Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Наш детский сад был необычным с самого начала уже потому, что в одном здании, под одной крышей собирались дети разных возрастов: трёхлетние малыши и м...полностью>>
'Документ'
Начиная с этой новой версии программы можно рассчитывать дополнительное оборудование для параллельных централей полугерметичных и открытого типа поршн...полностью>>
'Документ'
действиях штатным оружием, в разведке целей, определении дальностей и целеуказаний различными способами, в решении огневых задач из штатного оружия пр...полностью>>
'Документ'
Лицензии на осуществление деятельности по сбору, использованию, обезвреживанию, размещению отходов I-IV класса опасности, выданных (переоформленных) У...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Согласно В. фон Гумбольдту, язык неотделим от человеческой культуры и представляет собой важнейший ее компонент: «Язык тесно переплетен с духовным развитием человечества и сопутствует ему на каждой ступени его локального прогресса или регресса, отражая в себе каждую стадию культуры». По сравнению с другими видами культур язык наименее связан с сознанием: «Язык возникает из таких глубин человеческой природы, что в нем никогда нельзя видеть намерение произведение, создание народов. Ему присуще очевидное для нас, хотя необъяснимое в своей сути самодеятельное начало, и в этом плане он вовсе не продукт ничьей деятельности, а непроизвольная эманация духа, не создание народов, а доставшийся им в удел дар, их внутренняя судьба. Они пользуются им, сами не зная, как его построили». Идея о полностью бессознательном развитии языка и невозможности вмешательства в него потом получила развитие у Ф. де Соссюра и других лингвистов.

Человек не может ни мыслить, ни развиваться без языка: «Создание языка обусловлено внутренней потребностью человечества. Язык -не просто внешнее средство общения людей, поддержания общественных связей, но заложен в самой природе человека и необходим для развития его духовных сил и формирования мировоззрения, а этого человек только тогда сможет достичь, когда свое мышление поставит : связь с общественным мышлением». «Языкотворческая сила в человечестве» стремится к совершенству, этим и обусловливаются единые закономерности развития всех языков, даже тех, «которые не обнаруживают между собой никаких исторических связей». Отсюда необходим стадиальный подход и кажущееся В. фон Гумбольдту несомненный разграничение более и менее совершенных языков. При этом он указывает, что «язык и цивилизация вовсе не всегда находятся в одинаково» соотношении друг с другом»; в частности, «так называемые примитивные и некультурные языки могут иметь в своем устройстве выдающиеся достоинства, и действительно имеют их, и не будет ничего удивительного, если окажется, что они превосходят в этом отношении языки более культурных народов». Но чтобы понять, как дух народа реализуется в языке, надо правильно понять, что же такое язык. Как отмечает В. фон Гумбольдт, «язык предстает перед нами в бесконечном множестве своих элементов — слов, правил, всевозможных аналогий и всякого рода исключений, и мы впадаем в немалое замешательство в связи с тем, что все это многообразие явлений, которое, как его ни классифицируй, все же предстает перед нами обескураживающим хаосом, мы должны возвести к единству человеческого духа». Нельзя ограничиться фиксацией этого хаоса, надо в каждом языке искать главное. А для этого надо «определить, что следует понимать под каждым языком».

И здесь В. фон Гумбольдт дает определение языка, ставшее, пожалуй самым знаменитым местом всего его труда: «По своей действительной сущности язык есть нечто постоянное и вместе с тем в каждый данный момент преходящее. Даже его фиксация посредством письмаЯзык, согласно В. фон Гумбольдту, состоит из материи (субстанции) и формы. «Действительная материя языка — это, с одной стороны, звук вообще, а с другой — совокупность чувственных впечатлений и непроизвольных движений духа, предшествующих образованию понятия, которое совершается с помощью языка». Говорить что-либо о языковой материи в отвлечении от формы невозможно: «в абсолютном смысле в языке не может быть никакой неоформленной материи»; в частности, звук «становится членораздельным благодаря приданию ему формы». Именно форма, а не играющая лишь вспомогательную роль материя составляет суть языка. Как пишет В. фон Гумбольдт, «постоянное и единообразное в этой деятельности духа, возвышающей членораздельный звук до выражения мысли, взятое во всей совокупности своих связей и систематичности, и составляет форму языка». Ученый выступал против представления о форме как о «плоде научной абстракции». Форма, как и материя, существует объективно; форма «представляет собой сугубо индивидуальный порыв, посредством которого тот или иной народ воплощает в языке свои мысли и чувства». Нетрудно видеть, что формулировка Ф. де Соссюра «Язык — форма, а не субстанция» восходит к В. фон Гумбольдту, хотя понимание формы у него во многом иное. Образование понятий в указанном выше смысле специфично для каждого народа, поэтому «влияние национального своеобразия обнаруживается в языке... двояко: в способе образования отдельных понятий и в относительно неодинаковом богатстве языков понятиями определенного рода». Здесь опять-таки В. фон Гумбольдт исходил из разных уровней развития языков, которые проявляются не только в звуковой форме, но и в образовании понятий; вновь самыми богатыми и в этом плане признаются санскрит и древнегреческий. Безусловно, многое у В. фон Гумбольдта устарело. Особенно это относится к его исследованию конкретного языкового материала, часто не вполне достоверного. Лишь историческое значение имеют его идеи стадиальности и попытки выделять более или менее развитые языки. Однако можно лишь удивляться тому, сколько идей, которые рассматривала лингвистика на протяжении последующих более чем полутора столетий, в том или ином виде высказано у ученого первой половины XIX в. Безусловно, многие проблемы, впервые поднятые В. фон Гумбольдтом, крайне актуальны, а к решению некоторых из них наука лишь начинает подступаться.

