Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебно-методический комплекс'
Метод романтизма, романтическое мироощущение, романтизм как литературное направление. Исторические, философские и политические истоки романтизма. Возн...полностью>>
'Документ'
Прошу предоставить государственную услугу «Подготовка и выдача пропуска сроком действия не более одного года, предоставляющего право на въезд и передв...полностью>>
'Документ'
Общество с ограниченной ответственностью «Коммерческая Лига», именуемое в дальнейшем «Организатор», в лице генерального директора Ковалева Павла Викто...полностью>>
'Рабочая программа'
Право как профильный учебный предмет старшей школы базируется на правовом содержании основной школы и предусматривает дальнейшее познание основ юриспр...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru

Серия «Книга-сенсация»

Гладышев С.

КАК ВЫЖИТЬ В ТОЛПЕ

И ОСТАТЬСЯ САМИМ

СОБОЙ

Ростов-на-Дону

«Феникс»

2004

ББК88 Г52

Гладышев С. А. Г52 Как выжить в толпе и остаться самим собой. — Ростов н/Д: «Феникс», 2004. — 384 с. (Серия «Книга-сенсация»)

Подавляющее большинство написанных книг по практической психологии и психотерапии реализуют концепцию адаптации каждого человека к общепринятым стандартам поведения и ми­ровоззрения. Индивидуальное своеобразие человека, нарушаю­щее гармонию его отношений с окружающими квалифицируется как аномалия, которую следует бескомпромиссно устранять. В итоге в обществе носители наиболее ярко выраженной индивиду­альности оказываются под тотальным прессингом, формирующим у них комплекс неполноценности и заставляющим насиловать свою природу с целью переделки себя под усредненные шаблоны.

Данная книга реализует совершенно иной подход к разрешению конфликта между оригиналами и безликим большинством обще­ства, именуемым толпой. Во-первых, она решает задачу менталь­ной реабилитации индивидуального своеобразия в мировоззрении и жизненной практике. Читателю достаточно аргументировано объясняется, что своей непохожести на других надо не только не стыдиться, но, наоборот, рассматривать ее как свое психологичес­кое достоинство, нуждающееся в дальнейшем развитии. Во-вто­рых, данная книга предлагает читателю набор практических ре­комендаций, направленных на конструктивное разрешение или сглаживание конфликтности его отношений с окружающими людьми. В-третьих, в книге содержится рассмотрение некоторых способов и путей продуктивной и реализации своего индивиду­ального своеобразия. И, наконец, в-четвертых, в книге предлага­ется к обсуждению несколько своеобразный взгляд на некоторые проблемы современного общества, связанные с данной тематикой, и варианты их преодоления.

ISBN 5-222-04779-2 ББК88

© Гладышев С., 2004

© Оформление, изд-во «Феникс», 2004

ВВЕДЕНИЕ

В человеческом обществе всегда были люди, которые не могли или не хотели жить «как все». Могу привести подоб­ный случай из своей жизни — зашел я как-то к одному зна­комому домой и восхитился их коллекцией комнатных ра­стений: «Да вот, хобби моей жены... — протянул при­ятель. — А ты что, интересуешься?» «А как же! — ответил я. — Знакомые все «лица»! Вот тут у вас великолепная дра­цена душистая массангеена. Это монстера. Место для нее темновато, потому и дырок у нее на листьях немного. Даль­ше замиокулькас, старая кордилина, циперус (какой огром­ный!), фикус Мелани, гиппеаструм, адиантум, хойя мяси­стая, стапелия (запах падали любите! Ну-ну), сансевиерия, фикус эластика Робуста, гемантус белоцветковый (себе та­кой нигде найти не могу), фикус Бенджамина вариегата, зантедесхия эфиопская, крошечный антуриум Андре (при опрыскивании цветы закрывайте, а то от воды они у вас чернеют), нефролепис и т. д., и т. д...» — продолжил я до бесконечности.

