Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
Значительный рост всех отраслей народного хозяйства требует перемещения большого количества грузов и пассажиров. Высокая маневренность, проходимость и...полностью>>
'Документ'
Центр детского отдыха «Детская Империя Туризма» находится в Алтайском крае в 8 км от уникального озера Ая, в 200 м от реки Катунь. Лагерь расположен в...полностью>>
'Документ'
Общество с Ограниченной Ответственностью «АККО-Сервис», именуемое в дальнейшем ПОСТАВЩИК, в лице Генерального директора Малаева Алексея Викторовича, д...полностью>>
'Документ'
For all covered individuals in the State of Maine, report all claims made for the diagnosis and treatment of Lyme Disease and other Tick Borne Illness...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Паджев Михаил Григорьевич

Через всю войну


Михаил Григорьевич Паджев

Паджев Михаил Григорьевич

Через всю войну

Литературная запись Ж. В. Таратуты

Аннотация издательства: Это суровый и правдивый рассказ о боевом пути одного из пограничных отрядов, охранявшего государственную границу в Карпатах. Бойцы и командиры его выполняли в годы войны самые разнообразные задания командования и встретили победу далеко за пределами Родины. Автор книги бывший начальник заставы, затем командир пограничного батальона. Настоящее издание дополнено некоторыми сведениями о героях книги.

С о д е р ж а н и е

О книге и ее авторе

Застава в горах

День первый - день пятый

Боевое крещение

К старой границе

На острие танкового клина

И снова - бой

В Устиновском лесу

На днепровских переправах

До последнего патрона

По тылам врага

За линию фронта

На новых рубежах

Хотя и были мы в тылу

Под Заболотовом

Через Карпаты

В Чехословакии

Там, откуда пришла война

Встреча с прошлым

Вместо эпилога

О книге и ее авторе

Более трех десятилетий, вместивших грандиознейшие события, отделяют нас от Великой Отечественной войны, но не поблекли, не стерлись в памяти, не позабылись эти четыре героических года. Война продолжает жить в нас, в наших воспоминаниях, в судьбах людей, в книгах и обелисках, во всем, к чему прикоснулась она, где оставила свой след. И поныне для тех, кто был на фронте и кто родился уже после того, как отгремели бои, военное прошлое - пора величайших испытаний, невероятного драматизма и беспримерного героизма. Великое не должно быть забыто. Потому так ценно каждое новое свидетельство о нем, так волнующа каждая новая страница, внесенная в историю Великой Отечественной войны и ее бойцами, и ее летописцами.

Огромна была эта война, и все написанное о ней не может восстановить полностью картину грозных 1941 - 1945 годов. Еще появится немало книг, еще будет написано о том, что хранила до поры до времени память фронтовиков или документы архивов. Вот и эта книга ждала своего часа. Она первая в своем роде. Эта книга о пограничниках на войне. В советской литературе нередко пишется о пограничниках - о том, как они охраняли советскую границу в предвоенные годы, и о том, как встретили начало войны, как сражались с вероломным врагом, вторгшимся на нашу землю в памятное июньское утро !941 года. Но еще не было книги, в которой бы рассказывалось, что делали советские пограничники все долгих четыре года войны.

Бойцы границы первыми отразили напор фашистских завоевателей. Они первыми оказались под обстрелом танковых и моторизованных полчищ врага. Раньше всех они вступились за честь, свободу и независимость своей Родины. Первыми жертвами войны и первыми ее героями были советские пограничники. Тридцать минут отвел гитлеровский генеральный штаб на уничтожение советских пограничных застав. Но этот расчет оказался несостоятельным.

Вместе с частями Советской Армии пограничники не только героически сражались в приграничных боях, но и стойко дрались с ненавистными захватчиками под Минском и Ленинградом, у Киева и Одессы, под Москвой, Сталинградом и Курском, в Заполярье и Крыму. Они участвовали в освобождении советской земли и земель других стран на завершающем этапе войны. В великую освободительную миссию Советской Армии в Польше, Венгрии, Румынии, Чехословакии, Германии пограничники внесли свою лепту.

В годы Великой Отечественной войны на пограничниках лежала и еще одна особой важности и сложности задача: вместе с органами государственной безопасности и военной контрразведки они, составляя основной костяк частей по охране войскового тыла, вели напряженную, невиданную по масштабам борьбу с вражеской агентурой. Благодаря им врагу не удалось создать в нашей прифронтовой полосе своего подполья. Пограничники сделали все, чтобы обезопасить тыл наших армий. А когда война покатилась на запад, бойцы в зеленых фуражках включились в борьбу с прислужниками врага, оставшимися на освобожденной территории, с буржуазно-националистическим отребьем, а также бандами "Вервольф" - последней надеждой рушившегося фашистского режима. Пограничники охраняли здание инженерного училища в Карлсхорсте, где был подписан акт о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии, они несли охрану Потсдамской конференции, на которой был вынесен окончательный приговор фашизму.