 

МЛАДОГРАММАТИКИ И МЛАДОГРАММАТИЗМ

 

Второй период в развитии сравнительно-исторического и педологического языкознания связан с деятельностью Лейпцигской лингвистической школы. Ее молодые представители открыто выступили против догм сравнительного языкознания, защищаемых их учителем Шлейхе-ром. Ф. Царнке назвал молодых языковедов Junggrammatiker — младограмматики. Это шутливое название Бругман применил к обозначению научного направления (die jungste Richtung), и «младограмматизм» стал лингвистическим термином, обозначающим лингвистическую концепцию, сыгравшую значительную роль в развитии языкознания.

Манифестом младограмматиков стало предисловие К. Бругмана и Г. Остхофа к первому тому непериодического издания «Морфологические исследования» (1878). Основные работы: «Введение в изучение -индоевропейских языков» (1880) Б. Дельбрюка, «энциклопедия младо-грамматизма» — «Принципы истории языка» (1880, рус. пер. 1960) Г. Пауля, «Основы сравнительной грамматики индогерманских языков» (1886—1900) К- Бругмана и Б. Дельбрюка, «Грамматика древнеболгар-ского (церковнославянского) языка» (1909, рус. пер. 1915) А. Лескина.

Младограмматические идеи получили широкое распространение. Их можно обнаружить во Франции — у М. Бреаля («Опыт семасиологии», 1897), в Италии — у Г. Асколи, в Америке — у У. Уитнея, в Швейцарии _ у ф. де Соссюра, в России — у Ф. Ф. Фортунатова и И. А. Бо-дуэна де Куртенэ. Младограмматизм сказывается особенно явно в исторической фонетике и грамматике конкретных языков, диалектологических исследованиях.

Младограмматизм представляет историко-сравнительное психологическое языкознание. Историзм и психологизм — два основных принципа, которые определяют младограмматическую систему взглядов на природу языка, предмет языкознания и методику научного исследования.

 

Говорящий человек и узус

 

Существенным недостатком натуралистического и логического изучения индоевропейских языков, по мнению младограмматиков, было то, что слишком много изучали языки, но слишком мало — говорящего человека, а именно он и является творцом языка. В основе методологических принципов младограмматиков лежат, по определению Остхофа и Бругмана, «две предельно ясные мысли: во-первых, язык не есть вещь, стоящая вне людей и над ними и существующая для себя; он по-настоящему" существует только в индивидууме, тем самым все изменения в жизни языка могут исходить только от говорящих индивидов; во-вторых, психическая и физическая деятельность человека при усвоении унаследованного от предков языка и при воспроизведении и преобразовании воспринятых сознанием звуковых образов остается в своем существе неизменной во все времена»  

1 О с т г о ф Г. и Б р у г м а н К. Предисловие в книге «Морфологические исследования...». — Цит. по кн.: Звегинцев В. А. История языкознания XIX и XX веков в очерках и извлечениях, ч. 1. М., 1960.

 

В отличие от чистого естествознания, языкознание относится к области культуроведческих наук, ибо участие психических факторов является признаком культуры, так же как и общественный характер ее. «Лишь общество, — напоминает Пауль, — создает культуру, лишь оно делает человека историческим существом» 1. <«...Мы продвинулись вперед, — пишет Дельбрюк, — ив принципиальных вопросах, так как мы научились понимать то, что язык — это не орга:низм, а общественное установление, которое основано на бесчисленньпх действиях людей, объединенных в один народ»

Младограмматики считали, что непроизвольность языковых процессов и их сравнительная простота приводят к тому, что «простейшие психические процессы одинаковы у всех индивидов, а особенности отдельных лиц основываются на разных комбинашиях этих элементарных процессов». Единообразие языковых процессов у говорящих опирается на общее языковое чутье и является важнейшей основой их точного научного изучения. Поскольку языковые процессы одинаковы у всех говорящих, постольку изучение языка может производиться на речи немногих или даже одного индивида. Важность изучения индивидуальной речи подчеркивается не только природой речевой деятельности.

Понимание языковой деятельности как в основе своей психической и закономерной (хотя и многофакторной) определяет1 у младограмматиков задачи и метод исследования. Основной вопрос — это отношение обычая к индивидуальной речи. Поскольку на язык оказывает влияние множество факторов, так или иначе затрагивающи х сознание человека, постольку основными приемами лингвистического исследования является тщательное описание отдельных фактов и факторов (в том числе и самонаблюдение) и сравнение результатов. Именно этот эмпиризм (или, как позднее стали говорить, атомизм, индуктивность мышления) считался младограмматиками признаком точности и научности.

