Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В соответствии с Федеральным законом от 22.10.2004 №125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации», Областным законом от 21.02.2007г. №638-ЗС «Об ар...полностью>>
'Документ'
закрепление материала в течение недели при подготовке домашних заданий - все домашние задания проверяются и МАРКИРУЮТСЯ лектором по правилам ДипИФР, ч...полностью>>
'Урок'
8.Цель урока: изучение видов сложноподчиненного предложения в зависимости от значения; формирование умения проводить пунктуационный анализ сложноподчи...полностью>>
'Документ'
Повторить слова упр.4 стр. 33. Подготовка к диктанту по теме «части тела». Повторить упр.1-6 стр. 36-37. Выразит. Чтение диалога . (учитель: Юрина А.Г...полностью>>

Главная > Сборник статей

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Автором, разумеется, помимо примеров «безответственного дизайна» приводятся примеры и положительные: разработки полезных, нужных людям вещей, недорогих, не подверженных моральному устареванию и нередко остроумных по своему конструктивному решению, функциональной целесообразности, радикальной новизне и эстетически привлекательных. Нередко это разработки молодых дизайнеров, в том числе студентов, включая тех, кого обучал сам автор этой книги.

Вторая часть монографии «Как все могло быть», также как и первая, состоит из 6 глав, посвященных темам: «Борьба с рутиной: Изобретения и нововведения»; «Древо познания: Биологические прототипы в дизайне»; «Ответственность дизайна»; «Дизайн окружающей среды: Загрязнение среды, перенаселение, экология»; «Неоновая школьная доска: Дизайнерская подготовка, дизайнерские коллективы»; «Дизайн для выживания и выживание с помощью дизайна».

Автор утверждает: «Важнейшей способностью дизайнера является его умение осознавать, выявлять, определять и решать проблемы. На мой взгляд, в дизайне главное — это чувствовать смысл проблем, быть их «первооткрывателем» и уметь обозначать проблемы, которые еще не осознаны, не выявлены, и придумать, как их решать. Количество и сложность таких проблем возросли настолько, что нужно постоянно находить все новые и все лучшие решения» [9, с. 183]. С этим утверждением нельзя не согласиться. Это кредо настоящих профессионалов дизайна, эрудированных, талантливых, социально ответственных и нацеленных на решение перспективных задач, смотрящих в будущее.

В первой главе рассматриваются особенности творческого мышления дизайнеров (в отличие от аналитического и расчетного, свойственного инженерам) и пути преодоления блокировок — препятствий на пути новых подходов к решению задач. В связи с этим автор предлагает ряд методов, помогающих решению этой проблемы (преодоления блокировок нашего сознания), которые разработаны эвристикой — наукой, изучающей продуктивное творческое мышление и разрабатывающей специальные методы, используемые в процессе открытия нового. Несмотря на существование обширной литературы по эвристике, ее методы, насколько известно автору статьи, в гораздо большей мере осваиваются инженерами, чем дизайнерами (в том числе и отечественными).

Тоже самое можно сказать и о проблеме бионики, рассматриваемой во второй главе книги В. Папанека. Если в инженерно-техническом и архитектурном творчестве есть немало примеров разработок, основанных на изучении законов и принципов формообразования в живой природе (биоморфологии, биомеханики), а также изучении поведения живых существ в природе (этологии), то в дизайне таких примеров крайне мало. Биодизайн — это, скорее всего направление дизайна будущего.

Во второй части книги, как и в первой, специально выделяется и анализируется проблема ответственности дизайна.

«Сегодня множество предметов повседневного пользования производится по утилитарному и эстетическому стандарту, часто совершенно не связанному с нуждами потребителя», констатирует автор [9, с.250]. И далее: «Целая категория предметов-фетишей для общества потребления была создана в результате бездумной траты дизайнерского таланта на такие безделушки, как покрытые норковым мехом крышки унитаза, хромированные дозаторы мармелада для тостов, электронные сушилки лака для ногтей, мухобойки в стиле барокко» [9, с.251].

