Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Район занимает территории Запорожской и Днепропетровской областей; граничит с Донецким, Причерноморским, Центральным и Северо-Восточ­ным районами Укра...полностью>>
'Документ'
Понятие «здоровье» имеет множество определений. Но самым популярным, и, пожалуй, наиболее ёмким следует признать определение, данное Всемирной организ...полностью>>
'Решение'
«О подготовке к аккредитации ООП кафедры прикладной информатики и информационной безопасности по специальности 090103 «Организация и технология защиты...полностью>>
'Конкурс'
3.1. Для проведения конкурса создается Оргкомитет, решающий вопросы, связанные с утверждением положения конкурса, критериев оценки проектов, формирова...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

28 января 1927 была подготовлена Докладная записка в Авиатрест, подготовленная комиссией, по поводу возможности производства в СССР копии Дорнье Валь. Завод 22 был готов с легкостью изготавливать 30 шт, выполняя в среднем за то же рабочее время, что и Р3-М5 (2335,115).

Другие оборонные отрасли:

29 января 1927 г. Протокол Реввоенсовета № 16. 1. Состояние мобработы по подготовке промышленности к войне. (Егоров). (РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 16. Л. 156157) (12342).

За рубежом:

29 января 1927 с назначением В.Маркса канцлером в Германии закончился правительственный кризис (3907,146).

29 января 1927 г. канцлер Маркс, который удержался у власти, сформировал новое правительство, в котором Гесслер сохранил за собой пост военного министра, в Москве, видимо, поняли, что опасения были напрасны и что они «переборщили» с решением, которое вскоре было существенно откорректировано: Политбюро ЦК ВКП(б) решением от 24 февраля 1927 г. теперь уже ограничивало продолжение военного сотрудничества с немцами «только легальными формами». Окончательным итогом борьбы различных ведомств обеих стран (военное министерство Германии и НКИД СССР были скорее «за», РВС СССР и МИД Германии скорее «против»), после всех неудач и скандалов Явилась согласованная позиция в пользу продолжения военного сотрудничества на «легальной базе» (В письме к Уборевичу в декабре 1927 г. Ворошилов писал, что «гранатная кампания» выявила в Берлине определенные прозападные течения, которые пытались «использовать связи с нами в целях шантажа [... ] Мы даже одно время думали свести до минимума все установившиеся у нас с Р. В. связи». (РГВА, ф. 33987, оп. 1, д. 667, л. 11) (11784).

Авиапромышленность:

31 января 1927 начальник снабжения РККА П.Е.Давыдов и начальник Артиллерийского управления РККА Г.И.Кулик обратились в Реввоенсовет с ходатайством о принятии на вооружение ПВ-1 (86,222).

По другим данным на вооружение приняли еще в ноябре 1926

Внешняя политика:

31 января 1927г. была распущена Международная контрольная комиссия, созданная державами Антанты для контроля за разоружением Германии, Локарно, прием Германии в Лигу Наций, окончательный вывод французских войск из Рейнской зоны (июнь 1930 г. ), принятие «плана Юнга» о снижении Германией суммы выплаты ею репараций, а затем окончательное их аннулирование, означали однозначное стремление западных держав не допустить того, чтобы Германия в конце концов оказалась перетянутой на сторону СССР. Да и, объективно говоря, вся сумма иных факторов (принадлежность Германии к западному миру и в географическом, и в экономическом, и в политическом, и в философском отношении) свидетельствовала о том, что односторонняя ориентация Германии на Восток не могла продолжаться длительное время. Одним словом, реинтеграция Германии в структуры Запада становилась реальностью. Москве же после полосы признаний пришлось пережить в 1927 г. ряд чувствительных неудач во внешней политике. Помимо того, что «Форвертс» в течение всего первого квартала 1927 г. на все лады смаковал тему тайных отношений Красной Армии с райхсвером, в феврале в Польшу перелетел советский летчик Клим, в мае с треском, после обыска «Аркоса» были разорваны дипотношения с Англией, в июне в Варшаве был убит полпред СССР П. Л. Войков, а осенью из Парижа был выслан советский полпред X. Г. Раковский. В связи с этим Москве пришлось, в свою очередь, предпринять ряд внешнеполитических шагов, в том числе значительно нивелировать взаимоотношения с Германией и выдерживать в дальнейшем весьма умеренную и реалистическую линию. Это проявилось в урегулировании конфликта со Швейцарией, вызванного убийством в Лозанне в 1923 г. советского представителя В. В. Воровского (апрель 1927 г. ); в участии советского представителя в работе подготовительной комиссии по созыву конференции по разоружению в Женеве, а затем и в самой конференции; в выдвижении на ней предложений о всеобщем и полном разоружении (ноябрь 1927 г. ); в присоединении СССР к пакту Бриана-Келлога об отказе от войны как орудия национальной политики (август 1928 г. ); в форсированном введении в действие этого пакта подписанием по инициативе СССР Московского протокола совместно с Польшей, Румынией, Эстонией и Латвией (февраль 1929 г. ); в восстановлении отношений с Великобританией (октябрь 1929 г. ), заключении договоров о ненападении с Польшей (июль 1932 г. ) и Францией (ноябрь 1932 г. ). При этом на сближение с Польшей и Францией повлияла также экспансия Японии в Северо-Восточном Китае. Манчжурский инцидент 18 сентября 1932 г. привел к активным военным действиям японской армии и, в конечном счете, к провозглашению 9 марта 1932 г. марионеточного государства Манчжоу-Го. Таким образом, опасность войны на два фронта была тоже одним из побудительных мотивов заключения пактов с Польшей и Францией. Это позволило руководству СССР сконцентрировать свои усилия на укреплении обороны на Дальнем Востоке. Особое же внимание Москвы к Германии, несмотря на наличие широкой договорно-правовой базы их отношений, прошло пик своего развития. Этому способствовали и многочисленные неудачные попытки Коминтерна дестабилизировать обстановку как в Германии (март 1921 г., октябрь 1923 г. ), так и в других странах (Эстония, Польша, Венгрия, Болгария) путем разжигания революции (Подробней об этом см.: Walter J. Krivitsky. I was Stalin's Agent. London, 1940). Москва поняла, что время революций прошло. В немалой степени на спад специфического интереса к Германии и интенсивности взаимоотношений Москвы с Берлином на фоне относительно устойчивых экономических взаимоотношений повлиял и уход со своих постов (в результате отставки или смерти) творцов «рапалльской политики». Так, после смерти германского посла Брокдорфа-Ранцау (август 1928г. ), с которым советского наркома иностранных дел связывали не только межгосударственные дела, но и «сердечные отношения», так называемый «фактор Чичерина» сильно ослаб. Начиная примерно с 1928 г., Чичерин стал постепенно отходить от дел, и оперативное руководство НКИД все более переходило в руки англо- и франкофила Литвинова (В октябре 1929 г. умер Штреземан, с ним отошла в прошлое целая эпоха в истории Ваймарской Республики. Его в правительстве «большой коалиции» заменил Ю. Курциус). Это означало, что советская внешняя политика теперь еще более определялась директивами «инстанции», члены которой постоянно ссылались на опыт Парижской коммуны. А философия «осажденной крепости» требовала наличия хорошо вооруженной и подготовленной, организованной армии. Поэтому военные отношения с Германией были поставлены на сугубо деловую, прагматическую основу: началось самое широкое изучение и внедрение опыта германской армии в РККА за счет обучения кадров в летной, танковой и химической школах райхсвера на территории СССР, посылки советских краскомов на длительное — до года — обучение в Германию, а также на маневры, полевые поездки и штабные игры райхсвера, привлечение германских преподавателей в академию им. Фрунзе. Отдельной темой, привлекавшей пристальное внимание военного руководства СССР, стало непременное участие советских специалистов в проводившихся в «Липецке», «Каме», «Томке» испытаний техники и отработке современных методов ведения боевых (наступательных и оборонительных) действий (11784).

