неправильной центровкой его …………………….. В качестве истребителя самолет использовать невозможно.

30 марта 1927 года при испытании на фигурные полеты летчиком Шараповым, самолет, введенный в штопор не мог быть выведен летчиком и разбился.

Повторное испытание на штопор, произведенное на другом самолете этой же серии летчиком Громовым 23 июня 1927 года дало те же результаты: самолет из штопора не вышел (6924, 108-109).

30 марта 1927 года при испытании на фигурные полеты летчиком Шараповым, самолет И.1, введенный в штопор не мог быть выведен летчиком и разбился.

30 марта 1927 года был составлен протокол № 2 комиссии по испытанию самолета МР-1 на поплавковом шасси. Произведен один полет на маневренность в воздухе (6911).

30 марта 1927 А.Шарапов попал на И-1 в плоский штопор, разбил самолет, но сам остался в живых (1774,43).

30 марта 1927 г. результаты работы макетной комиссии утвердили на заседании Технического совета Авиатреста Новый самолет получил обозначение П-2 или П2-М6 (10667).

30 марта 1927 г. летчик Шарапов проводил очередное испытание И1-М5 № 2891 на штопор после выполнения 1 комплекса фигур высшего пилотажа. Попытки вывести из него самолет ни к чему не привели, более того, машина перешла в плоский штопор. Шарапов не мог покинуть самолет, так как парашюты при проведении летных испытаний у нас в то время не применялись. И-1 ударился о склон невысокого холма, но летчик остался жив. При расследовании аварии выдвигались возможные предположения о задней центровке, о недостаточной площади оперения, однако истинная причина так и не установлена. Отчет о летных испытаниях И1-М5 дописывало Громовым и Козловым после аварии Шарапова. Поэтому, приведя в нем в целом положительные характеристики самолета, летчики написали: “...В воздухе самолет строг, имеет особенности, требует большого внимания. ВВС принял решение отказаться от дальнейших работ над И1-М5 (10667).

30 марта 1927 г. летчик-испытатель НОА Андрей Шарапов не смог вывести И-1 из плоского штопора. Самолет был разбит, а пилот чудом остался жив. Эта серьезная авария повлияла на характер заключения по испытаниям, подписанного Михаилом Громовым и Иваном Козловым в апреле 1927 г: «Самолет И-1 в продольном направлении неустойчив. Эта неустойчивость незначительна и не во всех элементах полета обнаружена... Эта неустойчивость по нашему мнению существует от неправильного расположения центра тяжести (слишком отнесен назад). В полете выявление неправильной центровки было обнаружено в следующих случаях: зависание на петле, на одинарном перевороте, давление на ручку при выполнении петли. Исходя из вышеизложенного, можно сказать: в воздухе самолет строг, имеет особенности, требует большого внимания, осторожности, большой тренировки на скоростных самолетах и полетных способностей от летчика. По причине вышеуказанных недостатков самолет И-1 как истребитель использовать невозможно».

Несмотря на столь жесткое заключение, руководство ВВС решило оставшиеся серийные самолеты довести до летного состояния, опробовать в воздухе и использовать в дальнейшем для тренировок. Полеты продолжили, и вскоре получили еще один отрицательный результат, после того как предложили летчику Громову провести на И-1 штопорные испытания. Выбор пилота оказался не случаен — еше в январе он на разбившейся впоследствии машине благополучно выполнил по 8 витков штопора в каждую сторону. Командование, надеясь на опыт и мастерство Громова, тем не менее, обязало его взять в полет парашют системы «Ирвин» (12295).

30 марта 1927 состоялось заседание Техсовета Авиатреста (Протокол 23) и рассмотрели вопросы: 2. О статиспытаниях металлических поплавков - согласились; 3. Об утверждении макета П1-М6 - решили доработать; 4. Информационный доклад Зав. ОСС Н.Н.П. о работах по металлическим лонжеронам - приняли к сведению; 4. О взаимоотношениях НИ и в деле опытного строительства - просили НК УВВС дать коррективы к плану (2279).

ПРОТОКОЛ № 23

ЗАСЕДАНИЯ ТЕХНИЧЕСКОГО СОВЕТА от 30 марта 1927 г.

Председатель: МАКАРОВСКИЙ

Члены: ГЛУШКОВ, ХАРЛАМОВ, АКАШЕВ

Присутствуют с совещательным голосом:

От НК - ИЛЬЮШИН,

От Авиатреста - РУБЕНЧИК

От ЦКБ - ПОЛИКАРПОВ, БЕССОНОВ, ОЛЬХОВСКИЙ, ВИГАНД, ЯРОВИЦКИЙ, КОЧЕРЫГИН

Ученый Секретарь КАЛИНИН

Слушали

Постановили

1. О работе Техсовета в связи с обнаружившимися дефектами выполнения Научными институтами заданий

1/ Просить Правление Авиатреста обратиться к Председателю Коллегии НТУ тов.Свердлову с просьбой о соответствующем содействии, указав, что представители Научных Институтов в Техническом Совете не дают проработанныз Заключений и не аккуратно посещают заседания Совета и назначенных им Комиссий, что срывает работу последнего. Копию указанного письма направить ГУМП и НК УВВС.

2./ Представленные ОМОС ЦКБ материалы по самолету МРЗ, направить в ЦАГИ с просьбой к Институту дать по ним свое заключение вне зависимости от того находятся ли в наличии Члены Технического Совета, представителя от ЦАГИ или отсутствует.

П. О сттических испытаниях металлических поплавков конструкции инж. Мюнцеля.

Тов. Поликарпов докладывает, что по просьбу ООС ЦКБ представленные инж. Мюнцелем расчеты металлических поплавков получены и после проверочных расчетов ООС ЦКБ полагает, что некоторые элементы поплавкового шасси не удовлетворяют нормам прочности НК УВВС и считает необходимым для окончательного выявления степени прочности пригласить т.т. ? и Андреева провести статические испытания стержней и узлов.

Равным образом, ввиду некоторых дефектов выполнения и конструкции поплавков представляется необходимым, также в согласии с мнением указанных выше экспертов, произвести испытание поплавков на водонепроницаемость, путем заполнения водой отсеков. Поплавки сами по себе можно считать достаточно прочными.

I/ Просить НК УВВС срочно выяснить вопрос о допустимости степени прочности поплавкового шасси на случай И м /посадка на нос/, соответствующей 7-кратно и нагрузке.

2/ При утвердительном разрешении указанного в пн. 1-м вопроса произвести статические испытание стержней и узлов половины шасси. Элементы и части, не обходимые для статических испытаний срочно изготовить вновь.

3/ Со всеми выводами докладчика по поводу уже осуществленной конструкции поплавков согласиться.

Ш. Об утверждении макета самолёта П1-М6

Тов.Поликарпов докладывает Совету, протокол Комиссии НК УВВС по осмотру макета от 5/Ш-с.г. и расчеты и чететежи самолета П1 с мотором М6, оборудованием и вооружением.

1/ Отметить, что материалы и проектные чертежи данного самолета с вооружением представлены в срок, установленный планировкой.