Отдельно рассматривается вопрос об упаковке товаров, разрабатываемой дизайнерами для привлечения внимания потребителей и побуждения их к покупке. «Внешняя форма, а не содержание оказывается на первом месте во всем»… «Промышленность специально заказывает дизайнерам «художественную упаковку», чтобы продавать по завышенным ценам товары устаревшие, дешевые или просто негодные» [9, с. 252, 254].

Приводятся примеры соотношения стоимости упаковки товара и стоимости самого товара: жестяная банка (или бутылка) для пива стоит в 5 раз больше налитого в нее пива; пакет для картофельных чипсов, обертка жевательной резинки, бутылка газированной воды стоит в 2 раза больше товара; упаковка для овсяных хлопьев к завтраку, банка супа или детское питание стоят в 1/5 раза больше находящейся в них пищи [9, с.254].

Автор справедливо сетует на недостаток дизайнеров, работающих над социально значимыми проектами в сравнении с теми, кто обслуживает интересы бизнеса (в ущерб интересам потребителей), а также на то, что «слишком мало статей в профессиональных журналах или докладов на конференциях по дизайну, касающихся профессиональной этики и ответственности, идущих дальше непосредственных потребностей рынка» [9, с.259].

Далее в этой главе В. Папанек систематизирует, анализирует и разоблачает 5 мифов, на которых по его наблюдению, основана философия промышленных дизайнеров:

        1. Миф массового производства (расчеты автора на примере стульев показывают, что дизайнеры работают вовсе не для миллионов населения, а в среднем для 1/5000 населения, в то время как в развивающихся странах существует острая потребность в почти 2-х млрд. недорогих простых стульев для школ, больниц, жилых домов).

        2. Миф устаревания (на примерах фотоаппаратов «Полароид», автомобилей «Фольксваген» и зажигалок «Зиппо» автор доказывает, что можно производить долговечные вещи без ущерба для прибыли промышленности, а поскольку большая часть продукции устаревает технологически, то специально программировать устаревание вещей при нехватке сырья социально-экономически неразумно и вредно).

        3. Миф человеческих потребностей (на примерах производства, рекламы и продажи американских, европейских и японских автомобилей доказывается, что производители часто ориентируются не на действительные, а на кажущиеся потребности народа, базирующиеся не на реальной потребительской ценности вещей, а на их престижной значимости для покупателей).

        4. Миф о неспособности дизайнера повлиять на ситуацию. (Оправдания дизайнеров в том, что многие неудачи — это ошибки дирекции, отделов продаж, маркетинговых исследований, опровергаются следующими фактами: «… более, чем 200 товаров, продающихся по каталогу и навязанных потребителям в 1983 г., были придуманы, изобретены, запланированы, запатентованы и произведены представителями дизайнерской профессии» [9, с.262]).

        5. Миф о том, что качество уже не имеет значения (анализ покупок населением изделий разных видов выявляет постоянно сохраняющееся предпочтение продукции тех фирм, которые действительно обеспечивают высокое качество своих товаров).

Дизайнер, утверждает автор, часто способен в своей работе сыграть большую роль, чем он сам обычно думает. Высокое качество, новые концепции и понимание пределов массового производства могут определить значение дизайна для большинства людей мира, а не для сравнительно небольшого рынка внутри страны.

Единственно верное и перспективное направление работы дизайнеров — это дизайн для реальных человеческих потребностей, а не искусственно инициируемых желаний обладания престижными вещами, основанных на фетишизации вещи-товара и потребительской психологии, воспитываемой рекламой.

В. Папанек выделяет ряд социально важных проблем, остающихся без внимания дизайнеров:

  1. Дизайн для населения стран третьего мира.

