Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Не секрет, что в развитии интереса к предмету нельзя полностью полагаться на содержание изучаемого материала. Сведения истоков познавательного интерес...полностью>>
'Документ'
С требованиями Регламента УЦ и приложениями к нему ознакомлен(а). В соответствии со статьей 428 ГК Российской Федерации полностью и безусловно присоед...полностью>>
'Документ'
«Гистотопографические особенности формирования келоидных рубцов головы и шеи детей» Аветиков Д.С., Ставицкий С.А., Яценко И.В. (Украинская медицинская...полностью>>
'Документ'
крупа жир слёзы дробь трава сор фасоль бусы горох роса рис ворс редисинка соломинка виноградинка мармеладинка волосинка изюминка градинка жемчужинка д...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

1

Смотреть полностью

К. В. Бардин

АЗБУКА ТУРИЗМА

(О технике пешеходных путешествий)

Пособие для учителей, руководителей туристских походов со школьниками

ИЗДАНИЕ 2-Е, ИСПРАВЛЕННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ

МОСКВА «ПРОСВЕЩЕНИЕ» 1981

ББК 74.267 Б24

Б

60602-554

-КБ-5-19-1981 4606030000

103(03)-81

Издательство «Просвещение», 1981 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ

К. В. Бардин 2

Пособие для учителей, руководителей туристских походов со школьниками 2

ИЗДАНИЕ 2-Е, ИСПРАВЛЕННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ 2

ББК 74.267 Б24 2

ВВЕДЕНИЕ 5

ОРГАНИЗАЦИЯ ПОХОДА 9

Цель похода 9

Комплектование группы 13

Организация группы 16

Выбор и разработка маршрута 21

Составление сметы 26

ПИТАНИЕ В ПОХОДЕ 29

Составление рациона 29

Таблица 1 Калорийность основных продуктов питания (на I кг) 30

Таблица 2 33

Примерный рацион 33

(Вариант 1) 33

Таблица 3 33

Примерный рацион 33

(Вариант 2) 33

Таблица 4 35

Примерные рационы 35

Закупка продуктов 36

Упаковка и хранение продуктов 37

Приготовление пищи 39

СНАРЯЖЕНИЕ 44

Личное снаряжение 44

Обувь 44

Носки, стельки, портянки 47

Одежда 49

Спальные принадлежности 53

Рюкзак 56

Мелочи. 59

Групповое снаряжение 61

Палатка 62

Компасы 66

Посуда для приготовления пищи 69

Медицинская аптечка 72

Ремонтный набор 73

Мелочи 74

ТУРИСТ В ПУТИ 75

Ориентирование в туристском походе 75

Что такое ориентирование и как ему обучать 75

Погрешности при ориентировании 77

Первый способ ориентирования 80

Второй способ ориентирования 83

Сопоставление двух способов ориентирования 89

Азимут истинный и азимут магнитный 97

Правильная организация движения 101

Первая помощь 111

Опрелости, потертости, пузыри 111

Раны 113

Нагноения 114

Ушибы, растяжения, вывихи, переломы 115

Ожоги 117

Заболевание 118

Простудные заболевания, ангина, грипп 118

Тепловой и солнечный удар 118

Отравления 119

«Острый живот» 120

У­качивание 120

Носовые кровотечения 121

Другие случаи, требующие помощи 121

Ожог кожи 121

Снежная слепота 122

Помощь утопающему 122

УСТРОЙСТВО БИВАКА 124

Выбор места для бивака 124

Организация бивачных работ 126

Работа с палаткой 130

Свертывание лагеря 142

КОСТРЫ И КОСТРОВОЕ ХОЗЯЙСТВО 146

Разведение костра 146

Поддержание костра 148

Выбор и заготовка дров 152

Разведение костра под дождем 157

Костровое хозяйство 163

Меры предосторожности 167

ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ ПОХОДА 171

Разбор похода и педагогический отчет 171

Финансовый отчет 175

Сдача снаряжения 178

Написание отчета и составление паспорта похода 179

Оформление материалов на значки и разряды 180

Фотостенды и фотоальбомы 180

Туристский вечер 181

Приложение I 182

Инструкция по организации и проведению туристских походов, путешествий и экскурсий с учащимися общеобразовательных школ 182

Утверждена приказом по Министерству просвещения СССР 12 апреля 1974 г. 182

I. Общие положения 183

II. Состав туристских групп и продолжительность путешествия 184

III. Руководители туристского путешествия 185

IV. Обязанности руководителя туристского путешествия 186

V. Права и обязанности участников путешествия 190

VI. Обязанности администрации учреждения, проводящего туристское путешествие 191

Приложение 2 Примерные нормы нагрузки для туристских походов и путешествий* 192

I. Пеший туризм 193

Приложение 3 194

Состав походной медицинской аптечки для группы 15—17 человек на 15—20 дней 194

ЛИТЕРАТУРА 195

КИРИЛЛ ВАСИЛЬЕВИЧ БАРДИН 196

ВВЕДЕНИЕ

КПСС, Советское государство уделяют огромное внимание развитию активных форм отдыха, в том числе туризма. Раз­витие массового спорта, физической культуры и туризма, ска­зано в статье 41 Конституции СССР, является одним из средств, обеспечивающих право граждан СССР на отдых. Туризм в нашей стране пользуется огромной популярностью среди всех слоев населения.

Каждый выходной день пригородные автобусы и поезда за­полняются шумной толпой людей с рюкзаками. В любую пого­ду, в любое время года они едут за город и в одиночку, и не­большими группами, едут целыми компаниями, с гитарой или аккордеоном. Это туристы. Среди них преимущественно моло­дежь, но немало здесь людей среднего и пожилого возраста.

Почему же туризм обладает такой притягательной силой? Зачем, казалось бы, в выходной день вставать ни свет ни заря, ехать на вокзал, толкаться в набитых битком поездах, затем идти куда-то, в любую погоду, таща на себе рюкзак, обливаясь потом, а вечером в такой же тесноте возвращаться домой? Все эти неудобства для несведущих людей совершенно очевидны, поэтому они считают туризм разновидностью чудачества.

Но пусть уж поверят люди, не бывавшие в походах, что никто из туристов не пошел бы второй раз в поход, если бы на личном опыте не убедился, что все виденное, пережитое, слышанное, пройденное, спетое у ночного костра оставляет та­кое впечатление и делает нашу жизнь настолько богаче, что по сравнению с этим все тяготы и неудобства туризма выгля­дят не имеющими значения мелочами.

Представьте себе...

«Ночь в лесу. Костер жадно перебирает прутики. Пламя с жадностью набрасывается на сушняк и вырывает из темноты усталые лица людей.

Это туристы. Сегодня они переночуют здесь, в этом лесу, а завтра пойдут дальше. Булькая и негодуя, закипает в котелке чай. Он пахнет дымом. Он приятно обжигает губы, он несрав­ним с домашним чаем!

А костер все горит. Кажется, что он чего-то требует от лю­дей. Он призывает не отступать от традиций, «Где песня?» —

потрескивают сучья. «Где песня?» — веером разлетаются искры.

Вот она, песня...

Гитара звенит тихо-тихо. Песню начал один голос. Потом ее подхватил второй, третий. И вот уже поют все. Поют спо­койно, задумчиво, нежно...

...Затих костер. Он тоже слушает песню. Со всех сторон нас обступили деревья. Они кажутся огромными колоннами, под­держивающими ночное небо. Прямо над нами звезды. Тихие, далекие звезды...»

Эти слова, принадлежащие поэту Роберту Рождественско­му, показывают только кусочек туристских будней. Если же представить себе, насколько огромнее, богаче, насыщеннее и глубже вся картина туристской жизни, тогда никому не пока­жется странной та властность, с которой она притягивает к се­бе человека.

Все это хорошо, но в чем же состоит реальная польза туризма?

Начнем с самого простого. Кто из родителей не хочет, что­бы его ребенок вырос здоровым и выносливым? Но далеко не все знают, как это сделать. Многие родители во избежание простуды закутывают детей так, что обилие одежды начинает мешать их движениям. Нередко это продолжается в семье из года в год.

Сначала ребенка тепло одевают родители, а потом он и сам приучается так одеваться. Эффект такой привычки обычно бы­вает противоположным желаемому — ребенок растет хилым, его изнеженный организм легко подвергается всяким заболеваниям.

Настоящее здоровье достигается совершенно другими мера­ми. Суть их состоит в постепенном приучивании организма к изменениям внешней среды, то есть в закаливании.

Туризм — прекрасное и эффективное средство воспитания здорового и закаленного человека. Пусть он не дает такого развития мускулатуры, как другие виды спорта — скажем, гимнастика, борьба, бокс и т. д. Но зато здоровью туриста мо­гут позавидовать многие. Ему не страшно промочить ноги, он не боится простудиться на ветру, вымокнуть под дождем. Ту­ризм закаляет так, как ни один другой вид спорта. Более того, туризм с его большими, но равномерно распределенными во времени нагрузками способствует излечению некоторых заболеваний.

Занятия туризмом вырабатывают у человека ряд очень ценных навыков, например, навык в правильной, ходьбе. Боль­шинство горожан, пользуясь для повседневного передвижения услугами транспорта, проводя отпуск на террасе дома отдыха или в гамаке на даче, буквально отучаются ходить. Пройти 15—20 километров—не по лесной чаще, нет, а по обычной проселочной дороге — для них непосильная задача.

Турист умеет ходить. Обладает он и многими другими, под­час мелкими и незаметными навыками, которые в сумме дела­ют человека приспособленным к жизни. Он понимает, какие дрова хороши, а какие не будут гореть. Он умеет быстро раз­вести огонь, сварить пищу, правильно ориентироваться и не заблудиться в лесу, быстро починит порвавшуюся одежду... Здесь идет речь о туристах-школьниках, а не о взрослых ту­ристах-разрядниках, которые умеют двигаться сквозь глухую тайгу по звериным тропам и затесам многолетней давности, в трескучие морозы ночевать на снегу, строить плоты без едино­го гвоздя и проходить на них бурные речные пороги и перекаты.

В туристских походах оживают и получают совершенно но­вое звучание многие знания, приобретенные на уроках геогра­фии, биологии, математики, астрономии, которые подчас усваи­ваются формально и остаются, по существу, обременяющим память балластом, негодным ни к какому употреблению.

Знакомясь во время походов с предприятиями, стройками, колхозами и совхозами, с людьми различных профессий, школьники более осмысленно подходят к выбору будущей спе­циальности. Многие ребята, например, хотят стать геологами. Но ведь такая работа — это не только песни у ночного костра, радость открытий и путешествий по нехоженым местам. Это и грязь, и холод, и пронизывающий до костей ветер, и валящая с ног усталость. Так пусть ребята сходят в поход раз, другой, третий, пусть познакомятся со всеми сторонами походной жизни. Пусть не по книжкам они узнают, на что идут, из­бирая романтичную специальность геолога.

Но туризм—это не только средство физического и при­кладного воспитания. Велика роль туризма в идейно-полити­ческом и военно-патриотическом воспитании учащихся. При разработке маршрута похода руководитель должен планиро­вать по возможности посещение памятных и исторических мест, связанных с жизнью и деятельностью В. И. Ленина, его соратников, видных деятелей нашей партии и государства, мест боев гражданской и Великой Отечественной войн, органи­зацию встреч с передовиками производства и т. д.

Туризм — средство расширения кругозора и обогащения духовной жизни людей, средство познания красоты природы. Лучшие наши писатели посвятили немало прекрасных страниц родной природе. Ребята читают эти страницы, выписывают цитаты. Но это не может научить их видеть и понимать саму природу так, как понимали ее Толстой, Чехов, Тургенев. Нельзя познать красоту природы только через призму человеческого слова. Если слово не вызовет у читателя того чувства, которое переживал автор, создавая свое произведение, это слово оста­ется пустым звуком.

В туристском походе вырабатывается умение преодолевать трудности. Эти трудности лишь в редких случаях можно преодолеть в одиночку. Как правило, только усилия всей группы дают результат. Так ребята учатся коллективизму не на сло­вах, а на деле. Ради общего дела они учатся преодолевать ус­талость, становиться выше личных симпатий и антипатий, по­могать друг другу, быть чуткими, а если нужно, беспощадны­ми к нарушителям порядка. Регулярное занятие туризмом вырабатывает у школьника сознательную дисциплину, настойчивость.

Нельзя недооценивать и того, что детскому и особенно под­ростковому возрасту свойственно стремление к новизне, не­обычности, к приключениям и романтике. Туризм—прекрас­ное средство, которое естественным путем удовлетворяет и такие, не всегда учитываемые взрослыми потребности ребят.

Нужно помнить и о том, что в походе ребята подчас рас­крываются совсем с иной стороны, чем в школе. В этом отно­шении поход особенно ценен для учителя, так как позволяет глубже понять натуру каждого из ребят и найти свой подход к нему. Контакты, которые устанавливаются между взрослым и ребятами в походе, как правило, гораздо более глубокие и душевные, чем в школе. Они способствуют настоящему взаимо­пониманию и установлению отношений сотрудничества, что потом переносится и в школу.

Эта книга адресована всем, кто водит ребят в туристские походы, в первую очередь учителям.

Не секрет, что иногда педагоги не имеют даже начальных туристских навыков. У таких руководителей походы превра­щаются в мероприятия, выматывающие ребят, сеющие раздра­жение и взаимное недовольство, приводят к ссорам и т. д. В то же время привлекать к руководству походами опытных туристов, не связанных со школой, директора, как правило, избегают. В качестве причины обычно называют отсутствие у таких людей педагогического образования. В результате дет­ский и юношеский туризм оказывается в стороне от осталь­ного туристского движения, и поэтому в нем очень мало ис­пользуется накопленный взрослыми туристами опыт.

В настоящей книге конкретно и в доступной форме изло­жен тот минимум знаний, который, безусловно, необходим всякому, кто отправляется в туристский поход.

Книга написана с учетом опыта массового самодеятельно­го туризма. Вместе с тем в книге нет прямого перенесения в детский туризм всего, что накоплено взрослыми. Все заимст­вования из практики взрослого туризма были проверены автором на многолетнем опыте походов со школьниками.

В книге излагаются лишь элементарные основы техники и тактики пешеходного туризма, главным образом применитель­но к летним путешествиям по населенной местности. Рассмат­риваются, в частности, вопросы организации группы, выбор маршрута, приводится характеристика индивидуального и группового снаряжения, даются рекомендации по приготовлению пищи в походных условиях, разведению костра, подве­дению итогов похода и т. д.

Кроме педагогов и пионервожатых, эта книга будет также интересна родителям, отправляющимся в поход со своими ре­бятами, организующим поход по поручению родительского ко­митета или просто собирающим сына или дочь в дорогу. С пользой для себя ее прочтут сами школьники, занимающие­ся туризмом, а также все, кто недавно стал туристом, и не на­копил еще достаточного опыта путешествий по туристскимтропам.

Значение туризма, как одной из форм физического развития, познания окружающего мира, всестороннего воспитания совет­ского человека, особенно молодежи, непреходяще. Это еще раз подчеркнуто на XXVI съезде КПСС. «Всемерно развивать и со­вершенствовать организацию отдыха трудящихся и туризма», — говорится в «Основных направлениях экономического и социаль­ного развития СССР на 1981—1985 годы и на период до 1990-года»¹.

Автор выражает искреннюю признательность своим млад­шим товарищам — школьникам, с которыми он путешествовал по туристским тропам, так как именно эти походы позволили ему обобщить опыт проведения туристской работы с детьми и затем рассказать об этом читателям.

* * *

Первое издание «Азбуки туризма» вышло в 1973 г. и бы­ло благоприятно встречено читателями. Рецензии в печати, авторская почта, встречи с руководителями детского туризма показали, что книга оказалась полезной при проведении ту­ристских походов со школьниками.

В соответствии с пожеланиями рецензентов и читателей "новое, второе, издание «Азбуки туризма» дополнено разделом, посвященным ориентированию в походе. Кроме этого, более подробно изложены вопросы, связанные с подведением ито­гов похода, с оказанием доврачебной помощи, устранены так­же ошибки, допущенные в первом издании.

1 Правда, 5 марта 1981 г.

ОРГАНИЗАЦИЯ ПОХОДА

Цель похода

Каждый поход, будь то воскресный выход или многодневное путешествие, должен иметь цель. Причем не подразумева­емую, а словесно сформулированную и доведенную до сведе­ния каждого участника похода.

Перед походом могут ставиться экскурсионные цели (посе­тить места, связанные с жизнью и деятельностью В. И. Ленина; осмотреть дом-музей П. И. Чайковского; познакомиться с ра­ботой колхоза-миллионера); агитационные и военно-патрио­тические (пройти по местам боев Великой Отечественной вой­ны; посетить подшефный колхоз в период избирательной кам­пании; дать концерт самодеятельности); цели, связанные с вы­полнением общественных заданий (собрать гербарий, провести простейшие гидрологические измерения), и т. д.

Цель похода может состоять и в том, чтобы пройтись по осеннему лесу, подышать свежим воздухом, испытать на себе воспетое поэтами очарование этого времени года. Цель может заключаться в том, чтобы посетить какие-то места, славящиеся своей красотой.

Многие люди находят, что занятия туризмом улучшают самочувствие, снимают напряжение после трудовой недели. От­правляясь в поход, эти люди ставят перед собой в первую оче­редь оздоровительные цели.

Можно устроить поход для того, чтобы научить ребят раз­водить костер, ставить палатку, ориентироваться на местности н т. д. Это будет поход с учебными целями. Иногда идут в поход, чтобы двигаться по компасу, преодолевать препятствия, взять верх над бурными порогами или снежными перевалами. Это поход со спортивными целями. Можно отправиться в по­ход ради того, чтобы повидать какие-то края, например Кав­казские горы или сибирскую тайгу, познакомиться с бытом и нравами людей, населяющих их.

Такое желание часто возникает под действием прочитанных книг, просмотренных кино- или телефильмов, рассказов быва­лых путешественников. Это поход с познавательными целями.

Вряд ли удастся перечислить все цели туристского похода. Возникает вопрос: зачем же тогда настаивать на том, что цель похода должна быть непременно сформулирована и доведена до сведения каждого участника?

А вот зачем. У взрослых туристов нередко получается та­кое. В каком-нибудь цехе, отделе или лаборатории кто-то пред­лагает сходить в воскресенье в поход. Все радостно поддер­живают это предложение, всю неделю с нетерпением ожидают этого дня, тщательно готовятся. И вот долгожданный день приходит. Все в самом радужном настроении выступают в по­ход. Но проходит час-полтора, и вот уже раздается чей-то не­довольный голос: «Ну, куда нам еще идти? Поляна тут хоро­шая, вон речка — искупаться можно». Организуется бивак, но не успеют любители отдыха на поляне как следует устроиться, чтобы позагорать, как кто-то заявляет: «Ну, чего хорошего — сидеть на месте? Искупались — и хватит. Пойдем лучшее лес, нарвем цветов, ягод и грибов поищем, в конце концов, просто пройдемся, то на месте скучно». Бивак сворачивается. Группа вступает в лес. И тут опять находятся недовольные: «Что это мы еще тянемся? Давайте-ка в темпе, а? А то мы так за день никуда не придем». Группа пытается некоторое время «идти в темпе», но скоро выясняется, что кто-то запыхался, и идти так быстро не может, кто-то недоволен, что не удается на ходу искать ягоды и рвать цветы. Начинается спор; что делать дальше? Любители пассивного отдыха заявляют, что не надо было уходить с поляны, где был бивак, и предлагают вер­нуться. Кто-то согласен с ними, что незачем много ходить, но считает, что назад идти нецелесообразно, а надо идти дальше и поискать нового места для бивака. Спор разгорается, начи­нает назревать ссора. Некоторые просто не знают, что делать.

Так общее радостное вначале настроение окажется безвоз­вратно испорченным. Скорее всего, будет принято какое-то про­межуточное решение, которое, в сущности, ни одну из сторон не устраивает. Красивые мечты не сбылись, воскресный отдых не удался. Пожалуй, больше в этом цехе или лаборатории собрать людей на туристский поход не удастся;

Где причины такой неудачи? Люди не договорились заранее о цели похода. Одни видели ее в пассивном отдыхе на свежем воздухе — искупаться, полежать, позагорать; другие — в про­гулке по лесу, связанной с собиранием грибов и ягод, лесных цветов. Наконец, третьи хотели как следует пройтись, почувст­вовать к концу дня приятное утомление, вернуться в город, как обычно говорят, усталыми, но довольными. Ничего подобного не произошло бы, если тот, кто предложил устроить поход, за­ранее сформулировал цель похода. Совсем необязательно из­лагать ее в казенных фразах: «Цель похода заключается в пас­сивном отдыхе» или «Цель похода заключается в овладении активными способами передвижения». Не обязательно употреб­лять и само слово «цель». Можно было сказать совсем просто: «Мы особенно спешить не будем, нарвем по дороге цветов, пособираем грибы и ягоды. Если устанем, отдохнем. Пройденные километры нас не интересуют, главное — провести выходной день в лесу». Или так: «Мы пройдем за день километров 25 — 30, чтобы как следует размяться». Вероятно, что при такой постановке вопроса кто-то отказался бы от участия в походе и провел бы воскресный день так, как ему привычно. Но зато все участники похода одинаково понимали бы его цель, и меж­ду ними не возникало бы никаких недоразумений.

Все сказанное, вполне применимо и к походам юных турис­тов. Правда, столь ожесточенных споров у них обычно не бы­вает — дети привыкли подчиняться решению взрослого руко­водители. Разочарование тоже чаще всего проявляется не очень сильно — пусть поход прошел не так, как хотелось, но все равно это лучше, чем сидеть дома. Но некоторое чувство до­сады все равно остается. А кто-нибудь скажет так: «Все было хорошо. Вот только я думал научиться костер разводить, а у нас сразу поручили это Яше. Только он костром и занимал­ся». Или: «Поход прошел очень удачно. Жаль только, что в музей Тютчева не поспели. Надо было, чтобы нас Саша вел, он хорошо ходит по компасу». А Саша говорит: «Другим то­же надо учиться». Ну, и учились. В результате в музей опоз­дали».

Вот почему цель повода надо обязательно формулировать и сообщать всем участникам похода. Пусть каждый из них, по­думав, решит, идти ли ему в этот поход или нет. Это следует делать, чтобы ребята не ожидали от похода того, чего в нем наверняка не будет, и не испытывали потом разочарования. Кроме того, от целей зависит организация похода. Если цель исхода спортивная, то обязанности в группе нужно распреде­лить так; пусть каждый делает то, что у него лучше всего вы­ходит. Если же группа отправляется в поход с учебной целью, то распределение обязанностей будет другим: пусть каждый делает то, что у него плохо получается, пусть учится, приобре­тает навыки. Если руководитель предполагает использовать поход для того, чтобы научить ребят разводить костер, он по­просит каждого взять с собой топор, спички и предусмотрит длительный привал, чтобы каждый смог поработать с огнем. Значит, маршрут не должен быть слишком продолжительным. Если же руководитель хочет научить ребят ориентироваться на местности — значит, каждый должен взять с собой компас, а дневной привал делается по возможности короче, чтобы оста­лось больше времени на переходы и каждый смог побывать в роли ведущего. Маршрут в этом случае может быть доста­точно протяженным, но допускающим выход с него раньше достижения конечной точки: всегда может случиться, что кто-то из ребят запутается, группа потеряет много времени и нужно будет, в конце концов, кратчайшим путем выходить на станцию. Для такого похода лучше всего избрать кольцевой или полукольцевой маршрут с выходом на одну и ту же или близ­кие друг к другу железнодорожные станции. А вот линейный маршрут (с одной дороги на другую) для этого похода выби­рать не рекомендуется.

Вот еще совет, касающийся цели похода. Не следует на­мечать слишком много целей. Они предъявляют к походу пло­хо согласующиеся, а часто и вообще несовместимые требова­ния.

Лучше, если перед походом будет поставлена только одна цель. Если все же намеченных целей две или больше, то надо совершенно четко выделить среди них главную. Все остальные цели рассматриваются как необязательные, которые выпол­няются лишь постольку, поскольку остается время и возмож­ности.

К сожалению, это далеко не всегда понимают руководители детских походов. Часто они намечают для 8 — 10-дневного по­хода длинный список самых разнообразных целей. Тут и посе­щение памятных мест, связанных с историей образования и развития нашего государства, краеведческих,, художественных и литературных музеев и памятников, сбор материалов о геро­ях гражданской и Великой Отечественной войн, о первых ком­сомольцах или передовиках производства; экскурсии на заво­ды, фабрики, колхозы, совхозы или научно-исследовательские учреждения; выполнение заданий научных организаций или музеев; оказание помощи в работе колхозов, совхозов, лесни­честв; сбор коллекций и гербариев; обучение ребят, впервые участвующих в походе, основам туризма.

Пытаясь реализовать все перечисленные цели, руководите­ли и участники походов оказываются в большом затруднении. Как ни планируй, а множество целей, поставленных перед по­ходом, всегда приводит к хронической нехватке времени, спеш­ке, постоянной необходимости отдать предпочтение одному из двух одинаково важных дел. Долгие часы, проходящие в томи­тельном ожидании, сменяются лихорадочными марш-бросками. Постоянная нервотрепка приводит к тому, что все становятся раздражительными, ссоры возникают по пустякам. Ребята из­мучены. Руководитель и того больше. Да, кроме всего, пытаясь выполнить несколько взятых на себя заданий, туристы обычно не могут как следует выполнить ни одного. Надо также иметь в виду, что подготовить по-настоящему задание за 3—4 дня до выхода в поход невозможно. Например, реальную помощь колхозам, совхозам или лесничествам можно оказать только в том случае, если кто-то заранее съездит на место и догово­рится, в какой день, на какой срок и сколько человек приедет работать. Иначе председатель колхоза или бригадир попросту не сумеют занять работой всех ребят, и организация работы займет слишком много времени.

С выполнением заданий научных учреждений дело обстоит тоже далеко не так просто. Дело в том, что эти учреждения довольно неохотно дают задания юным туристам, полагая, что собранные ими сведения никакой научной ценности представлять не будут, так как они собраны не специалистами. Какая-то доля правды в этом есть; поэтому нужно потратить немало времени для того, чтобы добиться от представителей научного учреждения такого задания, которое было бы посильно юным туристам.

Конечно, все сказанное вовсе не означает, что ребятам во­обще лучше не заниматься выполнением общественно полез­ных заданий, посещением памятных историко-революционных мест, сбором сведений о героях войны, не знакомиться с передо­выми предприятиями — короче говоря, не заниматься всем тем комплексом дел, которые нередко рекомендуют проводить в походах. Однако надо учитывать, что по своему характеру эти дела часто таковы, что могут быть интересны для очень многих пионеров и школьников, а не только для тех, кто увлекается туризмом.

Разве, например, знакомство с архитектурными памятни­ками или посещение мест, связанных с историко-революционными событиями в стране, представляет интерес только для юных туристов? Разве не захотели бы принять участие в таком мероприятии все ребята? В транспортном отношении такие па­мятные места, как правило, хорошо доступны, посетить их можно не только походным порядком. Так пусть там побывают все желающие, а не только небольшая группа участников похода.

Некоторые подобные мероприятия лучше включать в план работы не туристского, а каких-то других кружков. Например, сбор сведений о героях войны, об участниках революционного - движения следует поручить скорее юным историкам, а туристам подключаться к этим делам периодически.

Наконец, надо всегда учитывать, что можно сделать в те­чение одного похода, а что требует систематической работы секции. Частая ошибка неопытного руководителя заключается в том, что все дела, которые уместны в годовом плане работы туристской секции, он включает в план 7 — 8-дневного похода.

И еще один практический совет относительно целей, наме­чаемых для походов. Как правило, перед походами новичков не следует ставить никаких специальных целей, кроме того, как успешно пройти данный маршрут и чему-то научиться. Слиш­ком многим должен еще овладеть новичок, слишком, занято его внимание выполнением элементарных с точки зрения опытно­го туриста вещей. Передвижение по маршруту, ориентирова­ние, разбивка бивака, разведение костра, приготовление пищи — все это представляет самостоятельные задачи для нович­ка, и овладение каждым из этих умений может быть для него целью похода. Только после того, как юный турист овладел всеми этими навыками, он может применить свои знания и навыки для достижения каких-то других целей.

Когда, например, ребята одной из московских школ прово­дили исследование верховьев речек бассейна реки Клязьмы, то в эти исследовательские походы ходили только достаточно опытные туристы. И если вдруг речка начинала ветвиться (а это почти всегда бывает при приближении к истокам), необходимость делиться на группы никого не ставила в тупик. Ребя­та спокойно расходились парами, и в назначенный час всегда собирались в условленном месте. Новички же, при всем своем желании, были бы не в состоянии этого сделать. Для них в школе устраивались туристские лагеря и походы без исследо­вательских целей.

Итак, азбучные истины, касающиеся целей похода, сводятся к следующему:

1. Во всяком походе должна быть намечена цель, кото­рую надо словесно сформулировать и довести до сведения всех участников похода.

2. Для похода нельзя намечать много различных целей. Лучший вариант — это одна цель. Если целей намечено боль­ше одной, среди них должна быть совершенно четко определе­на главная.

3. Организация похода зависит от целей похода, при этом в первую очередь учитывается главная цель.

4. В походах новичков, как правило, не должно быть спе­циальных заданий. Цель такого похода заключается в успеш­ном прохождении маршрута и овладении элементарными тури­стскими навыками.

Комплектование группы

Комплектование группы очень тесно связано с целями по­хода и может осуществляться двумя способами. Первый из них — когда сначала намечают цель похода, а потом подби­рают подходящих участников. Вспомним ребят, исследовавших верховья притоков Клязьмы. Они сначала наметили себе цель, а уже в соответствии с ней подбирали участников. Цель их похода потребовала ограничения состава участников разряд­никами и значкистами. Новичков в такие походы не пригла­шали.

При втором способе организации похода нужно сначала выявить желающих участвовать в походе и лишь после этого намечать посильные для них цели.

Каким способом выгоднее пользоваться? Все зависит от условий, в которых приходится работать. Если в школе нет по­стоянно действующего кружка или секции туризма, если тури­стская работа там широко не развернута, то чаще всего при­дется начинать с подбора желающих участвовать в походе, а цели намечать исходя из того, что уже знают и умеют ребята.

Если в школе существует туристская секция, ведущая по­стоянную работу, если есть довольно много ребят, интересую­щихся туризмом, то, наверное, чаще будет использоваться пер­вый способ, когда сначала намечается туристское мероприятие, а потом подбираются участки, подходящие для его осуществ­ления.

Несколько слов о составе группы. Прежде всего, не следует формировать слишком многочисленные группы. Если в поход записалось человек 25 — 30, то, как правило, группа будет очень неоднородна если не по своему туристскому опыту, то, во всяком случае, по интересам и по силам. Различием в интере­сах можно еще пренебречь (хотя это тоже нежелательно), но от различия в физической подготовке никуда не уйдешь: одни будут все время отставать, другие выражать недовольство тем, что группа идет медленно. Такая группа растягивается чуть ли не на километр, люди идут на значительном удалении друг от друга, связь между ними нарушается. Управлять такой груп­пой очень трудно, да и в сколько-нибудь усложнившихся условиях — например в сумерках, в густом подлеске — часть группы может оторваться от основного ядра. Обучать чему-нибудь в такой группе нельзя. Все силы руководителя уходят на организацию передвижения группы и устройство быта. Мно­го времени занимает устройство бивака и свертывание его.

Некоторые руководители, чтобы управлять такой группой, вводят элементы строевой подготовки (построения, рапорты и т. д.), переходят на отдачу приказаний армейским, команд­ным языком. В ряде случаев это дает хорошие результаты, но прежде чем переходить на такой способ управления, надо хо­рошо знать команды и уметь их отдавать, иначе действия та­кого руководителя будут выглядеть комично. Нельзя не учи­тывать и того, что большие группы встречаются со значитель­ными трудностями на транспорте (не всегда удается усадить 25—30 человек в пригородный автобус, который и без того до­статочно заполнен) и в размещении на ночлег в населенных пунктах (хроме школы и клуба, остановиться, пожалуй, негде, а они есть не во всякой деревне). Короче говоря, лучше не собирать для похода большие группы. Кстати, если перед по­ходом стоят учебные дели, то оптимальный состав группы 4—6 человек, иначе обучать трудно.

Существует и другое мнение: чем больше народу в походе, тем он безопаснее. Однако опыт великих путешественников опровергает это. Р. Пири достиг Северного полюса в составе группы из 6 человек. Группа Р. Амундсена, открывшая Юж­ный полюс, состояла всего из 5 человек; группа Р. Скотта, побывавшего там чуть позже Амундсена, была такой же. Тур Хейердал, намереваясь пересечь па плоту Тихий океан, собрал команду из 6 человек. Все эти люди отлично понима­ли, что с увеличением численности группы возрастает ее не­однородность, а, следовательно, возможность всяческих проис­шествий. К этому же выводу пришла практика дальних и слож­ных доходов у нас в стране. Необходимый минимум участни­ков для походов I—III категорий сложности установлен в 4 человека, для доходов IV—V категории—в 6 человек. Неужели можно всерьез думать, что походы по густонаселённым районам страны (а именно здесь обычно, путешествуют юные туристы) могут таить больше опасностей, чем походы по Вос­точным Саянам или Приполярному Уралу? Нет, сторонники больших туристских групп не могут принести в защиту своей позиции достаточно убедительных доводов. В конце концов, все сводится приблизительно к такому аргументу: «Знаете, ког­да много народа, за детей как-то, спокойнее». Таким руководи­телям походов полезно напомнить, что; вероятность несчастного случая или серьезного заболевания в походе не превышает та­ковую на улице или дома. Поэтому не следует настаивать на том, чтобы группа была обязательно очень большой. Для мно­годневных походов численность группы ограничена 15 участ­никами, но лучше не набирать большие группы даже для вос­кресных походов.

Может возникнуть вопрос: а как же массовость? Maссовость достигается за счет повседневной работы секции, путем увеличения числа походов, систематической организации ту­ристских лагерей для обучения новичков, умелой агитации за туризм, включая проведение школьных слетов, туристских ве­черов, выпуск фотомонтажей и т. д. Иначе говоря, массовость достигается за счет систематического использования всех форм и видов туристской работы в школе, а вовсе не с помощью увеличения численного состава отправляющихся в поход групп.

Немалое значение при подборе группы имеет возрастной фактор. Желательно, чтобы разница в возрасте ребят не пре­вышала 1—2 лет. Понятно, что у школьников V—VI классов и IX—Х классов совершенно разные физические возможности, да и интересны тоже очень разные.

Примерно то же можно сказать и о физической подготов­ленности ребят. Конечно, не всегда руководитель похода име­ет представление о физических возможностях ребят, но, если такие сведения есть, нужно стремиться обеспечить однород­ность состава группы и в этом. отношении. Что же касается такого фактора, как туристский опыт участников похода, то тут все дело зависит от целей, стоящих перед походом. В не­которых случаях, как в примере с исследованием верховьев речек, целесообразно добиваться однородного состава группы. В других случаях, например, при обучении новичков, целесо­образно, чтобы вместе с ними в группе находились и бывалые туристы.

Подбирая группу, надо поинтересоваться у школьного вра­ча, не имеет ли он возражений против участия в походе кого-нибудь из ребят по медицинским показаниям. При планирова­нии дальнего похода организуют медосмотр, причем проводят его дважды: первый раз — при формировании группы, второй — перед отъездом. Довольно вложен вопрос об участии в походах ребят с недостаточным физическим развитием или ослабленным здоровьем. Некоторым из таких школьников нельзя заниматься туризмом, другим он полезен. Имеются многочисленные данные, свидетельствующие о положительном влиянии туризма при лечении целого ряда серьезных заболе­ваний. Все чаще врачи и специалисты по лечебной физкульту­ре используют туристские поводы в качестве одной из форм санаторно-курортного лечения. Особенно благоприятно туризм воздействует на сердечно-сосудистую и нервную системы, раз­витие координации движений, приобретение общей выносливос­ти и работоспособности, на закаливание организма.

Известно много случаев, когда ребята с ослабленным здо­ровьем, начав заниматься туризмом, закалились и окрепли, догнав своих здоровых и физически развитых сверстников, когда с помощью туризма люди не только излечивались от своих недугов, но и достигали больших спортивных успехов. Так что вряд ли можно признать справедливым привычное представление о том, что туризм доступен только здоровым людям.

Не нужно спешить с отказом, когда ребята, освобожден­ные от физкультуры, просят взять их в поход. Прежде всего, следует внимательно расспросить их, почему они не занима­ются физкультурой, чем и когда болели, почему полагают, что поход будет им под силу. Затем надо поговорить со школьным врачом. Надо выяснить, является ли запрет врача безусловным, категорическим или он принял свое решение после колебаний, руководствуясь в основном тем, что школьник освобожден от физкультуры. Может быть, этим ребятам следует пройти до­полнительное обследование в детской поликлинике или физ­культурном диспансере, после чего им будет разрешено зани­маться туризмом под систематическим наблюдением врача или ходить в походы с какими-то ограничениями? Короче говоря, не надо упускать ни одной возможности как-то привлечь их к туризму. Однако последнее слово в этом деле должно, ко­нечно, оставаться за медициной.

Наконец, немаловажное значение имеет подбор заместителя руководителя, которого полагается иметь в походах про­должительностью свыше трех дней (для более коротких похо­дов достаточно иметь помощника из числа старшеклассников с хорошим туристским опытом). Особое внимание при этом нужно обратить на психологическую совместимость руководи­теля похода и его заместителя. Если между двумя взрослыми людьми начинаются трения на глазах ребят, то весь поход мо­жет быть безнадежно испорчен.

Организация группы

Организация похода обычно начинается с собрания всех желающих в нем участвовать. На собрании руководитель по­хода сообщает о цели похода, маршруте (если он уже разра­ботан) и длительности похода, о сумме денег, которую надо будет внести каждому участнику, о том, что надо взять с собой, распределяет поручения, договаривается о следующей встрече.

При подготовке такого собрания нужно заранее составить список вопросов, которые на нем будут обсуждаться. Обычная ошибка неопытных руководителей заключается в том, что они начинают думать о том, что говорить на собрании, за несколь­ко минут до его начала. В результате разговор все время пе­рескакивает с вопроса на вопрос, нередко вообще уходит в сторону, например на обсуждение каких-то забавных происше­ствий, случившихся в одном из прошлых походов. Часто дело­вое обсуждение постепенно переходит во всеобщее веселье. Так незаметно проходит несколько часов, и, наконец, кто-нибудь вспоминает, что всем пора домой. После этого обсуждение по­хода завершается наспех, ребята быстро разбегаются по до­мам, а руководитель начинает вспоминать: «Про одеяла я совсем забыл сказать. Наверняка несколько человек придут без одеял. И ничего не сказал про кастрюли. Теперь придется самому доставать».

Но дело не только в том, что все эти упущения осложняют поход. Характер такого собрания по инерции переносится в поход. Веселая безалаберщина, неразбериха с продуктами, забытые на привалах вещи, нервничающий руководитель — вот к чему все это приводит. Тут не то что выполнять какое-либо задание, но вообще нормально пройти маршрут довольно трудно, потому что туристская группа становится по существу неуправляемой.

Организованность — необходимое туристу качество, и вос­питывать его надо с самого начала. Правильно поступают те руководители, которые назначают 10-минутный срок ожидания на месте сбора. Назначили встречу на 8 часов — значит, десять минут девятого уходим независимо от того, всё ли собрались или нет. Опоздал больше чем на 10 минут — пеняй на себя: семеро одного не ждут.

Когда в поход идут новички, на собрании следует зачитать примерный список личного снаряжения и объяснить, что чем можно заменить, если не найдется дома. Иначе родители бу­дут экипировать юных путешественников по своему усмотре­нию, а из этого ничего хорошего не получится. Один придет в резиновых тапочках на босу ногу, другого оденут в теплое пальто.

Следует помнить, что знакомить ребят со списком необхо­димого снаряжения накануне выхода поздно. Как правило, у новичков вещи не готовы к походу. Что-то надо найти, что-то постирать или перешить, что-то купить в магазине. Поэтому собрание лучше всего провести за несколько дней до похода, чтобы у ребят было время собраться без спешки.

Второе, что должен сделать руководитель при подготовке к собранию, — это составить список общественного снаряжения, а на собрании опросить ребят, кто что сможет захватить из дома.

— Нам нужны топоры. Кто сможет их принести, подними­те руки. Так, записываю: Сережа и Коля берут топоры. А у тебя что?

— У нас как будто был топор, но надо поискать.

— Хорошо. Записываю и тебя. Если найдешь — бери, но, в крайнем случае, обойдемся двумя. Дальше. Нам нужны па­латки.

— У нас дома есть палатка, но нужно спросить у папы.

— Хорошо. Сегодня вечером узнать сможешь? Выяс­нишь — позвони мне. Записал тебя. Еще кто-нибудь достать палатку сможет?

— У нас была, но только очень старая.

— Принеси завтра — мы ее посмотрим. А, кроме того, вот что: Наташа позвонит в пункт проката и выяснит, есть ли там палатки и сколько стоит прокат. А Леня сделает это же в рай­онном клубе туристов.

Все поручения надо обязательно записать и при следующей встрече прямо начинать с проверки по списку, что, сделано, а что нет. Кроме того, следует помнить, что, давая поручения, надо очень тщательно проинструктировать ребят, объяснив все подробности. Иначе Сережа принесет топор, который легко соскакивает с топорища, Коля — заржавленный, с крупными выбоинами и зазубринами, а третий топор окажется тяжелым колуном, непригодным для похода. Топоры будут взяты точно по списку, а рубить дрова нечем.

Третье, что должен подготовить руководитель, — это список необходимых продуктов, но об этом достаточно подробно будет рассказано в главе 2 «Питание в походе».

Вот, примерно, что обсуждают на собрании, посвященном будущему походу. Достаточно ли будет провести одно такое собрание или придется встретиться несколько раз, зависит в основном от сложности и продолжительности похода и связан­ной с этим объемом предшествующей подготовки. Если речь идет об однодневном походе, то следующую встречу лучше все­го назначить уже на вокзале, возле школы — словом, там, где назначено место сбора перед выходом. К многодневным похо­дам туристы начинают готовиться заблаговременно, и в этом случае общие встречи повторяются несколько раз, обычно с интервалом в неделю.

Участники похода докладывают, что удалось сделать, что не получилось, вместе с руководителем намечают новые пору­чения.

Конечно, если в походы постоянно ходит одна и та же груп­па, где все имеют твердые обязанности, то иногда можно обойтись и без собрания. Просто назначается время и место встречи, а каждый участник заранее знает, что он должен сде­лать.

Перед длительным походом необходимо провести родитель­ское собрание. На нем руководитель сообщает родителям цели и задачи похода, если надо, разъясняет, что он не таит, в себе ничего страшного, рассказывает, чем родители могут помочь своим детям в ходе подготовки.

Важным в организации группы является распределение по­стоянных обязанностей. Что это за обязанности? Прежде всего, надо выделить из числа ребят старшего или помощника руко­водителя. Иногда его именуют командиром группы, старостой или еще как-то. Суть дела не в названии. Это старший среди юных туристов, подчиненный непосредственно взрослому ру­ководителю группы и его заместителю. Обычно старшим ста­новится наиболее опытный или авторитетный среди ребят. Ру­ководителю похода следует поручить часть своих дел старше­му в зависимости от его квалификации и способностей. Следу­ет стараться всячески поддерживать авторитет старшего перед ребятами, используя как позитивные меры, например, перио­дически советоваться с ним (пусть даже это не всегда вызвано необходимостью), так и негативные. Например, если старшему было поручено обеспечить своевременное снятие лагеря, а во­время это сделано не было, то выговор во многих случаях дол­жен получать он, а не непосредственные виновники задержки, не успевшие уложить свои рюкзаки.

Далее из числа ребят выделяется завхоз и ответственный за снаряжение. Первый вместе с руководителем составляет рацион для похода и руководит закупками, в походе выдает де­журным продукты и ведет их учет. Второй руководит сбором снаряжения, в том числе получением его напрокат, следит за тем, чтобы оно было к походу приведено в порядок, следит за сохранностью его в походе. По окончание похода он по списку собирает снаряжение и контролирует, чтобы все вещи вернулись к своим владельцам, а прокатное снаряжение было своевременно сдано.

Важной должностью в группе является казначей. Он ведает финансовыми делами похода — составляет вместе с руково­дителем смету, помогает в сборе денег с участников похода, ведет учет сделанных расходов и т. д. Последнее очень важно. Ведь после окончания похода необходимо отчитаться за полу­ченные подотчетные суммы. А после сколько-нибудь продол­жительного похода это почти невозможно сделать, если не ве­лись записи произведенных затрат. Поэтому казначей собирает и хранит у себя документы о произведенных расходах — желез­нодорожные и другие транспортные билеты, всяческие квитан­ции, копии товарных чеков и т. д. Что касается расходов, ко­торые невозможно оформить такими документами, то на них составляются особые ведомости (см. ниже, в разделе «Финан­совый отчет»). Обязанность казначея — вести эти ведомости прямо в походе, чтобы по его окончании можно было быстро переписать их начисто. При сдаче финансового отчета эти ведомости наряду с руководителем группы, подписывают и ответственные из числа ребят — старший по группе (командир, по­мощник руководителя и т. д.) и, конечно, казначей.

Согласно туристским справочникам и руководствам в груп­пе выделяется еще санитар, который хранит аптечку и оказы­вает первую помощь. Однако на практике первую помощь, когда это бывает необходимо, почти всегда оказывает руководитель, и, таким образом, функции санитара сводятся к переноске походной аптечки. Тогда нужно ли обязательно в каждой группе вводить эту должность? Может быть, просто кто-то из ребят получит аптечку вместе с другими предметами коллек­тивного снаряжения? Но в тех группах (например, идущих на слет), где ведется санитарный журнал похода, где проводится ежедневная проверка чистоты рук и ног и т. п., должность са­нитара является необходимой.

Кроме того, в походе согласно руководствам надлежит вы­делять еще секретаря или корреспондента, одним словом, от­ветственного за ведение дневника. Однако учреждение в груп­пе такой должности для большинства походов вряд ли целесообразно. Прежде всего, ведение дневника занимает много времени, корреспондента приходится изо дня в день освобож­дать от большинства работ на биваке. Его товарищи разжи­гают костер, ставят палатки, а он в это время сидит и пишет. Он мало чему может научиться в походе, да, в конце концов, ему просто скучно. Далее, ребята, даже довольно долго зани­мающиеся туризмом, обычно не умеют вести дневник. В него попадают описания съеденных за обедом блюд и чьих-нибудь шуток, штампованные восторги по поводу красоты окружаю­щей природы, а вот точного описания маршрута и других, дей­ствительно нужных вещей для групп, которые пойдут по тому же пути, в дневнике подчас и не найдешь. Умению вести днев­ник тоже надо учить. Поэтому лучше установить такой поря­док, когда каждый из ребят заполняет в дневнике один день, а потом руководитель просматривает сделанную запись и раз­бирает, что хорошо, а что плохо. В этот день ответственного за дневник надо по возможности разгрузить от других обязан­ностей — не назначать дежурным, костровым, направляющим или замыкающим. Пусть он в течение дня обдумывает, что сле­дует отразить в дневнике, пусть у него вечером будет достаточно времени для описания дня. Если в группе есть и опыт­ные, и неопытные ребята, то лучше поручать ведение дневника только опытным. Неопытным и без того есть чему поучиться в походе. Короче говоря, ведение дневника одним человеком должно быть исключением, а не правилом для юных туристов.

Наконец, в зависимости от целей похода и взятых группой заданий в ней могут быть выделены, так сказать, «узкие спе­циалисты»: ответственный за сбор гербария, за метеорологиче­ские или гидрологические наблюдения, за сбор геологических образцов и т. д. Хорошо, если в группе есть фотограф.

Таково распределение постоянных обязанностей для про­должительного похода. В коротком походе, например одно­дневном, часто не возникает необходимости в распределении между ребятами этих должностей, В малочисленной группе их нередко объединяют: например, один и тот же юный турист выполняет обязанности и завхоза, и казначея.

Кроме того, некоторые обязанности в группе являются вре­менными. Это обязанности направляющего и замыкающего на марше, которых назначает, смотря по ситуации, руководитель похода, или обязанности кострового и дежурного на биваке, выполняемые поочередно всеми участниками похода.

Выделение ответственных в группе — дело очень важное, и от него во многом зависит успех дохода, поэтому его надо тщательно продумать. При этом обязательно учитывать тури­стский опыт, возможности и склонности ребят. Бессмысленно назначать ответственным за снаряжение девочку, которая ни­когда не держала в руках инструмента. Ведь она даже не су­меет определить, хорошо ли наточен топор или его надо дово­дить. Точно так же нельзя назначить, например, ботаником школьника, который увлекается историей и хочет в походе со­бирать сведения о героях Отечественной войны. Надо прини­мать во внимание не только возможности ребят, но и насколь­ко ответственно они относятся к делу.

Если руководитель недостаточно знает ребят, то, готовясь к большому походу, не следует спешить с выделением ответ­ственных. Лучше сходить с этими ребятами раз-другой в вос­кресный поход посмотреть, кто как себя проявит в походных условиях. Здесь проще узнать характеры ребят, выяснить их истинные возможности и способности.

Нередко перед руководителем похода возникает вопрос: должен ли он сам назначить ответственных или предоставить право выбора ребятам? Думается, что в какой-то форме ребя­та должны принимать в этом участие. Лишать их этого права было бы так же неправильно, как и пустить дело на самотек. Скорее всего, кандидатов на должности ответственных руково­дителю стоит наметить самому, при необходимости посовето­вавшись предварительно с учителями, с вожатыми, с теми ре­бятами, которых он хорошо знает. Потом следует вынести воп­рос на собрание группы. Если руководитель видит, что его предложения встречены всеми доброжелательно, то можно тут же утвердить кандидатуры. Если у части ребят они вызвали протест, пусть даже выраженный неявно, или недоумение, надо постараться в тактичной форме отложить решение вопроса, сказав, например, что кандидатуры были названы сугубо пред­варительно, чтобы у ребят было время подумать. Затем в бли­жайшие дни нужно выяснить, где была допущена ошибка, что не учтено. Ребята очень часто знают своих товарищей со сто­роны, которая остается скрытой для учителей и воспитателей, и у них могут быть свои основания выражать кому-либо недоверие. Может, например, оказаться, что парнишка, намеченный руководителем в помощники, действительно является знающим туристом, но ребята считают, что он склонен зазнаваться, умышленно демонстрировать свое превосходство над другими. Даже, если это мнение и неосновательно, все равно не следует назначать этого юношу своим помощником. Нормальных отно­шений с группой у него не получится. Лучше подобрать ему другое поручение, требующее высокой туристской квалифика­ции. При необходимости, в этом случае рекомендуется даже со­здать должность, которую раньше вводить не предполагалось, например, должность топографа. И конечно, при этом нужно проявить максимальную тактичность. Если ребята догадаются, что руководитель меняет свое предложение из-за того, что это­го парнишку не любят участники похода, отношения в группе будут испорчены с самого начала. Лучше сказать примерно следующее:

— В прошлый раз я высказал мнение, что Валю следует сделать помощником руководителя. Но мы е вами, ребята, упустили из виду, что нам нужен топограф. Это очень ответст­венная работа. Он должен побывать в Доме пионеров, в клубе туристов, посмотреть имеющиеся там карты, составить кроки маршрута, а что можно — скопировать на кальку. Я думаю, что всем этим просто некому будет заняться, если Валю мы сделаем моим помощником.

Другой вопрос, связанный с распределением обязанностей, который часто волнует руководителя: в какой мере ему само­му брать на себя походные обязанности? Участвовать в несе­нии дежурств или нет? Брать на себя функции направляющего или замыкающего?

Участвовать в дежурствах руководителю обычно нет смыс­ла. У него и без того много забот. Но он должен быть готов, если это нужно, вмешаться в любую работу — будь то работа у костра, заготовка дров или установка палатки. Не правы те руководители, которые полагают, что во имя поддержания ав­торитета они должны только отдавать распоряжения и ничего больше. Ребята уважают того руководителя, который не пре­небрегает и черновой работой. Что же касается функций направляющего и замыкающего, то это зависит целиком от кон­кретной ситуации в походе. Иногда это целесообразно, иног­да — нет. Но если руководитель уверен, что с этим делом справятся и ребята, надо стараться по возможности дать по­ходить в этой роли им самим, внимательно наблюдая за дей­ствиями подопечных и приходя им на помощь в случае необ­ходимости.

То же самое можно сказать и о вмешательстве в работу завхоза, ответственного за снаряжение, и других ребят, имею­щих постоянные обязанности в группе. Надо проверять со­ставленные ими списки или разработать списки вместе, помогать этим ребятам, контролировать их работу, вовремя давать советы, но не брать их работу полностью на себя. Руководст­воваться при этом надо тем, что в идеале жизнь туристской группы должна строиться на основе самоуправления и самообслуживания. К этому и должен готовить ребят уме­лый руководитель.

Выбор и разработка маршрута

После того как установлена цель похода и определился состав группы, наступает очередной этап подготовки — выбор и разработка маршрута.

Проще всего обстоит дело с непродолжительными похода­ми по родному краю. Для начала можно воспользоваться спе­циальными путеводителями, в которых рекомендуются уже разработанные маршруты. Различные наши центральные и областные издательства теперь более или менее систематически выпускают подобную литературу. В качестве примера можно указать книгу «Туристское Подмосковье», которую подготови­ли мастера спорта Б. Мясоедов и Т. Пахомова (М., Физкуль­тура и спорт, 1972) См. список литературы на с. 203—201.

Хороший перечень литературы опубли­кован в «Книжном обозрении» № 26 за 22 июня 1979 г.

Пусть руководителя и ребят не смущает, что рекомендован­ные маршруты ранее уже были кем-то пройдены. От этого они не стали менее интересными. В путеводителях содержится вся необходимая информация о маршрутах (в том числе их схемы), и можно легко подобрать себе тот, который соответствует намеченным целям и составу группы.

По мере того как руководитель и ребята будут накапливать опыт, у них начнут появляться собственные идеи, сначала в виде вариантов рекомендованных маршрутов, затем они посте­пенно переходят к самостоятельному составлению маршрутов. Большую помощь в этом деле оказывают станции юных тури­стов, Дома пионеров, клубы туристов, где можно получить лите­ратуру, консультации и, главное, картографический материал.

После нескольких многодневных походов по родному краю можно переходить к походам по другим районам страны. Под­готовка такого маршрута — дело более сложное.

Знакомство с предполагаемым районом путешествия начи­нается с изучения литературы, в первую очередь специальной туристской. Помимо упомянутых выше путеводителей, рассчи­танных на путешествия по родному краю, наши издательства выпускают довольно много всевозможных книг, справочников, альманахов, сборников, туристских карт и маршрутных схем с подробными комментариями. Систематически публикует соот­ветствующие материалы ежемесячный журнал «Турист». Изда­тельство «Физкультура и спорт» выпустило серию книг «По родным просторам». Ряд книг этой серии посвящен путешествиям по труднодоступным районам страны, но некоторые, как, например, «Водные маршруты Украины» (М., 1968), «На бай­дарках по Подмосковью» (М., 1967), «Мещерский край» (М., 1970), «Туристские маршруты Башкирии» (М., 1972), могут быть рекомендованы юным туристам. Многие из таких книг перечислены в уже упомянутом «Книжном обозрении». Другие можно найти в районных и городских библиотеках или в клубах туристов и станциях юных туристов.

Помимо специальной туристской литературы, много полез­ных сведений можно найти в справочной литературе общего назначения. Таковы железнодорожные путеводители Москва — Крым, Москва—Владивосток, Москва—Ленинград—Мур­манск и др.; путеводители по водным путям: по Волге, Волго-Балту, Оке. Имеются путеводители по автомагистралям, на­пример Москва — Ялта или Москва — Брест. Издательство «Искусство» выпустило две серии книг, посвященных описанию исторических и архитектурных памятников разных районов страны. Сообразно внешнему оформлению этих серий одна по­лучила в обиходе название «белой», а другая — «желтой серии». Книги, как белой серии, так и желтой с благодарностью ис­пользуются туристами. Ну а литературы, выпущенной област­ными и республиканскими изданиями, имеется очень много.

Не должны туристы пренебрегать и узкоспециальной, в пер­вую очередь географической, литературой. Правда, эта лите­ратура отличается трудным для юных туристов языком, но зато она подчас содержит много данных, которых больше ни­где не найти. Для использования такой литературы нужна оп­ределенная географическая культура. Найдя, например, в ли­тературе указание, что годовое количество осадков составляет 380 мм, юный турист в большинстве случаев не понимает, мно­го это или мало. Ну, что ж, лишний раз бывает не вредно за­глянуть в справочник, энциклопедию или учебник, обратиться с вопросом к учителю в школе.

Иногда полезно также обратиться в научно-исследователь­ские институты, краеведческие, и другие музеи. Найти в этих организациях людей, которые бывали в интересующих вас краях и готовы дать самую подробную консультацию, не так уж сложно.

В ходе сбора сведений о предполагаемом районе путешест­вия начинают постепенно вырисовываться несколько возмож­ных маршрутов. К моменту общего обсуждения обычно они уже бывают приблизительно намечены.

После того как район путешествия окончательно выбран, начинается детальная разработка маршрута по карте. Марш­рут разбивается по дням, измеряются расстояния дневных пе­реходов, определяются ориентировочные места ночлегов, дне­вок, если надо, проведения исследовательских работ и экскур­сий, места, где будет пополняться запас продуктов, разраба­тываются запасные варианты на случай необходимости сократить маршрут или, напротив, увеличить его, если останутся лишние дни.

Следует при этом иметь в виду, что расстояния, измеренные по карте, всегда оказываются меньше реальных. Обычно изме­ренный на карте километраж надо увеличить хотя бы на 10 — 15%.

Очень полезно бывает на этом этапе подготовки обращаться с письмами в местные краеведческие музеи, исполкомы сель­ских советов, леспромхозы, сплавные конторы и другие орга­низации, где работают люди, хорошо знающие свой район. Они смогут сообщить об изменениях, происшедших в районе в по­следние годы, о том, на какие продукты можно рассчитывать на месте, о транспортных возможностях и т. д. Писать лучше на бланке учреждения, проводящего поход (школы, Дома пио­неров и т. д.), и формулировать конкретные вопросы, которые остались неясными, а не вообще просить полезных советов. Посылать письма следует не в одну, а сразу в несколько орга­низаций, так как практика показывает, что ответы приходят далеко не на все запросы.

После того как все это проделано, на отдельном листе со­ставляется график движения примерно по такой схеме:

День пути

Дата

Маршрут

Километраж

Примечание

Полезно также вычертить схему маршрута, показав на ней путь группы, дневные переходы, места ночлегов и дневок. При этом нельзя думать, что эта схема может заменить собой кар­ту. Схема является просто наглядной иллюстрацией к графику движения, не более того. Идти в походе надо по карте, а так как ни в Доме пионеров, ни на детской туристско-экскурсионной станции, ни в клубе туристов вам карту с собой не дадут; надо будет тщательно скопировать ее на кальку. Копировать надо достаточно широкую полосу — хотя бы по 15 км в обе сто­роны от намеченного пути, а не только узкую ленточку мар­шрута.

График движения не всегда стоит детализировать с точ­ностью до дня. Вполне возможно включение в него участков, на прохождение которых запланировано 2—3 дня. И вообще соблюдение графика не должно становиться самоцелью в по­ходе. Это лишь предварительный план, в который по ходу путешествия всегда вносятся какие-то коррективы. Главное — ­выполнить цель похода. То же самое можно сказать и про на­меченные дневки. Дневки надо устраивать, тогда, когда возни­кает в них необходимость, а не ради соблюдения графика дви­жения. Чаще всего потребность в первой дневке возникает после 2—3 дней похода. Эти дни особенно трудны, так как вес рюкзаков еще велик, а участники похода не вошли в форму. Когда назначить дневку — после двух, трех или четырех дней похода, нужно решать в зависимости от состояния группы. Вот почему некоторые руководители походов предпочитают вообще не вносить дневки в график, а просто резервируют несколько дней на их проведение. Конечно, эти дни нельзя путать с запасными днями, которые при разработке маршрута предус­матриваются как резерв времени на случай непредвиденных задержек. Вообще, если позволяет время, дневки можно де­лать каждые 3—4 дня.

После того как проект похода разработан полностью, надо его утвердить и получить маршрутный документ.

Порядок утверждения и выдачи маршрутной документации периодически пересматривается и уточняется. Поэтому, прежде всего, читателю следует поинтересоваться, не изменилась ли та инструкция, которой руководствовался автор, готовя книгу. Ко времени сдачи в печать настоящей книги порядок оформления определялся «Инструкцией по организации и проведению туристских походов, путешествий и экскурсий с учащимися об­щеобразовательных школ», утвержденной приказом по Мини­стерству просвещения СССР № 38 от 12 апреля 1974 г. Там вся процедура оформления изложена очень подробно, ею и надлежит руководствоваться в своей работе. Ниже приводят­ся лишь некоторые основные моменты ее для предварительной ориентировки.