Обо всем этом и о многом другом рассказывается в книге "Через всю войну", посвященной главным образом боевым делам бойцов и командиров 94-го погранотряда, переименованного в ходе войны в 92-й пограничный полк, в составе которого автору довелось сражаться с немецко-фашистскими захватчиками. Пограничники 94-го отряда действовали в первые месяцы войны на Украине, в полосе Юго-Западного фронта, где в ту пору находился и я в качестве начальника оперативного отдела штаба этого фронта. Когда в середине июля 1941 года между Киевским укрепрайоном и Фастовом образовалась семидесятикилометровая брешь, в которую устремились ударные танковые соединения фашистского генерала Клейста, командование Юго-Западного фронта, не располагая необходимыми силами и средствами, бросило на закрытие этой бреши пограничников и бойцов внутренних войск НКВД. Этого для обороны семидесятикилометрового участка фронта было явно недостаточно. Но положение оказалось безвыходным. Среди тех, кто встал на пути фашистских танков, были пограничники 94-го отряда, оказавшиеся на самом острие фашистского танкового клина. Был там и автор книги, в то время начальник заставы. Нет, пограничники не разбили полнокровные танковые части врага, наносившие таранный удар. Но они задержали движение вражеской группировки на один день. Такие и подобные столкновения давали нам в ту пору драгоценный выигрыш времени для создания возможностей лучшего отпора врагу.

В сентябре 1941 года пограничники 94-го отряда помогли пробиться сквозь кольцо окружения частям 26-й армии. У города Лубны они на трое суток приковали к себе крупные силы врага. Для организации боя командованием Юго-Западного фронта был послан туда генерал Алексеев. В своей книге "Так начиналась война" я написал об этом: "Генерал полагал, что сюда прорвались лишь слабые передовые части противника и поэтому решил атаковать первым. А перед его небольшим отрядом оказались крупные силы танковой армии Клейста. Враг, конечно, отбил атаку, потом двинул танки. А в отряде Алексеева ни одного противотанкового орудия. Однако отряд не отступил. Бойцы и командиры дрались яростно..." И это был не последний случай, когда пограничники вставали на пути фашистских танков.

Книга М. Г. Паджева - это суровая правда о минувшем. Она написана человеком, который прошел через всю войну. Автор сам олицетворение пограничника на войне. Его волю и мужество, как волю и мужество его боевых товарищей, не сломили никакие испытания. Духовная стойкость бойцов в зеленых фуражках успешно прошла проверку огнем.

Больше десяти лет писал Михаил Григорьевич Паджев свою книгу, намного дольше, чем шла война. Почти все эти годы он был прикован к постели из-за контузии, полученной на фронте. Восстанавливая факт за фактом, вспоминая имя за именем, ведя переписку с друзьями, работая в архивах, он писал упорно, потому что не мог допустить, чтобы канул в безвестность героический подвиг его боевых товарищей, о которых не сообщалось в сводках Совинформбюро и даже не было написано боевых донесений.

Книга "Через всю войну" - это гимн бойцам-чекистам, их беззаветной преданности социалистической Родине, идеям коммунизма. Только человек, многое переживший и испытавший на войне, пробывший на ней с первого до последнего часа, мог написать такие строки; "Они хотели стереть нас с лица земли огнем, пытались раздавить гусеницами танков, жаждали смять, опрокинуть, заставить навсегда замолчать, признать их силу, превосходство. Но не они, а мы едем через тридцать лет по этим местам. Их нет. Не мы, а они были смяты, опрокинуты, раздавлены...

Глядел я на эти поля и села, что остались в памяти, как осколки в земле, и думал. Думал о том, что как ни тяжела была война, как ни велики были страдания народа, как ни долог был наш путь к победе, как ни жива до сих пор в сердце боль о погибших, пропавших без вести, а вспоминается былое с гордостью. Тем, кто прошел по многотрудным фронтовым дорогам от первого дня войны до последнего, есть чем гордиться. Мы верили в нашу победу с первых минут. Верили тогда, когда в наших руках оставалась последняя граната, а в винтовке последний патрон.

Нет, не только горечь поражений вкусили мы. Мы познали и радость побед. И победы начались не только тогда, когда мы погнали гитлеровские войска от Москвы, от Сталинграда, от Курска, когда победно прошли через всю Европу. Победа закладывалась с первого ответного выстрела на границе, с первого ответного броска гранаты, с первого свалившегося замертво от нашего огня фашиста, с первого подбитого танка врага".

Победа над фашизмом была не только победой нашего общественного и государственного строя, нашей экономики. Это была победа коммунистической идеологии, породившей невиданную стойкость и самоотверженность советских людей, победа нашего духа. Именно такими были на войне и такими запечатлены на страницах книги герои советской границы, с первой и до последней минуты делавшие все, чтобы отстоять свободу и независимость нашей Советской Родины.