Надо было видеть физиономию моего знакомого! Оче­видно, он никак не ожидал услышать подобное от мужика, внешне более напоминающего «быка» из местной банды рэкетиров, чем какого-нибудь «ботаника». Такому больше подошло бы носить на волосатой груди огромную «голду без гимнаста», топорщить пальцы-сосиски веером и интересо­ваться классными тачками... Но куда там! С тачками как раз у меня до недавнего времени все было наоборот — когда очередной родственник или приятель начинал спрашивать:

4

Как выжить в толпе и остаться самим собой

«Ты чего себе машину до сих пор не купил? Денег, что ли, не хватает?» — «Да нет, почему — хватает... Просто она мне не нужна». — «Как это, не нужна?! Ты серьезно?» — «Ну да, я же из дома-то далеко не каждый день выхожу. А мороки с этой машиной сколько? Не-е-е... Ну ее на фиг!» Обычно после этого больше вопросов не следовало, но и понимание в глазах собеседника явно не читалось. Представляю, как реагировали окружающие на товарища Сухова, который запросто отказался от дармового коня. На юге мужчины так к коню (а сейчас — к машине) не относятся! Настоящий му­жик должен быть при коне (на колесах), даже если ему это и без надобности. Семью разори, но хотя бы какую-нибудь клячу/развалюху купи!

Среди единообразного большинства люди по-разному относились к таким «ненормальным»: кто-то считал их чу­даками и обреченно-снисходительно — «Ну что с дурака возьмешь? Горбатого могила исправит...» — махал на них рукой. Других членов общества инакость этих «недоделан­ных» раздражала, и они считали себя вправе прилагать все усилия, чтобы либо подогнать их под общепринятый стан­дарт, особо не интересуясь отношением к этому самого объекта исправления, либо изгнать этот «человеческий му­сор» из общества как угрозу его спокойной жизни.

У большинства читателей, предполагаю, всплыли сейчас в памяти образы конкретных людей и конкретных ситуаций из своей жизни, в отношении которых эти слова могли бы быть верными. В противном случае могу посоветовать об­ратиться к творчеству писателя Сомерсета Моэма, который в романе «Луна и грош» описал именно такого чудака-ху­дожника, прообразом которого был вполне реальный Поль Гоген. Григорий Горин великолепно высветил эту тему в своей киноповести «Тот самый Мюнхгаузен». Александр Грин главными героями сделал подобных людей во всех сво­их сочинениях. А знаменитый Левша Николая Лескова! По­добные примеры можно продолжать до бесконечности.

Введение

5

Но не только в художественных произведениях неосве­домленный читатель может найти описания таких людей и особенностей их жизни. Биографии тех же самых литерато­ров лучше всяких романов рассказывают нам о том, какими оригиналами они были и сколько проблем в отношениях с окружающими их людьми в связи с этим имели. Наиболее яркими представителями этого типа людей я могу назвать того же Сомерсета Моэма, Оскара Уайльда и Льва Толстого.

Для того чтобы заметить таких оригиналов вокруг себя, осознать особенности их необычной жизненной позиции, многого не надо — всего лишь принять предложенную мною в данной книге точку зрения, и примеры сами поле­зут в глаза. Хотя открытия иногда и запаздывают. Так, на­пример, мне пришла в голову мысль о том, что сталкер из одноименного фильма Тарковского, виденного мною ранее неоднократно, является именно таким ярко выраженным чудаком со всеми характерными психологическими особен­ностями. Но произошло это озарение только тогда, когда я услышал начало этого фильма по телевизору в момент, ког­да практически уже дописывал данную книгу. Буквально одна фраза сталкера, которую он в ответ на упрек своей жены, что за очередную вылазку в Зону его снова посадят в тюрьму, бросил ей в отчаянии: «Господи, да для меня везде тюрьма!» — выражает весь драматизм жизни маргинала.

А как быть тем читателям, кому такие примеры не дают ясного представления об этой теме, или рассмотре­ние ее в таком задаваемом мною ракурсе не по вкусу? В этом случае следует сразу признать, что эта книга попа­ла в его руки по ошибке, и ему лучше оставить попытки осилить ее содержание.

Итак, жить таким оригиналам среди людей всегда было непросто. Представители доминирующего в обществе большинства могли научить человека успешно существо­вать только по своему образу и подобию. Но воспитатели обычно перед собой не ставили задачу научить оригинала

6

Как выжить в толпе и остаться самим собой

гармонично жить в обществе, сохраняя свое своеобразие. «Не хочешь быть как все — живи, как знаешь, только нам не мешай. И Бог тебе судья...» Вот и мучились такие чудаки как от своей неспособности или нежелания использовать прак­тические навыки жизни окружающих, торя свою дорогу методом проб и ошибок (за которые «нормальные» люди часто с удовольствием их наказывали), так и из-за агрессии раздраженных соседей, не желающих мириться с необходи­мость искать к некоторым соплеменникам индивидуальный подход.

