Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Настоящая работа посвящена обоснованию приложения к исследованию такого рода объектов подходов физической мезомеханики – ее приложение к теории стресс...полностью>>
'Программа'
Программа коррекционной работы в МОУ ООШ п. Пудожгорский в соответствии с Федеральным Государственным Образовательным Стандартом направлена на создани...полностью>>
'Документ'
{полное наименование Поставщика}, именуемое в дальнейшем «Поставщик», в лице {должность и Ф.И.О. представителя Поставщика (род. падеж)}, действующего ...полностью>>
'Классный час'
Классный час «Предупреждение детского дорожно-транспортного травматизма» 1 сентября 1-11 Классные руководители 1-11 классов 5. Выставка творческих раб...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

I.B. GRIGORIEV,

the teacher of chair of state-legal disciplines Academies of economic safety of the Ministry of Internal Affairs of Russia, the candidate of jurisprudence

LEGISLATIVE RESTRICTIONS OF THE CONSTITUTIONAL LAW OF EVERYONE ON SECRET OF MESSAGES IN THE CONDITIONS OF INTRODUCTION OF THE MODE OF STATE OF EMERGENCY

Legislative restrictions of the considered subjective right is the procedures of the valid restriction of those or other competences not only provided in the law the persons making the maintenance of a constitutional law on secret of messages, but also ways of definition of this maintenance, legislatively established limits of realization of constitutional laws and freedom.

Key words: a constitutional law, state of emergency, measures and temporary restrictions, protection of the constitutional system of the Russian Federation.

И.Б. ГРИГОРЬЕВ,

преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин Академии экономической безопасности

МВД России, кандидат юридических наук

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА КАЖДОГО НА ТАЙНУ СООБЩЕНИЙ В УСЛОВИЯХ ВВЕДЕНИЯ РЕЖИМА ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ПОЛОЖЕНИЯ

Законодательные ограничения рассматриваемого субъективного права – это не только предусмотренные в законе процедуры действительного ограничения тех или иных правомочий лица, составляющих содержание конституционного права на тайну сообщений, но и способы определения этого содержания, законодательно установленные пределы осуществления конституционных прав и свобод.

Ключевые слова: конституционное право, чрезвычайное положение, меры и временные ограничения, защита конституционного строя Российской Федерации.

Основным вопросом теории и практики обеспечения прав и свобод личности, их реализации является «не столько вопрос о том, какие права гарантируются человеку или гражданину, сколько о том, каковы допустимые ограничения данных основных прав»1.

Любое ограничение конституционного права каждого на тайну сообщений может быть допущено лишь как временная мера и подразумевает санкционированное государством законодательное сокращение количества правомочий, составляющих содержание рассматриваемого права2.

Ограничение права – это «действительно законодательно санкционированное государством ограничение условий и возможностей притязать на благо, а не уменьшение самого блага, величина и качество которого представляют величину в достаточной мере постоянную»3.

Словом, законодательные ограничения рассматриваемого субъективного права – это не только предусмотренные в законе процедуры действительного ограничения тех или иных правомочий лица, составляющих содержание конституционного права на тайну сообщений, но и способы определения этого содержания, законодательно установленные пределы осуществления конституционных прав и свобод.

«Пределы осуществления конституционных прав и свобод – определенная совокупность критериев и ориентиров правомерного поведения граждан, фиксирующих границы, рамки реализуемых ими прав, в соответствии с требованиями которых граждане обязаны сообразовывать свои действия.»4

Система законодательных ограничений конституционного права каждого на тайну сообщений, по мнению автора, в первую очередь состоит из целого ряда положений, предусмотренных Конституцией Российской Федерации. Во-первых, это ч. 2 ст. 55 Конституции Российской Федерации, которая содержит общие положения об ограничениях прав и свобод человека и гражданина, объявляя определенного рода ущемления («отмена», «умаление») основных прав и свобод недопустимыми1.

Во-вторых, на основе указанных выше положений ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации устанавливает конкретные общие условия, которые должны быть выполнены при ограничении любого основного права личности, в том числе права каждого человека на тайну сообщений. К таковым относятся: ограничение должно быть представлено в строго определенной форме – федеральный закон; ограничение может быть допустимо, только если оно служит определенным целям, указанным в ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации2; ограничение допустимо только в той мере, в какой это необходимо для защиты названных ценностей или достижения обозначенных целей.

В-третьих, согласно ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, на взгляд автора, существует еще одно правило осуществления ограничений основных прав и свобод личности общего характера: «…осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц»3. В данном случае законодатель предупреждает ситуации, при возникновении которых не государство в лице своих правоприменительных органов и их должностных лиц при наличии совокупности вышеназванных условий (ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации), а то или иное физическое лицо, используя свое субъективное право, нарушает права, свободы и законные интересы других лиц.

