Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Москва, 1-я Магистральная ул. д.8 офис 09, 07. (495) 5- -75, (499) 5 -18-08, 5 -18- 7 ВНИМАНИЕ! Чтобы добраться до нас пешком: 1. Рекомендуем выйти на...полностью>>
'Урок'
Задачи: учить детей строить текст по опорным словам и словосочетаниям, продолжить работу над нарушенной последовательностью, развивать речь, мышление,...полностью>>
'Календарно-тематический план'
В.Самбурова . 11.09 Воспаление. Отек О.Ю.Введенская 3. 18.09 Иммунологические состояний и реакции. Аллергия О.Ю.Введенская 4. 5.09 Гипоксия О.Ю.Введен...полностью>>
'Документ'
2.фаза -легочный шунт достигает 10-15%,парциальное давление кислорода 70-75 мм, положительная проба Уленбрука (при вдыхании чистого кислорода парциаль...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

В результате в марте того же года появился приказ начальника ВМС РККА:

"В целях предоставления УВМС (Управление ВМС. - Прим. М.М.) большей возможности влиять на работу Остехбюро в отношении ее практического исполнения, при НТКМ УВМС, по соглашению с Управлением Делами Совета народных комиссаров СССР, образуется специальная комиссия в Составе: председателя НТКМ Н.И.Игнатьева, комиссара НТКМ Г.П.Галкина, командующего бригадой линейных кораблей С.П.Ста- вицкого и начальника Военно-морского училища Ю.Ф.Ралль. Без заключения специальной комиссии испытываемые образцы приниматься на вооружение, если не последует моего специального на это распоряжения, - не должны".

Именно этим объяснялось жесткое отношение моряков к вышедшим на госиспытания изделиям Не исключено, что кто- то из них в полемическом порыве в соответствии с обычной практикой того времени начал клеймить оппонентов обвинениями во вредительстве и других смертных грехах. Органы оказались начеку: в 1929 г. был арестован заведующий спецчастью ОТБ Б.Л. Пшенецкий (в 1931 г. получил 10 лет лагерей, дальнейшая судьба неизвестна), в 1930 г. - конструктор торпеды 53-27 Р.Н. Корвин-Косаковский (выпущен в 1932 г.) (12002).

Жизнь и внутренняя политика:

В январе 1927 Амторг заключил с Ford Motor Co. контракт на поставку 3000 тракторов (3447).

За рубежом:

В январе 1927 г. в послании американскому Конгрессу обосновывая вторжение в Никарагуа, президент США К.Кулидж сослался на необходимость защитить в Никарагуа жизнь и собственность американских бизнесменов. Государственный секретарь США Ф.Келлог к этому добавил, что Никарагуа (наряду с Мексикой) стала, по его мнению, превращаться в "плацдарм большевизма". По-видимому, это был первый случай использования Соединенными Штатами тезиса о "коммунистической угрозе" в латиноамериканской политике (3871).

В январе 1927 Австрия. Шаттендорф. Нападение хеймверовцев на Рабочий дом. Убито 2, ранено 7 человек (7444).

Внешняя политика:

В течение января-февраля 1927 г. правительственные круги Германии обстоятельно готовились к этому шагу — представители важнейших министерств, военного и иностранных дел, провели несколько секретных совещаний. На одном из них — 24 января, — с участием статс-секретаря МИДа Шуберта, зав. восточноевропейской референтурой МИД Дирксена, нового начальника генштаба генерала Ветцеля и руководителя «Зондергруппы Р» («Вогру») майора Фишера, состоялась «инвентаризация военно-технических контактов». Указав, что ставшие известными социал-демократам моменты сотрудничества принадлежат прошлому («Юнкерс», «Берсоль», советские поставки снарядов), военные назвали те области, где военное сотрудничество продолжалось. Это летная и танковая «частные» школы, финансировавшиеся военным министерством, проведение в СССР научных опытов по использованию ОВ и обмен военным опытом (взаимные визиты офицеров генштабов обеих армий и их участие на маневрах и учениях). Сохранение летной и танковой школ было признано жизненно необходимым, поскольку авиация и танки «в любой будущей войне будут играть решающую роль». Шуберт тем не менее напомнил о постоянно повторявшемся Брокдорфом-Ранцау тезисе о том, что зависимость в данном вопросе от советской стороны, которая могла бы шантажировать Берлин и в известном случае «организовать» и утечку информации, нетерпима (14 января 1927 г. райхскомиссар по соблюдению общественного порядка Кюнцер информировал МИД Германии о поступившей из доверительных источников информации о том, что утечка информации была намеренно организована советскими агентами в Англии и Франции с целью вызвать у Антанты недоверие и подозрительность к Германии и, тем самым, воспрепятствовать сближению ее с Западом. Информацию же «Манчестер Гардиан» якобы передал советский дипломатический агент Гаврилов. А Чичерин-де, прибывший в первой декаде декабря 1926 г. с визитом в Берлин, привез с собой для передачи французам несколько документов о деятельности германских фирм и офицеров райхсвера в Москве («Юнкере», «Крупп», «Штольценберг», полковник в отставке М.Бауэр). Эти документы 1 декабря 1926 г. диппочтой были направлены в Париж для передачи близким к французскому МИДу кругам. (ADAP, Ser.B, Bd.IV. S. 154-155).). Но не менее убедителен в своих доводах был и Ветцель. Он говорил, что советская сторона несомненно была очень заинтересована в продолжении военных отношений, надеясь серьезно подучиться у райхсвера. Если же Москва бы увидела, что Берлин сворачивает военное сотрудничество, то она мгновенно обратилась бы за аналогичной помощью к Франции или еще какой-либо державе. Тем самым Берлин безвозвратно потерял бы те политические дивиденды, которые он получал от военного сотрудничества с СССР (ADAP, Ser.B, Bd.IV. S. 154-155). На совещании 4 февраля 1927 г. с участием Штреземана и Хайе была признана безусловная необходимость сохранения в СССР летной и танковой школ райхсвера, причем Штреземан проявил к ним живой интерес. 26 февраля 1927 г., по итогам этого совещания был составлен протокол, в котором констатировалось, что «созданные на основе заключенных в 1922 и 1923 гг. договоров военно-промышленные предприятия («Юнкерс», «Берсоль», производство боеприпасов) в конце 1926 г. ликвидированы». Штреземан и Хайе согласовали, что до конца лета 1927 г. военнослужащие райхсвера не будут обучаться в танковой и летной школах и воздержатся от участия в испытаниях химоружия; а осенью 1927 г. министры решили этот вопрос пересмотреть. Взаимное участие на маневрах у них сомнений не вызывало и оно было продолжено, как и прежде (ADAP, Ser.B, Bd.IV. S. 154-155) (11784).

Авиапромышленность:

В начале 1927 был построен У-2. Испытания показали, что машина перетяжелена и решили строить второй (228,60).

В начале 1927 г. Авиатрестом выдал задание на двухместный истребитель Д-2 с мотором М-17 или БМВ-У1 (другие обозначения: Д2, Д2-М17, ДИ-2) - модификации И-3, которое летом 1927 было согласовано с НТК ВВС на летом того же года. Поликарпов в разработке и этого истребителя старался воплотить идею модульной конструкции. От предшественника Д-2 отличался немного большими размерами, наличием второй кабины с турельной установкой двух пулеметов ПВ-1 (10667).

В начале 1927 был готов первый компоновочный чертеж АНТ-6 (ТБ-3), но А.Н.Т. опять отказался ставить его на поплавки, так как не было гидроканала (346,24).

В начале 1927 г. был готов первый компоновочный чертеж самолета, названного в ЦАГИ АНТ-6. Проект сохранил фамильные черты предыдущей конструкции Туполева - ТБ-1 (АНТ-4). Это тоже был цельнометаллический свободнонесущий моноплан с крылом толстого профиля и гофрированной обшивкой, но значительно больших размеров и оснащенный не двумя, а четырьмя двигателями. Из-за большой сложности машины проектирование растянулось на три года и лишь в 1929 г. можно было приступить к постройке опытного образца (8887).

К началу 1927 г. сконструировали первый вариант новой мотоустановки "Лоррэн-Дитрих" для Р-3. Впервые этот двигатель смонтировали на самолете № 4008. В отличие от варианта с М-5, у которого моторама являлась частью каркаса фюзеляжа, ее сделали отъемной, с резиновыми прокладками для гашения вибраций. Вместо сложных в производстве и малопригодных для наших климатических условий радиаторов Ламблена (зимой они замерзали, а летом перегревались) поставили лобовой сотовый радиатор овальной формы. Спереди он имел управляемые из кабины пилота жалюзи. Поскольку более короткий и легкий "Лоррэн" еще больше усугублял проблему с центровкой, то для компенсации из задней кабины убрали один "Льюис" и часть магазинов к нему. Самолет № 4008 проходил заводские испытания с 20 октября по 1 ноября 1927 г.; летал на нем Я.Н. Моисеев. В НИИ ВВС самолет прибыл 14 ноября, но полеты задержались сначала из-за поломки тяги управления рулями высоты, затем из-за отсутствия лыж (уже выпал снег) и, наконец, из-за переделки бензосистемы в борьбе с постоянными утечками горючего. В НИИ на Р-ЗЛД летали пилоты Писа- ренко, Кудрявцев и Волковойнов.