  2. Дизайн для людей с ограниченными возможностями (с отставаниями в развитии, инвалидов, нетрудоспособных).

  3. Дизайн для медицины, хирургии, оборудования стоматологических клиник и больниц.

  4. Дизайн для экстремальных исследований.

  5. Дизайн систем подержания жизни человека в экстремальных условиях.

  6. Концептуально-новаторский дизайн.

«Если профессия дизайнера стремиться стать полезной, она должна учитывать в своем развитии все шесть возможных направлений. Немногие дизайнеры на сегодняшний день поняли эту задачу и откликнулись на нее» [9, с. 277]. В этом проявляется пока еще не реализованный в полной мере гуманистический потенциал футуродизайна.

Рассматривая в следующей главе проблемы загрязнения окружающей среды, экологии, перенаселения; ухудшения здоровья людей в результате нарушения экологического баланса в природе и человеческом обществе (не только в отсталых и бедных странах третьего мира, но и в развитых странах), анализируя на многочисленных примерах истоки, причины этих проблем, автор здесь же предлагает меры, направленные на повышение качества жизни людей в мире, базирующиеся на принципах антропоцентризма и гуманизма в противовес техницизму и коммерциализации всех сфер деятельности.

«Мы начинаем понимать, что основная задача нашего общества заключается уже не в производстве товаров. Делая выбор, мы должны теперь задаться вопросом «насколько полезно?», а не просто «сколько ?»… «Может быть, мы все еще считаем, что религия, секс, нравственность, структура семьи или медицинские исследования далеки от дизайна? Но расстояние между ними быстро сокращается. Дизайнер может и должен быть полностью вовлечен в круговорот этих изменений. Он может выбрать определенный образ действия из гуманных соображений, но независимо от этого он будет вынужден поступать так, просто желая выжить в не слишком отдаленном будущем» [9, с. 307 — 308].

Совершенно логично, что автор в предпоследней главе книги обращается к проблеме подготовки дизайнерских кадров, справедливо критикуя сложившиеся методы и организацию обучения, а также философию многих дизайнеров: «… смесь равных пропорций самоуверенного и самовыражающегося богемного индивидуализма и грубого, нацеленного на выгоду материализма» [9, c. 315].

Исходя из понимания того, что разнообразные объекты дизайн-проектирования — элементы одного нелинейного, симультанного, интегрированного, всеобъемлющего целого, являющиеся соединительными звеньями между человеком и средой обитания, автор предлагает внедрить вместо узкоспециализированной подготовки дизайнеров (по аналогии с подготовкой инженеров) интегрированный дизайн. Это по его убеждению, позволит специалисту, занимающемуся дизайном, оставаться универсалом, использующим специализированные знания, навыки, инструменты проектирования в зависимости от специфики объекта разработки.

«Если мы хотим соотнести окружающую человека среду с психофизиологической целостностью его личности, то нам нужен новый дизайн как функций, так и структуры всех инструментов, изделий, превращение жилищ и поселений человека в интегрированную жилую среду, способную к росту, изменениям, адаптации, регенерации в ответ на потребности человека» [9, с.324].

Эта концепция В. Папанека перекликается с концепцией А. В. Рябушина — его идеей интегрального проектирования жилой среды будущего [6].

«Интегрированный дизайн, дизайн в целом, требует специалистов, способных всеобъемлюще воспринимать процесс проектирования. Увы, дизайнеров такого уровня пока не выпускает ни одна школа. Их подготовка должна выйти за рамки узкой специализации и включать дисциплины, которые в настоящее время считаются связанными с дизайном лишь косвенно или вообще не связанными» [9,с. 325].