Маршал Советского Союза И. БАГРАМЯН.

Май 1975 года

Застава в горах

В октябре 1939 года 94-й пограничный отряд, где я был начальником заставы, принял под охрану новый участок государственной границы в Прикарпатье. Это случилось после того, как Красная Армия, завершив свой освободительный поход и взяв под защиту от гитлеровской агрессии в начавшейся второй мировой войне братские белорусский и украинский народы, проживавшие в Западной Белоруссии и Западной Украине, вышла на новые рубежи.

Участок границы, который поручили охранять нашему погранотряду, считался очень трудным. Это были глухие места Карпат с немногочисленными дорогами, пролегавшими в основном через Ужокский, Верецкий и Вышковский перевалы. Дороги вели во Львов, Винницу, Стрый, Тернополь, Бердичев. На правом фланге, где проходила граница с оккупированной фашистами Польшей, заставы стояли на реке Сан. Далее государственный рубеж шел по горным хребтам, за которыми лежала хортистская Венгрия. Тут было большинство застав отряда, в том числе и наша, десятая.

О десятой заставе говорили тогда как о труднодоступной И действительно, добраться до нее было нелегко, особенно зимой Весной, летом и осенью путь был легче: машиной до села Кривки, а там пешком или на лошади до высоты, расположенной выше уровня моря на 902 метра, где и стояла застава.

Мы занимали двухэтажный деревянный дом бывшей польской стражницы, рядом с ним была конюшня. Уже обветшавшие постройки окаймлял густой еловый лес. Граница пролегала всего в двухстах метрах, и заставский двор хорошо просматривался от водораздела, по которому проходил государственный рубеж. В тихие ночи сюда доносились голоса пограничной стражи сопредельной стороны.

Пограничники размещались в трех небольших комнатах на первом этаже. Здесь же находились столовая и кухня. В коридоре на втором этаже проводили боевой расчет, остальную часть этажа занимали канцелярия, помещение дежурного и две комнатушки для начсостава.

В здании заставы хранилось снаряжение и полугодовой запас продовольствия. Электричества и радио не было. Освещалось помещение фонарями "летучая мышь". На границу выходили с керосиновыми следовыми фонарями. Единственное средство общения с внешним миром - телефонная связь со штабом комендатуры через почтовое отделение в селе Матков. Один раз в месяц, и то только летом, в Кривку приезжала кинопередвижка.

В ту зиму погода в Карпатах была неустойчивой. То мели метели, то наступали оттепели. После мокрого, липкого снега вдруг все сковывал мороз, кружила вьюга. Покрытые белым ковром склоны гор почти каждый день обволакивал туман. Не стихал ветер. Он рвался через перевалы, наметая сугробы, ломая в лесу деревья. Пограничники возвращались с границы промерзшие, измученные. От сырости и холода одежда превращалась в ледяные негнущиеся панцири. А сушить ее было негде: сушилку и баню мы только начали строить. Так и развешивали в казарме мокрые заледенелые шинели и плащи.

Однажды, когда подходил к концу первый месяц моего пребывания на заставе, я, вернувшись с границы, застал в канцелярии незнакомого человека.

- Младший политрук Скляр, - представился он, легко поднявшись со стула, назначен к вам заместителем по политчасти.

Внешне политрук больше походил на командира. Его отменной выправке можно было позавидовать. Но вот он улыбнулся, и на смугловатых щеках проглянул легкий румянец, возникли две ямочки - и стал виден добрый, застенчивый молодой человек.

- В отряде и в комендатуре вам наверняка говорили, что застава, на которую вы назначены, трудная, а я не могу похвастаться покладистым характером, заметил я суховато.

- Я думаю, мы с вами сработаемся, - мягко отозвался младший политрук.

Не знаю, что подумал обо мне мой будущий заместитель, но я отметил, что, пожалуй, людям политрук придется по душе.

Мы обошли с политруком помещения заставы.

- Да, тесновато, - заметил он, когда мы поднялись на второй этаж.

Я показал комнату, которую раньше занимал его предшественник.

- Напротив живу я.

- А не возражаете, - обратился ко мне Скляр, и улыбка снова украсила его худощавое, обтянутое смуглой кожей лицо, - если мы с вами будем жить вместе, а здесь оборудуем Ленинскую комнату?

- Ну что ж, мысль дельная, - согласился я. - Давайте попробуем.

