Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Систолическое артериальное (САД) и диастолическое артериальное (ДАД) в крови большого круга кровообращения измеряется по методу Короткова в мм рт. ст....полностью>>
'Документ'
Новый год!)30/1 «Новогодний утренник» (Новогодний калейдоскоп) 30/1 Январь «Мы мороза не боимся» (музыкальное развлечение)1 /01 «Эх, зима!»(музыкально...полностью>>
'Документ'
Обеспечение учебно-воспитательного процесса и самообразования путем библиотечно-библиографического и информационного обслуживания учащихся и педагогов...полностью>>
'Документ'
Настоящее Положение составлено на основе действующего законода­тельст­ва об издательской деятельности, Закона РФ об авторском праве и смежных правах, ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

  -- Короче, слушай сюда, Васек. Ежели какой скот наедет, - ты, блин, работаешь под Правиловым. Усек? Правилов - твоя крыша, - врубаешься? Кто не вкурит - звони на мобилу, забиваем стрелу и кылдык. Ты понял, да?

  -- Спасибо, ребята, - Бонасюк смущенно шаркал ножкой, - поистине помогли, - и все ждал, когда же эти головорезы сядут в свой джип и упрутся куда подальше.

  -- Ну ни хрена себе, спасибо!? - Протасов еще больше развеселился, - ну ты, блин, даешь, конкретно...

  -- Пятьсот баксов, типа, в месяц, не дорого будет для тебя? - Атасов придвинулся с другой стороны и смотрел испытующе, - за защиту, типа...

   Бонасюк пустился в путаные и пространные рассказы о притеснениях со стороны санэпидемстанции и пожарных, намекая, что он еще толком и на ноги-то подняться не успел.

  -- Финансы, поистине, поют романсы...

   Атасов и Протасов переглядывались недоверчиво, такие байки им доводилось слышать не раз. С другой стороны, они прибыли по прямому распоряжению Олега Правилова "помочь хорошему человеку". Насколько хорошему и, главное, - близкому - Правилов уточнить не удосужился. Выход подсказал Армеец, говоривший редко, но метко, и они отбыли, получив неограниченный кредит париться, когда заблагорассудится.

  -- Пока харя не треснет, - метко подытожил Протасов.

  

* * *

  

   Они и не злоупотребляли открывшимися возможностями, когда, прихватив с собой Бандуру, прибыли в "шаровую" сауну всего в десятый раз.

  -- Так твой батя, типа, служил в Афгане с Правиловым? - Атасов возлежал на осиновой лавке парилки с непринужденностью, свойственной древнеримским патрициям. - А в каком, типа, году?

   Алкоголь, пожирающий Атасова изнутри, подобно термитам, подтачивающим великолепный дуб, еще никак не сказался на его теле: Атасов был сложен, как Аполлон.

  -- Да я тогда сосем малым был, - Андрей пожал плечами. Он еле ворочал языком от невыносимой жары, царившей в парилке, и с ужасом погладывал на Атасова. Пока Бонасюк растапливал баньку, Атасов в одиночку расправился с целой бутылкой джина. Андрей ожидал, что джин вот-вот закипит в атасовской голове, но ничего подобного не было и в помине.

  -- А в каких войсках твой батя служил? - взгляд Атасова оставался пытливым, глаза - абсолютно трезвыми. Видимо, алкоголь оказывал на его мозги примерно такое же воздействие, какое обыкновенно оказывает чашка крепкого черного кофе. Невероятно, но факт.

  -- Да в пехоте, кажется, - Андрей задумался. В ящиках старой румынской стенки, которую он помнил с детства, присутствовали в качестве главных приобретений, сделанных отцом в армии, самые разнообразные армейские значки. Парашюты, звездочки, скрещенные стволы орудий и даже танки. Танками Андрей пробовал играть в детстве, хотя здорово мешали торчавшие из них хвостики, предназначенные, судя по всему, для навинчивания гаек.

  -- Или в десанте...

  -- Вот Атасов был майором, - Протасов явно скучал. - А, Атасов? Ходил бы в генеральских лампасах, в натуре, если б бухал поменьше?..

  -- Ва-валерка, например, два года протоптался на ку-кухне, - Армеец потянулся на лежаке, - видишь, Андрюша, какую мо-морду наел. Как привык ч-челюстями двигать, так до сих пор не может о-остановиться.