«Всякая наука, основанная на опытных данных, — писал Пауль, — добивается тем большей точности, чем лучше ей удается выделить отдельные факторы из исследуемых ею явлений и изучить действие каждого из этих факторов в отдельности. В этом, собственно, и заключается коренное отличие научных воззрений от обычных». Что же касается привлечения данных смежных наук, то языковед должен знать основные законы и приемы исследований физики, физиологии, математики.

Диалектология и лингвистическая география

Распространение младограмматических воззрений способствовало развитию диалектологии. Принципиальное значение исследования говоров состоит, по.мнению младограмматиков, в том, что, во-первых, народные говоры являются жив ы м и языками, они естественнее и закономернее представляют жизнь языка. «Во всех живых народных говорах, — писали Остхоф и Бругман, — свойственные диалекту звуковые формы проводятся через весь языковой материал и соблюдаются членами языкового коллектива в их речи куда более последовательно, чем это можно ожидать от изучения древних, доступных только через посредство письменности языков». И во-вторых, младограмматики считали, что говоры полнее сохраняли жизнь языка, являлись в ряде случаев единственным источником нефиксированного прошлого.

В конце XIX в. получает развитие не только диалектология, но и лингвистическая география, представившие новые данные о диалекте и диалектных зонах, а также выработавшие новые приемы лингвистического исследования (см. с. 267—273).Со времен младограмматиков диалектные данные стали одним из трех основных источников исторического изучения языка.

Принцип историзма

Младограмматики не только изучали языки по преимуществу исторически, но и считали принцип историзма важнейшим теоретическим требованием научного изучения языка. Пауль в своем основном теоретическом труде «Принципы истории языка» утверждал: «То, что понимают под неисторическим и все же научным рассмотрением языка, есть по сути дела также историческое, но не совершенное изучение • языка — несовершенное отчасти по вине исследователя, отчасти же в силу особенностей изучаемого материала. Как только исследователь переступает за пределы простой констатации единичных фактов, как только он делает попытку уловить связь между явлениями и понять их, так сразу же начинается область истории, хотя, быть может, он и не отдает себе ясного отчета в этом».

При решении проблемы логического и исторического младограмматики ценили больше историческое.

История и современность. Определяя предмет историко-сравнитель-ного изучения языков, младограмматики считали целесообразным изучать не «туманные дали» праязыка, а язык современности, понимаемой исключительно исторически. Остхоф и Бругман подчеркивали, что не гипотетические праязыковые реконструкции, а конкретная фиксированная история языков является истинным предметом истории языка.

Наиболее верные данные дают такие языки, как германские, романские, славянские: традиция у них сохраняется на протяжении многих столетий и они располагают живой разговорной речью. Это стремление охватить как можно больше языкового материала на длительном временном отрезке, всестороннее исследование отдельных явлений получило наименование эмпиризма (или атомизма) младограмматиков. Развитие языка мыслилось только э в о л ю -ц и о н н о.

Наблюдения над разнообразием диалектной речи привели к пересмотру понимания единства праязыка, а .также причин образования родственных языков, изложенных Шлейхером. По аналогии с современным диалектным состоянием языков стали говорить о диалектном членении праязыка. Была выдвинута проблема языковых контактов и создана теория волн, изложенная в работе И. Шмидта «Отношения родства между индоевропейскими языками» (1872).

Младограмматики обращали внимание не только на изучение конкретной истории отдельных явлений, но и на разработку принципов исторического развития и истории языка — фонетические (звуковые) законы и законы аналогии как два основных типа внутренних законов развития языка.

По мнению младограмматиков, речевая деятельность имеет две стороны — физиологическую- и семантическую. Лескин еще в 1871 г. писал: «Два момента (закономерные звуковые изменения и влияние аналогии) объясняют наличные в определенный период формы языка, и только с этими двумя моментами надо считаться»; Пауль различал фонетические и семантические процессы, подчеркивая, что между собой они не находятся ни в какой причинной связи.

Фонетические законы

Понятие фонетического закона вызвало много научных споров и полемических выступлений. Стремление истолковать звуковую материю языка как физиологически упорядоченную было частью борьбы младограмматиков за научную точность языкознания.

Понятие фонетического закона менялось, уточнялось и включало несколько моментов.- Первый признак фонетического закона — его материальный, звуковой характер, независимость от смысла — не вызвал больших возражений. Действительно, с'/э"/ло — с'[о]л фонетически закономерное чередование, тогда как н'/э]бо — н'/о]бо содержит чередование [э] — [о], фонетически незакономерное; оно объясняется различием в значениях и разным происхождением таких произношений (старославянское и русское). Звуковой закон — это изменения, при которых звук меняется под влиянием соседних звуков, фонетической позиции и ударения.

Второй признак фонетического закона — его регулярность, единообразие звуковых изменений. «Только то, что является закономерным и внутренне взаимосвязанным, — писал в «Началах и главных вопросах греческой этимологии» (1858—1862) Г. Курциус, — может быть подвергнуто научному исследованию; о том же, что произвольно, можно делать лишь догадки, но не научные выводы. Я полагаю, . однако, что дело совсем не обстоит так плохо; напротив, именно в жизни звуков можно с наибольшей достоверностью установить прочные законы, которые действуют почти с такой же последовательностью, как силы природы». Причиной фонетических изменений Курциус считал удобство произнесения; поэтому взрывные звуки переходят в щелевые (Ш > > Ы) и нет движения в обратном направлении. В пределах определенного направления звукового изменения допустима известная свобода, например, звук [а] может переходить как "в [е], так и в [о].