Прежде всего, все материалы похода (схема маршрута, гра­фик движения, список участников с визами врача или меди­цинскими справками, списки личного и общественного снаря­жения, продовольственный рацион и смета) утверждаются администрацией учреждения, проводящего данный турпоход: если поход организован школьной секцией туризма — директором школы, если кружком при Доме пионеров— директором Дома пионеров и т. д. Для многодневных путешествий все эти ма­териалы, к которым добавляется приказ директора школы (Дома пионеров) о проведении данного похода и назначении руководителя похода и его заместителя, представляются в РОНО или ГоРОНО.

Удобной формой оформления таких материалов являются так называемые заявочные книжки. В них предусмотрены все необходимые разделы и графы, которые остается только за­полнить и заверить печатью. Обычно заявочную книжку мож­но получить на станции юных туристов, в маршрутной комис­сии, в туристском клубе, словом, в любой организации, свя­занной с организацией самодеятельного туризма.

Разрешение на выход группы на маршрут РОНО (или ГоРОНО) дает после согласования с соответствующим комитетом ВЛКСМ и утверждения похода в маршрутной комиссии. Эта комиссия проверит, насколько удачно составлен план похода, даст необходимые рекомендации, если надо, внесет какие-то уточнения. Кроме этого, на маршрутной комиссии будут опре­делены контрольные пункты и сроки.

Что это такое? В туризме принято, чтобы всякая группа, отправившаяся в сколько-нибудь продолжительное путешест­вие, периодически сообщала о себе с маршрута. Для этого при утверждении похода определяются пункты, откуда группа даст о себе знать, и сроки, в которые это надо сделать. Они-то и носят название контрольных пунктов и контрольных сроков. Обычно группа сообщает о себе телеграммой при выходе на маршрут, один-два раза в продолжение похода и, наконец, по завершении похода. Группа, вовремя не известившая о се­бе, считается терпящей бедствие: принимаются незамедлитель­ные меры по отысканию ее и оказанию помощи. У взрослых туристов своевременная отправка таких извещений — святое дело. Они хорошо понимают, что значит вызвать на себя по­исковые и спасательные работы, не вызванные обстановкой. К туристам, не давшим знать о себе по небрежности, прини­маются самые строгие меры: их дисквалифицируют, на них воз­лагают стоимость напрасно проведенных поисков и т. д. Ува­жительное отношение к соблюдению контрольных сроков не­обходимо воспитывать с первых шагов на туристской тропе. Пусть юные туристы, как правило, путешествуют по достаточ­но населенным районам, где нет сколько-нибудь опасных есте­ственных препятствий. Тем не менее, отсутствие предусмотрен­ных сообщений с маршрута вызывает лишние волнения у ро­дителей и организаторов похода. Руководителям групп и са­мим юным туристам следует помнить об этом и неукоснитель­но соблюдать контрольные сроки.

В завершение процедуры оформления группа получает на руки путевой документ. Обычно путевым документом турист­ской группы, как для взрослых, так и для ребят является маршрутная книжка. В нее вносятся сведения о маршруте и об участниках группы, указываются контрольные пункты и сроки. В ней же делаются отметки о прохождении маршрута. Эти отметки можно сделать в любом местном учреждении —­ на почте, в школе и т. д. Важно только, чтобы они были за­верены печатями. По окончании похода маршрутная книжка служит документом, подтверждающим, что участники похода действительно совершили данное путешествие. На непродол­жительные походы (до трех дней) или походы, оказывающиеся ниже I категории сложности, выдается упрощенный вариант маршрутной книжки — маршрутный лист. Помните, что другие документы (экспедиционное удостоверение, экскурсионная пу­тевка, командировочное удостоверение руководителя группы и его заместителя) не заменяют маршрутной книжки или маршрутного листа.

Несколько слов об этих и других документах, которые мо­гут тоже понадобиться группе.

Если в походе предусматривается выполнение какого-либо задания научного или краеведческого характера, то такая группа, помимо маршрутных документов, получает еще экспедиционное удостоверение. Организация, поручившая такое задание юным туристам, выдает им соответствующую справку на своем бланке, а на основе этого станции юных туристов, Дома пионеров и т. д. оформляют экспедиционное удостове­рение. Это удостоверение является документом, подтверждаю­щим право группы проводить опросы населения, различные из­мерения на местности, словом, любые работы, предусмотрен­ные заданием, обращаться к разным учреждениям за содейст­вием или, напротив, с протестами, если вдруг обнаруживаются какие-то непорядки, вроде несоблюдения правил охраны при­роды, и т. п. Нередко выполнение полученного задания требует не одного, а ряда походов и требует целого сезона (а то и нескольких; вспомним упоминавшуюся в разделе «Цель похо­да» туристскую секцию, планомерно изучавшую верховья при­токов Клязьмы). Тогда на всю эту работу выдается одно экс­педиционное удостоверение, маршрутные же документы оформляются на каждый определенный маршрут.

Если поход планируется таким образом, чтобы соединить его с экскурсионной поездкой, то на эту последнюю группа по­лучает путевку. Например, после похода по Карелии предпо­лагается провести неделю в Ленинграде, чтобы осмотреть го­род и его окрестности. Или после похода на байдарках по притокам Оки группа намеревается, отправив байдарки по же­лезной дороге в Москву, еще дней десять колесить по Влади­мирской области, посетить Муром, Владимир, Суздаль, Боголюбове и другие старинные русские города. В таких случаях группа берет на эту часть путешествия специальную путевку как на самодеятельную экскурсию. Не пренебрегайте путевыми документами. Помимо того, что маршрутные листы и марш­рутные книжки по окончании похода оказываются необходимы­ми для оформления туристских значков и разрядов, практика показывает, что, имея эти документы на руках, всегда легче получить билеты, устроиться на ночлег, договориться об экс­курсии.

Составление сметы

Составляя смету, надо тщательно продумать все статьи рас­ходов. Очень часто неопытный руководитель учитывает только затраты на транспорт, на закупку продуктов. Действительно, это наиболее крупные расходы. Но необходимо предусмотреть еще прокат или покупку разных предметов снаряжения (каст­рюли, мешочки для продуктов и т. д.), оплату ночлегов и питания в столовых (если предполагается заходить в города или поселки), оплату экскурсий в музеи, покупку разных мелочей (газет, конвертов с марками и т. д.). Наконец, некоторую сум­му денег руководителю следует иметь в качестве резерва на непредвиденный случай.

После того как составлена смета в ее расходной части, подумайте об источниках поступления. К ним относятся, прежде всего, дотации от органов народного образования. Иногда мо­жет что-нибудь выделить директор школы из средств, ассигно­ванных на спорт и культработу. Может помочь средствами и родительский комитет. Существенную помощь юным туристам могут оказать шефствующие организации, В ряде случаев чле­ны кружка, готовясь к походу, берутся за несложную оплачи­ваемую работу, типа разноски писем и газет. Что же, такие начинания можно только приветствовать. На получение средств от учреждений, поручающих юным туристам исследователь­скую работу, вопреки мнению неопытных руководителей, рас­считывать не приходится.

Наконец, когда все это подсчитано, определяется взнос, ко­торый делают родители каждого из участников похода.

Основные статьи расходов можно примерно определить еще при первоначальном планировании района похода. Если сразу видно, что расходы предстоят чрезмерно большие, и собрать нужную сумму вряд ли удастся, лучше отказаться от похода по этому району, пока ребята не затратили много времени и сил на разработку маршрута, не втянулись в это дело и не «вжились» в предстоящий поход. Будет гораздо хуже, если от маршрута придется отказаться незадолго до отъезда или взять в поход только часть ребят — тех, чьи родители смогли потра­тить на поход какую-то крупную сумму.

После того как смета составлена, что называется «для се­бя», ее предстоит превратить в официальный документ, если, конечно, группа получает на поход дотацию. Сначала смету нужно представить директору школы. Тот проводит ее через центральную бухгалтерию РОНО и представляет на утвержде­ние руководству роно. Когда смета утверждена, руководитель группы сдает собранные с родителей и другие привлеченные средства в центральную бухгалтерию и, после того как бухгалтерия проведет их через Госбанк, по заявке получает эти суммы как подотчетные для расходов в соответствии со сме­той. Если при этом оказывается, что часть расходов удобнее произвести по безналичному расчету, то по просьбе руководи­теля группы требуемая сумма перечисляется на счет нужного учреждения (продуктовой базы и т. п.).

К сказанному остается сделать два небольших замечания. Во-первых, указанный порядок существует лишь в Российской Федерации, в других же союзных республиках он может быть несколько иным. Во-вторых, финансовые инструкции, как и любые инструктивные материалы, периодически пересматриваются. Поэтому руководителю группы нужно обязательно по­интересоваться, не было ли это письмо за время, прошедшее после издания книги, заменено другими регламентирующими документами. Читатель, наверное, помнит, что аналогичный совет давался, когда шла речь о требованиях к участникам и руководителям туристских походов об оформлении маршрутных документов. Ничего не поделаешь. Такие вещи стареют быстрее, чем, скажем, техника и тактика туризма.

Руководителю группы полезно знать также некоторые дру­гие данные, которые могут помочь при составлении сметы. Так, денежные нормы на питание составляют для категорийных по­ходов и туристских лагерей от 1 руб. 63 коп. до 1 руб. 83 коп. в день на человека (в зависимости от торгового пояса), а для некатегорийных походов от 1 руб. 28 коп. до 1 руб. 46 коп. соответственно. Доля родительских средств, в общей сумме рас­ходов составляет примерно третью часть.

Полезно также знать льготы на разные виды транспорта, которыми может воспользоваться группа юных туристов.

Согласно существующим правилам на железных дорогах в период с 1 октября по 15 мая действует 50-процентная скидка для школьников старше 10 лет. В остальное время (с 16 мая по 30 сентября) такая скидка действует только по рабочим дням и на пригородных поездах и предоставляется по письмен­ным заявкам организаций.

Льготы на автотранспорте касаются только междугородних автобусных линий и действуют лишь во время зимних кани­кул. Здесь организованные группы учащихся численностью от 5 человек и более могут получить 50-процентную скидку (опять-таки по заявкам).

Наконец, льготы Аэрофлота. В период с 1 октября по 25 ап­реля на незагруженных авиалиниях группам школьников в возрасте 12 лет и старше численностью 15 и более человек предоставляется по заявкам учебных заведений 30-процентная скидка.

Наконец, несколько слов о нормах оплаты работы руково­дителям походов и их заместителям. Вкратце их можно пред­ставить так. Учителям и остальным школьным работникам (если поход проводится не во время их отпуска) сохраняется зарплата по месту работы. Другим лицам, привлекаемым к ру­ководству походами, оплата производится по ставкам, приня­тым для начальников пионерлагерей и старших пионервожатых, а инструкторам в туристских лагерях — по инструкторским ставкам. В случае, если при этом их зарплата окажется ниже той, которую они получают на основной работе, им полагается некоторая прибавка (так, чтобы общая сумма не превышала 160 руб. для руководителя похода, 120 руб. — его заместителя, 100 руб. — инструктора). Аналогично, если зарплата у школь­ного работника оказывается ниже ставки, которую он мог бы получать за руководство походом, ему доплачивается соответ­ствующая разница. Кроме того, руководителю и его замести­телю оплачивается проезд в оба конца, а при продолжитель­ности похода свыше трех дней — еще и суточные. При этом на­до иметь в виду, что эти выплаты осуществляются не из бюд­жета школы, а из средств, специально выделяемых роно на оздоровительные мероприятия сверх годового бюджета школы.

ПИТАНИЕ В ПОХОДЕ

Обеспечение нормального питания — одно из важных усло­вий успешного проведения похода. При этом надо иметь в ви­ду, что расчеты, покупка, упаковка продуктов — все должно быть сделано до выхода на маршрут. В походе заниматься этим будет уже поздно.

Составление рациона

Продовольственный рацион определяется, прежде всего, про­должительностью и сложностью похода. Самый простой слу­чай — это однодневный поход без ночевки. Здесь вообще иногда можно обойтись без варки пищи и пройти день, как иногда выражаются туристы, «на бутербродах». Завтракают ребята до­ма, ужинают тоже дома, а на дневном привале достаточно вскипятить чай. Не надо только понимать упомянутые «бутерброды» слишком буквально. Если ребята явятся на вокзал, имея по два куска хлеба с тоненькими ломтиками копченой колбасы или сыра, этого, конечно, не хватит для молодых лю­дей, проведших день в движении на свежем воздухе. Выраже­ние «пройти день на бутербродах» означает только намерение отправляющихся в поход не варить полного обеда, а отнюдь не номенклатуру взятых с собой продуктов. Что же касается продуктов, то их список может быть достаточно широк. Единственное требование — не брать скоропортящихся продуктов. Обязательными следует, по-видимому, считать чай (кофе), са­хар, соль, хлеб.

На биваке все взятые из дому продукты складывают вместе и устраивают общий, стол. Руководителю группы ни в коем случае не следует поворачивать дело так, чтобы каждый из ребят сидел за чаем со своим куском. Момент напряженности и смущения при этом испытывают все ребята. Напротив, об­щий стол в походе воспринимается ребятами как нечто про­стое и естественное.

Из того, что рассказ о продовольственном рационе начина­ется со случая, когда поход проводят «на бутербродах», вовсе не следует, что приготовление обеда в однодневном походе — вообще дело нерациональное. Все зависит от целей, которые поставлены перед походом, от состава группы, продолжитель­ности маршрута, погоды.

Когда автор этой книжки работал с ребятами, то дело обычно складывалось следующим образом. Обучение новичков начиналось с ориентирования. В этот период жалко было тра­вить много времени на приготовление полного обеда, хотелось выкроить побольше времени, чтобы дать каждому возможность побывать в роли ведущего группу. Тогда ходили «на бутер­бродах». Все же приготовление чая и еда занимали у нович­ков не меньше часа. Полный обед из трех блюд занял бы часа два с половиной, а то и три. Когда же новички ходили в поход, где не было учебных целей (например, выходы классов на школьный слет), то старались устраивать днем полный обед с помощью двух-трех опытных ребят, которых прикрепляли к классам, не имеющим своих туристов. После того как ребята переставали быть новичками, учебные цели уже не превалиро­вали над остальными.

К тому времени ребята привыкали быстро собирать рюкза­ки, работать с огнем, варить пищу. Тогда в однодневных похо­дах начинали готовить полный обед, на что вместе с едой ухо­дило всего час-полтора.

Одним словом, в каждом отдельном случае руководителю однодневного похода следует подумать, что будет рациональнее — устраивать варку или пройти «на бутербродах». В ка­честве промежуточного варианта можно рекомендовать так называемый шашлык из колбасы. Ломтики колбасы надевают на прутья, предварительно очищенные от коры, и поджаривают на костре. Если есть с собой репчатый лук, то между ломти­ками колбасы насаживают кружочки лука. Приготовление та­кого шашлыка требует совсем немного времени. Правда, в больших группах — человек по 15 и более — приготовление шашлыков может сильно затянуться.

Теперь рассмотрим варианты и порядок составления продовольственных рационов для более продолжительных путе­шествий. Обычно за основу для таких расчетов принимается человеко-день. Это действительно удобно: составленные таким образом рационы с небольшими поправками пригодны для по­ходов любой длительности. Будем при этом исходить из того, что в походе устраивают три варки — утром, вечером и во вре­мя дневного привала. Воскресный поход с ночевкой по расходу продуктов эквивалентен одному человеко-дню. В этом случае меняется только порядок расходования продуктов — с вечера будет ужин, а на следующий день завтрак и обед. На произ­водимых расчетах это, понятно, не сказывается.

Первое, что принимается в расчет при составлении рацио­на, это его калорийность. Установлено, что во время летнего путешествия человек затрачивает в день 3000—3500 больших калорий. Эти энергетические затраты организма должны быть возмещены за счет питания.

Таблица 1 Калорийность основных продуктов питания (на I кг)

Сведения о калорийности основных продуктов питания мож­но заимствовать из следующей таблицы, где указано количе­ство калорий на 1 кг продуктов (табл. 1).

Однако нельзя составить продовольственный рацион, руководствуясь только калорийностью продуктов. Не меньшее зна­чение имеет правильное соотношение основных компонентов питания — жиров, белков и углеводов. Принято считать, что норму дневного рациона должны составлять примерно 120 г белков, 60 г жиров, 500 г углеводов. Белки содержатся в пер­вую очередь в мясе и мясопродуктах, рыбе, сыре, горохе, бо­бах и фасоли, в меньшей мере — в мучных продуктах и кру­пах; углеводы — в сахаре (почти чистый углевод), конфетах, овощах и фруктах, сгущенном молоке, мучных изделиях, крупах; жиры — в масле, сале, в меньшей степени — в колбасе, сыре, ветчине. Кроме того, в пище должны еще содержаться витамины и минеральные соли. Только с учетом всего этого пища будет вполне полноценной.

Если внимательно рассмотреть калорийность продуктов, указанную в таблице, то нетрудно заметить, что хлеб, мучные изделия, крупы, овощи и фрукты, т. е. почти все продукты, бо­гатые углеводами (за исключением сахара), являются доволь­но низкокалорийными. Поэтому при составлении рациона у ту­ристов часто появляется желание заменить их более калорий­ными продуктами и за счет этого добиться выигрыша в весе. Походная практика показывает, что наилучшее весовое соот­ношение белков, жиров и углеводов— 1:1:4. Дальнейшее сни­жение количества углеводов и увеличение доли жиров и белков с целью уменьшить вес продуктов питания при сохранении прежней калорийности приводит к неприятным, хотя и не та­ким уж страшным последствиям. Заключаются они в том, что участники похода после еды ощущают пустоту в желудке и начинают жаловаться на недоедание, хотя и получают доста­точно калорийную пищу. В этом нет ничего ужасного. Опыт­ные туристы это хорошо знают и, бывает, сознательно идут на использование подобных рационов, чтобы уменьшить вес рюк­заков. Однако составлять такой рацион для походов со школь­никами вряд ли целесообразно. Юные туристы обычно не участвуют в таких сложных походах, где подобные рационы мо­гут быть оправданы. Поэтому не будем сильно отклоняться от пропорции 1 : 1:4. При ее соблюдении пища достаточно пита­тельна и не слишком обременяет рюкзак.

Итак, питание в походе должно быть калорийным и сыт­ным, но это еще не все. Оно должно быть еще и вкусным. Де­ло в том, что в походе, если он продолжается неделю или больше, нередко приходится наблюдать, как в первые дни у участников пропадает аппетит, они начинают отказываться от еды, в то время как объективно организм нуждается в пита­нии.

Поэтому, кроме основных продуктов питания, в походы берут также лук, чеснок, перец, лавровый лист, томатную пасту в тюбиках, лимоны или лимонную кислоту. Используют также сухие супы, бульонные кубики, заварной крем, сухие овощи и коренья. Все это позволяет разнообразить стол даже при срав­нительно небогатом ассортименте основных продуктов.

К перечисленным продуктам надо добавить чай и соль как обязательные, кофе и какао как создающие разнообразие, и тогда список продуктов, применяемых в туристских походах, можно считать достаточно полным.

Однако до окончательного составления рациона еще дале­ко. Пока мы рассмотрели продукты с точки зрения их кало­рийности, сытности и вкусовых качеств. Но есть еще один су­щественный момент, который совершенно необходимо учиты­вать при составлении рациона туриста, — это вес. Каким бы вкусным и питательным ни был составленный рацион, все его достоинства будут зачеркнуты, если его вес выйдет за пределы допустимых норм. Туристская практика показывает, что вес суточного рациона на одного человека должен быть в преде­лах от 900 до 1200 г. Чем продолжительнее поход, тем больше приближается рацион к нижнему пределу, чем короче — тем больше можно увеличивать вес продовольственного рациона.

Итак, будем считать наиболее подходящим килограммовый рацион, дающий от 3000 до 3500 калорий. В 3—4-дневных по­ходах, а также в таких походах, когда можно периодически пополнять запас продуктов, вес его может быть увеличен до 1,2 кг (главным образом за счет замены сухарей хлебом).

В этих пределах, используя перечисленные выше продукты, можно составить самые разнообразные рационы, с учетом спе­цифики походов. Ниже мы рассмотрим для примера некоторые из таких рационов, а пока следует заметить, что в них нормы главных продуктов питания обычно имеют небольшие откло­нения от следующих цифр: хлеба 400—500 г (или половинная норма сухарей), сахару 100—150 г, масла 100 г, мяса 100 г, крупы с макаронами 200 г, обязательны также чай и соль. В отношении остальных продуктов составители рационов дают широкий простор своей фантазии. Рассмотрим для примера один из дневных рационов, заимствованный из походной прак­тики опытных туристов (табл. 2). Вес этого рациона 1 кг, ка­лорийность — примерно 3300—3400 калорий. Рацион не отли­чается большим разнообразием, но содержит все необходимое. Обращает внимание стремление его составителей сделать упор на продукты, богатые белками: мясных консервов вместе с колбасой взято заметно больше обычного. Поскольку рацион рассчитывался для пешего похода, связанного с большой мы­шечной нагрузкой, это стремление можно считать оправданным. Вместе с тем рацион содержит некоторые резервы для сокращения веса. Можно было бы, например, заменить сгущенное молоко сухим и немного сократить количество сухарей и за счет этого выиграть примерно 50 г веса.

Таблица 2

Примерный рацион

(Вариант 1)

Рассмотрим другой подобный рацион, также составленный для летнего похода (табл. 3).

Таблица 3

Примерный рацион

(Вариант 2)

Общий вес этого рациона со­ставляет 1 кг, калорийность — примерно 3500 кал. В этом от­ношении он не так уж сильно отличается от предыдущего ра­циона. Главная его особенность — возможность обеспечить раз­нообразный стол. Составители такого рациона берут многие продукты, вообще не использованные в первом рационе, — супы, сухие овощи, кисель и сухофрукты, яичный порошок и т. д. Там, где составители первого рациона обходятся одним-двумя наименованиями, в рассматриваемом рационе их будет значительно больше. Например, в первом случае на весь поход был взят один сорт мясных консервов, во втором — четыре, или три вида круп — и семь. Некоторые продукты взяты почти в символических количествах. Видимо, составители рациона рассчитывают выдать их один-два, может быть, три раза за поход. Это — печенье, колбаса, конфеты, фарш, паштет. Муку опытные туристы иногда берут вместо хлеба и сухарей. В при­веденном примере сухарей взято достаточно много, мука не заменяет, а дополняет их. Составители рациона хотят разок-другой побаловать участников похода горячими лепешками или использовать муку для заправки супов. Следует заметить, что в своем стремлении к разнообразию стола авторы такого ра­циона даже кое в чем переусердствовали. Например, вряд ли стоит брать в поход рассольник и борщ в стеклянных банках. Для похода, где учитывается чуть ли не каждый грамм веса, стеклянная тара слишком тяжела. Кроме того, стеклянная та­ра требует особой осторожности в обращении с ней. Не сле­дует, видимо, брать сгущенное молоко, если, кроме него, ис­пользуется сухое. Это опять-таки лишний вес. Но это мелкие замечания. В целом надо признать, что рацион составлен впол­не удачно, участники похода будут питаться вкусно и разно­образно, однако при подготовке к походу у них будет много хлопот, чтобы достать все включенные в список продукты. Распоряжаться продуктами в походе при этом рационе дол­жен опытный завхоз; при таком количестве наименований не так просто следить за расходом продуктов, умело чередовать и комбинировать их. Вкусного и разнообразного стола может не получиться, если туристы начнут путаться в продуктах, не будут знать, что уже съедено, а что — нет, если в нужный мо­мент не сумеют найти в рюкзаках те продукты, которые завхоз предназначил к выдаче.

Теперь рассмотрим некоторые варианты рационов, заимст­вованных из литературы и предназначенных специально для юных туристов (табл. 4).

Таблица 4

Примерные рационы

Общая калорийность рациона, указанного в третьем ва­рианте, составляет 3500 кал, но не все в нем удачно. Весит он 1700 г без учета таких вещей, как чай, соль, лук, лавровый лист, коренья для супа и т. п., которые также входят в рацион. Безусловно, неудачной рекомендацией следует считать включение в рацион мяса: длительного хранения в рюкзаке оно не выдер­живает, варить его надо практически через несколько часов после покупки, на костре оно варится очень долго — около 2 часов, а это примерно вдвое против обычного растягивает срок приготовления обеда на дневном привале. Спорно также включение в рацион селедки: она требует особо продуманной и тщательной упаковки, чтобы не перепачкать вещей в рюк­заке; разделка ее на биваке тоже дело хлопотное. Если учесть еще, что в рацион включены картофель и хлеб, то напраши­вается вывод, что этот рацион пригоден для стационарного ту­ристского лагеря, расположенного недалеко от населенного пункта, куда дежурные каждый день могут ходить за продук­тами. Главное достоинство этого рациона — сравнительная де­шевизна (примерно 1 руб.) и в то же время достаточная ка­лорийность. Но достигается это за счет значительного увеличения веса. Четвертый вариант рациона несколько отличается от предыдущего: мясо и селедка заменены мясными консервами от чего рацион стал более транспортабельным. Но по-прежнему упор сделан на тяжелую для желудка пищу. Так предла­гаемая норма хлеба слишком велика для юных туристов. То же можно сказать о крупе в совокупности с картофелем и овощами. Правда, калорийность этого рациона довольно вы­сока - 3700-3800 ккал это даже больше, чем нужно в обыч­ном летнем походе. Но вот вес такого рациона - приблизи­тельно 1800 г — непомерно велик. Он почти вдвое больше при­меняемых опытными туристами рационов, дающих необходи­мые для летнего похода 3400—3500 кал. Достоинством этого рациона опять-таки является относительно невысокая стои­мость (несколько больше рубля). Здесь нет таких продуктов, как колбаса, сыр или печенье, которыми любят разнообразить свой стол взрослые туристы, но в связи с чем увеличивается стоимость рациона. Этот рацион также больше подходит для стационарного лагеря, чем для туристского похода, где все продукты нужно нести на своих плечах.

Из приведенных примеров следует важный вывод. Нет, и не может быть рациона, пригодного на все случаи жизни! Все за­висит от цели и продолжительности похода, его сложности от сезона, вкусов и привычек участников, от возможности попол­нять продукты в пути и множества других факторов. Вот по­чему в этой книжке и не дается такой рацион, который мог бы служить универсальным образцом для любого похода. Руководители и участники похода должны научиться состав­лять разумные рационы сами, различные на каждый случай.

Закупка продуктов

После того как рацион составлен, приступают к закупке продуктов. Проще всего, конечно, обстоит дело, если решено провести поход «на бутербродах». Здесь организованных за­купок практически не производится. Необходимо только договориться с участниками похода, чтобы кто-нибудь взял из до­ма чаи, сахар и соль, иначе может случиться так, что среди множества продуктов, взятых из дома, их-то и не окажется.

Для 2—3-дневного похода, если собирается идти небольшая группа, руководитель может распределить закупки, поручив их разным участникам. Необходимо только сказать ребятам, что­бы они записали сумму, затраченную на закупку продуктов. Потом — в поезде или на первом привале — можно будет без труда подсчитать общую сумму расходов, разделив ее поров­ну между участниками похода. Здесь же, в поезде, на перро­не или в нескольких метрах от платформы, на травке можно перераспределить продукты по рюкзакам. При распределении поручений по закупке продуктов руководитель должен проин­структировать ребят относительно упаковки продуктов. Иначе начав распределять продукты по рюкзакам, можно обнаружить крупу в порвавшихся бумажных кульках и масло, растекшееся по газете.

В том случае, если предполагается провести более продол­жительный поход или собирается достаточно многочисленная группа, лучше всего для сборов организовать «штаб-кварти­ру». Ею может быть пионерская или какая-нибудь другая ком­ната в школе, которую вам отведет директор, комната, где собирается туристский кружок, в Доме пионеров или, наконец, комната в квартире одного из участников похода. Здесь за день-два до похода собирается все снаряжение и все продук­ты, производится их упаковка и распределение по рюкзакам. Для закупки продуктов лучше всего договориться о том, чтобы ребята собрались здесь в определенное время и руководитель, выдав им деньги и разъяснив, что и где следует покупать, ра­зослал их по магазинам. Самому руководителю лучше всего непосредственно в закупках не участвовать, а, оставаясь на месте, принимать продукты у возвращающихся ребят и руко­водить упаковкой. По ходу закупки нужно будет оперативно решать, что чем можно заменить, а что надо искать в других магазинах.

Назначенный из числа ребят завхоз при этом действует вместе с руководителем, набираясь опыта. А достаточно опыт­ному завхозу руководитель может вообще доверить всю опе­рацию закупки, оставив за собой только функцию контроля.

Руководителю похода или завхозу желательно иметь при себе маршрутный документ — маршрутный лист или маршрут­ную книжку. Бывает, что продавцы отказываются отпускать ребятам большое количество продуктов. Тогда, взяв с собой маршрутный документ, следует обратиться к директору мага­зина, чтобы он разрешил отступить от установленных норм отпуска продуктов в одни руки. Впрочем, если предстоит по­купать сразу много продуктов, например, для туристского ла­геря или для нескольких походных групп, то можно обра­титься на мелкооптовую базу с официальным письмом от шко­лы, Дома пионеров или другой организации, при которой со­стоит туристский кружок или секция. Приобретение продуктов через базу — более хлопотное дело, чем их покупка в магазине. Туда придется съездить и раз, и другой, и третий. Но зато, , если в магазинах не удается сразу найти каких-либо про­дуктов, то их обычно можно получить на базе.

Упаковка и хранение продуктов

Следует иметь в виду, что магазинная упаковка продуктов совершенно не годится для походов. Она рассчитана только на то, чтобы покупатель мог их донести от магазина до дома. Основной тарой, в которую укладываются продукты для по­хода, являются матерчатые мешочки. Собираясь в поход, мож­но договориться, чтобы каждый из участников принес из дому один, два или три мешочка. Чем продолжительнее поход, тем больше нужно продуктов, а значит, и мешочков. Для большо­го похода или туристского лагеря, если позволяет смета, мож­но выделить небольшую сумму на покупку материи и затем, заранее сшить мешочки. Нужно помнить, что завязки от мешочков легко теряются, поэтому их следует пришить к мешкам. Бумажные веревки для завязок не годятся, не очень под­ходит и обычный шпагат, так как его трудно пришивать. Луч­ше всего для завязок использовать киперную ленту, называе­мую обычно хлопчатобумажной тесьмой. Материю для мешоч­ков лучше выбирать светлой окраски, чтобы на ней можно было шариковой авторучкой сделать надпись, обозначающую, что хранится в мешочке и сколько, например: «Гречка—2кг», «Сахар—1,5 кг» и т. д. Продукты, которые особенно боятся влаги, например сахар, соль, сухое молоко, помимо этого, сле­дует уложить в непромокаемые мешочки. Для этой цели впол­не подходят полиэтиленовые пакеты, продающиеся в магази­нах. В коротких походах — на два-три дня — они могут вполне заменить и матерчатые мешочки. Вот только завязок к ним пришить нельзя, и поэтому, вынимая продукты, надо быть вни­мательным и не терять завязок. На более продолжительный срок покупные полиэтиленовые мешочки не годятся — они на­чинают протираться и рваться. В таких походах полиэтилено­вые мешочки помещают в матерчатые.

Наибольшие трудности при упаковке доставляет масло. В туристских справочниках насчет упаковки масла нередко даются такие советы: «Масло растительное вливается в бидон с завинчивающейся крышкой; масло животное кладется в бан­ку тоже с завинчивающейся крышкой». Совет хорош, но беда в том, что в продаже нет ни бидонов, ни банок с завинчиваю­щимися крышками. Хорошо, если есть возможность изготовить их самостоятельно. Но у большинства туристов, тем более у школьников, таких возможностей нет. Поэтому на практике поступают обычно так. Растительное масло заливают в обык­новенные алюминиевые фляги. Нужно только проверить, не будет ли крышка фляги пропускать масло наружу. Если такая опасность есть, нужно дополнительно проложить крышку рези­ной, вырезав ее из старой велосипедной или волейбольной ка­меры, резинового бинта и т. п. Сливочное или топленое масло укладывают в обычный алюминиевый бидон и при этом под крышку подкладывают куски резины или полиэтилена для то­го, чтобы она была закрыта как можно плотнее. Но так как и при этом условии упаковку нельзя считать вполне надежной, бидон помещают в большой полиэтиленовый пакет, горловину которого завязывают узлом. В такой же пакет помещают и флягу с растительным маслом.

С рюкзаками, в которых хранится масло, в походе следует обращаться особо осторожно. Их не надо бросать, как попало, класть набок, чтобы посидеть на малом привале и т. д. Пусть турист, у которого находится масло, не поленится два-три ра­за напомнить об этом товарищам, и тогда к его рюкзаку будет обеспечено должное почтение. На большом же привале, тем более на ночлеге, бидон с маслом рекомендуется ставить в воду, но так, разумеется, чтобы он не мог уплыть.

Теперь несколько слов об упаковке других продуктов. Са­хар покупают обычно в пачках и, не распечатывая, их укла­дывают в полиэтиленовые пакеты, а потом в матерчатые ме­шочки. Хлеб также обязательно укладывают в матерчатые мешки. Дело в том, что даже при аккуратном обращении хлеб начинает крошиться примерно на второй день, а уже на третий-четвертый — значительная часть его выдается в виде крошки.

Сухари рекомендуется упаковывать в длинные узкие меш­ки, плотно прижимая один к другому, чтобы они не терлись и не дробились друг о друга. Некоторые опытные туристы укла­дывают их в старые капроновые чулки.

Соль лучше всего хранить так же, как сахар, но с одним дополнением. Соль отсыревает очень быстро, даже не побывав в воде, а просто от влаги в воздухе. Поэтому лучше всего за­вести отдельный мешочек с расхожей солью, откуда ее будут брать дежурные. А пополняться эта расхожая соль будет раз в несколько дней из мешочка, который сохраняется особо тща­тельно. Расхожая соль будет почти наверняка чуть влажной, но ее в мешочке немного, она скоро пойдет в пищу, а основной запас соли будет сохранен.

Крупы засыпают просто в матерчатые мешочки, но не до самого верху, оставляя немного места, чтобы надежно завя­зать мешок.

Консервные банки в специальной упаковке не нуждаются. Однако следует иметь в виду, что очень часто в магазине, а в особенности на базе, вам отпустят банки, густо покрытые смазкой. Их нужно протереть старыми газетами или тряпками, а затем вымыть в теплой воде с мылом. На все это требуется время, которое следует заранее предусмотреть при планирова­нии подготовки к походу. От использования консервов в стек­лянных банках, как было уже сказано выше, лучше отка­заться.

В летнее время колбаса довольно быстро портится, поэтому рекомендуется обмазывать колбасу снаружи жиром или маслом, хранить ее в полиэтиленовом пакете и периодически осматривать.

Разумеется, в однодневном походе все значительно упро­щается. Хлеб хранится в отдельных мешках только из гигие­нических соображений; если с ним аккуратно обращаться, мож­но обойтись и бумагой. То же можно сказать про колбасу и сыр. Сахар, макаронные изделия в коробках, сухое молоко в картонных банках можно брать с собой прямо в магазинной упаковке. Большинство овощей, включая вымытый дома карто­фель, можно на худой конец уложить в рюкзак без специаль­ной упаковки, хотя, конечно, лучше иметь для них отдельные мешочки. Исключение составляют помидоры. Они легко давят­ся, и хранить их надо в полиэтиленовых пакетах. То же можно сказать и про сливочное масло (топленое и растительное масло в таких походах почти не употребляется). Его можно также нести просто в магазинной упаковке, уложив на дно посуды, предназначенной для варки пищи. А вот крупы и соль необ­ходимо держать в мешочках даже в однодневном походе, так как они могут рассыпаться по всему рюкзаку. Следует заме­тить, что при такой упрощенной укладке продуктов обращать­ся с рюкзаками надо очень бережно.

Приготовление пищи

В туристских справочниках приготовлению пищи, как пра­вило, уделяется мало внимания. Предполагается, что, имея продукты, всякий человек сумеет приготовить пищу. А между тем важно не только приготовить из продуктов нечто съедоб­ное. Нужно, чтобы пища была приготовлена хорошо. Однако далеко не всегда юные туристы обладают нужными кулинар­ными навыками; поэтому будет уместно дать ряд полезных со­ветов относительно приготовления пищи.

Начнем с самого простого. Сколько продуктов надо брать на каждую варку? Этот вопрос нередко ставит в тупик юных туристов. Дома мама делает это «на глазок». Очень часто дочь или сын делать этого не умеют, а если даже умеют, их часто сбивает непривычное количество людей, на которых надо гото­вить. Действительно, 8—10 человек редко собираются на обед за домашним столом. В то же время в походе это весьма распространенная численность группы.

На первых порах дело может облегчить знание соотношений веса и объема, указанных ниже. В обычную пол-литровую кружку входит (в граммах): манки—370, гречки—400, пше­на—410, овсянки—350, гороху—420, лапши (ломаной) и вер­мишели—210. В столовую ложку, наполненную в обрез с краями, помещается (в граммах): масла (топленого или сли­вочного)—15, сахарного песку—12, сгущенного молока—15, сухого молока—8, соли—15.

Хотя приведенные цифры весьма ориентировочные (вес кру­пы зависит от влажности, а количество масла или сахара в ложке — от того, действительно ли вы берете ложку вровень с краями или с небольшой горкой), их полезно выписать в свой блокнот руководителю похода или завхозу. Знание примерных соотношений между весом и объемом продуктов поможет на первых порах регулировать выдачу продуктов, не делая гру­бых ошибок. Постепенно, по мере приобретения опыта, юные туристы все реже будут прибегать к расчетам и все чаще брать продукты «на глазок», как это делают хозяйки дома.

В тех же случаях, когда продукты должны расходоваться точно по норме, например в длительных походах, где нет воз­можности пополнить их в пути, рекомендуется взять одну кружку в качестве мерки, промерить всю крупу и записать результат. Точно так же надо пересчитать сухари и число кус­ков сахара в пачке. Все это позволит весьма точно следить за выдачей продуктов, тогда как описанные выше приблизитель­ные расчеты вполне могут дать ошибку в 15—20%.

Другой вопрос, который часто ставит в тупик юных тури­стов: сколько надо брать воды, чтобы сварить кашу? Опять-таки на первых порах будет полезно воспользоваться некото­рыми ориентировочными данными. Так, на каждую кружку крупы потребуется следующее количество кружек воды: ман­ка—7—8, гречка—7—8, пшено—6, овсянка—8, геркулес—3,

рис—7, перловка—5, горох, бобы, фасоль—3—4.

Для супа надо брать крупы или макаронных изделий из расчета 30—40 г на литр воды, манки — меньше, граммов 20 – 25.

А теперь несколько практических советов для дежурных от­носительно варки пищи.

Манку можно варить на воде, на молоке или смешать воду и молоко в любых пропорциях. Крупу засыпают в соленый ки­пяток тоненькой струйкой, все время энергично размешивая, чтобы не образовалось комков. После этого ей надо дать еще повариться на слабом огне минут, десять. Нужно помнить, что манка после засыпки в кипяток очень быстро принимает как будто бы готовый вид. Поэтому, даже довольно опытные ту­ристы снимают ее, подержав на огне буквально две минуты, а

каша потом оказывается сыроватой.

Рис обычно готовят двумя способами. Можно сварить рассыпчатый рис так, чтобы одна крупинка отделялась от другой. Такой рис хорошо идет к мясу. Можно сварить обычную вяз­кую кашу, дав рису как следует развариться. Такую кашу хорошо сделать сладкой, неплохо положить в нее чернослива.

Если решено приготовить рассыпчатый рис, то придется очень строго, по часам следить за временем варки. В соленый кипяток засыпают рис и затем варят его 18—20 минут, не больше. Все это время вода должна кипеть, но не бурно, ина­че она может выкипеть раньше, чем рис сварится. Кстати, что­бы этого не произошло, воды можно взять намного больше, чем указано было выше — там имелась в виду обычная каша. За 2—3 минуты до конца варки в кашу добавляют лавровый лист и несколько горошинок перца, затем снимают с огня и сливают всю воду. Рис готов.

Чтобы приготовить вязкую рисовую кашу, рис засыпают в соленый кипяток, доводят до кипения и варят минут пятнад­цать, затем сливают лишнюю воду, добавляют молока и саха­ра по вкусу. После этого нужно поставить кашу вариться еще минут 8—10 на медленном огне или на углях. Если нужно положить в кашу чернослива, надо его предварительно замо­чить в кипятке, чтобы он разбух. Следует заметить, что если позволяют условия, то при обоих способах приготовления рис до заварки стоит промыть в холодной воде.

Гречку, так же как и рис, можно сварить двумя способа­ми, после чего она будет или рассыпчатой или иметь вид вяз­кой каши. В первом случае крупу надо предварительно чуть-чуть обжарить на сковородке, противне или на дне свободной кастрюли. После этого зернышки крупы становятся тверже, они не трескаются и не рассыпаются при варке. Затем крупу засыпают в соленый кипяток и варят до готовности. Обычно на это уходит минут 30—40. При готовке рассыпчатой гречки нет необходимости так строго следить по часам, как при при­готовлении рассыпчатого риса. Готовность каши определяется на глаз и на вкус. Следует заметить, что, если для рассыпча­того риса берется больше воды, чем указано на стр. 44, то для рассыпчатой гречневой каши воды надо взять меньше, а имен­но — 2—3 кружки на кружку крупы.

Вязкая гречневая каша варится точно так же, но только при этом не требуется предварительного обжаривания крупы, а воды берется значительно больше—7—8 кружек на кружку крупы.

Особенность приготовления пшенной каши состоит в сле­дующем. Пшено содержит мучку, придающую ему горький вкус. Поэтому перед варкой его следует тщательно промыть в холодной, а лучше — в теплой воде, перетирая крупу в ладонях. Так, пшено промывают 3—5 раз, каждый раз сливая воду. Если условия бивака не позволяют промыть пшено, луч­ше сварить какую-нибудь другую кашу, а пшено отложить до другого раза. После того как пшено тщательно промыто, его можно варить, предварительно сделав следующее: залить пше­но кипятком, так, чтобы вода немного покрывала его, быстро довести до кипения и слить воду.

Остаток горечи уйдет со слитой водой. После этого залить как следует кипятком, поселить, если надо — добавить молока, сахара и варить минут 30—40.

Начинающие туристы почему-то пренебрегают предвари­тельным кипячением со сливом воды. Они считают, что эта процедура очень затягивает процесс приготовления пищи. Это неверно. Задержка может получиться только в том случае, ес­ли в распоряжении туристов имеется одна-единственная каст­рюля или ведро на группу. Если же есть вторая посуда, то задержки почти не получается: пока в одной промывают пше­но, во второй закипает вода; затем берут оттуда совсем не­много кипятка для пшена и доливают эту кастрюлю холодной водой. К моменту, когда закипела вода в кастрюле с пшеном и можно слить воду, закипает вода во второй кастрюле; по­этому, слив воду с пшена, можно снова залить его кипятком. После этого вторая кастрюля освобождается для приготовления чая или кофе. Таким образом, рекомендуемый способ увеличивает время приготовления на считанные минуты, зато ка­ша получается особенно вкусная.

Вермишель, как и отварной рис, надо варить строго по ча­сам. Ее засыпают в соленый кипяток, доводят до кипения и ва­рят ровно 8 минут, после чего сливают. Если вермишель пере­варить, получится размазня. Есть ее, конечно, можно, но вряд

ли это блюдо будет вкусным.

Лапшу и макароны варят так же, как и вермишель, только они представляют собой более грубые изделия и не так чув­ствительны к времени варки, как вермишель. Макаронам на­до вариться после закипания минут 18—20, лапше — минут 15—18. Кстати, на картонных пачках, в которых они обычно продаются в магазинах, указан способ приготовления.

Все каши, про которые до сих пор шла речь, надо было варить, засыпая крупу в предварительно посоленную воду. А вот с перловой кашей так поступать не следует, иначе она бу­дет вариться очень долго. Перловую крупу перед употреблени­ем стоит промыть в холодной воде, затем засыпать в несоле­ный кипяток и после закипания варить минут сорок на медлен­ном огне, следя за тем, чтобы вода не выкипела. Солят кашу, когда она уже готова, после чего ее надо немного подержать на огне и снимать.

Точно так же горох, бобы и фасоль не следует варить в предварительно посоленной воде. Они и без того варятся очень долго — до 3 часов. Из-за длительности приготовления их обыч­но употребляют либо на дневках, либо в стационарных лаге­рях, либо в случаях, когда группа расходится для выполнения заданий по радиальным маршрутам, а кто-то остается в ба­зовом лагере для приготовления пищи. Для насыщенного, напряженного походного дня горох, фасоль и бобы не годят­ся — слишком много времени занимает их приготовление. Впрочем, если их замочить на ночь, они сварятся значительно быстрее.

У многих городских ребят походное меню почему-то ассо­циируется с испеченной на костре картошкой. Но ведь кар­тошку пекут не на огне, а в горячей золе или на углях; насы­пают на нее слой, земли и поверх кладут сильно выгоревшие угли. Значит, чтобы печь картошку, надо иметь достаточно золы и углей, а для этого костер должен гореть по крайней мере час, а то и больше вхолостую. За это время вполне мож­но сварить ту же картошку и вообще приготовить полный обед. Поэтому попытки печь картошку на дневном привале обычно не имеют успеха. Короче говоря, печеная картошка не для кратковременных привалов.

Лучше всего ее готовить в походах с ночевкой или глубокой осенью, когда начинает темнеть часов в шесть — начале седьмо­го и когда есть время, никуда не спеша, посидеть у вечернего костра. Кстати, тем, кто раньше не пек картошку на костре, можно посоветовать запекать ее завернутой в пищевую фольгу.

Еще несколько полезных советов. Почти все каши, как мы видели, солят заранее, до того как в кипяток запускают кру­пу. Соли кладут на вкус — вода может казаться чуть-чуть бо­лее соленой, чем должна быть, по вашему мнению, каша. Од­нако бывает, что на первых порах неопытные «повара» дают промашку с солью. Если каша получилась недосоленная, надо развести нужное количество соли в кипятке, влить этот рас­твор в кашу и тщательно перемешать. Засыпать соль в загу­стевшую кашу нельзя — соль не разойдется. Если, напротив, каша получилась пересоленная, поступайте следующим обра­зом. Прежде всего, ее надо попробовать многим участникам похода. Может быть, она не так уж сильно пересолена, как кажется. Если же все находят, что соли слишком много, за­лейте кашу кипятком, перемешайте и слейте воду. Каша будет не такая вкусная, как могла бы быть, но станет менее соле­ной.

Сахар, если его не положили до того, как каша начала загустевать, следует сначала развести в кипятке в отдельной кружке. Разумеется, это касается рафинада, а не сахарного песка.

Помешивать кипящую над костром пищу ложкой неудобно. Лучше сделать мешалку из чисто обструганной палки.

Мясные консервы, прежде чем класть в кашу или суп, надо в отдельной миске разделить по волокнам. Иначе при раздаче кому-то достанутся крупные куски мяса, кому-то ничего.

Если к моменту, когда каша начала загустевать, в костре образовалось достаточно углей, лучше снять ее с огня и поста­вить доходить на угли. Так значительно проще избежать пригорания каши.

Многие ребята, заваривая чай в походе, засыпают его пря­мо в ведро с кипящей водой. Это приводит к повышенному рас­ходу чая на заварку и заставляет пить одинаковый чай всех: и тех, кто любит крепкий чай, и тех, кто не привык к нему. Лучше иметь в группе отдельный небольшой котелок для за­варки. Перед тем как заваривать чай, его надо сполоснуть го­рячей водой. Потом насыпать чаю и долить кипятком так, что­бы вода чуть-чуть прикрыла заварку. Можно положить туда и кусок сахару.

После этого нужно закрыть котелок крышкой и поставить на угли или золу минут на пять потомиться, затем долить ки­пятком и дать еще минут пять настояться. Не следует ставить заварку чая на огонь и кипятить — этим можно только испор­тить вкус чая.

Для приготовления какао его порошок нужно сначала раз­вести в теплой воде до густоты сметаны, растерев все комки, затем влить эту массу в кипящую воду и варить. Почему-то об этом юные туристы очень часто забывают и снимают какао с огня сразу же, как только оно закипит. Неверно, Надо дать ему минут десять повариться на медленном огне и только по­том разливать по кружкам. А вот кофе долго кипятить не сле­дует.

Заварив его в кипятке и доведя до кипения, нужно сра­зу же снять его с огня. Кстати, в какао и кофе можно поло­жить щепотку соли — многие находят, что так вкуснее.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что приведенные здесь рекомендации в большей части являются примерными. Глав­ное состоит в том, чтобы, постепенно накапливая опыт, твор­чески используя его в зависимости от целей, продолжительно­сти похода, состава группы, научиться самостоятельно решать все вопросы, связанные с организацией питания в походе.

СНАРЯЖЕНИЕ

Снаряжение принято делить на личное, групповое и специ­альное.

Личное снаряжение — это носильные вещи, спальные и умывальные принадлежности и некоторые другие предметы ин­дивидуального пользования (кружка, миска, ложка, рюкзак и т. д.).

К групповому снаряжению относятся палатки, топоры, по­суда для варки пищи, маршрутные материалы (карты, кроки, компасы) и другие предметы коллективного пользования.

К специальному снаряжению относятся предметы как груп­пового, так и личного пользования, необходимость которых вы­зывается спецификой того или иного маршрута: спасательные жилеты, веревки, репшнуры, ледорубы, накомарники и т. п.

Необходимость в специальном снаряжении обычно появля­ется тогда, когда туристы отправляются в походы высоких ка­тегорий сложности, а в таких путешествиях юные туристы практически не участвуют; поэтому описание такого снаряже­ния в данном пособии не приводится.

Личное снаряжение

Обувь

Для пешего похода лучшей обувью являются хорошо разношенные ботинки на низком каб­луке, желательно с рифленой подошвой. Ботинки должны быть достаточно просторными, чтобы в них можно было вло­жить войлочную стельку и поддеть толстый носок (шерстяной или вигоневый). Можно брать ботинки на номер больше обыч­ного. В случае, если они будут слишком свободны, в них мож­но вложить не одну, а две стельки или поверх шерстяного носка надеть еще хлопчатобумажный. До похода ботинки надо несколько раз пропитать специальной мазью для спортивной и охотничьей обуви, продающейся в спортивных магазинах, или любым несоленым жиром. Делается это следующим обра­зом. На ботинок чистой тряпочкой наносится слой жира, и за­тем он слегка подогревается на газу, примусе и т. д. Когда жир впитается — на глаз кажется, что он просто просох, — нужно нанести еще один слой и снова прогреть ботинок у огня. Но будьте при этом внимательны — едва смазка высохнет, надо немедленно нанести следующий слой, иначе от жара кожа мо­жет покоробиться. Эта процедура повторяется несколько раз. В период отопительного сезона можно, смазав ботинки, поста­вить их на ночь под батарею отопления. Этот способ более безопасный для ботинок, но запах от них будет держаться всю ночь. Надо иметь в виду, что если впитать в ботинки слишком много жира, то качество их может ухудшиться — кожа станет чересчур мягкой. Поэтому если при сильном нажиме на кожу ботинка из нее начинает чуть-чуть выдавливаться жир, значит, дальнейшую пропитку надо прекратить.

Если ботинки жестки, или образуют складки (чаще всего поперечные у пальцев или продольные у голеностопа), их полезно поставить в распор. Для этого носовую часть ботинка надо туго набить бумагой (лучше всего, скатывая ее при этом в тугие валики), а в задник вставить какой-либо предмет, обес­печивающий распор, например стеклянную банку. При этом надо следить, чтобы она была вставлена туго и расправляла складки на коже. Для этого саму банку снаружи обкладывают бумажными валиками, деревянными брусочками, вообще — лю­быми подходящими предметами, оказавшимися под рукой.

Кроме того, ботинки обязательно следует разносить, похо­див в них в школу, по дому, на прогулку. Обычная ошибка, допускаемая при выборе обуви юными туристами, а чаще их родителями, заключается в том, что ботинки приобретаются буквально накануне похода. Это происходит иногда потому, что взрослые наивно полагают, что в поход лучше идти в но­вом снаряжении — оно и красивее, и прочнее. В итоге — стер­тые ноги, пузыри, намины.

Итак, для пешего похода годятся любые ботинки на низком каблуке. Полуботинки хуже: они не держат голеностопа. Про­дающиеся в магазинах польские и чешские туристские ботин­ки с рифленой подошвой, стоимостью до 15 рублей, зарекомен­довали себя неплохо, но у них довольно грубая кожа и их на­до покупать заблаговременно, чтобы успеть пропитать жиром и разносить.

В последнее время в продаже появились туристские ботин­ки стоимостью 10—11 рублей, но они менее прочны.

Хорошо применять в походах баскетбольные кеды с тол­стой стелькой. Однако при этом надо иметь в виду, что при намокании и последующем высыхании кеды очень сильно са­дятся. Поэтому, приобретая кеды для похода, надо выбирать их номера на два больше обычной обуви. Дома их следует на­мочить под краном и затем просушить. Тогда кеды приобретут тот размер, который они реально примут в походе. Если они при этом окажутся чуть велики, то в них, как и в ботинки, можно положить двойную стельку или поддеть второй носок.

Годятся для похода и полукеды, теннисные туфли, но их не­достаток состоит в том, что, как полуботинки, они не держат голеностопа. Категорически не подходит для похода обувь на высоком каблуке: в ней просто нельзя пройти по пересеченной местности сколько-нибудь значительное расстояние. Не годятся также различные сандалии, сандалеты, босоножки, которые ро­дители часто предлагают юным туристам, исходя из того, что в них удобно было ходить на даче. В походных условиях нога в них слишком «гуляет», да и ремешки, как правило, не на­дежны. Еще менее подходят для похода туфли без задника и обувь типа домашних тапочек. Даже обычные тапочки на тонкой подошве неудобны для пешего похода. В них легко можно ушибить пальцы, наткнувшись на корни деревьев или выбои­ны на дороге; на твердом грунте в них быстро отбиваются и начинают болеть пятки; наконец, они плохо защищают от острых предметов, которые случайно могут попасться на до­роге.

Для походов в межсезонье, в период дождей и распутицы» хорошо зарекомендовали себя резиновые сапоги. В них тоже следует вложить войлочную стельку, а если позволяет размер, то и две. В сапоги можно поддеть шерстяной носок (один или два), а еще лучше портянку или портянку поверх носка. Если для сапог сшить фетровые или меховые носки, то их можно будет носить и по снегу, во всяком случае, до тех пор, пока он не станет слишком глубоким.

Обычные кирзовые сапоги армейского типа в походах не прижились. Они слишком тяжелы для лета и не обладают непромокаемостью резиновых сапог для походов в межсезонье.

В походе любую туристскую обувь надо периодически про­сушивать. Даже в сухую погоду она может намокать изнутри от пота, снаружи от вечерней или утренней росы, от случай­ного шага в лужу и т. д. Лучше всего сушить обувь на солнце, а если его нет — в укрытом от дождя месте на воздухе, лучше на ветру. Если есть поблизости сухое сено — набить его в обувь. Сушить обувь возле костра, что очень любят делать начинаю­щие туристы, следует с большой осторожностью. Под влияни­ем жара обувь легко может или сгореть, или потерять эластич­ность, потрескаться. Научиться следить за обувью, сохнущей у костра, не так просто. Недаром одно время у туристов бы­товала поговорка, что настоящим туристом человек становится не раньше, чем сожжет у костра три пары обуви. Поэтому юным туристам вообще не рекомендуется сушить обувь непо­средственно у огня. Гораздо лучше поместить ее несколько в - стороне, куда доходит теплый воздух (но не жар, не искры). При этом надо позаботиться, чтобы теплый воздух проникал внутрь обуви. Для этого ее обычно надевают на воткнутые в землю палки, предварительно вынув стельки для отдельной просушки. Если есть сомнения, что жар для сушки слишком велик, лучше без колебаний отодвинуть обувь подальше. В конце концов, пусть ботинки останутся чуть сыроватыми, не то вообще можно остаться без них, Все это, однако, вовсе не значит, что можно вообще обойтись без просушки обуви. Брошенная, как попало, обувь не успевает просохнуть за ночь, даже если ночь стоит сухая. Сырая обувь легко натирает ноги, а в межсезонье может стать причиной простуд и даже обморожений.

Кстати говоря, очень полезно иметь с собой вторую пару обуви на случай, если первая все-таки испортится при просушивании, или кто-то сотрет ногу и ему понадобится более про­сторная либо более мягкая обувь, или, наконец, просто для того, чтобы не сидеть босиком, пока твои ботинки сохнут. В дальних походах, учитывая возможность выхода обуви из строя, опытные туристы берут вторую пару обязательно. Для юных туристов соблюдение этого правила не обязательно — не настолько уж их походы сложны, но желательно, чтобы при­мерно половина состава группы имела запасную обувь. Для воскресных походов достаточно, если вторую пару захватят один-два человека, в зависимости от численности группы.

Некоторые юные туристы, проведя лето в деревне или на даче и привыкнув там ходить босиком, думают, что так мож­но ходить и в походе. Грубое заблуждение. Прежде всего, ни в деревне, ни на даче никому не приходится проходить в те­чение нескольких дней подряд по столько километров, как в турпоходе. И если в тапочках на тонкой подошве можно сбить ноги, то тем более это легко сделать тем, кто пойдет босиком. Обычно желание пройтись в походе босиком высказывают лишь отдельные ребята, но походить босиком на привале же­лают довольно многие. Между тем на привале почти так же легко поранить ногу, как и на марше. Достаточно наступить на острый сучок, консервную банку, на брошенный без при­смотра нож, на сидящую в траве осу. Следует помнить, что на даче или в деревне повредивший ногу всегда может просидеть несколько дней дома. Иное дело в походе. Группа не может бросить туриста, из-за своей неосмотрительности повредившего ногу и оказавшегося не в состоянии продолжать путь. Прихо­дится или сидеть на месте в ожидании, пока подживет рана, или заниматься эвакуацией пострадавшего. И в том, и в дру­гом случае приходит конец всем заранее намеченным планам, а очень часто — и всему походу.

Носки, стельки, портянки

Большинство опытных туристов даже в летних походах предпочитают надевать мягкие шерстяные носки. Они хорошо впитывают пот, удоб­но облегают ногу, на них почти никогда не образуются склад­ки, которые могут натереть ногу. Кроме того, в них мягче ид­ти. Важно только, чтобы носки были целыми. Если они порвались, то заштопать их надо аккуратно, чтобы не было руб­цов и утолщений, которые могут стать причиной наминов и потертостей. Юные туристы часто думают, что в шерстяных носках летом будет очень жарко, и предпочитают хлопчато­бумажные. Напрасно. Большинство людей легко привыкает к теплу в ногах, а хлопчатобумажные носки легко сбиваются и дают натирающие ногу складки. Лучше надевать их как до­полнение поверх шерстяных носков, чтобы те меньше протира­лись. Наконец, в холодную погоду обнаруживается еще одно преимущество шерстяных носков — они греют ноги, даже буду­чи мокрыми. Одним словом, носки для похода надо в первую очередь брать шерстяные или вигоневые. Необходимо только помнить, что все преимущества их турист почувствует только, в том случае, если будет следить, чтобы ноги были чистыми, носки по возможности тоже. Пот в смеси с грязью раздражает кожу ног, в первую очередь на пальцах, особенно если нога перегрета, а раздраженная кожа легко подвержена наминам и потертостям. Короче говоря, пользоваться шерстяными носками удобно, но надо тщательно следить за ногами: ежедневно мыть их — на большом привале и вечером. Шерстяные носки нужно просушивать на солнце, когда это позволяет обстанов­ка, и раз в несколько дней стирать. Хлопчатобумажные носки стирать (или менять) следует чаще — можно даже ежедневно. Поэтому для похода продолжительностью в неделю или более, лучше всего иметь 3 пары шерстяных или вигоневых носков. Одна из них (всегда сухая) хранится в рюкзаке для ночевки на случай холодной погоды, а две другие можно попеременно носить и стирать. Хлопчатобумажные носки берут обычно в том же количестве, что и шерстяные. Можно обойтись и двумя парами шерстяных носков, но тогда, вероятно, придется сде­лать один-два перехода в хлопчатобумажных носках или рис­кнуть использовать неприкосновенную пару (из рюкзака). В однодневном походе можно обойтись и одной парой.

Некоторые опытные туристы одну-две пары хлопчатобумаж­ных носков заменяют эластичными, которые хорошо обтяги­вают сверху шерстяной носок. Другие не любят их, считая, что из-за них нога сильнее потеет. Дело здесь, по-видимому, в индивидуальных особенностях потоотделения, поэтому новичку вряд ли можно дать категорический совет в этом отношении. Лучше всего ему самому испробовать и решить, будет ли он в дальнейшем пользоваться в походе такими носками. Впро­чем, это касается также использования в летнем походе шер­стяных носков. Большинство опытных туристов предпочитают именно такие носки, но некоторые их не любят. Ходить же в походе в одних только капроновых носках не рекомендуется — они слишком тонкие, усиливают потение.