  -- Дебилы вы все, - лицо Протасова потускнело. - Нет, в натуре, Атасов, какого хрена ты приклепался к пацану со своим долбаным Афганом? - Протасов шумно вздохнул, очевидно раздумывая, продолжать или не стоит. - Вот был у меня дружок... Толковый пацан, грамотный. В институт поступил. Реально. Без блата. А потом - Афган. Ну, нормально все, два года в десантуре, медали там и все дела. После дембеля проходил дома пару месяцев, как контуженый. Мать все ждала - в институт восстановится... А он... Походил, говорю, - Протасов перевел дыхание, - походил, и пошел с веревкой в ванную. Вот... Матушка его теперь бутылки собирает... - лицо Протасова стало каменным. - Говорят, в переходе с сигаретами стояла, так козлы какие-то прогнали. Я вот раскручусь немного, подъеду, в натуре, и всех этих козодоев завалю. - Протасов обернулся к Армейцу, - Чуешь, Эдик? Я ж ему говорил про девчонок, а? - он с укоризной поглядел на Атасова, - так он, в натуре: типа, не в этот раз...

  -- Купи себе, типа, надувную...

  -- Ты моя резиновая женщина, - Протасов снова развеселился.

  -- Слышишь, Андрюша, - Армеец доброжелательно взглянул на Бандуру, - как самый мо-молодой, сгоняй в холодильник за пи-пивком.

   Андрей встал, провожаемый словами Протасова:

  -- Ого, блин, нормально. Уже и дедовщина пошла.

* * *

  

   Некогда ухоженная серая "Победа", ГАЗ-20, о которой отец американского автомобилестроения Генри Форд, если, конечно, верить расхожему при Советах анекдоту, сказал, что "это уже не трактор, но пока и не автомобиль", притормозила у светофора на Сырце.

   Старушка стала дожидаться зеленой стрелки, а проносящиеся мимо машины обтекали ее, как вода замшелый валун. Багровый закат играл на остатках хрома некогда зеркальной облицовки, массивный кузов во многих местах тронула ржавчина. Но реликты потому и становятся реликтами, что не сдают позиций без боя. Согласно затертой поговорке, танки никогда не моют. Это не так. На самом деле танки драют, да еще как. Гораздо ближе к истине то, что танкам почти не страшна коррозия. А "Победа" со своим двухмиллиметровым корпусом, если и не танк, то нечто весьма похожее.

   В былые времена, лет тридцать или сорок назад, "Победой" вполне бы мог владеть, - да что там мог, наверняка владел - некий бодрый дедуган в бежевой кепке и такого же цвета рубахе с короткими рукавами и накладными карманами по бедрам. В одной из тех рубах, что носились непременно навыпуск несколькими поколениями дедуганов, начиная с хрущевской "Оттепели" и по зарю "Перестройки" включительно. Когда вымерли, как динозавры от похолодания. К сказанному остается добавить, что безымянный дедуган мог быть кем угодно - отставником, видавшим фронт не на картинках, вышедшим на пенсию режиссером, а то и начальником средней руки, слетевшим с поста при Хрущеве, достаточно стремительно для того, чтобы не успеть сменить честно выстраданную "Победу" на более престижную "Волгу".

   Только вот на дворе была весна 93-го, так что салон "Победы" занимали совершенно иные люди.

  -- Леха, мудак, убери обрез, пока мусора не попалили, - водитель "Победы" - молодой парень в протертом черном свитере на голое тело и засаленных донельзя джинсах, яростно махнул кулаком под самым носом соседа: - связался, блин, с клоунами...

  -- Не гони, козел, - ощерился с пассажирского сиденья Леха, - где ты ментов срисовал? Обкололся с утра, недоносок?

   Оба говорили отрывистыми фразами, характерными для наркоманов под дозой, и были взвинчены до предела.

  -- Заткните хавалы, вы оба, уроды гребаные! - заорал поразительно чистым тенором третий пассажир "Победы". Он занимал заднее сиденье и голос имел, что надо. Случись карте лечь по-другому, - голосовые связки обеспечили бы ему место вокалиста в оперном театре не из последних. Случись только лечь... Но у жизни причудливое чувство юмора. Фортуна повернулась к нему спиной. Теперь он кололся, когда башли позволяли, нюхал клей, сидя на мели, и кантовался с этими отморозками, которые под кайфом друзья, а как заломает - так и зарежут за дозу.

   Четвертый пассажир "Победы" в диспуте не участвовал. Это был здоровенный лысый детина с трехдневной щетиной на круглом лице дебила, и все ему было по бую. Лысый ритмично двигал верхней частью туловища: вперед-назад, вперед-назад, вперед-назад. Как меломан, увлекшийся забойным роком в наушниках. Правда, ни наушников, ни плейера, у Лысого не было.