Р-ЗЛД по сравнению с Р-ЗМ5 обладал более высокой скоростью горизонтального полета, но ухудшились скороподъемность и потолок, что опять объяснялось несоответствием винта новому мотору. Рекомендовали сменить винт и выполнить ряд доработок по мотоустановке. В частности, моторама оказалась недостаточно жесткой, что в сочетании с плохой сбалансированностью "Лоррэн-Дитриха" стало причиной тряски в широком диапазоне режимов работы мотора. Рама изгибалась и скручивалась. Устойчивость самолета по-прежнему оставляла желать лучшего. Машину вернули в ЦАГИ, где ее попытались улучшить небольшим увеличением площади стабилизатора. С 18 февраля 1928 г. самолет № 4008 ис- пытывался с новым оперением. Однако, по докладу помощника начальника НИИ Стомана, "увеличение площади стабилизатора на 5,7% едва заметно повысило устойчивость самолета". Возникли также трудности с системой охлаждения. Вода перегревалась до 80 - 85°. За 30 минут полета из расширительного бачка паром уходило до ведра воды! Впоследствии выяснилось, что виноваты некачественно изготовленные радиаторы. Мотоустановку в основном довели к июню, а остальные доработки по плану НИИ завершили к ноябрю 1928 г.

ГАЗ-7 должен был перейти на выпуск Р-ЗЛД с 23-го самолета. Действительно, 10 мая 1928 г. на испытания в НИИ ВВС вышел уже головной серийный Р-ЗЛД № 4023. Проблему устойчивости на нем разрешили введением удлиненной на 400 мм и более жесткой моторамы. Удалось победить и тряску: "Вибрации после соответствующей точной регулировки мотора стали нормальными", - гласил отчет. Хотя и были предъявлены претензии к недостаткам масло- и бензосистем, в целом оценка оказалась положительной: "...может быть рекомендован на снабжение строевых частей ВВС".

Постепенно производство налаживалось. Сдав последние Р-ЗМ5, со второй половины 1928 г. завод полностью перешел на выпуск Р-ЗЛД, причем темпы сборки стабильно нарастали. Постоянным тормозом являлись поставки комплектующих - моторов, приборов, вооружения. В частности, это было связано с тем, что на серийные Р-ЗЛД решили ставить не английские "виккерсы", а новые отечественные пулеметы ПВ-1 конструкции А.В.Надашкевича, отличавшиеся большей скорострельностью. Производство ПВ-1, принятых на вооружение в том же 1928 г., только разворачивалось, а они требовались и для других новых типов самолетов. Поэтому перебои с их поставкой лихорадили предприятия. Так, на 1 октября 1928 г. по плану завод № 22 должен был предъявить приемке 50 Р-ЗЛД, фактически предъявил 44, но некомплектно (в основном без пулеметов). Из них военные приняли только одну машину, а еще 34 им пришлось принять условно (ибо поставка приборов и вооружения по договору являлась обязанностью ВВС). Естественно, что реальная боевая ценность разведчиков без вооружения оказывалась близка к нулю.

Часть нареканий учли. Еще в 1928 г. с самолета № 4024 ввели усиление наиболее опасных шпангоутов распорками, с № 4067 - двойное усиление (т.н. "схема ЦАГИ"). Доработали бензосистему. В ходе серийного производства внесли еще несколько изменений, из которых внешне были заметны только два. С машины № 4074 на ПВ-1 перестали ставить обтекатель, что практически не ухудшило аэродинамики довольно тихоходного самолета, но упростило обслуживание вооружения. Стало легче производить чистку и регулировку установки оружия. Такое решение было предложено еще при испытании самолета № 4023. При этом одновременно укоротили ручку перезаряжания пулемета и установили гашетку на ручке управления самолетом. Правда, позже все-таки сочли, что неприкрытые кронштейны крепления пулемета создают дополнительное сопротивление, и с машины № 4094 их заменили на новые, более обтекаемые. С самолета № 4053 ввели новые бензобаки в крыле. Старые баки вкладывались в плоскости так, что их верхние крышки становились поверхностью крыла и ничем не прикрывались. При виде сверху на крыле были отчетливо видны два гладких прямоугольника на фоне гофрированной обшивки. Новые баки имели овальное сечение и сверху закрывались панелями с гофрированной обшивкой.