Обычная ошибка юных туристов — стремление надеть обувь на босу ногу, а у девочек — заменить носки привычными чул­ками. Между тем нога, не защищенная носком, легко натира­ется от незначительных дефектов обуви, которые в носке не чувствуются. Мелкие соринки, камешки, отдельные хвоинки, пыль, скатывающаяся под действием пота в комочки, могут вызвать раздражение и потертости кожи на ноге, не защищен­ной носком.

Чулки, конечно, защищают ногу не хуже, чем носки, но их неудобно менять, если они промокнут. Носки в этом случае легко снять и заменить запасными, а вот смена чулок вызыва­ет у девочек затруднения, так как они не могут заменить чулки у всех на глазах. Кроме того, приобрести мягкие шерстяные носки легче, чем чулки такого же качества. Летом теплые чул­ки, облегающие всю ногу, перегревают ноги. Короче говоря, девочкам лучше отказаться от городских привычек и надевать носки.

Несколько слов о стельках. Надо принять за правило, что стельки обязательны для походной обуви. Лучше всего приме­нять войлочные стельки — они хорошо впитывают влагу, хоро­шо сушатся, при необходимости их можно даже стирать. Не­сколько хуже стельки из тонкого войлока или байки, подши­тые на картонную основу. Размокший картон легко ломается, стирать эти стельки нельзя. Худшие стельки — картонные, об­клеенные материей: они ломкие, плохо впитывают влагу, а ес­ли намокают, то легко выходят из строя. Но лучше иметь та­кие стельки, чем никаких.

В продолжительном походе следует иметь с собой запасные стельки, желательно большого размера (подрезать их никогда не поздно), так же как и несколько пар запасных шнурков.

Портянки все реже и реже применяются в походах даже бывалыми туристами. Причина тому, по-видимому, одна: для пользования ими необходим известный навык. Вместе с тем портянки лучше подходят для сапог, чем носки, они и удобнее, и меньше протираются. Нога в портянке практически заверну­та в два слоя ткани, и ноге тепло, а при кратковременном по­падании ногой в воду намокает только наружный слой пор­тянки. Портянка легко сушится, а в случае недостатка време­ни ее достаточно перемотать на ногу, начиная с другого конца:

стопа снова окажется сухой и в тепле, а голень к сырости не так чувствительна.

Известно, что чрезмерно просторная обувь так же мало­приятна в походе, как и чрезмерно тесная. Она болтается на ноге и легко натирает ее. Использование портянки — один из способов плотно посадить на ногу болтающуюся обувь. Неоднократно было замечено, что портянка становится влажной, тогда как носок под ней остается сухим. Одним словом, прене­брегать портянками нет оснований.

Для портянок используются чаще всего хлопчатобумажная ткань, а в холодное время — байка или сукно. Примерный раз­мер портянки 35Х90 см. Ткань не нужно подрубать по краям и не сшивать из отдельных кусков — швы и рубцы будут натирать ногу. Не следует использовать для портянок также ста­рую, выношенную ткань. Такие портянки порвутся на первом же переходе и будут натирать ноги.

Заворачивать портянку надо следующим образом (рис. 1).

Рис. 1. Наворачивание портянки.

Поставив ногу наискось у края портянки, загните правой рукой правый передний угол и подверните его под подошву так, чтобы стопа оказалась обернутой тканью. Левой рукой нужно натянуть левый конец портянки и расправить складки на сто­пе. Пальцы при этом не должны высовываться наружу, но возле них не должен также торчать «хвост» в несколько санти­метров длиной. После того как стопа обернута правым углом портянки, нужно обернуть стопу, подошву и пятку левым длин­ным концом портянки, передавая ее из левой руки в правую, следя, чтобы при этом не получалось складок. Затем нужно натянуть передний край свободной части портянки вверх вдоль голени, а задний край загнуть и обернуть вокруг голени; конец портянки подоткнуть сверху под образовавшуюся обмотку. Правильно обернутую портянку не надо укреплять какими-ли­бо дополнительными завязками. Разматыванию портянки в , сапогах препятствуют голенища, а в ботинках — манжеты ту­ристских брюк, опущенные поверх портянки.

Одежда

Предметы нашей повседневной одежды — ко­стюмы, платья, тем более пальто — очень не­удобны для похода. Они тяжелы, стесняют движения, мешают при преодолении препятствий, при энергичной ходьбе приводят к перегреванию и т. д. Наиболее подходящей для похода является одежда спортивного или полуспортивного типа, оди­наковая и для мальчиков, и для девочек. Летом в жаркую по­году лучше всего взять в поход рубашку-ковбойку и легкие брюки, а к ним — трусы и майку. Для однодневного похода этого достаточно. На дневном переходе можно идти в майке и трусах, а к вечеру, когда немного холодает, надевать брюки рубашку. Брюки также обязательно надевают, если проходят населенные пункты и перед посадкой на транспорт. Трусы и майки — это форма одежды, принятая у нас только на спор­тивных соревнованиях, на пляже. Поэтому появление турист­ской группы в трусах и майках в электричке или в деревне выглядит проявлением неуважения к людям. Настоящий ту­рист всегда считается с обычаями местного населения, даже если они кажутся ему устарелыми и ненужными. Следует пом­нить, что появление людей в «раздетом виде» часто вызывает у местных жителей чувство обиды за родную деревню: «Что вы разделись, как в бане? Здесь все-таки тоже люди живут». Так что лучше задержаться на несколько минут перед дерев­ней, чтобы надеть брюки.

Очень удобные для таких походов сатиновые шаровары сей­час вышли из моды и исчезли из продажи, их надо специально шить. Если такой возможности нет, можно использовать рабо­чие брюки, типа «джинсов», если только они не пошиты из слишком плотной и тяжелой ткани.

Вместо ковбойки и брюк часто надевают тренировочный хлопчатобумажный костюм, хотя он менее удобен. Во-первых, тренировочные брюки выпускаются сейчас узкие, с резинкой внизу, которая проходит под стопой. В результате этого сни­мание и надевание брюк превращается в долгую процедуру: сначала приходится снимать обувь. Нельзя и подтянуть такие брюки до колен, если, например, придется идти после дождя по грязной дороге. Во-вторых, трикотажная ткань легко цеп­ляется за всякие сучки и рвется: брюки — при ходьбе через кусты или густой подлесок, рубашка — при переноске дров и сучьев. В-третьих, рубашка в тренировочном костюме делается глухая; ее нельзя, как ковбойку, расстегнуть, если стало жар­ко, застегнуть, если стало холодно.

Зато тренировочный костюм обычно не надо специально по­купать. Он имеется у каждого школьника для уроков физкуль­туры. В однодневные походы, если нет ни «джинсов», ни тренировочных брюк, девочки могут взять широкую юбку.

Очень удобны для таких походов — и для мальчиков, и для девочек — шорты, или, как их часто называют туристы, тирольки — короткие, выше колен, брюки. Главное их преимущество перед трусами заключается в наличии карманов, куда удобно положить компас, ножик, носовой платок и т. д. Надо только помнить, что местное население разницы между тирольками и трусами обычно не усматривает.

Вместо ковбойки можно взять какую-то другую рубаху, плотную и немаркую, лучше с длинными рукавами, которые в случае необходимости всегда можно закатать выше локтей.

Обязательным в походе является головной убор, который исключает возможность солнечного удара, прикроет голову от дождя. У каждого найдется дома старая кепка, тюбетейка, пилотка, панама, косынка. Одно время опытные туристы — и мужчины, и женщины — предпочитали всем головным уборам косынку, перенеся этот обычай из таежных походов, где ею обвязывают уши и шею, спасаясь от комаров и гнуса. Многие сохраняют эту традицию и доныне, хотя появившиеся в про­даже средства, отпугивающие комаров, лишили косынку ее прежнего утилитарного смысла. Сейчас все большую популяр­ность получают так называемые таллинки — легкие шапочки из белого полотна с пластмассовым козырьком. На худой конец, если кто-то забыл головной убор, можно сделать шапку из га­зеты.

Если в походе предполагается устроить купание, то надо взять с собой плавки и купальные костюмы. Нельзя купаться и идти на переходе в одних и тех же трусах. Даже если они остались после купания только чуть-чуть сырыми, они могут сильно стереть ногу в паху. На случай купания хорошо иметь также полотенце. Но некоторые ребята привыкли после купания в жаркий день не вытираться, а обсыхать. Им можно по­зволить такое и в походе.

В однодневный поход на случай дождя рекомендуют брать с собой плащ. Но в жаркое время, при хорошем прогнозе по­годы это нецелесообразно. Кратковременные прогнозы сейчас обычно бывают достаточно точными. Ну, а если вопреки про­гнозу все же пойдет дождь, то, скорее всего, он будет кратко­временным и его нетрудно переждать под елкой. Следует пом­нить, что обычные сейчас хлорвиниловые и полиэтиленовые плащи изготавливают в расчете на городские условия. В походе они легко рвутся, зацепившись о любой сучок, или рас­ползаются по швам при небольшой нагрузке, когда, например, человек энергично потянет руку, а плащ придавлен к плечу лямкой рюкзака. Зато эти плащи очень легкие и в свернутом виде не занимают много места. Лучше всего, надев такой плащ, идти не по лесу, а по дороге или по просеке, где меньше возможностей зацепиться за что-нибудь. На бивачных работах такой плащ требует особой осторожности—здесь он особен­но легко рвется. При первой же возможности его вообще следует снять. Если у туриста, отправляющегося в поход, есть воз­можность выбирать, то следует предпочесть тот плащ, который просторнее. Пусть он сидит как балахон, но зато шансы рас­ползтись по шву у него меньше, чем у плаща, плотно облегаю­щего фигуру. Учитывая все это, некоторые туристы предпочи­тают брать в поход не плащ, а просто кусок полиэтилена. В случае дождя его набрасывают на рюкзак, два передних уг­ла через плечи выводят на грудь, протягивают вниз и заты­кают за пояс. Для летних походов этого вполне достаточно.

Вот, пожалуй, и вся одежда, которую следует иметь для однодневного похода на случай жаркой погоды. В случае, если лето стоит холодное, если погода неустойчива или по утрам и вечерам бывает значительно холоднее, чем днем (это часто наблюдается в июне и сентябре), то к перечисленной одежде следует добавить куртку из какой-то плотной ткани и заменить сатиновые или трикотажные брюки тоже какими-то более плот­ными. Лучше всего для этого подходит штормовой костюм, при­меняемый туристами в дальних походах, а также в альпиниз­ме. Он изготавливается из плотной, непродуваемой материи— перкаля, плащ-палаточной ткани. Иногда в справочниках и ру­ководствах встречается указание, что штормовка (так обычно называют этот костюм туристы и альпинисты) не промокает под дождем. Это неверно. Промокает, хотя если новая, то не сразу. Но главное ее достоинство состоит в том, что она очень быстро сохнет, особенно на ветру. Причем, даже будучи мок­рой, такая куртка продолжает защищать от ветра. Нередко, например, осенью, когда дождь часто сменяется холодным вет­ром, опытный турист не снимает с себя промокшую штормов­ку, зная, что другая одежда будет продуваться, а штормовка защитит от ветра и сама понемногу высохнет. Кроме того, штормовка — это костюм, специально предназначенный для по­ходных условий, и поэтому он имеет целый ряд деталей, со­здающих его владельцу много мелких удобств по сравнению с другой одеждой: имеется откидной капюшон, по периметру капюшона вдет шнурок, позволяющий по желанию плотно при­жимать его к лицу. На плечах, со стороны спины, там, где больше всего намокает куртка, поставлен двойной слой ткани. В рукава вшита сатиновая муфта с отверстием, по краям которого вдета резинка, отчего ветер не задувает в рукава. Вдоль одного из бортов куртки сделан клапан, так что в запах не задувает ветер. Брюки имеют карман, удобный для фотоаппа­рата, полевого дневника и т. д. Вообще, надо сказать, что карманов на штормовке достаточно много — 4 на куртке и 4 на брюках. Они удобны по размеру, фасону и размещению. Штор­мовка достаточно просторна, под нее можно надеть теплые вещи, вплоть до ватника и ватных брюк. Штормовка давно получила всеобщее признание в дальних туристских походах — как летних, так и зимних.

К сожалению, в продаже она бывает очень редко, но зато обычно есть в прокате.

В охотничьих магазинах можно приобрести так называемые охотничьи куртки. Это несколько упрощенный вариант шторм-куртки (сняты верхние карманы, убраны муфты из рукавов). Такая куртка также вполне подходит для похода. Вошли в обиход и всегда имеются в магазинах рабочие брюки, полу­чившие название техасских. Правда, у них неудобные наклад­ные карманы, в которые мало что можно положить, а то, что положили, легко выскакивает. Они очень узки — снять их можно только без обуви. Наконец, после стирки или хорошего дож­дя они часто сильно садятся.

В общем, для похода в прохладную погоду можно взять лю­бые плотные брюки, лучше с резинками в нижней части штанин. Хорошо иметь примерно такую же куртку — плотную, не­маркую, застегивающуюся доверху. В продаже есть много кур­ ток самых разных фасонов, удовлетворяющих этим требова­ниям. Есть они и почти в любой семье.

Весной, осенью, а также в сколько-нибудь продолжитель­ных походах надо иметь с собой шерстяной свитер или спор­тивный тренировочный костюм, но не трикотажный, о котором шла речь раньше, а шерстяной. Модные шерстяные джемперы с большим вырезом на груди в походе не очень удобны. Лучше иметь свитер с закрытой грудью.

Если предстоит поход с ночевкой, то желательно иметь спе­циальную одежду для сна: пару белья, тренировочный костюм (для этих целей он подходит безоговорочно). Очень удобна для ночевки тельняшка: она длинная (почти до колен), доста­точно теплая. Конечно, к ней нужны и брюки. В летние не очень продолжительные походы ее иногда берут вместо сви­тера.

Некоторые туристы утверждают, что спать можно в той же одежде, в которой идешь. Конечно, можно. Но вряд ли нужно. Во-первых, это не очень гигиенично, во-вторых, не всегда удобно, так как одежда может быть влажной или мокрой после дождя или вечерней росы. Конечно, ее можно попытаться про­сушить, но это — новая заготовка дров, затягивание отбоя и т. д. В-третьих, возникает вопрос: а зачем вообще это надо? Что этим достигается? Противники второй пары одежды мотивируют это тем, что турист должен бороться за максимальное уменьшение веса рюкзака. Это рассуждение правильно лишь формально, а по существу получается следующее. В сравни­тельно коротких походах турист не несет столь тяжелый груз, чтобы требовалось экономить буквально на всем. Вес трико­тажного белья или хлопчатобумажного тренировочного костю­ма не будет существенно ощущаться в рюкзаке, который и без того нетяжел. А в дальнем, продолжительном путешествии, ког­да можно ожидать неоднократной перемены погоды в течение похода, лишняя пара одежды одновременно служит резервом на случай похолодания.

Для походов глубокой осенью или ранней весной туристы часто берут с собой ватник, меховую безрукавку или еще что-нибудь подобное. На марше обычно идут без них и надевают только на биваке, чтобы не мерзнуть. Эти вещи теплые, достаточно удобные, но, к сожалению, тяжелые. Так что, если мож­но, лучше обойтись лишней курткой, свитером, запасной парой белья и т. д. Существует много легких курток на поролоне или Других синтетических материалах, но по теплоте они пока еще уступают доброму старому ватнику.

В общем, собираясь в поход впервые (а первый поход — это обычно однодневный поход) или после долгого перерыва, не надо бояться захватить лишнюю пару одежды и обуви. В следующий раз уже будет ясно, что было взято лишнего, возможно, потребуются какие-то замены. Так, уточняя свою экипировку от похода к походу, можно постепенно научиться правильно одеваться сообразно погоде и сезону — иметь все необходимое и ничего лишнего.

Спальные принадлежности

К спальным принадлежностям относится, прежде всего, одеяло. Оно должно быть теплым и легким. Лучше всего этим требованиям отвеча­ют легкие шерстяные одеяла. Байковые одеяла тоже обычно легкие, но они не такие теплые. Их стоит брать с собой только в теплое время года. Ватные одеяла в походах практически не используются: они слишком тяжелы и занимают много места в рюкзаке. Кроме того, одеяло должно быть достаточно боль­шим, чтобы оно закрывало и ноги и плечи. Желательно, чтобы .им можно было укрыться с головой.

На ночевке каждый из туристов заворачивается в отдель­ное одеяло, или одно из одеял стелется в палатке на пол, а оставшимися накрываются. Обычно в палатке спят четверо. Тогда тем, кто спит по краям, дают по отдельному одеялу, а тем, кто в середине, одно одеяло на двоих. И все четверо спят на одеяле, лежащем внизу. Хотя одеяло является предметом личного снаряжения, но на ночевке распоряжается им не его владелец, а руководитель. Он решает, нужно ли сегодня стелить одеяло на дно палатки или нет и чье именно. Когда погода достаточно теплая, вниз стелят тонкое одеяло, когда ночь прохладная — одеяло поплотнее. Спать посередине всегда теплее, чем с краю. Значит, тем, кто ложится в середину, можно дать легкое одеяло, но зато оно должно быть широким: под ним будут спать двое. Тем, кто ложится с краю, надо дать одеяла потеплее. В середину обычно кладут тех, кто послабее или помладше, кто особенно устал или промок, кто не совсем здоров. В тех случаях, когда маль­чиков и девочек приходится размещать в одной палатке, в середину, как правило, кладут девочек. Все эти соображения ру­ководитель должен принять во внимание, когда распределяет ребят по палаткам. Ребята воспринимают это как нечто есте­ственное, если только с самого начала их приучают к такому порядку. Поэтому распределение одеял надо вводить с первого же похода, точно так же как и общий стол.

Вместо одеяла в поход можно взять спальный мешок. Прав­да, в средней полосе страны теплым летом спать в нем слишком душно и жарко, и тогда лучше брать с собой не мешок, а одеяло. В прохладную же погоду, особенно осенью и весной, спальный мешок предпочтительнее одеяла. Известно, что в мешке спать вообще значительно теплее, чем спать накрывшись, даже если в обоих случаях используется один и тот же материал. Это хо­рошо знают опытные туристы. В тех случаях, когда их застает в походе сильное похолодание, они превращают свои одеяла в спальные мешки, пришивая к ним пуговицы с петлями, тесем­ками, а чаще всего — просто сшивая по краям. После похода сшитые места можно аккуратно распороть.

Наиболее удобны для летних походов легкие спальные мешки, с ватиновой прокладкой и застежкой-молнией по перимет­ру (рис. 2, а):

Рис. 2. Виды спальных мешков

расстегнул мол­нию — перед тобой одеяло; за­стегнул — снова спальный ме­шок. Такие мешки-одеяла мож­но соединять по два, по три и т. Д. в один просторный спаль­ный мешок. Спать в таком групповом спальном мешке значительно теплее, чем в оди­ночном. В продаже бывают им­портные мешки такого типа и мешки отечественного произ­водства. Достоинства их при­мерно одинаковы, вес — около 2 кг.

Другой распространенный у нас тип спального мешка — ватный, стеганый, с прорезан­ным по длине отверстием, ко­торое закрывается клапаном на пуговицах или клевантах (рис. 2, б). Сверху ватный слой покрыт сатином, снизу — бре­зентом. В той части, где помещаются ноги, мешок уже, где пле­чи — шире. Мешок делается несколько длиннее человеческого роста, поэтому по желанию в него можно забраться с головой. Залезая в мешок, сначала просовывают в отверстие ноги и продвигают их до упора в узкую часть мешка. Затем в лежачем или сидячем положении натягивают мешок на плечи и, если надо, на голову. Далее, уже в лежачем положении, застегивают изну­три клапан, закрывающий отверстие спального мешка.

Мешок этого типа теплый, но, к сожалению, тяжелый. Его вес составляет 4—5 кг.

Ко всем типам спальных мешков очень полезно иметь про­стынный вкладыш. Прежде всего, в пользу его говорят гигие­нические соображения: имея индивидуальный вкладыш, в нем можно спать, раздевшись, как дома. Во-вторых, меньше пач­кается и занашивается спальный мешок. Вкладыш можно вы­стирать, а спальный мешок стирать нельзя. В-третьих, с вкла­дышем теплее спать. В-четвертых, наличие вкладыша позво­ляет в зависимости от погоды по-разному комбинировать спаль­ные принадлежности: в жару можно спать в одном вкладыше стало прохладнее — накрыться мешком, как одеялом; стало еще холоднее — улечься в спальный мешок.

Вкладыш иногда продается в комплекте со спальным меш­ком. Но его можно сшить и самому в форме простого продол­говатого мешка из любой подходящей ткани.

Помимо всего сказанного, к числу спальных принадлежно­стей относятся надувные матрацы и подушки. Резиновые надувные матрацы хорошо защищают от сырости снизу, но сами немного холодят. Поэтому на них приходится что-нибудь по­стилать сверху. Кроме того, человек, спящий на матраце, не соприкасается со спящим соседом, этому препятствуют надутые бортовые секции матраца. А спать одному холоднее. Поэтому надувные матрацы особого распространения не получили. Как правило, без этих матрацев всегда можно обойтись. Кроме того, они довольно тяжелы и занимают много места в палатке. Если не пользоваться матрацами, то в палатке можно разме­стить, как минимум, на одного человека больше.

В случае же, когда по условиям погоды или сезона в по­ходе желательно иметь изолирующую подстилку, многие пред­почитают использовать поролоновые коврики, которые имеются в продаже.

Если в походе все же окажутся надувные матрацы, то луч­ше пользоваться ими, положив по два поперек палатки. Тогда спящие могут лежать, прижавшись друг к другу, и, следова­тельно, пользоваться теплом соседа. Вне матраца оказываются ноги и голова, а в этом ничего страшного нет. Главное — что туловище лежит на матраце.

Пользуясь надувными матрацами, не следует надувать их слишком туго, как ребята привыкли надувать футбольный мяч. На таком матраце спать будет неудобно. Надув матрац, нуж­но попробовать, каково на нем лежать, приспустить воздух, снова попробовать, если надо — немного поддуть.

Надувные подушки тоже следует считать не обязательным для похода предметом. Для изголовья, как правило, с успехом используется запасная одежда, рюкзак.

Рюкзак

Правильно выбрать и уложить рюкзак должен уметь каждый, кто собирается в поход. Как это сделать? Вот ряд полезных советов.

Выбирая рюкзак в магазине или на прокатной базе, надо, прежде всего, посмотреть, чтобы он был достаточно вмести­тельным. Многие из рюкзаков, продающихся в магазинах, так малы, что пригодны только для воскресных походов. Лучше выбрать рюкзак с вшитым дном — он и вместительнее и удобнее при переноске. Нужно, чтобы у него были широкие лямки. Узкие лямки больно режут плечи, от них нарушается кровооб­ращение, и затекают руки. Если лямки узки, их нужно под­шить войлоком, фетром или, наконец, сшить узкий длинный мешочек, уложить туда вату и прошить. Получится нечто вро­де длинной плоской подушки. Если же вместо плоской поду­шечки получится круглый валик, то это может оказаться еще хуже, чем вовсе не подшитые лямки.

Но подшивка лямок требует времени, да и подходящий ма­териал не всегда сразу находится. Нередко бывает, что кто-нибудь из ребят, невзирая на советы руководителя, решит, что не стоит возиться со всем этим делом, и приходит к месту сбо­ра с рюкзаком на узких лямках. Если только рюкзак доста­точно тяжел, то через час-полтора натертые плечи начнут на­поминать о себе. Что делать? Не останавливать же движение всей группы и заниматься подшиванием лямок? Выход очень простой. Надо достать из рюкзака что-нибудь из одежды — ру­башку, куртку, майку, аккуратно сложить, несколько раз и подложить на плечи под лямки.

Для больших походов (7—10 -дней и более) хороши, аль­пинистские и охотничьи рюкзаки, с вшитым дном, двумя боко­выми и одним задним карманом. Лямки у них, как правило, достаточно широкие. Но они стоят рублей 10 и дороже. Такой рюкзак лучше покупать тем, кто уже побывал в нескольких походах и намерен всерьез заниматься туризмом.

Много неудобств в пути могут доставить неправильно по­догнанные лямки. Слишком короткие врежутся в плечи, да и рюкзак могут поднять так, что он лишится опоры на пояснице. Слишком длинные опустят рюкзак вниз — это тоже неудобно. Опытный турист сразу почувствует, хороши ему лямки или нет, а новичку рекомендуется, уложив рюкзак, обязательно по­пробовать несколько раз укоротить и удлинить лямки, чтобы подобрать наиболее удобную для себя длину. В случае необ­ходимости лямки надо укоротить, проделав новые отверстия, или, наоборот, надставить, чтобы сделать длиннее.

В жаркую погоду ребята любят снять рубашку и идти об­наженными по пояс, надев рюкзак прямо на голое тело. Де­лать это не рекомендуется, даже если лямки достаточно ши­роки, хорошо подогнаны и мало беспокоят туриста. Грубая фактура рюкзачного брезента, а особенно лямок часто вызы­вает раздражение кожи плеч и спины, которое затем легко переходит в потертости. Поэтому в жаркий день лучше зака­тать рукава рубашки, выпустить ее из брюк и расстегнуть до низу.

Укладка вещей в рюкзак—очень важное умение и, кстати говоря, совсем не такое простое, как это кажется на первый взгляд. Прежде всего, надо твердо запомнить, что все вещи должны быть в рюкзаке. Между тем, нередко приходится ви­деть в походе ребят, несущих в руках палатки, ведра или хо­зяйственные сетки. Руки должны быть свободны от груза для того, чтобы пользоваться компасом, чтобы вынуть карту или блокнот, чтобы отвести ветки, когда идешь по лесу, чтобы при­держиваться или страховаться при преодолении встречающих­ся в походе препятствий, наконец, чтобы при необходимости подать руку товарищу.

Почти все понимают, что, собирая рюкзак, надо, прежде всего, уложить к спине мягкие вещи — одеяло, куртку, свитер т. д. Но далеко не все знают, что мало расстелить их рав­номерно вдоль всей спины. Надо, чтобы внизу спины образо­вался небольшой мягкий валик. Тогда вес груза распределится между плечами и поясницей. Иначе рюкзак будет сильно от­тягивать плечи.

Рис. 3. Укладка рюкзаков: а, б — неправильно; в — правильно.

Иногда ребята набивают рюкзак так, что он становится похожим на шар. Мести такой рюкзак очень неудобно — место соприкосновения со спиной слишком мало. Надо стараться, чтобы рюкзак широко прилегал к спине. Поэтому важно сле­дить за тем, чтобы вещи в средней части не занимали по объему больше места, чем в нижней и верхней, тогда рюкзак не приобретает шарообразной формы. Иногда бывает, что шаро­образную форму рюкзак принимает из-за того, что остались незаполненными нижние углы рюкзака, к которым крепятся лямки. Тогда туда можно положить какие-то мелкие мягкие вещи — запасные носки, например. Но бывает и такое: рюкзак уложен вроде бы правильно, а все равно получился похожим на надутый мяч. В этом случае достаточно немного примять его коленом или побить рукой в средней части, и он примет нужную форму.

Очень часто рюкзак бывает неудобным для переноски из-за неумелого распределения тяжестей внутри рюкзака. Пока юный турист не приобрел опыта в укладке рюкзака, можно: воспользоваться следующими советами.

Тяжелые вещи лучше класть вниз, а не сверху и ближе к спине, а не снаружи (конечно, не забывая про мягкую про­кладку вдоль спины). Если в рюкзаке остается пустое место, то свободное пространство следует заполнять, укладывая вещи друг на друга, чтобы рюкзак «рос» вверх, а не в ширину. Укладывая рюкзак, надо помнить, что в результате тряски, возникающей при ходьбе, неплотно уложенные вещи начинают смещаться. Вот один из типичных случаев. Кастрюля или ведро, находящиеся в рюкзаке, в нижней части довольно плотно обложены вещами, а в верхней сравнительно свободном (рис. 3,а). Через некоторое время верхняя часть ведра начнет заваливаться назад, и край дна врежется в спину туристки (рис. 3,6). Это же может произойти с пачками сахара, поставленными вертикально, топорами и т. д. Чтобы ничего подобного не происходило, надо соблюдать два правила. Во-первых, стараться уложить вещи, учитывая их центр тяжести, так, чтобы предметы при ходьбе не смещались. Скажем, в приведенном примере ведро можно было бы положить горизонтально (рис. 3,б). Во-вторых, надо уложить вещи так, чтобы они рас­пирали друг друга, взаимно удерживаясь в приданном поло­жении.

Не надо бояться туго набивать рюкзак и засовывать неко­торые вещи, прилагая усилие. Снаружи хорошо видно, где бре­зент рюкзака натянут и ничего больше не поместится, а куда можно положить еще что-нибудь.

Если в рюкзаке не хватает места и приходится некоторые вещи привязывать снаружи, их лучше крепить поверх рюкзака, скажем под клапаном, либо снизу под дном рюкзака. Между тем многие ребята в походе стараются укрепить их, цепляя к клапанам и застежкам наружных карманов.

В таком положении даже пустое ведро станет сильно оттяги­вать рюкзак, и он будет казаться намного тяжелее, чем на са­мом деле.

Вообще не следует избегать переноски вещей под клапаном. Туда удобно положить куртку, рубашку или плащ, чтобы они были под рукой. На первый взгляд кажется, что эти вещи мо­гут легко выпасть оттуда. Но эти опасения не оправданы. Не­которые опытные туристы предпочитают укладывать вещи не прямо в рюкзак, а размещать их (или хотя бы часть их) в от­дельных мешочках. Скажем, одеяло и носильные вещи кладут в один мешок; носки — в другой, поменьше; всякая мелочь — записная книжка, почтовые открытки, носовые платки — в тре­тий. При подобной укладке в рюкзаке больше порядка, легче найти нужную вещь, да и на сборы рюкзака уходит меньше времени. Но зато в рюкзаке помещается меньше вещей, чем при сплошной загрузке, потому что мешочки не позволяют полностью использовать пространство между крупными ве­щами.

Наконец, укладывая рюкзак, надо иметь в виду, какие из вещей могут понадобиться в дороге или на привале в первую очередь. Нет смысла, например, убирать далеко в глубь рюк­зака ту посуду, которая нужна на дневном привале. Зато весь сахар, например, кроме одной расхожей пачки, можно спря­тать на самое дно.

Наружные карманы рюкзака можно использовать по-раз­ному. Некоторые туристы советуют постоянно держать там мелкие вещи, которые могут легко затеряться в рюкзаке, на­пример туалетные принадлежности или индивидуальную посуду. Другие не рекомендуют делать карманы постоянным мес­том хранения каких-либо определенных вещей, а класть туда то, что может, судя по обстановке, понадобиться в пути. Если мы выходим рано, по холодку, но день предвидится жаркий, лучше положить туда косынку или панаму, если день пасмур­ный — то плащ. Дежурный или костровой положит туда упа­кованные в непромокаемую обертку спички и растопку, а тот, чья очередь вести дневник, положит его туда вместе с каран­дашом и ножиком,

В конце концов, у каждого, опытного туриста вырабаты­вается своя система укладки рюкзака.

Мелочи.

После того как мы рассмотрели основные части индивидуального снаряжения туриста (одежду обувь, спальные принадлежности, рюкзак), остановимся на ряде отдельных предметов, так называемых мелочах. Пусть толь­ко это не настраивает читателя на то, что в этом разделе пойдет речь о вещах второстепенных или даже необязатель­ных. В походе важна, как известно, любая мелочь.

Итак, первая такая мелочь — спички. Без спичек не может пройти ни один поход. Утрата спичек в сколько-нибудь слож­ном походе — это тяжелый случай, иногда трагедия. Об упа­ковке и хранении спичек подробно рассказано в разделе «Раз­ведение костра под дождем», здесь же упоминается о них толь­ко ради полноты перечня личного снаряжения.

Далее — индивидуальная посуда. Это кружка, миска, лож­ка, нож. Кружки и миски лучше всего эмалированные. Алюми­ниевая посуда быстро нагревается от горячей пищи, ее трудно держать. Можно, конечно, как делают некоторые, обмотать ручку кружки изоляционной лентой, но ведь кружка неудоб­на еще и тем, что обжигает губы. Полиэтиленовая посуда, ко­торая часто продается в туристских отделах универмагов, еще меньше подходит для похода, чем алюминиевая. Она тоже сильно нагревается да еще под влиянием нагрева теряет жест­кость и требует осторожного обращения. Неудачно взяв в ру­ки такую миску или кружку, можно вылить ее содержимое себе на ноги.

А вот алюминиевая ложка целиком оправдала себя в походах. Она даже вытеснила популярную когда-то деревянную, которая иногда колется. Очень хорошо, если при сборах в поход один или два человека возьмут с собой по две ложки. Практика показывает, что ложка — это именно тот предмет, который юный турист чаще всего оставляет дома или забывает на привале. Вместо миски в поход можно взять котелок — солдатский или выпускавшийся одно время у нас котелок co

вставлявшейся внутрь него флягой.

Нож требуется в походе не только для того, чтобы нарезать хлеб или намазать масло. Очень часто им нужно открыть кон­сервы, нащепать лучину, выстрогать мешалку для варящейся каши. Значит, миниатюрные перочинные ножи, предназначенные для карандашей, не очень удобны в походе. Неплохо зарекомендовал себя в походах пятирублевый складной охотни­чий нож. Помимо основного лезвия, он имеет отвертку, штопор, шило и лезвие для открывания консервов. Правда, у него желательно сточить экстрактор, предназначенный для извлече­ния стреляных гильз. Туристу он не нужен, а в кармане цепля­ется и рвет материю. Имея один такой нож на 3—4 челове­ка, можно обойтись наличием у остальных участников похода только перочинных ножей. В охотничьих магазинах и магазинах «Рыболов-спортсмен» можно найти несколько других ти­пов ножей, пригодных для похода. Нужно только, чтобы у него было достаточно большое лезвие, чтобы нащепать, например, лучину. На худой конец годятся и кухонные ножи, продаю­щиеся в хозяйственных магазинах, но к ним нужно делать самодельные ножны. Разумеется, нож должен быть перед похо­дом наточен. В небольших походах нож не обязательно иметь каждому участнику; вполне достаточно, если он будет у каж­дого второго или третьего.

Фляга и термос — предметы, не обязательные в походе. В группе новичков вообще не следует брать их с собой. Вися­щая на поясе фляга с водой вызывает непреодолимое желание напиться во время переходов по жаре, а именно этого-то и нельзя делать. Оправдывает себя фляга в походах выходного дня, глубокой осенью, при выездах с вечера на ночь. Темнеет в это время года рано, и от станции до воды приходится дол­го идти в полной темноте. Если же все участники группы взя­ли с собой фляги с водой (или плотно закрывающиеся бутыл­ки), то остановиться на ночлег можно в любом месте, где есть дрова.

Из фляг наиболее удобна для похода алюминиевая армей­ская фляжка. Продающиеся в магазинах полиэтиленовые фляги часто обладают резким неприятным запахом, устранить который не удается ничем.

Термос сравнительно редко используется в походах. Во-первых, хранить что-то горячее в термосе имеет смысл только в холодное время года. Во-вторых, термос требует очень бе­режного обращения, так как стеклянная колба внутри термоса легко бьется. Поэтому как не заманчива перспектива в холод­ный день выдать всем в середине перехода по стаканчику теп­лого кофе или какао, следует помнить, что, скорее всего, термос из похода не вернется.

Туалетные принадлежности — полотенце, мыло, зубная паста и щетка — особых комментариев не требуют. Заметим только, что зубной порошок неудобен для похода, паста пред­почтительнее. В длительных походах хорошо иметь на группу кусок хозяйственного мыла—для стирки. Хранить туалетные принадлежности удобно в полиэтиленовых пакетах.

Блокнот — не обязательная, но крайне желательная вещь в походе. Завести его лучше всего еще при подготовке к походу. В него записываются все поручения, которые дает руково­дитель, нужные адреса и телефоны, всякие сведения, вроде времени отправления поездов или стоимости проката. Сюда жe удобно записать примерные списки снаряжения, диктуемые Руководителем, а затем перед сбором — список вещей, котоpые надо взять из дома. После распределения общественного груза в блокнот записывают продукты, которые будут в рюкзаке. Завхоз записывает в свой блокнот рацион, предполагаемую фактическую выдачу продуктов; ответственный за снаряжение — кому что было выдано. Все эти записи, конечно, можно делать и на отдельных листах, но они легко теряются в предпоходной суете, а в походе треплются, рвутся. Кстати, многие из этих записей пригодятся и для дальнейших походов.

Блокнот должен иметь твердую обложку и страницы до­статочно большого формата — примерно по размерам кармана куртки или наружного кармана рюкзака. Миниатюрные запис­ные книжки для походных целей не годятся. В походе блокнот нужно беречь от сырости, для чего следует сразу завести для него полиэтиленовый мешочек или хотя бы обертку.

Ко␼пас обычно считается предметом группового снаряже­ния, но тем, кто хочет по-настоящему заниматься туризмом, покупки компаса не избежать.

Фотоаппарат тоже можно считать предметом группового снаряжения. Однако берет его из дома и работает с ним обычно сам владелец. Кроме этого, нужно обязательно брать свето­фильтры и запас кассет с пленками различной чувствительнос­ти. Разумеется, при подсчете груза вес всего фотохозяйства учитывается как вес коллективного снаряжения.

Если поход достаточно продолжительный, то следует иметь с собой несколько открыток или конвертов с бумагой и на­клеенными марками. Отправив юных туристов в поход, роди­тели, как правило, начинают волноваться за них. Чтобы написать несколько успокоительных слов на открытке, нужно не более двух-трех минут, зато родители будут спокойны.

Далее, в число личных вещей включают носовые платки (их почему-то часто забывают), несколько английских була­вок, а на сколько-нибудь длительный поход — запасные шнур­ки, стельки и мазь для обуви. Их, правда, можно взять не всем участникам похода.

Затем следуют сугубо индивидуальные вещи. Тем, кто по­стоянно носит очки, следует взять с собой запасные в жестком футляре. Взрослые туристы, продолжающие путешествовать в зрелом возрасте, иногда берут с собой нечто вроде маленькой индивидуальной аптечки, если они знают за собой какие-то не­дуги, против которых обычно не бывает средств в общей по­ходной аптечке.

Ребятам — может быть, за исключением тех, у кого имеют­ся отклонения в здоровье и кто путешествует со специального разрешения врача — такие аптечки создавать обычно не нуж­но. Но отдельные предметы иногда стоит взять. Скажем, тем, кто сравнительно недавно подвернул ногу и боится повторения этого в походе, следует взять с собой эластичный бинт или - голеностопник; тем, кто легко обгорает на солнце, — специаль­ную мазь или крем, продающиеся в аптеках; те, у кого образу­ются заусеницы, могут взять с собой маникюрные ножницы; у кого кожа на руках трескается от воды — детский крем.

В заключение несколько практических советов. Во-первых, все туристское снаряжение следует хранить дома в одном месте, чтобы при сборах в поход не метаться по всей квартире в поисках какой-нибудь запропастившейся вещи. Во-вторых, даже в однодневный поход рюкзак надо укладывать накануне вечером, а не утром за час до выхода. У туриста-новичка укладка рюкзака всегда может затянуться на лишние полчаса. Опоздания юных туристов к месту сбора обычно бывают связа­ны именно с этим. В-третьих, собирать вещи для похода нужно обязательно по списку, не полагаясь на свою память. Список составляется за день-два до похода, чтобы было время до­полнить его, если что-то не пришло в голову и оказалось за­бытым. Укладывая вещи, надо. контролировать себя по списку, отмечая, что взято, а что — нет.

Групповое снаряжение

Палатка

Сейчас в магазинах появилось большое число самых разнообразных палаток. Односкатные, двухскатные, имеющие форму конуса, с тентом и без него, с каркасом и без каркаса — короче говоря, трудно даже пере­числить все встречающиеся варианты. Но, тем не менее, основ­ным до сих пор остается один тип туристской палатки — бре­зентовая, бескаркасная, двухскатная палатка, напоминающая небольшой домик. Таковы наши старые отечественные палат­ки «полудатки», «памирки» и более новые палатки, освоен­ные промышленностью в последние 8—10 лет.

В прокате чаще всего имеются именно такие палатки. Они были и остаются основными в походной практике наших ту­ристов.

4. Туристская палатка: /—конек; 2—боковой скат; 3—крыло; 4— боковая стенка; 6проушины.; 6 — пол; 7 — опорная стойка; 8 — оттяжки; 9 — люверс.

«Полудатка» (рис. 4) изготовляется чаще всего из плащ-палаточното брезента, реже — из водоотталкивающей ткан. Крыша и стенки сделаны из одного материала, пол — также, а иногда из более тяжелого брезента. В зависимости от этого вес палатки колеблется от 5 до 6 кг. Высота палатки (с т пола до конька) 1,5 м. Площадь пола 2х1,5 м. Считается, что в палатку помещается 3—4 человека. Практически в нее мож­но уложить 4—5 человек. Если же поставить палатку пониже, то иногда удается уложить и шестого. Правда, в этом случае спать в палатке очень тесно: все спят на боку, а при необхо­димости повернуться на другой бок делают это все одновре­менно.

Палатка «памирка» весит примерно 3 кг. Пол и крыша её изготовляются из прорезиненного перкаля, стенки — из водоотталкивающей ткани. Высота палатки под коньком 1,2 м, площадь пола 2X1,3 м. Обычно в «памирку» помещается 4 чело века. В случае крайней необходимости можно улечься и впятером, но при этом будет так же тесно, как вшестером в «полудатке». Обе палатки применяют не только туристы, но и альпинисты и, вообще-то говоря, они считаются альпинистскими.

В последние годы наша промышленность выпустила ряд палаток, объединяемых названием «Палатка туристская». Среди них есть двухместные (например, «Москвичка»), двух-, трехместные (МГ-049-393 и МГ-048-381), четырехместные (МГ-49-82). Однако тот факт, что некоторые из них значатся по паспорту двухместными, а некоторые двух-, трехместными ровным счетом ничего не означает. Так, палатки МГ-049-393 ж МГ-048-381 имеют площадь пола 1,75х1,45 м при высоте 1,5 м|1 В то же время значащаяся двухместной палатка «Москвичка» имеет площадь пола 1,9х1,5 м при высоте 1,4 м. Иными словами, вместимость этих палаток примерно одинакова, у «Москвички» она даже чуть больше. Палатки, значащиеся четырехместными, имеют площадь пола 2Х1,8 или 2х1,75 м при высоте 1,73—1,8 м. К недостаткам этих палаток следует отнести слишком большой вес, палаточная ткань легко впитывает воду и медленно ее испаряет. По своей конструкции все эти палатки представляют собой несколько измененные варианты «полудатки», причем часто ничем не оправданные. Во многих из них заметно увеличена высота боковых стенок. В результате этого очень трудно добиться, чтобы при натягивании палатки н, этих стенках не было складок и морщин. Заодно, по существу ликвидированы крылья, которые у «полудатки» и «памирки прикрывают боковые стенки. Поэтому в случае плохой погод) боковые стенки намокают от дождя, а вода с них стекает на дно палатки. Зато оказалось возможным проделать в боковых стенках некоторых из палаток продолговатые окошки. Видимо, авторы этих конструкций слишком буквально поняли выражение «палатка — дом туриста» и решили, что во бсяком доме должны быть окна. В некоторых палатках для оттяжек использованы толстые пеньковые веревки, которые быстро на­мокают, а сохнут значительно дольше, чем сама палатка. Их просто-напросто надо заменить, если палатка не взята напро­кат. Стоимость таких палаток колеблется от 37 руб. для двух­местных до 85—100 руб. для четырехместных. У опытных ту­ристов такие палатки не пользуются популярностью. Однако, несмотря на все критические замечания, следует признать, что путешествовать с такими палатками лучше, чем вообще без них или чем пытаться изготовить что-то своими силами, не имея туристского опыта.

О том, как надо обращаться с палатками, будет идти речь ниже, в главе, посвященной разбивке туристского бивака. Там же будет рассказано о металлических колышках и разборных стойках для установки палатки, об использовании тента или полиэтиленовой накидки, предохраняющей палатку от промо­кания в случае дождя.

Топор является обязательным предметом группового снаряжения в любом походе. Лучше все­го для похода брать настоящий плотничий топор. Он достаточ­но универсален. Готовясь к походу, надо посмотреть, в поряд­ке ли он. Прежде всего, топор не должен иметь зазубрин, за­усениц и быть хорошо наточен. Грубую заточку делают на наждачном круге, а затем острие доводят на бруске и оселке. Тому, кто сам не умеет это делать, надо отнести топор в мас­терскую. При этом следует предупредить мастера, что топор нужен для рубки деревьев, а не для плотничьих работ. Дело в том, что для плотничьих работ лезвие топора затачивается очень тонко.

Во время рубки дрог при ударе по крепким сучкам на лезвии легко могут появиться крупные зазубрины и топор выйдет из строя.

Далее, надо посмотреть, хорошо ли топор посажен на топо­рище. Очень часто топорища, продающиеся в магазинах, бы­вают недостаточно высушены, и поэтому при длительном хра­нении дома когда-то хорошо насаженный топор часто начи­нает «гулять» на топорище. Работать таким топором небез­опасно. Его надо расклинить, забив деревянный или металли­ческий клин в торец топорища. Направление расклинивания выбирается сообразно тому, в каком направлении болтается топор. Деревянный клин нужно изготавливать из плотной су­хой древесины и затесывать не очень круто, чтобы он не выле­зал обратно. При этом надо следить за тем, чтобы взаимоположение топора и топорища не нарушилось. Что под этим име­ется в виду? Обычно плотничий топор насаживается таким образом, что, будучи поставлен на лезвие, он примерно на два пальца поднимает пятку топорища над плоскостью, на которой стоит. Если топорище длинное (например, 60—70 см вместо обычных 50 см), то вполне допустимо, чтобы пятка топорища опустилась ниже или даже коснулась плоскости, на которой стоит лезвие (это не страшно — и та­ким топором будет удоб­но работать). Но нельзя допу­скать, чтобы оно оказа­лось высоко над этой плоскостью. Кроме того, на­до следить за тем, чтобы топор не был завалей вбок. Чтобы оценить это, нужно поднести перевернутый топор к глазу и проследить, лежат ли оба конца лезвия и пятка топорища на одной прямой (рис. 5).

Рис. 5. Насадка топора: а — правильно; оба конца лезвия и пятка б,— неправильно,

Если лежат, значит, топор посажен правильно, если нет — неправильно. Если то, что топор сидит на топорище неплотно, выясни­лось только накануне похода, когда уже поздно заниматься расклиниванием, его нужно поставить на ночь в воду. За ночь древесина разбухнет, и топор сядет значительно плотнее. Надо помнить только, что замачивание топора — временная мера. Как только топорище просохнет, топор снова начнет качаться на нем.

Для переноски в рюкзаке каждый топор должен быть обязательно зачехлен. Чехол можно изготовить, сложив пополам кусок толстой кожи или брезента и сшив его или проклепав по краям. Удерживается такой чехол на топоре с помощью пришитой посередине резинки (рис. 6).

Рис. 6. Простейший чехол для топора.

Можно сделать чехол из куска шланга со стенками в 2—3 мм толщиной. На нем де­лается продольный разрез, не доходящий 2—3 см до краев.

В этот разрез и вставляется лезвие топора. Такой чехол удерживается на топоре с помощью надеваемой поверх резинки.

Можно изготовить чехол по образцу тех, в которых продаются цельнометаллические охотничьи топорики. Он красивее oписанных выше примитивных чехлов, но сложнее в изготовлении. На биваке, когда топоры вынимают из чехлов, юные туристы почему-то обычно бросают чехлы на землю и вспоминают о них только на другой день. В итоге одного-двух чехлов не хватает. Следует завести твердое правило: снятый с топора чехол кладется всегда в одно и то же место, удобнее всего — карман рюкзака, в котором несли топор.

Спорным является вопрос об использовании в походе маленьких топориков. Мнения даже опытных туристов по этому вопросу расходятся. Одни считают, что маленькие топорики вообще ни к чему в походе (работать, как следует ими нельзя, значит, незачем и брать). Другие полагают, что можно обой­тись ими одними. На практике же все зависит от условий, в которых проходит поход. В большом походе маленькими топорами, конечно, не обойдешься. Тут берут то­поры обычно из расчета один на трех чело­век и, как правило, только большие. Лишь иногда один из этих топоров заменяется ма­леньким. Опытные туристы обычно привы­кают к своему топору и берут его с собой даже в воскресные походы. С другой сторо­ны, в однодневном походе в жаркую летнюю пору, когда вряд ли придется рубить что-нибудь, кроме хвороста, большие топоры не обязательны. В такие походы берут топоры из расчета один на 4—5 человек и, действи­тельно, часто обходятся одними маленьки­ми. Поэтому в походы юных туристов, по­жалуй, лучше всего брать в какой-то про­порции и те и другие топоры. Чем сложнее поход, тем больше нужно взять больших топоров, чем он проще — тем больше ма­леньких.

Многие предубеждения против использования в походе ма­леньких топориков основаны на том, что имеющиеся в прода­же топорики часто бывают плохого качества. Лучше других зарекомендовали себя так называемые охотничьи цельнометал­лические топорики с резиновой рукояткой. Хотя опытные путешественники и в них усматривают недостатки, все же это, по­жалуй, единственный вид маленьких топоров, которые можно безоговорочно рекомендовать юным туристам.

Компасы

Важным видом туристского снаряжения явля­ется компас. Считается, что 2—3 компасов на группу вполне достаточно. Действительно, таким количеством компасов можно обойтись в походе. И все-таки нужно стре­миться к тому, чтобы каждый турист имел свой компас. Если человек хочет научиться ориентироваться на местности — а без этого умения нельзя стать настоящим туристом, — то он должен использовать каждую возможность для тренировки. Юные ту­ристы почему-то считают, что такой возможностью располагает только тот, кто в данный момент ведет группу. Неверно. Такая возможность есть у всех членов группы. Надо только перед выходом или на привале попросить карту, посмотреть, куда предполагается прийти за данный переход, расспросить веду­щего о намеченной линии движения и потом, во время перехо­да, следить за направлением движения группы, за окружаю­щей местностью, пытаясь представить себе, где в данный мо­мент находится группа. Когда что-нибудь непонятно, нужно об­ращаться с вопросом к ведущему или руководителю группы. Такая практика способствует развитию умения ориентировать­ся. Для этого и необходим свой компас.

Рассмотрим основные типы компасов, которые могут встре­титься юному туристу. Это полевой компас Адрианова, школьный (или обычный) компас, туристский компас, жидкостный компас. Компасы, выпускаемые в виде брелоков, вделанные в браслеты для ручных часов, являются красивыми безделуш­ками и для ориентирования на местности непригодны.

Полевой компас Адрианова пользуется наибольшей попу­лярностью среди туристов. Он надежен, удобен в обращении, портативен. Цена деления на лимбе этого компаса равна 3°. Следует заметить, что шкала на лимбе подписана не только в градусах, но и в тысячных, т. е. в единицах, применяемых в артиллерийских и стрелковых угломерных приборах. Причем счет градусов идет по часовой стрелке, счет тысячных — против, Это иногда смущает начинающих туристов. Но нужно запомнить, что на тысячные просто не следует обращать внима­ния — ими турист никогда не пользуется. Все отсчеты ведутся в градусах: значит, надо смотреть только на нижний, располо­женный ближе к центру ряд цифр — 15, 30, 45 и т. д. (градус­ная шкала подписана через 15°). Нулю отсчета соответствует белая черта на лимбе.

Стеклянная крышка компаса может вращаться, на ней уста­новлено визирное приспособление, состоящее из прорези и мушки. Им соответствуют два указателя, укрепленных на внут­ренней стороне крышки. С помощью этого приспособления удобно следить за выдерживанием правильного направления, установив указатели на нужное деление на лимбе. Эти указа­тели, а также северный конец стрелки и отметки «Север», «Юг», «Запад», «Восток» на лимбе покрыты специальным составом. Если подержать компас на ярком солнечном или элект­рическом свете 15—20 минут, этот состав будет светиться в темноте, что облегчает работу с компасом ночью.

Сходное устройство с Адриановским компасом имеет школьный компас. По существу, он представляет собой упрощенный вариант этого компаса. Крышка школьного компаса не вращается и визирного приспособления не имеет. Поэтому при выдерживании направления строго по азимуту рекомендуется по­верх стеклянной крышки класть спичку так, чтобы она прохо­дила через требуемое деление на лимбе и центр компаса (точ­ку, вокруг которой вращается стрелка). Светящихся частей этот компас не имеет. Но главное неудобство для новичков представляет оформление магнитной стрелки. На Адриановском компасе она выполнена так, что ни у кого не вызывает сомнений, какой конец указывает на север. На школьном ком­пасе стрелка совершенно симметрична и два конца ее отлича­ются только цветом. Синий указывает на север, красный — на юг. Между тем юные туристы, привыкнув к тому, что на над­писях и указателях красным цветом обычно выделяется наиболее важное, часто считают, что красный конец стрелки должен указывать на север. Все описанные упрощения в конструкции компаса связаны с тем, что он предназначен для использования в школе в учебных целях, а не для ориентирования на ме­стности. Тем не менее, за отсутствием других компасов, он мо­жет быть использован и в походе.

Туристский компас представляет собой вариант артилле­рийского компаса АК, увеличенный до размеров небольшого блюдца. При этом точность отсчетов по компасу не возросла. Цена деления этого компаса 5°, а не 3°, как у компаса Адрианова. Вследствие своих размеров он плохо помещается в кар­мане, а из-за большого веса попросту мешает. Из всех компа­сов, пригодных для использования в походе, он является, без­условно, наименее практичным.

Единственная особенность этого компаса, которую, может быть, можно считать преимуществом, — это наличие зеркала на внутренней стороне откидной крышки. Зеркалом пользуются при определении направления на видимые предметы. Если, пользуясь Адриановским компасом, поднести визирное приспо­собление на уровень глаза, то при этом легко может случить­ся, что северный конец стрелки незаметно сместится в сторо­ну от нуля на лимбе. При повороте крышки обычно приходит­ся прилагать небольшое усилие, и этого бывает достаточно, чтобы вызвать такое нежелательное смещение. Если же дер­жать компас ниже уровня глаз, то тогда, конечно, совмещение стрелки с нулем отсчета остается под контролем, но линия взо­ра при этом не проходит точно через мушку и прорезь, а зна­чит, точность определения направления уменьшается. Прихо­дится пускаться на разные ухищрения, чтобы добиться нужно­го результата. При работе с туристским компасом эта задача существенно упрощается. Визируется нужный предмет через прорезь, мушку и отверстие в откидной крышке, а самой крышке придается такое положение, чтобы в зеркале было видно, совмещена магнитная стрелка с нулем на лимбе или нет.

На первый взгляд может показаться, что это важное пре­имущество перед компасом Адрианова. На деле же туристам крайне редко приходится прибегать к определению точного на­правления на видимый предмет.

Наконец, заслуживают также внимания получившие рас­пространение жидкостные компасы «Спорт-3», изготовленные в ГДР (рис. 7).

Рис. 7. Жидкостный компас «Спорт-3»: / — магнитная стрелка; 2 — резервуар с жидкостью («колба»); 3—масштабная шкала; 4—направляющие линии;

5—лимб, подписанный в градусах; б—риски для определения направле­ния движения; 7 — миллиметровая шкала; 8 — увеличительное стекло; 9 — шайба-шагомер.

Хотя в основном этот компас предназначен для использования на соревнованиях по ориентированию, он вполне может применяться и в туристских походах. Такой компас об­ладает двумя достоинствами. Первое заключается в исключительно высокой устойчивости магнитной стрелки. При сотрясении компаса, во время ходьбы, и даже бега колебания ее минимальны. Это достигается тем, что круглая коробка («кол­ба»), в которой помещена стрелка, наполнена жидкостью. От­сюда и название «жидкостный компас». Второе достоинство за­ключается в том, что определение нужного направления (ази­мута) по карте и установка компаса на нужный азимут состав­ляют одну операцию.

Для этого опорная плита компаса прикладывается на карте к линии, соединяющей начальную и конечную, точку маршрута. При этом значок Л, который показан на масштабной шкале, должен совпадать с начальной точкой. После этого «колбу», внутри которой находится магнитная стрелка, вращают так, чтобы направляющие линии, находящиеся на дне «колбы», установились параллельно меридиану карты. Нулевое деление лимба, который вращается вместе с «колбой», должно при этом совпадать с северным направлением карты. Этим вся операция и заканчивается. Деление лимба, которое оказалось против средней направляющей линии опорной плиты, дает числовое значение азимута, а если компас развернуть так, я чтобы северный конец магнитной стрелки остановился между двумя установленными рисками, показанными на дне «колбы», то аналогичные риски на опорной плите будут указывать нужное направление движения. Обладает этот компас еще рядом приспособлений, делающих его удобным для соревнований по ориентированию. Шкала, нанесенная вдоль длинного края опорной плиты, выдержана в масштабе 1 : 25000. Это обычный масштаб карт, применяемых в соревнованиях по ориентированию. Значит, измерив с помощью масштабной шкалы расстояние по такой карте, ориентировщик сразу получает его в метрах и километрах. Исключается операция перевода в уме расстояний на карте в расстояние на местности, а это экономит драгоценные для соревнований секунды. Впрочем, имеется и обычная миллиметровая шкала, которая нанесена вдоль короткого края опорной плиты. В середину опорной плиты вделана трех с половинойкратная лупа, дабы облегчить рассматривание мел­ких деталей на карте. Имеется шайба-шагомер, которая облег­чает запоминание пройденного числа шагов, если ориентиров­щик пользуется этим способом оценки пройденного расстоя­ния.

Все эти преимущества компаса «Спорт-3» в полной мере выявляются на соревнованиях по ориентированию, но малозна­чимы в условиях туристского похода, за исключением, конечно, главного — устойчивости магнитной стрелки. Недостаток ком­паса — отсутствие тормоза у магнитного устройства и доволь­но большие габариты. Он, конечно, не так громоздок, как туристский компас, но все же не отличается портативностью адриановского.

Любой компас следует периодически проверять. Для этого надо положить его горизонтально, дать стрелке успокоиться и заметить деление, возле которого она остановилась. Потом под­нести к компасу какой-то металлический предмет, чтобы вывес­ти стрелку из равновесия, и быстро убрать его. Если после ря­да колебаний стрелка остановится возле прежнего деления, значит, компас работает правильно, если нет — лучше заменить его другим. В походе компас, если им не пользуются, должен всегда стоять на тормозе. Когда кончают работать с компасом, то сначала надо поставить стрелку на тормоз, а уже потом как-то перемещать его (опускать руку, убирать в карман и т. д.). Несоблюдение этого правила ведет к быстрому изнашиванию компаса и выходу его из строя. Адриановский ком­пас продается со вдетым ремешком, а школьный имеет про­ушины для ремешка. Поэтому юные туристы любят надевать их на руку, подобно ручным часам. Однако пользоваться при­крепленным к руке компасом, как правило, неудобно. Лучше держать его за ремешок, надетым на пальцы, или надеть на длинном шнуре на шею.

Посуда для приготовления пищи

К числу предметов группового снаряжения относится также посуда для приготовления пищи.

За исключением однодневных походов, где ре­шено ограничиться приготовлением чая, в поход рекомендует­ся брать три различные емкости, чтобы можно было одновре­менно готовить на костре первое, второе и третье блюдо. Что это за емкости — кастрюли, ведра или котелки, зависит от численного состава группы. Необходимо, чтобы на каждого че­ловека в итоге приходилось 1,5—2 л посудной емкости.

Если решено взять в поход кастрюли, желательно подоб­рать их таким образом, чтобы они могли входить одна в дру­гую. К ним заранее приспособить проволочные дужки для под­вешивания над огнем или, лучше, металлические цепочки, ко­торые не мешают вкладывать кастрюлю в кастрюлю. Кастрюли с одной ручкой мало подходят для похода: ручка мешает при укладке кастрюли в рюкзак, а закреплять дужку или цепочку не за что. Конечно, в принципе такую кастрюлю можно пере­оборудовать для похода, удалив ручку и проделав отверстия для дужек, но, разумеется, лишь в том случае, если кастрюля была приобретена специально для похода. Кстати, кастрюли, взятые из дома, довольно часто становятся для юных туристов источником домашних неприятностей. Каждая хозяйка привы­кает к своим кастрюлям, и, отдавая одну из них в поход, на­деется получить ее назад в том же блеске, в каком она хра­нится на полке. Между тем на костре кастрюля покрывается копотью, а полностью отчистить ее не всегда удается, да и за­нимает это много времени. При переноске в рюкзаке кастрюля может слегка деформироваться, например, если кто-нибудь ся­дет на рюкзак во время привала. Одним словом, домой часто возвращается кастрюля, потерявшая прежний вид. Поэтому рекомендуется в числе первых предметов снаряжения приоб­ретать и посуду для варки, которая будет использоваться ис­ключительно в походах.

Лучше всего покупать большие алюминиевые кастрюли. В поход их берут обязательно с крышками — так пища варит­ся значительно быстрее. Дужки надо сделать достаточно широ­кими, чтобы они не мешали закрывать кастрюлю крышкой.