  -- Я тебе сейчас самому рот членом заткну, - взвился сидящий за рулем обладатель черного свитера.

  -- Зеленый, поехали, мудак! - выкрикнул с правого сиденья Леха, не упускавший светофор из виду.

   Сзади раздался протяжный автомобильный гудок. За первым вскоре последовал второй.

  -- Спешишь, сука?! - Черный Свитер рванул из джинсов видавший виды наган и дернулся к двери, но Леха вцепился ему в плечо и яростно зашипел:

  -- Совсем охренел? В натуре хочешь, чтоб менты замели?

   Черный Свитер сбросил Лехину руку с плеча и воткнул первую передачу. "Победа" тяжело тронулась с места и свернула на улицу Гонты. Сигналившая им на светофоре раздолбаная серая "девятка", надрываясь полуторалитровым мотором, обошла "Победу" слева и далеко вырвалась вперед. Водитель "девятки" еще раз возмущенно посигналил, просто не догадываясь, какая чаша его миновала.

  -- Давит, козел, давит, а оно - не давится, - прокомментировал Леха.

  -- Вот гнида, надо было его завалить, - сказал Черный Свитер, однако чувствовалось, что он почти успокоился. Даже сунул наган на прежнее место в джинсах.

  -- Ты себе яйца когда-то отстрелишь, однозначно тебе говорю, - Леха доброжелательно взглянул на соседа.

   Метров через шестьсот, в районе поросших бурьяном шпал Детской железной дороги, "Победа" снова затормозила. Черный Свитер собрался повернуть налево, Леха горячо возражал. У Тенора было свое мнение. Вспыхнувший спор едва не завершился смертоубийством.

   Прошло еще минут двадцать, пока Леха, вслух отсчитывавший номера домов, с нервным смешком бросил:

  -- Стой, слышь, вот оно...

   Двухэтажный дом, перед которым они оказались, скрывался в густой листве по самую черепичную крышу. Деревья праздновали весну, но экипажу "Победы" было не до буйства природы. Поперек подъездной дорожки, выложенной желтым кирпичом, мирно дремал бутылочного цвета джип. Огонек сигнализации с плавающим кодом, словно обезумевший светлячок, метался внутри салона, озаряя тонированные стекла тревожными рубиновыми сполохами. Этот нервный огонек почему-то сразу вывел Леху из равновесия.

  -- Козлина зажиревший!..

  -- Замажь хлебало, - Черный Свитер потушил фары. "Победа" замерла в пяти метрах от джипа. - Владимир Петрович сказал, слышите, всех на хрен умочить. А с жирного еще вытрясти кассеты.

  -- А деньги у него есть? - Тенор жадно мусолил в руках ТТ с полностью затертыми номерами.

  -- Да есть, есть. Задолбал!

  -- Не командуй!

  -- Прихлопни плевалку, сука!

   Леха, не сводивший глаз с суетливых огоньков сигнализации, и уже жгуче их возненавидев, спросил хрипло:

  -- Всех, значит, велел замочить? А чей это джип? Жирного? Твой Вова ответит за базар, если там кодла сидит со стволами? - Леха повел дулом обреза в направлении обшитой вагонкой двери. Как в воду глядел. Черный Свитер вытащил на свободу наган, отстрелить из которого мошонку ему была не судьба:

  -- Да ты гонишь. Какая кодла?! Крутарь прикатил шлюху трахать.

   Тенор нервно захихикал. У него давно не было женщины, и это его удручало.

  -- Эй, коматозник, - Черный Свитер наклонился к Лысому, - вставай, твою мать, отморозок. Приехали.

   Они посыпались из "Победы", готовые буквально на все.

   Леха передернул затвор обреза. На погрузившейся в сон улице металл лязгнул оглушительней выстрела. Черный Свитер и Тенор уже подходили к двери, когда отставший на пару шагов Леха все-таки не удержался и изо всех сил пнул передний бампер внедорожника. В следующую секунду фары машины вспыхнули, тишину вечера разорвал пронзительный вой сигнализации.

  

* * *

  

   Удержать восемь покрытых изморозью ледяных банок пива в руках, в то же время, не позволив им коснуться раскаленного голого живота, - задачка не для слабонервных. Андрей миновал холл, балансируя на грани фола, и споткнулся при входе в бассейн. Падая, разжал руки. Банки посыпались на кафельный пол с грохотом артиллерийских снарядов.