В настоящее время вроде бы не только поощряется об­щественная терпимость к оригинальности в жизненной позиции отдельных людей, но даже декларируется жела­тельность для общества своеобразия личности и индивиду­альной неповторимости каждого человека. Однако если проанализировать состав психологической и педагогиче­ской литературы, то налицо будет практически полное от­сутствие пособий и руководств для оригиналов, которые по­могли бы им наладить гармоничную жизнь в обществе без переделки своей природы под единый стандарт. Зато как раз задачам уничтожения в человеке всего того, в чем он не похож на остальную единообразную социальную массу, по­священы тысячи фундаментальных трудов «специалистов» по производству добропорядочных и удобных в обхождении членов общества.

Данной книгой я попытался хотя бы частично воспол­нить этот чудовищный пробел в литературе. Я написал ее для тех, кто по жизни выпадает из толпы и не стремится в нее возвращаться, становясь частью безликой массы, но испытывает из-за этого определенные проблемы в отноше­ниях с людьми.

Поэтому героем этой книги является маргинал — так я называю человека, который не может и не хочет жить так, как живет подавляющее большинство общества, являюще­еся толпой. Эти два понятия — «маргинал» и «толпа» — яв-

Введение

7

ляются определяющими в тех отношениях между людьми, которым уделяется далее столь пристальное внимание. Ана­лиз природы маргинальности жизненной позиции и толпы как формы организации общества, а также противоборства между ними и составляет основу содержания книги. Чтобы маргинал сумел наладить свою жизнь относительно ком­фортно в такой враждебной среде, ему потребуются допол­нительные психотехнические навыки. Я надеюсь, что те со­веты и рекомендации, которые читатель найдет далее, по­могут ему, позволив сохранить при этом свою инакость и обойтись без неоправданных жертв в угоду нетерпимому большинству.

С отзывами и пожеланиями по теме данной книги вы можете обращаться по электронному адресу автора: gladyshev_sergei@.

Часть 1 МАРГИНАЛ В ОБЩЕСТВЕ

Глава 1. ТОЛПА И МАРГИНАЛЫ

МАРГИНАЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА В ОБЩЕСТВЕ - ЭТО ЧТО: ПРИГОВОР, ДИАГНОЗ, СУДЬБА ИЛИ МИССИЯ?

Суть вопроса

Наличие в обществе отдельных чудаков не следует вос­принимать как неизбежный процент брака при производ­стве себе подобных. Маргинальность как явление присуща не только человеческому обществу, но и всей природе. Мало того, особи, выпадающие из однообразной массы своего племени, выполняют для своего вида очень важную роль его эволюционного развития, а в наиболее кризисные периоды даже способствуют его выживанию.

Однако когда жизнь у общества становится спокойной и благополучной, его большинство перестает ценить своих спасителей и первопроходцев. Скорее наоборот, окружаю­щих начинает все более раздражать определенное неудоб-

Часть 1. Маргинал в обществе

9

ство совместной жизни с беспо­койными чудаками. В результа­те этого последние и встают пе­ред выбором: либо уходить из недружелюбного к ним обще­ства, либо становиться такими, как все. У кого есть возможность уйти, те становятся пионерами освоения новых земель. Кому-то удается хоть как-то приспосо­биться к более-менее мирной жизни со своими окружающими. Но значительная часть чудаков, оказавшихся не в состоянии сде­лать ни того, ни другого, психоло­гически ломаются, в результате чего в обществе появляются до­полнительные алкоголики, нар­команы, преступники, юродивые и просто неудачники. Большин­ство общества обычно считают весь этот сброд «человеческим мусором». Этот психологиче­ский статус вынуждены приме­ривать на себя и нереализовавшиеся оригиналы.

У разных народов истори­чески сложился различный про­центный состав маргиналов в обществе. Меньше всего их, к примеру, в Японии и Германии. Россия же славится одним из самых высоких процентов чудаков, причем как реализо­вавших удачно свою инакость, так и сломленных боль­шинством.

10

Как выжить в толпе и остаться самим собой

Аргументы

Маргинальность как явление широко распространена в природе и является не просто досадным сбоем в процессе репродукции органической материи, а выполняет важней­шую функцию в ее эволюции. Именно маргиналы — особи, чьи биологические и поведенческие характеристики отлича­ются от устоявшегося в данном виде животных или растений эталона, — являются, как говорят биологи, эволюционным авангардом. Этот авангард выводит вид на новые эволюци­онные пути в ситуации, когда условия его существования изменяются настолько, что привычный образ жизни и соот­ветствующие ему анатомо-физиологические параметры осо­бей оказываются уже неадекватными новой среде обитания настолько, что встает вопрос выживания вида в целом.