2/ Макет, осмотренный комиссией НК УВВС 5/Ш-с.г. утвердить с замечаниями, как это сформулировано в протоколе указанной комисии и представленные расчеты, характеристики, летные качества - утвердить.

3/ Принимая во внимание, что для данного самолета предназначается мотор М-6, не строящийся в серии, признать желательным строить его предусмотрев съемную моторную установку для мотора ?

4/ Просить Правление Авиатреста выяснить возможности постройки двух машин - одной для ?, а другой под мотор, разработав рабочие чертежи.

1У. Информационный доклад 3аведующего ОСС тов.Поликарпова о работах по металлическим лонжеронам.

Тов. ИЛЬЮШИН указывает на желательность замены существующей дужки крыла самолета Р1 дужкой с более высоким профилем.

Тов. ХАРЛАМОВ высказывает пожелание чтобы результаты работ по металлическим лонжеронам были использованы в будущем операционном году при постройке серийных самолетов.

1/ Отметить, что была проведена большая организационная работа. Просить продолжить ведущуюся работу по металлическим самолетам в соответствии с установленными сроками, принимая все меры к их сокращению, чтобы результаты использовать при постройке серийных самолетов

2/ Просить Авиатрест поставить перед работниками ОСС вопрос о дальнейшей работе по конструированию и прежде в сего в отношении производства коробки крыльев

У. О взаимоотношениях Научных Институтов и Авиатреста в деле опытно строительства.

Тов. Макаровский оглашает Постановление Главметалла и УВВС по вопросу об участии институтов НАМИ и ЦАГИ в деле опытного авиастроиительства, препровожденное с прочитанными материалами Авиатреста к исполнению при предписании ГУМПа от 7/Ш с.г. за № 694/52-с /вх. №1878/г-1/

5 Просить НК УВВС дать коррективы к плану опытного строительства.

Вопрос детально рассмотреть в закрытом заседании Технического Совета.

У1. прстокола заседания , Совета от 16/Ш-с.г.

6. Утвердить

(2279).

30 марта 1927 Авиатрест принял завод ГАЗ-7 для производства металлических самолетов - б. автомобильный Русобалт - концессию Юнкерса (2379).

30 марта 1927 г. филевский завод вошел в состав Авиатреста как государственное предприятие ГАЗ № 7, а вскоре получил обозначение авиазавод № 22. Первая его производственная программа предусматривала выпуск в 1927-28 гг. 50 АНТ-3 и 2 ТБ-1. На практике первых два серийных ТБ-1 сдали в 1929-м году. Начало серийного производства сопровождалось значительными проблемами. ЦАГИ подготовил до 6000 рабочих чертежей, в которых нашлось достаточное количество неувязок. Для решения многочисленных возникавших вопросов на завод направили одного из основных создателей машины В.М. Петлякова. Присутствие ответственных представителей разработчика на серийном заводе во время освоения нового самолета себя оправдало и позднее стало распространенной практикой. Как и ожидалось, много проблем возникло с поставкой материалов. Лишь дюралевых заготовок, листа и полуфабрикатов на один самолет требовалось около 3 т. Действовавшая система выполнения работы “во что бы то ни стало” и в кратчайшие сроки создавала много нервозности и приводила к появлению брака. Тем не менее, к 1930 г. обстановка на заводе, в основном, нормализовалась, и плановые задания начали выполняться. В 1931 г. выпуск ТБ-1 достиг пика, но тогда же эту машину стал постепенно вытеснять более сложный ТБ-3. В следующем году выпуск ТБ-1 прекратили.

Год

1929

1930

1931

1932

Итого

Кол-во (экз.)

2

66

146

2

216

Все серийные номера ТБ-1 шли по возрастающей, начиная с 601 и до 817 (11286).

Жизнь и внутренняя политика:

30 марта 1927 был освобожден заместитель патриарха митрополит Сергий, арестованный в 1926, который ради выживания РПЦ призвал верующих к сотрудничеству с Советской властью (3908,324).

Авиапромышленность:

31 марта 1927 года был составлен протокол № 2 комиссии по испытанию самолета МР-1 на поплавковом шасси. Произведен один полет на скорость по мерной дистанции (6911).

31 марта 1927 произошла катастрофа ДИ-1 Н.Н.П. из-за срыва фанерной обшивки (80,126).

31 марта 1927 г. в НИИ ВВС закончились испытания И-1 № 2891, которые проходили с 28 февраля. После установки дополнительного оборудования полетный вес возрос до 1500 кг. Кроме Громова на И1-М5 летали Козлов, Шарапов, Шалимо. В отчете о летных испытаниях отмечалось, что в спокойной атмосфере до высоты 4500 м самолет ведет себя нормально, выше наблюдается некоторая неустойчивость в продольном и путевом направлении. Об этом летчики Громов и Козлов так написали в отчете: “Эта неустойчивость незначительна и не во всех элементах полета обнаружена”. Согласно отчета:

“Штопор правый. Самолет входит в штопор неохотно. Быстрее входит в штопор, если скорость сильно потеряна и нос самолета сильно задран. Первый виток

делает плавно, медленно, со второго витка вращение начинается быстрее и продолжается без ускорения. Само вращение несколько неравномерное (полвитка быстрее, полвитка медленнее). В правую сторону штопор делался летчиками Громовым 8 витков и Козловым 6 витков, причем выход из штопора происходил нормально.

Во время самого штопора давление на рычаги управления было нормально. Положение рычагов управления во время штопора было у обоих летчиков следующее: ручка до отказа на себя и правая нога до отказа. Выход осуществлялся следующими способами: у т. Громова - ручка нейтрально, немного от себя, нога не полностью дана левая, самолет сделал 3/4 витка и прекратил вращение; у т. Козлова ручка была дана нейтрально, немного от себя, и ноги нейтрально. Самолет сделал полвитка и прекратил вращение.

...Штопор левый. Самолет входит в штопор очень неохотно и штопорит более вяло, чем в правую сторону. Выходит нормально. Положение рулей во время самого штопора и при выходе было аналогичное с правым штопором. После прекращения вращения как в правую, так и в левую сторону, выбирать ручку для выхода из пикирования необходимо медленно, не сразу, в противном случае самолет может резко выскочить из пикирования, причем получаются большие нагрузки. В остальном выход из штопора не отличается от выходов на самолетах, принятых на вооружение”.

Летчикам не нравилась особенность выполнения виражей. Если правый вираж “ничем не отличается от виражей на самолетах, существующих на вооружении”, то при выполнении левого виража приходилось ручку управления отжимать немного от себя. По-видимому, в этом проявилась несимметричность самолета, вызванная разным углом установки консолей крыла для парирования момента реакции винта. Неравномерность поведения машины на вираже свидетельствовала о некоторой неустойчивости по рысканью, более заметной, чем по тангажу.

Но в целом серьезных замечаний к пилотажным качествам машины не было. Указывалось, что планирует самолет нормально, посадка проста (10667).