Для многочисленной туристской группы бывает целесооб­разным взять в поход не кастрюли, а ведра. Лучше всего брать ведра из белой жести или алюминиевые. Оцинкованные ведра не рекомендуется брать из-за опасности отравления, эмалированные — из-за того, что при неравномерном нагрева­нии на огне эмаль может потрескаться и ее кусочки могут по­пасть в пищу. Ведра цилиндрической формы удобнее кониче­ских. В последних несколько медленнее «доходит» пища, а глав­ное — они неудобны при переноске в рюкзаке. Хорошо, если есть возможность подобрать к ведрам крышки.

Годные для использования в походах кастрюли и ведра продаются в хозяйственных магазинах. Продающиеся в спор­тивных магазинах алюминиевые котлы с треногами, предназначенные для туристов, лучше не брать в походы. Во-первых, на треноге можно подвесить только один котел: поэтому для при­готовления обеда из трех блюд надо разводить три отдельных костра. Во-вторых, высота треноги настолько мала, что кос­тер можно поддерживать только мелкими сучьями, сколько-нибудь крупные дрова уже не подходят. Это значит, что нель­зя развести более или менее сильный огонь, у которого в хо­лодное время можно сушиться, греться и одновременно гото­вить пищу. В-третьих, котел выпускается без крышки, а это удлиняет срок приготовления пищи. В-четвертых, у котла сде­лано сферическое дно: поэтому при составлении с огня на . землю он легко опрокидывается. Хорошо, если при этом никто не обварит ноги и дело окончится только пропавшей пищей. Наконец, в-пятых, металлическая тренога довольно долго остывает и неудобна для переноски в рюкзаке. Короче говоря, обыкновенная хозяйственная посуда значительно лучше подхо­дит к условиям похода, чем туристские котлы с треногами.

Наиболее удобна в походе самодельная посуда. Опытные туристы после многочисленных проб пришли к довольно едино­душному мнению, что лучше всего, в походе иметь набор из трех помещающихся одна в другую кастрюль, каждая из ко­торых напоминает по форме солдатский котелок, но имеет увеличенные размеры. В качестве примера можно привести набор, предложенный туристом В. И. Фроловым (См. альманах «Ветер странствий», вып. 1. М., Физкультура и спорт, 1965, с. 21.).

Каждая ка­стрюля изготовляется из алюминиевого сплава АМЦ. В набор входят 4 кастрюли, но в поход берутся только 3 из них. Если группа невелика, то берут 5-литровую, 6,5-литровую и 8-литро­вую. Если группа достаточно многочисленна, то 5-литровую кастрюлю заменяют 10,5-литровой.

Чтобы подолгу не чистить посуду от копоти на каждом привале, следует завести для кастрюль и ведер матерчатые чехлы. В таких чехлах посуда удобно переносится внутри рюк­зака. Некоторые туристы считают нужным брать в поход мо­чалку или поролоновую губку для мытья посуды. Пожалуй, что не обязательно. Обычно посуду можно вымыть пучком травы или еловой веткой. А вот мочалку из тонкой проволоки, которая бывает в хозяйственных магазинах, взять с собой сто­ит. У начинающих туристов на костре довольно часто пригорает пища, и отчистить потом посуду без проволочной мочалки бывает трудно.

Желательно иметь в походе половник (разливную ложку). Конечно, его можно заменить и кружкой, но кружку потом надо тщательно мыть, прежде чем из нее можно будет пить чай. Если длинная ручка половника мешает при укладке в рюкзак, ее можно без труда укоротить до желаемого размера. Очень желательно также иметь в походе кусок полиэтилена или клеенки, размером примерно 1х1 м, на которой дежурные будут раскладывать хлеб, колбасу, сахар, одним словом — «сервировать стол». Если ни у кого из участников нет складно­го ножа с лезвием для вскрывания консервов, то надо взять в поход консервный нож; открывать банки обычным ножом или топором не следует, чтобы не испортить нож или топор. Опытные туристы, дежуря у костра, обычно довольно ловко могут передвинуть или снять посуду, поправить ее, если она накренилась, накрыть крышкой или убрать ее, пользуясь небольшой палкой. Однако юным туристам, не имеющим еще по­ходных навыков, рекомендуется брать в поход пару брезен­товых рукавиц.

К числу предметов, обеспечивающих приготовление пищи, относятся также крюки для подвешивания ведер и кастрюль, металлические рогульки, самодельные таганы, трос, заменяю­щий рогульки с перекладиной. Подробное описание их дается

в разделе «Костровое хозяйство».

Медицинская аптечка

Отправляясь в поход, следует иметь с собой медицинскую аптечку. Конечно, в воскресный поход можно пойти и без всякой аптечки, подоб­но тому, как мы делаем, например, отправляясь за грибами. Но все-таки даже в этом случае лучше взять с собой какой-то упрощенный набор, например пару бинтов, марганцовку, стрептоцид. Для продолжительных же походов наличие аптечки сле­дует считать обязательным. Для группы из 6—10 человек, от­правляющейся в поход на 1—2 недели, в такой аптечке должны быть: вата стерильная—100 г, бинты стерильные—5 шт., лей­копластырь широкий—1 катушка, йод в ампулах—5—10 шт., марганцовокислый калий—10 г, спирт медицинский—200 г, нашатырный спирт — 30 г. - Из бинтов берут по 1—2 шт. широких и узких, остальные— средние. Можно взять один эластичный бинт — он лучше обыч­ных марлевых при растяжениях. Лейкопластырь употребляет­ся для заклеивания мелких ссадин, царапин, порезов. Йод слу­жит для обработки кожи вокруг раны. Следует помнить, что заливать йод в открытую рану недопустимо. Раствор марган­цовки употребляется как дезинфицирующее средство в самых различных случаях. Слабым раствором марганцовки можно промыть глаз, прополоскать горло, промывать желудок, про­дезинфицировать питьевую воду, если нет возможности ее вскипятить. В виде крепкого раствора марганцовка употребля­ется для обработки ран вместо йода. Медицинский спирт упо­требляется исключительно как наружное средство для дезинфекции, растираний, тепловых компрессов. Нашатырный спирт применяется, чтобы привести человека в чувство при обмороке, для чего нужно смочить им кусок ваты и дать понюхать по­страдавшему.

Кроме указанного, в аптечке должны быть стрептоцид бе­лый (в таблетках) —10 шт., эмульсия синтомициновая (пенициллиновая, тетрациклиновая, мазь календула и т. п.)—30 г, детский крем — 1 тюбик, сульфадимезин (норсульфазол) в таб­летках по 0,5 г—30—40 шт., тетрациклин (по 10000 ед. в таблетках) — 30—40 шт., пирамидон или анальгин — 20 табле­ток, салол с белладонной (бесалол) или висмут с белладон­ной — 20 таблеток, английская соль — 50 г, фталазол по 0,5 г — 30—40 шт. Стрептоцид, измельченный в порошок, при­меняется для присыпки ран, ссадин с повреждениями кожи, потертостей и т. д. В виде таблеток он может применяться как противопростудное и противовоспалительное средство. Синтомнциновая эмульсия — хорошее заживляющее средство для ран, ожогов, потертостей, трещин кожи и т. д. Детский крем обладает смягчающим действием в случае опрелости, потер­тости, раздражения кожи. Сульфадимезин применяется как жаропонижающее средство при ангинах и простудных заболе­ваниях. Тетрациклин при воспалительных процессах, в том чис­ле воспалении легких, воспалении ран и нарывов, желудочных заболеваниях. Пирамидон и анальгин применяются при разных видах болей — головной, зубной, возникшей в результате трав­мы и т. д. Бесалол — дезинфицирующее и слабое болеутоляю­щее средство — применяется при желудочных расстройствах. Английская соль — слабительное — применяется при запорах (1—2 чайные ложки на полстакана воды). Фталазол — желу­дочное средство, применяющееся при поносе, частом жидком стуле. В аптечке рекомендуется иметь таблетки от кашля (20 шт.) и термометр.

Походная аптечка должна быть тщательно упакована, осо­бенно если в ее состав входят бьющиеся вещи — ампулы, тер­мометр. Упаковка должна быть жесткой и непромокаемой. Лучше всего для этой цели подходят крупные жестяные короб­ки от конфет. Если большой коробки достать не удается, мож­но взять две-три маленькие. Ампулы лучше обернуть ватой. Крышка коробки должна туго закрываться. Если она легко от­крывается, следует надеть на нее кольцо из резинки. Хотя ап­течка используется в походе крайне редко, ее не надо убирать далеко.

Приведенный выше набор лекарств является лишь пример­ным. Он не исключает возможности различных замен, расши­рения или сокращения состава аптечки в зависимости от про­должительности, условий похода, численности группы и, нако­нец, медицинских знаний участников похода. Во всяком слу­чае, следует помнить, что медицинская помощь в походе, проходящем по населенной местности, преследует не столько цель лечения, сколько, первой помощи. В случае сколько-нибудь серьезного заболевания после оказания первой помощи надо принимать срочные меры для доставки заболевшего в ближай­ший медпункт.

Ремонтный набор

Ремонтный набор, так же как и аптечку, желательно иметь в каждом походе. Правда, для небольших по численности групп, отправляющих­ся на воскресный выход, он может быть минимальным: ре­зинка (для тренировочных брюк, трусов и т. п.), несколько английских булавок, иголки с нитками — это, пожалуй, все, чем можно обойтись. Если ребята отправляются в поход впервые, Да еще большой группой, следует захватить с собой суровые нитки с толстыми иглами и шило: довольно часто случается, что у кого-то из юных туристов обрываются лямки рюкзака, которые, несмотря на предупреждения руководителя похода, не были проверены дома.

Для более продолжительных походов список ремонтного набора увеличивается. Здесь уже следует иметь запасные пу­говицы разных размеров (в однодневном походе оторвавшуюся пуговицу можно заменить английской булавкой), вар, воск, небольшие пассатижи или плоскогубцы (на случай необходимости чинить обувь), штопку, метров 8—10 киперной ленты (она в случае необходимости может заменить оттяжку у палатки, веревку в горловине рюкзака, шнурки на ботинках; и т. д.), клей БФ-6 для приклеивания заплат на одежду, кусочки ткани для тех же заплат, ножницы, катушку широкого лейкопластыря или небольшой моток изоляционной ленты, а также около метра толстой проволоки для всевозможных почи­нок. В длительных походах полезно иметь также трехгран­ный напильник и брусок для правки топоров.

Мелочи

К мелочам для коллективного пользования от­носятся, прежде всего, расхожие спички (подроб­но об их упаковке и хранении говорится в главе «Костры и костровое хозяйство»). Далее — электрические фонари. Их желательно иметь по одному на палатку, а для продолжитель­ных походов — с запасными батарейками. Частично их можно заменить свечами. Сюда же относится полевая сумка или планшетка, где хранятся маршрутные документы, картографи­ческие материалы, бумага, калька, карандаши, тетрадь или блокнот, в котором ведется дневник похода, транспортир, кур­виметр, шагомер, часы. Далее — рыболовные снасти, если их берут в поход, кусок хозяйственного мыла, мазь для пропитки обуви (для продолжительных походов).

И, наконец, в случае, если группа выполняет научные или краеведческие задания, нужно иметь кое-что из специального снаряжения: приборы, определители, специальные бланки для записи результатов и т. д.

Не все перечисленные предметы одинаково важны для по­хода, но, составляя список снаряжения, нельзя упускать их из виду.

ТУРИСТ В ПУТИ

Ориентирование в туристском походе

Когда турист готовится в поход, почти всегда кто-нибудь из знакомых или родных обращается к нему со стандартным вопросом: а вы не заблудитесь? Не собьетесь с пути, не поте­ряетесь? Сумеете выйти куда нужно? А когда в поход собира­ются юные туристы, то нередко родители специально приходят в школу, чтобы задать эти вопросы руководителю похода. И руководитель успокаивает взволнованных пап и мам, объяс­няя, что никуда их дети не денутся, нигде не заблудятся и ни в коем случае не потеряются, потому что ребята умеют ориентироваться на местности.

Что такое ориентирование и как ему обучать

Что представляет собой ориентирование? В литературе, где оно обычно описывается, — в справочниках и руководствах по топографии — тер­мин «ориентирование» употребляется широко и подчас в разном смысле. Говорят об ориентировании по карте, подразумевая под этим умение, находясь на открытой местнос­ти с широким обзором, найти на карте точку своего стояния. Говорят об ориентировании карты, имея в виду отыскание та­кого ее положения (за счет поворота карты в горизонтальной плоскости), при котором северная сторона рамки была бы об­ращена к северу на местности. Говорят об ориентировании по компасу: в этом случае обычно речь идет об определении сто­рон горизонта (север — юг, запад — восток), но иногда под ориентированием по компасу разумеют умение выдержать на местности нужное направление с помощью компаса. Встреча­ется такие выражения, как ориентирование в горах, в лесу, в пустыне и т. д. Здесь имеется в виду умение, строя свои действия, принимать во внимание особенности того или иного вида природного ландшафта. Нередко речь заходит об ориен­тировании по небесным светилам (солнцу, звездам, луне). Под этим подразумевают умение определить по ним стороны гори­зонта. Достаточно часто употребляется выражение «ориентиро­вание по местным предметам». Чаще всего здесь имеют в виду способность приблизительно определить стороны горизонта по муравейникам, кронам деревьев, замшелым пням и камням и тому подобным предметам. Но иногда под этим подразумевают умение соотнести с картой место своего нахождения, опираясь на характерные местные предметы (колокольни, отдельные деревья, тригонометрические пункты и т. д.).

Не будем дебатировать, какое употребление слова «ориентирование» является более точным или более правильным. Условимся, что под ориентированием мы будем подразумевав способность с помощью компаса и карты передвигаться на незнакомой местности и выходить в назначенный пункт, т, е. навык, практически нужный туристу. Кстати, все действия, о которых шла речь выше, начиная с умения правильно развернуть карту и кончая использованием местных предметов, направлены к одной цели — обеспечить ориентирование, т. е. способность прийти куда надо, без хаотических блужданий по незнакомой местности.

Из всех знаний и навыков, которые необходимо приобрести туристу, умение ориентироваться является самым сложным и трудноусваиваемым и потому требующим наиболее тщатель­ной отработки, больших усилий со стороны обучающихся и при­стального внимания со стороны руководителя.

Многие туристские навыки можно постепенно усвоить и без специально организованного обучения, если регулярно участво­вать в походах. Правильно укладывать рюкзак, разводить костер, ставить палатку, одеваться и обуваться по погоде и по сезону можно научиться во время путешествия с более опыт­ными товарищами. Натягивая вместе с ними палатку или скла­дывая костер и наблюдая за их работой, нетрудно понять, как это делается. Замечания, которые они делают новичкам по ходу работы, помогают быстро изжить неизбежные вначале ошибки («Поставь колышек ближе к себе. Нет, нет... Еще... Вот так хорошо!.» «Сильнее тяни! Смотри — провис получил­ся». «Оттяни больше в сторону, иначе будут складки»). Подоб­ные замечания новичок слышит постоянно, когда он работает с опытным туристом. Без них нельзя: иначе попросту не удаст­ся поставить палатку. Обучение идет при этом само собой, так что «учитель» и «ученик» не всегда это замечают. После того как новичок несколько раз натягивал таким образом палатку, он и сам начинает понимать, куда лучше вбить колышек, на­сколько сильно нужно натянуть веревки и т. п. Примерно то же можно сказать и про поддержание костра, про устройство очага, укладку рюкзака и многое другое. Совсем иначе обстоит дело с ориентированием.

Простое наблюдение за действиями человека, умеющего ориентироваться, почти ничего не дает новичку. Дело в том, что ориентирование — это действие в уме, осуществляемое в основном про себя. Конечно, результатом его будут передвижения на местности, но это уже вторичные, исполнительные действия, это реализация решений, принятых в уме. В каком-то смысле это похоже на игру в шахматы. Шахматист все ходы, и свои и возможные ответы противника, обдумывает про себя, и вся цепь его размышлений, в результате которых он решает сделать тот, а не другой ход, остается скрытой для зрителей. Зритель видит только сделанный ход, а почему сделан имен­но этот, а не другой ход, зритель не знает, и обычно об этом догадывается только достаточно опытный шахматист. Сходным образом обстоит дело и с ориентировании. Новичок может за­метить, что руководитель сначала шел в одном направлении, потом стал немного забирать в сторону, через некоторое вре­мя резко свернул вправо и т. д. Но почему он стал забирать в ту сторону, а не в другую, почему он начал это делать не сразу по выходе, а лишь через некоторое время, понять все это, только наблюдая за действиями человека на местности, очень трудно. Во всяком случае, для новичка это вряд ли воз­можно. Отсюда некоторые практические выводы. Рассчитывать, что умение ориентироваться придет само собой, в ходе накоп­ления походного опыта, практически не приходится. В этом отличие ориентирования от большинства других туристских на­выков¹.

¹ Сказанное не следует, конечно, понимать абсолютно. В конце концов, можно научиться ориентироваться и в процессе самообучения. Просто на это уйдет очень много времени (по наблюдениям автора — порядка 2— 3 лет регулярных занятий туризмом, и то при условии систематического об­ращения к литературе по топографии и постоянных попытках применить на местности описанные там приемы). Обучение же новичков, как оно описано ниже, требует (опять же по наблюдениям автора) самое большое 40 часов работы на местности. После этого юный турист может свободно, ори­ентироваться.

Значит, ориентированию нужно обучать. Естественный вопрос: когда и как это делать? Здесь все зависит от кален­дарного плана туристского, кружка или секции. Надо только помнить, что если задумано на каникулах провести большой поход, то там обучать ориентированию будет уже поздно. Ли­мит времени и вся обстановка обычно не позволяет этого сде­лать. Обычно такая группа обеспечивает прохождение марш­рута силами 2—3 ребят, умевших ориентироваться и раньше. Они-то, конечно, пополнят свой походный опыт, но для осталь­ных ориентирование так и останется загадочной тайной за семью печатями. Если же по ходу дела выясняется, что никто, включая наиболее опытных ребят и самого руководителя, не может ориентироваться достаточно уверенно, то после одного-двух случаев потери ориентировки и хаотических блужданий поход обычно сводится к «отшагиванию» километров от дерева ни к деревне по проселочным дорогам. Вряд ли он оставит светлые воспоминания у его участников.

Обучать ориентированию лучше всего в туристском лагере или в серии воскресных походов. В этих условиях обучение ориентированию может быть основной целью каждого выхода, целью, которой подчиняются все остальные. По терминоло­гии, которой мы пользовались в первой главе, это будут по­ходы с учебными целями. Превратить же многодневный поход в учебный, как правило, дело трудное: там практические цели обычно доминируют над учебными. А если иметь в виду об­учение ориентированию, то эффективность нескольких одно­дневных походов будет заметно выше равного им по длитель­ности многодневного похода. Желательно только при этом не собирать большие группы, с тем, чтобы каждый из ребят мог несколько раз попробовать себя в роли ведущего.

И, наконец, последнее замечание. Говорят, чтобы научиться плавать, надо войти в воду. Учиться плавать на берегу бес­смысленно. Аналогичным образом научиться ориентироваться, можно только на местности. Отнюдь не в классе. Занятия в классе могут играть лишь вспомогательную роль. Если в отношении плавания это понятно всем, то иначе обстоит дело с ориентированием. Обычная ошибка неопытного руководителя? состоит в том, что львиную долю времени, отведенного на об­учение ориентированию, он тратит на занятия в классе: например, два двухчасовых занятия в неделю — класс и одно воскресенье в месяц — выход. Надо ли объяснять, что это по­хоже на обучение плаванию на суше?

Погрешности при ориентировании

Итак, обычная задача на ориентирование, которую приходится решать туристу, состоит в том, что надо прийти из одного пункта в дру­гой, пользуясь только компасом и картой. Местность незнако­мая и к тому же закрытая, т. е. лишенная сколько-нибудь ши­рокого обзора. Пусть мы находимся на высоте 211,5 и нам нужно прийти к домику лесника (см. рис. 8).

На запад от на­шей высоты местность открытая, хорошо просматриваемая, Прийти на высоту с мельницей нам не представляло бы ника­кого труда. Но дом лесника находится за лесом, и с высоты 211,5 его не видно. Как нам попасть к нему? Теоретически это задача несложная. Сначала мы измерим по карте угол между направлением на север и направлением на дом лесника, как показано на рисунке, так называемый азимут. Азимуты измеряются в градусах и отсчитываются в направлении по часо­вой стрелке. В данном случае он составит примерно 35°. Значит, если мы будем идти через лес под углом 35° к северу (или, как принято говорить, по азимуту 35°), то мы должны выйти, куда требуется. Выдержать же нужное направление на местности нам помогает компас. Все как будто очень просто. Но просто лишь на первый взгляд, так как для этого, во-пер­вых, надо уметь хорошо читать карту, во-вторых, надо уметь правильно пользоваться компасом, в-третьих, нужно уметь, зная свой азимут, выдержать нужное направление во время движения.

Итак, три разных умения. На первых двух мы останавли­ваться не будем, и отошлем читателя к справочникам и руко­водствам по топографии, где они описаны, как правило, доста­точно подробно и хорошо. Мы сосредоточим свое внимание на третьем пункте — умении выбрать и выдержать нужное на­правление по ходу движения. Дело в том, что оно является наиболее сложным и к тому же описывается в литературе по топографии значительно хуже, чем первые два.

Начнем с того, что движение по азимуту не может осуществляться математически точно. Оно неизбежно дает значи­тельную погрешность. Из-за чего же возникает эта погреш­ность?

Прежде всего, могут быть неточности при измерении по кар­те. Имеются в виду не разные нелепые ошибки, которые часто допускают новички, а те неточности, которые содержатся в совершенно правильно выполненном измерении. Так, неточность, которая получается вследствие помятости бумаги, из-за ошибки, присущей человеческому глазу, погрешности отсчета по масштабу и т. д., составляет приблизительно 0,5 мм. Это значит, что на карте M l : 100 000 такая погрешность измерения дает отклонение примерно ±50 м, на карте M l : 200 000 — ±100 м и т. д.

Но это еще сравнительно небольшие погрешности. Гораздо большую погрешность дает нам компас. Цена деления компаса Адрианова составляет 3°, Выдержать такую точность на местности никогда не удается. Практически при самых благо­приятных условиях и самой тщательной работе всегда может возникнуть ошибка как минимум в 5°. А ошибка в 5° дает отклонение от нужного направления примерно на 1/10 пройденного пути, т. е. при движении на расстояние в 1 км это откло­нение составит 100 м. Поэтому, если, пройдя 1 км, вы не выш­ли на нужный предмет, его надо искать в пределах окружно­сти радиусом в 100 м. При движении на 10 км боковое сме­щение будет равно уже целому километру. Значит, при самых благоприятных условиях придется вести поиск в окружности диаметром в 2 км! И это при максимально возможной точно­сти выдерживания направления. А при менее благоприятных условиях отклонение может быть значительно больше. Зона поисков еще больше возрастет!

Как же быть в складывающейся ситуации? Практика знает здесь, два разных способа действия. Первый из них основан на том, чтобы свести к минимуму допускаемую погрешность при движении по азимуту. Он заключается в использовании ряда приемов, направленных на всемерное повышение точности выдерживания нужного направления. Второй способ состоит в том, что человек сознательно идет на отклонение от азимута, заведомо превышающее возможную погрешность, но отклоне­ние известное и учитываемое. И заранее планирует, где и как внести необходимую поправку, используя особенности данной местности. Для этого тоже существуют свои приемы, о кото­рых будет идти речь ниже.

Понятно, что в основе того и другого способа лежит раз­ное отношение к неизбежной во время движения погрешности, Принимая первый из них, мы допускаем, что эта погрешность может быть сведена если не до нуля, то, во всяком случае, до какой-то незначительной величины, которой можно пренебречь, Принимая второй, мы как бы соглашаемся с тем, что указан­ная погрешность присуща самому ориентированию и потому неустранима. В силу этого мы концентрируем усилия не на том, чтобы ее избежать, а на том, чтобы сделать погрешность поддающейся учету.

Рассмотрим теперь приемы, соответствующие каждому из этих двух способов.

Первый способ ориентирования

Для того чтобы увеличить точность движения по азимуту, руководства по топографии рекомендуют следующие приемы.

Первый из них — это использование промежу­точных ориентиров. Определив по компасу напра­вление на местности, которое соответствует нашему азимуту, на­до наметить какой-нибудь предмет (дерево, куст и т. п.), находящийся строго на нужном направлении. Этот предмет и будет нашим первым промежуточным ориентиром. Нужно только что­бы ориентир был достаточно заметным и не терялся из виду при приближении к нему. Дойдя до первого промежуточного ориентира, таким же порядком определяют второй промежуточный ориентир и двигаются, пока не достигнут его. Достигнув второго промежуточного ориентира, находят себе третий ориентир и т. д.

Второй прием — провешивание пройденного пути с целью выдерживания направления по створу (створом называется вертикальная плоскость, проходящая на местности через ка­ткие-то две точки). Начав движение по азимуту, оставляют на своем пути через известные промежутки какие-то вехи — заби­тый кол или еще что-то. Оглядываясь в ходе движения назад, следят, чтобы направление движения не отклонялось от линии, отмеченной оставленными вехами. Допущенное отклонение от требуемого направления здесь легко обнаружить. На выпав­шем снегу вместо провешенной линии можно движение по ство­ру осуществлять, наблюдая за оставшейся позади лыжней или цепочкой следов.

Третий прием — использование товарища для выдержива­ния нужного направления. Ведущий намечает нужное направ­ление и показывает его одному из товарищей. Тот начинает движение в указанном ему направлении, а ведущий, находясь сзади, корректирует движение. Заметить отклонение от тре­буемого направления, допущенное идущим впереди человеком, значительно легче, чем свое собственное. Этот прием можно считать вариантом движения по створу. Понятно, что если выслать вперед не одного, а двух-трех человек или больше, то точность выдерживания направления возрастет. Наиболь­шей она окажется, если ведущий станет в конец группы и бу­дет видеть перед собой всю цепочку туристов. В этом случае легко заметить сравнительно небольшое расхождение между требуемым азимутом и направлением, по которому движется группа. Но практика показала, что если вперед вышло более двух человек, то ведущему становится трудно управлять ими. Его часто недослышат, плохо реагируют на его команды, под­час возникает перебранка, группу приходится останавливать. Обычно в качестве «впереди идущего» используют одного, ре­же двух человек.

Четвертый прием направлен на погашение ошибки, возни­кающей при обходе мелких препятствий — плотно растущих групп деревьев, кустов, завалов и т. д. Чтобы такая ошибка не накапливалась, рекомендуется обходить их поочередно то справа, то слева.

Пятый рекомендуемый, в руководствах прием заключается в счете шагов. Представьте себе, что, следуя по азимуту 35° от высоты. 211,5 на дом лесника (см. рис. 8), группа несколько уклонилась влево. Тогда она может пройти неподалеку от это­го домика, не заметив его, и уйти куда-то за обрез карты, пол­ностью потеряв ориентировку. Чтобы такого не случилось, важ­но знать, какое расстояние прошла группа. Для этого и реко­мендуется вести подсчет шагов. Предварительно надо узнать длину собственного шага. На каком-нибудь участке мест­ности, длина которого хоро­шо известна, вроде участка между километровыми стол­бами вдоль дороги, нужно сосчитать, сколько шагов требуется сделать, чтобы пройти это расстояние, а за­тем вычислить среднюю дли­ну шага. Если участок был коротким — метров 100 или меньше, такое измерение следует повторить несколько раз и взять среднее по всем измерениям. Теперь, зная длину своего шага, можно, идя по азимуту, вести счет шагов, чтобы знать пройден­ное расстояние, и не начать искать нужный предмет слишком рано или, напротив, пройдя где-то поблизости от него, не уйти дальше по взятому направлению. При этом рекомендуется считать не каждый шаг в от­дельности, а считать шаги парами, ведя счет под левую или под

правую ногу.

Следующий прием — шестой — рассчитан на тот случай, если на пути встречается непреодолимое препятствие, значи­тельное по размеру. Пусть, как показано на рис. 9, это будет озеро.

В таком случае рекомендуется обходить его следующим образом. Пойти вдоль препятствия, заметив новый азимут и ведя счет пар шагов. Дойдя до края препятствия, повернуть и пойти по прежнему азимуту. Когда препятствие будет обой­дено, взять азимут, обратный тому, по которому происходило движение вдоль препятствия (обратным считается азимут, от­личающийся от данного на 180°). Пройдя по обратному ази­муту точно такое же число пар шагов, затем снова повернуть на первоначальный азимут.

Седьмой прием из числа рекомендуемых в справочниках и руководствах по топографии состоит в следующем. Если нуж­но пройти маршрут длиной, скажем, 4 км, то берется азимут не сразу на конечную точку, а весь путь разбивается на ряд отрезков, ограниченных какими-то ясными ориентирами. Например, если нужно пройти с высоты 211,5 через лес к дому лес­ника (см. рис. 8), то движение осуществляется не напрямик по азимуту 35°, как показано на рисунке, а сначала до пункта триангуляции, затем до ямы, от нее до вырубки и, наконец, до нужного объекта — дома лесника. Смысл этого приема заклю­чается в том, чтобы ожидаемую на дистанции 4 км ошибку бокового смещения, равную примерно 400 м. распределить на четыре отрезка. На каждом из отрезков она может (так же как по всей дистанции) составлять 1/10 пройденного расстоя­ния, но поскольку каждое из этих расстояний составляет при­близительно 1 км (немного больше или немного меньше), то для каждого отдельного случая ошибка снизится примерно до 100 м. А искать в пределах 100 м — это значит искать в пре­делах, обозримых для человека.

Наконец, восьмой прием заключается в предварительной подготовке всех данных, необходимых для движения, и оформ­лении их в виде схемы движения по азимуту и в виде соот­ветствующей таблицы. Заниматься этим на маршруте значи­тельно сложнее. Тут может быть и дождь, и мороз, и ветер, и темнота, и подступающая усталость, способствующая появ­лению ошибок, и даже просто неудобная обстановка — негде ровно расстелить карту, приходится работать, держа ее на ве­су, и т. д. Поэтому вся эта работа проделывается заранее. Сначала изучается по карте маршрут предстоящего движения, разбивается на короткие участки, определяются хорошо замет­ные и легко опознающиеся на местности предметы, которые будут служить ориентирами, обозначающими начало и конец каждого участка. Затем определяются по карте расстояния от ориентира до ориентира (т. е. длина каждого участка), кото­рые выражаются в парах шагов, по карте определяют азимут от одного ориентира до другого. Наконец, берут лист бумаги и, разграфив таблицу, выписывают туда участки пути, соответ­ствующие им азимуты, длину этих участков в парах шагов. Завершает эту работу составление схемы по табличным дан­ным. Она зарисовывается на небольшом листе, чтобы ей было удобнее пользоваться на маршруте. На схеме показывают на­чальный и конечный пункты маршрута, а также все ориенти­ры, отделяющие один участок от другого. Масштаб схемы про­извольный, но, показывая ориентиры на схеме, стараются пра­вильно передать их взаиморасположение. Ориентиры соеди­няют прямыми линиями и делают около них подписи, указы­вающие азимут для данного участка и его длину (в парах ша­гов).

Таков комплекс приемов, рекомендуемых руководствами по топографии с целью повышения точности и правильности дви­жения по азимуту.

Второй способ ориентирования

Первой особенностью этого способа является иное отношение к азимуту. Он перестает рас­сматриваться в качестве идеальной линии дви­жения, которую необходимо выдержать как можно точнее. Здесь азимут рассматривается лишь как одно из направлений, которые турист мысленно учитывает, находясь на местности.

Двумя другими являются направления на стороны горизонта (север, юг, запад, восток), образующие прямой угол, внутри которого находится азимут. Двигаясь на местности, турист все время мысленно, представляет себе два основных направления, которыми ограничена четверть, в пределах которой осущест­вляется движение. Так, двигаясь на северо-восток, он все вре­мя представляет себе, в какой стороне находится север и в ка­кой восток, двигаясь на юго-запад — где запад и где юг, и т. д. Третье направление, которое необходимо четко представить се­бе, — это азимут на искомый пункт. Но четко представлять — не значит следовать по нему.

Представлять себе этот азимут необходимо для того, чтобы иметь возможность совершенно сознательно отклониться от него, но отклониться, учитывая величину этого отклонения, так, чтобы можно было в нужный момент внести в свои дей­ствия соответствующую поправку. В этом состоит вторая и, пожалуй, главная особенность этого способа ориентирования.

Чем же определяется направление и величина допускаемо­го отклонения? В основном двумя факторами — удобством пе­редвижения и удобствами ориентирования. Поясним, что это значит.

При использовании первого способа ориентирования приходится, стремясь точно выдержать нужный азимут, пробираться через кусты и болота, частый подлесок и густую крапиву, валежник и разветвленные овраги. Воспользоваться попадающимися дорогами невозможно, если только они не ведут точно в нужном направлении, что случается крайне редко. При вто­ром же способе ориентирования, решившись на отклонение от азимута, турист может выбирать какое-то более удобное направление движения, если оно, конечно, не чересчур отклоня­ется от нужного азимута. В этом случае обычно можно ис­пользовать многие из встречающихся на маршруте лесных и проселочных дорог, троп, просек, наконец, просто выбирать удобные по своему рельефу, степени густоты подлеска, состоя­ния грунта и т. п. направления движения. Возьмем крайне про­стой пример. Группа движется через лес, разбитый на квар­талы, в направлении на северо-восток от точки А в точку Б (рис. 10).

Можно, конечно, двигаться по азимуту 40°, стремясь как можно точнее выдержать линию движения. Это первый способ. Но можно воспользоваться просеками. Это проще, чем продираться через лесную чащу. Учитывая длину и ширину кварталов, можно фактически движение на северо-восток за­менить поочередным движением то на север, то на восток с тем же конечным эффектом. Это второй способ. Пусть приве­денный пример упрощен, но он хорошо иллюстрирует основную идею — отклонение от азимута ради удобства передвижения.

Теперь об отклонении с целью удобства ориентирования. В этом случае турист отклоняется от азимута и выбирает в пределах данной четверти горизонта такое направление, которое поможет ему в нуж­ный момент однозначно определить свое местона­хождение, используя ка­кой-то характерный мест­ный предмет, либо так называемый линейный ориентир (т. е. восполь­зоваться как ориентиром каким-то предметом, име­ющим значительную про­тяженность на местности, — рекой, дорогой, вы­тянутым озером, линией связи и т. п.), либо еще что-то, помогающее в ори­ентировании. Проиллюст­рируем сказанное про­стым примером (рис. 11).

Вряд ли из точки О целе­сообразно брать азимут сразу на хутор: при сравнительно небольшом от­клонении от взятого направления влево можно пройти совсем близко, не заметив его. Гораздо целесообразнее значительно отклониться от этого азимута, так, чтобы выйти на реку, затем пройти вверх по течению и от моста по тропке прийти к хутору. При движе­нии к реке можно направ­ление по компасу выдер­живать очень приблизительно, не заботясь о большой точности: если отклонишься от взятого направления вправо, все равно выйдешь на реку, если влево — на тропу. Ошибка в 10—15° тут ро­ли не играет.

Конечно, заведомо ре­шаясь на существенное отклонение от азимута, ту­рист примерно представ­ляет себе и направление, Ю и величину допустимой погрешности, а главное, знает, как погасить ее. Более того, он ясно понимает, что все предвари­тельные расчеты прибли­зительны и заранее пред­ставляет себе, что произойдет в случае откло­нения, ожидает его и го­тов к нему.

Возьмем еще один про­стой пример (рис. 12).

Из точки А надо выйти на хутор, расположенный на берегу реки. Если взять азимут прямо на хутор (сплошная линия на ри­сунке), то велика вероят­ность того, что, достигнув реки и не увидев хутор, турист не будет знать, в какую сторону он откло­нился, и поиски займут много времени. Гораздо выгоднее пойти с замет­ным отклонением от нужного азимута с тем, чтобы заранее знать, что отклонение произошло либо вправо, либо влево от хутора (штриховые линии на рисунке). И снова, как и в пре­дыдущем примере, можно не заботиться о большой точности движения по компасу, а это сильно облегчает действия и эко­номит время.

То, что выше было названо особенностями второго способа ориентирования — мысленное представление себе трех направ­лений (двух на стороны горизонта, третьего на нужный пред­мет), отклонение от измеренного азимута ради удобства пере­движения или ориентирования (с запланированным погашени­ем погрешности), одновременно можно считать приемами, используемыми при этом способе.

Рассмотрим еще два приема, относящиеся ко второму способу ориентирования, помогающие оценить пройденное рас­стояние (в первом способе был один такой прием — счет пар шагов). Первый — учет времени движения. Второй — широкое наблюдение за местностью и сопоставление ее с картой.

Остановимся вначале на времени движения. Уже у мало-мальски опытного туриста обычно выработано чувство темпа своего движения. Он достаточно ясно различает скорость 3 км/ч, 4 км/ч, 5 км/ч, т. е. может определить ее с точностью до 1 км/ч. По-настоящему опытный турист определяет ее с точ­ностью до 0,5 км, а бывает, что еще точнее, например: «по­больше 3, поменьше 3,5» (3,2—3,3 км/ч), «побольше 3,5, по­меньше 4» (3,7—3,8 км/ч). Юный турист, понятно, не обла­дает таким развитым чувством темпа, но оценивать скорость своего движения с точностью до 1 км/ч он научается довольно быстро, если руководитель продемонстрирует ему разный темп движения. Если же руководитель сам не обладает чувством темпа, можно во время воскресных походов, когда представится случай, пройти участок маршрута, длина которого при­мерно известна, заметив по часам время его прохождения. Пос­ле нескольких таких попыток турист, как правило, сможет примерно оценить скорость своего движения.

Остальное просто. Перед выходом на маршрут по карте определяется расстояние до нужного пункта. Замечается время выхода. Прикидочно определяется, в котором часу группа при­дет к этому пункту, если пойдет со скоростью 3, или 4, или 5 км/ч. Минут через 30—40 после выхода, а то и раньше ста­новится ясно, с какой скоростью фактически идет группа. После этого время ожидаемого прихода уточняется. Знать путевое время и, следовательно, пройденное расстояние необходимо, чтобы в случае непредвиденной ошибки не пройти мимо нуж­ного пункта, своевременно начать его поиск.

Другой прием оценки, расстояния заключается в использо­вании непрерывного и широкого наблюдения за местностью. Предварительно изучив маршрут по карте, турист заранее представляет, как будет меняться характер местности по мере продвижения. Предположим, он обратил внимание на то, что начало пути представляет собой спуск к слабо выраженной низине с последующим подъемом на другую сторону ее. Это займет примерно четвертую часть пути. Затем приблизительно до половины пути будет идти очень пологое понижение по направлению движения. Далее крутизна понижения увеличится, а когда до конечной цели останется примерно четверть пути, должно начаться понижение справа, в сторону проходящего там длинного оврага. Внимательно наблюдая за местностью по ходу движения, турист может по этим признакам определить, когда он прошел ¼, ½, ¾ пути и тем самым определить, ког­да он приблизился к конечной цели. В приведенном примере надо было следить за изменением рельефа местности. Число признаков, по которым можно судить о пройденном расстоя­нии, очень велико: это изменение характера грунта — появле­ние, например, заболоченной почвы; изменение характера рас­тительности, когда, например, хвойный лес сменяется смешанным, а потом лиственным или лес — лесопосадками, не говоря уже о таких резких переходах, как смена леса лугом или паш­ней и многое другое. Описываемый прием может показаться сложным, но на практике он дает, как правило, хороший результат, особенно в сочетании с контролем времени. Понятно, что такое наблюдение за местностью должно быть непрерыв­ным и широким, т. е. юные туристы не должны смотреть лишь себе под ноги, хотя часто они любят ходить именно так, не об­ращая внимания по сторонам. Конечно, эффективность использования этого, как и любого другого, приема возрастает по мере накопления туристского опыта, но первые положительные результаты он приносит уже новичкам.

Сопоставление двух способов ориентирования

Для того, чтобы лучше уяснить себе существо двух рассмотренных способов ориентирования, сопоставим их, показав, как одна и та же задача решается с помощью каждого из них. Задача вполне реальная, и заимствована она в одном из учебников по топографии (равно как и решение ее первым способом).

Пусть необходимо пройти от с. Никитское до железнодо­рожного моста юго-восточнее Згарево (рис. 13). Как рекомен­дуется действовать по учебнику?

Сначала маршрут разбивается на участки, и намечаются ориентиры, служащие границами участков. Ориентир 1 — се­верная окраина с. Никитское; ориентир 2—курган с подписью Н. О; ориентир 3—брод через р. Каменистая; ориентир 4—яма с подписью—2,5; ориентир 5—юго-восточный угол пашни; ориентир 6—скрещение лесных просек; ориентир 7— мост, у которого и заканчивается маршрут.

Измеряются по карте азимуты для каждого участка. Для участка Никитское — курган азимут составит 25°, для участка курган — брод 330°, брод — яма 20°, яма — пашня 327°, паш­ня — скрещение просек 75°, скрещение просек — мост 27°.

После этого, используя масштаб, определяют по карте рас­стояния от ориентира до ориентира, или, иными словами, про­тяженность каждого участка. Измерение дает: 1200 м, 525 м, 575 м, 680 м, 680 м, 345 м. Затем все эти расстояния перево­дятся в пары шагов. Принимая, что пара шагов составляет 1,5 м, получают: 800 п. ш., 350 п. ш., 383 п. ш., 420 п. ш., 420 п. ш., 230 п. ш.

Все эти данные сводятся в таблицу, и составляется схема для движения по азимутам (рис. 14).

На исходной точке определяют по компасу нужный азимут, находят с помощью визирного приспособления какой-нибудь местный предмет, находящийся строго в этом направлении (от­дельный куст, скопление камней, пень, кривое дерево, белый камень и т. д.), и, приняв этот предмет за промежуточный ориентир, начинают движение к нему, ведя счет пар шагов.

Дойдя до первого проме­жуточного ориентира тем же порядком, намечают следующий промежуточ­ный ориентир и так далее, пока не будет пройдено 800 пар шагов и не достигнут курган — знача­щийся на схеме ориен­тир 2. Здесь визирное при­способление устанавлива­ют на новый азимут и да­лее действуют точно так же, как на первом участ­ке, и т. д. При движении через лес рекомендуется, выдерживая направление по компасу, держать его все время перед собой. Кроме того, рекомендует­ся выделить ведущих, ко­торые будут определять направление движения, и отдельно назначить счет­чиков шагов.

Все это время первый способ ориентирования в самом чистом виде.

Теперь представим, как в данной ситуации будет действовать турист, использующий второй способ ориентирования.

Прежде всего, он оценит по карте общий характер местно­сти и имеющихся на ней препятствий. Что это дает ему? Не вдаваясь в детали, он выделит два главных момента. Во-пер­вых, местность пересекается р. Каменистой в общем направ­лении с запада на восток. Значит, не миновать брода через нее. Во-вторых, оз. Черное с заболоченными берегами делает невозможным движение после брода напрямую к железнодо­рожному мосту, а текущий из озера в р. Каменистую ручей в болотистых берегах исключает обход озера с востока. Значит, озеро придется обходить с запада, оставляя его правее себя.

В общих чертах маршрут уже ясен: сначала до брода, а затем, огибая озеро с запада, до моста. Выйдя на северную окраину Никитского, турист пойдет в общем направлении на север, не особенно заботясь о точности выдерживания направления, но помня, что отклонение к востоку всё же предпочтительнее, чем отклонение к западу. Здесь же заранее наметит, как погасить неизбежную ошибку. Если он выйдет на обрывистый берег р. Каменистой, значит, вопреки ожиданию он слишком отклонился к западу и надо идти вдоль реки вниз по течению до места, где ее пересекает полевая дорога. Здесь и будет брод. Если же раньше, чем достигнет реки, он выйдет на полевую доро­гу, значит, допущено от­клонение к востоку, и надо пойти по дороге влево. Она и приведет прямо к броду. Если турист вый­дет к реке на участке, ли­шенном особых примет, значит, направление на север выдержано более или менее точно. Нужно пойти вниз по реке до брода.

Никаких промежуточ­ных ориентиров, никакого счета пройденных шагов вести не требуется. Даже о выдерживании точного направления не требуется особенно беспокоиться: важно не допустить очень уж грубой ошибки (на 30° или более).

Теперь посмотрим, как будет действовать турист после брода через р. Каменистую. Прежде все­го, он не станет поки­дать дорогу, которая по­сле брода пойдет ле­сом и поэтому заслужи­вает названия уже не полевой, а лесной дороги. Решение ис­пользовать эту дорогу может служить хорошей иллюстрацией одного из названных выше приемов, используемых при втором способе ориентирования: направление дороги сильно отличает­ся от нужного, но, тем не менее, турист может построить свои действия так, чтобы на каком-то участке воспользоваться ею. В нашем случае целесообразно пройти по дороге до пересече­ния ее с просекой. Отклониться с дороги невозможно, просека в этом районе единственная, и место их пересечения определя­ется совершенно однозначно. Отсюда нужно взять азимут на участок пашни, окруженной лесом. Поскольку участок пашни имеет достаточную протяженность, опять-таки можно не осо­бенно заботиться о точности направления: любой азимут, ле­жащий в пределах от 10 до 30°, выведет к нужной цели. Зна­чит, самое разумное — следовать по азимуту 20° с допустимым отклонением ±10°. С такой точностью выдержать направление может даже малоопытный турист. Кроме того, не допустить слишком большой погрешности поможет внимательное наблюдение за местностью. Впереди слева по ходу движения на кар­те показана овальная высота. Вряд ли она будет видна в ле­су, но направление склонов должно быть достаточно заметным для внимательного наблюдателя. Первую часть пути подъем местности должен чувствоваться по ходу движения впереди слева, затем слева и, наконец, оказаться сзади слева, или, ины­ми словами, можно будет почувствовать понижение местности в направлении вперед вправо. Поэтому, если вскоре после вы­хода окажется, что ощущается подъем прямо по ходу движе­ния, значит, произошло отклонение влево от намеченного пути и группа начала подъем на овальную высоту. Можно будет тут же внести коррекцию в направление движения, приняв вправо. Если сходным образом окажется, что заметен спуск прямо по ходу движения, значит, произошло сильное отклоне­ние вправо и группа начала спуск в низину, где лежит оз. Чер­ное. Опять-таки можно будет внести коррекцию в направление движения. Разумеется, перед тем, как производить такую кор­рекцию, нужно проверить направление движения по компасу. Отмеченные изменения рельефа должны служить сигналом для такой проверки, а не сигналом для внесения коррекции. Если произошла ошибка, она тут же выявится при контроле по ком­пасу. Если же показания компаса говорят, что ошибки нет, а слабо заметные особенности рельефа (как на нашем маршру­те) наводят на мысль, что ошибка могла произойти, надо от­дать предпочтение компасу. Дело в том, что на закрытой сла­бо- и среднепересеченной местности даже довольно опытный путешественник показанные на карте изменения рельефа мо­жет спутать с локальными повышениями и понижениями, ко­торые заметны на местности, но слишком незначительны, что­бы быть отмеченными на карте. Чтобы этого не произошло, в сомнительных случаях лучше доверять компасу.

Если на первой части пути помогают избежать значитель­ной погрешности изменения рельефа, то на второй части этому же будут способствовать некоторые приметы, относящиеся к лесу. Наблюдение за просветами между деревьями обычно по­зволяет на довольно значительном расстоянии подметить, когда позади них оказывается открытое пространство. В нашем случае карта показывает, что болота, окружающие оз. Черное, безлесны. Точно так же участок пашни, на который надо выйти представляет довольно большую безлесную площадь внутри лесного массива. Поэтому, если по мере продвижения стало заметно, что впереди угадывается открытое место, значит, можно думать, что группа следует правильно и выходит к намеченной цели. Если открытое пространство станет заметно слева по ходу движения, можно предполагать, что группа отклонилась слишком вправо, т. е. фактически шла по азимуту I 40—5.0°, и теперь выходит в «угол» между пашней и болотом, ближе к участку пашни. Случай, когда безлесная площадь окажется вправо по движению, маловероятен, но и его надо принять во внимание: он будет означать, что допущена очень большая, грубая ошибка. Группа либо очень отклонилась к северу, т. е. шла строго на север (или даже немного на северо-запад), и теперь справа проглядывает участок пашни, либо отклонилась слишком к востоку и теперь выходит в уже упо­мянутый «угол», но ближе к болоту. Все высказанные соображения могут служить иллюстрацией еще одного приема, ис­пользуемого при втором способе ориентирования: широкого и непрерывного наблюдения за местностью.

Использование этого приема позволяет и на этом участке маршрута заранее наметить, как обнаружить и погасить воз­можную ошибку.

Выйдя на участок, занимаемый пашней, следует прежде всего определиться, т. е. понять, к какому краю участка груп­па вышла. Это удобнее всего сделать, соотнеся видимые на­правления границы леса и пашни с этими направлениями, по­казанными на карте. Нужно только помнить, что, если карта старая, эта граница могла несколько измениться. Определив­шись, надо выйти к восточному краю пашни и пойти вдоль опушки леса на север — северо-запад, пока не встретится на­чало просеки. Кстати, чуть дальше этого места к краю пашни подходит лесная дорога из Згарево. Поэтому если, как это иногда бывает, начало просеки плохо видно со стороны паш­ни, то место выхода дороги обычно хорошо заметно. Если груп­па подошла к этому месту, значит, начало просеки осталось позади и надо немного возвратиться назад. Кстати, если груп­па устала или у нее мало времени и т. п., то наиболее простой способ достигнуть конечной цели маршрута, это пройти по лесной дороге до железнодорожного полотна и затем вдоль него вправо к мосту. Но интереснее, конечно, воспользоваться обна­руженной просекой. По ней нужно пройти до места, где с юга к ней подходит еще одна просека (ведущая к озеру). Это скре­щение просек при решении задачи первым способом использо­валось в качестве одного из ориентиров (ориентир 6). Тогда отсюда прямо на мост брался азимут и принимались меры, чтобы возможно точнее выдержать его. При втором способе турист возьмет азимут на речку ниже моста и, как обычно, не заботясь о точном соблюдении направления, выйдет к реке и далее вверх по ее течению к мосту. Или же возьмет азимут на железную дорогу и, выдержав его в самом грубом приближении, дойдет до полотна и вдоль него вправо к мосту. Прой­денный путь будет, конечно, несколько больше, чем при первом способе, но затрата времени будет такой же или даже уменьшится в связи с тем, что нет необходимости тщательно выполнять приемы точного соблюдения азимута ив особенно­сти считать пары шагов.

Итак, мы видели, как одна и та же задача на ориентиро­вание решается первым способом, построенным на жестком соблюдении измеренного азимута, и вторым способом, постро­енным на заведомом отклонении от измеренного азимута с за­ранее предусмотренным погашением возникающей погрешно­сти. Надо сказать, что в большинстве случаев в походе с чисто практической целью (выйти в тот или иной заданный пункт) более целесообразно использование второго способа. Хотя на первый взгляд он представляется менее точным, на практике он дает лучший результат. Дело в том, что приемы первого способа отличаются некоторой искусственностью и их трудно провести в жизнь. Исключение представляет, пожалуй, лишь использование промежуточных ориентиров (первый прием по нашему описанию) и движение в створе с идущим впереди товарищем (третий прием).

В первую очередь, в походе оказывается трудно правильно считать шаги. Даже характерные для средней полосы России такие совсем простые препятствия, как кочки, кустарники, гу­стой лес, овраги и небольшие промоины, приводят к тому, что турист легко сбивается со счета. И не только препятствия.

Стоит на секунду отвлечься, подумать о том, как обойти лужу или бревно, услышать замечание товарища или руководителя, и счет бывает тут же по­терян.

Искусственным яв­ляется провешивание пути (второй прием). Вехи надо или заготав­ливать заранее и но­сить с собой, либо тра­тить очень много вре­мени для их изготовле­ния на месте. Кроме то­го, провешивание пути вообще неприменимо на закрытой местности, Т. е. именно там, где ориентироваться труд­нее всего. Поочередный обход препятствий (сле­ва - справа) менее искусствен, но ведь препятствия редко бывают одинаковой ширины. Обход крупных препятствий с использова­нием обратного азимута (шестой прием) представляется безуп­речным, но, видимо, лишь за счет того, что для наглядности иллюстрируется простыми, упрощенными примерами. Доста­точно, взять не овальное вытянутое озеро, а часто встречаю­щееся в природе озеро неправильной формы (рис. 15),

как четкая геометрия этого приема поломается. Турист вышел к бе­регу озера. Повернул под 90° налево, пошел, ведя счет шагов. Немного прошел — вышел к заливу того же озера, который не был виден издали. Еще раз повернул под 90°—через некото­рое время попал на болото. Новый поворот и т. д. Если тури­сту придется совершить все многочисленные повороты, пока­занные на рисунке, то скорее всего он просто собьется и за­путается.

Разбивка маршрута на участки (седьмой прием), конечно, позволяет уменьшить допускаемую ошибку, но все же не может свести ее до нуля. А на закрытой местности этот прием может вообще оказаться неприменимым из-за отсутствия нужного числа видимых ориентиров. Так, очень сомнительным представляется использование в качестве ориентира ямы, находящейся среди леса, — случай из рассмотренного выше ре­шения задачи. Скорее всего, идя на участке ориентир 3 — ори­ентир 4, турист просто упрется в болото и не будет представ­лять себе, куда он отклонился от искомого ориентира и на­сколько велико это отклонение. Да и курган высотой 1 м (ориентир 2) не слишком надежный ориентир, даже для от­крытой местности.

Наконец, последний из приемов этого способа — составле­ние таблицы и схемы движения по азимуту (см. рис. 14). Он отчасти полезен, поскольку заставляет туриста поработать с картой, оценить местность, промерить требуемые расстояния. Но рекомендация использовать такую схему вместо карты на маршруте может привести к самым неприятным последствиям. Такая схема составляется, исходя из предпосылки, что ориен­тирование является действием, допускающим однозначную оп­ределенность местонахождения. Достаточно небольшой неточ­ности — и турист, не выйдя на очередной ориентир, не будет представлять, где он находится и что надо делать, ибо на та­кой схеме отсутствует дополнительная информация, которая могла бы ему помочь восстановить ориентировку. Если нельзя взять в поход карту, более правильно сделать выкопировку карты в полосе 3—5 км по обе стороны предполагаемого мар­шрута.

Несмотря на отмеченные недостатки первого способа ориен­тирования, юных туристов следует знакомить с ним. Дело в том, что второй способ оправдывает себя в основном при дви­жении на значительные расстояния — несколько километров и более. На малых расстояниях его не всегда можно применить. Поэтому при решении ряда задач на ориентирование, с которыми может встретиться юный турист (в особенности на раз­личных слетах), например соревнования по ориентированию, глазомерная съемка местности, приходится использовать пер­вый способ или как-то комбинировать приемы, относящиеся к разным способам ориентирования.

Азимут истинный и азимут магнитный

Чтобы завершить рассмотрение вопросов, связанных с ориентированием, необходимо рассмотреть еще один вопрос. В предыдущем изложении мы исходили из того, что направление на север, показанное на карте, и направление на север, определяемое с помощью компаса на местности, является одним и тем же. В действительности это совсем не так, поэтому необ­ходимо сделать соответствующее уточнение. (Суть описанных способов ориентирования от этого не меняется, к ним лишь до­бавляется одна простая вычислительная операция, знать кото­рую туристу необходимо). Речь идет о переводе истинных ази­мутов в магнитные и обратно.

Выше мы определили азимут как угол между направлением на север и направлением на нужный нам местный предмет. С направлением на нужный предмет все ясно, и тут никаких вопросов не возникает. Но что такое направление на север? Это направление на Северный полюс. И определяем мы это направление на местности по компасу. Дело заключается в том, что компас на Северный полюс не указывает! Магнитная стрелка компаса указывает на магнитный, а не на географиче­ский полюс.

Понятие о географическом, или, иначе, истинном, полюсе связано с представлением о форме Земли и характере ее вра­щения: Северный и Южный полюсы — это точки, через которые проходит ось вращения земного шара.

В то же время Земля обладает свойствами магнита, и во­круг нее существует магнитное поле. Как всякий магнит, она имеет два полюса, не совпадающие с географическими. Север­ный магнитный полюс находится под 74° северной широты и 100° западной долготы. Южный магнитный полюс лежит под 69° южной широты и 144° восточной долготы. (Магнитные по­люсы с течением времени медленно перемещаются; правда, пе­ремещения эти не настолько значительны, чтобы учитывать их для практических целей в турпоходе.)

Итак, существуют истинный и магнитный полюсы, не сов­падающие между собой. Соответственно этому есть истинный и, магнитный меридианы. И от того и от другого можно отсчитывать направление на нужный предмет. В одном случае мы будем иметь дело с истинным азимутом, в другом — с магнитным. Истинный азимут — это угол между истинным (географи­ческим) меридианом и направлением на данный предмет. Магнитный азимут — угол между магнитным меридианом и направлением на данный предмет. Понятно, что истинный и магнитный азимуты отличаются на ту же самую величину, на которую магнитный меридиан отличается от истинного. Эта величина называется магнитным склонением. Ес­ли стрелка компаса откло­няется от истинного мери­диана к востоку, магнитное склонение называют восточ­ным, если стрелка отклоня­ется к западу, склонение называют западным. Вос­точное склонение часто обозначают знаком «+» (плюс), западное — знаком «—». (минус). Величина магнитного склонения неодинакова в различной местности. Так, для Московской области склонение составляет +7, +8°, а вообще на территории СССР оно меняется в бо­лее значительных пределах.

Возвращаясь к случаю, когда надо, имея карту и компас, выйти на какой-либо пункт, который не виден с точки стояния, мы сталкиваемся со следующей трудностью. Измеряя азимут по карте, мы узнаем истинный азимут. Когда на местности мы определяем по компасу то же самое направление, то мы узна­ем магнитный азимут. Отсюда возникает необходимость уметь переводить истинные азимуты в магнитные и обратно.

Что же нужно сделать, чтобы, зная магнитное склонение, истинный азимут перевести в магнитный? Обратимся к рис.16 (слева).

Рис. 16. Перевод истинных азиму­тов в магнитные и обратно: слева — восточное, справа — западное скло­нение.

Пусть ОМ — истинный меридиан, угол NOA истинный азимут. Если мы имеем восточное склонение (3, то оче­видно, стрелка компаса покажет нам не строго направление ON, а отклонится от него к востоку на угол, равный δ, и зай­мет положение ON¹. Соответственно этому, если мы возьмем нужный нам азимут, приняв линию ON¹ за направление на север, то мы пойдем не по направлению ОА, а отклонимся от него на ту же величину, на которую стрелка компаса откло­нилась от истинного меридиана, т. е. тоже на угол р. Иначе говоря, пойдем по направлению OA¹. Для того чтобы внести в свои действия поправку; очевидно, надо взять левее на тот же угол р. Тогда движение будет происходить по требуемому направлению ОА.

Значит, в случае восточного склонения истинный азимут на­до уменьшить на величину склонения, чтобы получить магнит­ный:

Ам=Аи-β.

В случае западного склонения (см. рис. 17 справа) стрелка компаса вместо направления ON, соответствующего истинному меридиану, будет показывать направление ON¹, отклоняясь от истинного меридиана влево на угол δ. Соответственно этому, если мы не внесем поправки в свое движение, то будем двигаться не по нужному для нас OA¹ направлению ОА, а уклонимся от него влево на угол δ и пойдем по направлению. Чтобы этого не произошло и несмотря на то, что стрелка компаса вместо направления ON показывает направление ON¹, мы шли

все-таки по направлению ОА, нужно будет взять правее на угол δ.

Значит, в случае западного склонения истинный азимут на­до увеличить на величину склонения, чтобы прийти в нужное место:

Ам=Аи+β.

С помощью аналогичных рассуждений нетрудно понять, ка­ким образом от магнитного азимута перейти к истинному в случае восточного и западного склонения. Впрочем, это можно определить и чисто математическим путем. Если при восточ­ном склонении Ам==Аи—β, то, очевидно, что Аи==Ам+β. Если при западном склонении Ам=Аи+β, то Аи==Ам—β. Надо только помнить, что если юные туристы встретят в литературе обозначения восточного и западного склонения как «+β» и «—β», то здесь знаки «плюс» и «минус» не имеют математиче­ского смысла и при вычислениях во внимание не принимаются.

В каких же типических ситуациях приходится переводить истинный азимут в магнитный и магнитный в истинный?

Случай, когда необходимо перевести истинный азимут в магнитный, фактически уже был рассмотрен. Это приходится делать, если мы определили по карте азимут на невидимый с точки стояния предмет и требуется учесть магнитное склоне­ние при движении по компасу. Иными словами, это требуется сделать при переходе от карты к местности.

Иной случай будет, если мы, заметив на местности какой-либо предмет, хотим нанести его на карту. Определив по ком­пасу направление на этот предмет, мы узнаем, конечно, маг­нитный азимут. Если мы не внесем поправки, откладывая его на карте, то мы ошибемся на величину магнитного склонения. Чтобы не допустить такой ошибки, необходимо определить истинный азимут и только этот угол откладывать на карте. Иными словами, найти истинный азимут по величине магнитного азимута и величине магнитного склонения бывает необ­ходимо при переходе от местности к карте.