За рубежом:

31 января 1927 закончился период военного контроля, осуществляемый в Германии межсоюзнической комиссией (2100).

Авиапромышленность:

В конце января 1927 г. ОСС ЦКБ направил Авиатресту письмо, указав на необходимость установки на У-2 надежного серийного мотора отечественной или зарубежной разработки. Авиатрест предложил в случае задержки испытаний новых моторов М-11 и М-12 установить на У-2 закупленные ранее двигатели “Люцифер” в 100 л.с. или “Сальмсон” мощностью 120 л.с. (10667).

Авиапромышленность:

В январе 1927 в НИИ ВВС закончились испытания самолета ФОРМАН-ГОЛИАФ, которые проходили с 8 сентября 1926.

Поступил из 8 сентября 1926 года из 55 Тяжелой эскадрильи.

Полное испытание на земле и исправление всех технических недочетов.

После окончания всех переделок самолет был снят с летных испытаний особым распоряжением в январе 1927 года (6949, 63).

В январе 1927 г. началась разработка проекта Л2-2ЛД с французскими "Лоррэнами" в двух вариантах - полутора- плана и "чистого" (с одинаковым размахом верхнего и нижнего крыла) биплана. В сентябре того же года их представили на рассмотрение Техническому совету Авиатреста. Выбрали полутораплан. В ходе дальнейшего проектирования самолета, переименованного в ТБ-2, перешли к использованию более мощных немецких моторов BMW VI. Большой деревянный биплан мог нести до 2000 кг бомб (из них 800 кг - внутри фюзеляжа). Оборонительное вооружение складывалось из пяти-семи пулеметов.

В марте 1929 г. макетная комиссия утвердила полноразмерный макет бомбардировщика, опытный образец которого к тому времени уже начали строить. Начало летных испытаний ТБ-2 задержалось сначала из-за выявленной недостаточной жесткости бипланной коробки, затем из-за ареста Поликарпова, объявленного "вредителем". Уже без него весной 1930 г. самолет прошел краткие заводские испытания, на которых показал скорость 216 км/ч - немного больше, чем у туполевского ТБ-1. Но по всем остальным характеристикам он уступал конкуренту, уже запускавшемуся в серийное производство. Работы по ТБ-2 прекратили (12036).

В январе 1927 начались повторные заводские испытания И1-М5 и М.М.Г. выполнил по 8 витков левого и правого штопора, а затем машину отправили в НИИ ВВС, где А.И.Жуков выполнил весь комплекс фигур пилотажа (228,49).

В январе 1927 начали постройку АНТ-5 и завершили к августу (346,20).

По другим данным - в ноябре 1926 начали и в июне 1927 закончили.

В январе 1927 начали окончательное проектирование И-3 БМВ6 (1028,80).

К январю 1927 г. относятся первые упоминания И-5, однако потребовалось несколько месяцев, чтобы окончательно определиться с заданием на проектирование этой машины. Произошло это 10 августа 1927 г. на заседании технического совета Авиатреста (Государственный трест авиапромышленности, призванный для координации действий проектных и промышленных организаций образован в 1925 г.). Было заявлено о желании ВВС получить новый самолет-истребитель смешанной конструкции (то есть в основном из дерева), который обозначили И-5. Среди прочих участников на заседании присутствовали два конструктора-конкурента — Туполев и Поликарпов.

Андрей Николаевич Туполев представлял Конструкторский отдел ЦАГИ, где создали цельнометаллический истребитель И-4 (АНТ-5), оснащенный двигателем воздушного охлаждения Гном-Рон «Юпитер» мощностью 420 л.с. Первый полет этого самолета состоялся ранним утром 10 августа, поэтому немудрено, что через несколько часов после успешного дебюта И-4 Туполев на упомянутом заседании Авиатреста чувствовал себя особенно уверенно.