По мере отработки технологии, несмотря на постоянный рост веса (за счет усилений конструкции), характеристики Р-ЗЛД столь же неуклонно повышались. В первую очередь увеличивались скороподъемность и потолок, а также улучшались показатели маневренности. Если самолет № 4048 поднимался на 3000 м за 16,28 мин и имел практический потолок 4970 м, то машина № 4101 (выпущенная примерно на полгода позже) показала соответственно 14,73 мин и 5100 м.

Хотя имелись планы дальнейшей модернизации Р-ЗЛД, в частности, замена "льюисов" пулеметами ДА-2, в конце 1929 г. машину, как и предполагалось по планам УВВС, сняли с производства. В документации ОКБ Туполева указывается, что всего выпустили 103 Р-3, в том числе 79 Р-ЗЛД, однако данные ВВС и анализ серийных номеров машин показывают, что их построили несколько больше: 113 - 115 самолетов всех модификаций (11985).

В начале 1927 управляющий германской фирмы Альбатрос Р.Шуберт предложил Авиатресту купить лицензию на производство секретно разработанного в Германии двухместного военного биплана Альбатрос L-77 за 75 тыс. долл., включая опытный образец и обучение (1795,24).

В начале 1927 г. ОСС приступил к проектированию более простого боевика с неподвижной стрелковой установкой. С каждой стороны под нижними крыльями необходимо было разместить по одному пулемету «Максим А2» или «Максим Т3». Чтобы компенсировать вес установок, количество подкрыльных бомбодержателей уменьшили вдвое. Патроны для пулеметов на крыле решили разместить в барабанах. Но для того, чтобы уложить ленту с требуемым УВВС запасом в 500 патронов, нужен был барабан с диаметром не меньше 450 мм. Такие «бочки» существенно ухудшали аэродинамику самолета. Руководство ОСС обратилось к УВВС за разрешением ограничить боезапас 250 патронами на пулемет. Это позволило бы ужать барабаны до приемлемого диаметра 225 мм.

Подвижной вариант тоже предусматривал установку двух дополнительных пулеметов, но с возможностью отклонения вверх и вниз на 15°, вправо и влево на 45°. Управлять движением стволов должен был летнаб. Чем собирались поворачивать пулеметные установки — неизвестно; в те годы в нашей стране не было ни электромеханических, ни гидравлических турелей. По-видимому, разработку обоих вариантов «боевика» в ОСС прекратили в 1928 г.

Возможно, это было связано с появлением более удачной конструкции. В 1928 г. в 5-й авиабригаде в Киеве неподвижно установили на нижних крыльях Р-1 по одному пулемету с каждой стороны. Патронные ленты размещались в ящиках внутри крыла. Новое вооружение опробовали, в том числе стрельбой на полигоне. В 1929 г. на части самолетов бригады подобным способом установили дополнительные ПВ-1; вес пулеметных установок вынудил уменьшить для этих машин бомбовую нагрузку.

Другим эффективным способом поражения пехоты и кавалерии считалось применение большого количества мелких осколочных бомб. Но подвеска их на Р-1 ограничивалась количеством замков на балках бомбодержателей; при переходе на боеприпасы малого калибра реальная бомбовая нагрузка резко уменьшалась, самолет не мог полностью использовать свою грузоподъемность. В 1926 г. на ГАЗ-1 разработали кассеты ДЕР-10, рассчитанные на 2-кг бомбы. Но на серийных Р-1 их не устанавливали (11923).

В начале 1927 купили лицензию на БМВ-6, так как М-13 не удался (1366,12).

С начала 1927 г. приступили к изготовлению деталей V12 («КЕРТИС V») с ПЦН (хотя завершили чертежи варианта V12 («КЕРТИС V») с ПЦН только в июле 1927 г.), а первый опытный образец собрали в начале октября 1928 г. В ходе испытаний столкнулись с разрушением шатунов, также пришлось долго доводить конструкцию ПЦН. Работы были прекращены в середине 1930 г., т.к. двигатель уже не удовлетворял ВВС по мощности. Изготовлено 6 экз. Характеристики:

• 12-цилиндровый, рядный У-образный, четырехтактный, водяного охлаждения;

• безредукторный;

• диаметр цилиндра/ход поршня 125/160 мм;

• полный рабочий объем 23,55 л;

• степень сжатия 5,5. Существовали два варианта:

• У12-500 без ПЦН, мощность 450/503 л.с. (по другим данным — 450/530 л.с.), вес 435 кг (по проекту — 420 кг).