Так началась наша совместная служба с Максимом Антоновичем Скляром. Исключительно спокойный, внимательный, сердечный, Максим очень скоро стал признанным комиссаром заставы. Как-то ладно у него все получалось. Он не ждал, когда его попросят, сам приходил к людям на помощь, умел предупредить беду, все вовремя увидеть, заметить. Можно было только благодарить судьбу, что на заставу прибыл такой политработник. Не все удержалось в памяти, многие эпизоды и случаи забыты, но один из них запомнился. Мы прорубали просеку в лесу. Часть древесины необходимо было куда-нибудь вывезти. Попросили об этом крестьян. Скоро срубленный лес оказался рядом с их хатами. Тут-то и нагрянул лесничий. В районную прокуратуру поступил акт о незаконной вырубке леса. Просматривая очередную почту, я нашел письмо, в котором мне предлагалось явиться к прокурору. В этот момент и вошел в канцелярию Максим.

- О чем задумались? - спросил он, как всегда, весело. - Может, лучше пойдем в столовую? Сегодня повар приготовил гуся.

- Боюсь, как бы из меня гуся не сделали, - мрачновато отозвался я и протянул Скляру бумагу. - Прочитай-ка. Максим пробежал письмо.

- Стоит ли из-за этого морить себя голодом? Пойдемте, остынет гусь.

За обедом он рассказал, что раньше узнал обо всем и уже съездил в район. Был у секретаря райкома партии, ходил к прокурору и доказал, что все сделано нами в интересах охраны границы. Секретарь райкома и прокурор согласились с доводами и прекратили это дело.

Максиму шел тогда двадцать четвертый год. Родом он был из сибирского села Исилькуль Омской области. Рано остался без отца, подростком начал трудиться в колхозе. Окончил Петергофское пограничное военно-политическое училище имени К. Е. Ворошилова. Там вступил в партию. Все свои силы Скляр отдавал беспокойной пограничной службе, работе с людьми. Помогая мне во всем и везде, он, казалось, не знал усталости, радовался любому успеху, искренне переживал неудачи.

Мы многое успели сделать. Построили склад, сушилку, баню. Значительно усилили границу в инженерном отношении: протянули вдоль нее проволочный забор, прорубили в лесу просеки, сделали на легкодоступных направлениях завалы. Был создан и оборонительный район, заработала на участке заставы телефонная связь. Думалось, стали мы прочно, надолго. Всего несколько месяцев назад был заключен пакт о ненападении между СССР и Германией. Огромные хозяйственные и культурные успехи страны, рост благосостояния советских людей настраивали на бодрый, оптимистический лад. Газеты, письма, поступавшие пограничникам из родных мест, доносили уверенное биение пульса огромного государства.

С высоты сегодняшнего дня особенно хорошо видно, как много делалось Коммунистической партией и Советским правительством для дальнейшего подъема всех отраслей народного хозяйства, укрепления обороноспособности страны, постоянной готовности к отражению империалистической агрессии. Принимались энергичные меры по увеличению нашего военно-экономического потенциала, создавались крупные государственные резервы, во все возраставших количествах выпускались вооружение, боевая техника, боеприпасы, росла численность армии и флота, совершенствовалась организационная структура Красной Армии. Помнится, газета "Красная звезда" отводила целые страницы сообщениям о тактических учениях, писала о маршевой подготовке, новых чертах современного военного искусства, форсировании водных преград, действиях механизированных войск. Немало появлялось снимков, на которых рядом с бойцами и командирами можно было видеть работников Наркомата обороны, представителей высшего командного состава Красной Армии. Чувствовалось, старшие начальники часто бывают в войсках, интересуются боевой готовностью РККА.

И граница жила напряженной жизнью. Не проходило дня, чтобы на заставе не объявлялась тревога. Иногда они случались по три-четыре раза за ночь. Среди задержанных были агенты иностранных разведок, бандиты из организации украинских националистов, контрабандисты. Помню, в конце февраля или в начале марта 1940 года пограничный наряд задержал нарушителя, пытавшегося прорваться из-за кордона. Это был отлично тренированный лыжник, и пограничники немало попотели, пока настигли его. У неизвестного были изъяты документы, в которых содержались сведения, весьма пригодившиеся органам госбезопасности. Путь лазутчика лежал во Львов, где он должен был встретиться с представителями антисоветского подполья.



Похожие документы:

  1. Аўтар-укладальнiк Аляксандар Булыка

    Документ
    ... (рыжевато-жёлтое пятно на шерсти) паджаўцiць сделать более жёлтым паджгаць ...
  2. «Русский язык один из развитых языков мира» (2)

    Урок
    ... уже блезенько. 5) Бисенок аторопел Хвостек паджал совсем пресмирел На братца паглядываит ...
  3. Лепахин В. К., Белоусов Ю. Б., Моисеев B. C. Клиническая фармакология с международной номенклатурой лекарств

    Справочник
    ... // Фармация. - 1982. -Т.31, № 2. - С. 19-23. Паджієва А.Д., Махкамов С.М., Усуббаєв М.І, Порівняльне ...

Другие похожие документы..