Возвращаясь теперь к рассмотренному ранее первому спо­собу ориентирования, нетрудно понять, что для точного вы­держивания направления по азимуту необходимо учитывать величину магнитного склонения. На топографических картах она указывается снизу в зарамочном оформлении. На турист­ских картах она может и не быть указана, поэтому величиной магнитного склонения для данной местности надо поинтересо­ваться заранее. Приближенные значения его берут из справоч­ника. Таким образом, для большинства районов страны к описанным ранее приемам прибавляется еще один — перевод истинных азимутов (полученных при измерении на карте) в магнитные (которыми надо будет пользоваться на местности). В таблицу и схему, которые составляются перед началом дви­жения, выписываются, естественно, магнитные азимуты. Выше, в разделе, посвященном сопоставлению двух способов ориен­тирования, этого сделано не было, как будто наш маршрут проходит в западной части Союза или, напротив, на востоке, где-нибудь в районе Иркутска (в этих районах магнитное склонение равно или близко к нулю, и, таким образом, истин­ный и магнитный азимуты практически можно считать совпадающими).

При использовании второго способа ориентирования магнитным склонением можно во многих случаях просто пренебречь. Действительно, если для Московской области оно составляет примерно 7—8°, то нет смысла принимать его во внимание, так как при выдерживании направления по компасу для нас обычно является приемлемой заметно большая по­грешность, например порядка 15°, как в рассмотренном выше примере.

Закончив изложение вопросов ориентирования, перейдем теперь к технике и тактике движения по маршруту, иными сло­вами, речь пойдет о том, как надо ходить туристу.

Правильная организация движения

Теперь поговорим о том, как правильно идти в походе. Вопреки мнению многих, это тоже надо уметь.

Вот несколько практических советов. Во время движения не рекомендуется петь. Образ туриста, весело шагающего с рюкзаком и распевающего задорную песенку, создан людьми, совсем не знающими туризма. Настоящий турист никогда не запоет на ходу. Песня сбивает дыхание, и поэтому сразу ста­новится тяжелее идти.

А как же знаменитые туристские песни? Их поют вечером у костра, когда все дела окончены, спешить некуда и есть вре­мя тихо посидеть, посмотреть на звезды, на летящие в темноту искры, помечтать, попеть.

Не следует пренебрегать привалами. Очень часто юные ту­ристы, выйдя в поход, идут 3—4 часа без остановки и в ре­зультате преждевременно выбиваются из сил. Короткие деся­тиминутные привалы обязательны во время дневного перехода, даже если ребятам кажется, что они совсем не устали. Взрос­лые туристы обычно делают такие привалы каждый час: 50 ми­нут идут, 10 минут отдыхают. Юным туристам, особенно но­вичкам, можно делать их и чаще, минут через 40—45, а если очень трудно идти, то на первых порах даже через каждые полчаса. Такие короткие привалы сберегают силы, и турист без особого труда может быть в движении 8—9 часов.

Десятиминутные привалы должны полностью использовать­ся для отдыха. Недопустимо в это время затевать возню и бе­готню, даже если юные туристы чувствуют себя бодро. Бороть­ся с усталостью нужно не тогда, когда она пришла, а до её наступления.

Помимо очередных десятиминутных привалов, на первом переходе через 15 минут после выхода рекомендуется внеоче­редной короткий привал. За эти 15 минут обычно выясняется, что у кого-нибудь в группе или неудобно уложен рюкзак, или трет ногу ботинок, или надо снять свитер, потому что жарко идти. Одним словом, этот привал нужен для устранения мел­ких неисправностей в экипировке.

Надо следить и за темпом движения. Это очень важно. Ни­что, пожалуй, так не выматывает туриста, как «рваный», не­равномерный темп, когда направляющий то плетется еле-еле, то вдруг делает рывок, а потом опять сбавляет темп. Идти нужно по возможности с одной скоростью, разве что, выходя с бивака, можно несколько минут двигаться медленнее, чем обычно, чтобы втянуться в привычный темп постепенно, и по­том перед остановкой на привал надо за 3—5 минут начать постепенно снижать темп, чтобы перевести сердце и легкие на более спокойный режим работы.

Не надо думать, что можно отдыхать на ходу, замедляя движение на какое-то время. Если группа очень устала, луч­ше сделать внеочередной привал, чем переходить на неравно­мерный темп. Поэтому первое требование к направляющему — уметь держать ровный темп.

Если в походе крайне нежелателен неравномерный темп движения, то уж совсем недопустим бег. Между тем юные ту­ристы, отстав по какой-то причине от группы, иногда пытаются догнать идущих впереди товарищей бегом. Еще хуже, когда кто-то пытается набрать цветов или ягод по ходу движения и, чтобы не отстать, по много раз догоняет группу бегом. Если в пути попадается земляничная поляна или усеянный цветами луг, лучше попросить руководителя сделать Небольшой привал. Руководитель всегда согласится на такой привал, если нет каких-то очень веских причин против этого.

Нельзя растягивать строй группы во время перехода. Не­редко можно видеть, как группа из 10—15 человек растяги­вается на километр и больше: те, кто посильнее, ушли вперед, кто послабее — безнадежно отстали, ребята бредут группами по 2—3 человека, направляющие не видят замыкающих. Такая растянутая, разорвавшаяся группа практически неуправляема. В дальнем походе это может привести к несчастным случаям. Да и в воскресном походе так может кто-нибудь отстать, отбиться от группы, после чего придется вести поиски и весь маршрут будет сорван. Надо помнить туристский закон: груп­па в движении равняется на слабейших. Между тем многие юные туристы, отправляясь в поход, убеждены, что тут как на соревнованиях: сильные должны «выкладываться», чтобы задавать хороший темп, а слабые — что есть силы тянуться за ними. В походе это приведет только к разрыву группы, на уп­равление которой уходит столько времени, что увеличением скорости движения сильнейших это не возмещается.

Но как же быть, если один человек задерживает всю груп­пу? Оставить его, конечно, нельзя. В следующий поход его лучше не брать. Надо предложить ему потренироваться, если он слаб, а если он мог, но не хотел заставить себя идти быстрее, то он и сам не пойдет больше в поход. В следующий раз руководитель внимательнее отнесется к комплектованию своего походного отряда.

Не надо забывать и о таком способе уравнивания сил в группе, как различная загрузка рюкзаков. Правда, прибегая к этой мере, руководитель должен соблюдать максимальную тактичность. Очень часто ребята, оказавшиеся слабее своих товарищей, протестуют при попытках забрать у них часть гру­за из-за того, что руководитель, отдавая свое распоряжение, каким-то образом задел их самолюбие. Нельзя забывать, что в подростковом и юношеском возрасте ребята имеют повышен­ную чувствительность: человека в этот период жизни могут больно задевать такие вещи, которые в будущем ему самому станут казаться мелочами. Поэтому, если руководитель видит, что в группе появились отстающие, не надо спешить отдавать приказ, чтобы разгрузить их. Надо подумать о том, как прове­сти перераспределение груза, чтобы это не выглядело нарочи­тым подчеркиванием чьейто слабости. Лучше будет, если у более слабых ребят не просто возьмут часть груза, а обме­няют тяжелые вещи на более легкие, но объемные. Пусть со стороны их рюкзаки не выглядят пустыми. Неплохо, если пе­рераспределением груза будут охвачены не только явные «сла­баки», но и один-двое из ребят средней силы. Тогда легче представить дело так, будто бы перераспределение груза вы­звано какими-то другими соображениями. В крайнем случае, такие действия лучше мотивировать необходимостью загрузить сильнейших, чтобы они не рвались вперед.

В некоторых случаях для уменьшения усталости бывает по­лезно дать человеку несколько кусков сахару. Сахар — быстроусвояемый углевод. Питательные вещества начинают посту­пать мышцам буквально через несколько минут. Опытные пу­тешественники перед трудным переходом очень часто берут в карман по несколько кусков сахару. Этот обычай не плохо бы усвоить также и юным туристам.

В походе совсем не безразлично, кто за кем идет. Чтобы вся группа во время перехода держала темп по более слабым товарищам, их обычно, ставят в голову колонны, сразу после направляющего. Идя сзади, сильные ребята не отстанут от группы, а направляющему удобнее поддерживать темп, если он имеет тех, за кем ему надо следить, рядом с собой.

Разрыв группы во время перехода может получиться не только из-за неравенства сил, но иногда из-за ошибок, кото­рые допускает направляющий. Вот одна из них, пожалуй, наи­более типичная. Группа подходит к какому-то препятствию. Это может быть завал, ручей с переброшенным бревном, упав­шее дерево, овраг. Не всегда это препятствие может быть, сложным или опасным, но любое такое препятствие замедлит движение. Пока направляющий перебирается через него, вся группа стоит сзади и волей-неволей ждет. Если направляющий, после того как преодолеет препятствие, тут же продолжает идти в прежнем своем темпе, забывая, что остальным тоже требуется время на преодоление препятствия, то группа неиз­бежно разорвется. Первые несколько человек обычно успевают «поднажать» и догнать направляющего, а вот идущие сзади сразу же оказываются далеко отставшими.

Вот еще одна типичная ошибка направляющих, правда, ме­нее бросающаяся в глаза. Как уже говорилось, перед останов­кой на короткий десятиминутный привал, надо начать посте­пенно снижать темп. Это дает возможность более слабым уча­стникам подтянуться, чтобы перед остановкой на привал весь отряд представлял собой одну компактную группу. Неопытный направляющий поступает иначе. Зная, что подходит время при­вала, он намечает впереди удобное место для отдыха и последние полкилометра идет со всей скоростью, на какую он только способен, имитируя финишный рывок спортсмена на беговой дорожке. Помимо того что такие рывки с последую­щей внезапной остановкой отнюдь не полезны для самого направляющего и тех юных туристов, кто поддержит его рывок, происходит еще следующее. Ребята послабее немедленно ока­зываются далеко позади. Вид стремительно уходящих вперед товарищей действует на них угнетающе. Усталость начинает казаться непреоборимой, и их темп движения еще более за­медляется. В результате к месту привала они приходят на 3— 5 минут позже остальных. Эти минуты они находятся в дви­жении, в то время как их более сильные товарищи отдыхают. Между тем ровно через 10 минут после финиша передовой группы раздается команда на выход. Получается, что наибо­лее слабые участники похода, больше других нуждающиеся в отдыхе, систематически получают для отдыха на 30—50% меньше времени, чем остальные ребята. Усталость нарастает стремительно, отставание слабых от остальных товарищей уве­личивается, в походной колонне появляется разрыв, который трудно ликвидировать. Поэтому направляющий должен не только поддерживать ровный темп, но и следить за группой, почаще оглядываться назад, не допускать образования раз­рывов.

Поручить направляющему выбор пути можно только тогда, когда он умеет хорошо ориентироваться и правильно вести группу. Если же он хороший ходок, но ориентируется на ме­стности слабо, то в группе выделяется еще и ведущий, который идет с компасом и с картой сразу за направляющим, ука­зывая ему направление движения. Ослабевшие или наиболее уставшие участники похода ставятся тогда после него.

Кроме, того, в колонне обязательно назначается замыкаю­щий. Чаще всего это второй по силе и опытности турист в группе. У него в рюкзаке обычно находятся аптечка и ремонтный набор, он всегда должен быть готовым оказать необходимую помощь. А главная его задача — держать в поле зрения всю группу и не допускать, чтобы кто-нибудь оставался сзади него. Именно он отвечает за то, чтобы никто не отстал и не потерялся.

Вот теперь мы подошли еще к одному туристскому правилу. Группа должна двигаться в определенном порядке, а не в том, который получится случайно. Неправильно поступают те юные туристы, которые решают: пусть все идут, кто как хо­чет. Успеху похода это не способствует. Нужно заранее подумать, кто из ребят лучше справится с обязанностями направляющего и замыкающего, а перед выходом на маршрут объя­вить это для всей группы. Во время перехода надо производить перестановки в группе, если кто-нибудь начинает тяжело идти.

В учебном походе перестановки в группе производят еще и с учебными целями, чтобы потренировать ребят в роли направляющего, ведущего, замыкающего, чтобы дать им почувствовать, как идется в голове походной колонны, в середине, в хвосте.

А что же делает во время перехода руководитель группы?

Главная его задача — обеспечить общий порядок в движущей­ся по маршруту группе. Поэтому он может взять на себя любую полезную для группы обязанность. Обычно почему-то счи­тают, что руководитель должен во время перехода совмещать роли направляющего и ведущего. Но это совсем не обязатель­но. Нередко бывает, например, что в качестве руководителя похода идет школьный учитель, который ориентируется на ме­стности и держит темп хуже, чем ребята, имеющие значки и разряды по туризму. Тогда он назначает из их числа и веду­щего, и направляющего, нередко замыкающего, а сам идет где-нибудь в середине колонны.

Вот еще несколько полезных советов. Во время перехода рекомендуется следить за временем по часам. Прежде всего, это нужно для того, чтобы точно соблюдать периодичность де­сятиминутных привалов. Лучше всего это поручить направляющему или ведущему. Но желательно, чтобы на первых порах контроль за временем осуществлял не один, а два человека: юные туристы, как уже говорилось выше, в начале дня часто забывают о необходимости делать привалы. Помимо этого, контроль за временем позволяет по количеству сделанных переходов судить о пройденном расстоянии. Привычка следить за временем и соотносить его с пройденным расстоя­нием постепенно приводит к выработке чувства, темпа движения, которое в свою очередь существенно помогает человеку в ориентировании на местности, о чем уже шла речь выше. И наконец, следить за временем надо для того, чтобы мак­симально использовать для отдыха десятиминутные привалы, Дело в том, что полноценность этого отдыха зависит не толь­ко от своевременности привалов, но и во многом от правиль­ности выбора места для них. Иной раз имеет смысл остановить­ся на несколько минут раньше, чем предполагалось, или, на­оборот, пройти немного дольше, чтобы найти хорошее место для отдыха. Бессмысленно, например, в жаркий летний день останавливать группу на привал в открытом месте под па­лящими лучами солнца. После такого «отдыха» участники группы только раскиснут, станут вялыми и идти станет труднее. В холодное время года главным требованием к месту привала является его защищенность от ветра. Летом в жару, на­против, ветерок желателен, но, главное, надо, чтобы была тень. А вот наличие воды, вопреки мнению многих начинающих пу­тешественников, совсем не обязательно и, более того, обычно нежелательно. Почему так, будет сказано ниже.

Все это значит, что во время перехода нужно учитывать время очередного привала и заранее прикидывать, где лучше остановить группу на отдых.

Поэтому не случайно хронометраж движения по маршруту становится все более популярным не только среди детских, но и среди взрослых групп, а в некоторых случаях его требуют прикладывать к отчету о походе. Имея такой хронометраж, легко оценить тактическую грамотность группы.

При движении по лесу нужно опасаться веток деревьев и кустарника. В туристских справочниках и руководствах иногда дается рекомендация отводить ветки в стороны, придерживать их руками, чтобы не ударить идущего сзади товарища. Реко­мендация эта на практике невыполнима. Ведь, для того что­бы придержать ветку, надо на какое-то мгновение задержать­ся. Нетрудно представить себе, с какой скоростью будет двигаться группа, если все будут задерживаться около каждой ветки, чтобы придержать ее хотя бы на пару секунд. Поэтому в группе новичков не рекомендуется придерживать ветки, луч­ше, если идущий сзади возьмет безопасную дистанцию. По ме­ре же накопления походного опыта надо вырабатывать у себя привычку правильно отводить ветки. Ветку, которая перегораживает тропу, нужно пригнуть вниз к земле, оставив ее у себя под локтем. В этом случае ей придаются колебания в вертикальной плоскости, что для идущего сзади совершенно безопасно.

В очень густом кустарнике или подлеске бывает полезно, защищая глаза, выставить руку локтем вперед. При этом ладонь кладут на голову, как бы поправляя волосы, но локоть не оставляют сбоку, а разворачивают вперед. Не следует пытаться прикрывать глаза ладонью — этим можно лишить себя обзора, тогда как выставленный вперед локоть не мешает ви­деть.

Не надо прыгать, если можно перешагнуть. В походе тури­сту довольно часто бывает нужно перейти через лежащее дерево, завал из нескольких валежин и т. п. Юные туристы в этом случае обычно стараются их перепрыгнуть или, в крайнем случае, наступить, а потом и спрыгнуть. Опытный турист стре­мится по возможности избежать прыжков. Ведь ствол дерева или валежина могут оказаться подгнившими, при прыжке мож­но случайно зацепиться за какой-нибудь сучок или поскольз­нуться.

Все это может привести к падению, а падение с рюкзаком, особенно тяжелым,— вещь малоприятная.

Руки рекомендуется оставлять свободными. Об этом уже говорилось в разделе, где шла речь об укладке рюкзака. Ту­рист, у которого свободны руки, при потере равновесия и падении вперед падает на руки, а тот, у кого руки заняты, па­дает на землю лицом.

Не следует без крайней необходимости прибегать к устройству переправ через водные преграды. К сожалению, в справочниках и руководствах, адресованных юным туристам, часто содержатся описания различных переправ, которые применяются опытными туристами в дальних и сложных походах, — таджик­ским способом, с шестом, с помощью веревок, разные способы устройства кладей и даже переправы на небольших плотах. Однако применение таких способов дает хороший эффект тогда, когда происходит под руководством человека, уверенно владею­щего ими. Новички, впервые знакомящиеся с переправами, как правило, совершают различные ошибки. Краткие описания, при­водимые в справочниках и руководствах, не содержат и не мо­гут содержать разбора таких ошибок. У начинающего туриста возникает мнение, что переправа — дело предельно простое. Появляется желание воспользоваться указанным в книге советом, вместо того чтобы потратить минут 20—30 на поиски моста, лавы или клади, используемой местным населением.

Юным туристам редко приходится путешествовать по глухим местам, где устройство переправы своими средствами является единственным способом преодоления водной преграды. Поэтому, выйдя к сколько-нибудь значительной реке, лучше, прежде всего, подумать, где в этом районе могут быть переправы через речку, наведенные местными жителями. Если неподалеку виднеются крыши деревни или отдельные домики, нужно направляться туда, там почти наверняка имеется переправа. Если вдоль реки или на некотором расстоянии от нее проходит несколько троп можно некоторое время пройти вдоль реки, пока не попадется тропа, убегающая вниз, к воде: в большинстве случаев она приводит к переправе. Если речка не особенно велика, можно воспользоваться бродом. Первый признак брода — тропинки или колея дороги, спускающиеся к воде и имеющие продолжение на противоположном берегу. Можно попытаться найти брод и са­мостоятельно. Искать его следует на широких участках реки, где разлившаяся, вода обычно не бывает глубокой. Нужно пом­нить, что направление брода редко бывает прямым — по кратчайшему расстоянию от берега к берегу. Гораздо чаще приходится пересекать реку наискось. При этом искать продолжение пути надо не на ощупь, а наблюдая за водой. Там, где вода светлее, там находятся мелкие места. Рябь на поверхности во­ды — тоже признак мелкого места. Характер берегов тоже мо­жет подсказать направление брода: у крутого берега река глуб­же, у пологого — мельче.

Если речка глубокая, но узкая, то для переправы, можно использовать лежащие поперек нее деревья, те, которые находятся невысоко над водой. Переправляясь по такому дереву, удобно использовать для опоры шест. Деревья, которые завис­ли высоко над водой, лучше не использовать. И еще важно за­помнить: пока один человек передвигается по бревну, другой не должен вступать на него.

Для переправ через достаточно большие водные пространст­ва иногда приходится прибегать к лодкам, используемым мест­ным населением. Категорически запрещается пользоваться старыми полузатопленными лодками, которые иной раз стоят у берега. При виде такой лодки у юных туристов довольно часто появляется мысль — откачать из нее воду, заткнуть или забить дырки и переправиться. Последствия такой переправы могут быть самыми грустными.

Точно так же не стоит рассчитывать на переправу через реч­ку вплавь. Даже при самом благоприятном исходе такой переправы вряд ли удастся доставить на другой берег рюкзаки. Все сказанное относилось к переправам через равнинные речки средней полосы страны. Ну, а если юным туристам предстоит отправиться в путешествие, где может появиться необхо­димость в переправе через мощные и быстрые реки (на Кавка­зе, на Алтае и т. д.), где нужно быть готовыми использовать переправы, применяемые взрослыми туристами в сложных ус­ловиях? Тогда нужно найти опытного туриста или альпиниста и под его руководством тщательно отрабатывать организацию таких переправ: тут нужен именно опытный человек, а не юно­ша, побывавший один раз в горах и имеющий значок «Альпи­нист СССР», считающий, что он знает переправы потому, что слышал о них на теоретических занятиях и видел, как их наво­дят старшие товарищи.

Что еще можно посоветовать туристу, отправляющемуся в один из своих первых походов? Во время движения или на деся­тиминутном привале нельзя пить воду. Чем больше воды будет выпито, тем тяжелее станет идти потом, а жажда при этом не уменьшится. Чувство жажды возникает у туриста не из-за поте­ри воды, выходящей с потом из организма, а из-за обильного выделения солей. Вспомните, каким соленым кажется пот, если он попадает на губы, как он разъедает глаза. Все это из-за вы­сокой концентрации в нем солей. В обычной воде солей содер­жится значительно меньше, поэтому для восстановления нару­шенного солевого равновесия ее пришлось бы выпить очень мно­го. Вот почему в походе сколько ни пей — жажда не проходит: ведь с водой в организм поступает значительно меньше солей, чем ушло с потом. А идти при этом оказывается тяжело: чело­век обливается потом, сбивается дыхание, возрастает нагрузка на сердце.

Поэтому рекомендуется сделать следующее. Съесть с утра что-нибудь соленое: сухую воблу, селедку, кусок хлеба, посыпанный солью, — или даже просто проглотить щепоточку соли. Потом нужно напиться горячего чая до утоления жажды и больше потом не пить. В крайнем случае, если во рту очень су­хо, можно прополоскать его водой.

При появлении жажды самое трудное — удержаться от пи­тья в первое время. Дальше будет легче. И наоборот, если не удержаться сразу, дальше будет очень трудно. Бывает, что, сделав несколько глотков из фляжки, турист потом не может остановиться и пьет без конца: в деревне, у колодца — прямо из ведра, в лесу, у ручья — лежа, припав к воде и не в силах оторваться от нее. Можно ручаться, что к концу дня он будет совершенно измученным. Следует помнить: напившись утром, не надо пить до обеденного привала днем, а если его не будет, то лучше потерпеть и вторую половину дня — до вечера. Между прочим, именно поэтому не стоит устраивать десятиминутные привалы вблизи воды. Слишком уж велик в этом случае соблазн напиться. Там, где опытный турист ограничится тем, что помоет лицо и руки, прополощет рот, кто-нибудь из юных туристов на­верняка будет пить воду, делая вид, что он только полощет рот.

На обеденном привале тоже не надо сразу набрасываться на воду. Лучше всего подождать, пока будет готов чай, компот или что-нибудь в этом роде. Если ждать очень долго, то, во вся­ком случае, не следует пить тотчас, как только группа стала на бивак. Турист еще разгорячен ходьбой и выпьет гораздо боль­ше воды, чем ему на самом деле нужно. И еще: никогда не надо пить залпом, без отрыва. Лучше пить маленькими глотками, словно пробуя вкус напитка. Прежде чем проглотить воду, нужно прополоскать ею рот. Между глотками нужно делать небольшие паузы. Если пить не торопясь, то можно утолить жажду совсем небольшим количеством воды.

Следует избегать переходов по жаре: не говоря уже о возможности тепловых ударов, такие переходы очень изнуряют любого человека. Очень часто юные туристы утром долго спят, потом медленно собираются и в результате только часов в де­сять выходят в путь. В итоге переход приходится на самые жаркие часы. Гораздо лучше вставать пораньше, часов в 5—6 утра, быстро собраться и сделать переход по утреннему холодку. А днем, когда печет солнце, устроить трех-четырехчасовой привал, где-нибудь у воды, искупаться, не спеша сварить обед, если надо — отоспаться в тени. Ближе к вечеру, когда спадет зной, можно снова тронуться в путь и стать на бивак часов в 8 вечера. Такой распорядок дня позволяет сохранить силы и в то же время пройти нужное количество километров в самые знойные дни.

Не надо забывать, что в походе (во всяком случае, первое время) ребятам нужно будет примерно на час больше сна, чем дома. Иначе, даже если в первые дни это незаметно, постепенно начнет накапливаться усталость, турист возвращается из похо­да не отдохнувшим, а измотанным. Такие походы никому не нужны. Нужно помнить и другое: нельзя позволять себе ради быстроты устанавливать бивак кое-как. Только хороший, глубо­кий сон обеспечивает полное восстановление сил, а значит, надо все сделать, чтобы спалось удобно. По этой же причине следует сразу же договориться: со словом «отбой» в палатке наступает тишина. А то иной раз впервые попавшие в поход ребята под влиянием ярких и необычных впечатлений чуть не до полуночи ведут разговоры, мешая уснуть тем, кто устал больше их. Где уж тут говорить о полноценном отдыхе!

Желательно добиваться от юных туристов осмысленности своих действий в походе. Всем известно знаменитое суворовское выражение, что каждый воин. должен понимать свой маневр. В полной мере это относится и к туристским походам. Поэтому очень полезно бывает перед выходом потратить 10 минут на то, чтобы разъяснить участникам похода, что предполагается сде­лать за сегодняшний день, показать маршрут по карте, объя­вить, кто будет направляющим, замыкающим, ведущим, в каком порядке будут следовать остальные и т. д.

Столь же полезно провести у вечернего костра получасовой разбор прошедшего дня. В однодневном походе разбор можно провести на станции в ожидании поезда или даже в вагоне по пути домой. Начинать разбор лучше всего руководителю или тому из участников, кто был ведущим. Он прежде всего напо­минает о том, что предполагалось сделать за сегодняшний день и оценивает, в какой мере удалось намеченное реализовать, что способствовало, что мешало достижению цели, что хорошо, а что плохо делали участники похода. Потом по очереди высказы­ваются все туристы. Их внимание должно быть заострено пре­имущественно на замеченных недостатках.

Отрицательные стороны похода на первых порах замечают­ся ребятами легче, чем положительные. Правильные решения в походе подчас кажутся настолько естественными и само собой Разумеющимися, что нужно обладать известным опытом, чтобы оценить лежащий за ними расчет, тонкую оценку обстановки или высокую туристскую грамотность. Напротив, ошибочные решения оказываются достаточно очевидными. Поэтому когда вначале ребята затрудняются вести разбор, не зная, о чем говорить, следует наталкивать их мысль именно на имевшиеся недостатки. Важно начать думать над происходящим и выска­зывать вслух свои суждения. Пусть пока они будут односторон­ними. С течением времени все встанет на свои места. Заканчи­вает разбор опять же руководитель или ведущий, разъясняя поднятые на разборе вопросы.

Такие разборы — очень полезное дело, особенно в учебных походах. Зная, что вечером придется высказываться, ребята на­чинают думать над происходящим в течение дня, анализировать обстановку и принятые в этой обстановке решения, оценивать собственные действия и действия своих товарищей. Значение этого трудно переоценить.

В конце концов, никакими книгами или инструкциями невоз­можно предусмотреть все конкретные ситуации, складывающие­ся в походе. В конечном счете, туристу приходится принимать решения самому, а для этого нужно научиться думать в походе. Ежедневные разборы в этом отношении являются одним из са­мых эффективных средств.

Большое значение имеют разборы и в деле установления хорошей, доброжелательной атмосферы в группе. Много горя­чих споров, перепалок, взаимных обвинений и обид руководи­тель может предотвратить, если с самого начала установит четкий порядок — все претензии друг к другу высказываются вечером, на разборе. А до вечера есть время «отойти» от нахлы­нувшего аффекта, критически отнестись к своей позиции, в не­которых случаях увидеть рациональное начало в позиции своего оппонента или понять, что заставляет его стоять на занятой по­зиции, наконец, просто подумать, стоит ли предмет спора, об­суждения.

Конечно, ведя разбор, руководитель должен сохранять уп­равление им в своих руках. Иначе этот разбор легко может пе­рейти в пустую перебранку или в вечер обмена впечатлениями. Пусть юные туристы высказываются на разборе кратко. Лучше не допускать выступлений, повторяющих уже сказанное, но в то же время надо, чтобы по спорным вопросам каждый выска­зал свое мнение. Не нужно позволять, чтобы выступающего перебивали репликами, возражениями, вопросами. Пусть каж­дый высказывается тогда, когда до Него дойдет очередь. Если желающий возразить уже высказывался раньше, можно, пре­рвав его, пообещать дать слово, когда все выскажутся по одному разу, и обсуждение будет продолжено, а тем временем подумать, стоит ли концентрировать всеобщее внимание на поднятом вопросе. Если нет, объяснить в двух словах, почему нецелесооб­разно продолжать дальше обсуждение этого вопроса, и обяза­тельно дать в заключительном слове свое аргументированное решение по возникшему спору.

Разумеется, не в каждом походе следует устраивать разбор. В многочисленной группе разбор, как правило, неэффективен. Он требует слишком много времени. Часто вместо откровенного разговора он превращается в некое формальное мероприятие. Нет смысла проводить разбор в конце похода, который являет­ся единичным явлением в жизни школы. Но если приходится работать с определенной группой ребят постоянно, то разборы дают очень много.

И еще несколько замечаний. Не принято во время перехода обгонять товарища, особенно если группа идет ровно. Обычно в походе туристы движутся цепочкой, в колонне по одному. Если кому-то надо пройти в голову колонны, производится короткая остановка, и участники похода, оказавшиеся впереди, делают шаг в сторону с тропы, освобождая дорогу тому, кто должен пройти вперед. Не принято также выходить из колонны и пристраиваться к кому-либо из участников сбоку и чуть сзади, как это почему-то любят делать юные туристы. Идущему в ко­лонне товарищу начинает казаться, что его хотят обогнать, и это вынуждает его к спешке при обходе луж, упавших деревьев и т. д. — одним словом, к серии мелких, почти незаметных для глаза рывков, и притом в тех местах, где нужна чуть большая, чем обычно, внимательность и осторожность. Если почему-либо требуется обойти идущего впереди, надо просто попросить, что­бы он пропустил вперед, а не пытаться обгонять на ходу.

Не нужно двигаться по лесу с криком, хохотом, свистом, включенными транзисторными приемниками. Тишина способст­вует полноценному отдыху. Не надо тащить с собой в лес город­ские шумы, не надо воспроизводить их там. Следует учесть и то, что среди общего гвалта трудно управлять группой. Веду­щий может не услышать замыкающего, если тот просит задержать группу. Часть группы может не услышать распоряжения руководителя группы или ведущего, которым приходится до­вольно трудно, если всякий раз надо стараться перекричать об­щий шум. Наконец, шумная группа лишает себя многих инте­ресных встреч — с лосями, зайцами, белками и другими обитате­лями леса. По той же причине у туристов принято, укладывая рюкзак, добиваться, чтобы на ходу ничто внутри его не гремело, не бренчало.

Нехорошо оставлять после себя надписи на скалах, на сте­нах старых монастырей, вырезать свои фамилии на деревьях и т. п. Многие начинающие туристы, к сожалению, так делают. Грустно и больно бывает смотреть на обезображенный аршин­ными буквами памятник старины или утес, видимый издалека.

Между тем у туристов существует хороший обычай, заимст­вованный из практики альпинизма. Альпинисты, поднявшись на вершину или перевал, оставляют записку в туре — неболь­шой пирамиде, которую они складывают из лежащих поблизо­сти камней. Предварительно записку закладывают в пустую кон­сервную банку, иногда еще заворачивают в целлофан или поли­этилен, чтобы предохранить от действия влаги. Туристы, путе­шествующие в горах, поступают таким же образом. Туристы-таежники чаще всего оставляют банку с запиской на месте бивака, укрепляя ее в развилке костровой рогулины. Иногда де­лают на рогулине или поперечной перекладине кострища длинный затес и пишут на нем, что необходимо (вместо записки). Иногда вместе с запиской оставляют маленький подарок — несколько конфет, плитку шоколада или еще что-нибудь. В записке обычно указывается, что за группа была в этом месте и когда, по какому маршруту следует, что предполагает делать дальше. А ниже приводится полный состав группы, и следуют подписи всех участников или только руководителя.

Покидая привал, нужно обязательно осмотреть место — не осталось ли забытых вещей. Юные туристы отличаются порази­тельной способностью разбрасывать свои вещи, терять их. Осо­бенно часто забывают почему-то топоры. Лучше всего место привала осмотреть замыкающему руководителю или обоим вме­сте, но, во всяком случае, должно быть определено, кто именно должен это сделать. Иначе может оказаться, что они, понадеяв­шись друг на друга, оставят место привала без осмотра.

И последнее. Что у туристов не принято хныкать и раскисать при встреченных трудностях — знают все. А вот если у тебя что-нибудь случилось, и об этом должен знать руководитель похода, юные туристы подчас и не подозревают. Порезав руку, они стараются рубить дрова одной рукой, вместо того, чтобы поменяться работой с кем-то из товарищей. Растянув связки голеностопа, они молчат об этом, и на следующий день нога распухает так, что идти становится невозможно. Может, в чьих-то глазах такой человек и выглядит героем, но общее дело от этого только страдает. А его-то настоящий турист всегда ставит на первое место.

Первая помощь

Хотя в походах туристы, как правило, мало болеют, все же, отправляясь в поход, надо знать, как в случае необходимости оказать помощь себе и товарищу.

Первая помощь — едва ли не единственный раздел турист­ской подготовки, где объем знаний должен быть заведомо шире, чем это диктуется просто походной практикой. И, тем не менее, именно этой практикой приходилось главным образом руковод­ствоваться, отбирая материал для данного раздела, — без этого он мог бы разрастись, грозя вытеснить все остальное. Поэтому сведения, излагаемые ниже, не заменяют необходимости знаком­ства с оказанием первой помощи по книгам, специально посвя­щенным этому вопросу, консультаций у специалистов. Такой ли­тературы имеется достаточно много. Для примера назовем толь­ко три книги: Буянов В. М. Первая медицинская помощь. М., Медицина, 1978; Великорецкий А. Н. Первая помощь до прихода врача. М., Медицина, 1972; Федотов Н. Когда чело­век в беде (очерки о первой медицинской помощи в походе, на охоте и рыбной ловле). М., Воениздат, 1966. А теперь перейдем к рассмотрению разных случаев, требующих оказания помощи.

Опрелости, потертости, пузыри

Эти мелкие, но, тем не менее, неприятные и раздражающие травмы очень распространены среди туристов-новичков.

Вряд ли можно найти туриста, который не был бы знаком с ними на своем горьком опыте. Отправляясь в поход, руководи­тель должен быть готов встретиться с ними. Чаще всего они бывают на ногах. Обычная причина таких повреждений — несо­блюдение советов, которые были приведены выше, в главе «Снаряжение», когда шла речь об обуви, носках, стельках, а в настоящей главе — об организации движения, а также несо­блюдение правил гигиены. Особенно хочется подчеркнуть пра­вило: как только нога почувствовала неудобство — где-то жмет, или трет, или что-то мешает, надо устранить причину этого, не дожидаясь, пока появится ощущение жжения или боли. Для этого руководитель и делает первый привал примерно через 15—20 минут после выхода. Этого времени обычно достаточно, чтобы успели выявиться неполадки в обуви, которые надо тут же устранить — сменить носки, положить или, наоборот, убрать стельку, ослабить или затянуть шнуровку и т. д. Между тем юные туристы часто считают, что если ноге неудобно, но это неудобство вполне терпимо, то и обращать внимание на него не следует. В результате к концу дня ноги оказываются сильно стертыми.

Основная профилактика таких повреждений — соблюдение всех рекомендаций, на которые мы уже ссылались. Плюс к этому — уход за ногами. Накануне похода ноги надо чисто вы­мыть, постричь ногти. В походе вечером, прежде чем ложиться спать, не полениться пойти помыть ноги, хотя бы без мыла.

Теперь об оказании помощи. Помощь при опрелости состоит в промывании раздраженных участков водой (без мыла) и сма­зывании их детским кремом или присыпании тальком, если он имеется в походной аптечке (тальк не был упомянут в нашем перечислении медицинских средств, включаемых в аптечку, но для больших групп его целесообразно взять).

Если на коже наметились потертости или намины, то обычно бывает достаточно на ночь смазать это место детским кремом, а утром проследить, чтобы избавиться от причины, вызвавшей повреждение, — грязных носков, сбившихся стелек и т. п. Если на коже имеется сильное покраснение, следует смазать ее йодом, спиртом или густым раствором марганцовки. Если на месте потертости нарушен кожный покров, то рекомендуется покрыть ее слоем синтомициновой эмульсии, затем наложить слой марли и заклеить сверху лейкопластырем. Марля нужна, чтобы вечером можно было безболезненно снять лейкопластырь и повторить процедуру. Поэтому марля должна покрывать только саму потертость, а не здоровые участки кожи, иначе не к чему будет укрепить лейкопластырь. Еще проще просто за­клеить потертость бактерицидным пластырем.

Если образовались болезненные пузыри, то, прежде всего, не надо пытаться их проколоть, что так часто делают в домашних условиях. Во многих случаях пузырь спадет сам после устране­ния причин, вызвавших его, а прокол создает дополнительную опасность внесения инфекции — в пути ноги туриста пребывают в условиях, далеких от стерильности. На пузырь лучше всего наложить синтомициновую эмульсию, а затем вату и лейкопла­стырь, как уже описано, или бинт: если пузырь вдруг прорвется в пути, контакт будет с лекарственным веществом, а не с пот­ным носком и грязным башмаком. Хороший результат при опи­сываемых повреждениях дает применение ватных колец. Берут клок ваты, в середине проделывают отверстие, раздвигая волок­на ваты к краям и образуя круговой валик. Получившимся ват­ным кольцом обкладывают пузырь или потертость, с тем, чтобы обувь не давила на это место. Разумеется, надо при этом так подогнать толщину и ширину ватного кольца, чтобы оно само не стало натирать ногу по соседству.

Помимо стопы, опрелости и потертости также случаются в паху и межъягодичной щели, а потертости плюс к этому на по­яснице и на плечах. Обычная причина появления их в паху и между ягодиц — модные брюки, сидящие в обтяжку, плохо подобранные или невыстиранные, трусы, собирающиеся в склад­ки, плавки или купальник из синтетики, одетые на переход, а на пояснице и плечах — неправильная укладка и подгонка рюк­зака или ношение его на голом теле, без рубахи. Значит, профи­лактика в данном случае опять-таки будет заключаться в вы­полнении рекомендаций, приведенных ранее (см. разделы «Одежда» и «Рюкзак» в главе 3). О помощи было только что сказано. Единственное, что следует добавить,— это необходи­мость деликатности со стороны руководителя в таких случаях. Ребята могут проявлять естественную стеснительность и не обращаться за помощью, хотя уже давно пора бы это сделать. Пожалуй, лучше всего руководителю при подготовке похода упомянуть среди прочего о возможных опрелостях и потер­тостях в паху и между ягодиц и сказать, что в этом случае надо делать. А в самом походе выдавать средства из аптечки, не настаивая, чтобы место потертости было названо и проде­монстрировано.

Раны

Следующим видом травм, которые могут слу­читься в походе, являются раны. Как правило, это небольшие раны — кто-то порезал руку, когда резал хлеб, у кого-то сорвался консервный нож, когда открывал консервы, и т. п.

Помощь в этом случае очень проста. Надо дать немного стечь крови, чтобы вместе с ней удалить грязь, которая могла попасть в рану. Затем края раны обработать йодом или спир­том. Совсем небольшие раны можно смазать по всей поверхно­сти. Затем заклеить лейкопластырем или забинтовать узким сте­рильным бинтом. С такой травмой, как правило, можно продол­жать поход. Глубокие раны у участников похода — дело крайне редкое, и почти все они сводятся к порубам топором ноги (реже руки). При глубокой ране выделяется много крови, и первое, что надо сделать, — это как можно скорее остановить кровоте­чение. Обычно это достигается наложением давящей повязки: кожа вокруг раны обрабатывается йодом или спиртом, на рану кладут стерильный перевязочный материал, вату и туго забинтовывают. Полезно после этого некоторое время держать по­врежденную конечность поднятой кверху. Для венозного крово­течения этого бывает достаточно. Обычно достаточно этого и при кровотечении из мелких артерий. Но иногда принятых мер оказывается мало. Тогда применяют жгут-закрутку. Берут ка­кой-то перетягивающий материал — платок, ремень, полотенце и т. п., завязывают его в петлю, накладывают выше раны по току крови и закручивают с помощью деревянной палочки, пока не исчезнет пульс ниже места ранения. Концы палочки прибин­товывают к конечности, чтобы петля не ослабла. Жгут реко­мендуется накладывать на бедро или плечо, даже если рана находится на голени или предплечье. Следует помнить, что дер­жать жгут закрученным нельзя более 1,5 часа, иначе наступает омертвение всей конечности. В холодное время этот срок сокра­щается до 1 часа. При этом каждые 20—30 минут жгут ослаб­ляют на несколько минут, а затем накладывают снова, несколько отступив от прежнего места. Чтобы не просрочить время использования жгута, нужно зафиксировать время его наложе­ния, лучше всего положить под жгут записку с указанием, когда был наложен жгут. Понятно, что если кровотечение останови­лось раньше упомянутых 1,5 часа, то жгут снимают. Надо пом­нить, что жгутом легко повредить кожу и даже мышцы, поэто­му его не накладывают на голое тело: между ним и кожей нужно проложить полотенце, одежду пострадавшего и т. д. Жгут — средство очень эффективное, но не безопасное: в нервозной обстановке, нередко возникающей вокруг раненого, легко забыть о записке, а затем и о времени наложения жгута. Поэтому, если есть возможность обойтись без жгута, лучше ис­пользовать другие средства. Между тем жгут, описываемый во всех справочниках и руководствах, прочно сидит в памяти туристов, и они готовы накладывать его в любом мало-мальски под­ходящем случае.

При глубоком ранении поход продолжаться не может, и все силы группы бросают на организацию транспортировки постра­давшего в ближайшее медицинское учреждение. Если рана была широкой, то при этом полезно стянуть ее края лейкопластырем, чтобы она не открылась в дороге (если, конечно, при этом не придется отдирать перевязочный материал, присохший к ране).

Нагноения

В условиях похода, продолжающегося 3—4 дня и более, может случиться, что небольшие раны и потертости, не требовавшие обращения в медпункт, за­гноятся в результате попадания грязи. В этих случаях начи­нающий турист нередко стремится положить на поврежденное место синтомициновую эмульсию (или другую мазь) слоем по­толще. Но этого-то как раз и не следует делать. Пока идет нагноение, такие мази неэффективны. Принимаемые меры дол­жны быть направлены на извлечение из раны гноя.

Для этого на загноившуюся рану накладывают марлю, про­питанную гипертоническим раствором. В походных условиях проще всего приготовить такой раствор, взяв 1 часть соли на 9 частей воды (разумеется, прокипяченной). Марлю менять ежедневно в течение 2—3 дней, пока не очистится рана. После этого положить синтомициновую (пенициллиновую, тетрациклиновую и т. п.) эмульсию, забинтовать и не менять повязки в те­чение 3—4 дней. Этих мер, как правило, оказывается достаточ­но. Если же нагноение сопровождается повышением температу­ры, появлением озноба, усилением боли, то дают тетрациклин и принимают меры, чтобы доставить заболевшего к врачу.

Ушибы, растяжения, вывихи, переломы

Небольшие ушибы (без нарушения целости кожи) — довольно часто встречающаяся в походе травма. Видя, что кожа не повреждена, юный турист склонен не придавать случившемуся зна­чения, и скоро на месте ушиба появляются припухлость и кро­воподтек. После этого ушиб с неделю продолжает причинять беспокойство, напоминая о себе болью при неудачном прикос­новении или движении. Ничего страшного тут нет, но радость от похода может быть испорчена. Поэтому надо помнить, что даже при небольшом ушибе нужно сразу же приложить к месту уши­ба холод (носовой платок, смоченный в воде, какой-нибудь металлический предмет: нож, топор, кружку и т. д.). Холод спо­собствует прекращению кровоизлияния в мягких тканях и пред­отвращает появление болезненных синяков и припухлостей. В случае сильного ушиба принимаются дополнительные меры — нужно создать покой травмированному органу (особенно это важно при ушибах суставов) и наложить давящую повязку. Возможность продолжать поход дальше зависит от тяжести ушиба.

Растяжения связок суставов происходят при движении в направлении, несвойственном суставу. Встречаются эти травмы значительно реже, чем ушибы; обычно это происходит с голено­стопным, реже коленным суставом. Причиной, как правило, является небрежность юного туриста во время движения: за­смотрелся на вершины деревьев и не глядел под ноги или, про­должая идти, повернулся назад, чтобы поговорить с товарищем и вдруг — внезапная боль: оступился, подвернулась нога. Это­му способствует ношение обуви, не держащей голеностопа (полу­кеды, кроссовки, теннисные туфли и т. п.). Первая помощь в таких случаях — это холод и тугая повязка, ограничивающая движение сустава (лучше из эластичного бинта). Приниматься эти меры должны обязательно, даже если — как это бывает при слабых растяжениях — резкая боль, возникающая в первый момент, спадает, и юный турист начинает храбриться, отказыва­ясь от помощи. Иначе кровоизлияние в околосуставных тканях будет развиваться без помех и через час-другой вокруг сустава образуется большая припухлость, болезненная и затрудняющая движения. Да и сравнительно небольшие нагрузки на не зафик­сированный бинтом поврежденный сустав могут оказаться трав­мирующими.

Вывихи и переломы — травмы исключительно редкие, но, тем не менее, руководитель должен иметь представление, что сле­дует делать в подобных случаях.

Основной признак, позволяющий отличить вывих от растя­жения, — это грубое изменение конфигурации сустава, неестест­венное положение конечности и невозможность движения в сус­таве из-за сильной боли. Резкая боль в момент травмы в даль­нейшем не уменьшается. Следует помнить, что даже врач не всегда может на месте вправить вывих, поэтому не следует и пытаться сделать это своими силами, на что иной раз бывают готовы малосведущие люди под влиянием литературы, где вы­вихи легко и безболезненно вправляют кто угодно.

Прежде всего, надо исключить возможность движения в пов­режденном суставе. Руку подвешивают на перекинутой через шею косынке (полотенце, петле из бинта и т. п.). На ногу накла­дывают шину из подручного материала (см. ниже). Далее следует дать холод на травмированный сустав и обезболивающие средства, типа анальгина, внутрь и принимать меры к скорейшей доставке пострадавшего в медпункт.

Когда речь заходит о переломах, чаще всего люди представ­ляют себе открытый перелом или закрытый перелом со смеще­нием. Такие переломы, конечно, нетрудно отличить от других травм. Чаще, однако, происходят переломы без смещения костей в месте повреждения. Признак такого перелома — резкая боль в момент травмы, быстрое появление опухоли и кровоизлияния, резкие боли при нагрузке. Такие переломы не всегда просто от­личить от других травм (тяжелых ушибов, растяжений). Иногда это вообще не удается решить, пока не сделан рентген. Поэтому во всех случаях, когда имеется подозрение на перелом, следует обращаться с повреждением как с переломом.

Первое, что необходимо сделать при переломе, — это создать неподвижность костей в месте травмы. Для этого используют шину из подручного материала: досок, палок, пучков прутьев, камыша или соломы и т. д. Ее накладывают таким образом, чтобы обездвижить два сустава — выше и ниже места перелома. Шину накладывают не прямо на кожу — обязательно следует сделать мягкую прокладку из полотенца, одежды и т. п. При. открытом переломе рану предварительно обрабатывают йодом и накладывают антисептическую повязку. На место закрытого перелома полезно дать холод. Ни в коем случае не следует пы­таться поставить кости «на место» ни при открытом, ни при за­крытом переломе. При такой попытке велика возможность поранения крупных сосудов, нервов, мышц острыми краями кости. Чтобы этого не произошло, собственно, и накладывается шина. При отсутствии подручного материала для шины поврежденную руку просто прибинтовывают к туловищу, а ногу — к здоровой ноге. После этого надо давать болеутоляющие средства (аналь­гин и т. п.) и организовать доставку пострадавшего в медпункт.

Подавляющее большинство переломов, как показывает ме­дицинская статистика, приходится на случаи перелома конеч­ностей. Намного реже случаются переломы ребер, позвоночника, костей таза. Признак перелома ребер — боль, усиливающаяся при вздохе, кашле, чихании. Первая помощь — тугая повязка на грудную клетку, внутрь — обезболивающие и уменьшающие кашель средства. После чего доставка в медпункт. Переломы позвоночника или костей таза принадлежат к числу особенно опасных травм. В этом случае, прежде всего, надо уложить по­страдавшего на какую-то ровную твердую поверхность (доски, деревянный щит и т. п.) и обеспечить полный покой, зафикси­ровав его с помощью бинтов, полотенец и т. п. При поврежде­ниях таза ноги несколько согнуть, найдя наименее болезненное положение, и под согнутые ноги положить валик из одеяла, спального мешка, куртки, набитой сеном, и т. п. В таком поло­жении пострадавшего и транспортируют в лечебное учреждение. Большую опасность в таких случаях представляет развитие шо­ка. Для предотвращения его надо постараться, прежде всего, уменьшить боль — как можно меньше двигать пострадавшего (например, не пытаться его посадить или поставить на ноги), зафиксировать, чтобы исключить случайные движения в месте перелома, дать обезболивающие средства (анальгин и т. п.).

Далее — согреть, укутав, в одеяло, спальный мешок и т. д. Поить лучше горячим чаем, кофе и т. д. (если нет подозрений, что повреждены органы брюшной полости). Очень важно при этом, чтобы вокруг пострадавшего не было суеты, паники, громких криков и споров — все это способствует развитию шока. А затем крайне осторожная транспортировка. При этом, чем раньше можно будет использовать какой-то транспорт (подводу, автомашину и т. д.), тем лучше.

В заключение об одной ошибке, часто допускаемой туриста­ми в случае ушибов, растяжений связок и т. д. Многие, кому приходилось обращаться с подобными травмами в поликлинику, помнят, что врач в этих случаях назначал лечение теплом. И со­ответственно в походе стараются сделать то же самое. Между тем это грубейшая ошибка. Тепло можно использовать не ранее чем через двое суток после травмы, а отнюдь не на стадии пер­вой помощи. Здесь, напротив, необходимо прикладывать холод, как об этом сказано выше.

Ожоги

Ожоги обычно происходят на биваке в резуль­тате неосторожного обращения с костром либо общего беспорядка вокруг очага. Чаще всего это небольшие и неопасные ожоги: кто-нибудь взялся за горячую дужку ведра или, поправляя дрова, прикоснулся рукой к углям или пламе­ни. Но могут быть ожоги и посерьезнее: скажем, вечером де­журные сняли с огня ведро с кипятком или кашей и отставили в сторону, а кто-то в темноте, не разглядев его, опрокинул себе на ноги. Могут ожоги произойти и от того, что вблизи огня начинает плавиться синтетическая ткань, например, если кто-то решил подсушить носки или брюки, не снимая их.

При небольших ожогах рекомендуется побыстрее поместить место ожога в холодную воду минут на 15. Затем наложить ком­пресс из марлевых салфеток, пропитанных спиртом (одеколо­ном, темно-красным раствором марганцовки, питьевой соды). Обычно этого бывает достаточно, и образовавшееся на месте ожога болезненное покраснение через 2—3 дня проходит. При более сильных ожогах плюс к этому на обожженное место на­кладывают минут на 15 тугую повязку, это в значительной мере предотвращает образование пузырей. Если все же возникают пузыри, рекомендуется после мер, принятых на биваке, перед выходом по маршруту наложить на обоженное место синтомициновую эмульсию (пенициллиновую мазь и т. п.) и далее по­вязку.

При тяжелых, обширных ожогах (в случае, например, если загорелась одежда или юный турист опрокинул на себя ведро с кипятком) нужно, прежде всего, избавиться от дальнейшего об­жигающего воздействия: загасить одежду, набросив на пострадавшего одеяло, штормовку и т. п., и затем быстро убрать ее; помочь снять пропитанную кипятком (супом, кашей и т. д.) одежду, если нужно — разрезать ее. При этом места, где части одежды пристали к коже, не следует отдирать, чтобы не причи­нить дополнительных травм, а нужно аккуратно обрезать вок­руг и повязку накладывать поверх них. Не следует также смазывать место ожога какими-то жирами (вазелином, раститель­ным маслом и т. д.), так как это в последующем затруднит вра­чу оказание хирургической помощи. Нужно наложить стерильную повязку для предупреждения инфекции (можно повязку со спиртом) и принимать меры к доставке пострадавшего в мед­пункт. Тяжелые ожоги сопровождаются сильной болью, и тут нужно принимать меры против развития шока, о чем уже шла речь выше.

Заболевание

Простудные заболевания, ангина, грипп

Эти заболевания чаще всего случаются в коротких воскресных походах, если юные туристы выехали из города с. некоторым недомоганием. Строго говоря, заболевание в таких случаях начинается дома, в походе оно только получает развитие. В длительных походах такие болезни бывают редко.

Принимаемые меры зависят от тяжести заболевания. Если это просто насморк и кашель, то нужно засыпать в нос порошок стрептоцида (предварительно предложив юному туристу как следует высморкаться). Прополоскать горло бледным раствором марганцовки. Дать таблетки против кашля. Если в походе пред­полагается ночевка, то уложить недомогающего туриста в сере­дину палатки и накрыть потеплее.

В случае, когда к этому добавляется некоторая вялость, легкая утомляемость, есть подозрение на небольшую температуру, начинают применять жаропонижающие средства, не дожидаясь высокой температуры. В воскресном походе такого туриста раз­гружают, освобождают от каких-либо работ, но обычно он мо­жет пройти поход до конца, если маршрут не слишком велик и не предполагается каких-либо форсированных переходов, тре­нировок в марш-бросках и т. п. В многодневном походе лучше всего устроить дневку, обеспечить заболевшему временный по­кой. Если недомогание не прошло, принимают меры, чтобы от­править его домой или на медпункт. Конечно, дневку целесооб­разно устраивать только в хороших условиях: если несколько дней идут обложные дожди, если все палатки давно промокли и их нельзя просушить, вряд ли дневка пойдет на пользу забо­левшему.

Наконец, при высокой температуре и плохом самочувствии ни о каком продолжении похода не может идти речи. Группа, занимается эвакуацией заболевшего. К уже упоминавшимся средствам добавляется тетрациклин или другие антибиотики.

Тепловой и солнечный удар

Тепловой и солнечный удар схожи по своим проявлениям, и это естественно: оба они представляют болезненную реакцию на перегревание ор­ганизма. Солнечным ударом называется перегревание, возник­шее из-за прямого воздействия солнечных лучей, а тепловым — вне такого воздействия: например, в жаркую, душную погоду, особенно перед грозой (когда «парит»), в густом лесу сильно нагревается застойный воздух, и, хотя группа движется в тени деревьев, у кого-то из туристов может произойти опасное пере­гревание организма. Обычные симптомы развивающегося сол­нечного (теплового) удара — появление головной боли, слабо­сти, неуверенности в движениях, головокружения, покраснения или побледнения лица. Иногда — тошнота и рвота. В дальней­шем, появляется неравномерное дыхание, потемнение в глазах, шум в ушах, сердцебиение. Если не принять своевременных мер, может наступить обморочное состояние. Поэтому при первых признаках солнечного (теплового) удара нужно остановить дви­жение группы, уложить заболевшего в тень, освободить от стя­гивающей одежды, создать покой. Дать холод на голову, обиль­но поить. Создать движение воздуха, обмахивая полотенцем или еще чем-то, подобно тому, как это делают для боксеров в пере­рыве между раундами. Дать понюхать ватку, смоченную наша­тырным спиртом. При нарушении дыхания прибегнуть к искус­ственному дыханию (см. ниже). Главный признак улучшения состояния — это прояснение сознания заболевшего. Однако сле­дует помнить, что даже при легкой форме солнечного (теплового) удара пострадавший, придя в себя, нуждается в достаточном отдыхе. Поэтому не надо спешить вновь начинать движение, да­же если заболевший сам просит об этом. Лучше дать ему спо­койно полежать в тени, может, на некоторое время заснуть. А вообще следует помнить, что человек, у которого был солнеч­ный (тепловой) удар, считается тяжелобольным, подлежащим госпитализации. Этим и следует руководствоваться в своих дальнейших действиях.

Профилактика солнечного и теплового удара — это строгое соблюдение рекомендаций, касающихся правильной организа­ции движения (см. выше в настоящей главе) и подбора одежды (см. главу 3).

Отравления

В случае употребления в пищу недоброкачественных продуктов, немытых овощей и фруктов, сырой воды из загрязненных источников может возникнуть пищевое отравление.

Если отравление проявляется только не слишком частым и не сильным поносом, то рекомендуется дать заболевшему бесалол (или другое желудочное средство) и дня на два посадить его на диету — чай, белые сухари, рисовая или манная каша. При менее строгой диете в меню можно включить масло, сгу­щенное молоко, сыр, лапшу или макароны и т. п. Категорически исключаются овощи и фрукты.

При более тяжелом отравлении появляются боли в животе (типа схваток), тошнота и рвота, головокружение с головной болью, сухость во рту и жажда, многократный понос. В особо тяжелых случаях нарастание интоксикации сопровождается по­вышением температуры, ослаблением сердечной деятельности, нарушением дыхания, появлением судорог. Развитие отравления до этой стадии обычно происходит, если заболевшему не оказы­вается помощь. Поэтому при отравлении нередко решающую роль играет именно первая помощь. Она состоит в том, что на­до постараться поскорее вывести отравляющий продукт из же­лудка. Для этого заболевшему дают 2—2,5 л теплой воды и ста­раются вызвать рвоту раздражением корня языка. Если после момента отравления прошло время порядка 1—2 часа, то отрав­ляющий продукт уже начал поступать в кишечник и поэтому после промывания желудка с помощью вызванной рвоты забо­левшему дают слабительное (2 столовые ложки английской со­ли на полстакана воды или иное средство). После этого запре­щается прием какой-либо пищи, но необходимо обильное питье. Из лекарств рекомендуются фталазол, сульгин или антибиотики (тетрациклин, левомицетин). При необходимости дают боле­утоляющие средства, предлагают вдыхать нашатырный спирт. А затем, смотря по состоянию больного, сопровождают или транспортируют на медпункт.

Следует иметь в виду, что, поскольку в походе пища одина­кова для всех туристов, наступившие симптомы отравления у одного из них являются предупреждением, что вскоре они могут наступить и у других тоже (между принятием пищи и заболе­ванием может пройти несколько часов, иногда до суток). Руко­водитель должен быть готов к этой возможности и учитывать ее в своих действиях.

«Острый живот»

Под этим названием объединяют ряд заболеваний брюшной полости, требующих неотложной хирургической помощи (острый аппендицит, прободная язва же­лудка, острый холецистит и др.). Пусть вероятность таких забо­леваний в походе ничтожно мала, но быть знакомыми с ними все же следует. Эти заболевания весьма опасны сами по себе, но эта опасность возрастает особенно из-за известного сходства их симптоматики с пищевым отравлением. Принимаемые же ме­ры являются прямо противоположными в том и в другом случае. Сильные боли в животе, тошнота и рвота — симптомы «острого живота», сходные со случаем отравления. Они-то обычно и при­влекают внимание в первую очередь. Но есть и другие признаки, позволяющие отличить этот случай от отравления: запор и неотхождение газов, значительное напряжение мышц брюшной стенки, вздутие живота, боль при ощупывании. Боль эта возни­кает достаточно характерно: если медленно надавить на брюш­ную стенку, а затем руку быстро отдернуть, то резкая боль воз­никает в момент отдергивания руки.

Больному с «острым животом» нельзя промывать желудок, давать слабительное, его нельзя кормить и поить, так как это приводит к усилению боли. Ему нельзя давать никаких лекар­ственных средств (в том числе и обезболивающих), чтобы не смазать симптоматику заболевания и не привести врача к оши­бочному диагнозу и неправильному лечению. Первая помощь состоит в том, что заболевшему надо создать покой, дать холод на живот и затем немедленно организовать транспортировку в ближайшую больницу.

У­качивание

Длительные переезды на транспорте могут вызвать у кого-то из участников группы болезнь укачивания: начинается головокружение, тошнота, иногда рво­та, головная боль, отмечается побледнение лица, появление хо­лодного пота. Не все люди одинаково склонны к этому заболе­ванию. Поэтому, если в походе предстоят продолжительные по­ездки на автобусе, судне, самолете, руководителю следует заранее осведомиться у ребят, с кем из них раньше случалось укачи­вание. Их следует усадить так, чтобы они меньше подвергались качке или тряске (например, в автомашине — ближе к кабине водителя), предупредить, чтобы они во время движения поменьше смотрели по сторонам, или даже просто ограничить боковое зре­ние (например, надев капюшон штормовки). За полчаса час до отъезда дать таблетку аэрона, который на случай длительных переездов нужно включать в аптечку. Иметь под руками поли­этиленовые мешочки, чтобы при необходимости использовать как гигиенические пакеты. Избегать переполнения желудка пе­ред поездкой, равно как и поездок совсем натощак.