Эту теорию поддерживали младограмматики. Остхоф и Бругман писали, что каждое звуковое изменение происходит механически, совершается по законам, не знающим исключений. Кажущееся исключение — это закономерность, которую еще надо открыть. Следовательно, нет исключений из фонетических законов, а есть перекрещивание их, а также влияние аналогии или влияния другого языка или диалекта.

Младограмматики не только установили и описали ряд звуковых законов (ср., например, закон открытого слога, первую и вторую палатализации, воздействие / на гласные и согласные в работе Лес-кина), но и создали чрезвычайно стройную и удобную систему для нахождения звуковых соответствий как между отдельными языками, так и в пределах каждого изучаемого языка *.

Введение понятия звукового закона, изучение звуковых законов разных индоевропейских; языков помогли определить третий признак звукового закона — его социальную обусловленность. Выяснилось, что языковой закон существенно отличается от законов как природы (физических, .химических), так и статистических. «Звуковые законы, устанавливаемые нами, — подчеркнул позднее Дельбрюк, — суть, как это оказалось, не что иное, как единообразия, возникающие в известном языке и в известное время и имеющие силу только для этого языка и времени». На этом основании некоторые языковеды позднее предложили называть внутренние законы развития языка тенденциями.

Ассоциация представлений и закон аналогии. Если звуковая материя изменяется бессознательно, то семантика слов и форм затрагивает психику человека и покоится на ассоциации представлений и апперцепции. На этой основе младограмматики создали учение об аналогии и изменении значений слов.

Закон аналогии исходит из признания активного характера речевойдеятельности говорящего. Она есть не воспроизведение готовых форм, не мнемоническая деятельность, основанная только на памяти, а ассоциативная комбинаторная деятельность (напоминающая решение пропорциональных уравнений), в результате которой новые формы образуются по аналогии, по сходству с группами фактов, обычных в языке. «...Мы, — писал Пауль, — не только обладаем способностью производить с помощью пропорциональных групп множество форм и синтаксических сочетаний, никогда не поступавших в нашу психику извне, но и на самом деле производим эти формы и сочетания, производим на каждом шагу и весьма уверенно, даже не замечая того, что при этом мы покидаем твердую почву известных фактов».

В самом деле, зная три элемента отношения дом : домов — стол :?, мы легко образуем форму столов. Эта новая форма употребляется без всяких препятствий, если нет другой формы или она нам неизвестна. Поэтому в детской речи аналогия действует наиболее последовательно; например, две четырехлетние девочки говорят:

— А я твоего петушка спря-та-ю (очень протяжно).

— А я отыскаю.

— А ты не отыскаешь.

— Ну, тогда я сядаю и заплакаю 2.

1 См.: М е и е А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. М. —Л., 1938, с.  13.

2 Ч у к о в с к и и К. От двух до пяти. — Собр. соч. в 6-ти т., т. 1. М., 1965, с. 381.

 Узус (язык) содержит правила и образцы (парадигмы), причем конкретные образцы обладают большим воздействием, чем абстрактные правила. Узус образует систему пропорциональных групп. «Объединение в группу протекает с тем большей легкостью и становится тем более устойчивым, чем больше сходства в значении и в звуковой форме, с одной стороны, и чем прочней запечатлелись элементы, способные образовать группу, — с другой стороны, — считал Пауль. — Что касается последнего момента, то для образования групп пропорций важна, во-первых, частота единичных слов и, во-вторых, количество возможных аналогичных пропорций».

Пропорциональные группы бывают двух типов — вещественные и формальные. Вещественные группы пропорций имеют частичное соответствие значения и звучания, например различные падежи одного существительного. Формальные группы пропорций основаны на функциональном сходстве, например: сумма всех форм именительного падежа, всех форм первого лица глагола и т. п. Действие аналогии распространяется на разные области языка — на флексии, словообразовательные типы и даже чередование звуков.

Учение об изменении значений слов. Хотя аналогия и выравнивает в какой-то мере формы языка, она не может уничтожить изменчивости языка, который связан с говорящими индивидами. Особенно изменчиво значение слов. Младограмматики уделяли большое внимание изучению изменения значений слов, разнообразию этих значений, различным соотношениям значения слова с предметом и понятием.

Изменение значений происходит потому, что индивидуальное употребление и значение слова в узусе не совпадают. Поэтому принципиально различаются два типа значений — узуальное и окказиональное.

Их отличие выявляется по четырем линиям: а) узуальное значение известно всем членам данной языковой общности, окказиональное значение — это значение в акте речи; б) окказиональное значение богаче узуального; в) окказионально слово называет нечто конкретное, предмет, тогда как узуально оно обозначает нечто абстрактное, понятие; г) узуально слово многозначно, окказионально — всегда однозначно.

В принципиальном отклонении окказионального значения от узуального — основы изменений значений слов. По мнению Пауля, «регулярное возобновление таких отклонений приводит к постепенному превращению индивидуального и мгновенного в общее и узуальное».