   "Вот ведь знал, идиот, чем кончится, опустошая чертов холодильник. Знал. А все равно греб".

   Андрей нагнулся за ближайшей жестянкой и, не долго думая, откупорил. Банка рассерженно зашипела.

   "Отчего, спрашивается, звук открываемой пивной банки так радует слух"?

   "От того, что рождает ощущение исключительно комфортного времяпрепровождения, лапоть".

   Первая встреча с упакованными в банки напитками - "Колой", "Фантой" и, конечно же, пивом состоялась у Андрея в Венгрии. В те славные времена большая часть советского народа, та, что к закрытым партийным распределителям никакого касательства не имела, подобную роскошь могла увидеть разве что с экранов кинотеатров. Или на страницах детективов Джеймса Хедли Чейза. На пасеке в Дубечках о баночном пиве, по понятным причинам, довелось надолго забыть.

   Первый глоток показался обжигающим. Ледяное пиво, сковав стужей гортань, покатилось вниз по пищеводу, и Андрей замер, наслаждаясь каждым сантиметром этого многотрудного пути.

   "Ух, и хорошо, мать вашу".

   Когда пиво достигло дна, то есть желудка, Андрей удовлетворенно крякнул, глубоко вздохнул и, совершенно неожиданно для себя вспомнил друга юности Игоря Войтенко. Игорь, в свое время, смеха ради, составил целый список всевозможных житейских радостей. В том перечне ледяное пиво в жару занимало почетное место между горячим кофе с мороза и водкой, когда душа просит. Впрочем, свободный сортир, в случае приступа диареи, в рейтинге Войтенко котировался много выше, с чем Бандура не спорил тогда и с чем не стал бы спорить сейчас.

   "Ни в коем разе..."

   Из глубины подсобных помещений тихонько выплыл Бонасюк. Искоса взглянул на банки, разлетевшиеся по всему полу, с тоской думая о возможных повреждениях, полученных дорогущей испанской плиткой. Тяжело вздыхая и вибрируя всеми тремя подбородками, хозяин сауны проследовал мимо Андрея и исчез в прихожей.

   Бандура смущенно развел руками, мол, виноват, хотел как лучше, вышло известно как, залпом добил свою банку и принялся за сбор оставшихся семи. Он тянулся за последней, закатившейся под дверь душевой кабины, когда во дворе истошно завопила сигнализация.

   "Это же Валеркин джип!" - успел сообразить Андрей.

  

* * *

  

  -- Эдик, блин. Пожалел бы ты своих престарелых родителей, а? - Протасов сокрушенно потряс головой, - лучше сын-дебил, чем вообще никакого. Если тебе и не дала вчера какая девчонка, это ж, в натуре, не повод, чтобы уходить из жизни, обожравшись ледяным пивом в парилке, - лицо Протасова выражало неподдельную грусть, - Атасов, ты хоть ему скажи. Красиво, конечно, блин, придумал, от пневмонии скопытаться, сразу видать, грамотный черт.

   Армеец криво улыбнулся:

  -- Я пиво для те-тебя заказал, Валерка.

  -- Со мной не выгорит ни хрена, - Протасов постучал по голове. - У меня ж тетка в аптеке тусуется, у ней антибиотиков - завались...

  -- Саня, - Армеец повернулся к Атасову, нетерпеливо махнув Протасову, чтобы заткнулся наконец, - Саня, я полагаю, д-дружище, что тебе самое время рассказать, что это за па-парень? - Армеец кивнул в сторону прихожей, - и какого че-черта мы с ним носимся, будто он сын Сары Коннор, а мы - трое г-гребаных терминаторов? Он что - грех молодости Олега Петровича?

  -- Вот что, - Атасов склонился к друзьям. Их лица, покрытые каплями пота, багровые в отблесках раскочегаренной каменки, наводили на мысли о сталеварах. Как в песне поется:

Крепче, чем жену-старушку,

Я люблю свою печушку,

И родней родного брата

Мне двенадцать тонн проката...

  -- Вот что, - повторил Атасов и запнулся, потому что во дворе взвыла сирена. - О, типа! Валера, кажись, твой джип потрошат...

   Протасов подхватился на ноги:

  -- Е-мое! Точно! Это ж мой "Патруль" разрывается. Бонасюк!!! - он закашлялся. Голосовые связки в накаленной до одури атмосфере дали сбой, - Бонасюк, - свистящим щепотом. - А ну-ка, иди глянь, чего там с машиной...