Другие оборонные отрасли:

31 марта 1927 г. Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б) № 93. 2. Доклад комиссии Егорова (ПБ от 17 марта 1927 г., пр. № 91, п. 4) (Ворошилов, Егоров, Карахан) [военные вопросы]. — ОП. Опросом членов ПБ. 39. Постановление СТО от 26 марта 1927 г. (пр. № 320, п. 17) о включении в состав Комиссии обороны члена Президиума ВСНХ СССР, начальника ВПУ Толоконцева А. Ф. (Политбюро... Т. 1. С. 529, 530) (12416).

31 марта 1927 г. приказом по ВМС РККА было объявлено "Положение о порядке составления и утверждения проектов кораблей, отдельньис устройств и механизмов и капитального переустройства (модернизации)". Согласно этому "Положению" Учебно-строевое управление УВМС устанавливало оперативные задания для проектирования, включавшие "общий оперативный замысел использования и тактические задания". На основе этих заданий НТК УВМС в два этапа (с промежуточным согласованием) разрабатывал эскизный проект корабля с основными расчетами по остойчивости, плавучести, ходовым качествам и с предложениями по проведению дополнительных мероприятий и исследований.

Эскизный проект, обладающий достаточной "полнотой для выработки технических заданий, необходимых при составлении общего проекта", вместе с оперативным заданием утверждался начальником ВМС (наморси) РККА. После утверждения НТК разрабатывал технические задания, а Техническое управление УВМС выбирало исполнителя (конструкторское бюро и завод) и, составив ориентировочные производственные, сроковые и финансовые планы, оформляло предварительный наряд на составление общего проекта и постройку корабля.

Конструкторское (или, как тогда называли, техническое) бюро госпромышленности составляло общий проект и передавало чертежи заводу для их воплощения в металле. ТехупрУВМС контролировал выполнение работ промышленностью через соответствующие комиссии по наблюдению за проектированием и постройкой. Готовый корабль принимался Постоянной комиссией по испытаниям и приемке вновь построенных и капитально отремонтированых кораблей, утвержденной Реввоенсоветом СССР 12 мая 1932 г. вместо отдельньис местных и временных комиссий. Приемный акт утверждался наморси РККА, после чего корабль вступал в состав морских сил соответствующего театра.

Первым председателем Постоянной комиссии был назначен А. К. Векман, бывший офицер с большим плавательным стажем, командным и военным опытом. Вообще при создании комиссии ее предполагалось комплектовать исключительно из лиц строевого состава РККФ для всестороннего и правильного учета действительных потребностей флота.

Начальником Технического управления УВМС в сложный период 1926—1930 гг. был Н. И. Власьев, который обладал широтой взглядов и пытался активно влиять на качество работы промышленности и бороться с непоследовательностью Реввоенсовета и правительства в вопросах ассигнований. Возражая против чрезмерных ассигнований на "большую" модернизацию линкоров, Власьев указывал и на слабость НТК УВМС как проектной организации. Действительно, НТК имел весьма ограниченный штат и буквально единицы специалистов, способных к самостоятельному проектированию (3898).

31 марта 1924 ОГПУ представило обширный план мероприятий по предотвращению диверсий, который утвердило Политбюро. В нем, в частности, говорилось:

«1) для проведения мер борьбы с пожарами, взрывами, авариями и прочими вредительными актами, являющимися как результат диверсии, так и халатно­сти администрации предприятий, а также для постоянного наблюдения и контроля за состоянием охраны противопожарного оборудования и предохранительных установок на складах, заводах и предприятиях государственного значения создать постоянную комиссию при ОГПУ в центре: из представителей Военведа, ОГПУ, ВСНХ, НКПС и ВЦСПС под председательством представителя ОГПУ и на местах, при ПП ОГПУ, — аналогичные комиссии;

2) просить ЦК ВКП(б) путем специального циркуляра по парторганизациям и кампании в прессе разъ­яснить рабочим об опасности, угрожающей делу социалистического строительства от пожаров, взрывов и порчи машинных установок, как в результате диверсии иностранных государств, так и халатного отношения самих рабочих и администрации к делу охраны предприятия, обязать самих рабочих следить за безопасностью предприятия;

3) ввести на всех предприятиях государственного значения персональную ответственность директора за принятие мер по охране предприятия и его отдельных частей, обязав иметь ответственных лиц в отдельных частях предприятия (цеха и т.п.);

4) считать необходимым упразднить вольнонаемную охрану на предприятиях общегосударственного значения, для чего предложить ОГПУ совместно с ВСНХ еще раз пересмотреть перечень заводов и предприятий, выделив из общего числа их имеющие общегосударственное значение для установления на них войсковой или военизированной охраны, количественно и качественно обеспечивающей сохранность объектов.

Признать необходимым передачу охраны предприятий военной промышленности, стратегически важных пунктов и сооружений на железных дорогах, а также особо важных государственных сооружений и предприятий войскам Военведа или войскам ОГПУ с содержанием означенной охраны постановлениями правительства по сметам соответствующих ведомств».

Но главной явно была вторая часть решения:

«1) усилить репрессии за халатность, за непринятие мер охраны и противопожарных средств, привлекая виновных к ответственности как по линии ОГПУ, так и по партийной;

2) приравнять небрежность как должностных, так и всех прочих лиц, в результате халатности которых имелись разрушения, взрывы, пожары и т.п. государственной промышленности, к государственным преступлениям;

3) предоставить право ОГПУ рассматривать во внесудебном порядке вплоть до применения ВМН и с опубликованием в печати дела по диверсии, пожарам, взрывам, порче машинных установок, а также дела, указанные в пп.1 и 2».

Теперь ОГПУ, по сути, получало право считать любую поломку оборудования или еще более мелкое нарушение технологического процесса на производстве актом вредительства и диверсии и приговаривать обвиненного к расстрелу во внесудебном порядке. А нарушения подобного рода можно было без проблем найти на любом советском предприятии. Так что красные директора, на которых возложили персональную ответственность, теперь оказывались рабами ОГПУ и ЦК и не могли даже подумать об участии в оппозиции или позволять инакомыслящим проводить какие-либо собрания или мероприятия на своих фабриках и заводах.

На фоне этой весомой политической победы требование разобраться в истинных причинах грозненского пожара как-то позабылось. Ведь что именно представляли собой бомбочки, найденные на чердаке счетовода Погоняйлова, и поджигал ли что-нибудь его мальчик, не имело решительно никакого значения (11705).

Авиапромышленность:

В конце марта 1927 закончились гос. испытания в НИИ ВВС армейского разведчика Р-4 М-5, которые начались в середине октября 1926. Машина была спроектирована в январе 1926 в опытном отделе ГАЗ-1 (Н.Н.П.) и построен к середине марта 1926. После гос. испытаний самолет был возвращен в ОСС ЦКБ для устранения некоторых недочетов, установленных в НИИ при полетных испытаниях (2275).

К концу марта 1927 выяснилось, что находившийся в Серпуховской авиационной школе мотор “Люцифер” был установлен на аэросани и разбит там при пробеге, а поступивший в НАМИ “Сальмсон” также использовался на аэросанях, отработал в сложных условиях более 150 часов и к установке на опытный самолет стал уже мало пригодным. Все же было решено его отремонтировать и держать в резерве. Ввиду крушения надежд на использование западной техники остался только один путь -форсировать стендовые испытания М-11 и М-12 (10667).