Основными видами изменений значений слов являются: а) специализация значения как в результате сужения объема и обогащения содержания (Glas — стекло и стакан), появление имени собственного, так и в результате обеднения содержания представления и расширег ния объема (sehr — больно и очень), переход имени собственного в нарицательное; б) метафорическое изменение — одно из важнейших: в выборе метафорических выражений проявляются различия индивидуальных интересов, а из совокупности метафор, ставших в языке узуальными, можно видеть, какие интересы преобладали в обществе; в) перенос названия на основе пространственных, временных или каузальных связей.  Кроме того, указываются такие   виды   из-1 менений значений, как гипербола и литота, эвфемизмы.

Различна культурно-историческая обусловленность значения слова! и понятия. Значения слов всегда приспосабливаются к данной сту-1 пени .развития культуры. Однако изменение самих понятий и предметов в этих случаях не ведет к изменению значения (словоакадемия сохраняет свое значение, хотя само учреждение претерпело заметные изменения). Индивидуальное восприятие предмета также не учиты-s вается при определении значений слов и выражений: «...Слово ло-1 шадь, — пишет Пауль, — имеет одинаковое для всех значение,  по-| скольку все соотносят это слово с одним и тем же предметом; все же| нельзя отрицать, что всадник или кучер, или зоолог, каждый по-своему, свяжет с этим словом более богатое смысловое содержание, нежели человек, не имевший дела с лошадьми»-. Поэтому предметом языко- j знания,, если   воспользоваться   терминологией   Потебни,   является ближайшее, а не дальнейшее значение слова.

Таким образом, психологическое направление и особенно младо-грамматизм ответили на многие вопросы, стоявшие перед языкознанием в середине XIX в. Была уточнена методика сравнительно-исторического языкознания, поставлены основные проблемы семасиологии и функционально-семантической грамматики, проанализировано взаимоотношение языка и речи, язык определен не только как индивидуально-психологическое, но и как культурно-историческое явление.

Труды языковедов этого времени подготовили развитие языкознания конца XIX — начала XX в., передав ему, однако, не только достижения науки, но и противоречия. Сюда относятся прежде всего эле-~ менты субъективно-идеалистической основы лингвистических концепций, преимущественное внимание к отдельным явлениям, рассматриваемым атомарно, без должного их социально-нормативного истолкования, и односторонность лингвистической методологии.

 

 

СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ И АВГУСТ ШЛЕЙХЕР

 

Болгарский лингвист В. Георгиев делит историю сравнительно-исторического языкознания на три периода: первый — 1816—1870 гг., второй — 1871—1916 гг., третий — языкознание XX в. Б. Дельбрюк первый период, в свою очередь, подразделяет на два: для первого периода характерна «Сравнительная грамматика» Ф. Боппа, для вто-рого — «Компедий» А. Шлейхера. Однако в другом месте Дельбрюк более правильно утверждает, что «Компедий» Шлейхера завершает целый период в истории языкознания, в противоположность работам Боппа, открывшим его. 

Лингвистическая концепция А. Шлейхера 

С именем А. Шлейхера (1821—1868)1 связано не только оформ ление индоевропеистики в особую науку, но и применение естест веннонаучного метода в исследованиях языка и основание натуралистического направления в языкознании, которое называют также лингвистическим натурализмом. Его основные работы: «Морфология церковнославянского языка» (1852), «Руководство по изучению литовского языка» (1855—1857), «О морфологии языка» (1859), посвященная морфологической классификации языков, «Компедий сравнительной грамматики индоевропейских языков» (1861—1862), «Теория Дарвина в применении к науке о языке» (1863, рус. пер. 1864) и «Хрестоматия индоевропейских языков» (1868).

Как и Гумбольдт, Шлейхер считал, что изучение языковой формы и типологическая и генеалогическая систематика языков составляют основное содержание лингвистики («глоттики»), которая изучает происхождение и дальнейшее развитие этих форм языка.

Морфологическая классификация языков. Учение о языковых типах Шлейхер 'называл морфологией, позаимствовав этот термин из естествознания, где он обозначал науку о строении и формообразовании растений. Морфология языков должна, по Шлейхе-ру, изучать морфологические типы языков, их происхождение и взаимные отношения.

Морфологический тип (класс) языка определяется строением слова, которое может выражать значение («корень») и отношение («суффикс»). Допускаются три типа комбинаций значения

1 См.: Десницкая А. В. О лингвистической теории Августа Шлейхера — «Вопросы языкознания», 1971, № 6; Ч и к о б а в а А. С. Проблема языка как предмета языкознания. М., 1959, с. 32—60.

и отношения: изолирующие языки имеют только значения (корни);

агглютинирующие языки выражают значение и отношение (корни и приставки); флектирующие языки образуют в слове единицу, выражающую значение и отношение (см. рис. 2). Полисинтетические языки, выделенные Гумбольдтом, Шлейхер рассматривал как вариант агглютинирующей формы языка.

Рис. 2. Морфологическая классификация языков

Морфологические типы языка, по мысли Шлейхера, есть проявление трех ступеней (стадий) развития: односложный класс представляет древнейшую форму, начало развития; агглютинирующий — это средняя ступень развития; флектирующие языки как последняя ступень заключают в себе в сжатом виде элементы двух предшествующих ступеней развития.

