Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
а) f(х)= =ln5 б) f(x)= = ln5 b) f(x)= =3 . Найти производные для следующих функций: а) f(x)= + б) f(x)= b) f(x)=x·+3 г) f(x)=ln100x д) f(x)= e) f(x)= ...полностью>>
'Пояснительная записка'
Рабочая программа курса химии 8 класса разработана на основе Примерной программы основного общего образования по химии, Программы курса Химии для 8 – ...полностью>>
'Документ'
Контактная информация для связи с сотрудниками отдела методологии и организации закупок Управления развития инфраструктуры и комплексной безопасности ...полностью>>
'Программа'
р. 7.0 -01.03 дп февраля по назначению 50/ 0/30 ГАУЦП ВСМ, ФПБ 4 Певенство РБ юн. 1998-1 г.о., дев. - 1 г.р. 13-15.03 дп 1 марта Салават 50/ 0/30 ГАУЦ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Часть первая

Вирус

Жаркое лето, типичное для средней полосы России, где зима захватывает людей в свои суровые объятия хорошо, если в конце ноября, а не раньше, а весна торопится пригреть солнечными лучами не ранее чем в середине апреля. Вот таким было и то лето, когда градусник в тени показывал не меньше 38 градусов. Сухой ветер, который не приносил облегчения разгоряченной коже, обжигаемой нещадно палящим с неба солнцем, а напротив, лишь ухудшал самочувствие. В такую погоду хорошо сидеть под вентилятором или сплит-системой, наплевательски относясь к мысли, что это может привести к воспалению легких, с книжкой в руках. А еще лучше - уехать на природу и, под аккомпанемент музыки, доносящейся из открытой машины, укрывшись в тени раскидистого клена, а может и в обнимку с близким человеком, потягивать из банки холодное пиво, пытаясь растянуть удовольствие, мечтая о том, чтобы эти мгновения жизни никогда не заканчивались, не оставляя в памяти даже малейших воспоминаний. А может быть отправиться с друзьями на другой, «сельский», берег Волги, лежать на пляже и загорать, а затем, раскалившись на солнце, кинуться с разбегу в чертовски приятную для разгоряченного тела, прохладную воду великой русской реки и, раскинув руки, полежать на спине, чувствуя, как тебя слегка покачивает на волнах. Как было бы здорово, если бы так и было…

…Электронные часы на прикроватной тумбочке показали 6:32 утра. В этот момент мир перевернулся и перестал быть таким, каким его все знали. Но этого сначала никто не заметил, на это никто не обратил внимания… А затем стало слишком поздно…

Николай проснулся, потому что ему показалось, будто кто-то толкнул его в бок. Причем очень ощутимо. Он повернул голову влево, но жена спокойно продолжала спать. Даже во сне его мучила жуткая головная боль, а теперь с пробуждением она, казалось, только усилилась. Поворот головы в сторону жены вызвал новый приступ, и к головной боли прибавилась еще и тошнота. «Что же, черт возьми, мы вчера такое пили»? – подумал он. Да, вчера к ним заходили друзья, Анатолий со своей супругой. Все четверо были приблизительно ровесниками, им было по двадцать семь – двадцать восемь лет. И Николай, и Анатолий учились когда-то вместе в университете, где Николай и познакомился с Людмилой, своей нынешней женой. Однажды, еще учась на третьем курсе (она тогда училась на год младше), он подошел к симпатичной девушке и пригласил ее сходить в кино. Она ответила согласием, и с того момента их всегда видели вместе, что и привело абсолютно закономерно к свадьбе в прошлом году. Анатолий со своей Светланой познакомился через две недели после знакомства будущих супругов Томиных. Собственно именно Николай и Ирина познакомили их. Так уж получилось, что стрелы амура пронзили тех двоих также моментально, как и их друзей. А вчера Толик со Светой заявились к ним домой без всякого предупреждения. Они вчетвером просидели до глубокой ночи. И теперь Николай не мог понять, как же они ухитрились так напиться вчера вечером. Вот только в его голову пробивалась сквозь дикую боль навязчивая мысль, что он-то вечером ничего не пил, потому что отвозил друзей домой на их собственной машине. Приехали они сами, но Анатолий умудрился неплохо заложить за воротник, поэтому его жена запретила ему садиться за руль. У Толика были некоторые проблемы с выпивкой, и его друг естественно об этом знал, поэтому даже не попробовал дорогой ликер, который принесли друзья. А теперь у него голова раскалывалась на части, как будто он вчера безбожно напился. Он снова повернулся к жене, превозмогая боль, и попытался ее разбудить.