Авиапромышленность:

В марте 1927 г., специалисты НИИ ВВС КА предложили в качестве легкого штурмовика использовать первый в советском самолетостроении цельнометаллический самолет-разведчик Р-3 М5 конструкции А. Н. Туполева, который прошел к этому времени государственные испытания и готовился к запуску в серийное производство на авиазаводе ГАЗ № 5. Штурмовой вариант Р-3 М5 предполагалось вооружить четырьмя неподвижными пулеметами Vickers для стрельбы вперед и одним пулеметом Lewis на турели для защиты задней полусферы (9649).

В марте 1927 появилась идея Р-3М-5 - боевика (штурмовика) (189,6).

В марте 1927 г. в НИИ ВВС родилась мысль о применении Р-ЗМ5 в качестве штурмовика или "боевика", как тогда говорили. Для него предполагалось вооружение из четырех неподвижных пулеметов "Виккерс" и одного "Льюиса" на турели сзади. В октябре того же года самолет № 4001 испытали на пикирование с балластной нагрузкой, имитировавшей оборудование штурмовика. В декабре 1928 г. НТК УВВС обратился в ЦАГИ с предложением проработать вопрос о бронировании Р-ЗЛД. На это отводился срок до 1 мая 1930 г. По этому заданию А.Н. Туполев сконструировал модификацию LUP-3. Броня на ней была стальной, толщиной 4 мм. Она прикрывала спереди, сбоку и снизу двигатель и баки, а экипаж- снизу, сбоку и спереди. Броня не входила в силовую схему и являлась фактически дополнительной нагрузкой весом более 400 кг. Вместе с 200 кг бомб - явный перебор для Р-3; летные характеристики по расчетам сильно ухудшились. Вследствие этого заказчик от дальнейшей работы по ШР-3 отказался (11985).

В марте 1927 Юнкерс, который остановил производство в Филях в марте 1925, окончательно ушел из России. Мы летом вернули оборудование (3012).

В марте 1927 г. ликвидировали концессию фирмы "Юнкере", изготовлявшей на заводе в Филях цельнометаллические разведчики Ю-20 и Ю-21, поступавшие на вооружение ВВС РККА. Освободившиеся цеха передали ГАЗ-5 вместе с оборудованием и советским персоналом, уже имевшим определенный опыт. В августе того же года цеха, расположенные в Филях, выделили в самостоятельный завод ГАЗ-7, которому и перешла "по наследству" вся программа производства Р-3; с 1 ноября ГАЗ-7 переименовали в завод № 22.

На самолетах массовой серии решили поставить французский двигатель "Лор- рэн-Дитрих" мощностью 450 л.с. Французы охотно соглашались поставить большую партию этих моторов, и довольно дешево. Эти 12-цилиндровые трехрядные (W-образные) двигатели были легче и мощнее М-5, хотя отличались более низкой экономичностью и склонностью к вибрациям. Вариант с "Лоррэн-Дитрих", проектирование которого началось с августа 1926 г., назвали Р-ЗЛД (в то время чаще писали РЗ-ЛД, а иногда РШ-ЛД).

Первый вариант новой мотоустановки сконструировали к началу 1927 г. Впервые этот двигатель смонтировали на самолете № 4008. В отличие от варианта с М-5, у которого моторама являлась частью каркаса фюзеляжа, ее сделали отъемной, с резиновыми прокладками для гашения вибраций. Вместо сложных в производстве и малопригодных для наших климатических условий радиаторов Ламблена (зимой они замерзали, а летом перегревались) поставили лобовой сотовый радиатор овальной формы. Спереди он имел управляемые из кабины пилота жалюзи. Поскольку более короткий и легкий "Лоррэн" еще больше усугублял проблему с центровкой, то для компенсации из задней кабины убрали один "Льюис" и часть магазинов к нему. Самолет № 4008 проходил заводские испытания с 20 октября по 1 ноября 1927 г.; летал на нем Я.Н. Моисеев. В НИИ ВВС самолет прибыл 14 ноября, но полеты задержались сначала из-за поломки тяги управления рулями высоты, затем из-за отсутствия лыж (уже выпал снег) и, наконец, из-за переделки бензосистемы в борьбе с постоянными утечками горючего. В НИИ на Р-ЗЛД летали пилоты Писа- ренко, Кудрявцев и Волковойнов.

Р-ЗЛД по сравнению с Р-ЗМ5 обладал более высокой скоростью горизонтального полета, но ухудшились скороподъемность и потолок, что опять объяснялось несоответствием винта новому мотору. Рекомендовали сменить винт и выполнить ряд доработок по мотоустановке. В частности, моторама оказалась недостаточно жесткой, что в сочетании с плохой сбалансированностью "Лоррэн-Дитриха" стало причиной тряски в широком диапазоне режимов работы мотора. Рама изгибалась и скручивалась. Устойчивость самолета по-прежнему оставляла желать лучшего. Машину вернули в ЦАГИ, где ее попытались улучшить небольшим увеличением площади стабилизатора. С 18 февраля 1928 г. самолет № 4008 ис- пытывался с новым оперением. Однако, по докладу помощника начальника НИИ Стомана, "увеличение площади стабилизатора на 5,7% едва заметно повысило устойчивость самолета". Возникли также трудности с системой охлаждения. Вода перегревалась до 80 - 85°. За 30 минут полета из расширительного бачка паром уходило до ведра воды! Впоследствии выяснилось, что виноваты некачественно изготовленные радиаторы. Мотоустановку в основном довели к июню, а остальные доработки по плану НИИ завершили к ноябрю 1928 г.

ГАЗ-7 должен был перейти на выпуск Р-ЗЛД с 23-го самолета. Действительно, 10 мая 1928 г. на испытания в НИИ ВВС вышел уже головной серийный Р-ЗЛД № 4023. Проблему устойчивости на нем разрешили введением удлиненной на 400 мм и более жесткой моторамы. Удалось победить и тряску: "Вибрации после соответствующей точной регулировки мотора стали нормальными", - гласил отчет. Хотя и были предъявлены претензии к недостаткам масло- и бензосистем, в целом оценка оказалась положительной: "...может быть рекомендован на снабжение строевых частей ВВС".

Постепенно производство налаживалось. Сдав последние Р-ЗМ5, со второй половины 1928 г. завод полностью перешел на выпуск Р-ЗЛД, причем темпы сборки стабильно нарастали. Постоянным тормозом являлись поставки комплектующих - моторов, приборов, вооружения. В частности, это было связано с тем, что на серийные Р-ЗЛД решили ставить не английские "виккерсы", а новые отечественные пулеметы ПВ-1 конструкции А.В.Надашкевича, отличавшиеся большей скорострельностью. Производство ПВ-1, принятых на вооружение в том же 1928 г., только разворачивалось, а они требовались и для других новых типов самолетов. Поэтому перебои с их поставкой лихорадили предприятия. Так, на 1 октября 1928 г. по плану завод № 22 должен был предъявить приемке 50 Р-ЗЛД, фактически предъявил 44, но некомплектно (в основном без пулеметов). Из них военные приняли только одну машину, а еще 34 им пришлось принять условно (ибо поставка приборов и вооружения по договору являлась обязанностью ВВС). Естественно, что реальная боевая ценность разведчиков без вооружения оказывалась близка к нулю.