В. Папанек считает обязательным для обучаемых дизайну уменье выявлять проблему, которую необходимо решать, определять уровень ее сложности, способность рассматривать проблему в историческом контексте, социальном и аксиологическом аспектах (с позиций системы человеческих ценностей). Он обосновывает целесообразность комплектования небольших групп студентов, а также важность прививания им навыков сотрудничества, умения работать в междисциплинарной команде. В книге приводятся примеры из собственной педагогической практики автора, описываются методы обучения (в том числе взаимообучения студентов, дополняющих друг друга в разных областях знаний и умений), а также описываются конкретные разработки, выполненные студентами и нацеленные на решение задач, действительно актуальных для людей.

Ценность такого опыта обучения будущих дизайнеров не подлежит сомнению. Он может рассматриваться как важный компонент формирования футуродизайна.

Подытоживая изложенные в монографии идеи, автор пишет: «Интегрированный дизайн всеобъемлющ; он старается учесть все факторы и детали, необходимые для того, чтобы принять решения. Интегрированный всеобъемлющий дизайн прогностичен. Он стремится рассматривать реальные факты и тенденции и постоянно экстраполировать, а также интерполировать информацию из будущего, которое он конструирует. Интегрированный, всеобъемлющий прогностичный дизайн — это процесс планирования и формирования, который непрерывно идет на стыке между различными дисциплинами» [9, c.354].

«Дизайн, чтобы быть экологически ответственным и социально отзывчивым, должен быть революционным и радикальным в самом прямом смысле». И далее автор утверждает: «Идеи, а также, широкий, лишенный узкой специализации, интерактивный коллективный взгляд…, которые дизайнер может дать миру, должны теперь соединиться с чувством социальной ответственности. Во многих областях дизайнеры должны освоить искусство перепроектирования. Так нам возможно, и удастся достичь выживания через дизайн» [9, c, 378] .

Совокупность идей, рассмотренных в книге В. Папанека, по существу представляет собой манифест дизайна будущего, призванного посвятить свое творчество (вместе с другими специалистами) реальному повышению качества жизни людей.

Еще в 1970 году В. Папанек, заявил о необходимости формирования под эгидой ЮНЕСКО Международного совета по прогностическому дизайну [9, с. 373]. Ему предложили учредить такой Совет, правда в виде школы повышения квалификации. Разумеется, это не тот масштаб.

Такой проблемой, казалось бы, должны были заняться Международные советы обществ дизайна — ICSID, IFI, ICOGRADA. Но они специализированы по объектам своего творчества: промышленный дизайн, дизайн интерьера и графический дизайн. В начале нового тысячелетия был, как известно, организован Международный альянс этих давно существующих интернациональных объединений дизайнеров — IDA (International Design Alliance). Поскольку этот альянс ориентирован по своей цели и задачам на интеграцию деятельности ICSID, IFI, ICOGRADA, он мог бы взять на себя организацию в международном масштабе замысла В. Папанека.

Что касается отечественного футуродизайна, то в начале статьи упоминалось о запоздалой попытке ВНИИТЭ, Союза дизайнеров и Союза архитекторов вплотную заняться проблемой проектного прогнозирования в нашей стране и о проведении первой Всесоюзной научно-практической конференции на эту тему с выставкой перспективных проектов «Футуродизайн — 89». Разрушение Советского Союза и социалистической плановой экономики не позволило реализовать программу соответствующих исследований и разработок.

Однако, вопросы, поднятые и обсуждавшиеся на той конференции (и теоретические, и практические, и методические), а также концептуальные предложения разных специалистов, выступавших тогда с докладами и сообщениями, или представивших свои футурологические идеи в проектах на выставке, не потеряли своего значения и в настоящее время, несмотря на то, что за прошедшие с тех пор почти четверть века в стране кардинально изменился социально-экономический строй, а с ним и отношение к дизайну, и масштабы, и сфера его востребованности, и возможности влияния на жизнь людей.

Достаточно обстоятельно и программа, и цель, и задачи и, главное, содержание докладов и сообщений на упомянутой конференции, и тематика работ, посвященных разным аспектам футуродизайна, представленных в экспозиции, были освещены в статье Д. Н. Щелкунова и П. А. Нефедова «Размышляя о будущем», опубликованной в журнале «Техническая эстетика» в 1990 г. [11].