Если укачивание неожиданно началось в дороге, применяют те же меры. Вместо аэрона можно дать таблетку валидола (по­ложить под язык и сосать, не глотая). Если есть возможность, сделать остановку на 10—15 минут, побыстрее вывести заболевшего на свежий воздух, дать ему немного посидеть или по­ходить. Как правило, этого достаточно, чтобы благополучно за­вершить поездку.

Носовые кровотечения

Носовое кровотечение может появиться в результате разных причин — перегревания, перегрузки, простуды, иногда без всякой видимой причины. Больного надо усадить в тени, положив один или два рюкзака, чтобы можно было опираться на них, расстегнуть во­ротник одежды, дав приток воздуху. При этом стараться избегать резких движений и не создавать вокруг нервозной обста­новки. Предупредить больного, чтобы он старался воздержаться от кашля, сморкания, разговора, которые усиливают кровоте­чение. Далее кладут холод на переносицу, а в ноздрю заклады­вают ватные шарики — тампоны. На вате кровь сворачивается довольно быстро. Можно попытаться остановить кровотечение также сжав нос пальцами слева и справа. Можно сочетать это с закладыванием в нос ваты. Дышать при этом следует откры­тым ртом. После остановки кровотечения не торопиться извле­кать тампон и начать движение, пострадавшему следует дать некоторое время для отдыха.

Другие случаи, требующие помощи

Помимо травм и заболеваний, в походе могут возникнуть со­стояния, требующие оказания помощи, связанные с физическим воздействием окружающей среды. Наиболее распространенным из них является солнечный ожог.

Ожог кожи

С этим видом поражения кожи знаком, наверное, всякий человек. Кому не случалось обгорать на пляже. В походе это чаще всего случается на водных маршрутах, где в солнечные дни многие туристы плывут, раздевшись по пояс. В пеших походах это обычно происходит на дневках, когда юные туристы, стремясь поскорее приобрести за­гар, неумеренно жарятся на солнце. Предупреждение солнечных ожогов заключается в разумном дозировании времени загора­ния, правильном подборе одежды и головных уборов (см. гла­ву 3). Нужно также следить за собой и товарищами, принимая солнечные ванны или двигаясь по маршруту легко одетыми (скажем, в трусах и майках). При первых же беспокоящих ощущениях (типа слабого жжения кожи или небольшом покрасне­нии ее) надо прекратить загорание, а на маршруте надеть шаро­вары и рубашку с длинными рукавами. Первая помощь при обгорании на солнце оказывается так же, как и при других видах ожогов (см. выше).

Снежная слепота

В яркий солнечный день свет, отражаясь от снега, слепит глаза. В результате возникает острое заболевание глаз — снежная слепота. Ее надо опасаться в основном тем, кто путешествует в горных районах юга. Но в весенних походах она может случиться и на севере. Известны случаи воз­никновения слабых форм этой болезни под действием солнеч­ных лучей, отразившихся от водной поверхности. Наступает она не сразу, а через 4—5 часов после воздействия света, и поэтому жертвой ее подчас становятся даже опытные путешественники: шел по снежнику, глаза немного слепило, но было терпимо, и вдруг вечером на биваке что-то началось с глазами... Обычное начало заболевания — ощущение попавшего в глаз песка. Затем сильная резь, покраснение слизистой, отек. Болезненная реакция на свет. Иногда временная потеря зрения. Первая помощь при снежной слепоте заключается в промывании глаз бледным ра­створом марганцовки или холодным чаем, применении холодных примочек, а главное, изолировании глаз от действия солнечного света. Если есть возможность, заболевшего доставляют в темное помещение, если нет, по окончании примочек просто завязывают глаза и создают условия покоя. Через 1—2 дня болезнь идет на убыль, и пострадавший может продолжать маршрут, пользуясь темными очками. Главная предупредительная мера против снеж­ной слепоты — приобретение до начала похода темных очков на каждого члена группы.

Помощь утопающему

Как ни трудно представить себе такой случай в пешем походе юных туристов, но знать, как оказывается здесь помощь, необходимо. Ибо этот случай принадлежит к числу тех, когда почти все зависит от первой помощи.

Спасая утопающего, нужно соблюдать осторожность. Под­плывать к нему следует сзади и, захватив за волосы, воротник одежды или под мышки, повернуть лицом вверх и так плыть к берегу. Часто утопающий инстинктивно захватывает и вцепляет­ся в того, кто оказывает ему помощь. В этом случае не следует устраивать силовой борьбы в воде; надо, сделав вдох, погру­зиться в воду. Почувствовав это, утопающий столь же инстинк­тивно, как при захвате, отпускает спасающего. Во всех случаях, когда есть возможность, надо использовать подручные средства для увеличения плавучести — доски, бревна и т. п. Если где-то на берегу видна лодка, часто бывает целесообразно быстро до­бежать до нее и подогнать к месту происшествия.

У человека, который наглотался воды, но не потерял созна­ния, на берегу может начаться рвота, а затем обморочное со­стояние. Его нужно раздеть, досуха вытереть и уложить, тепло укутав. Если не было рвоты, ее нужно вызвать, раздражая ко­рень языка. При обмороке надо следить, чтобы голова была низ­ко опущена. Это необходимо для увеличения прилива крови к голове. С этой же целью можно придать конечностям приподня­тое положение. Лицо надо обрызгать холодной водой и дать вдохнуть нашатырного спирта с намоченной ватки. Когда пострадавший придет в себя, дать крепкого чая или кофе.

Если пострадавшего извлекли из воды без сознания, надо, прежде всего, удалить изо рта и глотки ил, слизь и рвотную мас­су, а затем воду из дыхательных путей и желудка. Для этого его кладут грудью на колено тому, кто оказывает помощь, таю, чтобы голова свисала и была ниже грудной клетки. Затем ка­ким-то куском ткани очищают рот и глотку. После энергичными движениями надавливают на спину, добиваясь сжатия грудной клетки. Таким путем удаляют воду из легких. После этого, уло­жив его лицом вверх и укутав, делают искусственное дыхание, а при отсутствии сердцебиения — наружный массаж сердца. Обе процедуры надо проводить одновременно, а не чередуя одну с другой.

Для проведения искусственного дыхания голову пострадав­шего запрокидывают назад, выдвигая нижнюю челюсть вперед, , извлекают язык наружу, захватив его за конец куском марли. Этим достигается свободная проходимость дыхательных путей. Затем оказывающий помощь делает глубокий вдох и, плотно прижат рот ко рту пострадавшего, с силой вдувает воздух в лег­кие. Это заменяет пострадавшему вдох (нос пострадавшего надо при этом зажать свободной рукой). Выдох наступает сам за счет эластичности легких и грудной клетки. Рот пострадавшего должен быть в это время открыт. Эту операцию проделывают с частотой 15—20 раз в минуту.

При наружном массаже сердца оказывающий помощь накла­дывает руки ладонями одна на другую и сложенными так рука­ми надавливает на нижнюю треть грудины так, чтобы прогнуть ее в сторону позвоночника на 4—5 см. При этом происходит сдавливание сердца, и кровь выталкивается в кровеносные со­суды. Затем руки резко отнимаются, грудная стенка возвраща­ется в исходное положение, и сердце опять наполняется кровью. Эту операцию повторяют с частотой 50—60 раз в минуту так, что на одно вдувание воздуха приходится 4—5 надавливаний. При этом стараются давить не только руками, но и всем корпу­сом. Пострадавший должен быть уложен спиной на жесткое основание, иначе сдавливаться будет не грудная клетка, а мяг­кая подстилка. Если массаж делается правильно, в момент сдавливания прощупывается пульс на руке.

Следует помнить, что оживление утонувшего занимает ино­гда несколько часов. Искусственное дыхание и массаж сердца — тяжелая работа, и лучше заниматься этим вдвоем, периодиче­ски сменяя друг друга. Помощь нужно оказывать прямо на мес­те. Кто-то может пойти, чтобы вызвать медицинскую помощь, но ни в коем случае ради этого нельзя оставлять пострадавше­го одного без помощи. Транспортировку (если это не машина скорой помощи) можно осуществлять только после восстанов­ления дыхания и сердечной деятельности и быть все время готовыми в дороге продолжить искусственное дыхание и массаж сердца.

УСТРОЙСТВО БИВАКА

Овладение техникой бивачных работ занимает особое место в подготовке туриста. И вот почему. В течение суток время ту­ристов распределяется примерно так: 8 часов перехода +8 часов сна +8 часов на бивачные работы. Первые два слагаемых пред­ставляют собой несократимые величины. Значит, все то интерес­ное, что хочет турист осуществить в походе (осмотр памятников старины, выполнение общественно полезных заданий, сбор ягод и купание, возможность для разговоров и песен у костра и т. д.), он должен делать за счет сокращения времени бивачных работ. К сожалению, очень часто юные туристы, особенно путешествую­щие большими группами, ведут бивачные работы настолько ле­ниво и беспорядочно, что они вместе со сборами занимают даже больше 8 часов в сутки.

Вот почему до тех пор, пока юные туристы не научились тра­тить на утренние и вечерние бивачные работы по полтора-два часа, перед походами, в которых они участвуют, бессмысленно ставить какие-либо другие цели, кроме прохождения маршрута и овладения туристской техникой. Поручать такой группе вы­полнение каких-либо заданий не имеет смысла. Осуществить их она может только за счет сокращения времени сна или прохож­дения маршрута.

До тех пор пока возня с биваком может растянуться на не­определенный срок, жизнь группы строится по принципу: «Вый­дем, когда удастся, придем, куда сможем». Группа, владеющая бивачной техникой, живет по другому принципу: «Выйдем, ког­да наметим, придем, куда нужно». Вот с такой группой уже можно совершать увлекательные путешествия, брать интересные задания, намечать равные смелые планы.

Итак, рассмотрим вопросы, связанные с овладением бивач­ной техникой. Сюда войдут выбор места для бивака, организа­ция бивачных работ, установка палатки, свертывание бивака. По существу сюда же должно войти разведение костров, просушивание одежды и обуви, приготовление пищи. Но разведению костров (ввиду важности этого вопроса) посвящена отдельная глава, а два последних вопроса рассмотрены в главах «Снаря­жение» и «Питание в походе».

Выбор места для бивака

Место для бивака должно удовлетворять нескольким требо­ваниям. Первое из них — безопасность. Конечно, в полной мере это требование относится к дальним и сложным походам. В ус­ловиях средней полосы России вопросы безопасности не стоят с такой остротой, и о них чаще всего вообще забывают. Но все же совершенно не учитывать их не следует. Не рекомендуется, например, располагаться лагерем ниже по течению реки вблизи крупных деревень, скотных дворов, боен, поселков с промыш­ленными предприятиями. Вода, взятая из реки в подобном ме­сте, может оказаться испорченной. Не следует без крайней нуж­ды разбивать лагерь возле водоемов со стоячей цветущей водой. Правда, в принципе такую воду можно обезвредить: отфильтро­вать через почву¹,

(¹Для этого на расстоянии 1—1,5 м от воды выкапывают небольшую ямку. Когда она наполнится водой, воду вычерпывают кружкой. Эту опера­цию повторяют несколько раз, пока в ямку не станет поступать чистая вода.)

через ткань и затем прокипятить или бросить несколько кристаллов марганцовки. Но все же лучше пройти лишнюю пару километров и остановиться возле проточной воды. Не стоит располагаться лагерем недалеко от деревень и проез­жих дорог, особенно если поход совершается в праздничные дни. Посторонняя компания вряд ли доставит много радости, даже если она настроена вполне дружелюбно. Случайно забежавшая собака, которая произведет «ревизию» мясных продуктов в рюк­заках, стадо коров, прошедшее утром через лагерь, — все эти возможные случаи говорят не в пользу выбора места бивака вблизи от деревни, хотя с вопросами безопасности и не связаны.

Следующим требованием к месту бивака является наличие воды и дров. Трудно сказать, какое из этих требований является более важным. Все зависит от конкретных условий похода. Обычно в жаркое летнее время в средней полосе России важнее бывает найти воду. С дровами проще, но ранней весной, когда еще не сошла талая вода, эта проблема выдвигается на первый план.

Итак, безопасность, обеспеченность водой и дровами — вот основные требования к месту бивака. Все они принимаются во внимание в первую очередь, когда место бивака намечают по карте, а потом — когда выбирают его на местности.

Остальные требования к месту бивака следует рассматривать как желательные, но не обязательные. К числу таких тре­бований относится удобство места для разворачивания бивачных работ. Желательно, чтобы за водой не надо было лазить в глу­бокий овраг или цедить по кружечке из еле заметного родничка, чтобы не требовалось далеко ходить за дровами, чтобы место бивака было защищено от ветра, а если в лесу много комаров, то, наоборот, чтобы место было продуваемым, чтобы палатки можно было натянуть на деревьях, а не на специальных кольях и т. д. Если бивак не удовлетворяет подобным требованиям, это затянет время работ по разбивке лагеря и потребует больших усилий от туристов, но, в конечном счете, и в таких условиях можно обеспечить себе полноценный отдых.

Эстетические требования к месту бивака и внешнему виду лагеря тоже относятся к числу дополнительных требований. Ко­нечно, при прочих равных условиях лучше поставить лагерь на каком-то красивом, радующем глаз месте. Недаром опытные туристы, много путешествовавшие по родному краю, стараются запомнить такие места и при случае привести туда новичков. Но, конечно, эстетическим требованиям к месту бивака не должно отдаваться предпочтение перед основными. То же самое можно сказать и о внешнем виде лагеря. Конечно, красиво, если палат­ки поставлены на одинаковом расстоянии от костра или если обеденный «стол» украшен букетом полевых цветов. Но ни в коем случае это не должно становиться самоцелью. Между тем неопытный руководитель нередко забывает об этом. И вот ради того, чтобы палатки были поставлены в одну линию, лагерь раз­бивается не в лесу, где он защищен от ветра и частично от дож­дя, где дрова находятся буквально под боком, а где-то на краю поля, вблизи проезжей дороги, открытый всем дождям и ветрам, откуда за дровами нужно ходить метров за триста. А ради бу­кета цветов, украшающего «стол», обед задерживается на полчаса, и все едят остывшую пищу. Одним словом, выбирая место для лагеря, не надо забывать о том, что является главным, а что второстепенным.

Организация бивачных работ

Обычная ошибка неопытного руководителя заключается в том, что он полагает, будто бивачные работы вообще не требуют организации. Придя на место бивака, он отдает примерно такую команду: «Ну, а теперь, ребята, за работу! Тащите дрова, разво­дите костер, ставьте палатки. Не будем терять времени». После этого на какое-то время возникает общая суматоха, а затем юные туристы, охваченные энтузиазмом, разбегаются по лесу. И тут выясняется... Все, у кого были топоры, ушли за дровами. Палатки нельзя ставить, так как нечем забивать колышки. Кто-то уже принес охапку дров, но костер разводить нельзя, так как не готов очаг. Воду принести нельзя, потому что юные туристы, в рюкзаках которых находились кастрюли, также убежали за дровами. Вместо того, чтобы идти за водой, дежурные бегают по лесу, расспрашивая, у кого в рюкзаке кастрюли. Как будто бы все заняты, все при деле, но проходит часа два, и руководи­тель с недоумением видит, что разбивка бивака все еще нахо­дится в начальной стадии. Можно гарантировать, что на устрой­ство бивака и приготовление пищи такая группа потратит не меньше 4—5 часов.

Чтобы ничего подобного не произошло, руководитель должен заранее, еще во время движения по маршруту, продумать орга­низацию бивачных работ. Главное, к чему нужно при этом стре­миться, — это обеспечение широкого фронта работ. Иными словами, максимально возможное число дел должно выполняться параллельно. Но так как все требуемые работы запараллелить вряд ли возможно, следует на каждом этапе разбивки бивака ясно представлять себе, какой участок работ в данный момент тормозит продвижение всех работ, и сосредоточивать усилия именно на нем, перебрасывая сюда наиболее опытных и умелых ребят.

Рассмотрим сказанное на примере. Группа остановилась в летнем походе на ночлег в лесу. Место бивака достаточно обес­печено водой и дровами. Какой участок работ является глав­ным? Заготовка дров на вечер, разведение костра или установка палаток? Безусловно, разведение костра. Поэтому очень важно в этот момент, чтобы параллельно кто-то готовил очаг, кто-то пошел за водой, кто-то готовил растопку и еще кто-то первую партию мелких дров. Одновременно с этим нужно распланировать бивак: место для костра, палаток, дров и т. д. Все осталь­ные работы в это время выполняются постольку, поскольку в группе имеются незанятые люди.

Что будет, если все это не запараллелить? Допустим, юный турист, которому поручено приготовить, очаг, вместо этого за­нялся установкой палаток. Тогда на какое-то время может сло­житься такая ситуация: костер горит, вода принесена, но она стоит в стороне от огня и не греется, так как кастрюли не на чем повесить. Время, которое пройдет с момента, когда загорелей костер, до момента, когда кастрюли наконец повешены над ог­нем, является неоправданным увеличением общего времени би­вачных работ. При умелом планировании бивачных работ их можно в основном закончить к моменту, когда готова пища. Опыт показывает, что после ужина обычно возникает своеобраз­ная разрядка — начинает чувствоваться не замечавшаяся ранее усталость, появляется желание спокойно посидеть у костра, поговорить, что-нибудь спеть. Поэтому надо стремиться к тому, чтобы максимум работ, включая застилание палаток одеялами и приготовление изголовий, успеть окончить до ужина.

Конечно, рассмотренный случай не более чем пример и не следует расценивать описанный в нем порядок выполнения ра­бот и расстановки людей как оптимальный для всех походов. Если на месте, где группа ставит лагерь, трудно с дровами, то с самого начала именно этот участок будет решающим в разво­рачиваемом фронте работ и именно сюда следует направить луч­шие силы. Если во время разбивки лагеря надвигается дождь, то надо сосредоточить усилия в первую очередь на установке палаток. Во многом правильность тех или иных решений при расстановке сил на бивачных работах зависит от численного со­става и туристского опыта группы.

Умение оценивать ход лагерных работ и выделять среди них главный участок на каждом данном этапе в значительной мере зависит от туристского опыта. Поэтому если сам руководитель таким опытом не обладает, то ему следует, продумав расстанов­ку сил и последовательность работ на биваке, заранее обсудить это с кем-то из наиболее опытных участников. К моменту при­хода на место бивака у руководителя должны быть подготов­лены все распоряжения, которые он отдаст сразу же после ос­тановки. Сделать это надо раньше, чем юные туристы начнут работу кто во что горазд и бивачные работы потекут в стиле вольных импровизаций.

Первым распоряжением должно быть указание места, куда надо сложить рюкзаки. Иначе рюкзаки будут разбросаны под различными кустами и деревьями на довольно большой площа­ди. И поиски одного из них (например, с солью или палаткой) могут в наступившей темноте занять немало времени. Следует иметь в виду, что внешний вид места бивака часто меняется до неузнаваемости после того, как устроен костер, поставлены па­латки и т. д. У человека возникает ощущение, что поляна, где он оставил рюкзак, была совсем не та, на которой он в данный момент находится.

Второе распоряжение — кто и что должен достать из рюкза­ков раньше, чем все разойдутся на бивачные работы. Обычно нужно сразу достать топоры, посуду (как для варки пищи, так и личную), продукты для сегодняшней еды, палатки вместе с накидками или тентами, спички (если их нет у дежурных). Разумеется, и это перечисление является сугубо ориентировочным. Третье распоряжение содержит распределение поручений — кому что следует делать. Руководитель должен совершенно чет­ко сказать, кто выбирает место для костра, кто — для палаток, кто идет за водой и т. д. Здесь вступают в силу те соображения о необходимости обеспечить максимально широкий фронт работ, о которых речь шла выше. Если какие-то из текущих дел руководитель намерен выполнять сам, он должен сказать об этом всем. Зачастую можно дать одному и тому же человеку не одно, а несколько поручений, но обязательно указать очередность их выполнения, например: «Витя сначала принесет воды, а потом займется палаткой». Если же сказать по-другому: «Витя будет заниматься дровами и палаткой», то вполне возможно, что Витя в решающий момент оставит костер без дров, увлекшись уста­новкой палатки.

Чтобы непрерывно поддерживать широкий фронт работ, во­время перебрасывая людей на тот участок, который на данный момент становится главным, кто-то должен взять на себя роль диспетчера. Чаще всего им бывает руководитель. В многочис­ленной группе ему не следует брать на себя никаких других функций. Это, конечно, не значит, что он будет стоять посреди лагеря сложа руки и только давать руководящие указания. Пусть он, кроме этого, сохранит за собой ту функцию, которую туристы называют «быть на подхвате». Иными словами, он ос­тавит за собой исполнение множества небольших дел, которые все время возникают в ходе работ: забьет в землю принесенные рогулины или натянет трос, поможет костровому развести огонь, выстрогает мешалку для дежурных, поможет колоть дрова, которые ребята поднесли к костру, откроет консервные банки или нарежет хлеб, поможет натянуть палатку и т. д. Но делать это он будет только в те минуты, когда окажется свободным от своих диспетчерских функций.

В малочисленной группе, когда иметь при постановке бивака специально выделенного диспетчера — непозволительная рос­кошь, этому человеку следует взять на себя какие-то функции, связанные с пребыванием в центре лагеря, лучше всего обязан­ности кострового. Костер всегда является своеобразным центром бивака, и, находясь возле него, нетрудно быть все время в курсе событий. Совмещать обязанности кострового и диспетчера воз­можно, а, например, обязанности заготовщика дров и диспетче­ра вряд ли удастся. Заготавливать дрова обычно приходится несколько в. стороне от лагеря, и это не позволяет следить за тем, как идут работы на других участках.

Кроме того, находясь в курсе событий, руководитель сохра­няет за собой еще одну роль — последнего резерва, вводимого в дело в критический момент.

Руководителю, или диспетчеру, полезно следить за временем работы по часам и периодически объявлять всем, сколько времени уже прошло. Необходимо только предварительно поста­вить перед юными туристами конкретную задачу — уложиться с бивачными работами в определенный срок. Тогда периодиче­ские (скажем, раз в 30 минут) напоминания о затраченном вре­мени действуют мобилизующе. Появляется спортивный азарт — уложиться в назначенное время. Разумеется, это время должно быть реальным для данной туристской группы.

В учебных походах, когда позволяет обстановка, функции диспетчера следует передоверять кому-то из наиболее подготов­ленных ребят (в первую очередь старшему по группе), готовя их тем самым к постоянному выполнению диспетчерских обязан­ностей, и по мере накопления опыта все чаще и чаще поручать им это не только в учебных походах.

Все, что было сказано об организации работ на биваке, отно­силось, прежде всего, к руководителям походов. А теперь несколь­ко советов, адресованных непосредственно к участникам.

Совет первый. Заведи раз и навсегда твердый порядок: взя­тую у товарища вещь всегда отдавай ему лично в руки. Иначе будет все время теряться то одно, то другое.

Совет второй. Не ройся в чужих рюкзаках и не позволяй ко­паться в своем рюкзаке другим. Нередко юный турист, услышав вопрос дежурных: «У тебя соль?», отвечает: «У меня! Залезь в мой рюкзак!» Для начала дежурные перепотрошат несколько похожих рюкзаков, пока найдут нужный. После их поисков в рюкзаках все будет перерыто, так что потом в случае необходи­мости нужную вещь не сможет найти и сам хозяин. А главное — на все это уйдет гораздо больше времени, чем если бы владелец рюкзака на несколько минут прервал работу и достал сам то, что нужно.

Совет третий. Окончив порученную работу, ищи себе дело. Прикинь, что еще не сделано, где можно быть полезным, кому требуется помочь, чтобы ускорить работу. Если все необходимые дела уже делаются и помощь не требуется, подумай, что может быть улучшено или дооборудовано. Может, это будет сушилка для носков и ботинок или сиденье, на котором расположится группа у костра за ужином, или дрова на утро. Помни: работа должна кончаться по возможности одновременно для всех.

Совет четвертый. Делай дело, а не играй. Вспоминается, на­пример, такой случай. Одной девушке было поручено быстро на­ломать сухих веток для костра. Минут десять она прыгала под деревом, пытаясь схватить ветку, до которой она доставала толь­ко кончиками пальцев. Кругом было сколько угодно сухих веток на высоте ее роста. Но почему-то ей захотелось добыть именно ту, высокую ветку. Раз подпрыгнула — не достала, второй раз — тоже. А дальше вошла в азарт. Дело было забыто, началась игра. К сожалению, способностью превращать дело в игру отличаются многие юные туристы.

Из перечисленных здесь советов надо особенно выделить третий. Не будет преувеличением назвать выполнение его одним из основных правил походной жизни. До тех пор пока это не стало привычкой, человек не может считать себя настоящим туристом.

Кстати, в связи с этим хочется упомянуть вот о чем. В хоро­шо слаженной группе вовсе нет необходимости распределять работы и управлять ими, и никто не берет на себя обязанности диспетчера. Все и без этого будет сделано быстро и хорошо. Но так работать может только та группа, участники которой обла­дают достаточным опытом, чтобы без каких-либо указаний на каждом этапе, понимать, какой участок является сейчас решаю­щим. Они приобрели твердую привычку постоянно искать себе дело, пока не окончены все работы.

Работа с палаткой

Палатка издавна стала верным спутником путешественников. Однако, чтобы палатка служила надежно, с ней надо правильно обращаться. Прежде всего, надо выбрать место, где будет стоять палатка. Требования к нему невелики. Во-первых, тут не должно быть кочек, бугров, выступающих корней деревьев, камней и т. д. Нежелательно устанавливать палатку на высокой траве. Во-вто­рых, это место не должно быть сырым. В-третьих, выбранное место не должно быть покатым, чтобы спящие ночью не съезжа­ли друг на друга. В случае, если такого места найти не удается и приходится разбивать палатку в месте, имеющем небольшой уклон, ее следует поставить вдоль по склону, чтобы ночью, в случае сползания, спящие смещались вниз, а не скатывались друг на друга. Наконец, поблизости не должно быть муравей­ников, не должно быть сильно нависающих гнилых деревьев.

Как правильно установить палатку? Устанавливают палатку несколько человек, чаще всего двое или четверо. Определенного, раз навсегда принятого порядка установки палатки не существует. Рассмотрим несколько вариантов.

Палатка имеет 14 растяжек — 2 идущие от конька, по 3 на боковых крыльях и 6 на полу. Теоретически считается, что для правильной установки такой палатки должны быть использова­ны все 14 растяжек. Поэтому, например, на детских туристских слетах часто требуют, чтобы палатки были поставлены именно так. В этом случае для установки палатки потребуется 14 колышков длиной по 15—25 см и две опорные стойки; длина каж­дой стойки должна соответствовать высоте конька над полом: для «полудатки» — это 1,5 м, для «памирки» — 1,2 м и т. д. Сначала натягивается пол палатки, начиная с угловых растя­жек. Можно начать с растяжек, расположенных по диагонали, можно — с растяжек, находящихся с какой-то одной стороны. Не следует только начинать со средних растяжек — так труднее ровно натянуть пол.

Когда пол растянут, устанавливаются опорные стойки, кото­рые поддерживают конек палатки. Конструкция палаток преду­сматривает, что стойки помещаются внутри палатки: одна — у задней стенки, другая — у входа. Для их установки в коньке сделаны два отверстия с люверсами: верхний конец стойки идет в люверс, нижний упирается в пол палатки. Однако практика показывает, что устанавливать стойки внутри палатки не стоит. При сильном натягивании люверсы рано или поздно начинают вырываться из ткани палатки. Разрыв этот легко идет дальше, и, сколько бы его потом ни латали и ни зашивали, прочность па­латки будет снижена в самом напряженном месте. Поэтому луч­ше все же располагать стойки снаружи палатки. Если они сде­ланы точно по высоте палатки, то их можно поставить вплотную к задней стенке и к входу, опустив на верхний обрез стойки про­ушину, за которую крепится оттяжка конька. Если стойка не­сколько выше палатки, то положить проушину поверх стойки не удастся. В этом случае стойку устанавливают, чуть отступая от палатки, и через нее в обхват пускают оттяжку. Лучше всего, если в месте обхвата есть какой-нибудь сучок, это наверняка предохранит оттяжку от сползания вниз по стойке. Если такого сучка нет, надо просто потуже затянуть оттяжку вокруг стойки.

Иногда туристы стараются при установке стоек забить или вдавить их нижние концы в землю. Это вовсе не обязательно. Если при установке палатки все сделано правильно, то стойки держат палатку вполне надежно. Порядок действий при установке опорных стоек такой. Один турист устанавливает стойку возле входа и укрепляет на ней оттяжку (или кладет поверх нее проушину). Другой делает то же самое возле задней стенки па­латки. После этого один, взявшись за конек палатки, удержи­вает опорные стойки в вертикальном положении, а второй натя­гивает потуже сначала одну коньковую оттяжку и забивает в землю колышек на ее конце, а потом проделывает это и со вто­рой оттяжкой. Теперь надо натянуть оттяжки боковых крыльев. Здесь тоже начинают всегда с угловых оттяжек. Чаще всего один из туристов продолжает удерживать палатку за конек, что­бы опорные стойки не заваливались вбок, а второй забивает в землю колышки и натягивает на них угловые оттяжки. Правда, в этом случае у новичка часто получаются складки на боковых скатах палатки, так как почти наверняка он одну из оттяжек натянет сильнее или слабее, чем другие, или неудачно выберет место для колышка. Поэтому лучше всего, если за дело возь­мутся сразу четверо. Каждый берется за угловую оттяжку, все четверо одновременно натягивают их и смотрят, не получилось ли складок. Если они образовались, пробуют, кто должен осла­бить или, наоборот, натянуть оттяжку посильнее. После того как такая примерка произведена, вбивают колышки и крепят на них оттяжки.

Если работают двое или трое (а еще один удерживает опор­ные стойки от падения), то получается какой-то промежуточный вариант указанных выше способов установки. После того, как натянуты угловые оттяжки крыльев, надо натянуть средние. Теперь палатка установлена по всем правилам.

Существуют и упрощенные способы, установки палатки. Пре­жде всего, далеко не всегда надо натягивать пол палатки. Чаще всего без этого можно превосходно обойтись (не нужны шесть колышков). Далее, почти столь же часто можно обойтись без натягивания средних оттяжек на крыльях (минус еще два кола). Наконец, ночуя в лесу, почти всегда можно растянуть конек па­латки между двумя деревьями и не пользоваться опорными стой­ками (не нужны опорные стойки и еще два маленьких кола). Итак, вместо 14 маленьких кольев и 2 больших стоек палатку можно установить всего на четырех колышках. Для установки палатки таким способом стоит нарастить веревки коньковых от­тяжек или заменить их более длинными. Тогда можно натянуть палатку между довольно далеко растущими деревьями.

Нередко бывает, что в месте, выбранном для установки па­латки, с одной стороны есть подходящее дерево, чтобы натянуть коньковую оттяжку, а с другой — нет. Можно, конечно, в этом случае использовать опорную стойку. Но можно подвязать к проушине на коньке вторую веревку или, если оттяжка доста­точно длинная, перевязать ее, укрепив в проушине не конец ее, а середину. Получается двойная оттяжка (вперед-влево и впе­ред-вправо), которая позволяет воспользоваться деревьями, растущими сбоку. А такие деревья найдутся почти всегда, если уж не нашлось двух деревьев, позволяющих растянуть конек палатки напрямую.

Внутрь палатки на ее пол укладываются либо надувные мат­рацы (о них уже шла речь — см. с. 61 — 62), либо еще что-то. Вме­сто матрацев туристы часто применяют самые разнообразные вещи — небольшие коврики из поролона, куски брезента, тело­грейки, спорок со старого пальто — в общем, все, что годится для использования в качестве прокладки. Самое простое — это захватить из дома по одному лишнему одеялу на каждую палат­ку. В некоторых случаях вместо этого делают подстилку, обычно, из елового лапника, который укладывают под пол палатки перед тем, как ее установить. Было время, когда такую подстил­ку делали почти все туристские группы. В настоящее время, когда туризм приобрел массовый характер, использование лап­ника для установки палаток стало явлением нежелательным, и сейчас применение хвойной подстилки считается оправданным только при зимних полевых ночлегах. Думается, что и юным туристам следует идти по этому же пути и использовать лапник только в каких-то крайних случаях, при вынужденной, незапла­нированной ночевке.

В дождь туристская палатка, как правило, промокает. Па­латки из брезента, репса, плащ-палаточной ткани промокают даже когда они новые. Палатки из прорезиненного перкаля или водоотталкивающих тканей начинают промокать после одного-двух сезонов, а служат палатки обычно гораздо дольше.

Какие же советы можно дать на этот случай? Прежде все­го — хорошо натягивать палатку. Если на боковых скатах обра­зовались морщины, то именно в этих местах палатка в первую очередь начинает течь. Далее, нужно избегать прикосновения к скатам палатки головой или плечами. Хорошо натянутая палат­ка намокает, но внутрь воды не пропускает, совсем как раскры­тый зонтик. Однако стоит кому-нибудь прислониться к стенке или скату, как в этом месте вода начинает проникать внутрь па­латки капля за каплей.

Как же повысить сопротивляемость палатки воде? В турист­ских справочниках часто приводятся рецепты водоотталкиваю­щих составов для пропитки ткани палаток. Однако на практике мало кто пользуется ими — слишком это сложное дело. Гораздо удобнее воспользоваться полиэтиленовыми накидками. Опытные туристы склеивают или сваривают (с помощью утюга или па­яльника) из нескольких кусков полиэтилена одну большую на­кидку так, чтобы она прикрывала от дождя не только палатку, но и поставленные возле нее рюкзаки. Такая накидка снабжает­ся петлями и тонкими растяжками по углам и на коньке. Начи­нающим туристам на первых порах можно обойтись просто не­сколькими кусками полиэтилена. Их легко укрепить на палатке с помощью бельевых прищепок. Если прищепок нет, можно при­давить куски полиэтилена к палатке длинными ветками, поло­жив их одним концом на землю, а другим на палатку. Для ук­репления полиэтиленовой накидки можно использовать и верев­ку, цепляя ее к проушине палатки и перебрасывая к следующей проушине на другую сторону через конек. Часто для этой цели применяются средние оттяжки, которые остались ненатянуты­ми. Можно комбинировать все эти способы, например, укрепить полиэтилен по краям палатки прищепками, а в середине, где два куска накладываются друг на друга, положить ветку.

Немало затруднений вызывает у юных туристов укрепление оттяжки на полиэтиленовом куске, так как любые веревочные узлы довольно легко с него соскальзывают. Поэтому лучше сде­лать так: сначала завязать в узелок угол самого полиэтилено­вого куска, а после этого прикрепить к нему оттяжку.

Бывает, что полиэтилена не хватает, чтобы закрыть всю па­латку. В таких случаях юные туристы иногда почему-то решают не накрывать палатку вовсе. Полиэтилен идет на пол, под голо­ву либо вообще не используется. Это неверно. Лучше закрыть часть палатки, чем подставлять ее под дождь полностью. При этом нужно стараться укрыть в первую очередь ту часть палат­ки, под которой располагаются туловища спящих. Если полиэтилена не хватает и на это, надо уложить его так, чтобы он укрывал в первую очередь конек и прилегающие к нему части ска­та. Те части, которые ближе к крыльям, можно оставить неза­крытыми — это не так страшно.

Помимо полиэтиленовых накидок, туристы довольно часто используют тенты, изготовленные из какой-нибудь легкой ткани. Ткань сшивают в виде прямоугольника таких размеров, чтобы он свободно мог закрыть палатку сверху. По углам и на линии сгиба, соответствующей коньку палатки, укрепляют проушины или петли для оттяжек. В отличие от полиэтиленовых накидок тент не кладут сверху на палатку, а натягивают над ней так, чтобы между ним и палаткой был зазор хотя бы в 5—10 см. Для этого над палаткой параллельно коньку натягивают верев­ку. Тент перебрасывают через веревку и крепят по углам на„ от­тяжках. Совершенно не обязательно, чтобы тент был изготовлен из водонепроницаемой ткани. Хорошо натянутый тент защищает палатку, подобно зонту. Поэтому для него обычно выбирают ткань подешевле.

Вот еще несколько полезных советов. Если в палатке тесно­вато, то нужно уменьшить высоту конька над полом. Для этого следует укоротить опорные стойки либо привязать коньковые оттяжки ниже, чем обычно, к дереву. Вся палатка осядет, нижние части боковых стенок лягут на землю и будут служить про­должением пола палатки, отчего в палатке сразу станет просторнее. Если ставить палатку, предварительно не растягивая пола, нужно обязательно застегнуть вход хотя бы на две петли; одну, соединяющую, два полотнища на входе, и другую, соеди­няющую их с полом палатки. Если этого не сделать, можно лег­ко перетянуть палатку в высоту (тогда пол по краям будет ви­сеть в воздухе) или в ширину (тогда вход не будет закры­ваться).

При креплении оттяжек не надо создавать системы запутанных, хитроумных узлов — потом их самим же придется долго развязывать. Вокруг дерева достаточно пустить оттяжку в один обхват и завязать узлом, как показано на рисунке 17,а.

Рис. 17. Узлы, применяемые при установке палатки,

Конец, идущий к палатке, может быть натянут как угодно туго. Он не развяжется. Свободно висящий конец достаточно потянуть на себя, чтобы узел тут же развязался. К проушине оттяжку тоже лучше крепить совсем простым узлом (рис. 17,6), который со­стоит из одной затягивающейся петли. На концах оттяжек для Колышков рекомендуется делать петли, использовав так назы­ваемый узел проводника (рис. 17, б). Этим же узлом можно сде­лать петлю и в середине оттяжки, если окажется, что длина ее велика. Это проще, чем много раз обкручивать ее вокруг ко­лышка.

При забивке колышков нужно придавать им наклон в сто­рону от палатки, а не к ней. Иначе оттяжки будут легко соска­кивать. Для этого удобнее, забивая колышки, развернуться к палатке спиной, а не лицом. При натягивании коньковых оттяжек через опорные стойки надо следить, чтобы конек палатки, стойки и колышек, за который крепится оттяжка, были на одной прямой. Иначе палатка будет - неустойчивой. Направление угловых оттяжек на крыльях палатки не должно совпадать с продолжением одного из краев бокового ската палатки (рис. 18).

Рис. 18. Направление угловых оттяжек палатки:

а — правильно; б, в — не правильно.

Многие туристы предпочитают не вырубать на каждом би­ваке новые колышки, а изготовить себе комплект колышков из дюралюминиевых уголков или тонкого металлического прута диаметром 4—5 мм (рис. 19, а).

Это вполне можно рекомендо­вать и юным туристам. Из­готовление их несложно, а время, необходимое для ус­тановки палатки, значитель­но сокращается. Изготовляя комплект колышков, надо сделать несколько запасных. Колышки легко теряются. Для колышков, изготовлен­ных из уголков, рекомен­дуется иметь брезентовый или кожаный чехол, а для колышков из металлическо­го прута — резиновые труб­ки чуть большего диаметра. Заворачивать незачехленные колышки в палатку не рекомендуется: ими можно по­вредить палатку.

Менее популярны, но все же достаточно распростране­ны среди туристов заранее сделанные стойки для па­латки. Для их изготовления берут дюралюминиевые трубки диаметром 1—1,5 см.

На одну стойку понадобится 3 трубки примерно по 40—45 см длиной. Высота палатки под коньком колеблется в пределах от 1,2 до 1,5 м. С учетом этого, надо подбирать и длину трубок. В одну из этих трубок с обоих концов туго забивают деревянные пробки. Концы этих пробок длиной 3—4 см остаются снаружи. Пробки надо аккуратно обработать рашпилем, чтобы на них можно было достаточно плотно надеть другие трубки. Это будет средняя часть стойки. Верхняя и нижняя трубки легко стыкуют­ся с ней. На одном конце верхней трубки надо сделать какое-нибудь приспособление, чтобы веревка не скользила вниз по гладкому металлу: накладную металлическую шайбу, два сквоз­ных отверстия, с помощью которых укрепляется намотанная во­круг трубки проволока, выемку в верхней части трубки и т. д. (рис. 19,б).

Если нет достаточно длинных дюралюминиевых трубок, то можно сделать стойку из трех круглых деревянных палок диа­метром 2—3 см. На концы средней палки плотно наса­живают короткие дюралю­миниевые трубки примерно по 8 см длиной. Они будут служить гильзами, в кото­рые можно вставить две дру­гие палки, составляющие стойку. На верхней из них надо опять-таки сделать при­способление, препятствую­щее соскальзыванию верев­ки, а на нижнюю, на тот конец, который будет упи­раться в землю, можно на­садить короткий отрезок трубки.

Теперь рассмотрим не­сколько способов сворачивания палатки и укладки ее в рюкзак. Обычно палатки продаются в чехле, имеющем вид удлиненного мешка. Однако, в этом чехле имеет смысл нести палатку разве что из магазина до дома. Слишком громоздка такая упаковка. По своему виду она напоминает небольшой тючок. Так можно хранить палатку дома или в школе, но не в походе. В походе лучше делать так.

Рис. 20. Первый способ свертыва­ния палатки.

Способ первый, когда палатка используется как мягкая про­кладка, которую кладут в рюкзак к спине. Два человека берут палатку за проушины на коньке и держат на весу (рис. 20). Затем берут проушины на углах правого или левого крыльев и складывают вместе с проушинами конька (крыло палатки вы­тянулось на весу вдоль конька). После этого с ними соединяют проушины, укрепленные по углам пола палатки с того же бока, что и крыло. Все оттяжки забрасывают в середину между конь­ком и крылом палатки, заднюю стенку и полотнища входа заправляют внутрь, складки по возможности расправляют. Потом проделывают то же самое с другим боком палатки также на ве­су. Затем палатку кладут на землю и разглаживают складки. После этого она напоминает что-то вроде многослойной ковро­вой дорожки. Теперь палатку скатывают с двух сторон в два ту­гих валика. В таком виде ее помещают в рюкзак, чтобы валики стояли вертикально. Два тугих, но в то же время не жестких ва­лика придают рюкзаку удобную для переноски форму. Особен­но хороша такая укладка рюкзака в том случае, если в него по­мещают какой-то неудобный груз, вроде бидона с маслом или кастрюли и ведра для варки пищи. Два палаточных валика поз­воляют распереть бидон или ведро так, чтобы они не смещались при ходьбе.

Способ второй, когда палатка является просто грузом, кото­рый надо уложить в рюкзак, а раз это так, то требуется, чтобы она занимала как можно меньше места. В этом случае палатку складывают на весу, как было описано в первом способе, но, заправляя оттяжки внутрь, оставляют одну из них снаружи. Пос­ле этого палатку кладут на землю и складывают еще раз вдвое по длине (рис. 21), скатывают с одного конца и обвязывают ос­тавшейся снаружи оттяжкой. Это, пожалуй, наиболее компакт­ная упаковка палатки. При желании палатку можно закатать и в два валика, как в первом способе.

Рис. 21. Второй способ свертывания палатки

Способ третий. Сначала па­латку складывают на весу, как в первых двух способах, и так же кладут на землю, а затем складывают ее несколько раз по ширине, одним из способов, показанных на рисунке 22.

Рис. 22. Третий способ свертыва­ния палатки.

Сло­женная таким образом палат­ка имеет вид прямоугольника или квадрата. Так укладывают палатку, если хотят ее поло­жить к спине в рюкзак, кото­рый будет набит не очень туго. Если палатку, лежащую на земле, сложить еще раз по длине (как во втором способе), а уже потом складывать в прямоугольник, то получится уклад­ка, удобная для переноски под клапаном рюкзака.

Для начала достаточно я этих трех способов укладки па­латки. Потом, по мере нако­пления, опыта, можно видоиз­менять эти способы, придумы­вать свои.

Вот еще несколько полез­ных советов. Если ночью про­шел дождь, то, прежде чем свертывать палатку, следует просушить ее у костра. При этом необходимо внимательно следить, чтобы на нее не попа­ла случайная искра. В воскрес­ном походе, когда устраивает­ся только одна ночевка, от этого правила можно и отказаться. Но тогда надо укладывать палатку не внутрь рюкзака, а под клапан. Просушка такой палатки производится дома. Ес­ли палатку не сушить, то она быстро сопреет.

Палатки, изготовленные из прорезиненного перкаля, иногда за ночь отпотевают изнутри. В этом нет ничего страшного — до­статочно обтереть влажные места тряпкой или бумагой. При длительном хранении таких палаток рекомендуется пересыпать прорезиненные поверхности тальком.

В многодневном походе иногда приходится сворачивать ла­герь под дождем, так что просушить палатку сразу не удается. На этот случай полезно иметь для палатки полиэтиленовый, клеенчатый или любой другой непромокаемый мешок, чтобы от нее не намокали вещи, находящиеся в рюкзаке, или чтобы па­латка не намокала дальше, если ее кладут под клапан.

Часто бывает, что у палатки намокают только боковые ска­ты, а пол остается сухим. Поэтому если не удается просушить палатку при свертывании лагеря и нет надежды сделать это ве­чером, при разбивке бивака, надо постараться уложить ее так, чтобы пол как можно меньше соприкасался с намокшими скатами. Ни один из трех описанных выше способов для этого не годится. Способ укладки, который можно порекомендовать на этот слу­чай, дает довольно громоздкую упаковку, но лучшую предло­жить трудно. Палатку берут с двух сторон за середину пола и натягивают на весу, как раньше делали с коньком палатки (рис. 23),

Рис. 23. Четвертый способ свертыва­ния палатки.

отодвигают свисающие вниз части палатки вправо или влево и по возможности расправляют их. Потом складыва­ют палатку пополам по ширине. Дно палатки при этом не будет касаться намокших частей. Затем расправляют образовавшиеся складки и складывают ее та­ким образом еще раз. Теперь можно скрутить палатку с од­ного или с двух концов или сложить несколько раз. Из всей площади пола с намокшими частями палатки будет сопри­касаться только совсем неболь­шой квадрат, а если в месте соприкосновения положить ку­сок полиэтилена, чье-нибудь полотенце или косынку, то мож­но сохранить пол сухим. Ну, а на сухом полу можно, на худой конец, спать и без просушивания всей палатки.

Свертывание лагеря

Свертывание лагеря, приго­товление пищи, завтрак и ук­ладка рюкзаков должны зани­мать примерно столько же времени, что и вечерние бивач­ные работы (может быть, чуть больше). В туристской группе, которая провела в одном сос­таве несколько походов, все это занимает в летний период около двух часов. Полтора часа — это просто хорошее вре­мя. Если же с момента подъ­ема до момента выхода про­ходит более двух с половиной часов — значит, утренние работы слишком затянулись,

К утренним бивачным работам в полной мере относится все то, что было сказано выше по поводу необходимости обеспече­ния широкого фронта работ. Особое внимание при этом надо обратить на умывание и укладку рюкзаков, а для дежурных — на заблаговременную (с вечера) подготовку к дежурству.

Начнем с дежурных. То, что в походе дежурные обычно вста­ют примерно за час до общего подъема, юным туристам обычно известно. Однако чаще всего юные туристы, назначенные де­журными, поднявшись, сначала, не спеша, идут умываться и только после этого приступают к работе. В итоге начало работы запаздывает на 20—25 минут. Затем выясняется, что нет дров. Те, что были заготовлены с вечера, были вечером же сожжены, а о дровах на утро никто не подумал. Итак, надо идти за дро­вами. Тут оказывается, что перед отбоем все топоры были убраны, а куда, дежурные не знают. Начинаются поиски топоров. Нередко при этом приходится будить руководителя группы, от­ветственного за снаряжение, или вчерашних дежурных. Когда дежурные, наконец, пошли за дровами, прошло уже 35—40 ми­нут. К моменту, когда дрова будут доставлены к месту костри­ща, наколоты и подготовлены для разжигания, пройдет уже около часа. Пора устраивать общий подъем, а костер еще не разведен.

Подобная история нередко повторяется еще и с продуктами. Дежурные вспоминают о них лишь тогда, когда вода уже кипит и нужно немедленно их закладывать.

Ну, а остальные участники группы? Время, прошедшее меж­ду подъемом и завтраком, чаще всего расходуется совершенно нерационально, и главным образом потому, что юным туристам и в голову не приходит, что за это время можно что-либо сде­лать, кроме того, что умыться. Умываться идут все вместе, а так как подходы к воде редко допускают, чтобы одновременно умывалось больше трех-четырех человек, то у воды выстраивается очередь ожидающих. Поискать где-то в стороне еще одно место, удобное для умывания, никто не догадывается. Впрочем, иногда девочки решают, что они должны умываться отдельно от маль­чиков, удаляются на почтительное расстояние и отсутствуют сколько угодно, вплоть до завтрака. Все это время они заняты не столько утренним туалетом, сколько обменом впечатлениями. Затем вернувшиеся в лагерь юные туристы бесцельно слоняют­ся в ожидании завтрака, не зная, чем себя занять.

Завтрак также растягивается на длительное время, потому что юные туристы почему-то не могут одновременно усесться за еду. После завтрака все идут свертывать лагерь и собирать рюк­заки, и тут только начинается работа, которая могла быть уже наполовину сделана за время между подъемом и завтраком. По мере того как укладка рюкзаков заканчивается, те, кто собрал рюкзаки, усаживаются на них и невозмутимо наблюдают, как дежурные продолжают возиться у костра, греют воду, моют по­суду. Потом дежурные, закончив работу, собирают свои рюкза­ки, а все их ждут. После того как, наконец, дежурные закончили укладку рюкзаков, руководитель поднимает группу, и тут толь­ко начинается уборка территории лагеря. А драгоценное время все идет и идет.

Работы и сборы, проводимые в таком стиле, могут растянуть­ся часа за четыре, а то и более.

Как же правильно организовать свертывание лагеря? Прежде всего, дежурным необходимо подготовить с вечера все, что нужно для разведения костра — растопку, дрова (по крайней мере, первую партию дров), и надежно укрыть их на случай возможного дождя. С вечера же они должны получить у завхоза все продукты, необходимые для приготовления завтра­ка, позаботиться о спичках, знать, где находятся топоры и ножи. Воду с вечера можно не приносить — пока один дежурный разводит костер, другой успевает сходить за водой. Исключение составляет тот случай, когда за водой нужно идти далеко или ее приходится набирать, черпая понемногу из небольшого род­ника.

Между прочим, в некоторых туристских группах практикует­ся назначение дежурных не на данный день — с утра до вече­ра, — а на данный бивак. Тогда утром на месте стоянки будут те же хозяева, что и вечером, и перед отбоем не придется рас­сказывать новым людям, где что лежит и куда что удобнее по­ставить.

Нет никакой необходимости дежурным начинать свой рабо­чий день с умывания. Гораздо лучше сначала принести воды, развести огонь, а затем, ожидая, пока она закипит, по очереди сходить умыться. То же самое можно сказать и об остальной группе. Практика показывает, что общий подъем следует уст­раивать в момент, когда закипит вода на костре. Однако вряд ли целесообразно сразу после подъема идти умываться одно­временно всей группе. Лучше сделать это в два приема. Снача­ла идут на умывание те, кто не может немедленно начать ук­ладывать рюкзак. Это туристы, которые должны уложить в свои рюкзаки палатки, накидки и тенты, посуду для варки пищи и т. д.

Тем временем остальные освобождают палатки от вещей и начинают укладывать рюкзаки. К моменту возвращения ушед­ших умываться у оставшихся уже частично уложены рюкзаки или, во всяком случае, разобрано имущество. После этого пришедшие начинают разбирать свои вещи, снимать палатки и ук­ладывать свои рюкзаки, а те, кто оставался в лагере, частично уложив рюкзаки, группами идут на умывание.

После умывания тем, кто, укладывая свой рюкзак, заметно опередил товарищей, следует прервать свои занятия и поду­мать, не требуется ли кому-либо помочь. Чаще всего бывает нужно на какое-то время подменить у костра дежурных, чтобы они также успели до завтрака собрать свои вещи и, может быть, частично уложить рюкзаки.

При такой организации дела времени с момента закипания воды до момента готовности пищи оказывается достаточно не только для того, чтобы одеться, умыться, но и чтобы выполнить значительную часть работ по сворачиванию лагеря и укладке своих рюкзаков.

Однако в тот момент, когда еда готова и дежурные или под­менившие их туристы зовут всех завтракать, нужно прекращать всякую работу. Никакие заявления, типа: «Я сейчас!», «Начи­найте без меня!» — во внимание приниматься не должны. Иначе из-за одного-двух человек, которые не вовремя приступят к еде, дежурным придется простаивать, ожидая, когда же, наконец, можно будет мыть посуду.

После завтрака чаще всего бывает нужно еще раз сходить за водой, слегка подогреть ее и помыть посуду. Обычно считается, что это функции дежурных. Но так как к этому времени дежурные обычно отстают с укладкой рюкзаков от остальных членов группы, то желательно, чтобы их, хотя бы на время, кто-нибудь подменил.

Руководителю следует иметь в виду, что мытье посуды поче­му-то особенно не любят юные туристы. Обычно дежурным охот­но помогают в чем угодно, но только не в мытье посуды. По­этому правильно, наверное, поступают те руководители, которые делают мытье посуды такой же сменной работой, как само де­журство: посуду моют либо завтрашние, либо вчерашние дежур­ные и при таком порядке никаких пререканий вокруг немытой посуды не возникает. Кстати говоря, водой, оставшейся после мытья посуды, можно залить угли в кострище. Между тем юные туристы сплошь да рядом выплескивают эту воду в сторону, а потом идти лишний раз за водой никому не хочется.

По мере того как, заканчивая укладку рюкзаков, освобожда­ются люди, они должны подменять там, где можно, своих от­ставших товарищей, а когда такой подмены уже не требуется, приступать к уборке территории лагеря.

К сожалению, некоторые туристские группы оставляют пос­ле себя место бивака в таком виде, что бывает противно даже пройти рядом. Обрывки газет, битое стекло, пустые консервные банки, и все это раскидано на большой территории.

Настоящий турист никогда так не поступит. Весь мусор, ко­торый может гореть (газеты, бумажные пакеты, конфетные обертки и т. д.), нужно сжечь. То, что не горит, отнести в сторо­ну и закопать.

У туристов существует хороший обычай, заимствованный у таежных охотников: оставлять после себя место бивака в таком виде, чтобы следующий путешественник мог с максимальными удобствами им воспользоваться. Поэтому уборка территории ла­геря заключается не только в очистке ее от мусора. Все, чем мо­гут воспользоваться другие туристы, придя на место вашего би­вака, должно быть аккуратно сложено и оставлено на видных местах. Колышки от палаток надо собрать и уложить близ кост­рища. Оставшиеся дрова тоже следует собрать вместе и сложить под каким-нибудь деревом, где они хотя бы частично будут за­щищены от дождя.

Наиболее крупные из них можно поставить стоймя, присло­нив к дереву. Так они дольше сохранят свою пригодность для костра, чем лежащие на земле.

Заканчивается свертывание лагеря, как уже говорилось, быстрым осмотром территории, который проводит руководитель группы, замыкающий или кто-то из туристов, кого назначит ру­ководитель.

Все сказанное выше об уборке места бивака — это не просто красивый обычай. Число занимающихся туризмом растет в на­шей стране с каждым годом. В окрестностях больших городов наиболее живописные места с удобными подходами, как правило, известны очень широкому кругу лиц. В летнее время в каж­дый выходной день там останавливается какая-нибудь турист­ская группа. Напрасно думают некоторые туристы, что оставлен­ное ими место стоянки вряд ли кто-нибудь посетит в ближайшее время. Чаще всего юные туристы путешествуют как раз по особо популярным маршрутам. Поэтому никому не будет приятно, ес­ли на том месте, где группа неоднократно разбивала лагерь, к которому относилась очень бережно, вдруг будет обнаружен беспорядок. На это необходимо обращать тем большее внима­ние, что количество путешественников-туристов постоянно возрастает, что делает заботу об охране природы в походах насущ­ной необходимостью.

КОСТРЫ И КОСТРОВОЕ ХОЗЯЙСТВО

Трудно представить себе туристский поход без костра. Но подружиться с костром не просто. Надо уметь его развести, на­до знать, какие дрова он любит, как сделать, чтобы он горел долго, не требуя новых дров, и многое другое. Обо всем этом и будет идти речь в этой главе.

Разведение костра

Принцип разведения костра сам по себе не сложен. Сначала зажигается растопка — какой-то материал, способный на не­большое время дать достаточно крупное пламя, чтобы от него занялись совсем тонкие сухие ветки толщиной со спичку. Затем подкладывают сучья побольше, приближающиеся по толщине к карандашу. Когда разгорятся и эти, кладут следующие, толщи­ной в палец. Так, постепенно кладут в костер все более и более толстые дрова. Понятно, что все дрова должны быть обяза­тельно сухими.

На растопку обычно идет бумага, реже — береста. Надо только помнить, что снимать для растопки бересту с берез, ра­стущих возле бивака, недопустимо. Бересту обычно запасают впрок, когда во время перехода находят гнилое или упавшее дерево. Опытные туристы часто обходятся без бумаги или бере­сты. В качестве растопки они употребляют либо очень тонкую лучину (почти стружку), которую берут из середины сухого по­лена, расколотого вдоль, либо то, что туристы называют паутин­кой, — мелкие сухие веточки ели. Их почти всегда можно найти на крупной ели, если заглянуть под свисающие ветви у ствола.

Однако начинающему туристу лучше использовать и мелкую лучину и паутинку в качестве первой порции топлива, которая пойдет в огонь сразу же, как только разгорится растопка.

Иногда на туристских соревнованиях требуется развести ко­стер, не пользуясь бумагой или берестой. В таких случаях лу­чину и паутинку заготовляют заранее, как следует просуши­вают, связывают в пучки и расходуют только на соревнованиях. Бумага для растопки должна быть слегка примята. Гладкий лист, как, впрочем, и комок бумаги, будет плохо разгораться.

Береста практически никогда не бывает ровным листом, и приминать ее не надо. Но иногда она сворачивается в тугую трубку, расправлять которую — дело безнадежное. Лучше ра­зорвать бересту ни тонкие полосы и, используя как растопку, сложить в кучку.

Растопку обычно укладывают прямо на землю, а сверху на нее кладут веточки или лучинки из первой партии топлива, но не всю заготовленную паутинку или лучину, а только часть их, так, чтобы растопка не оказалась заваленной ими. Некоторые туристы любят при этом укладывать на растопку только нижние концы лучины, а верхние — класть на какую-нибудь ветку по­толще. Действительно, в такой укладке есть смысл: веточки или лучинки, лежащие в наклонном положении, легче разгораются. Когда бумага или береста прогорят, лучинки не оседают вниз и не ссыпаются друг на друга, что иногда происходит, если их просто набросать поверх растопки (упавшие на землю неразго­ревшиеся лучинки могут потухнуть).

Растопку следует поджигать снизу — тогда она прогорит вся, до конца. Если зажечь растопку сверху, то нередко прогорает только ее верхняя часть, а затем пламя гаснет: огонь вниз рас­пространяется очень плохо.

Растопку в виде пучков паутинки или лучинок лучше поджи­гать, держа на весу. Чем тоньше лучина или прутики, тем легче они загораются, но тем быстрее они и прогорают. Те из них, ко­торые идут на растопку или на первую партию топлива, сопоставимы по толщине со спичкой и горят очень часто не дольше, чем спичка. Поэтому первые две-три минуты нужно все время очень быстро подкладывать в огонь новое и новое топливо. При этом нельзя валить его в огонь как попало. Если ветки или лу­чина лягут плотным слоем, они забьют огонь и костер тут же погаснет. Это обычная ошибка юных туристов: едва появилось пламя, они щедро сыплют на него заранее заготовленную пау­тинку и огонь тухнет. Надо укладывать топливо в костер таким образом, чтобы между ветками, лучинами или чурками остава­лись просветы, необходимые для доступа воздуха. Тогда огонь будет хорошо разгораться. Это, впрочем, касается не только раз­жигания костра, но и поддержания его, когда в дело идут уже толстые дрова. Но в этом случае есть время положить полено, посмотреть, как оно занимается, передвинуть его, если оно пло­хо легло, и т. д. Тогда огонь мгновенно не погаснет, а при раз­жигании костра огонь может исчезнуть за несколько секунд, ес­ли костровой замешкается или допустит какую-нибудь ошибку. Одна из ошибок, которую часто допускают юные туристы, была уже названа — огонь гасят, засыпая его топливом. Другая со­стоит в том, что слишком рано в огонь пускают толстые дрова. Едва разгорелась паутинка, а на нее уже начинают укладывать сучья в два пальца толщиной. Паутинка мгновенно прогорает, а сучья успевают только закоптиться снизу.

Далее. Первая, сравнительно небольшая, кучка паутинки, которая поджигается от растопки, должна сыграть роль запала. Когда эта паутинка разгорелась, надо пустить в ход остальной запас паутинки. На разгоревшуюся паутинку кладут несколько сучьев из следующей партии топлива (скажем, толщиной с ка­рандаш). Разгоревшись, они послужат запалом для всей партии дров. Так постепенно увеличивается толщина сучьев и поленьев, закладываемых в костер. Типичная ошибка юных туристов за­ключается также в том, что из каждой партии дров они пытают­ся использовать только запал, а не весь объем топлива. Иногда это происходит из-за того, что топлива собрали мало, только-только на запал.