• У12 с одноступенчатым одно скоростным ПЦН, мощность 590 л.с.,

вес 465 кг.

Стал основой для разработки двигателя М-19. На самолетах не устанавливался (11852).

В начале 1927 г. Ремвоздухозавод № 6 получил номер 43 (9536,3).

В начале 1927 года было принято решение о покупке лицензии на производство немецкого авиадвигателя BMW-VI, под который и начали проектирование самолета Р-5 (5016).

Другие оборонные отрасли:

В начале 1927 на заводе "Красный Путиловец" была закончена 45-мм пушка ММ Лендера. Ствол 45-мм пушки ММ системы Лендера был скреплен кожухом. Затвор вертикальный клиновой с 1/4 автоматики (то есть отпирание затвора производилось вручную, а заряжание автоматически после досылки патрона).

Тормоз отката пушки гидравлический, накатник пружинный. Станины станка раздвижные. Первоначально по проекту пушка не имела щита. По проекту основной способ ведения огня был с катков, но при необходимости можно было вести огонь и с походных деревянных колес. Подрессоривание отсутствовало. Пушка была спроектирована в двух вариантах разборном и неразборном. В разборном варианте пушка разбиралась на 5 частей, которые переносились на людских вьюках. На поле боя пушка перекатывалась двумя-тремя номерами расчета на катках или на походных колесах. В походном положении система перевозилась парой лошадей за колесным передком. В полуразобранном виде пушка могла перевозиться на тачанке-тавричанке (3861).

В начале 1927 г., когда исполнение плана-минимум трехлетней программы стало в основном вырисовываться, было принято решение о создании “маневренного танка”. Техническое задание на него было выдано ГКБ ОАТ 17 ноября. В качестве базового завода для освоения серийного производства танка был выделен Харьковский паровозостроительный завод (ХПЗ) им. Коминтерна, на котором образовывалось специальное танковое КБ с перспективой расширения впоследствии объема выпуска танков на Челябинском тракторном заводе (ЧТЗ). Общее руководство работами по танку осуществлял главный конструктор ГКБ ОАТ С. Шукалов; ответственным исполнителем проекта стал ведущий конструктор секции гусеничных машин В. Заславский; моторно-трансмиссионное отделение танка спроектировал А. Микулин. От ХПЗ за создание танка отвечали зам. главного инженера М. Андриянов и зам. начальника тракторного цеха В. Дудка. Непосредственное руководство работами по маневренному танку в Харькове осуществлял инженер С. Махонин. КБ ХПЗ при непосредственном руководстве профессора В. Заславского занималось разработкой ходовой части нового танка, получившего индекс Т-1 -12. В разработке были заняты известные впоследствии конструкторы: Н. Кучеренко, В. Дорошенко, А. Морозов, М. Таршинов, И. Алексеенко. Компоновка Т-12 была подобна американскому Т1.Е1. с двухъярусным расположением очень мощного вооружения - 45-мм длинноствольной пушки или 60-мм (57-мм) гаубицы и трех пулеметов. В качестве силовой установки предполагалось использовать переделанный авиадвигатель “Испано” мощностью 200 л.с. Однако в процессе проектирования и изготовления танк был сильно изменен, девятигранная главная башня, макет которой был установлен на эталоне, была заменена на цилиндрическую, имевшую большую вместимость (от танка Т-24). Вместо двигателя “Испано” заводу “Большевик” в феврале 1929 г. был выдан заказ на отечественный танковый двигатель мощностью 180 л.с. конструкции А. Микулина. Но таковой построен не был, поскольку “Большевик” лихорадило от программы выпуска МС-1, и потому было принято решение по установке на танке отечественного авиамотора М-6 с пониженной до 180—200 л.с. мощностью. Для него В. Заславским и А. Микулиным были заново спроектированы коробка передач и ленточные тормоза (10733,86).



Похожие документы:

  1. Курс на «коренизацию» кадров 53 Евреи и большевистский режим

    Решение
    ... составляли всего 1% от населения полуострова, в то ... фактически сдал свои позиции «Агро-Джойнту» — «капитали­стической американской ... СССР подтвердило свое позитивное отношение к этой идее, сославшись на то, что продолжавшееся пребывание в США советских ...

Другие похожие документы..