Не меньший интерес представляет содержание статьи этих же авторов «Ваше мнение? Ваши прогнозы?», опубликованной в одном из следующих номеров «Технической эстетики» в 1990 г. [12], в которой дан обзор и анализ результатов анкетирования участников конференции по разным аспектам проблемы проектного прогнозирования.

В последнее десятилетие прошлого века и в начале нового века футурологические разработки в дизайне осуществлялись российскими дизайнерами крайне редко. Это были единичные курсовые или дипломные работы студентов промышленного дизайна, или проекты, представлявшиеся иногда на выставках дизайна, или разработки наших дизайнеров, выполненные для участия в международных конкурсах других стран.

Наиболее ярким примером оригинального, социально значимого для многих стран мира футурологического дизайн-проекта явилась разработка членов Союза дизайнеров С.-Петербурга под названием «ALTFUEL» (альтернативное топливо), выполненная А. Г. Петровым, А. В. Беляновой и Н. Г. Якуничевым и представленная на 10-м юбилейном Международном конкурсе дизайна в Осаке в 2001 г., который был назван японцами «Послание в будущее».

Суть концепции — использование энергии ветра и морской воды для производства водорода в качестве экологически чистого возобновляемого топлива. Авторами был разработан оригинальный парусный танкер-катамаран, движение которого обеспечивает работу турбин, вырабатывающих электричество, используемое для гидролиза воды.

Водород, получаемый в результате гидролиза, заполняет цистерны танкера, откуда может перекачиваться на берег или специализированное судно. Танкер оснащен парусами жесткой телескопической конструкции, представляющими собой в сечении сужающийся кверху уплощенный эллипс, поворачивающийся на оси-мачте, закрепленной на основании в форме диска. Управление парусами осуществляется электронно-механическим способом с помощью компьютера.

Достоинствами проекта являются предложенный способ реализации технической идеи, проработка конструкции судна (на уровне эскизного дизайн-проекта), и, безусловно, эстетическая выразительность и образность этого футурологического сооружения. Проект был высоко оценен жюри конкурса. Российским дизайнерам был вручен «Золотой приз» Министерства экономики, торговли и промышленности Японии. В этой стране давно ценятся не только научные и технические идеи, но и дизайнерские новаторские концепции и разработки, как своих, так и зарубежных авторов, чего, к сожалению, нельзя сказать о нашей России.

Будущее отечественного дизайна (именно промышленного дизайна, а не дизайна рекламы, модной одежды, уникальных интерьеров) зависит от совокупности ряда условий: уровня развития реальной экономики в стране, прежде всего разнообразной промышленности, (позволяющей в перспективе снизить зависимость от импортной продукции производственного и бытового назначения); степени заинтересованности в дизайне, основанной на понимании его потенциальных возможностей, со стороны государственных (федеральных и региональных) органов власти и коммерческих структур, связанных с реальной экономикой; активности дизайнерских сообществ — Российского Союза дизайнеров и их региональных объединений; уровня развития пропаганды дизайна в средствах массовой информации и в специализированных изданиях; системы и качества подготовки специалистов дизайна; уровня и продуктивности международных контактов в сфере дизайна; профессионализма и социальной ответственности дизайнеров, их гуманистической ориентации.

Список литературы

  1. Медведев В. Ю. Сущность дизайна: учеб. пособие. — 3-е изд., испр. и доп. — СПб.: СПГУТД, 2009. ––110 с.

  2. Антонов Р. О. Щелкунов Д. И. Предистория футуродизайна // Техническая эстетика, 1990, №1. — С. 8 — 15.

  3. Чернихов Я.Г. Конструкция архитектурных и машинных форм. — Л.: Издание Ленингр. общ-ва архитекторов. — 1931. — 314 с.