Наконец, в-четвертых, в соответствии с частью первой ст. 56 Конституции Российской Федерации в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия. Согласно же части третьей данной статьи, не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные ст. 20, 21, 23 (ч. 1), 24, 28, 34 (ч. 1), 40 (ч. 1), 46–54 Конституции Российской Федерации.

Очевидно, что предусмотренное частью второй ст. 23 Конституции Российской Федерации конституционное право каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений не входит в перечень прав и свобод, не подлежащих ограничению, а значит, Основной закон страны предусматривает потенциальную возможность ограничения анализируемого конституционного права каждого.

Примечательно, что Федеральный конституционный закон от 30 мая 2001 г. № 3 (в ред. от 07.03.2005) «О чрезвычайном положении» в перечне мер и временных ограничений, применяемых при введении чрезвычайного положения, не содержит ни одного упоминания об ограничении права каждого на тайну сообщений, не говорит о тех или иных «чрезвычайных» случаях ограничения тайны сообщений1. Однако в нем отмечается, что чрезвычайное положение означает вводимый на всей территории Российской Федерации или в ее местностях особый правовой режим деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, их должностных лиц, общественных объединений, допускающий установленные законом отдельные ограничения прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, прав организаций и общественных объединений, а также возложение на них дополнительных обязанностей.

Введение чрезвычайного положения является временной мерой, применяемой исключительно для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя Российской Федерации. Целями же введения чрезвычайного положения являются устранение обстоятельств, послуживших основанием для его введения, обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина, защиты конституционного строя Российской Федерации.

Отметим, что чрезвычайное положение вводится лишь при наличии обстоятельств, которые представляют собой непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан или конституционному строю Российской Федерации и устранение которых невозможно без применения чрезвычайных мер. Причем в законе они конкретизированы – к таким обстоятельствам относятся:

а) попытки насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации, захвата или присвоения власти, вооруженный мятеж, массовые беспорядки, террористические акты, блокирование или захват особо важных объектов или отдельных местностей, подготовка и деятельность незаконных вооруженных формирований, межнациональные, межконфессиональные и региональные конфликты, сопровождающиеся насильственными действиями, создающие непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан, нормальной деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления;

б) чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, чрезвычайные экологические ситуации, в том числе эпидемии и эпизоотии, возникшие в результате аварий, опасных природных явлений, катастроф, стихийных и иных бедствий, повлекшие (могущие повлечь) за собой человеческие жертвы, нанесение ущерба здоровью людей и окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности населения и требующие проведения масштабных аварийно-спасательных и других неотложных работ.

По мнению автора, именно в связи с первой группой обстоятельств в большей степени возможно ограничение рассматриваемого личного права, и, несмотря на то, что в названном выше Федеральном конституционном законе нет прямой нормы, относящейся именно к ограничению права каждого на тайну сообщений в условиях введения режима чрезвычайного положения, все же данное право может быть ограничено, но при обязательном соблюдении условий, предусмотренных в ст. 17, 55, 56 и, вне сомнения, ч. 2 ст. 23 Конституции Российской Федерации1.

На наш взгляд, первая группа причин – оснований для введения режима чрезвычайного положения, представляет собой совокупность предусмотренных в Уголовном кодексе Российской Федерации наиболее общественно опасных составов преступлений, в связи с чем, говоря об ограничении рассматриваемого личного права каждого на тайну сообщений, отметим важнейший, по мнению автора, момент: законодательные ограничения конституционного права каждого на тайну сообщений в условиях введения режима чрезвычайного положения, предусмотренные в пункте «а» ФКЗ, включают в себя требования уголовного, уголовно-процессуального законодательства, а также Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», связанные с производством следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, направленных на ограничение права каждого на тайну сообщений.

Кроме того, говоря и о второй группе обстоятельств – причинах введения режима чрезвычайного положения, назовем еще один нормативный акт – постановление Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. № 895 «Об утверждении положения о приоритетном использовании, а также приостановлении или ограничении использования любых сетей связи и средств связи во время чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», которое содержит ограничения содержания права каждого на тайну сообщений.

В нем предусматривается, что во время чрезвычайных ситуаций право на приоритетное использование любых сетей связи и средств связи, а также приостановление или ограничение использования этих сетей связи и средств связи имеют Министерство обороны Российской Федерации, Министерство внутренних дел Российской Федерации, Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Федеральная служба безопасности Российской Федерации, Федеральная служба охраны Российской Федерации, Служба внешней разведки Российской Федерации, Министерство юстиции Российской Федерации, находящиеся в их ведении службы и агентства, а также координационные органы всех уровней единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций1.