- Ира… - он удивился, потому что его голос был каким-то осипшим, и еще горло жестоко саднило. – Ирина!

- Ну чего ты толкаешься?! – его молодая красавица-жена открыла один глаз, который раздраженно на него посмотрел, второй глаз был скрыт в подушке. – Ты видел сколько времени?

- Около семи, - Николай посмотрел на свои наручные часы. Это были «Сейко», подаренные ему его отцом, когда он поступил в университет. С тех пор он никогда их не снимал. Цифры расплывались в глазах, но все же он смог сделать героическое усилие и сфокусировал взгляд на циферблате.

- А во сколько мы легли, ты помнишь? – Николай прекрасно знал, что сварливый тон его жены вовсе не говорил о ее скверном характере. Но она очень не любила, когда ее будили рано утром, особенно если было утро выходного дня, а накануне друзья устроили им небольшую вечеринку.

- Ну…

- Вот тебе и «ну». Чего не спится-то?

- Не знаю, Ир. Скажи, я ведь вчера совсем не пил?

Ирина приподнялась на локте и посмотрела на мужа. Сон постепенно уходил из ее глаз, и взгляд становился внимательным.

- Ну, если только ты, отвезя Толика со Светкой, где-нибудь не задержался, – в ее голосе прозвучало плохо скрываемое ехидство. – Ладно, шучу. Конечно, ты не пил. Я бы почувствовала, когда мы с тобой перед сном немного пошалили, - в глазах Ирины забегали озорные искорки. – Но запаха спиртного от тебя не было. А почему ты спрашиваешь?

- Не знаю, - у него появилось ощущение, что за пару минут голос успел еще сильнее осипнуть. Боль в горле нарастала, как будто пытаясь соревноваться с головной. – У меня ощущение, что я заболел. Состояние какое-то дурацкое…

Искорки из глаз жены пропали, и в них появилась озабоченность. Она протянула руку и потрогала лоб Николая. Озабоченность тут же сменилась тревогой. Она вскочила на ноги и босиком подошла к мужу, присев на край двуспальной кровати, и снова приложила ладонь к его лбу.

- Коль, да у тебя жар.

- Что, серьезно, что ли? – он улыбнулся, пытаясь превратить все в шутку.

- Перестань лыбиться, муженек, а то схлопочешь по носу. У тебя правда жар. Подожди, я сейчас.

Она вышла из спальни, а Николай задумался. Как его могло угораздить простудиться? В том, что это простуда, он практически не сомневался. Несмотря на жуткую головную боль и непонятную слабость во всем теле, настроение его не слишком сильно испортилось, и ему не верилось, что в такое чудесное летнее утро у него может быть какое-то серьезное заболевание. Он даже попытался встать, но тут же с легким стоном рухнул обратно в постель как подкошенный. Похоже, организм все-таки решил сыграть с ним непонятную, но очень злую шутку.

Ирина через две минуты вернулась с градусником, снова усевшись рядом с ним. На ее лице была написана такая трогательная забота, что Николай поневоле улыбнулся. С того дня, как он предложил ей сходить в кино, ему не хотелось отрывать от нее взгляд. Она всегда смотрела на него с такой же надеждой и любовью. Только сейчас к любви примешивалась еще и тревога.

- Давай-ка померяем температуру, дорогой, - она поставила ему градусник подмышку, заставив его вздрогнуть от прикосновения неожиданно ледяного ртутного наконечника, и взглянула на часы на столике рядом с кроватью. – Подержи пять минут, потом посмотрим. И где только тебя угораздило?

- Если б я знал, зайка, - он всегда любил этим словом называть Ирину, хотя ей это все решительно не нравилось. Однако он умел так проникновенно шептать ей на ушко всевозможные эпитеты типа «зайки», «котенка» и тому подобного во время их занятий любовью, что она вскоре просто смирилась и махнула рукой. – Помню только, что попал под дождь вчера вечером, когда отвез Толяна с его женой на их машине домой. Обратно же я своим ходом возвращался. Гроза вроде бы была не самая слабая.

- Ну да, я помню грозу. Вот только не пойму, откуда она в это время года.

- Не знаю, солнышко. Но вроде бы в последние дни такая жара стояла. Рано или поздно это ведь должно было закончиться.