Морфологическая классификация Шлейхера оказала большое влияние на языкознание — в направлении разработки учения о типах языка (см. с. 279—280). Его попытки рассмотреть морфологические классы языка как последовательные стадии его развития не получили признания как искусственные и надуманные, противоречащие фактам истории.

Родословное древо. Рассматривая взаимоотношения индоевропейских языков как результат исторического развития, Шлейхер создает теорию родословного древа индоевропейских языков.

По теории Шлейхера, индоевропейский праязык (Ursprache) в доисторический период распался на   две   группы  праязыков   (Grund-sprachen,   промежуточных  праязыков,  языков-основ) — северноевро-пейскую   (славяно-германскую)   и   южноевропейскую   (арио-греко-итало-кельтскую).   В   исторический   период   наибольшую   близость к индоевропейскому языку сохранил древнеиндийский язык, наиболее удаленными   оказались   германский   и   балтославянские   праязыки. Теория родословного древа индоевропейских языков сохранилась в основном до наших дней. Нет никаких убедительных данных, чтобы | опровергнуть положение-о том,  что в доисторический период рас- I хождения  и контакты родственных диалектов были большими,  чем схождение гетерогенных языковых групп.  Конечно, многие частные положения   теории   в  дальнейшем  были   уточнены,   однако  вопрос ' о месте германских языков среди индоевропейских и наличии балто-славянского языкового союза остается до сих пор дискуссионным. Праязык и его реконструкция. Шлейхер считал индоевропейский язык единой системой форм (он даже в шутку сочинил на индоевропейском языке басню). Однако праязык был для него не исторической реальностью, а   представлением  о звуковой системе и системе форм слова — всего лишь моделью, которая необходима для динамического   рассмотрения   разнообразного   материала   индоевропейских   языков;   исторический   принцип   понимается   подчеркнуто ретроспективно (ср. с. 52).

Поскольку современные индоевропейские языки возникли путем разветвления и умножения, поскольку древнейший звуковой состав был простым, а структура корня и слова — однотипной, постольку возможно его восстановление — на основе наблюдений над всеми древнейшими индоевропейскими языками.

Задача компаративистики, по Шлейхеру, как раз и состоит в том чтобы восстанавливать праформы на основе сохранившихся остатков индоевропейского праязыка в древних индоевропейских языках. Форму, которая в действительности не встречается, а только пред-• полагается, Шлейхер обозначал звездочкой. Так, слово со значением отец засвидетельствовано в таких формах: санскр. pita, греч. то^т,р, лат. pater, готск. fadar, др.-исл. factir. Исходя из этого общей формой могла бы быть форма *pate или * pater. Но Шлейхера такой эмпиризм не удовлетворяет: он восстанавливает идеальную праформу. Поскольку в индоевропейском языке предполагалось три гласных (a, i, и), а именительный падеж имени имел показатель -s, постольку идеальная праформа должна быть представлена как *patars, хотя это и противоречит реальным фактам индоевропейских языков.

Поэтому значение работ Шлейхера не в конкретных реконструкциях, а в создании методики реконструкций, требовавшей восстановления идеальной праформы. Правильно, думается, подчеркнул Дельбрюк,

32

что «построенный тип праязыка есть не что иное, как формула, служащая для выражения изменяющихся мнений ученых о размерах и свойствах языкового материала, которые вынесли для себя отдельные языки из своего общего праязыка». Заметим, кстати, что четырех-элементный анализ Марра также был построен на допущении общих формул артикуляционного строения слогов первичных корней во всех языках мира и независимости звукового строя от семантики. Особенность таких построений состоит в том, что приемы моделирования разрабатываются не на основе реальных моделей языка, а на искусственных, идеализированных формулах исследователя (см. с. 208).

Организм языка и естествознание. Термин «организм» в XIX в. употреблялся очень широко — как обозначение целостности объекта исследования. В языкознании этого времени органическая природа языка истолковывалась различно; чаще всего как единство значения и отношения, выраженного в форме языка, его категориях и единицах.

Шлейхер считал, что язык надо рассматривать как естественный природный организм (Naturorganismus), который живет так же, как организмы природы. Естественнонаучный принцип, на котором должна основываться лингвистика, предполагает, по мнению Шлейхера, признание следующих постулатов:

1) язык как природный организм существует вне воли человека, его нельзя изменить («Языки — это природные организмы, которые возникли без участия человеческой воли, выросли и развились по определенным законам и в свою очередь стареют и отмирают»);

2) «жизнь языка», как и жизнь природы, есть развитие, а не история; поэтому рост был лишь в доисторический период, а подлинная жизнь языка проявляется в диалектах, тогда как исторический период характеризуется распадом форм, старением и отмиранием форм языка и самих языков (подобно тому как выветриваются породы и разлагаются организмы в природе), а литературно-письменные формы являются искусственными образованиями;

3) лингвистика должна быть основана на точном наблюдении организмов и законов их бытия, на полном подчинении исследователя объекту исследования. «У естествоиспытателей, — подчеркивал Шлейхер, — можно научиться осознанию того, что для науки имеет значение только факт, установленный при помощи надежного, строго объективного наблюдения, и основанный на таком факте правильный вывод».