На наш взгляд, в данном постановлении Правительства Российской Федерации речь идет не об ограничении права каждого на тайну сообщений, а об ограничении самой коммуникационной возможности личности в сравнении с перечисленными силовыми и иными органами государственной власти, закрепляется право данных государственных органов на приостановление или ограничение использования физическими лицами любых сетей связи и средств связи в условиях чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера2.

Вместе с тем, говоря об ограничении права каждого на тайну сообщений на основании обстоятельств, предусмотренных в п. «б» ст. 3 Федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении», еще раз подчеркнем – по сравнению с первой группой (п. «а»), оно менее вероятно, тем не менее также должно проводиться в строгом соответствии с законом3.

В заключение обратим внимание еще на одно положение Федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении»: согласно ст. 11 этого Закона, Указом Президента Российской Федерации о введении чрезвычайного положения в качестве одной из мер и временных ограничений может предусматриваться полное или частичное приостановление на территории, где введено чрезвычайное положение, полномочий органов исполнительной власти субъекта (субъектов) Российской Федерации, а также органов местного самоуправления (п. «а» ст. 11 ФКЗ).

В соответствии с п. «и» ст. 71 Конституции Российской Федерации «в ведении Российской Федерации находятся федеральные энергетические системы, ядерная энергетика, расщепляющиеся материалы; федеральные транспорт, пути сообщения, информация и связь; деятельность в космосе1. Очевидно, что организация сферы связи полностью лежит на федеральном центре, тем не менее интересным представляется вопрос о полномочиях органов исполнительной власти субъекта (субъектов) Российской Федерации, а также органов местного самоуправления в сфере содействия федеральным органам государственной власти в плане организации услуг связи и реализации права каждого индивида на тайну сообщений, передаваемых с использованием средств связи, особенно когда речь идет о законодательных ограничениях конституционного права каждого на тайну сообщений в условиях введения режима чрезвычайного положения.

Согласно ст. 26.32 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ (ред. от 17.12.2009) «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», «к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета), относится решение вопросов: …24) социальной поддержки и социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов, граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации… в том числе за счет предоставления субвенций местным бюджетам для выплаты пособий на оплату проезда на общественном транспорте, иных социальных пособий, а также для возмещения расходов муниципальных образований в связи с предоставлением законами субъекта Российской Федерации льгот отдельным категориям граждан, в том числе льгот по оплате услуг связи, организация предоставления гражданам субсидий на оплату жилых помещений и коммунальных услуг1».

Опять-таки здесь идет не об ограничении права каждого на тайну сообщений и даже не об ограничении самой коммуникационной возможности личности, а о возможной отмене (в случае введения режима чрезвычайного положения) льготной оплаты услуг связи, предоставляемых соответствующим категориям населения субъекта Российской Федерации.

Наконец, согласно п. 10 ст. 14 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ (в ред. от 25.11.2008) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», к вопросам местного значения поселения относится создание условий для обеспечения жителей поселения услугами связи, общественного питания, торговли и бытового обслуживания2; в соответствии с п. 18 ст. 15 к вопросам местного значения муниципального района относится создание условий для обеспечения поселений, входящих в состав муниципального района, услугами связи, общественного питания, торговли и бытового обслуживания; согласно же п. 15 ст. 16, к вопросам местного значения городского округа относится создание условий для обеспечения жителей городского округа услугами связи, общественного питания, торговли и бытового обслуживания3.

По сути, одной из важнейших задач и поселения, и муниципального района, и городского округа является создание условий для обеспечения жителей муниципального образования услугами связи, т.е. в случае полного или частичного приостановления на территории, где введено чрезвычайное положение, полномочий органов местного самоуправления на основании п. «а» ст. 11 Федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении» по данному направлению возможно отсутствие (создание не в полной мере и т.п.) условий для обеспечения жителей муниципального образования услугами связи, но не нарушение или ограничение права каждого на тайну сообщений; здесь речь идет об ограничении возможности осуществления межличностных коммуникаций посредством средств связи, но при условии лишь ограничения полномочий органов местного самоуправления.

Словом, поскольку в соответствии с п. «и» ст. 71 Конституции Российской Федерации организация сферы связи полностью лежит на федеральном центре, ограничение возможности осуществления индивидом межличностных коммуникаций посредством средств связи будет происходить на основании нормативного правового акта не регионального или местного, а исключительно федерального значения, но который может затрагивать (ограничивать) полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

Таким образом, в результате проведенного в данной статье анализа автор предлагает рассматривать законодательные ограничения конституционного права каждого на тайну сообщений в условиях введения режима чрезвычайного положения в двух смыслах – в широком и узком.

В широком смысле, по мнению автора, к анализируемым ограничениям относятся законодательные положения, ограничивающие саму возможность осуществления индивидом коммуникации с помощью средств связи: так как в условиях введения режима чрезвычайного положения ограничивается право на коммуникацию, межличностное общение с помощью соответствующих средств связи, то ограничивается и конституционное право индивида на тайну сообщений.