  4. Архитектура Запада–4. Модернизм и постмодернизм: Критика концепций / ЦНИИ теории и истории архитектуры. — М.: Стройиздат, 1986. — 186 с.

  5. Медведев В. Ю. Стиль и мода в дизайне : учеб. пособие. — 2-е изд., испр. и доп. — СПб.: СПГУТД, 2005. — 256 с.

  6. Рябушин А. В. Развитие жилой среды. Проблемы, закономерности, тенденции. — М.: Стройиздат, 1976. — 361 с.

  7. Чужак Н.Ф. Под знаком жизнестроения (Опыт осознания искусства дня) // Леф, 1923, №1. — с.12 — 39.

  8. Мазаев А.И. Концепция «производственного искусства» 20-х годов. — М.: Наука, 1975. — 270 с.

  9. Папанек В. Дизайн для реального мира / Пер. с англ. — М.: Издатель Д.Аронов, 2004. — 416 с.

  10. Норман Д. А. Дизайн промышленных товаров / Пер. с англ. — М.: Изд. дом Вильямс, 2009. — 384 с.

  11. Щелкунов Д. И., Нефедов П. А. Размышляя о будущем // Техническая эстетика, 1990., №3. —С. 4 — 7.

  12. Щелкунов Д. И., Нефедов П. А. Ваше мнение? Ваши прогнозы? // Техническая эстетика, 1990, №7. С.16 19.

Вестник СПГУТД. –– Серия 2. –– 2013. –– № 4 –– С. 8 –– 19.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

При составлении сборника, безусловно, не ставилась задача тематически охватить все научные аспекты дизайна. В начале второй статьи «О структуре и содержании теории дизайна» перечислены и кратко охарактеризованы разделы дизайноведения: 1) История мирового и отечественного дизайна, 2) История теоретических концепций дизайна, 3) Теория дизайна, 4) Философия дизайна, 5) Социология дизайна, 6) Методология дизайна.

Первому и второму разделам многоаспектной области знаний о дизайне уделено достаточно внимания в отечественной и зарубежной литературе (в том числе в учебных изданиях). Тематика шестого раздела в 1960 –– 80-е гг. разрабатывалась специалистами ВНИИ технической эстетики, чьи концепции были отражены в статьях, сборниках научных трудов и монографиях.

Собственно теории дизайна, разным её аспектам посвящен настоящий сборник статей, в ряде из которых рассмотрены учебные пособия и монографии, написанные считанным числом авторов. Их анализ позволяет сделать вывод о том, что эта отрасль научного гуманитарного знания пока еще не может считаться вполне сформировавшейся, в достаточной мере отвечающей требованиям полноты, целостности, убедительности и непротиворечивости системы составляющих ее положений.

В частности, требуют дальнейшей проработки вопросы, характеризующие дизайн как особую форму проектного моделирования; раскрывающие сущность художественного образа в произведениях дизайна и специфику его формирования; взаимосвязь понятий «стиль» и «художественный образ» в дизайне; взаимодействие явлений «стиль» и «мода» в дизайнерском творчестве как категорий материально-художественной культуры в ее развитии.

Пока еще остаются мало разработанными философский и социологический аспекты дизайноведения. В первом из них необходимо онтологически ориентированное системное исследование закономерностей отношений дизайна и природы, дизайна и общества (с его макро- и микрогруппами), дизайна и человека (как индивида и как личности).

Во втором требуется более глубокое и всестороннее изучение системы социально значимых функций дизайна, обусловленных целями дизайн-деятельности и реализуемых в процессе постановки и решения актуальных для общества задач.

Не менее важным является дальнейшее исследование знаково-коммуникативной сущности и социального символизма мира вещей разного назначения и предметной среды, как объектов дизайна, активно влияющих на формирование идеалов, установок, ценностных ориентаций и в результате –– круга потребностей различных слоев и групп общества в процессе развития материальной и духовной сфер культуры.