Опытный турист никогда не начнет разжигать костер, пока не подготовит необходимого на первое время топлива. Он знает, что не сможет отойти от костра, пока не разгорятся сучья в пол­тора-два пальца толщиной. А время, которое он потратит на то, чтобы собрать это топливо, всегда будет меньше времени на по­вторное разжигание костра. Нередко приходится видеть такую картину. Едва сбросили рюкзаки, как кто-нибудь хватает газету и, сломав две-три сухие ветки, начинает разжигать огонь. Ко­стер никак не разгорается. Его обступает кружок любопытных. Затем один из них решительно отстраняет кострового: «Ну-ка, дай сюда! У кого есть газета?» И все начинается сначала, иног­да по нескольку раз. Это, не говоря о тех случаях, когда в каче­стве растопки пытаются использовать молодую хвою, сено или солому.

Поддержание костра

Разведение костра можно считать оконченным, когда получе­на небольшая кучка жарко тлеющих углей. До тех пор пока в костре не образовались угли, он может погаснуть очень легко. И наоборот — когда в костре уже имеются угли, так легко он не погаснет. Угасает он медленно, языки огня часто вспыхива­ют над углями, и только постепенно они становятся меньше и пробиваются все реже и реже. Достаточно подбросить дров — и огонь снова разгорится.

В справочниках и руководствах принято делить костры на дымовые, жаровые и пламенные. Дымовые костры используют­ся для сигнализации и для отпугивания комаров, слепней, гнуса; жаровые — для приготовления пищи, просушки вещей, для со­гревания людей, если они ночуют без палатки у костра; пламен­ные — для освещения бивака и приготовления пищи.

Дымовые костры используются юными туристами очень ред­ко. Необходимости сигнализировать с их помощью, как правило, не встречается, а для использования их против комаров и гнуса нужен большой опыт. В качестве средства против комаров го­раздо проще приобрести на группу флакон диметилфталата. По­этому останавливаться на разведении дымовых костров мы не будем. На худой конец всегда можно подбросить в любой костер сырых веток, еловых лап или травы, чтобы получить столб дыма. А вот жаровые и пламенные костры следует рассмотреть под­робнее.

Существует несколько основных видов таких костров (рис.24).

«Колодец». Два полена кладут на угли параллельно, на не­котором расстоянии друг от друга; поперек них — еще два и т. д. Такая конструкция по внешнему виду, действительно, напоми­нает колодезный сруб. Она обеспечивает хороший доступ возду­ха к огню, и поленья обычно равномерно горят по всей длине.

«Шалашик», или «конус». Поленья укладывают на угли наклонно к центру. При этом они частично опираются друг на друга. При такой конструкции костра дрова выгорают в основ­ном в своей верхней части, но зато, благодаря близкому сосед­ству их горящих частей, пламя получается мощным, жарким и концентрированным. Этот костер бывает выгоден, если нужно вскипятить воду или быстро приготовить что-нибудь в одном вед­ре, кастрюле, чайнике. Если же надо повесить на огонь не одну посудину, а несколько и, кроме того, желательно, чтобы все бы­ло готово одновременно, тогда «шалашик» не подходит. Тут луч­ше воспользоваться каким-нибудь другим видом костра, хотя бы тем же «колодцем».

«Звездный». Поленья укладывают на груду углей с несколь­ких сторон по радиусам от центра. Горение происходит преиму­щественно в центре, и по мере сгорания дров их продвигают ближе к центру.

«Таежный». Этот костер обязательно упоминается в турист­ских справочниках и руководствах. Однако, если взять разные справочники, окажется, что в них под этим названием описы­ваются совсем разные конструкции, костров. Вот главные из них:

1. Костер складывают из длинных поленьев в два ряда, по два-три полена в каждом ряду. Оба ряда пересекаются под не­которым углом. При этом верхний ряд кладут так, чтобы он пе­ресекался с нижним над грудой углей. Место горения приходит­ся на пересечение обоих рядов.

2. Около углей кладут толстое полено; остальные кладут на него одним концом. Груда углей оказывается под ними.

3. Три-четыре полена укладывают на угли вплотную или поч­ти вплотную друг к другу. Горение идет по всей длине полень­ев, преимущественно в местах их соприкосновения.

Как видим, во всех трех случаях укладка дров в костер со­вершенно различная. Однако кое-что общее между ними есть. Всегда используется принцип взаимного разогревания горящих поверхностей, разделенных лишь узкими щелями. За счет этого жар усиливается, и между бревнами возникает достаточно силь­ная вертикальная тяга, хотя они и лежат очень близко друг к другу.

Говоря о типах костров, выше везде указывалось, что эти костры складываются из поленьев. Но, конечно, точно такие же костры можно сложить и из нерасколотых стволов различной толщины.

В заключение рассмотрим еще один вид костра. Он склады­вается уже не из отдельных поленьев или чурбаков, а из трех больших бревен длиной 2—2,5 м. Для того чтобы соорудить та­кой костер, нужны время и силы, но зато он дает много тепла и горит, не требуя новых дров, несколько часов подряд, а если бревна достаточно толстые, то и всю ночь. Взрослые туристы применяют такой костер для ночевок на снегу без палаток. Юным туристам пользоваться таким костром почти не прихо­дится, но на всякий непредвиденный случай полезно знать, как его сделать. Бывает, что осенью или весной ночью случаются неожиданные заморозки, а у участников похода вместо спаль­ных мешков с собой легкие одеяла. Может случиться, что од­нажды вместо планировавшегося ночлега в каком-нибудь населенном пункте придется заночевать в лесу: рассчитывали дой­ти, но не успели; потеряли ориентировку; кто-нибудь из това­рищей подвернул ногу.

Вот тут-то и может пригодиться такой костер. Прежде чем его разводить, надо иметь достаточно много жарких углей, ко­торые получаются с помощью одного из костров, описанных ра­нее. Эти угли из компактной кучи надо разворошить и рассыпать узкой полосой длиной 2—2,5 м, соответственно длине за­готовленных толстых бревен. Затем нужно набросать поверх уг­лей хворосту. Когда хворост хорошо займется — закатить в огонь слева и справа два из трех приготовленных сухих бревен, оставив между ними расстояние примерно в 1/3 или наполовину диаметра бревна. Угли и горящий хворост окажутся между бревнами. Очень полезно бывает предварительно пройтись вдоль этих бревен с топором и сделать на них по всей длине косые засечки, наподобие тех, которые делают плотники, когда им на­до вытесать плоскость. Закатывая бревна в костер, надо повер­нуть их засечками к огню — так они быстрее разгорятся. Когда они хорошо займутся, на них сверху кладут третье бревно. На нем тоже лучше сделать засечки и, укладывая его, следить, что­бы они были обращены вниз, к огню. Разгораются сухие бревна очень быстро и горят долго (при диаметре 35—40 см или боль­ше — всю ночь). У такого костра можно ночевать даже в силь­ные морозы.

К костру ложатся ногами, сверху над спящими натягивается наклонный тент. Сооружая такой костер, надо помнить, что спать нужно рядом с ним, чтобы пользоваться его теплом. Не­лепо, например, разведя его, уйти потом спать в палатку. Если погода позволяет переночевать в палатке, то не следует и брать­ся за устройство описываемого костра. Сам по себе такой ко­стер несложен, но поиски сушин для него, их валка, разделка и, наконец, транспортировка к огню отнимает много времени и сил. Если же в палатке спать холодно, и решено развести костер, что­бы спать возле него, используйте лучше палатку как тент.

Опытные туристы, привыкшие иметь дело с кострами, умеют разжигать такой костер и без углей. Они укладывают сначала два нижних бревна почти вплотную, а затем поверх их по "всей длине располагают мелкий хворост, сверху на поперечных палках кладут третье бревно и поджигают хворост. Однако юным туристам лучше разводить такой костер, пользуясь уг­лями.

Какие же из описанных костров относятся к жаровым, а ка­кие — к пламенным?

Это зависит не только от конструкций костра, но и от каче­ства дров — смолистые или нет, совершенно сухие или с сыро­ватой корой, а также от манеры работы кострового.

Так, «колодец» и особенно «шалашик» чаще всего относятся к числу пламенных костров. Но достаточно пустить вперемежку с сухими поленьями немного сыроватых или уложить поленья достаточно тесно, как пламя заметно уменьшится, света костер станет давать совсем мало, горение частично перейдет в тление, и костер станет жаровым. «Звездный» костер обычно счита­ется жаровым. Но достаточно уложить концы поленьев, нахо­дящиеся в центре, друг на друга, и получится пламенный костер.

Первые два типа «таежных» костров можно сделать жаро­выми или пламенными, уменьшая или увеличивая ширину зазо­ра между поленьями. Третий тип «таежного» костра в основном жаровой, но, изменяя расстояние между поленьями или поворачивая их вокруг продольной оси, можно и его сделать пла­менным, правда, на короткое время. Даже последний из рас­смотренных типов костров, (из трех массивных бревен), явно принадлежащий по своему назначению к жаровым, можно за­ставить работать как пламенный, подложив под верхнее бревно две поперечные чурки.

Опытный костровой умело пользуется этим обстоятельством. Слегка передвигая поленья в костре, он может заставить его в нужный момент дать больше света, увеличить или уменьшить пламя, обеспечить интенсивное или, напротив, медленное прогорание топлива.

Умение регулировать костер дается не сразу. Пусть это не смущает юного туриста. Надо пробовать, экспериментировать. Все, что можно прочитать о кострах в книжках (в том числе и в этой), будет полезно только на первых порах. Затем приобре­тается опыт, а с ним и собственная манера работы с костром. Вот тогда можно убедиться, что описанные здесь конструкции в чистом виде применяются крайне редко. Туристы будут скла­дывать костер, который только изредка и ненадолго будет при­обретать вид «шалашика» или «колодца», как их рисуют в справочниках. Регулируя огонь, можно будет переходить от одной конструкции к другой, а чаще импровизировать, создавая на каждый раз какие-то новые способы укладки поленьев. Ведь главное — это обеспечить доступ воздуха к огню и использовать взаимный разогрев горящих поверхностей, а добиться этого можно тысячью разных способов. Исключение составляет лишь костер «три бревна». Делать его надо так, как описано в книге, и чем точнее, тем лучше. Правда, и здесь могут быть варианты, но применяются они только в зимних походах с ночевками на снегу. И последнее. «Шалашик», «колодец» и первые два типа «таежных» костров представляют, собой конструкции, которые могут быть использованы при разведении костра. Надо по­пробовать укладывать этими способами мелкие веточки и лучину. Может быть, один из них придется юному туристу по душе.

Выбор и заготовка дров

В предыдущих разделах про дрова было сказано только одно: они должны быть сухими. Поговорим теперь о них более подробно. Лучшие дрова — из хвойных деревьев. У бывалых путешественников принято отдавать предпочтение сосне и кедру, так как они мало искрят. Однако это имеет существенное значение только в том случае, если предстоит ночевка не в палатке, а рядом с огнем, так что юные туристы могут считать, что ель ничуть не хуже сосны и кедра. Хорошо горят также сухая лист­венница и пихта. Последняя, правда, часто «стреляет» уголька­ми. Из лиственных пород лучше других — береза, но даже она считается хуже хвойных деревьев. Это нередко удивляет тех, кто имел раньше дело с печным отоплением: при покупке дров все­гда отдают предпочтение березовым. Дело в том, что покупные дрова предварительно просушивают. Да к тому же их и после покупки обычно не сразу пускают в дело, а складывают в по­ленницу, где они еще подсыхают. В этих условиях береза, дейст­вительно, экономичнее сосны и ели. Иначе обстоит дело в лесу, где дрова идут в огонь немедленно. Сухостойная береза почти всегда гнилая, тем более упавшая, которая обычно вообще пре­вращается в труху. Ни гнилье, ни труха на костер, понятно, не годятся. А вот хвойные породы значительно меньше подверже­ны гниению — этому препятствует смола.

Если на дрова берут упавшее дерево, то его следует сначала, попробовать топором и убедиться, не гнилое ли оно. Желатель­но проверить дерево таким образом в нескольких местах (хотя бы в двух). Очень часто дерево гниет неравномерно: на вполне пригодном для костра дереве вдруг оказывается участок с гниль­цой или, наоборот, на гнилой лесине где-то сохранится сухая древесина. Если бивак устроен сравнительно недалеко от насе­ленного пункта, где лес хорошо очищен и от сухостоя, и от ва­лежника, и даже от сухих сучьев, то можно с грехом пополам набрать топлива на костер, наколов толстой щепы от сухих пней, оставшихся от ранее спиленных деревьев. Впрочем, с та­кой необходимостью туристы встречаются редко: почти всегда можно пройти пару лишних километров и устроить бивак там, где несложно найти дрова.

Заготавливая дрова для своего костра, юным туристам прак­тически не приходится сталкиваться с необходимостью валить сколько-нибудь крупные сухостойные деревья. Обычно сухих сучьев, валежника и, наконец, несколько тонких сухих елочек бывает вполне достаточно, чтобы сварить пищу и посидеть у огня. Однако такая необходимость может и встретиться в ка­кой-нибудь чрезвычайной ситуации, например при необходимо­сти развести костер «три бревна» в случае незапланированной ночевки в лесу в холодное время года. Поэтому не мешает знать, как нужно валить большое дерево. Прежде всего, надо обойти вокруг дерева на расстоянии нескольких метров и посмотреть, не имеет ли оно естественного наклона. Если дерево имеет сколько-нибудь заметный естественный наклон, то валить его надо в этом же направлении. Завалить дерево в направле­нии, отличающемся от естественного наклона, сумеют только люди, имеющие достаточный опыт. Юным же туристам не сле­дует и пытаться этого делать. Далее, надо оценить, как упадет дерево, не зависнет ли оно, зацепившись верхушкой за ветви соседних деревьев. Снимать зависшее дерево — дело хлопотное и не всегда безопасное. Часто бывает целесообразно не тратить силы и не рубить дерево, которое, скорее всего, зависнет при па­дении, а сразу подыскивать другое, более подходящее. Если дерево растет на каком-то склоне, следует прикинуть, не ска­тится ли оно при падении далеко вниз, откуда его будет труд­но достать, а если дерево стоит возле места бивака, то не упадет ли оно на лагерь.

Часто бывает, что рубить дерево мешают соседние кусты или ветви близко растущих деревьев. Их надо убрать, чтобы не мешали работать, и чтобы при падении дерева можно было быстро отойти в сторону. Отойти в сторону могут помешать также валежины или сучья, лежащие под ногами. Их тоже надо заранее убрать.

Рубят дерево таким образом (рис. 25).

Рис. 25. Последовательность ударов при рубке дерева.

Сначала с той сторо­ны, куда должно дерево упасть, делают подруб, примерно на треть или на четверть диаметра ствола. Затем начинают делать подруб с противоположной стороны (примерно на ладонь выше первого подруба). Когда второй подруб станет достаточно глу­боким, дерево падает под действием собственного веса. Если же встречный подруб не сделать, это приведет к лишней работе:

чтобы добраться топором до последних слоев древесины, удер­живающих дерево в вертикальном положении, приходится сильно расширять сделанный подруб. Кроме того, работать без встречного подруба опасно: при падении дерево щепится, и эта щепа, подобно пружине, может сильно отбросить комель назад, именно в ту сторону, где стоит турист, подрубивший дерево. Ва­лить дерево, подрубая его равномерно со всех стороны, по кругу, нерационально.

Когда подрубают дерево, то чередуют два рода ударов. Пер­вый, наносимый под острым углом, должен поглубже проник­нуть в толщу дерева. Второй удар приходится немного ниже и под менее острым углом. Им выбивают подрубленную древеси­ну. Очередной удар идет под тем же углом, что и первый, но на 1—2 см выше по стволу, а следующий — в глубь подруба, чтобы выбрать древесину, подрубленную предыдущим ударом, и т. д. Конечно, на практике сплошь и рядом приходится производить не один, а два или три одинаковых удара подряд, но суть дела от этого не меняется.

С упавшего дерева надо, прежде всего, снять сучки, пройдя вдоль него с топором. Ветви тут же собирают в кучу. Они тоже пойдут в костер. После этого можно разделывать ствол на по­ленья нужной длины. Пытаться сделать это до того, как дерево осучковано, не следует. Упавшее дерево почти всегда лежит, опираясь на ветви. Если в таком положении начать рубить ствол, то ветви будут амортизировать удары топора. Сил будет уходить много, а эффект будет незначительным.

Существует правило — никогда не рубить дрова на земле или на камнях. Даже в мягком грунте всегда есть песчинки и мелкие камни. При неудачном ударе топор втыкается в землю, после чего на нем почти всегда появляются большие или малые зазубрины, он быстро тупится. Работать таким топором очень тяжело. Поэтому при разделке поваленного дерева нужно обя­зательно подложить под него какое-нибудь полено или плашку, толстую ветку, наконец. Если под рукой ничего подходящего не оказалось, можно подтащить срубленное дерево к пню или выступающему из земли корню. После, того как отрублено первое полено, дальше можно подкладывать уже его.

При разделке дерева на поленья, так же как и при валке, чередуют подрубающие и выбивающие древесину удары. Толь­ко при валке удар снизу нанести нельзя, поэтому замах всегда делается с одного плеча, а оба рода ударов отличаются только углом наклона, под которым лезвие топора входит в ствол. При рубке лежащего дерева можно чередовать удары с замахом с одного и другого плеча. Один удар подрубает древесину, а вто­рой (встречный) с замахом с другого плеча выбивает ее. Дела­ют подруб на лежащем бревне не сверху, а немного сбоку, на той стороне, которая обращена от рубящего. Когда подруб ста­нет достаточно глубоким, тогда его можно оставить, перешаг­нуть через лежащее бревно и начать новый такой же подруб, но с другой стороны. Конечно, место для нового подруба нужно выбрать так, чтобы он через какое-то время сомкнулся с первым подрубом. Этого обычно бывает достаточно, чтобы разрубить не слишком толстое дерево.

Разделывая лежащее дерево, многие любят придавливать его сверху одной ногой. При этом утверждают, что получается (удобная рабочая стойка и, кроме того, бревно удерживается от смещений. Что касается стойки, то тут все зависит от привычки: можно работать и не ставя ногу на бревно, и это будет ничуть не хуже. Удерживать бревно ногой, действительно, удобно, но вся беда в том, что при этом нога оказывается в нежелательной близости от завершающего удара топора. А рубленая рана, ко­торую оставляет топор, сопровождается большой кровопотерей и, как правило, требует накладывания швов в больнице. Бин­том и йодом тут не обойдешься. Недаром говорят, что хорошо направленный топор не менее опасен, чем заряженное ружье. Если кто-нибудь из участников похода поранил ногу топором, то на этом поход обычно заканчивается не только для него са­мого, но и для его товарищей. Дальше начинается эвакуация пострадавшего.

И все-таки, несмотря на все сказанное, такой прием, как придавливание бревна ногой, остается неискоренимым. Слишком сложно сооружать какие-нибудь устройства, чтобы удержать бревно, если оно начинает перемещаться при ударах. Слишком заманчиво, не тратя времени, придержать его ногой.

Поэтому вряд ли следует категорически запрещать такой прием. Лучше разберем, как при этом свести вероятность трав­мы к минимуму (рис. 26).

Рис. 26. Приемы разделки дерева: а — правильно; б — неправильно.

Прежде всего, придавливая бревно ногой, нужно ставить ее не прямо перед собой, а несколько в сторону, тогда можно сде­лать подруб ближе к опорной ноге, стоящей на грунте за брев­ном. А задеть ее, сорвавшись при ударе, топор практически не может. Далее, придавив бревно сверху, не следует делать под­руб тоже сверху. Пусть подруб будет на противоположной от рубящего стороне бревна. Сорвавшись, топор рикошетирует обычно вдоль бревна. В первом случае он легко может задеть по ноге, во втором случае проскочит мимо.

После того как нарублены поленья, надо хотя бы часть из них расколоть вдоль на две, а если полено толстое — на четыре части. Расколотые вдоль поленья быстрее разгораются. Кроме того, из них легко изготовить дрова всех размеров, вплоть до самых тонких лучинок, необходимых для разведения костра. Колоть поленья, поставив их стоймя, удобно только в том слу­чае, если они были напилены пилой и имеют ровный срез. Юные же туристы в своих походах, как правило, обходятся без пилы, а нарубленные топором поленья вертикально поставить трудно. Лучше колоть такие поленья, положив одним концом на землю, а другим на какую-то опору (другое полено, валежину и т. д.). Очень распространенная ошибка, встречающаяся при этом, со­стоит в том, что полено кладут по направлению к себе, да еще придерживают нижний конец ногой. Удар топора в этом случае идет точно в направлении ноги. Поэтому полено нужно поло­жить на опору в направлении от себя, а удар, как и при раз­делке бревна на поленья, наносить по той части, которая лежит на опоре.

Прежде чем начать колоть полено, полезно осмотреть его: нет ли на нем сучков или трещин. Трещины довольно часто встречаются в сухих стволах. В этих случаях лучше попытаться расколоть полено, используя естественную трещину. Если поле­но имеет сучки с какого-то одного конца, следует начинать ко­лоть его с другого конца, где сучков нет. Если сучки есть с обоих концов, то надо колоть его с того конца, где их меньше, и стараться уложить полено так, чтобы удар приходился между сучками.

Иногда с первого же удара полено дает продольную трещи­ну. Если этого не получилось, нужно постараться вторым уда­ром вогнать топор точно в то же место. И так может быть не­сколько раз. После того как образовалась продольная трещина, очередной удар наносят, вгоняя топор в конец трещины, чтобы продолжить ее. Если полено не очень толстое, а трещина прошла на всю или почти всю длину его, то не следует вытаскивать топор из древесины для следующего удара. Сделав замах топором вместе с поленом (топор при этом держат плашмя), нужно ударить об опору концом полена, противоположным тому, куда вошел топор. От этого удара полено легко расколется на две части. Здесь надо помнить, что при достаточно сильном ударе обе половины полена нередко с силой взлетают в воздух. По­этому чтобы не получить травму, надо наносить удар не прямо перед собой, а немного сбоку, как говорят туристы, «под руку». Тогда отлетевшие части полена не заденут рубящего.

Разведение костра под дождем

Научиться разводить костер — дело вообще не такое уж хит­рое. Значительно сложнее разводить его в дождь. Тут есть мно­го тонкостей, без знания которых можно промучиться весь ве­чер, извести не одну коробку спичек, а костер все-таки не раз­жечь. Вот об этих-то тонкостях здесь и пойдет речь.

Начнем с самого простого — со спичек. Чтобы развести ко­стер под дождем, надо иметь сухие спички. Казалось бы, это истина, сама собой разумеющаяся. И все-таки как часто у юных туристов оказывается, что на группу была взята одна-единственная коробка спичек, что нес ее костровой в наружном карма­не куртки, что под дождем спички намокли и не зажигаются.

Чтобы не оказаться в подобном положении, следует завести правило — в группе обязательно должны быть спички в непро­мокаемой упаковке. Это помимо тех расхожих спичек, которые лежат в кармане у кострового или у дежурных. Существует много способов герметизации спичек. Но, прежде всего, надо ре­шить, какую проводить герметизацию — полную или неполную,

Для неполной герметизации коробку спичек кладут в поли­этиленовый пакет и несколько раз оборачивают его вокруг коробки. Для полной герметизации в том же самом полиэтиле­новом пакете заваривают горловину с помощью утюга или паяльника. Неполная герметизация вполне достаточна для защи­ты спичек от дождя. Но если спички каким-то образом попадут в воду, то она не поможет. Полная герметизация гарантирует сохранность спичек во всех случаях, но она существует, естест­венно, только до первого случая применения спичек. Чтобы вос­пользоваться заваренными в полиэтиленовый пакет спичками, нужно его разорвать. Таким образом, полная герметизация на­дежнее, а неполная — удобнее в обращении.

В каждом случае, готовясь к походу, нужно решить, на­сколько тщательно следует герметизировать спички. Если, на­пример, предстоит воскресный поход в жаркую летнюю пору, достаточно на группу одной коробки спичек в неполной герметизации. Это будет аварийный запас, а расхожие спички можно вообще не герметизировать. Вероятность дождя в такой день вообще мала, а если он и пойдет, то это, скорее всего, будет ко­роткий ливень, который можно переждать. Вероятнее всего, в этом случае придется разводить костер не под дождем, а просто в мокром после прошедшего дождя лесу. Другое дело, если предстоит отправиться на байдарках в недельный поход. Тут всегда надо быть готовым к тому, что вещи могут намокнуть. В этом случае следует две-три коробки спичек загерметизировать полностью. Это будет аварийный запас, а все расхожие спички герметизируются не полностью.

Короче говоря, насколько тщательно надо герметизировать спички, предстоит решать в каждом отдельном случае. Весной и осенью этому надо уделить больше внимания, чем летом; в водном походе — больше, чем в пешем; в длительном — больше, чем в коротком. Но, по крайней мере, одна коробка спичек долж­на быть по возможности защищена от попадания влаги.

У опытных туристов, путешествующих в сложных отдален­ных районах, выработался обычай — каждому участнику похода иметь свою коробку полностью загерметизированных спичек (помимо группового аварийного запаса и помимо расхожих спичек). И держат они эти спички не где-нибудь в рюкзаке, а всегда при себе. Если турист идет в штормовке, они лежат в нагрудном кармане; снимая штормовку, он тут же переклады­вает спички в брюки или в карман рубашки.

Кроме указанного, существует множество других способов герметизации спичек. Вот некоторые из них. Можно положить несколько спичек вместе с боковой стенкой от спичечной короб­ки в пустую охотничью гильзу, которую потом залить, парафином. Можно убрать коробку спичек, завернутую в бумагу, в металлическую коробку, а затем стык крышки с корпусом за­лить сургучом. Вместо сургуча можно использовать изоляцион­ную ленту или лейкопластырь. Это проще, но менее надежно. Все это полная герметизация. Неполная же будет в том случае, если, используя те же способы, не заделывать упаковку наглухо. Используя гильзу, например, вместо заливания парафином мож­но надеть на нее сверху детскую соску, а металлическую короб­ку просто плотно закрыть, не прибегая к изоляционной ленте или сургучу.

Хорошие результаты дает сочетание нескольких способов. Например, уложив спички в металлическую коробку, ее поме­щают потом в полиэтиленовый пакет. Или наоборот — непромокаемый пакет со спичками укладывают в металлическую короб­ку. Герметизация в этом случае приближается к полной. Только длительное пребывание в воде может привести упакованные таким образом спички к негодности.

Вместо металлических коробок можно, конечно, использо­вать и другие. Но пластмассовые иногда трескаются и ломают­ся, деревянные обычно не закрываются достаточно плотно, кар­тонные — сами легко намокают. Выше было сказано, что спички перед упаковкой следует заворачивать в бумагу. Это жела­тельно делать потому, что иначе они иногда отсыревают изнут­ри. Кроме того, бумага предохраняет от порчи полиэтиленовый или резиновый мешочек, в который кладут коробку спичек.

Иногда в табачных киосках продаются металлические футляры для спичечных коробок. Они очень удобны в походе. Во время дождя часто случается, что спички намокают не от па­дающих сверху капель, а от мокрых рук кострового. Костер разгорается далеко не с первой попытки, приходится снова и снова браться за спички, а вытереть руки не обо что. В резуль­тате боковые поверхности коробки, о которые зажигают спички, становятся влажными. Металлический футляр позволяет дер­жать коробку в руках, не касаясь ее боковых поверхностей. Кроме того, он защищает спичечную коробку от механических повреждений.

При изготовлении непромокаемого мешка для спичек не следует сшивать его края, а лучше склеивать или сваривать. Ниточный шов не обладает достаточной герметичностью. Завя­зывая горловину у такого мешка, надо обязательно скрутить ее несколько раз вокруг своей оси, чтобы получился длинный сверток, затем завязать его так, чтобы он не мог раскрутиться, перегнуть пополам и в этом положении окончательно завязать. При такой упаковке вода внутрь мешка практически не проса­чивается. Подбирая непромокаемый мешок для упаковки спичек, следует помнить, что по своим размерам он должен быть значительно больше спичечной коробки, иначе вряд ли удастся надежно завязать горловину. Если мешок длинный и узкий, то горловину лучше завязать, как было только что сказано, а вот длинный и широкий (например, полиэтиленовый пакет, продаю­щийся в продуктовых магазинах) лучше несколько раз сложить, перегибая так, чтобы на пути влаги, проникающей через горло­вину, было побольше сгибов.

Все, о чем до сих пор было сказано о хранении спичек, пред­полагает, что об этом туристы позаботились еще дома, до похо­да. Ну, а если все-таки этого не было сделано? Скажем, не ус­пели или забыли (у настоящих путешественников такой случай невероятен, но с юными туристами это случается, несмотря на напоминания и предупреждения). Тогда о сохранении спичек нужно как-то позаботиться в походе. Для этого нужно поинте­ресоваться, у кого из туристов есть какая-нибудь коробка, в ко­торой, например, хранится аптечка или предметы для мелкого ремонта. Возможно, что туда удастся уложить и коробку спичек. Если это не выходит, то можно освободить в коробке место, вынув что-то и положив в карман куртки, запасных брюк, в карман рюкзака и т. д. Может быть, у кого-то из участников похода найдется полиэтиленовый мешок, куда он сложил либо туалетные принадлежности, либо носовые платки, либо еще что-то. Если эти вещи еще не были в употреблении и не сырые, туда смело можно уложить и коробку спичек. В конце концов, можно завернуть спички в носовой платок, косынку, майку или еще что-нибудь подобное, положить в кружку и упрятать по­дальше в глубь рюкзака. Кружка при этом должна быть туго набита, чтобы спичечная коробка не вывалилась, и ее не пришлось бы искать потом по всему рюкзаку. Можно на месте при­думать много других способов. Важно только, чтобы спички не соседствовали с сырыми вещами, хранились в глубине рюкзака, и чтобы владелец рюкзака мог их быстро найти. На последнее обстоятельство следует обратить особое внимание. У юных ту­ристов нередко бывает так, что спички засовываются в уже за­вязанный рюкзак, куда попало, и, когда эти спички понадобятся, придется под дождем перетряхивать весь рюкзак.

Итак, иметь сухие спички — необходимое условие для раз­ведения костра в дождь. Но этого еще недостаточно. Если дождь идет длительное время (осенью случается, что с короткими пе­рерывами он может продолжаться два-три дня подряд), в лесу все становится словно напитанным влагой — трава, хвоя, ветви деревьев. В такую погоду самые сухие ветки будут слегка влаж­ными снаружи. Даже паутинка в этих условиях не загорается, За время горения растопки паутинка успевает лишь чуть-чуть подсохнуть снаружи. Можно много раз повторять эту опера­цию, пока, наконец, паутинка подсохнет настолько, что заго­рится. Но затем то же самое может повториться с более круп­ными ветками, которые будут положены в костер: паутинка про­горит, а эти ветки успеют только подсохнуть да слегка закоптиться. Так промучаешься целый вечер, но огня не разведешь.

Чтобы не оказаться в подобном положении, следует взять с собой из дома искусственную растопку, не боящуюся влаги, — таблетки сухого спирта, куски целлулоида или плексигласа, огарок свечи. Трудно сказать, что лучше: разные путешествен­ники отдают предпочтение тому или другому. Пожалуй, предпочтительнее иметь свечку. Сухой спирт не всегда есть в прода­же, а целлулоид и плексиглас легко загораются и горят очень интенсивно, но и прогорают довольно быстро. Свечкой же не­сколько неудобно пользоваться, если хочется, чтобы она сохра­нилась, и ее можно было использовать в дальнейшем. Поэтому когда костер разводят с помощью свечки, то отрезают от ее конца кусок сантиметра полтора высотой (иногда прямо из дома берут не всю свечку, а только маленький кусок от нее), ставят этот огарок на землю, зажигают его, а потом начинают сверху класть паутинку или тонкую лучинку, так чтобы она касалась верхней половины язычка огня, но не фитиля (иначе свечка мо­жет легко погаснуть). Для этого паутинку обычно укладывают «шалашиком» либо кладут ее на ветку покрупнее, на манер таежного костра второго типа, но только в несколько слоев. Свечка горит долго, пламя держится все время в одном месте, паутинка или лучинка постепенно подсыхают и начинают разго­раться. Свеча в этом случае играет ту же роль, что груда углей по отношению к поленьям при разведении большого костра. Ра­зумеется, при этом нельзя рассчитывать в какой-либо момент извлечь огарок из огня, чтобы воспользоваться им еще раз. Он сгорит в пламени костра.

Такой способ разведения огня хорош, но трудно настаивать на том, что он лучший. В. К. Арсеньев, широко известный по кни­гам «Дерсу Узала» и «В дебрях Уссурийского края», предпочи­тал целлулоид, а ведь он, конечно, мог бы воспользоваться и свечкой. Ну, а юным туристам, отправляющимся в поход, наверное, следует взять то, что есть под руками, что проще достать.

Нельзя в качестве искусственной растопки применять взрыв­чатые и горючие вещества. Взрывчатые вещества, в частности порох, прежде всего, опасны, а кроме того, неэффективны. Если даже удастся найти какой-то способ их применения, приводя­щий к горению, а не взрыву, прогорает такая растопка настоль­ко быстро, что дрова, не успевают заняться. Горючие вещест­ва — спирт, бензин, керосин — попросту неэффективны. Обли­тые ими ветки загораются моментально, но гаснут тут же, как только бензин или спирт прогорят. А происходит это чрезвычай­но быстро, так что ветки не успевают даже чуть-чуть подсох­нуть.

Далее, надо иметь в виду, что если даже тонкие веточки, паутинка могут оказаться влажными с поверхности, то тем бо­лее это относится к более толстым партиям топлива. Чтобы они быстрее воспламенились, можно воспользоваться старым таеж­ным способом. Для этого надо взять острый нож и настрогать на этих палочках стружку, не отделяя ее, однако, окончательно от палки. Пусть с одного конца на ней образуется кудрявый венчик (рис. 27).

Рис. 27. Разжигательные палочки.

Загораются такие разжигательные палочки очень быстро. Если стружка получилась достаточно мелкая и густая, их можно даже поджигать прямо от растопки, вместе с паутинкой и лучиной. Надо приготовить несколько таких палочек, а на остальных сучьях и ветках второй и третьей партии топлива тоже сделать надрезы. Пусть они не будут такими глу­бокими, но они должны располагаться по всей длине и лучше с разных сторон. Кстати, иногда бывает полезно зачищать, таким образом, даже лучину.

Когда костер разгорится достаточно для того, чтобы начать подкладывать более крупные дрова — толщиной в руку и более, нужно сделать и на них по всей длине подобные же засечки, толь­ко, конечно, теперь уже топором. А еще лучше — расколоть каждое полено вдоль. Внутренние слои древесины остаются не затронутыми влагой, каким бы сильным дождь ни был, и загораются до­статочно легко.

Конструкция костра тоже в известной степени определяет ус­пех дела. В сильный дождь неко­торые из конструкций (например, «колодец») быстро заливает и туристам остается лишь наблю­дать печальную картину борьбы огня с водой. Надо постараться расположить дрова так, чтобы они сами себе служили крышей, защищающей от дождя. Из описанных выше конструк­ций лучше всего этому соответствует таежный костер второго типа, «три бревна», «шалашик», таежный костер третьего типа. Таежный костер второго типа будет особенно хорош, если его сложить из поленьев, наколотых по длине, и уложить их вплот­ную или почти вплотную друг к другу. Поленья обращены к дождю корьем и имеют наклон, подобно крыше дома. Вода ска­тывается по ним вниз, и только очень небольшая часть ее до­стигает огня. Костер «три бревна», как говорилось ранее, скла­дывается на случай ночлега у огня, и для него нужны толстые бревна. Но в случае дождя можно использовать эту конструк­цию, взяв сравнительно небольшие поленья. Огонь здесь защи­щен от дождя двумя бревнами с боков, а третье бревно закры­вает огонь сверху. Используя эту конструкцию при дожде, нуж­но сделать засечки на поленьях по всей длине. Расколотые вдоль поленья на такой костер не идут, а мокрое корье загора­ется не сразу. Таежный костер третьего типа и «шалашик» обычно оставляют часть углей неприкрытыми от дождя, в осо­бенности от косого. Только при большом количестве дров, одно­временно укладываемых в Костер, удается хорошо прикрыть огонь, чтобы его не доставал дождь. В «шалашике» эти допол­нительные дрова располагаются вторым слоем, снаружи от основного, закрывая имеющиеся между его поленьями «окна», а в таежном — по бокам. Помимо того, что эти дрова защищают огонь от дождя, они сами понемногу подсыхают. По мере того как дрова в центральной части костра прогорают, поленья, ле­жащие снаружи, начинают тлеть и обугливаться, а затем посту­пают на их место. Такая система сама по себе довольно удоб­на, но требует повышенного расхода дров.

Как видим, работа с костром во время дождя имеет свою специфику на всех этапах, начиная с подготовки к разведению огня и кончая его поддержанием. В заключение необходимо ска­зать следующее. Не нужно торопиться при разведении костра под дождем. Это отнюдь не минутное дело. Нельзя пытаться ускорить работу за счет отказа от тщательности подготовки. Поиски более сухой паутинки, заготовка большего, чем обычно, количества лучины, застругивание разжигательных палочек — все это в конечном итоге сэкономит время. Если надо развести огонь побыстрее, то пусть лучше кто-нибудь поможет кострово­му подготовить все, что нужно для разжигания костра, но упро­щать подготовку нельзя. На повторные попытки, развести уга­сающий костер уйдет намного больше времени, чем на самую тщательную подготовку. Кстати, замечено, что многократное угасание костра удручающе действует на новичков. Черный шу­мящий под дождем лес кажется холодным и враждебным, появ­ляется желание кое-как натянуть палатки и побыстрее укрыться в них, не поев, не просушившись. В плохом настроении люди забиваются в палатки и дрожат всю ночь, согреваясь лишь теп­лом собственных тел. Напротив, костер, который разгорелся с первой-второй попытки, несмотря на дождь, дает свет и тепло, действует на всех ободряюще. Бивачные работы идут дружно и весело, все успевают просушить намокшие вещи, поужинать, у всех хорошее настроение.

Костровое хозяйство

Под костровым хозяйством подразумевают все то оборудо­вание, которое используется с целью подвешивания посуды над огнем для варки пищи и просушки вещей.

Наиболее распространенный и, пожалуй, наиболее универ­сальный тип очага — это две рогульки с лежащей на них пере­кладиной. Их вырубают из бросовых и быстрорастущих деревь­ев — осины, ольхи. Вопреки распространенному мнению, можно изготовить рогульки и перекладину также из сухого дерева. Только в этом случае их надо делать потолще и вбивать подаль­ше друг от друга, так, чтобы огонь непосредственно их не ка­сался. Конечно, при мощном костре, какой, например, туристы разводят при ночевке на снегу, без палатки, сухие рогульки и перекладины не годятся. Но ведь костры подобного типа юные туристы почти не используют. Не годятся они и для нелепых «костров до небес», разводить которые часто любят новички, Но такие костры и не надо разводить.

Выбирая рогульки для очага, не следует брать те, которые имеют равномерное разветвление вершинки: загоняя такую ро­гульку в землю, придется бить в середину разветвления и, ско­рее всего, она попросту расколется. Лучше выбрать рогульку с отходящим в сторону сучком. Забить такую рогульку не пред­ставляет никакого труда.

Очень часто юные туристы, заготовляя рогульки, срубают начисто все сучки, кроме одного верхнего. Напрасно. Имеет смысл оставить еще один-два сучка ниже основной развилки, обрубив их так, чтобы на каждый из них тоже можно было положить перекладину. Это удобно для того, чтобы регулировать высоту подвески посуды над огнем. В этом случае рогульку мож­но сделать выше обычной, рассчитав ее так, чтобы перекладина лежала не на самом верхнем, а на среднем сучке. Тогда у де­журных всегда будет возможность по желанию поднять или, наоборот, опустить перекладину. Например, когда приготовле­ние пищи подходит к концу, обычно надо уменьшить жар, и это легко сделать, подняв перекладину на верхнюю развилину. Ко­нечно, этого можно добиться и другими способами — сдвигая посуду в сторону или регулируя пламя костра, но изменить вы­соту перекладины проще всего. С другой стороны, бывает иногда нужно и опустить перекладину, например, когда ветер начинает временами задувать костер и относить пламя в сторону или когда дров маловато и дежурные предпочитают, довести пищу до готовности на углях. Обычно юные туристы считают, что пере­кладина над костром всегда должна лежать строго горизонталь­но. Найти же такие две рогульки, чтобы все их развилки точно соответствовали одна другой, конечно, трудно. Но к этому и не надо стремиться. Ничего страшного не произойдет, если какое-то время перекладина будет лежать немного наклонно, важно только, чтобы посуда не съезжала при этом в одну сторону. Разумеется, те две развилки, которые будут основными, надо расположить на одном уровне. За этим надо следить, когда рогульки забивают в землю.

Бывает, что туристам надо повесить над костром только одну посудину, например, когда готовят не полный обед, а просто хо­тят вскипятить чай на привале. Тогда можно обойтись одной рогулькой вместо двух. При этом шест, на который вешается посуда, одним концом закрепляется на земле. Это можно сде­лать разными способами. Можно, заострив конец, с силой вот­кнуть шест наклонно в землю и потом немного пригнуть, чтобы он лег на рогульку. Можно подсунуть этот конец под лежащее бревно, под корни пня, под какой-нибудь камень или что-то по­добное. Конечно, далеко не всегда подходящее бревно, пень или камень найдутся на месте бивака. Но обычно дежурный, если он знает, что можно, приготовляя пищу, обойтись одной посуди­ной, приглядывает место для бивака так, чтобы нечто подобное там было. Если же ничего подходящего нет под руками, то мож­но закрепить конец шеста в земле, вырубив маленькую рогуль­ку и вбив ее развилкой вниз. Обычно для этого можно исполь­зовать обрубленные ветви и сучья, которые остались после изго­товления главной рогульки. Вряд ли следует использовать для этой цели рюкзак. Прежде всего, в однодневных походах он, обычно, слишком мал, чтобы надежно удерживать шест с каст­рюлей воды на конце, а главное — даже на коротком биваке почти всегда бывает необходимо несколько раз залезть в рюк­зак. Отсюда вероятность опрокинуть весь очаг или вылить часть воды в костер. И уж совсем недопустимо использовать рюкзак вместо основной рогульки. После этого, скорее всего, придется навсегда проститься с этим рюкзаком.

Иногда приходится оборудовать ночлег на каменистой поч­ве, в которую не удается надежно забить рогульки или колья. Если при этом есть под руками крупные камни, то можно соо­рудить очаг из них, уложив два камня примерно одинаковой величины на некотором расстоянии друг от друга так, чтобы они служили опорой для посудины. Найти такие камни обычно бывает нетрудно, но только для одной посудины. Подобрать два камня так, чтобы на них можно было установить два или три ведра, кастрюли или котелка, бывает очень сложно. В этом слу­чае можно устроить очаг на двух связанных треногах, положив на них сверху перекладину. Веревка для этого почти всегда найдется в любой группе. В крайнем случае, можно вынуть ее из горловин у двух рюкзаков. Если тренога стоит неустойчиво, то основания у жердей можно укрепить, подложив туда круп­ные камни.

Не рекомендуется использовать для очага отдельную трено­гу, разводя под ней огонь. Прежде всего, веревка, связывающая треногу, оказывается над огнем и может, в конце концов, перего­реть. Можно, конечно, вместо веревки использовать проволоку, но она, как правило, может оказаться в группе лишь случайно. Неудобно и подвешивать посуду к такому очагу. Сколько-ни­будь большой огонь развести нельзя — загораются основания жердей, образующих треногу. И, наконец, главное — больше одной посудины повесить над огнем тут невозможно. Ну, а если так, то лучше очаг из двух камней (если достаточно одной посу­дины) или двух треног с перекладиной (если нужно повесить несколько).

Все, что до сих пор было сказано о костровом хозяйстве, подразумевало использование подручных средств. Но в послед­ние годы среди туристов все большее распространение приобре­тают различные самодельные приспособления (рис. 28).

Рис. 28. Самодельные приспособления для приготовления пищи на костре.

И это хорошо со всех точек зрения. Прежде всего, меньше приходится рубить деревьев. Правда, ольха и осина пока что считаются породами, не имеющими ценности, и вырубить колы и рогульки из них не возбраняется. Но уничтожение лесов, особенно вокруг больших городов, сейчас приобретает угрожающие размеры, и вполне вероятно, что через 10—15 лет нам придется беречь ольху и осину так, как мы сейчас бережем березу. И хотя «леп­та», которую вносят туристы в дело изведения лесов, невелика, но не худо бы и ее уменьшить: ведь количество занимающихся туризмом растет с каждым годом.

Самодельные костровые приспособления хороши и с более утилитарной точки зрения: они экономят время при разбивке бивака.

Что же представляют собой эти приспособления? Самое про­стое из них — металлические рогули, рассчитанные на ввинчивание или забивание в деревянный кол. А найти подходящий кол в лесу гораздо проще, чем деревянную рогульку.

Очень удобным приспособлением оказались металлические крючки для подвешивания посуды. Если надо снять котелок или кастрюлю с огня, можно легко сделать это, не снимая перекла­дины с висящей на ней остальной посудой. С помощью крючков легко менять высоту подвешивания посуды над огнем. Если нужно ее опустить, дежурный просто цепляет лишний крючок, а при необходимости поднять — убирает его.

Многие туристы пользуются в походе таганками различных типов, но среди них нет конструкций, получивших всеобщее признание. Некоторые из таких таганков показаны на рисун­ке 28. Зато все большую популярность начинает завоевывать металлический трос для подвешивания посуды, который приспо­соблен для натягивания между деревьями. Он, действительно, очень удобен тем, что избавляет от необходимости что-либо искать и вырубать. Вынул его из рюкзака, закрепил на деревь­ях — и можно подвешивать на крюках посуду. Этот трос дол­жен быть достаточно длинным (6—8 м), чтобы его можно было растянуть между далеко стоящими друг от друга деревьями. Разводить костер между близко растущими деревьями, как уже было сказано, не следует.

Можно использовать и укороченный трос (длиной 2—3 м), Тогда к петлям на его концах надо привязать веревки и уже их прикреплять к деревьям. Правда, к использованию троса, как, впрочем, почти любого снаряжения, надо привыкнуть. В осо­бенности это касается двух моментов. Когда на трос вешают посуду, он под ее тяжестью прогибается и посуда оказывается несколько ниже, чем предполагалось. Поэтому первые два-три раза, когда берут трос в поход, его приходится несколько раз перетягивать, регулируя высоту подвески посуды над огнем. Но умение на глаз выбрать нужную высоту троса приходит очень быстро. Во всяком случае, не дольше, чем умение подбирать ро­гульки подходящей высоты и толщины.

Второй момент, требующий привычки к тросу, заключается в следующем. Очаг, сделанный из подручных средств, как было описано ранее, по своим размерам лишь немного превосходит костер. Во всяком случае, весь он находится в поле зрения одно­временно с костром. Трос же натянут на большую длину, и по­этому видна только средняя часть троса с висящей посудой. Остальная его часть заметна хуже, а ночью и вообще не видна. Поэтому во время суеты у костра люди сначала довольно часто натыкаются на натянутый трос, особенно те из них, кто много раз имел дело с очагом из двух рогулек и привык спокойно хо­дить вокруг костра. Чтобы быстрее привыкнуть к натянутому тросу, можно повесить на нем в стороне от костра какие-нибудь светлые предметы — носовой платок, косынку, кусок газеты и т. п. Если ничего подходящего нет под руками, можно ис­пользовать для этих целей просто несколько веток.

Кроме того, натянутый трос надо учитывать и при планиров­ке лагеря. Скажем, обычный очаг из двух рогулек можно рас­положить с одинаковым успехов в центре или на краю лагеря. Некоторые туристы предпочитают делать его даже посредине, чтобы костер был своеобразным центром бивака. Иначе обстоит дело с тросом. Трос, натянутый посредине лагеря, разрежет его на две части и будет все время мешать. Поэтому лучше натя­нуть его на краю лагеря, чтобы и палатки, и вещи, и люди нахо­дились по одну сторону от троса. Место по другую сторону от троса можно отвести для работы кострового и сложить там дро­ва, а можно и вообще не использовать.

Все эти нехитрые приспособления, о которых было рассказа­но, нетрудно изготовить в любой слесарной мастерской. Это под силу любой школе, любому туристскому кружку или секции. Поэтому, как только туристские походы перестают быть случай­ными событиями в жизни школы и приобретают более или менее регулярный характер, следует понемногу обзаводиться само­дельным костровым хозяйством.

Меры предосторожности

Хотя костер и считается первым другом туриста, однако, общаясь с этим другом, надо принимать некоторые меры предо­сторожности. К сожалению, это не всегда понимают юные ту­ристы. В первых походах, пока костер еще в диковинку, с ним обращаются осторожно. Потом к нему привыкают, и меры пре­досторожности начинают казаться чем-то ненужным: «Ничего не случится. Что я первый раз развожу костер, что ли?» Совер­шенно неправильное рассуждение.

Костер хранит потенциальную опасность, которая может не напоминать о себе настолько долго, что о ней забывают. Так вот, опытный турист отличается от новичка не тем, что он этой опасностью пренебрегает, а как раз наоборот — тем, что о ней помнит, а значит, и соблюдает меры предосторожности.

В чем же они заключаются? Самое первое, что должен за­помнить юный турист: покидая место бивака, следует обязатель­но залить костер. Не надо думать, что если дрова уже прогоре­ли, если в кострище остались только тлеющие головешки да угли, то заливать его не обязательно. Эти головешки могут раз­гореться, спустя много времени после ухода группы. Чтобы убе­диться в этом, можно посоветовать как-нибудь проделать такой эксперимент. Пусть дежурные попытаются утром развести ко­стер, не пользуясь спичками, а, раздувая угольки, которые со­хранились в золе костра со вчерашнего вечера. Если только ночью не шел дождь, это удастся сделать довольно быстро. Времени потребуется не намного больше, чем на разжигание костра спичками. Конечно, далеко не всякий костер, оставлен­ный не залитым, разгорится после ухода группы и не всякий разгоревшийся приведет к лесному пожару, И все-таки не будем забывать, что главной причиной страшных лесных пожаров были и остаются плохо загашенные костры. Поэтому надо взять за правило перед уходом заливать кострище. Ведь бивак почти всегда устраивается в месте, где есть вода. Правда, иногда за водой надо спуститься в лощину или терпеливо набирать ведро, черпая кружкой из маленького родника. Для того чтобы сварить обед, любой из туристов готов это сделать. А вот когда заходит речь о том, что надо залить костер, вдруг слышится; «Да ну, еще ходить... И так ничего не сделается». Да, может быть, в этот раз ничего не сделается, и во второй раз тоже, и в десятый, и в сотый. Но когда-нибудь сделается, причем, может сделаться такое, что заставит горько пожалеть о том, чего вер­нуть нельзя.

Конечно, для всякого правила есть пределы целесообразного применения. Скажем, осенью в слякотную погоду, во время дождя, вряд ли оставленный костер наделает бед. И все-таки, если есть хоть тень сомнения, надо принести воды и залить кост­рище, уходя с бивака.

Очень часто в справочниках и руководствах по туризму встречается требование окапывать костер канавкой, чтобы от него не загорелись трава, хвоя, листья, лежащие на земле. Та­кую рекомендацию следует считать весьма спорной. Прежде всего — чем окапывать? Окапывать топором — значит портить топор. Очень скоро он будет не пригоден для использования по основному назначению. Окапывать заостренными кольями или чем-нибудь подобным? Малоэффективно. Так можно процара­пать много борозд на почве, а по-настоящему окопать костер не удастся. Не случайно в туристской практике окапывание костра не прижилось, хотя настоятельные советы делать это кочуют из одного справочника в другой.

Конечно, лучше окопать костер, если оказалась под рукой лопата. Скажем, ее взяли с собой для выполнения каких-нибудь краеведческих заданий или группа остановилась на обед возле дома лесника. Но нести лопату с собой специально ради окапы­вания костра большинство, туристов считает обременительным. Кстати сказать, окапывание не очень эффективно. Сухие листья и хвою, которые могут загореться, можно просто отгрести в сто­рону, траву — или вырвать, или, если нет ветра, дать ей прого­реть по периметру кострища, а потом быстро затоптать. Ну, а от летящих искр или угольков, которыми иногда «стреляет» костер, окапывание не спасает. Одним словом, практика пока­зывает, что без окапывания вполне можно обойтись, если со­блюдать все другие меры предосторожности.

Никогда не следует разводить огонь непосредственно под деревьями. На деревьях, особенно хвойных, есть чему загореть­ся. Да и корни деревьев легко повредить. Обычно юные туристы избегают располагать костер вблизи деревьев, но, например, в дождь это искушение бывает достаточно велико.

Нельзя разводить костры там, где имеется торф. Он может тлеть не только на поверхности, но и в глубине, поэтому пожар может возникнуть даже через 1—2 дня после ухода группу. Нельзя также разводить чрезмерно большие костры. У юных туристов, после того как они научатся немного обращаться с огнем, очень часто почему-то возникает стремление разжечь «костер до небес». И вот они тащат со всех сторон сухие елки. Куча дров в костре угрожающе растет, пламя поднимается в рост человека, а то и выше. Зачем все это? Ужин на таком огне не сваришь — тут и подойти близко трудно, не то, что по­мешать кашу. Искрит и «стреляет» он так, что сушить вещи на нем нельзя — будут прожженные дыры. «Зато светло и весе­ло»,— говорят обычно незадачливые туристы. Но для того чтобы было светло, можно использовать один из тех костров, о кото­рых шла речь выше, например «три бревна». Ну, а веселье боль­ше зависит от самих туристов, чем от костра. Большой костер может легко стать источником неприятностей. Сноп искр, взви­вающийся над костром, становится очень большим и даже при небольшом ветерке легко достает деревья, которые, казалось бы, стоят в стороне. «Стреляет» такой костер на большое расстоя­ние и довольно крупными головешками. Наваленные в беспоря­дочном множестве дрова, немного прогорев, начинают оседать, приводят в движение другие, легко обрушиваются вниз, катятся в сторону. Наконец, большое пламя вообще легко может выйти из-под контроля. А сколько оно пожирает топлива!

Не следует оставлять костер (даже гаснущий) без присмот­ра. Обычно эта забота кострового или дежурных. Но вообще полезно выработать у каждого туриста привычку: находясь у огня, быть чуточку настороже, поглядывать, не занялась ли трава на краю кострища, не загорелись ли чьи-нибудь носки или кеды и т. д. Вначале может показаться, что это будет ме­шать отдыху, создавать у людей какое-то внутреннее напряже­ние. Пожалуй, на первых порах что-то похожее действительно бывает. Но довольно быстро это дело становится привычным, напряженность, если она была, исчезает, турист может отдыхать у костра, петь песни, беседовать, в то же время краем глаза следить за тем, как себя ведет огонь.

Если предполагается поддерживать огонь всю ночь, чтобы его тепло согревало спящих, нужно организовать у костра де­журство. Иначе от случайной искры почти наверняка прогорят спальные мешки или одеяла.

При разведении костра глубокой осенью или ранней весной, когда на деревьях лежит снег, надо предварительно непремен­но отряхнуть его с ближайших деревьев, постучав по стволам обухом топора. Иначе, когда костер станет достаточно жарким, весь бивак окажется под дождем. А может и пласт снега упасть на огонь или кому-нибудь на голову.

Особенно внимательно надо следить за костром, когда кру­гом много сухой травы и когда дует сильный ветер. Обилие сухой травы в средней полосе России бывает обычно сразу же, как только сойдет снег. Пара солнечных деньков, и прошлогод­няя трава становится совершенно сухой, а новая, зеленая, еще только чуть пробивается. Именно в эти дни обычно выбираются за город первые группы туристов-школьников, именно в эти пер­вые весенние деньки очень хочется развести костер не в лесу, погруженном в тень, а на какой-нибудь веселой солнечной по­лянке. Необходимо помнить, что по сухой траве огонь распрост­раняется очень быстро (практически со скоростью ветра) и что совсем не обязательно огонь пойдет непосредственно от самого костра. При сильном порыве ветра язык пламени может ото­рваться от костра и зажечь траву в двух-трех метрах в стороне. Поэтому, если кругом сухая трава, надо постараться найти для костра место, защищенное от ветра.

Вообще ветер бывает то противником, то союзником костро­вого. Вначале, когда надо разжечь костер, — это противник. Он гасит спички, сбивает пламя с растопки, не дает заняться хворосту. Приходится складывать из дров что-то вроде ветрозащитной стенки или просить товарища постоять рядом с плащом или одеялом в руках. Затем, когда костер занялся, ветер стано­вится союзником кострового. Он раздувает пламя, дрова разго­раются быстро и жарко. Вот тут важно не проглядеть момент, когда ветер снова сделается противником и начнет разносить пламя, угрожая поджечь что-нибудь в стороне. Это упускают из виду иной раз даже сравнительно опытные костровые. Намучив­шись с разжиганием костра на ветру и добившись, наконец, своего, костровой сидит у огня в самом благодушном настроении. Ветер превратился в союзника, начал работать на него, ко­стер весело трещит, пламя разгорается, вода в ведрах быстро закипает. Но вот вылетел из огня уголек довольно далеко в сторону, потом второй... Загорелась трава на краю кострища. Костровой, не спеша, затоптал ее. Затем взвился сноп искр, их понесло в сторону соседних деревьев. Огонь уже набрал силу, и ветер грозит вывести его из повиновения.

Не нужно дожидаться этого. Надо уменьшить пламя, вынуть из костра лежащие сверху дрова, если они еще не очень разго­релись, отложить их в сторону, но только не кучно, чтобы они вновь не занялись, разворошить оставшиеся в костре дрова, так, чтобы они оказались лежащими подальше друг от друга, если нужно — плеснуть на некоторые из них водой. А дальше нужно подкладывать дрова только понемножку, чтобы держать огонь «на голодном пайке». Не стоит бояться, что костер может начать затухать и погаснет. Ветер не допустит этого — он снова станет союзником кострового.

Одним словом, разводя костер, нельзя пренебрегать мерами предосторожности. И пусть то, что здесь было названо мерами предосторожности, войдет в привычку юного туриста, стане г способом его общения с огнем. Тогда огонь навсегда станет на­дежным другом, который никогда не обманет и не подведет.

ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ ПОХОДА

Подведение итогов похода является таким же важным этапом туристской работы, как подготовка к нему. Этого, к со­жалению, часто не понимают не только сами юные туристы, но и многие руководители. Им представляется, что поход окончен в тот момент, когда группа села в поезд. Конечно, поскольку поход уже проведен, он не может оказаться сорванным из-за то­го, что не подведены итоги, подобно тому, как это может случить­ся при отсутствии подготовки. Но от подведения итогов похода во многом зависит, будут ли следующие походы более организо­ванными как в части подготовки, так и в части проведения, более содержательными и интересными.

Подведение итогов включает разбор похода, финансовый отчет, сдачу снаряжения, педагогический отчет, составление паспорта или отчета по походу, оформление материалов на значки и разряды, выпуск фотостендов или фотоальбомов, ор­ганизацию туристского вечера. Разумеется, все перечисленное осуществляется далеко не всегда. Все зависит от целей, содер­жания и продолжительности похода. В каких же случаях и как проводятся эти мероприятия?

Разбор похода и педагогический отчет

Разбор однодневного похода в принципе ничем не отличает­ся от разбора отдельного дня в многодневном походе, о кото­ром уже говорилось (см. гл. 4). Единственное, что здесь допол­нительно обсуждается, — это качество подготовки к походу. Ра­нее было сказано также и о том, в каких случаях проводить разбор однодневного похода нецелесообразно.

Что касается многодневных походов, то итоговый разбор их, как правило, целесообразен. Для обсуждения на таком разборе можно порекомендовать четыре группы вопросов:

1. Был ли интересен маршрут? Соответствовал ли он уровню подготовки группы: не слишком ли труден или, наоборот, ле­гок? Оправдались ли ожидания, возлагавшиеся на поход, или хотелось чего-то другого? Каковы пожелания на будущее?

2. Что было сделано правильно и что неправильно в походе?. Какие из мероприятий оправдали себя, а какие — нет? Что мешало и что способствовало успеху похода? Что следует сде­лать, чтобы в будущем походы проходили лучше?

3. Как проявил себя каждый из участников при подготовке и проведении похода? Что он показал в смысле владения турист­скими навыками, исполнения обязанностей в группе, отноше­ния к товарищам? Что является его сильной, что слабой сторо­ной? Оправдал ли возлагавшиеся на него надежды? Отдельно (ввиду важности вопроса) следует оценить: искал ли он само­стоятельную работу на биваке? Правда, формально этот вопрос является частным случаем исполнения обязанностей.