Часть нареканий учли. Еще в 1928 г. с самолета № 4024 ввели усиление наиболее опасных шпангоутов распорками, с № 4067 - двойное усиление (т.н. "схема ЦАГИ"). Доработали бензосистему. В ходе серийного производства внесли еще несколько изменений, из которых внешне были заметны только два. С машины № 4074 на ПВ-1 перестали ставить обтекатель, что практически не ухудшило аэродинамики довольно тихоходного самолета, но упростило обслуживание вооружения. Стало легче производить чистку и регулировку установки оружия. Такое решение было предложено еще при испытании самолета № 4023. При этом одновременно укоротили ручку перезаряжания пулемета и установили гашетку на ручке управления самолетом. Правда, позже все-таки сочли, что неприкрытые кронштейны крепления пулемета создают дополнительное сопротивление, и с машины № 4094 их заменили на новые, более обтекаемые. С самолета № 4053 ввели новые бензобаки в крыле. Старые баки вкладывались в плоскости так, что их верхние крышки становились поверхностью крыла и ничем не прикрывались. При виде сверху на крыле были отчетливо видны два гладких прямоугольника на фоне гофрированной обшивки. Новые баки имели овальное сечение и сверху закрывались панелями с гофрированной обшивкой.

По мере отработки технологии, несмотря на постоянный рост веса (за счет усилений конструкции), характеристики Р-ЗЛД столь же неуклонно повышались. В первую очередь увеличивались скороподъемность и потолок, а также улучшались показатели маневренности. Если самолет № 4048 поднимался на 3000 м за 16,28 мин и имел практический потолок 4970 м, то машина № 4101 (выпущенная примерно на полгода позже) показала соответственно 14,73 мин и 5100 м.

Хотя имелись планы дальнейшей модернизации Р-ЗЛД, в частности, замена "льюисов" пулеметами ДА-2, в конце 1929 г. машину, как и предполагалось по планам УВВС, сняли с производства. В документации ОКБ Туполева указывается, что всего выпустили 103 Р-3, в том числе 79 Р-ЗЛД, однако данные ВВС и анализ серийных номеров машин показывают, что их построили несколько больше: 113 - 115 самолетов всех модификаций (11985).

В марте 1927 на заводе Икар построили М-17 и освоили производство (271,108).

В марте 1927 построили 18 цилиндровый М-18 750 нр (А.А.Бессонов) с нагнетателем и 12 цилиндровый М-13 880 нр А.А.М. (271,108).

В марте 1927 было подготовлено предложение по капитальным работам Авиатреста на 1927-28 гг. (послан т. Куйбышеву при сл. Записке № 109/сс)

АВИАТРЕСТ

В Москве и окресностях ее находятся заводы, входящие в состав Авиатреста:

Наименование

Продукция

Объем капработ

Наименование основных работ

1/ ГАЗ № 1, Москва, около Ленинградского шоссе

Деревянные самолеты

3340 т.р.

Аэродром

Сборочная - 557

Тир - 204

Экспедиция - 426

Деревообделочная - 345

Котельная, водопровод, проч. - 600

Импортное оборудование - 405

Внутреннее оборудование - 636

Разные работы - 167

2/ ГАЗ № 5, Москва, около Ленинградского шоссе

Сейчас производит металлические самолеты, каковое производство предположено с октября 1927 перенести на завод в Фили, а ГАЗ-5 использовать как опытное строительство деревянных самолетов

см. ГАЗ-1

3/ ГАЗ № 7, ст. Фили, Белор.-Балтийск. ж/д

Производство металлических самолетов

4000

Крыша - 1000

Сборочная - 2100

Контора - 240

Обслуж. Помещ. - 120

Отопление, вентиляция - 100

Имп. Оюоруд. - 175

Разные работы - 264

4/ ГАЗ № 8 “Пропеллер”, Москва, около Кудринской пл.

Производство пропеллеров, винтов и лыж

413

Сушильный склад - 121

Оборуд. Импорт. - 75

Оборуд. Внутр. - 140

Разные работы - 77

5/ ГАЗ № 12 “Радио”

Сейчас производит радиоаппаратуру предположено организовать на нем производство магнето, свечей и приборов зажигания

до 897

Оборудование завода будет зависеть от той техпомощи, которую получим от фирмы “БОШ”

6/ ГАЗ № 2 и 4 “Икар” и “Мотор”, Москва. Семеновская застава

Производство моторов М5 и М2

1515

Оборуд. Импорт - 36

Установка, перевозка станков - 100

Сушка - 105

Слесарное оборудование - 102

Подъемники - 138

Медницкая и сварочная - 180

Ремонтный цех - 90

Широкая колея ж/д и узкоколейка - 155

Постройка склада - 94

Проч. Разн. Работы (оборуд. Внутр.) - 509

7/ ГАЗ № 16, Москва, Дрогомиловское шоссе

Производство аэролаков

403

Произв. Корпус - 240

Котельн. Отопление - 53

Склад горючего - 40

Мощение - 40

Прочие - 30

8/ Базисный склад на ст. Фили, Белор.-Балтийск. ж/д

Хранение материальных запасов (мобзапас)

650

Строение - 650

9/ Отдел Опытного Самолетостроения, ст. Фили, Белор.-Балтийск. ж/д

Изготовление гидросамолетов опытных образцов

613

Деревообделочная - 140

Гидробаза - 265

Водопровод, дорога - 25

Импорт. Оборуд. - 27

Внутр. Оборуд. - 115

Разные работы

10/ Отдел Опытного Моторостроения, Москва, Москва. Семеновская застава

Изготовление опытных образцов заводов

700

Здание - 190

Оборуд. Импорт. 297

Оборуд. Внутр. - 213

Всего по заводам

в Москве и Филях

12531

в т.ч. импоррт - 1216

Всего по заводам вне Москвы (Ленинград, Таганрог, Александровск, Рыбинск)

8569

в т.ч. импорт 1484

Итого по Авиатресту:

21100

в т.ч. импорт 2700

Покрытие указанного объема необходимо произвести за счет:

Дотация НК 16200

ЦКБ на жилстроительство 1100

Кредит заграницей 1300

Кредит по внутренним заказам 1000

Амортизация 1500

Всего 21100

Оборотные средства:

Госпрограмма 1926/27 была 24000

Госпрограмма 1927/28 определяется 32000

Увеличение госпрограммы 8000, распределяется

на Московские заводы 6500

вне Москвы 1500

Пополнение оборотных средств на 1927/28 испрашивается на нижеследующее:

Опытные работы и постановка производства 5000

Накопление мобзапаса, согласно постановлению СТО от 17 ноября 1926 5000

На увеличение кассы 500

На увеличение материальных ценностей 4700

Указанный сб"ем работ позволяет подготовить производительность авиазаводе в в нижеследующих количествах:

Заводы

26/27

27/28

28/29

29/30

30/31

31/32

Самолеты:

ГАЗ № 1 Москва

300

450

500

850

850

850

ГАЗ № 5 Москва

27

-

-

-

-

-

ГАЗ № 7 Москва

-

70

175

330

420

420

ГАЗ №10 Таганрог

173

230

300

450

450

450

ИТОГО:

600

870

1225

1780

1870

1870

Моторы:

ГАЗ № 2 Москва

185

240

240

240

240

240

ГАЗ № 4 Москва

80

120

200

370

370

370

ГАЗ № 6 Рыбинск

-

-

100

300

500

1000

ГАЗ № 9 Александр.