Оценивая значение трудов Шлейхера в развитии общего и сравнительно-исторического языкознания, мы не должны забывать его заслуг в истории лингвистики. Выдвинув требование учета звуковых закономерностей языка, Шлейхер разработал методику реконструкций индоевропейского праязыка, понимая его -как систему форм. С именем Шлейхера связывается создание родословного древа индоевропейских языков и разработка морфологической классификации языков. В то же время Шлейхер высказал ряд положений и гипотез, ошибочных не только по объективной недостаточности материала, но и вследствие непонимания им общественной природы языка и историко-материа-листич'еских закономерностей его развития.

2     В. И. Кодухов

33

Таким образом, в начальный период истории сравнительно-исторического языкознания, с конца XVIII до середины XIX в., компаративистика определила свой предмет и научно-исследовательский метод — сравнительно-исторический (см. с. 254—256). Благодаря возникновению сравнительно-исторического языкознания лингвистика получила, по выражению Ф. Энгельса, исторический фундамент 1.

Основателями   индоевропеистики   по   праву   считаются   Бопп   и • Шлейхер.  Следует  назвать также  имя  А. Потта,   который  своими '< «Этимологическими исследованиями в области индогерманских языков...»  (1833—1836)  заложил  основы  индоевропейской  фонетики   и I этимологии,   и   А. Фика   («Сравнительный   словарь   индогерманских языков», 1868). Надо при этом иметь в виду, что сравнительно-исто- ; рическое языкознание рассматривало не только сравнительную грам- ; матику и этимологию индоевропейских языков, но и сравнительно- '•• исторические грамматики и словари отдельных групп индоевропейской   семьи   языков.   Кроме   классической   возникает  санскритская (древнеиндийская), германская (в частности, скандинавистика), Иран- !| екая, славянская, романская филология. й

Компаративистика второй половины XIX в.

Компаративистика второго периода (вторая половина XIX — начало XX в.) в значительной степени обратила внимание на уточнение предмета исследования, пересмотр высказанных гипотез, не опирающихся на фактический материал, на расширение и углубление компаративистской проблематики.

Крупнейшими представителями индоевропейского сравнительно-исторического языкознания этого периода являются К. Бругман и Б. Дельбрюк («Основы сравнительной грамматики индоевропейских{ языков», 1886—1900), А. Мейе («Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков», 1903; рус. пер. 1911), Ф. Ф. Фортунатов и В. А. Богородицкий (см. с. 65—66, 60).

В этот период обнаружено много новых фактов и сделано большое количество открытий. Предметом изучения становится индоевропейский синтаксис, ставятся проблемы прародины, культуры и расселения индоевропейцев, уточняется отношение между индоевропейскими языками на основе как теории родословного древа, так и теории географического варьирования (Г. Шухардт) и теории волн

(И. Шмидт).

Учение  об   индоевропейском   вокализме пересматривается: древнейшими признаются не краткие гласные, как думал Шлейхер, а «полные ступени» (краткие гласные стали рассматриваться как ослабление! долгих в безударном положении). Де Соссюр создает новую теорию' индоевропейского корня («О первоначальной системе гласных в индо-

См.: Маркс  К. иЭнгельс  Ф. Соч. Изд. 2, т. 20, с. 333.

европейских языках», 1879). Наряду с признанием динамики реконструкции, фонетические и морфологические законы начинают пониматься как формулы регулярных соответствий между двумя последовательными формами или языками (диалектами). Осознается своеобразие истории отдельных языков; Мейе говорит о наличии собственной истории у каждого слова.

Продолжается более углубленное рассмотрение уже известных близкородственных (особенно германских, романских, славянских, балтийских и иранских) языков. Огромное значение для развития сравнительно-исторического языкознания имело изучение истории отдельных индоевропейских языков — греческого, латинского, немецкого, французского, русского; в изучении истории русского языка ^большие заслуги у А. А. Потебни, А. И. Соболевского и А. А. Шахматова. Сравнительно-историческая методика применяется и в изучении других родственных языков, прежде всего семито-хамитских, тюркских, финно-угорских.

Современное сравнительно-историческое языкознание

Современное сравнительно-историческое языкознание, с одной стороны, наследует достижения и традиции компаративистики XIX в., а с другой стороны, ставит новые задачи и проблемы, возникшие в связи с открытием новых фактов и развитием лингвистической теории.

Значительное влияние на развитие индоевропейского языкознания оказала расшифровка чешским ассирологом Б. Грозным клинописных табличек XVIII—XIII вв. до н. э. с надписями на хеттском языке («Язык хеттов», 1916—1917) и составление американским лингвистом Э. Стертевантом «Сравнительной грамматики хеттского языка» (1933—1951). Все это, а также изучение тохарского языка и крито-ми-кенской письменности привело к образованию хеттологии и пересмотру многих вопросов индоевропеистики.

Теория деления индоевропейских языков на две группы (centum и satam) и признания древности греческого языка и санскрита была поколеблена. Стали актуальными проблемы древнейшего состояния индоевропейских языков и взаимоотношений групп индоевропейских языков, вопросы диалектного членения и периодизации праязыка, методика ареальной лингвистики и внутренней реконструкции.