Николай Николаевич Поликарпов представлял конструкторский коллектив сектора Опытного Сухопутного самолетостроения Центрального конструкторского бюро (ОСС ЦКБ) Авиатреста. Здесь совсем недавно закончилась многомесячная эпопея утверждения технического задания на истребитель И-3 смешанной конструкции с двигателем жидкостного охлаждения ВМ\У-У1 мощностью 500 л.с. В августе 1927-го рабочее проектирование И-3 находилось в самом разгаре, кроме того, началось изготовление отдельных узлов и агрегатов самолета (12295).

В январе 1927 договор о Дерулюфт продлили на следующие 5 лет и сторонами выступали Люфтганза и правительство СССР. Директорами назначили А.С.Давыдова (в 1930 отстранили и обвинили в гос. измене) и Фетте. Люфтганза платила 165 тыс. долл., а СССР - 110 тыс. Вскоре Фоккеры заменили 6 новыми Дорнье Меркюр с БМВ 6. Маршрут стал проходить через Ригу вместо Ковно (1795,42).

В январе 1927 в ОСС ЦКБ начались работы над П1 БМВ-4 (7473, 47).

В январе 1927 г. новый вариант эскизного проекта И3-БМВ6 был направлен в НТК ВВС и утвержден им 4 февраля 1927 г. Однако ввиду стремительного развития авиации уже требовалось вновь откорректировать задание. ОСС ЦКБ был вынужден оперативно переработать проект под новые технические требования к истребителю И-3. “При докладе эскизного проекта ИЗ Техническому Совету ОСС ЦКБ отметил, что ни один из вышеуказанных моторов (Райт “Торнадо” III, М-13, БМВ-У1) не является современным в смысле пригодности для истребителей, так как большой вес этих моторов и большие габариты их обуславливают увеличение размерностей истребителя и понижения его маневренности. Это же мнение ОСС ЦКБ повторил и при рассмотрении в Техническом Совете и НК УВВС предварительного проекта, причем указывал как на пример удовлетворительного мотора для истребителей на моторы Испано-Сюиза 600 л.с. и Нэпир 550 л.с. В силу объективных условий, однако, НК подтверждал необходимость установки на ИЗ мотора БМВ6”, - писал Н.Н.Поликарпов руководству Авиатреста в октябре 1927г. (10667).

К январю 1927 г. относятся первые упоминания об И-5 (первом Н.Н.П.), однако, потребовалось несколько месяцев, чтобы окончательно определиться с заданием на проектирование этой машины (10729).

В январе 1927 г. — феврале 1928 г. был подготовлен проект М-13М, заимствовавший многое от американского мотора Райт Т4 «Тайфун» (11852).

В январе 1927 г. начались настоящие испытания М-9 и продолжались до июня. Мотор Л.И. Старостина имел восемь параллельно стоящих цилиндров, расположенных как патроны в барабане револьвера. Передача вращения на выходной вал осуществлялась через косую шайбу. Мощность оказалась ниже расчетной, а надежность двигателя — очень плохой. Более к авиамоторам подобной схемы в Советском Союзе не обращались. Мотор с параллельным расположением цилиндров и передачей через коническую шайбу. Проектировался под руководством Л.И. Старостина на заводе «Икар» с привлечением специалистов НАМИ с 1922 г. Построен в одном экземпляре на заводе «Икар» в августе 1925 г. как экспериментальный. На первых же испытаниях вышел из строя и дорабатывался до января 1927 г. Испытания завершились в июне того же года.

Характеристики:

• 8-цилиндровый, с параллельным барабанным расположением цилиндров;

• оконно-щелевое газораспределение;

• безредукторный;

• без наддува;

• диаметр цилиндра/ход поршня 140/180 мм;

• степень сжатия 3,1;

• мощность (по проекту) 400 л.с. (11852)

В январе 1927 года срок концессионного соглашения о деятельности компании "Дерулюфт", который истек в 1926 г., был продлен еще на пять лет. На этот раз "Дерулюфт" в сотрудничестве с компанией "Люфтганза" продлевает немецкий маршрут до Берлина. Парк самолетов постепенно насыщается новыми образцами, "Фоккеры" F.III заменяются более комфортабельными машинами конструкции Клода Дорнье - Dornier "Merkur". Однако это уже более поздняя история, которая будет рассказана отдельно (11956).