  -- Он те-тебя у-услышит...

   Протасов плюнул и шагнул к выходу. Уже с порога он бросил через плечо:

  -- Атасов, блин? Что за беспредел в этом долбаном городе творится? Третью за полгода магнитолу выдирают. С кишками, блин! Это в подконтрольном районе, а?! Ну, поубиваю клоунов!

   Окна холла выходили на задний двор. Бассейн и парилка их вообще не имели. Василий Васильевич засеменил по коридору к двери, бурча под нос про бандитов, купающихся в сауне на дурняк.

   "А ты, поистине, еще и вездеходы бандитские охраняй..." - с этими словами Бонасюк отодвинул засовы.

   Лично он полагал, что виной всему ветер.

   "Или машина какая проехала. Нахватали, поистине, джипов, натолкали в них сирен разных, - а то, что другой пожилой человек после таких воплей до утра глаз не сомкнет, кому из них интересно..."

* * *

  

   В следующую секунду Бонасюк валялся на полу, обеими руками схватившись за голову. Из разбитого лба хлестала кровь, а Вась-Вась истошно орал:

  -- Ой, не убивайте меня, поистине, только не убивайте!!!

   Четыре пары ног перескочили через его распластавшееся по ковру тело, наступив на несчастного банщика не менее пяти раз.

  -- Суки, всем стоять! Завалю! - крикнул Черный Свитер. Он пулей проскочил через холл, здесь было безлюдно, влетел в комнату с бассейном и врезался в опешившего Протасова. Протасов окаменел возле самой кромки воды, огромный, как Родосский колосс, и почти такой же неподвижный. Лицо Протасова выражало жесточайшее изумление, а то и панику.

  -- Ну, крутой, где твоя шлюха?! - завизжал из-за спины Черного Свитера Тенор. Полотенце, небрежно повязанное на бедрах, соскользнуло на испанский пол, но Валерий этого не заметил.

  -- Твой, сука, джип? - Леха уткнул вороные стволы обреза в волосатую грудь Протасова. - Твой, сука?

   Протасов словно онемел. Его мозг, будто заезженную в музыкальном автомате пластинку, заклинило одной нехитрой мыслью:

   "Е-мое. Вот это, в натуре, и попарились в баньке. Ох и попал я... Попал, попал, попал..."

  -- Лысый, - гаркнул Черный Свитер, - Лысый, твою мать! А ну волоки сюда жирную старую гниду.

   Лысый скрылся в холле, но вскоре появился опять, волоча почти бездыханного Бонасюка. В руках Лысого Вась-Вась смотрелся неодухотворенным мешком с картошкой. Судя по быстроте, с которой тело Бонасюка скользило по кафельному полу, Лысый обладал просто неимоверной силой. Бонасюк тихо верещал, как будто в нем прикрутили звук, и закрывал голову руками.

  -- Что, свинья толстожопая? - нагнулся к нему Черный Свитер, - Жить хочешь? - и, не дожидаясь ответа, ударил Бонасюка в лицо. - Где кассеты с трахалками, сука?

   Пока Черный Свитер проводил бесхитростный допрос Вась-Вася, в лучших традициях гестапо, Тенор проскользнул вдоль бассейна и достиг двери в парилку.

   "Шлюха, где шлюха? - бухало в его голове. От нетерпения Тенор негромко повизгивал. Впереди его ожидали лишь разочарование, боль и смерть.

   Вместо картины сжавшейся в дальнем углу насмерть перепуганной женщины (желательно, голой), - ох и нравилось Тенору вызывать трепет - его встретила левая нога Атасова, с невероятной силой угодившая Тенору в пах. К такому обороту событий Тенор оказался не готов.

   Используя жалобно завывающего Тенора в качестве живого щита, Атасов ринулся из парилки. Черный Свитер оказался на высоте: он среагировал немедленно, выпустив по Атасову четыре пули. Все до единой легли в десятку - Тенору между лопаток, вследствие чего тот из незавидного положения живого щита перешел в совершенно безнадежное - мертвого.

   Над бассейном расплылось сизое облако порохового дыма.

   Леха спустил оба крючка своего двуствольного обреза. Раздался сухой треск.

   "Мне крышка!" - С тоской подумал Протасов.