4. Что удачно и что неудачно делал руководитель группы? Нетрудно видеть, что первая группа вопроса касается выбо­ра маршрута и целей, поставленных перед походом. Вторая сводится к оценке организации жизни группы, правильности тактических решений в походе, результативности учебного про­цесса (если таковой осуществлялся). Третья особенно важна для воспитания и самовоспитания ребят. Она помогает каждо­му сопоставить собственное мнение о себе с мнением товарищей по группе. В сильной туристской группе перед ребятами можно ставить еще вопрос о рекомендациях для каждого на будущее. Ребята довольно тонко определяют, кому следовало бы еще раз пойти в подобный же поход, кому — в более труд­ный, кому можно поручить более ответственную должность, а кому еще раз побывать рядовым участником. Разбор этих вопро­сов требует от руководителей особой чуткости и внимательно­сти; не следует забывать о повышенной впечатлительности ре­бят подросткового возраста. Нужно заранее взвесить, на каких поступках или чертах характера того или иного участника по­хода можно заострить внимание при разборе, а какие лучше обойти деликатным молчанием или упомянуть о них лишь вскользь. Ошибки, вытекающие из незнания или неумения, под­лежат, конечно, разбору и разъяснению, но в деловом и спокой­ном тоне. Проявление эмоций со стороны руководителя допусти­мо лишь при обсуждении неблаговидных поступков, совершенных умышленно. Насколько глубокому обсуждению подвергнутся на разборе личные особенности участников похода, выясняется обычно лишь в ходе самого разбора. Во всяком случае, руково­дителю не следует непременно стремиться к такому углубленно­му разбору. Например, в однодневном походе обычно достаточ­но отметить, кто как выполнял свои обязанности. Ведь за один день туристский коллектив в группе еще не смог сложиться, и над оценками, которые дают ребята, почти неизбежно будут довлеть сформировавшиеся в школьных условиях симпатии и антипатии.

Несколько слов об оценке действий руководителя. Для мно­гих педагогов сама мысль о том, чтобы поставить такой вопрос на обсуждение ребят, кажется недопустимой. Вместе с тем нет ничего более ошибочного, чем убеждение руководителя в том, что само его положение ограждает от критики. К сожалению, педагоги, впервые проводящие поход, нередко пытаются настаи­вать на том, что все их решения являются верными уже потому, что они приняты ими. Такая линия поведения обычно приводит к дискредитации педагога в качестве руководителя группы и полной потере им авторитета у ребят. Гораздо правильнее по­ступают те, кто, понимая свою туристскую неопытность, пытает­ся привлечь ребят к обсуждению и выработке решений, сохра­няя за собой лишь право окончательного выбора одного из предложенных вариантов. Однако, для того чтобы такие обсуждения были действенными, надо обсуждать также и последст­вия принятых решений, а значит, в том числе и действий руко­водителя.

Разумеется, ставить четвертый пункт разбора на обсуждение группы имеет смысл только тогда, когда у руководителя сложи­лись с группой нормальные деловые отношения. Если поход, как это, к сожалению, случается, вылился в сплошную цепь ребячь­его баловства, а руководитель занимался исключительно тем, что делал замечания и одергивал ребят, если он к концу похода мечтает только о том, чтобы этот поход поскорее закончился, тогда, конечно, незачем выносить этот пункт на разбор. Впро­чем, в этих случаях надо хорошо подумать, нужно ли вообще устраивать разбор. Но, во всяком случае, не следует уклоняться от разбора только, из-за опасения, что в разговоре будет упо­мянута туристская неопытность руководителя. Не надо бояться признать ее.

Предполагается, что с педагогическим отчетом руководитель группы выступает на педсовете, однако на практике это соблю­дается далеко не всегда. Нередко форму этого отчета и основ­ные вопросы, которые должны быть в нем освещены, руководитель похода просто согласовывает с директором школы.

При подготовке педагогического отчета нужно иметь в виду следующее. Как правило, и директора, и коллег-учителей, да, пожалуй, и родителей интересует в первую очередь воспита­тельный аспект. И это не случайно. Туризм представляет собой одно из важных средств коммунистического воспитания. Дейст­вительно, воспитание, например, патриотизма начинается с углубленного познания Родины, это отмечал в свое время еще М. И. Калинин. Понятно, что в познании своей страны туризм вне всякой конкуренции стоит на первом месте. В этом смысле с ним не может сравниться не только ни один другой вид спор­та, но, пожалуй, и вообще никакой другой вид общедоступной деятельности. Занятия туризмом знакомят человека с природой родной страны, ее историческим прошлым, памятниками культуры, природными богатствами, с жизнью ее городов и сел, раз­витием промышленности и сельского хозяйства, культуры и науки. Даже такая, казалось бы, простая вещь, как установле­ние близкого контакта с природой, несет в себе огромный вос­питательный заряд. Вспомним, как говорил поэт, признаваясь в свой любви к Родине:

Но я люблю, за что не знаю сам,

Ее степей холодное молчание,

Ее лесов дремучих полыхание,

Разливы рек ее, подобные морям.

Чтобы все это запало в душу, надо познакомиться и с могу­чим колыханием лесов, и с холодным молчанием степей, и с безбрежными разливами рек не на экране кино или телевизо­ра, не из окна вагона или мчащегося мимо всего этого автобу­са, а непосредственно лицом к лицу. Многие горожане забыли о таких встречах. Туризм возвращает им эту возможность. Тес­ный контакт с природой оставляет в душе человека очень глу­бокий след. И когда пытаешься осознать это, всплывает такое же глубокое, как у поэта, неподвластное разуму чувство; «Но я люблю, за что не знаю сам...»

Очень большое значение в воспитании имеет непосредствен­ное знакомство и общение туристов с людьми разных, часто не­знакомых ранее профессий, другого уклада жизни, несколько иных по сравнению с привычными обычаев. Так, короткое за­мечание, сделанное во время похода опытным туристам, о том, что нельзя идти напрямик через засеянное поле, а необходимо обойти его краем, пусть даже потеряв на этом какое-то время, нередко дает для воспитания у школьников-горожан уважения к сельскому труду больше, чем иная лекция.

Нельзя забывать и о глубокой воспитательной силе самого походного уклада жизни, складывающегося в туристском кол­лективе. При правильно построенных взаимоотношениях жизнь в таком коллективе строится на основе самоуправления и само­обслуживания. А это развивает у ребят активность и любозна­тельность, инициативу и самодеятельность, способствует формированию многих важных навыков, которые пригодятся в даль­нейшей жизни. Многие из знаний, полученных на уроках в школе, вновь оживают в туристском походе, подчас в довольно неожиданном преломлении. Это способствует более глубокому усвоению знаний, связи их с реальной жизнью и в целом содей­ствует задачам политехнического обучения.

Не будем специально останавливаться на таких вопросах, как физическая закалка, воспитание коллективизма, способ­ность быстро принимать решения, чувство ответственности за порученное дело и т. п., здесь роль туризма признается всеми. Обратим внимание на следующее обстоятельство.

Туризму органически присуща многообразная воспитательная роль, которая была охарактеризована выше. Участие в по­ходах всегда оказывает воспитательное воздействие на челове­ка, хотя порой замечается это далеко не сразу. (Имеются в виду, конечно, правильно проведенные походы; если туристский поход, как это, к сожалению, иногда бывает, превратился в обыкновенный пикник на лоне природы или в «детский визг на лужайке», то о воспитательном воздействии такого похода го­ворить не приходится.) Если ребята активно готовили поход, если поход прошел нормально, без каких-либо «ЧП», если после похода у его участников возникло желание снова сходить в поход, то можно быть уверенным, что такой поход внес добрую лепту практически во все направления воспитания. Между тем приходится встречаться с непониманием этого некоторыми учи­телями, директорами школ и самими руководителями детских турпоходов. Это непонимание нередко всплывает при проведе­нии отчета. Мощный воспитательный заряд, органически при­сущий правильно проведенному походу, в таких случаях не принимается во внимание, а вместо этого начинается рассмот­рение похода как суммы проведенных мероприятий: посетили могилу павших бойцов или музеи боевой славы — проводилось патриотическое воспитание, не посетили — не проводилось; от­читали кого-то на вечернем разборе за нарушение дисципли­ны — велось воспитание коллективизма, обсуждали только пройденный маршрут и никого не разбирали — воспитанием коллективизма не занимались и т. д. Нет ничего более ошибоч­ного, как попытка оценить воспитательное воздействие похода по числу проведенных мероприятий.

Бывает, что руководитель группы соглашается с подобной оценкой похода, просто не зная, что можно ей противопоставить. Между тем возьмем то же патриотическое воспитание. Чувство личной сопричастности к родной земле, к успехам своей страны не обязательно возникает при запланированном посещении му­зея или места захоронения героев-воинов. Все зависит от того, как проведешь такое посещение. С другой стороны, это чувство нередко возникает, как уже говорилось, под влиянием тесного общения с природой, но это ни в какие разделы отчета не зане­меешь. В группе, где на разборе можно было сосредоточиться на пройденном маршруте и не пришлось никого обсуждать, дело с воспитанием коллективизма, скорее всего, обстоит вполне бла­гополучно. В группе же, где случаются нарушения, дело воспи­тания коллективизма, вероятно, хромает — почти всякое нару­шение в той или иной мере связано с пренебрежением интере­сами коллектива.

Ни директорам школ, ни руководителям походов не следует сводить воспитательный эффект похода к количеству проведен­ных мероприятий: в плане трудового воспитания сделано то-то и то-то; в плане эстетического воспитания — то-то и то-то и т. д. Необходимо помнить о внутренне присущей туризму воспитательной силе: если поход был проведен хорошо, то свою воспи­тательную роль он просто не мог не сыграть. К выявлению того, прошел поход хорошо или плохо, и должен сводиться отчет.

Логическим центром отчета должен быть вопрос о цели по­хода, как она изложена в главе 1: насколько удачно была вы­брана цель похода, и если неудачно, то что именно не было учтено при ее определении; была ли достигнута цель похода, и если нет, то что этому помешало.

Если цель похода была намечена удачно, если поход прошел во всех отношениях успешно и цель была достигнута, значит, можно быть уверенным и в том, что воспитательный эффект такого похода был положительным, хотя, может быть, этот эф­фект и не слишком заметен и вообще, как это чаще всего быва­ет, обладает отсроченным действием. Если же цель похода была выбрана неудачно или не была достигнута или сам поход ока­зался омраченным какими-то нежелательными происшествиями, то из этого еще не следует, что воспитательный эффект похода обязательно негативен. Очень часто именно какой-то неуспех, неудача помогают руководителям и участникам похода заду­маться, критично отнестись к себе, осознать допускаемые ошиб­ки. Поэтому и неудачный поход порой может сыграть в воспи­тательном плане положительную роль. Каждый раз в этом надо разбираться конкретно.

Финансовый отчет

Финансовый отчет сдается руководителем только в том слу­чае, если он получал на проведение похода какие-то подотчет­ные суммы. Если же, как это бывает, например, на воскресных выходах, поход проводился целиком за счет самих участников, то задача руководителя значительно упрощается. Ему надо просто подсчитать сумму общих расходов, разделить на число участников, а затем объявить, кто сколько должен получить обратно, если создалась экономия, или сколько внести, если получился перерасход. Незначительные сэкономленные суммы, которые хлопотно делить между участниками, иногда можно попросту истратить на мороженое или фруктовую воду.

Если же для проведения похода были получены подотчетные суммы (см. раздел «Составление сметы» в главе 1), то по его окончании в бухгалтерию должен быть сдан авансовый отчет, как это делается обычно, а неизрасходованные деньги, если та­ковые остались, возвращаются в кассу, где они были получены перед походом.

Расходы, произведенные при подготовке и проведении похо­да, подтверждаются железнодорожными и другими транспорт­ными билетами, копиями товарных чеков из магазинов, билета­ми от посещения музеев и т. д. Их надо тщательно собирать и прикладывать к авансовому отчету. Это одна из функций казна­чея группы. Но, как известно, далеко не все походные расходы можно подтвердить таким образом. В этом случае к авансово­му отчету прилагаются три ведомости. Первая — на приобретен­ные и израсходованные продукты по форме:

Дата

Наименование учреждения

Приобретено за
Примечание

наличный расчет

безналичный расчет

к-во

сумма

к-во

сумма

К этой ведомости прилагается табель, в котором перечисля­ются участники похода, и указывается число походных дней. Вот примерная форма такого табеля:

№/№

Фамилия Имя

Июнь

Июль

Итого дней

Примечание

25

26

27

28

29

30

1

2

3

4

5

1

2

Кузнецов П.

Сергеев В.

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

-

+

-

+

-

11

8

-

выбыл по болезни

Вторая ведомость составляется на транспортные расходы (внутримаршрутные разъезды) и носит название маршрутного листа (не надо путать его с маршрутным листом, который груп­па иногда получает в качестве путевого документа вместо маршрутной книжки):

Дата

Маршрут

(участок пути)

Вид транспорта

Сумма

(на всю группу)

В третью ведомость включаются культурно-просветительные расходы (посещение музеев и т. п.) и хозяйственные траты (по­купка инвентаря, инструментов, посуды и т. п.):

Наименование расходов

Дата и место покупки или оказанной услуги

Сумма

Все документы подписываются не только руководителем похода, но и ответственными из числа ребят — старшим по группе (командиром, старостой) и казначеем (завхозом). Это лишнее свидетельство той важной роли, которую играют в жизни туристской группы школьники, выделенные ответственны­ми за разные участки работы. Через них, собственно, реализует­ся идея самоуправления в группе и в то же время осуществляется педагогическое руководство.

Если внимательно посмотреть на образцы ведомостей, сразу же станет ясно, что заполнить их задним числом, по окончании похода, вряд ли, возможно, за исключением, может быть, табеля. В памяти не сохранятся все нужные сведения. Поэтому завести такие ведомости надо сразу же, как только начинаются закупки для похода, т. е. еще до выхода на маршрут, и аккуратно вести в течение всего похода, а перед сдачей отчета просто переписать начисто. Совсем не обязательно иметь каждую ведомость на отдельном большом листе, для походных условий это неудобно. Лучше просто разграфить несколько страниц в походном блок­ноте.

Наконец, если руководитель и его заместитель получали командировочные деньги на проезд и суточные, то в них надо отчитаться обычным порядком.

Почему мы так подробно рассматриваем вопросы, связанные с финансовым отчетом? Дело в следующем. Было время, когда все траты на поход требовалось производить только по безна­личному расчету. Порядок этот давно изменен, а между тем еще и сейчас некоторые директора школ и бухгалтеры настаи­вают на том, чтобы наличные деньги, которые собираются на проведение похода, были внесены на расчетный счет школы и в дальнейшем все расходы на поход оплачивались по безналично­му расчету. Трудно придумать что-либо, в большей мере ослож­няющее работу руководителя. Во-первых, многое из того, что надо купить для похода, магазины продают за наличный рас­чет и не продают по безналичному. Во-вторых, многие из поход­ных расходов просто нельзя оформить по безналичному расче­ту, например плату за молоко или картошку, покупаемые в де­ревне. В-третьих, те закупки, которые можно сделать по безна­личному расчету, требуют массу времени. Надо искать магази­ны, где еще не исчерпан лимит на продажу по безналичному расчету, потом выписать счет, отвезти его в школу, подождать несколько дней, пока бухгалтер произведет операции в банке, затем ехать с платежным поручением вновь в магазин, и только после этого можно будет получать отобранные товары. Наконец, в длительном походе это приводит к чрезмерному возрастанию нагрузки на ребят. Если, например, руководителю предстоит вести ребят в 20-дневный поход, он всегда может подобрать такой маршрут, чтобы в двух-трех местах можно было попол­нить продукты. Иными словами, участникам похода надо будет идти, имея в рюкзаках 5—7-дневный запас продуктов. Но это можно осуществить, только имея наличные деньги. При необхо­димости приобретать продукты по безналичному расчету придется покупать их сразу на все 20 дней. А ведь это минимум по 20 кг на каждого из ребят, не считая личных вещей и предметов группового снаряжения.

Обычный довод, который приводят в пользу безналичного расчета, сводится к тому, что в этом случае всегда можно про­верить все расходы, произведенные руководителем в походе. Но неужели человек, которому можно доверить детей, не заслужи­вает того, чтобы ему доверили некоторую сумму наличных де­нег? Если нет, то его вообще нельзя близко подпускать к руко­водству детским туризмом, а может быть, и вообще к педагоги­ческой работе.

Покупки по безналичному расчету целесообразны только в случае, если на базе можно получить то, что трудно найти в магазине. А вообще от них лучше по возможности отказаться. Иначе основную часть времени и сил руководителя поглотит чисто хозяйственная деятельность, ничего общего не имеющая с собственно туризмом.

Сдача снаряжения

Сдача снаряжения — дело довольно простое. Оно требует только одного — своевременной договоренности о порядке сда­чи. Если о необходимости сдать снаряжение вспоминают спустя неделю, а то и две после окончания похода, то потом бывает трудно установить, кто что нес, кто с кем менялся, у кого что находится. Помимо неизбежных в таких случаях путаницы и нервотрепки, придется еще платить за просрочку возвращения арендованных вещей.

Самый простой случай — когда снаряжения на прокат брать не приходилось. Тогда на пути домой надо разобраться, кто что принес для похода, и раздать имущество владельцам. Ведь распределяя в походе груз по рюкзакам, не приходится считать­ся с тем, кто брал с собой топор, кто кастрюлю, кто палатку. Установить это лучше всего, пользуясь списком, в котором от­мечено, кем из ребят принесены те или иные вещи. Разобрать вещи можно на станции в ожидании поезда, в вагоне или же на вокзале. Откладывать это на завтра не следует.

Снаряжение, взятое напрокат, лучше всего сразу же с вокза­ла отвезти в одно место — в школу, на бывшую «штаб-кварти­ру» и т. д. Если из-за позднего времени возвращения из похо­да этого сделать не удастся, следует, разбираясь в принесенных из дома вещах, уточнить по списку, у кого находятся арендован­ные предметы снаряжения, и тут же договориться, где и в какое время они завтра будут собраны и кто поедет их сдавать. В от­личие от финансовых дел аренда снаряжения и сдача его впол­не может быть перепоручена кому-нибудь из юных туристов, имеющему паспорт и понимающему в снаряжении.

Разумеется, снаряжение должно возвращаться в хорошем со­стоянии — вычищенным, высушенным, подремонтированным, если что-то порвалось или сломалось. Надо быть внимательным к снаряжению и в том случае, если оно взято в своей школе (в настоящее время каждой школе разрешено иметь свой фонд туристского снаряжения).

Юные туристы почему-то нередко считают, что к «чужому» снаряжению нужно относиться бережно, а к «своему» можно кое-как.

Написание отчета и составление паспорта похода

Строго говоря, письменные отчеты полагается составлять только на походы, укладывающиеся в Нормативы единой всесо­юзной квалификации — от первой категории сложности и выше. Однако там, где туристская секция работает систематически, имеет смысл начинать составлять описание с более простых маршрутов, чтобы постепенно научиться этому.

В большинстве случаев походы юных туристов проходят по достаточно известным местам, поэтому в некоторых случаях по договоренности с маршрутной комиссией можно ограничиться составлением паспорта похода.

Паспорт — наиболее короткий отчетный документ о походе. В нем на одной-двух страницах приводятся схема похода, основ­ные данные о маршруте (перечисление главных пунктов, через которые он проходил; время путешествия; способ передвиже­ния; количество пройденных километров, в том числе с естест­венными препятствиями; количество полевых ночлегов), основ­ные данные о группе (список участников, номер маршрутной книжки). Далее следует предельно краткое описание маршрута по дням — буквально 4—5 строк на каждый день. Некоторые дни при описании можно объединять, если маршрут в эти дни проходил по однообразной по своему характеру местности. В заключение даются краткие выводы: интересен маршрут или нет, кому может быть рекомендован, что следует иметь в виду, планируя его прохождение.

Отчет — это более подробный документ о совершенном похо­де. В нем дается краткая характеристика района с точки зре­ния его туристских возможностей. Список группы сопровожда­ется указанием на туристский опыт каждого из участников. Приводятся списки снаряжения, продовольственный рацион и смета, все это сопровождается комментариями (что себя оправ­дало в походе, что нет) и рекомендациями для других групп. Приводится также график похода, запланированный и факти­ческий, а затем достаточно подробное описание похода по дням, желательно с фотографиями и схемами наиболее интересных и технически сложных мест.

Для групп, участвующих в соревновании на лучшее турист­ское путешествие, отчетные материалы полагается представ­лять в соответствии с возрастом участников: старшая возраст­ная группа (17—18 лет) сдает отчет, средняя (13—16 лет) — паспорт, младшая (12 лет и меньше) — дневник похода. Правила проведения туристских соревнований школьников предусмат­ривают схемы составления таких отчетов, паспортов и дневни­ков, ими и надлежит руководствоваться в этих случаях. Впро­чем, воспользоваться такими схемами при оформлении отчет­ных материалов полезно и группам, не участвующим в соревно­ваниях.

Основное назначение любого отчета — дать максимум ин­формации тем туристам, которые в будущем захотят пройти данный маршрут. Этого, к сожалению, часто не понимают начи­нающие туристы. Перегруженность отчетов деталями, касаю­щимися быта данной группы, характеров ее участников, мелких происшествий преимущественно комического характера и все это при отсутствии сколько-нибудь точного описания пройден­ного маршрута, — вот обычный недостаток написанных ими отчетов.

Умение написать хороший отчет — один из признаков тури­стской культуры. Сразу, само по себе такое умение не приходит. Этому юных туристов надо еще научить. Вот почему работа с дневником, ведущимся на маршруте, и отчетом в послелоходное время полезна для всех туристов.

Оформление материалов на значки и разряды

Оформление материалов на значки и разряды является не­посредственным продолжением предыдущего этапа работы — составления паспорта или отчета о походе. Только по предъяв­лении одного из этих отчетных документов вместе с маршрут­ной книжкой поход может быть засчитан всем его участникам для оформления им значков и разрядов. К сожалению, этой работе руководители не всегда уделяют должное внимание. Между тем значки и разряды, как правило, значат для юных туристов гораздо больше, чем для взрослых. И нет ничего зазорного в желании ребят считать себя оформленным туристом, а для уме­лого руководителя подготовка к оформлению значков и разря­дов является одним из способов оживить работу секции в меж­сезонье.

В зависимости от возраста и походного опыта ребята могут получить значки «Юный турист», «Турист СССР», юношеские и взрослые спортивные разряды по туризму; Нормативные требо­вания, предъявляемые к значкистам и разрядникам, можно найти в единой всесоюзной классификации по туризму. Надо иметь в виду, что в случае, если нормативы предусматривают не только участие в определенном числе походов, но и некото­рую программу теоретической подготовки, последнюю не нужно игнорировать. Именно она позволит ребятам, с одной стороны, оценить, что они знают, а что нет, а с другой — побудит к зна­комству с туристской литературой.

Квалификационные комиссии, присваивающие значки и раз­ряды, существуют при городских и областных станциях юных туристов, Домах пионеров, туристских клубах, одним словом, там, где утверждаются проекты походов. Еще при выдаче маршрутной книжки следует поинтересоваться, когда работает квалификационная комиссия, как с ней связаться, а также до­говориться о том, что нужно будет представлять по окончании похода — паспорт или отчет.

Фотостенды и фотоальбомы

Возможность оформить фотостенд или фотоальбом после похода целиком зависит от того, какие фотографии были приве­зены из похода. Нередко после длительного похода не оказы­вается фотографий, пригодных для альбома или стенда. И на­против, иной раз после воскресного похода ребята приносят десятка полтора-два отличных фотографий. Поэтому не обяза­тельно, чтобы фотоотчет отражал самое значительное туристское событие сезона. Надо готовить выпуск, исходя из того материала, который есть. А если таких выпусков будет несколько в году, еще лучше. Когда фотографий маловато, следует помнить, что во многом это может быть компенсировано оформлением. Боль­шая, хорошо выполненная схема похода, крупная надпись с вмонтированным изображением значка «Турист СССР» или «Юный турист», портреты участников похода, которые можно сделать уже после возвращения, в значительной мере помогут восполнить недостаток походных фотографий. При этом надо учесть, что для стенда нужно сравнительно немного фотогра­фий, но хотя бы часть из них должна быть большого формата. Для альбома, напротив, нужно побольше фотографий неболь­шого формата.

Фотостенд больше подходит для выставки, туристского ве­чера или для всеобщего обозрения в вестибюле школы. Альбом обычно используют в качестве личного сувенира или приложе­ния к отчету. Но и то и другое является одним из лучших средств агитации за туризм.

Туристский вечер

Подведение итогов похода хорошо завершить устройством туристского вечера. Разумеется, вечер стоит устраивать только после какого-то достаточно продолжительного похода, явивше­гося событием для ребят. По меньшей мере, странно будет выгля­деть вечер после воскресного похода. А вот после серии таких походов можно провести и вечер, приурочив его либо к оконча­нию сезона, либо к окончанию работ, если в этих походах после­довательно выполнялось какое-то исследовательское задание. При этом следует помнить, что вечер лучше всего организовать самим ребятам. Руководитель может только подсказать им идею устройства вечера, не более. Если идея будет воспринята холодно, не надо настаивать: без энтузиазма и активности ребят вечер либо сорвется, либо выльется в заурядную танцульку.

Как будет конкретно проведен вечер, не имеет особого зна­чения. Важно, чтобы он создал у ребят праздничное настроение и был связан с туристским содержанием. Если поход, окончание которого отмечается, не был массовым, то не обязательно про­водить вечер в школе. Например, после сложного похода, в ко­тором участвовало 6—8 сильнейших туристов школы, лучше провести вечер в небольшом кругу туристского актива. Такой вечер можно устроить дома у руководителя или у родителей, предоставлявших помещение под «штаб-квартиру», или еще у кого-то из участников. К вечеру надо напечатать все фотогра­фии и здесь впервые выложить их для всеобщего обозрения. Хорошо, если для каждого из участников будет подготовлен небольшой комплект карточек, который он унесет домой. Не­плохо, если к этому времени будут оформлены значки и разря­ды. Надо организовать еще чай с пирожными или что-то в этом роде, а об остальном пусть позаботятся сами ребята. Тут могут быть различные шуточные стихотворения и эпиграммы, песенки собственного сочинения и многое другое. Но если всего этого не будет и вечер пройдет просто в воспоминаниях о походе, эго тоже не беда. Важно, чтобы ребята чувствовали себя в естест­венное обстановке.

Если отмечается окончание какого-то общешкольного меро­приятия, вроде туристского лагеря, или закрытие сезона, в ко­тором путешествовало несколько туристских групп, можно про­вести общешкольный вечер. К такому вечеру требуется более тщательная подготовка. Прежде всего, надо провести хорошую торжественную часть, на которой наиболее активные участники туристской работы награждаются грамотами или отмечаются приказом по школе. Нужно оформить к вечеру все разряды и значки, чтобы вручить их ребятам в торжественной обстановке. Большим успехом, как правило, пользуются любительские кинофильмы, слайды, диафильмы, снимавшиеся в походе или в лагере. Хорошо на такой вечер пригласить кого-нибудь из взрослых туристов, мастеров спорта или ветеранов туризма. Они расскажут о туристском движении в стране, поделятся своими воспоминаниями. А художественная часть программы зависит от самих ребят. Подготовят ли они остроумный «капу­стник», устроят ли вечер туристской песни или еще что-то, пусть решают сами. Здесь руководитель может только помочь в осу­ществлении задуманного, а инициатива должна полностью при­надлежать ребятам.

Приложение I

Инструкция по организации и проведению туристских походов, путешествий и экскурсий с учащимися общеобразовательных школ

Утверждена приказом по Министерству просвещения СССР 12 апреля 1974 г.

Туристские походы и путешествия являются одним из важнейших средств коммунистического воспитания учащихся. Они имеют огромное познаватель­ное значение. В походах, путешествиях, экскурсиях и экспедициях учащиеся глубоко познают нашу социалистическую Родину, ее могущество и красоту, знакомятся с природными богатствами, историческим прошлым, с успехами промышленности, сельского хозяйства, науки и культуры, с передовиками коммунистического строительства, участниками гражданской и Великой Оте­чественной войн.

Туристские походы и путешествия содействуют воспитанию школьников в духе советского патриотизма и социалистического интернационализма. Они помогают осуществлению задач политехнического обучения учащихся, спо­собствуют закреплению знаний, связывают их с жизнью, практикой комму­нистического строительства, развивают любознательность и активность, само­деятельность и инициативу, помогают школьникам овладевать военно-при­кладными и трудовыми навыками, вовлекают их в общественно полезную деятельность, воспитывают любовь к природе, коллективизм, смелость, укреп­ляют здоровье и физически закаливают, являются составной частью Всесоюз­ного физкультурного комплекса ГТО («Готов к труду и обороне СССР»).

Организация туристских путешествий входит в задачу всех школ и вне­школьных учреждений.

I. Общие положения

1. Настоящая Инструкция является обязательной для общеобразова­тельных школ, внешкольных и других учреждений (независимо от их ведомст­венной подчиненности) при организации и проведении туристских путешест­вий — походов, экскурсий, экспедиций—с учащимися общеобразовательных школ на территории СССР.

Администрация учебных заведений и учреждений, организующих турист­ские путешествия, и руководители групп, непосредственно проводящие их, несут ответственность за безопасное проведение путешествия.

2. В порядке возрастающей сложности туристские путешествия для школьников подразделяются на походы, одно-, двух-, трехдневные, много­дневные некатегорийные туристские путешествия, многодневные туристские путешествия по маршрутам I, II, III категорий сложности (см. действующие разрядные требования Единой Всесоюзной спортивной классификации и пе­речни классифицированных туристских маршрутов, утвержденных Централь­ным советом по туризму и экскурсиям,— приложение 1*).* Приложение в настоящей книге не приводится.

Некатегорийными туристскими путешествиями могут быть походы, экспе­диции, экскурсии, включающие элементы краеведения и проводимые с воспитательной, познавательной и оздоровительной целью.

Экспедиция — это туристское путешествие поискового характера с целью исследования, изучения каких-либо объектов (географических, археологиче­ских, геологических, краеведческих, исторических, культуры, народного хо­зяйства и т. д).

Туристский поход — это туристское путешествие продолжительностью до 3 дней с целью прохождения определенного маршрута пешком или с использованием таких средств передвижения, как лыжи, лодка, велосипед и т. д., с целью физического совершенствования, познания края, общест­венно полезной деятельности.

Экскурсия, проводимая с целью посещения какой-либо местности, объектов природы, истории, культуры, народного хозяйства, с познава­тельной задачей как основной и с использованием различных видов тран­спорта, также является туристским путешествием.

3. Туристские путешествия учащихся организуются школами, школами-интернатами, детскими домами, внешкольными учреждениями, Бюро моло­дежного туризма комитетов комсомола, советами по туризму, и экскурсиям, лагерями (загородными, городскими пионерскими, спортивно-трудовыми, туристскими, труда и отдыха), а также туристскими базами, детскими сек­торами клубов, Домов (Дворцов) культуры профсоюзов, жилищно-эксплуатационными конторами (домоуправлениями), культурно-просветитель­ными учреждениями и организациями, осуществляющими работу среди де-1ей (системы Министерства культуры СССР, ДОСААФ, общества охраны природы, охраны памятников истории и культуры и т. д.).

II. Состав туристских групп и продолжительность путешествия

4. К участию в туристских походах и путешествиях допускаются уча­щиеся IV—Х (XI) классов, прошедшие медицинский осмотр. В походах и путешествиях участвуют пионерские отряды, звенья, комсомольские груп­пы, различные кружки, а также сводные группы с однородным составом по возрасту, учебной и физической подготовке, сформированные из смежных классов (V—VI, VII—VIII и т. д.).

5. При формировании туристской группы для совершения путешествий необходимо учитывать туристский опыт участников:

— для путешествия по маршруту I категории сложности члены тури­стской группы должны иметь опыт участия в пяти однодневных походах по данному виду туризма, опыт организации ночлега в полевых условиях (кроме зимних походов);

— для путешествия по маршруту II категории сложности 2/3 состава туристской группы должны иметь опыт участия в путешествии по маршру­ту I категории сложности по данному виду туризма, остальные — опыт участия в пяти однодневных походах протяженностью не менее 15 км каж­дый по данному виду туризма и опыт организации ночлега в полевых ус­ловиях;

— для путешествия по маршруту III категории сложности не менее 2/3 состава туристской группы должны иметь опыт участия в путешествии на категорию ниже по данному виду туризма, остальные участники могут иметь опыт путешествия на две категории ниже по данному виду туризма.

Участники лыжных путешествий по маршрутам II и III категорий сложности должны иметь опыт организации полевого ночлега в зимних ус­ловиях и уметь оказать доврачебную помощь при обморожениях.

Участники путешествий в горной местности, предусматривающих пере­ходы через высокогорные перевалы, должны удовлетворять требованиям, приведённым в приложении 2.

Альпинистские восхождения совершаются школьниками во время их пребывания в специальных альпинистских лагерях с разрешения контроль­но-спасательной службы.

Участники путешествий по всем видам туризма должны уметь пла­вать.

6. К путешествиям по маршрутам I категории сложности допускаются (участники не моложе 14 лет, II категории сложности — не моложе 15 лет. Возраст участников путешествий по маршрутам III категории сложности должен быть не менее 16 лет.

7. В многодневном пешеходном (свыше 3 дней) путешествии в тури­стской группе (походном экспедиционном отряде) может быть не более 15 учащихся (в путешествиях водных, лыжных, горных, велосипедных— не, более 12 учащихся). В том случае, когда в многодневное путешествие направляется пионерский отряд или класс, участники его делятся на тури­стские группы.

При проведении многодневного путешествия в города или в другие достопримечательные места, где группа принимается на туристских или экскурсионных базах, состав группы может быть увеличен до 25 школь­ников.

8. Продолжительность путешествия и протяженность дневных перехо­дов для различных групп определяется примерными нормами для пешеход­ных, велосипедных, водных, горных и лыжных походов и путешествий (приложение 2).

Общая продолжительность туристского путешествия не должна пре­вышать: для учащихся V—VI классов—10 дней, VII—VIII классов—20 дней, IX—Х (XI) классов—30 дней.

Документом, дающим право на проведение одно-, двух-, трехдневных походов и многодневных некатегорийных путешествий, является маршрутный лист, экспедиционное удостоверение или путевка; для путешествий I, -II, III категорий сложности — маршрутная книжка (установленного образца).

Маршрутные документы выдаются организацией, проводящей турист­ское путешествие (см. п. 3 настоящей Инструкции).

III. Руководители туристского путешествия

9. В каждой туристской группе должен быть руководитель и замести­тель руководителя (второй руководитель). В одно-, двух-, трехдневном по­ходе вместо заместителя — помощник руководителя.

Руководителями и заместителями руководителей туристских путешест­вий могут быть учителя, воспитатели, старшие пионерские вожатые, работ­ники внешкольных учреждений, детских секторов профсоюзных клубов, До­мов и Дворцов культуры, учащиеся старших курсов педагогических учи­лищ, студенты вузов, инструкторы и кружководы, занимающиеся с деть­ми в ЖЭКах и других учреждениях, достигшие восемнадцатилетнего возраста.

Помощником руководителя при проведении одно-, двух-, трехдневных походов могут быть учащиеся IX—Х (XI) классов, имеющие опыт участия в многодневном путешествии.

Руководитель и заместитель руководителя туристского путешествия наз­начаются директором школы, руководителем учреждения, проводящего пу­тешествие. Руководители и заместители руководителей многодневных путе­шествий (независимо от учреждения, проводящего путешествие) утверж­даются районным (городским) отделом народного образования.

10. Руководители туристских путешествий должны пройти соответствую­щую подготовку на семинарах, организуемых отделами народного образо­вания на базе детских экскурсионно-туристскнх станций, Домов и Дворцов пионеров, других внешкольных учреждений, институтов усовершенствова­ния учителей, районных (городских) методических кабинетов, школ, а также туристских клубов, советов по туризму и экскурсиям, Бюро молодежного туризма комитетов комсомола, с последующей проверкой знания настоящей. Инструкции и оформлением соответствующего документа (удостоверение или справка).

11. Руководитель путешествия по маршруту I категории сложности дол­жен иметь туристский опыт руководства одно-, двух-, трехдневными похо­дами, а руководитель путешествия по маршрутам II и III категорий слож­ности — опыт руководства путешествием на категорию ниже и опыт участия в путешествии той же категории по данному виду туризма.

Руководитель путешествия по водным маршрутам должен иметь опыт руководства путешествиями по той же разновидности водного туризма (плот или гребные суда), а заместитель руководителя — опыт участия в од­ном путешествии на категорию ниже той же разновидности водного ту­ризма.

Руководитель путешествия, проходящего в горной местности, предусматривающего переходы через высокогорные перевалы, должен иметь специальную подготовку (приложение 2).

IV. Обязанности руководителя туристского путешествия

12. При подготовке туристского путешествия:

а) организовать группу участников путешествия в соответствии с на­стоящей Инструкцией и ознакомить учащихся с ее содержанием;

б) организовать медицинский осмотр участников (при подготовке мно­годневного путешествия осмотр должен быть произведен дважды: первый раз—при комплектовании группы, второй — перед началом путешествий);

в) совместно с туристским активом определить задачи, наметить тему, район и маршрут путешествия; всесторонне изучить намеченный маршрут; обратиться за консультацией по вопросам тематики путешествия, графика движения по маршруту, экскурсионного обслуживания, предоставления ночлега и т. п. в местные органы народного образования, детские экскурсионно-туристские станции и базы, Дома и Дворцы пионеров, музеи, Бюро молодежного туризма комитетов комсомола, советы по туризму и экскур­сиям, туристские клубы, общества охраны природы и охраны памятников истории и культуры, филиалы географического общества, управления запо­ведников по месту предполагаемого проведения путешествия и т. д.

С целью повышения общественно полезной значимости путешествия руководитель включает в план работы на маршруте выполнение задании шко­лы, различных научных, общественных и хозяйственных организаций, вы­полнение школьниками общественно полезной работы в колхозах, совхо­зах, лесничествах, охотничьих хозяйствах и др.

При подготовке к выполнению норм на значки ГТО, «Юный турист.», «Турист СССР» и юношеские спортивные разряды по туризму составить маршрут с учетом требований, предъявляемых к зачетным путешествиям на соответствующие значки и разряды;

г) разработать совместно с участниками путешествия план и график движения по маршруту, учитывая сложные участки маршрута, а также запасной вариант маршрута;

д) совместно с группой распределить обязанности участников путешест­вия: назначить командира группы, ответственных за разработку маршрута и составление походной картосхемы, казначея, заведующего хозяйством по снаряжению и заведующего хозяйством по питанию, ответственных за ве­дение группового дневника, ответственных за сбор краеведческих материалов и образцов для коллекций, санитара, спорторганизатора, фотографа и т. д. в зависимости от плана работы группы;

е) подготовить участников путешествия к работе, предусмотренной пла­ном, провести занятия по ведению краеведческих наблюдений, сбору кол­лекций, топографическим работам и т. п., рекомендовать учащимся лите­ратуру, связанную с темой путешествия, организовать занятия врача с уча­стниками по соблюдению ими правил личной гигиены в путешествии, на­учить их пользоваться аптечкой (приложение 3) и оказывать доврачебную помощь, научить участников похода самоконтролю.

Дальнейшая подготовка к путешествию осуществляется непосредствен­но участниками, ответственными за отдельные участки работы, под руководством и контролем руководителя. При организации многодневного путешествия подготовка проводится по программам для кружков юных туристов, утвержденным Министерством просвещения СССР, с учетом из­бранного вида туризма;

ж) ознакомить участников путешествия со способами передвижения в труднопроходимых местах в зависимости от избранного вида туризма — пеший, водный, велосипедный, горный, лыжный и т. д.;

з) ознакомить участников путешествия с правилами передвижения по улицам городов, на автомобильных и железных дорогах, на водных и воз­душных трассах (в зависимости от избранного вида путешествия);

и) составить смету расходов на проведение путешествия, предусмот­рев; в расходной части — расходы на транспорт, питание, оплату ночлега, культурное и экскурсионное обслуживание, закупку снаряжения кинофото-принадлежностеи, медицинской аптечки, ремонтного набора почтовые и те­леграфные расходы и пр.;

в приходной части — взносы родителей, дотации школ, внешкольных учреждений, органов народного образования, профсоюзов, колхозов совхо­зов, шефствующих организаций, учреждений, поручивших исследователь­скую работу, а также средства, заработанные участниками путешествия и др.

Финансирование путешествий в установленном порядке осуществля­ется в соответствии с указаниями Министерства просвещения СССР.

Получить инструктаж бухгалтерии о порядке расходования денежных средств и финансовом отчете;

к) провести родительское собрание о предстоящем путешествии;

л) оказать помощь командиру группы в подготовке к выступлению на туристской секции (штабе, совете, клубе), совете пионерской дружины, в комитете комсомола с планом путешествия;

м) представить список участников, план, график движения по маршру­ту и смету путешествия на утверждение директору школы (руководите­лю учреждения, проводящего путешествие);

н) возглавить подготовку личного и группового снаряжения, тщательно проверяя его качество, обязательно предусмотреть в снаряжении медицин­скую аптечку и ремонтный набор, организовать изготовление части сна­ряжения участниками похода и родителями, обеспечить группу продукта­ми, дать рекомендации по одежде и проверить ее;

о) получить у директора школы (руководителя учреждения, проводя­щего путешествие) удостоверение на группу (маршрутный лист, маршрут­ную книжку, путевку, экспедиционное удостоверение) и разрешение на от­правление в путешествие.

13. При подготовке туристских путешествий I, II и III категорий слож­ности руководитель и участники путешествия, кроме того, обязаны:

а) ознакомиться с литературными и другими источниками, связанны­ми с районом путешествия, изучить его физико-географические особеннос­ти, наметить план ознакомления с достопримечательностями и выполнения общественно полезной работы на маршруте, получить консультацию опыт­ных туристов, географов, краеведов и т. д.;

б), составить схему маршрута, подготовить картографический мате­риал, разработать график движения по маршруту и наметить контрольные пункты и сроки их прохождения, определить меры безопасности на марш­руте, выявить сложные участки маршрута и наметить способы их преодо­ления;

в) разработать запасной вариант маршрута, проводить регулярные тре­нировки с целью физической и специальной технической подготовки;

г) подготовить снаряжение, подобрать необходимый рацион продук­тов питания, выявить, возможности пополнения запасов продовольствия в путешествии;

д) получить маршрутную книжку в маршрутно-квалификационной ко­миссии (МКК) на основании заявочных документов на туристское путе­шествие.

Полномочия маршрутно-квалификационных комиссий по рассмотрению заявочных документов устанавливаются в соответствии с Положением о туристских маршрутно-квалификационных комиссиях, утвержденным Цент­ральным советом по туризму и экскурсиям.

Заявочная книжка на совершение путешествия заполняется руководи­телем путешествия, заверяется печатью и представляется в соответствую­щую МКК.

Заявочная книжка на совершение путешествия по маршрутам I, II, III категорий сложности представляется в МКК не позже чем за месяц до начала путешествия.

14. В туристском путешествии руководитель обязан;

а) обеспечить проведение путешествия по плану;

б) обратить особое внимание на идейно-политическую направленность путешествия, на воспитание дружбы и товарищества, на сплочение коллек­тива учащихся, на привитие им навыков культурного поведения в общест­венных местах, в быту, трудовых навыков, на выполнение санитарно-гигиенических правил и требований дисциплины, обеспечить выполнение законов об охране природы, памятников истории и культуры, а также мер противо­пожарной безопасности, во время привалов и ночлегов в населенных пунк­тах и в полевых условиях;

в) организовать экскурсии, наблюдения, исследовательскую работу уча­стников путешествия, сбор образцов для составления коллекций, встречи с местным населением, с пионерами и школьниками местных школ;

г) организовать участие в посильной общественно полезной работе (подготовка наглядных пособий для школы, выполнение заданий школы, научных и хозяйственных учреждений в помощь колхозам, совхозам и лесничествам, обмен опытом с местными пионерами и школьниками, проведе­ние работы среди населения и т. п.);

д) организовать физическую подготовку и оздоровление участников в путешествии (соблюдение режима в походе, проведение ежедневной гимна­стики, правильная организация движения по маршруту, преодоление препят­ствий, организация игр, использование естественных факторов природы — воздуха, солнца и воды);

е) организовать быт юных туристов в условиях путешествия (питание, отдых, ночлег и т. д.), а также их культурное обслуживание;

ж) строго соблюдать правила предупреждения несчастных случаев; при несчастных случаях принять все необходимые меры по оказанию доврачебной помощи, в кратчайший срок обратиться в ближайшее медицинское учреждение, сообщить о случившемся организации, проводящей путешест­вие, в местную контрольно-спасательную службу (КСС) и маршрутно-квалификационную комиссию, рассмотревшую материалы на данный маршрут;

з) придерживаться утвержденного маршрута и плана путешествия, не допускать отклонения от них без уважительных причин, в случае необ­ходимости использовать запасной вариант маршрута;

и) предупреждать водителей транспорта, проводников вагонов, капита­нов судов, дежурных по посадке (при поездке учащихся в трамваях, авто­бусах, троллейбусах, поездах, на теплоходах) о посадке и высадке уча­щихся.

Перевозка детей автотранспортом может быть только на рейсовых или специальных автобусах, специально выделенных и соответственно оборудо­ванных грузовых машинах. Пользоваться попутными грузовыми машинами запрещается;

к) перед прохождением трудных и опасных мест (бродов, переправ че­рез реки, болота, мест возможных камнепадов, стремнин и порогов, лес­ных завалов и т. д.) тщательно проверять их проходимость, строго соб­людать правила безопасности;

л) строго выполнять установленные правила купания детей;

м) соблюдать санитарно-противоэпидемиологические правила, не раз­решать пить не кипяченую воду (за исключением чистых горных ручьев, проверенных колодцев и родников), проверять качество употребляемых в пищу продуктов (мясо, колбаса, консервы, ягоды, грибы, рыба и т. д.), не допускать приготовления пищи в оцинкованной и полиэтиленовой посуде (ведра, бачки и т. д.), предупреждать случаи солнечных ожогов, солнеч­ных и тепловых ударов, обморожений, немедленно оказывать доврачебную помощь заболевшим и пострадавшим, в необходимых случаях обращаться к врачу;

н) не допускать отставания от группы, отлучек, а также индивидуальных или групповых временных отъездов без сопровождения руководителя или его заместителя;

о) из ранее определенных пунктов в установленные сроки по телеграфу (радио и т. п.) уведомлять школу, учреждение, проводящее путешествие, МКК, утверждавшую маршрут (по ее требованию), совет по туризму и экскурсиям (или его КСС), в районе которого проходит путешествие, о хо­де путешествия и состоянии здоровья участников;

п) в случае необходимости изменения сроков путешествия после, отъезда туристской группы из места жительства согласовать эти сроки с местной контрольно-спасательной службой (КСС), зарегистрировавшей данную группу, и с организацией, проводящей путешествие;

р) по определению МКК, рассматривавшей заявочную книжку, пройти проверку в ближайшем к начальному пункту маршрута посту (КСП) ту­ристской контрольно-спасательной службы и получить отметку в маршрут­ных документах о результатах проверки;

с) делать отметки в маршрутной книжке о прохождении маршрута в туристских и других учреждениях;

т) обеспечить сохранность имущества и собранных в путешествии крае­ведческих материалов.

Работу, указанную в подпунктах «в», «г», «д», «е», руководитель обя­зан организовать на основе самообслуживания и широкого развития само­деятельности и активности участников путешествия, поощрения их инициа­тивы и творчества,

15. По возвращении из путешествия:

а) провести медицинский осмотр участников для определения состояния здоровья после пребывания в путешествии;

б) организовать обработку собранных материалов, передать их в крае­ведческий уголок, музей или учебные кабинеты школы, в распоряжение уч­реждений, от которых были получены задания;

в) подготовить сообщения участников путешествий на ученических соб­раниях, вечерах, пионерских сборах;

г) составить педагогический отчет о путешествии и выступить с ним на заседании педагогического совета;

д) провести родительское собрание по итогам путешествия;

е) составить финансовый отчет;

ж) представить отчет в МКК в сроки и по форме, установленной при утверждении маршрута;

з) оформить получение участниками значков «Юный турист» и «Турист СССР» или соответствующих спортивных разрядов по туризму.

V. Права и обязанности участников путешествия

16. Участник туристского путешествия имеет право:

а) участвовать в подготовке путешествия, в разработке его плана;

б) по возвращении из путешествия обсуждать во время разбора его итоги;

в) на получение значков «Юный турист», «Турист СССР», «Моя Роди­на—СССР» и спортивных разрядов за выполнение нормативов по ту­ризму;

г) пользоваться туристским снаряжением организации, проводящей пу­тешествие.

17. Участник туристского путешествия обязан:

а) пройти соответствующую подготовку до начала путешествия;

б) представить справку о состоянии здоровья;

в) немедленно оказать помощь товарищам своей группы, а также всем другим людям, терпящим бедствие в районе путешествия;

г) уважать местные традиции и обычаи;

д) помнить, что общественная, а также личная собственность граж­дан неприкосновенны;

е) бережно относиться к природе, памятникам истории к культуры;

ж) соблюдать правила личной гигиены, своевременно информировать руководителя группы об ухудшении состояния здоровья или травмировании;

з) соблюдать дисциплину, выполнять все указания руководителя груп­пы и его заместителя, не допускать самовольных отлучек;

и) купаться с разрешения руководителя, соблюдать питьевой ре­жим, при обнаружении взрывоопасных предметов и оружия не трогать их, о месте их нахождения срочно сообщить руководителю;

к) при обнаружении лесного пожара немедленно принять меры к его тушению, при невозможности потушить пожар своими силами сообщить о нем работникам лесного хозяйства, органам милиции или местным орга­нам власти;

л) принимать активное участие в подготовке отчета о совершенном пу­тешествии.

18. К туристам, нарушившим Инструкцию, в зависимости от степени и характера нарушения применяются следующие дисциплинарные меры воз­действий:

а) незачет участия в данном путешествии;

б) частичная или полная дисквалификация, запрещение участия в пу­тешествиях и аннулирование зачета ранее пройденных путешествий с со­ответствующим понижением в спортивном разряде или звании;

в) рассмотрение поступка административными или общественными ор­ганами учреждения, проводящего путешествие.

VI. Обязанности администрации учреждения, проводящего туристское путешествие

19. Администрация учреждения, проводящего туристское путешествие,

а) назначить приказом руководителя и заместителя (помощника) ру­ководителя путешествия и провести с ними инструктаж по технике без­опасности с оформлением проведенного инструктажа, в соответствующем журнале

б) рассмотреть и утвердить план, маршрут и смету путешествия. План, маршрут и смету многодневного путешествия руководитель или его за­меститель представляет в районный (городской) отдел народного образо­вания Разрешение на выход в путешествие районный (городской) отдел народного образования дает после согласования с районным (городским) комитетом ВЛКСМ и утверждения маршрута в МКК;

в) для разрешения на выход в путешествие по другой республике (краю, области, округу) необходимо представить в районный (городской) отдел народного образования письменное согласие своей ДЭТО, подтверждение соответствующего учреждения или органа народного образования местности (территории), куда направляется туристская группа, о возмож­ности безопасного осуществления маршрута, справку местной санитарно-эпидемиологической станции об эпидемиологическом благополучии района предполагаемого путешествия, письменное согласие местной ДЭТС, туристской или экскурсионной базы, Дома пионеров, ран (гор) оно, школы, бюро молодежного туризма комитетов комсомола, совета по туризму и экскур­сиям и т. д. на прием группы и предоставление ночлега;

г) обеспечить финансирование и материальное снабжение путешествия, для этих целей привлечь средства родителей, школ, внешкольных учреждений, органов народного образования, профсоюзов, колхозов, совхо­зов, шефствующих организаций и т. д.;

д) проверить подготовленность путешествия (состав группы, знание участниками маршрута, результаты медицинского обследования, туристские кавыки учащихся, их физическую подготовленность, материально-хозяйст­венное обеспечение и др.) и лишь после этого дать разрешение на путе­шествие;

е) обеспечить группу документами для путешествия (маршрутный лист, маршрутная книжка установленного образца, экспедиционное удостовере­ние, путевка);

ж) при проведении путешествий по маршрутам I, II и III категорий сложности не позже чем за 10 дней до выезда группы к месту начала мар­шрута сообщить туристской контрольно-спасательной службе соответствую­щего республиканского (краевого, областного) совета по туризму и экскур­сиям маршрут путешествия, контрольные пункты и сроки, фамилию руково­дителя и количество участников группы;

з) контролировать соблюдение группой сроков прохождения маршрута;

и) в случае нарушения группой установленных контрольных сроков незамедлительно связываться с соответствующими советами по туризму и экскурсиям для выяснения местонахождения группы и оказания ей необходимой помощи;

к) организовать отправку участников путешествия и встречу их по воз­вращении;

л) заслушать отчет руководителя путешествия на педагогическом сове­те и обеспечить использование материалов путешествия в учебно-воспита­тельной работе школы, принять меры к созданию или пополнению экспо­натами, собранными в путешествии, школьного краеведческого музея, угол­ка, выставки, предметных кабинетов.

Приложение 2 Примерные нормы нагрузки для туристских походов и путешествий*

I. Пеший туризм

Примечание. Числитель—показатель для девушек, знаменатель— для юношей.

Пешеходные путешествия

1. После каждых 3—4 дней пути дается день отдыха — дневка. В этот день перехода нет. Группа занимается сбором образцов для коллекций, исследовательской работой, собирает ягоды, грибы; проводятся экскурсии, устраиваются встречи с сельскими школьниками (это относится ко всем видам путешествий — пешим, водным, лыжным, велосипедным и др.).

2. Переходы указанной протяженности ученикам 13—17 лет могут быть разрешены только при условии, если они тренированы и ранее участво­вали в одно-, двух-, трехдневных походах. В противном случае норма снижается.

3. Для учащихся VII—VIII классов, достигших 14 лет, при достаточ­ной тренированности, регулярном занятии туризмом и выполнении норм на значок «Турист СССР» допустимо увеличение протяженности походов — пеших, водных, лыжных — до 150 км, на велосипедах — до 250 км при продолжительности путешествия не более 20 дней.

4. Вышеперечисленные походы и путешествия совершаются с учетом ин­дивидуальных особенностей и состояния здоровья учащихся.

  • Материал, относящийся к лыжному, водному, горному и велосипед­ному туризму, в настоящей книге не публикуется.

Приложение 3

Состав походной медицинской аптечки для группы 15—17 человек на 15—20 дней

ЛИТЕРАТУРА

Алексеев С., Рубель Р. Сред.-Урал. кн. изд-во, 1974.

Размышления о туризме. Свердловск, Физкультура и

Берман А. Грани риска. ,,(Рассказы о туризме). М., спорт, 1973.

Б е р м а' н А. Юный турист. М., Физкультура и спорт, 1977.

Болдырев С. Пешеходный и горный туризм.— В кн.: Турист. 1974.М.,

Васильев И. В помощь организаторам и инструкторам, тур( 2-е изд., испр. и доп. М., Профиздат, 1973.

Власов А., Нагорный А. Туризм. Учеб.-метод. пособие. М., Высш. школа, 1977.

Воронов А- Справочник туриста по топографии. Краснодар, Кн. изд-во, 1973.

Гранилыци-ков Ю. Путешествуем с малышами. М., Физкультура и спорт, 1967.

Е м ч е н к о А., НауменкоГ. «Спутник» зовет в дорогу. Киев, Мо­лодь, 1978.

Карманный справочик туриста/Авт.-сост. Ю. Штюрмер. М., Профиздат, 1970.

Колесников А., К у д р я в ц ё в В. Туристские слеты и соревнования. 2-е изд., доп. М., Профиздат, 1974.

Куприн А. Умей ориентироваться на местности, 4-е изд. М., Изд-во . ДОСААФ, 1972.

К у п р и н А. Топография для всех. М., Недра, 1976.

Крылов Г., Ю д и н Б. Умей отдыхать и беречь природу. 2-е изд., доп. и расшир. Новосибирск, Зап.-Сиб. кн. изд-во, 1975.

Каневский Е., Марголин Л. Формула туризма. М., Физкультура и спорт, 1974.

Наркевич Ф. Туризм — лучший отдых. М., Медицина, f970..

Остапец А. В походе юные. М., Просвещение, 1978.

Огород пиков Б. С компасом и картой по ступеням ГТО. М., Физ­культура и спорт, 1973.

Приглашение к путешествию. М., Физкультура и спорт, 1973.

Прилуцкий Л. Дороги, открытые всем. М., Сов. Россия, 1976.

Путешествие по России/Сост. П. Пасечный. М., Сов. Россия, 1976.

Проблемы рекреации и охрана природы/Сост. М. Изюмов. М., Знание, 1977.

Савельев М. Питание в путешествии. Петропавловск-Камчатский,

Камчат. отд-нне Дальневост. кн. изд-ва, 1971.

Сервеев Б. Туристские биваки. М., Физкультура и спорт, 1967, Следопыт/Сост. Л. Гурвич. М., Физкультура и спорт, 1976. Снегирев В. Дороги, которые нас выбирают. М., Физкультура и спорт, 1977.

Турист/Сост. А. Власов. М., Физкультура и спорт, 1974.

Туристское снаряжение/Сост. А. Колесников. М., Профиздат, 1968.

Ш т ю р м е р Ю. Опасности в туризме, мнимые и действительные. М., Физкультура и спорт, 1972.

ШтюрмерЮ. Охрана природы и туризм. М., физкультура и спорт, 1974.

Штюрмер Ю. Туристу—об охране природы. М., Профиздат, 1975.

В 1981 г. в издательстве «Просвещение» вый­дут следующие книги для учителей:

Иванова Л. П. Пионерский вожатый в школе.

Иващенко А. В. Идейно-нравственное .воспита­ние школьников.

Фарфоровский В. Ф. Военно-патриотическое воспитание школьников.

Невский И. Д. Без «трудных» работать можно. Мудрик А. В. О воспитании старшеклассников. |

Волков К. В. Психологи о педагогических про­блемах.

Хрипкова А. Г., Колосов Д. В. Девочка — подро­сток—девушка.

КИРИЛЛ ВАСИЛЬЕВИЧ БАРДИН

АЗБУКА ТУРИЗМА

Редактор В. П. Голов. Художественный редактор Е. Л. Ссорина. Технический редактор С. Н. Терехова. Корректор О. В. Ивашкина.

ИБ № 5877.

Сдано в набор 24.04.80. Подписано к печати 10.04.81. А-07323. 60X90'/ie. Бум. типограф. № 3. Гарнит. литер. Печать высокая. Усл. печ. л. 13. Уч.-изд. л. 14,25. Тираж 100000 экз. Заказ 4799. Цена 40 коп.

Ордена Трудового Красного Знамени издательство «Просвещение» Государственного комитета РСФСР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Москва, 3-й проезд Марьиной рощи, 41.

Областная -типография управления издательств, полиграфии и книжной торговли Ива­новского облисполкома, г. Иваново-8, ул. Типографская, 6.

Бардин К. В.

Б24 Азбука туризма: (О технике пешеходных путеше­ствий). Пособие для учителей, руководителей турист. походов со школьниками. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Просвещение, 1981.— 205 с., ил.

Автор пособия — мастер спорта СССР по туризму, используя многолет­ний опыт работы со школьниками, рассказывает об организации и прове­дении несложных пеших походов в летнее время, уделяя главное внимание основам туристской техники.

Пособие может быть полезно не только учителям, но и воспитателям, пионервожатым, туристским работникам внешкольных учреждений.

60602-554 103(03)-81

-КБ-5-19-1981 4606030000

ББК 74.267 371.014

1

Смотреть полностью


Похожие документы:

  1. Пособие для учителей, руководителей туристских походов со школьниками издание 2-Е, исправленное и дополненное (1)

    Реферат
    ... (О технике пешеходных путешествий) Пособие для учителей, руководителей туристских походов со школьниками ИЗДАНИЕ 2-Е, ИСПРАВЛЕННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ МОСКВА «ПРОСВЕЩЕНИЕ» 1981 ББК ... опыте. Отправляясь в поход, руководитель должен быть готов встретиться ...
  2. Велосипедный туризм ббк 75. 81 В27

    Документ
    ... Туристские походы со школьниками и ... для них самих, но и для инструкторского состава. Основная цель общего разбора для участников - исправление ... дополнение новы ... учитель, обычно -классный руководитель, в своей работе использует велотуризм как средство для ...
  3. Литература для самостоятельной работы 21

    Литература
    ... упражнения, требующие дополнения предложений ( ... со­вершают походы по родному краю. Чтобы приобщить школьников ... руководителям / Науч. ред. И.Ф. Харламов. – Минск, 1992. Этические беседы с учащимися: VI кл. Пособие для учителя ... для меня в жизни исправление ...
  4. Рабочая программа для 1 класса

    Рабочая программа
    ... (руководитель авторской ... классы, пособие для учителей общеобразовательных учреждений ... , дополнения вы ... со справочно-энциклопедическими изданиями ... и исправление ошибок ... для осознания младшим школьником), необходимым для ... кружков; походы и экскурсии ... туристско ...
  5. Пособие содержит теоретические сведения по русскому языку и разнообразные упражнения по орфографии, пунк

    Документ
    ... каникул для школьников ... Для туристской ... 8. Походит-походит Кон- ... учителя (препо- даватели) — учители (идейные руководители ... исправлении ... дополнение — прямое или косвенное, со ... издание .Поступающим в вузы Розенталь Дитмар Эльяшевич Пособие по русскому языку для ...

Другие похожие документы..