В январе 1927 года канал ЦАГИ был заполнен водой. О точности укладки рельсового пути, начатой летом 1928 года, говорит то, что благодаря учёту кривизны поверхности Земли уход рабочей поверхности рельсов от прямой линии составил на длине гидроканала около 3 мм. 30 апреля 1930 года канал был запущен в работу, и уже через несколько недель здесь начались исследования.

В 1930-е годы во всём мире, в том числе и в Советском Союзе, бурно развивалась гидроавиация. В экспериментальном гидродинамическом отделе (ЭГО)  ЦАГИ  прошли комплексные исследования и  испытания  модели всех отечественных гидросамолётов того периода. В их числе сложные экспериментальные исследования удара гидросамолёта о воду при посадке. В это же время проведены очень важные физические исследования по глиссированию на схематизированных моделях (12744).

Другие оборонные отрасли:

В январе 1927 года инженер Ленинградского металлического завода (ЛМЗ) А. Г. Дукельский предложил установить 356/52-мм орудие от недостроенных линейных крейсеров типа "Измаил" на ж. д. транспортерах (3861).

В январе 1927 г. инженер Ленинградского Металлического завода А. Г. Ду кельский предложил установить 356-мм орудия линейных крейсеров русского военно-морского флота типа “Измаил” на железнодорожные платформы (11454).

В январе 1927 при НТК Арткома ГАУ было создано КБ по модернизации существующих и разработке новых образцов артиллерийского вооружения, в т.ч. боеприпасов. Включили специалистов Косартоп. В 1929 передали в промышленность, но тысячу оставили в кадрах (5484,527).

В январе 1927 г. при Научно-техническом комитете Арткома ГАУ создали конструкторское бюро по модернизации существующих и разработке новых образцов артвооружения. В это время заказы на разработку и поставки авиационного вооружения находились в сфере влияния этой организации. В состав бюро вошли многие специалисты, работавшие в комиссии по особым артиллерийским опытам - КОСАРТОП. Между тем в 1929 г. правительство приняло решение о передаче военными не только всех разработок в развивающуюся промышленность, но и специалистов. Впрочем, последние сохраняли за собой право оставаться в кадрах РККА (7453).

В январе 1927 г. на московском заводе "Спартак" началось изготовление трех опытных образцов малолитражек. К 1 мая сделали первое шасси (эта машина и прошла с первомайской демонстрацией по Красной площади) (10688).

В январе 1927 г. Р.А. Муклевич писал председателю Научно-технического комитета ВМС (НТКМ) Н И. Игнатьеву:

"У нас возникают постоянные недоразумения с Остехбюро. Последнее считает, что его достижения тенденциозно оцениваются морскими силами и что оно в лицах наших специалистов не находит достаточной поддержки. Мне хотелось бы создать в Ленинграде такую комиссию специалистов нашего флота в количестве 3-4 человек, которая была бы в курсе всей работы Остехбюро по Морведу (Морскому ведомству) и давала бы этим работам компетентную оценку и направление. С другой стороны, эта комиссия должна была Выдавать мне нужный материал по работам Остехбюро. Эта комиссия должна состоять из лиц, материально абсолютно не заинтересованных в работах Остехбюро и не получающих оттуда никакого вознаграждения. Председателем этой комиссии должны быть Вы".



Похожие документы:

  1. Курс на «коренизацию» кадров 53 Евреи и большевистский режим

    Решение
    ... составляли всего 1% от населения полуострова, в то ... фактически сдал свои позиции «Агро-Джойнту» — «капитали­стической американской ... СССР подтвердило свое позитивное отношение к этой идее, сославшись на то, что продолжавшееся пребывание в США советских ...

Другие похожие документы..