80

100

160

200

200

200

ИТОГО:

345

460

700

1110

1310

1810

Выводы:

а/ Необходимо произвести об"ем капитальных работ в 1927/28 году на сумму 21.100 т.р.

в том числе по за водам, находящимся в Москве и в ст. Фили 12.531 т.р.

б/ Для выполнения указанных работ необходимо финансирование в сумме 17.300 т.р.

в том числе для заводов, находящихся в Москве и в Филях 11.000 т.р.

Кроме того, необходимо пополнение оборотных средств 15.200 т.р.

в т.ч. для заводов, находящихся в Москве и в Филях...

...предполагает:

а/ включить в смету об"ем раб. лишь в сумме 12.700 т.р.

в том числе по заводам, находящимся в Москве и в Филях 7.700 т.р.

б/ финансирование указанного сб"ема работ предполагается в сумме 8.000 т.р.

в том числе для заводов, находящихся в Москве и в Филях 5.000 т.р.

Исключены нижеследующие работы на заводах, находящиеся в г. Москве и вФилях.

I/ Опытный завод по моторостроению 700 т.р.

2/ ГАЗ № 16 для производства аэролаков, исключены все работы кроме ремонта 315 т.р.

2/ Г АЗ № 8 - для производства пропеллеров, винтов и лыж - исключены все работы кроме ремонта 370 т.р.

4/ ГАЗ № I

а/ Все постройки на аэродроме, вследствие чего в 1928/29г, пропускная способность завода будет лишь 500самолетов и остается далее стабжльной 1.300 т.р.

б/ ГАЗ № 7 в Филях. Сборочный цех, вследствие чего производство крупных самолетов /бомбовозов/ весьма еатреднительно 2.100 т.р. (2311,1).

В марте 1927 после перерыва продолжились переговоры по закупке и Фиат CR.20, которые велись еще в ноябре 1926. Купили 2 для изучения (2446,43).

В марте 1927 г. концессионный договор с Юнкерсом был расторгнут несмотря на то, что «Юнкерс» в декабре 1926 принял условия германского правительства вновь обрел свою самостоятельность. Что касается завода в Филях, то переговоры в Москве успеха не имели, и. Завод в Филях под № 22 перешел в собственность СССР. ГЕФУ тоже не удалось выйти сухим из воды. Уже к концу 1925 г. о деятельности этой фирмы стало известно англичанам и французам. Это вызывало постоянную обеспокоенность германского МИД. Возникшие трения ГЕФУ не только с советскими контрагентами, но и с германскими фирмами «Юнкерсом» и «Штольценбергом», попытки директоров ГЕФУ получить от германских фирм комиссионные вознаграждения с целью вложения их в расширение военных предприятий, а также различные финансовые спекуляции с использованием казенных средств, в т. ч. в личных целях, привели в конечном счете к тому, что ГЕФУ было решено закрыть. Начиная с 1 апреля 1926 г. ГЕФУ прекратило свое существование. 1 мая 1926 г. была организована новая фирма — ВИКО (ВИКО — транслитерация с немецкого: WIKO -- Wirtschaftskontor/«Хозяйственная контора»), которая и взяла на себя функции ГЕФУ. В распоряжение ВИКО были переданы все остававшиеся на счетах ГЕФУ деньги, а также поступавшие в Москву грузы. Ликвидация ГЕФУ (и смерть Вурцбахера) означала конец соперничества между генштабом и управлением вооружений райхсвера относительно деятельности ГЕФУ в СССР. ВИКО была подчинена «Центру Москва» (Лит-Томзен) и соответственно генштабу и регулярно получала от него денежные суммы. После этой рокировки структура ВИКО была приведена в соответствие с новыми задачами. Кассовый отдел взял на себя функции обеспечения деятельности школ райхсвера в СССР (компетенция генштаба), торговый отдел — функции торгово-экономического характера (компетенция управления вооружений, который после смерти Вурцбахера возглавил генерал М. Людвиг). Однако и ВИКО просуществовала недолго, — в результате «разоблачений» в прессе («гранатный скандал») торговый отдел ВИКО 31 декабря 1926 г. был ликвидирован. А после подписания 26 февраля 1927 г. МИД и военным министерством Германии протокола о ликвидации ГЕФУ/ВИКО, «Хозяйственная контора» официально вступила в полосу ликвидации. Таким образом, попав в трудное положение, руководители райхсвера уже в 1925 — 1926 гг. в силу различных причин — и внешнеполитических, и финансовых, стали вносить коррективы в характер двустороннего военного сотрудничества (11784).

В марте 1927 г. через Амторг была закуплена первая партия моторов - “Райт-Тайфун” (3 шт.) для катеров. Всего, по разным нарядам, в течении года было закуплено 7 таких моторов. Вскоре у “Тайфунов” обнаружилось слабое место. Несмотря на заверения фирмы, что двигатель вполне может работать, охлаждаясь соленой забортной водой без всякого для себя вреда, двигатели стали быстро ржаветь. “Райт” прислал образцы защитной краски и пространную инструкцию о методах защиты от коррозии, однако моторы продолжали ржаветь. С другой стороны, высокие рабочие характеристики двигателя “Торнадо” так понравились советским кораблестроителям, что, бомбардируя “Райт” письмами с жалобами на коррозию в моторах, они продолжали заказывать всё ту же модель. После того, как фирма “Райт” в 1928 г. решила прекратить производство моторов “Тайфун”, эти двигатели производились ещё некоторое время только под советские заказы (5745, 37).

В марте 1927 г. на ГАЗ № 9 переслали измененные чертежи М-12, а в июле — чертежи М-11. Двигатель НАМИ пользовался явным приоритетом и у Авиатреста, и у УВВС. Поэтому их заказали 30, а М-11 — только два, причем заказ на последние поступил только 6 сентября. Оба конструкторских коллектива продолжали совершенствовать свои моторы. Это задержало изготовление двигателей в Запорожье, поскольку из Москвы поступали новые чертежи и изменения к ним. 10 октября прибыл новый комплект документации на М-12, а в ноябре привезли изменения к чертежам М-11. М-12 продолжал пользоваться приоритетом. В 1928 г. Авиатрест планировал уже выпустить 80 моторов этого типа. Но неудачи с испытаниями М-12 вынудили подстраховаться, и УВВС заказало ГАЗ № 9 30 М-12 и десять М-11. Поскольку предполагалось, что завод будет серийно выпускать двигатели конструкции НАМИ, то основное внимание уделялось ему. Для изготовления этого мотора подготовили большое количество специальной оснастки и инструмента. М-11, наоборот, делали, как чисто экспериментальный, не разрабатывая серийной технологии, с минимумом затрат на оснастку. Как ни странно, это принесло обратный результат — качество изготовленных М-11 оказалось выше, процент бракованных деталей — меньше (11852).