Не является исключением в этом плане и человек, хотя у него эволюционные механизмы разворачиваются не столько в биологическом аспекте, сколько в поведенческом. Когда человеческое общество (племя, род) сталкивается с тем, что привычные способы добывания пищи или, скажем, организации быта перестают приносить ожидаемый резуль­тат, именно поведение различных чудаков, которые склон­ны даже в благополучные времена все делать не так, как это принято в обществе, позволяет найти новый эффективный образ жизни. Таких людей тянет попробовать новый вид пищи даже тогда, когда достаточно и привычной уже еды; охотятся они не там, где дичи много и ее легко взять, а все время ищут новые места; согреваются не простым укутыва­нием в шкуры, а подбрасыванием сухих веток в огонь; ма­стерят каменный топор вместо привычной дубины — эти и многие другие примеры показывают путь развития челове­чества вслед за маргиналами.

Говоря о роли маргиналов как эволюционного авангар­да, следует заметить, что в обществе потребность в них воз­никает лишь время от времени. А когда жизнь общества

Часть 1. Маргинал в обществе

11

налаживается в стабильной среде, эта нужда в маргиналах у него пропадает. И так как маргиналы своим поведением обычно у членов толпы вызывают беспокойство и раздраже­ние, на них начинают давить. Это может привести либо к исходу маргиналов из общества, либо к их слому, либо к гибкой адаптации. Возможен и четвертый вариант судьбы маргинала, никак не связанный с оказываемым на него дав­лением: некоторые в условиях стабильной жизни «скиса­ют», не находя для себя путей достойного самовыражения. Такие «скисшие» вместе со сломленными маргиналами че­рез алкоголизацию, наркоманию и преступность формиру­ют «мусор» общества.

Исход маргиналов из общества проходит либо в форме ко­лонизации новых земель (если такие есть) — от выделения ху­торов до освоения удаленных регионов, либо в форме эмигра­ции в малонаселенные страны. Здесь для маргинала оказывается уместной латинская поговорка bene vixit, qui bene latuit — «хоро­шо живет тот, кто живет в уедине­нии». Лучшим примером такого исхода маргиналов в освоение новых земель в отечественной ис­тории является казачество. Очень уместным здесь будет замечание Сомерсета Моэма в романе «Луна и грош» по поводу того, как отно­сились люди к его герою — ху­дожнику Стрикленду, типичному ком острове (Таити) к нему, видимо, относились не с озлобле­нием, как в Англии, но, напротив, сочувственно и охотно мирились со всеми его выходками. Эти люди — туземцы и европейцы — считали его чудаком, но чудаки были им не внове. Они считали вполне естественным, что мир полон странных людей, которые совершают странные поступки.

маргиналу: «На этом дале-

12 Как выжить в толпе и остаться самим собой

Они понимали, что человек не то, чем он хочет быть, но то, чем не может не быть. В Англии и во Франции Стрикленд был не к месту, а здесь находилось место для самых различ­ных людей, не подходящих ни под какую мерку. Не то что­бы он на Таити стал добр, менее эгоистичен и груб, но ока­зался в условиях более благоприятных. Если бы он прожил здесь всю жизнь, то и считался бы не хуже людей. Здесь он получил то, чего не хотел, да и не ждал от своих соотече­ственников, — доброжелательное отношение». То есть на окраинах цивилизации, где сбежавшие от толпы маргина­лы перемешиваются с терпимыми к чудакам аборигенами, часто формируется достаточно комфортная для изгоев об­щества среда.



Похожие документы:

  1. Николай Островский Как закалялась сталь Часть первая Глава первая

    Документ
    ... жандарм. Страшно закричала в толпе какая-то женщина, забилась ... , меж собой говорят, сороки: «Всех разослал, а сам остался, гусь ... . В квартире паровозного машиниста Гладыша было людно и шумно. Взрослые ... не умер, раненые выжили. Упорно, с большевистским ...
  2. Пётр Феофилактович Гордашевский Их было четверо

    Документ
    ... , нам следует остаться. Как ты, Катя? ... чтобы сохраниться, выжить! – Или при ... как и благодарить… – Да какая тут благодарность! Само собой разумеется ... пеленгатором тронулась. Толпа любопытных расступилась, чтобы ... цвет. Добычу гладыш парализует уколом своего ...

Другие похожие документы..