Эти и другие аспекты научного знания о дизайне ждут своих исследователей, которые должны появиться среди нового поколения специалистов, заинтересованных в повышении профессионализма дизайнеров и самого́ процесса внедрения достижений дизайна во все области жизнедеятельности людей во многом благодаря выявлению и систематизации закономерностей дизайнерского творчества, определяющих его природу.

Учебное издание

Медведев Всеволод Юрьевич

НАУЧНЫЕ АСПЕКТЫ ДИЗАЙНА

Сборник статей

Оригинал подготовлен автором

Вёрстка Н. И. Натус

Подписано в печать 26.02.14. Формат 60 х 84 1/16.

Печать трафаретная. Усл. печ. л. 12,3.

Тираж 300 экз. Заказ №6

Отпечатано в типографии СПГУТД

191028, С.-Петербург, ул. Моховая, 26



Похожие документы:

  1. Сборник методических рекомендаций для обучающихся к практическим занятиям для специальности 060101 Лечебное дело (очная форма обучения) Красноярск 2014

    Документ
    ... 2014 УДК 616 – 092 (07) ББК ... Аксененко М.Б. Сборник методических рекомендаций ... цветовой показатель - 1,01. В связи с ... стати ... Э-1, Ю-2, П-16, С-62, Л-14, М-5. ... ” (Санкт-Петербург) с ... 13 ммоль/л (N - 3-6 ммоль/л), уровень креатина 0,3 ммоль/л (N - 0,088-0,18 ...
  2. Сборник методических указаний для обучающихся к внеаудиторной (самостоятельной) работе для специальности 060103 Педиатрия (очная форма обучения) Красноярск 2014

    Документ
    ... 2014 УДК 616 – 092 (07) ББК ... Аксененко М.Б. Сборник методических рекомендаций ... цветовой показатель - 1,01. В связи с ... стати ... Э-1, Ю-2, П-16, С-62, Л-14, М-5. ... ” (Санкт-Петербург) с ... 13 ммоль/л (N - 3-6 ммоль/л), уровень креатина 0,3 ммоль/л (N - 0,088-0,18 ...
  3. Къ БР-м и къэрал лъэпкъ библиотэкэ Кабардино-Балкарской Республики КъБР-м И ПЕЧАТЫМ И ТХЫДЭ КъМР-ни БАСМА ЛЕТОПИСИ Къэрал библиографическэ указатель (2)

    Документ
    ... . УДК 62.529 ББК 32 ... УДК 657(075) ББК 65.052я73 Иванова, З. М., Халишхова, Л. З. Сборник ... УДК 621.01 ББК ... УДК 741(075.3) ББК 85.13 я 73 Михаил Шемякин: фантастика реальности. Интервью, беседы, статьи ... членом Академии Санкт-Петербурга и т. ... статьи 18 ... 2014 ...
  4. «Къбр-м и печатым и тхыдэр» (3)

    Документ
    ... УДК 371.302.5: 373.523: 378.147 ББК 22.3 Петросян В. Г. Сборник ... УДК 612.18 ББК ... 13 март. Эфендиев С. Я горжусь тем, что я балкарец: Прочитав статью, опубликованную в газете: [О статье ... Санкт-Петербург ... 62, 88, 714, 1284, 2003 Гутов А. 1400, 1406, 1422, 2014 ...
  5. Жарной безопасности и безопасности на водных объектах сборник №4 Калуга 2013

    Документ
    ... Сборник № 4 Калуга 2013 УДК 342.9 ББК ... 13.10.2009 № 425, от 26.05.2010 № 195, от 18.01 ... 2014 годов» министерству строительства и жилищно-коммунального хозяйства Калужской области по целевой статье ... ) 57-43-62 #G0№ п/п ... жилищного фонда Санкт-Петербурга, а ...

Другие похожие документы..