Другие оборонные отрасли:

В марте 1927 г. были закончены испытания радиоуправляемого фугаса БЕМИ, после чего фугас принят на вооружение (11982).

В марте 1927 г. (при плане — февраль) машина Т-16 покинула опытный цех “Большевика” и отправилась на заводские испытания. Новый Т-16 выгодно отличался от “Русского “Рено” меньшими размерами, весом и стоимостью при сравнительно большей скорости движения. Однако недостатков у новорожденного оказалось гораздо больше, чем ожидалось, и потому вскоре было принято решение усовершенствовать ряд агрегатов и узлов танка. Так, для уменьшения продольных колебаний корпуса была удлинена на один каток ходовая часть, что привело к необходимости добавления в носовой части корпуса удлинителя (на эталонном образце удлинитель был приклепан в виде двух кронштейнов, однако на серийных машинах устанавливался в виде литой детали весом 150 кг). Далее изменениям подверглись некоторые узлы двигательной установки, трансмиссии и т.д. Во время доработки на завод прибыл А. Микулин -разработчик двигателя танка. Причиной командировки была неудовлетворительная работа энергетической установки Т-16, что совершенно не вязалось с ожиданиями ОАТ. Конструктор добросовестно изучил весь цикл производства моторов на “Большевике” и страшно удивился, что завод может делать такие сложные агрегаты, не имея даже элементарных измерительных приборов (результатом посещения завода А. Микулиным стало то, что завод наконец-то получил аэротермометры и гигрометр, которые ему не поставляли более двух лет). Но вот новый танк был построен, и после пробега в пригородах Ленинграда отправился в Москву на полевые сдаточные испытания. Машина получила наименование “Малый танк сопровождения обр. 1927 г. МС-1 (Т-18)”. Интересно отметить, что при перевозке танка из Ленинграда в Москву были опробованы все возможные способы его транспортировки: ж.д. вагон, ж.д. платформа, кузов грузовика, автоприцеп и движение своим ходом. Эталонный Т-18, еще весьма напоминающий внешним видом своего предшественника — Т-16, прибыл в столицу майским вечером (предположительно — 20—25 мая) и в кузове грузовика проследовал в склад № 37 (в районе Красной Пресни) (10733,67).

В марте 1927 года из ворот опытной мастерской завода "Большевик" (бывший «Обуховский орудийный и сталеплавильный завод») вывели новый опытный советский танк. Танк имел индекс Т-16 и был первым самостоятельно разработанным в СССР танком.

Проектировало эту боевую машину специально созданное Танковое бюро при Главном управлении военной промышленности (ГУВП), размещённое на ленинградском заводе «Большевик». Проектирование танка началось 6 мая 1924 г.

Проверив новый танк в пригородах Ленинграда, его отправили в Москву (предположительно 20-25 мая) на полевые сдаточные испытания под обозначением "Малый танк сопровождения обр. 1927 г. МС-1 (Т-18)". Танк военных удовлетворил и Реввоенсовет СССР запустил его в 1928 году в серийное производство на том же заводе «Большевик». Создателей танка наградили, Список награжденных опубликовали в центральной печати. Среди мужчин в этом списке фигурировала фамилия женщины - Л.Я. Пальмен (11891).

В марте 1927 г. в Канаду была направлена комиссия для закупок лошадей. Всего в Канаде было закуплено 2810 лошадей (при плане 3500). Недобор лошадей объяснялся целым рядом причин. Стремясь обеспечить поддержку деятельности Комиссии “на самом высоком уровне” Москва потребовала от Амторга обеспечения гарантий со стороны канадского правительства. Амторг требования заказчика выполнил, но лучше бы он этого не делал. Канадское правительство финансовой ответственности перед “красными конезаводчиками” не несло, а бюрократы - везде бюрократы, поэтому Комиссия столкнулась не с сознательным противодействием враждебных политических групп, а с ещё более “вязким” бюрократическим аппаратом, руководствовавшимся принципом “нам спешить некуда”. Более того, министерство земледелия Канады увидело в русском заказе удобную возможность заработать лишние политические очки для правящего Кабинета, распределив право на поставки среди “нужных людей”. Например, 500 голов Комиссии предложили закупить в Саскачеване. Эта канадская провинция находится в восточной части страны, поэтому провоз купленных лошадей до Квебека6 грозил обернуться для покупателей солидным расходом. Александров, подсчитав издержки, согласился закупить в Саскачеване только 230 голов. Это вызвало бурю негодования в Министерстве, которое, фактически, начало саботировать сотрудничество с Комиссией. Начинать закупки предполагалось 15 июня, но в связи с вышеописанными событиями реальная закупочная деятельность началась только 30 июня. В результате, последняя партия лошадей закупалась уже зимой и успела пострадать от снежных буранов. Интересно, что лошади покупались по лицензии, выданной... Металлоимпорту! Так как, ввиду недовыполнения плана закупок лошадей, по данной лицензии образовался некоторый денежный излишек, остаток средств было решено потратить на приобретение 80 парашютов “Ирвинг“ и 55 комплектов зажигания “Делько” для авиамоторов “Либерти”. Так парадоксально переплелись истории советской кавалерии и авиации (5745, 37).

В марте 1927 танк Т-16 покинул опытный цех Большевика (план - февраль) и отправился на испытания. Был меньше и легче Рено Русского. Двигатель А.М. - работал плохо. Решили доработать и появился Т-18 - МС-1 (4243,7).

В марте 1927 года А.М. Бодров поставил перед ВСНХ РСФСР вопрос о необходимости организации в стране часового производства. Обладая волевым характером, упорством и настойчивостью, он много сделал для того, чтобы правительством было принято положительное решение.

В течение почти девяти месяцев 1927 года в разных инстанциях велись дебаты, а 7 сентября на совещании в производственном управлении ВСНХ РСФСР, при уточнении номенклатуры МЭМЗ, постановили перевести его полностью на выпуск крупных часов. При этом корпуса завода "Маевка", находившиеся рядом, отдавались МЭМЗ под вспомогательные цеха. Нечасовая продукция передавалась на другие заводы. Начались переговоры со швейцарской фирмой"Зенит", об организации часового завода на концессионных началах. 16 ноября фирма представила в Главконцесском проект договора на постройку часового завода. В том же году МЭМЗ закупил у немецкой фирмы "Юганс" часовую фурнитуру, а в январе l928 года 2000 собранных будильников уже были отправлены в торговую сеть. Одновременно было собрано также из покупных деталей 400 штук круглых настенных механических часов (12237).