- Черт знает что, с нашим климатом! То жара, то гроза с ливневым дождем. Ладно, муженек, давай посмотрим твою температуру.

Николай вытащил градусник и, не взглянув, отдал его Ирине. Та посмотрела, а затем перевела взгляд на мужа. В глазах уже было не просто беспокойство. В них бился испуг.

- Дорогой… Сорок с небольшим… - она бросилась в соседнюю комнату.

- Ириш, куда ты?

- За жаропонижающим. А потом звонить в «скорую».

- Да ты совсем что ли? Не надо. Сами температуру собьем. Я в университете почти с такой же температурой в футбол играл.

Ирина, судя по звуку, не просто положила телефонную трубку на рычаг, а швырнула ее, потому что старенький телефонный аппарат (у Николая все руки не доходили сменить его на более новый или, как говорили современные подростки, более «навороченный») жалобно тренькнул. Она ворвалась в спальню, однако вспомнила, что ее мужу с такой высокой температурой нежелательно волноваться, и сменила гнев на милость.

- Но, дорогой, - она вновь присела на край кровати и ласково провела рукой по волосам Николая, - у тебя действительно слишком высокая температура. Да и возраст у тебя уже отнюдь не студенческий. А если сегодня будет такая же жара как в предыдущие дни?

- Принеси мне лучше таблетку жаропонижающего. Если температура не будет спадать, можно будет водкой растереться… Да ты сама все это прекрасно знаешь, зачем я тебе рассказываю…

Она ушла на кухню, пару минут гремела там выдвигаемыми и задвигаемыми обратно полками, а затем вернулась назад, протянув Николаю стакан воды и две белых таблетки.

- Это парацетамол, - пояснила она, видя вопросительный взгляд мужа. – Выпей сразу парочку. Уж страшного, я думаю, точно ничего не будет.

Он положил обе таблетки на язык и запил их водой из стакана, сморщившись от боли, сглатывая. Горло не просто саднило, каждая попытка сглотнуть вызывала жуткий приступ боли. Николаю это напомнило его детство. Ужасный приступ ангины в одиннадцатилетнем возрасте. Боль при сглатывании была просто адской. Когда врач прощупывал воспаленные лимфоузлы на шее, маленький Коля аж несколько раз подпрыгнул на кровати. Врач даже хотел предложить удалить гланды хирургическим путем, уж больно приступ ангины был тяжелым, но его остановило то, что этот приступ был первым. И к счастью для Николая оказался последним. Больше ангина его никогда не мучила. До сегодняшнего дня.

А вот теперь, когда Ирина наклонилась к нему и попыталась своими мягкими пальчиками, которые он всегда любил целовать, пощупать его шею, он опять закричал от слабого нажатия. Лимфоузлы реагировали приступами боли на малейшее прикосновение. Его жена тут же отдернула руки.

- Коль, покажи горло.

- Чего ты еще в нем не видела?

- Ну что ты как ребенок, в самом-то деле? Дай посмотрю.

Он открыл рот, и Ирина заглянула, сразу заметив, что горло ее мужа не просто красного, а чуть ли не бордового цвета. Миндалины сильно опухли, на них появился легкий белесый налет. Она мягким нажатием руки закрыла мужу рот и легонько поцеловала супруга.

- Ну и что ж ты там рассмотрела? – он подумал, что еще немного, и голос у него совсем пропадет.

- У тебя в детстве уже были приступы ангины?

- Ну да, мне было десять лет. Нет, вру, одиннадцать.

- Но гланды тебе тогда удалять не стали, - скорее это было утверждение с ее стороны, чем вопрос.

- Нет, не стали. К тому же больше ангина никогда не повторялась…

- Ага, пока не повторялась.

- Так ты думаешь, это опять ангина? – Николай настороженно уставился на свою жену, ожидая ответа.

- Не знаю, - Ирина медленно покачала головой. – Я ведь не врач. Похоже, что да. Основные симптомы, по крайней мере, налицо.

- Черт, - он стукнул сжатым кулаком по постели. – Вот мне только сейчас этого не хватало. На работе настоящий завал. Начальник меня растерзает.

- Решать проблемы надо по мере возникновения, - она встала с кровати. – К тому же сегодня все-таки выходной. Что тебе приготовить на завтрак?