Уточняются вопросы индоевропейской фонетики, морфологии и синтаксиса. Выходят «Индогерманская грамматика» (1921—1937) Г- Хирта, «Индоевропейская грамматика» (т. 3, 1969) под ред. Е. Ку-риловича, издается «Сравнительный словарь индоевропейских языков» (1927—1932) А. Вальде — Ю. Покорного.

Возникает и получает развитие ларингальная гипотеза, по которой Древнейший индоевропейский вокализм сводится к одному гласному (типа е), тогда как i и и рассматриваются как слоговые ступени сона-Ктов, которые проявлялись после исчезновения ларингальных звуков, структу индоевропейского корня предстает как состоящая из гласного между двумя согласными, которым мог быть и ларингал (он обозначается знаком *з), восстанавливаемый без ограничений. Старое учение об односложности индоевропейских корней рухнуло. В отличие от предшествующего периода, когда степень родства определялась в основном на основе фонетических и морфологических признаков, в современной индоевропеистике подчеркивается также значение лексики, не столько корнеслова самого по себе, сколько целостных лек-сико-семантических групп, которые могут изучаться с помощью мето--дики глоттохронологии (см. с. 260) и словообразовательного анализа.

Крупнейшими представителями индоевропеистики третьего периода являются Г. Хирт, Е. Курилович, Э. Бенвевист {«Первоначальное образование индоевропейских имен», 1935; рус. пер. 1955), Ф. Шпехт («Происхождение индоевропейского склонения», 1943), В. Пизани («Индоевропейское языкознание», 1949), В. Георгиев («Исследования по сравнительно-историческому языкознанию», 1958), В. Порциг («Членение индоевропейской языковой области», 1954; рус. пер. 1964).

Получила развитие индоевропеистика и в нашей стране. Наряду с работами представителей старшего поколения лингвистов (М. М. Гухман, А. В. Десницкая, В. М. Жирмунский, С. Д. Кац-нельсон, М. И. Стеблин-Каменский, И. М. Тройский) появляются труды молодых языковедов: Э. А. Макаева («Проблемы индоевропейской ареальной лингвистики», 1964, и «Структура слова в индоевропейских и германских языках», 1970), Ю. В. Откупщикова («Из истории индоевропейского словообразования», 1967) и др.

Исследование связей больших семей языков, находящихся в дальних отношениях и, возможно, родстве, оказывает влияние на развитие сравнительно-исторического и типологического языкознания. Эти материалы и идеи мы обнаруживаем в историко-типологической концепции Н. Я. Марра и универсально-типологической концепции Дж. Гринберга. Если в период своего возникновения сравнительное языкознание резко противопоставило типологическое (морфологическое) и историческое языкознание, внутреннюю и внешнюю лингвистику и не могло установить связей индоевропейской, семьи с другими семьями, то сравнительно-историческое языкознание последних десятилетий, периода создания геолингвистики как науки о'разнообразии языков мира, их ареалах и типологическом сходстве, объединяет эти противоположности, отрицая односторонность каждой из них и создавая тем самым единство сравнительно-исторических, типологических и социологических (этнолингвистических) исследований, единство, сохраняющее в то же время специфику предмета и методики анализа.

 



Похожие документы:

  1. Валентин Васильевич Седов

    Документ
    ... хребтов и степных пространств.[100] Данные сравнительно-исторического языкознания также соответствуют локализации ранних славян ... 1 — серп; 2 — коса; 3 — наконечник копья; 4 — меч; 5 — топор; 6 — лопата; 7 — наральник. 1, 5–7 — Манхинг; 2 — Нова Гута ...
  2. Профессорско-преподавательский коллектив кафедры современного русского языка, риторики и культуры речи собрал для вас ссылки на Интернет-ресурсы по современному

    Документ
    ... 66 К Топоров В.Н. Парадоксы заимствований в сравнительно-исторической перспективе (2004) - 12 К Топоров В.Н. Сравнительно-историческое языкознание (1990) ... исследования и их вклад в сравнительно-историческое языкознание (1963) - 25 К Яхонтов ...
  3. Борис Александрович Рыбаков

    Документ
    ... ». Слово «генетическая» в применении к глиняной посуде, топорам и погребальным сооружениям не может, разумеется ... , 50. 388 5 Георгиев В. И. Исследования по сравнительно историческому языкознанию. Родственные отношения индоевропейских языков. М., 1958 ...
  4. Николай Максимович Шанский Лингвистические детективы

    Документ
    ... , секу – осока и т. д. Непроверяемое о в слове топор этимологически, следовательно, оказывается и проверяемым, и совершенно ... при этимологическом анализе данных и приемов сравнительно-исторического языкознания, вопросов реконструкции старой (исходной) ...
  5. Вадим Руднев Прочь от реальности: Исследования по философии текста

    Документ
    ... в истории советской довоенной лингвистики невротическое сравнительно-историческое языкознание, прятавшееся от реального (совдеповского) ... Б. В. Теория литературы. Поэтика. М.; Л., 1927. Топоров В. Н. О числовых моделях в архаических текстах // Структура ...

Другие похожие документы..