В марте 1927 г. в Канаду была направлена комиссия для закупок лошадей. Всего в Канаде было закуплено 2810 лошадей (при плане 3500). Недобор лошадей объяснялся целым рядом причин. Стремясь обеспечить поддержку деятельности Комиссии "на самом высоком уровне" Москва потребовала от Амторга обеспечения гарантий со стороны канадского правительства. Амторг требования заказчика выполнил, но лучше бы он этого не делал. Канадское правительство финансовой ответственности перед "красными конезаводчиками" не несло, а бюрократы – везде бюрократы, поэтому Комиссия столкнулась не с сознательным противодействием враждебных политических групп, а с ещё более "вязким" бюрократическим аппаратом, руководствовавшимся принципом "нам спешить некуда". Более того, министерство земледелия Канады увидело в русском заказе удобную возможность заработать лишние политические очки для правящего Кабинета, распределив право на поставки среди "нужных людей". Например, 500 голов Комиссии предложили закупить в Саскачеване. Эта канадская провинция находится в восточной части страны, поэтому провоз купленных лошадей до Квебека грозил обернуться для покупателей солидным расходом. Александров, подсчитав издержки, согласился закупить в Саскачеване только 230 голов. Это вызвало бурю негодования в Министерстве, которое, фактически, начало саботировать сотрудничество с Комиссией. Начинать закупки предполагалось 15 июня, но в связи с вышеописанными событиями реальная закупочная деятельность началась только 30 июня. В результате, последняя партия лошадей закупалась уже зимой и успела пострадать от снежных буранов. Интересно, что официально лошади покупались по лицензии, выданной… Металлоимпорту. Так как, ввиду недовыполнения плана закупок лошадей, по данной лицензии образовался некоторый денежный излишек, остаток средств было решено потратить на приобретение 80 парашютов "Ирвинг" и 55 комплектов зажигания "Делько" для авиамоторов "Либерти". Так парадоксально переплелись истории советской кавалерии и авиации (11507).

В марте 1927 г. Амторгом была закуплена первая партия моторов – "Райт-Тайфун" (3 шт.) для катеров по заказу ГУВП. Всего, по разным нарядам, в течении года было закуплено 7 таких моторов. Вскоре у "Тайфунов" обнаружилось слабое место. Несмотря на заверения фирмы, что двигатель вполне может работать, охлаждаясь соленой забортной водой без всякого для себя вреда, двигатели стали быстро ржаветь. "Райт" прислал образцы защитной краски и пространную инструкцию о методах защиты от коррозии, однако моторы продолжали ржаветь. С другой стороны, высокие рабочие характеристики двигателя "ТорнадоТайфун" так понравились советским кораблестроителям, что, бомбардируя "Райт" письмами с жалобами на коррозию в моторах, они продолжали заказывать всё ту же модель. После того, как фирма "Райт" в 1928 г. решила прекратить производство моторов "Тайфун", эти двигатели производились ещё некоторое время только под советские заказы (11507).

В марте 1927 года на основании консультации с представителями промышленности, конструкторских и исследовательских органов центральный пожарный отдел на специальном совещании принял решение о том, "что при наличии в РСФСР отечественного производства пожарных автомобилей общеустановленного типа, ввоз таких автомобилей из-за границы не вызывается необходимостью". В конце 1927 года завод № 6 полностью перешел на использование шасси только отечественного производства - АМО-Ф15 грузоподъемностью 1,5 тонны и Я-3 грузоподъемностью 3 тонны. С 1929 года производство пожарных машин было сосредоточено на заводе №6 ГУТАП в Москве (Миусский завод). С октября 1931года Миусский авторемонтный завод (позже он получил название Московского завода пожарных машин) начал выпуск пожарных линеек на 12 человек на шасси автомобилей семейств ЗИС-5 и ГАЗ-АА, а впоследствии и цистерн на тех же шасси. После войны завод приступил к выпуску пожарной техники на шасси ГАЗ-51/63 и ЗИС-150/164/151. Последние пожарные машины на шасси ЗИЛ-130 покинули завод в середине 60-ых годов ХХ века, а примерно в начале 80-ых годов заводские корпуса были разобраны и на его месте выросли жилые кварталы (11833).

В марте 1927 года в тезисах пленума ВСНХ СССР “Система промышленного управления” подтверждалось, что ВСНХ принадлежит плановое и директивное руководство работой треста. Через главные управления ВСНХ государство стремилось давать трестам определенные плановые задания по объему производства, численности рабочих, производительности труда, зарплате, себестоимости и цене продукции и т.п. А это порождало безбрежное море бюрократической отчетности и инструкций. Бюрократизм нередко проявлялся в казусных случаях. Например, отчет одного из сталелитейных заводов за 1925/26 год весил 13,5 пудов. В условиях нарастания централизма и планирования произошло некоторое ослабление централизма трестов и расширение оперативно-хозяйственных функций предприятий. Ответственность за выполнение плановых заданий, формируемых в центре, была переложена непосредственно на них. Положение о трестах 1927 года предоставило предприятиям, входившим в трест, хозяйственную автономию в пределах отводимых им оборотных средств, промфинпланов, общих норм и лимитов. Иными словами, они переводились на хозрасчет. Но критерием эффективности работы предприятия становилась себестоимость продукции, точнее, ее снижение относительно плана. Положение указывало, что наиболее важные стороны деятельности предприятия (производственно-финансовый план, план капитального строительства и т.п.) разрабатываются директором и рассматриваются правлением треста. Но полномочия, которые давала введенная с октября 1927 года типовая доверенность, осуществлялись по-прежнему через трест, так как предприятия не имели своих расчетных счетов в банке. Пределы самостоятельности отдельных предприятий оговаривались решениями пленума ВСНХ СССР тем, что правление треста является единственным юридическим лицом и распорядителем капиталов треста, Вскоре, в ходе хозяйственных реформ конца 1920-х — начала 1930-х годов тресты, как промежуточное звено, прекратили свое существование (11575).

В марте 1927 года появился приказ начальника ВМС РККА:

"В целях предоставления УВМС (Управление ВМС) большей возможности влиять на работу Остехбюро в отношении ее практического исполнения, при НТКМ УВМС, по соглашению с Управлением Делами Совета народных комиссаров СССР, образуется специальная комиссия в Составе: председателя НТКМ Н.И.Игнатьева, комиссара НТКМ Г.П.Галкина, командующего бригадой линейных кораблей С.П.Ста- вицкого и начальника Военно-морского училища Ю.Ф.Ралль. Без заключения специальной комиссии испытываемые образцы приниматься на вооружение, если не последует моего специального на это распоряжения, - не должны".

Именно этим объяснялось жесткое отношение моряков к вышедшим на госиспытания изделиям Не исключено, что кто- то из них в полемическом порыве в соответствии с обычной практикой того времени начал клеймить оппонентов обвинениями во вредительстве и других смертных грехах. Органы оказались начеку: в 1929 г. был арестован заведующий спецчастью ОТБ Б.Л. Пшенецкий (в 1931 г. получил 10 лет лагерей, дальнейшая судьба неизвестна), в 1930 г. - конструктор торпеды 53-27 Р.Н. Корвин-Косаковский (выпущен в 1932 г.) (12002).

В марте 1927 в Ленинграде были заложены 3 первых советских подводных лодки, которые сдали осе