- Ты же знаешь, что у меня ненормированный график работы. И выходных у меня по этой причине не бывает. А насчет завтрака… Ну, вряд ли я что-то осилю из мясного, с моим-то больным горлом. Воду и ту чертовски больно глотать.

- Я тебе манную кашу сварю, - Ирина уже отвернулась к двери, когда он поймал ее руку и поцеловал. Она хихикнула, но настороженный взгляд, которым она смотрела на мужа, никуда не исчез.

- Я люблю тебя, солнце мое. Ты это знаешь, правда?

- Конечно, дорогой. И я тебя люблю, - уже из коридора она послала ему воздушный поцелуй. – Вот только от перспективы есть на завтрак манную кашу ты все равно не отделаешься.

Николай откинулся на подушку и улыбнулся. Несмотря на сильную боль в горле и головную боль, буквально разламывающую его голову на части, настроение у него было не самым плохим. Да, он ненавидел болеть, но такая трогательная и нежная забота любящей жены очень ему нравилась. Да и разве могла забота любимой женщины не радовать любящего мужчину?

Ирина сварила манную кашу и двадцать минут спустя заглянула в спальню, с тарелкой в руках. Однако она увидела, что Николай спит – его грудь ровно вздымалась и опускалась под одеялом. Его лицо во сне казалось таким умиротворенным, что Ира почувствовала прилив нежности. Там во сне, она знала это, его не беспокоила никакая боль, ничто не нарушало его спокойный сон. Она подошла поближе, ласковым движением провела рукой по его волосам и вернулась на кухню. По-видимому, ей предстояло самой съесть приготовленную на завтрак манку. Чайник на плите начал мелодично насвистывать, сигнализируя хозяйке, что закипел, и Ирина повернула ручку на плите, выключая газ. Приготовив себе чашку своего любимого зеленого земляничного чая, она уселась за стол и в тишине позавтракала. Она очень любила принимать пищу за компанию с мужем, было здорово, когда он возвращался с работы вовремя, и они могли поужинать вместе. И ей совсем не нужны были никакие рестораны. Вполне достаточно было той романтической атмосферы, которая царила за этим скромным кухонным столом, за которым они вместе ужинали, делясь друг с другом информацией о том, как у них прошел день. И единственным, чего ей в этой жизни не хватало, был звонкий детский смех, который мог бы постоянно звучать в этой квартире. Но с этим у них пока не сложилось. Нельзя было сказать, что Николай не хотел ребенка. Очень хотел. Но пока что Господь не торопился одаривать их маленькую семью наследником. Может еще не пришло время.

Ирина довольно тяжело вздохнула и принялась убирать со стола. Помыв за собой тарелку и чашку, она тихо прошла в комнату и уселась в кресло перед телевизором. Включив его и побегав по разным каналам, в очередной раз убедившись, что телевидение по субботам утром не показывало ничего стоящего, она выключила его и взяла в руки книгу, попытавшись погрузиться в чтение. Что действительно могло ее заставить отключиться от всего на свете, это книги. Дарья Донцова, Татьяна Полякова, Татьяна Устинова, Александра Маринина… Книги этих женщин-писательниц стояли, каждый сборник на своей полке, и никогда не перемешивались друг с другом. В этом у нее всегда был образцовый порядок. Причем, книги она читала не по одному разу, а как истинная поклонница жанра иронического детектива перечитывала многие произведения раз за разом, стараясь в каждом из них найти с каждым новым прочтением что-то новое, какой-то новый нюанс. Николай всегда посмеивался над женой, точнее над этой ее влюбленностью в подобные книги. Она пробовала приучить и его, но он начал читать одну из книг, прочел несколько страниц, затем громко рассмеялся, убрал книгу на ее место на полке и больше к таким книгам не прикасался. Впрочем, страсть своей жены он понимал (у него была подобная страсть к спортивным журналам) и нередко сам покупал и приносил ей новинки, которые появлялись и множились на прилавках книжных магазинов с прямо-таки астрономической скоростью. Николая всегда удивляло, как люди могут писать так быстро. Он иногда даже шутил, что авторы таких книг делают их по шаблонам, меняя только даты, имена и местность, а иногда и только имена. Но он замолкал сразу, лишь увидев обиженное выражение на красивом лице супруги.