В узком смысле в качестве законодательных ограничений конституционного права каждого на тайну сообщений автор предлагает рассматривать лишь те положения нормативных правовых актов, которые, не умаляя или ограничивая права каждого на осуществление межличностной коммуникации с помощью средств связи, действительно ограничивают право индивида на тайну сообщений при введении режима чрезвычайного положения.

Итак, в условиях введения режима чрезвычайного положения необходимо отличать законодательные ограничения конституционного права каждого на тайну сообщений и законодательные ограничения самой коммуникационной возможности личности1.

Законодательные ограничения конституционного права каждого на тайну сообщений в условиях введения режима чрезвычайного положения2 представляют собой совокупность правовых норм федерального уровня, содержащихся в ст. 17, 23, 55 и 56 Конституции Российской Федерации, Федеральном конституционном законе «О чрезвычайном положении», УК РФ, УПК РФ, Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности», и потенциально возможных в соответствующем Указе Президента Российской Федерации.

Законодательные ограничения коммуникационной возможности личности либо какого-либо из правомочий, входящих в состав содержания права каждого на осуществление коммуникационной деятельности с помощью средств связи, в условиях введения режима чрезвычайного положения3 также представляют собой совокупность правовых норм федерального уровня, содержащихся в ст. 17, 23, 55 и 56 Конституции Российской Федерации, Федеральном конституционном законе от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ (ред. от 07.03.2005) «О чрезвычайном положении», Федеральном законе от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ (ред. от 17.12.2009) «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», Федеральном законе от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ (в ред. от 25.11.2008) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», а также в постановлении Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. № 895 «Об утверждении положения о приоритетном использовании, а также приостановлении или ограничении использования любых сетей связи и средств связи во время чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», и в соответствующем Указе Президента Российской Федерации.

Библиографический список:

  1. Астрахань А.А. Гарантии и пределы осуществления конституционных прав и свобод советских граждан. М., 1986. С. 14.

  2. Беломестных Л.Л. Ограничение прав человека. М., 2003. С. 8, 9.

  3. Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина / Под ред. Н.И. Матузова. Саратов, 1996. С. 56.

1 Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина / Под ред. Н.И. Матузова. Саратов, 1996. С. 56.

2 В противном случае такое ограничение приобретает постоянный характер и становится способом отмены тех или иных прав, свобод человека и гражданина, а в соответствии с ч. 2 ст. 55 Конституции Российской Федерации «в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».

3 Беломестных Л.Л. Ограничение прав человека. М., 2003. С. 8, 9.

4 Астрахань А.А. Гарантии и пределы осуществления конституционных прав и свобод советских граждан. М., 1986. С. 14.

1 Конституция Российской Федерации. М., 2006. С. 11.

2 «…В целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства», – гласит часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации.

3 Конституция Российской Федерации. М., 2006. С. 6.

1 СЗ РФ. 2001. № 23. Ст. 2277.

1 В части 2 статьи 23 Конституции Российской Федерации предусмотрена возможность ограничения анализируемого личного права строго на основании судебного решения.

1 СЗ РФ. 2005. № 1 (ч. 2). Ст. 132.

2 Там же.

3 При соблюдении условий, предусмотренных ст. 17, 23, 55, 56 Конституции Российской Федерации.

1 СЗ РФ. 2009. № 4. Ст. 445.

2 Принципы финансового обеспечения осуществления органами государственной власти субъекта Российской Федерации полномочий по предметам ведения Российской Федерации и по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов.

1 СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5005.

2 СЗ РФ. 2003. № 40. Ст. 3822.

3 Там же.

1 Либо какого-либо из правомочий, входящих в состав содержания права каждого на осуществление коммуникационной деятельности с помощью средств связи (например, упомянутое в данной статье право на льготную оплату услуг связи).

2 По мнению автора, обстоятельства, при наступлении которых вводятся или могут вводиться данные ограничения, предусмотрены в п. «а» ст. 3 Федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении».

3 По мнению автора, обстоятельства, при наступлении которых вводятся или могут вводиться данные ограничения, предусмотрены в п. «б» ст. 3 Федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении».



Похожие документы:

  1. The senior teacher of chair of state-legal disciplines Academies of economic safety of the Ministry of Internal Affairs of Russia

    Документ
    Taking into account transnational character of the international terrorism successfully to counteract it is possible only within the limits of the consolidated efforts of the states, interstate associations and the international organizations.
  2. Конкретизация закрепленного

    Документ
    the teacher of chair State-legal disciplines Academies of economic safety of the Ministry of Internal Affairs of Russia, the candidate of jurisprudence

Другие похожие документы..