Ирина, в свою очередь, не понимала его страсти к спортивным изданиям и уж тем более не понимала его переживаний, когда он сидел перед телевизором и смотрел футбол (а может и хоккей, или баскетбол, или еще какой-нибудь –бол, означающий спортивные состязания). Наконец, у них была достигнута негласная договоренность, что они не подкалывают друг друга за свои пристрастия. Они были женаты неполных два года, и их брак еще не получил такой неотъемлемый атрибут, как семейные ссоры по любому поводу и без оного. Наверное, именно такую жизнь, как у них, называют «жить душа в душу». Если Николай задерживался на работе, он действительно задерживался на работе, и Ирина прекрасно знала об этом. Любовников не было ни у него, ни у нее. Они бы, наверное, удивились, если б узнали, что на вопросы друзей/подруг, почему он/она не заведут себе любовницу/любовника, оба могли бы ответить одинаково, что настоящий партнер, то есть муж/жена, достаточно устраивает в постели, чтоб искать отношений на стороне. А, кроме того, они безумно любили друг друга. С того самого дня, когда он впервые пригласил ее на свидание. Когда в тот день Николай провожал ее домой, и она шла по парку под руку с ним, мысли у них тоже были практически одинаковыми, но они друг другу в них не признавались, потому что оба не могли поверить своему счастью. Он спокойно шел, постоянно веселя ее какими-то забавными историями из жизни, но втайне (может, и от себя самого) гордился тем, что идет рука об руку с девушкой, к которой он решился подступиться словно во сне, заранее ожидая отказа, каких-нибудь слов вроде «ты себя в зеркало вообще видел». А Ирина смеялась без умолку своим звонким девичьим смехом, безумно счастливая от того, что идет с парнем, на которого заглядывались и по которому сохли многие девчата с ее (да и с его – она не сомневалась в этом) курса. И она в тот день, когда Николай ее пригласил, страстно хотела согласиться, но безумно боялась и думала, что как только согласится, парень рассмеется ей в лицо и скажет, что это была всего лишь шутка. Тем не менее, Ирина, в девичестве Зимовина, а теперь уже без малого два года Томина, отличалась довольно сильным характером, и поэтому, заранее смирившись со сценарием, который рисовало ей ее воображение, она согласилась. И вот они вдвоем брели по парку, и время потеряло для них всякий смысл. Николай закончил университет, устроился на хорошую работу, подождал пару лет, пока у них не установились полностью доверительные отношения, а затем как-то вечером просто пришел к ней с букетом цветов и сделал предложение, встав на одно колено. Родители ее, это она четко помнила, были в шоке, хотя прекрасно знали об их отношениях…



Похожие документы:

  1. Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. Исходные философ проблемы, понятия и принципы. М.: Политиздат, 1991. 672 с

    Реферат
    ... весною, Летом ... средних, и те государства имеют хороший строй, где средние ... люди, в большей части своей жизни вообще не думая, принимают этот принцип: если не для определения своих ... раньше, изобилия необходимых вещей и удобств. Россия и Китай, в случае если ...
  2. Николай Левашов Зеркало моей души Автобиографическая хроника Том 1 Хорошо в стране советской жить…

    Документ
    ... людям свою правоту, а потом понял, что многим из них истина не нужна. Она для ... хорошо знакомую всей остальной России. Полки в магазинах пустели не по дням, а по часам. Если ... от взлётной полосы и мы летим в неизвестность… Николай Левашов, 22 ноября 2007 ...
  3. Иван кашкин для читателя-современника Статьи и исследования

    Документ
    ... . Здесь прообразы людей, типичных для одного из обличий родины Чосера, для "зеленой Англии", для "старой ... : "Хорошо, Хэккет!" Несмотря на свою суровость и кажущуюся ограниченность, он по-своему благожелателен. Он соблюдает не ...
  4. Взрослые глазами детей Как отвечать на детские вопросы Как родители и дети не слышат друг друга

    Документ
    ... своей, а не средней нормы. «Не выше других, а выше себя». Похвала Омеге - пособие для ... Где я была раньше, в папе или в тебе?.. А как папина клеточка прибежала к тебе?.. А если ... смерти. Мне 17 лет. Я испытываю влечение к людям своего пола. Когда мне ...
  5. Три интервью с Владимиром Дудинцевым

    Интервью
    ... средней полосе России этот гриб начинает вредить картофельным посадкам в конце ... видите, сухие... Если бы приехали весной или летом, я показал бы ... раньше, привлекали его своей запечатанной для взора тайной. Но теперь он уже не торопился поразить людей ...

Другие похожие документы..