   В животе у него настала пустота, руки и ноги отказали. Готовясь беззаботно воспарить к потолку, - "Вот, в натуре, и грохнули меня. Спасибо, хотя бы безболезненно", - он скосил глаза на свою голую грудь. - "Один хрен тю-тю". - Вместо ожидаемых, выражаясь бездушным медицинским сленгом, несовместимых с жизнью травм, - то есть черно-красной дыры с обгорелыми краями, откуда торчит крошево ребер, - Протасов обнаружил два соска под густой шерстью и мышцы, мышцы, и еще раз мышцы. Все как всегда. Протасов недоуменно раззинул рот, поднял голову и уставился в оба ствола.

  -- Осечка, сука! - разочарованно проговорил Леха. Это были его последние слова.

   Валерий заревел, как медведь-шатун, и сжал Леху в объятиях. Леха клещем вцепился в обрез, Протасов оступился, и оба полетели в бассейн, обдав оставшихся на суше целым водопадом брызг.

   Воспользовавшись столь неожиданным изменением оперативной обстановки, Бонасюк по-пластунски пополз в прихожую. Сноровка, проявленная Вась-Васем вопреки заплывшему салом телу, тянула на значок ГТО.

   Армеец, выскочивший за Атасовым из парилки в чем мать родила (надо признать, костюм Адама шел Эдику не хуже прочих), метнулся к бесхозному пистолету Тенора, но тут же попал под сокрушительный удар Лысого. Армеец потерял равновесие и растянулся на полу, сильно ударившись головой о мраморный выступ бордюра.

   Атасов, оттолкнув бездыханное тело несостоявшегося оперного певца, чья жизнь оборвалась столь внезапно и так нелепо, прыгнул к Черному Свитеру и одним ловким движением выбил револьвер. Наган, описав широкую дугу, нырнул в бассейн, где Протасов и Леха сцепились не на жизнь, а на смерть. Обезоруженный Черный Свитер предпринял неудачную попытку выхватить нож с выкидным лезвием, но тот застрял в предательски узком кармане. Тесные карманы - ахиллесова пята джинсов, ничего тут не поделаешь. Черный Свитер утратил драгоценные секунды и был немедленно наказан Атасовым. Не оставив противнику ни единого шанса, Атасов выдал великолепную связку из десяти сокрушительных ударов. Кулаки Атасова поражали корпус Черного Свитера с методичной точностью снарядов артиллерийской батареи, пристрелявшейся по зловредному дзоту. Свитер, дергаясь при каждом попадании, пятился к парилке, но не падал. Вопрос о том, держал ли он удар не хуже самого Кассиуса Клея, либо был просто под завязку наполнен героином, так и остался открытым.

   Атасов удвоил усилия, молотя по Черному Свитеру, как по боксерской груше и, несомненно, добил бы его рано или поздно, если бы сам не подвергся внезапному нападению Лысого, успевшего покончить с Армейцем. Лысый яростно вращал тесаком, наводившим на мысли о разделочном цеху какой-то китобойной плавбазы.

  

* * *

  

   Прошло не более пяти минут, как Василий Бонасюк отпер дверь. Баня превратилась в поле боя. В воздухе висел пороховой угар, слышались удары и вопли. Никем не замеченный Андрей Бандура оставался в тесноте душевой кабины. Он прижимал к груди чертовы банки с пивом и напрягал уши с жадностью хоккейного фаната, следящего за ходом матча по радио. Андрей понимал, что пора на выход, но ногиточно приклеились к полу. Наконец, он опустил пиво с нежностью матери, укачавшей грудного ребенка, и осторожно высунул нос наружу.

   Первой ему бросилась в глаза исполинская фигура Протасова. Валерий орудовал в бассейне и был похож либо на разъяренного Посейдона, либо на внезапно соскочившего с катушек ватерполиста. Какое-то существо отчаянно рвалось на поверхность, а Протасов всячески препятствовал.

   Перед дверью парилки в позе пораженного солнечным ударом нудиста, уткнувшись носом в мрамор, беспомощно лежал Армеец.

   Чуть поодаль, разбросав конечности в разные стороны, в луже собственной крови плавал какой-то парень. Между ним и Армейцем валялся пистолет, здорово смахивающий на ТТ.

   В самом углу зала Атасов, с раной на плече, отбивался от двух бандитов. Из раны текла кровь, силы Атасова были на исходе. Бандиты напирали с ожесточением голодающих, завидевших дармовой буфет. Атасов, как и легендарный крейсер "Варяг", намеревался умирать, но не сдаваться. Заметив краем глаза высунувшегося из душевой Андрея, Атасов крикнул голосом, срывающимся от ежесекундно принимаемых и возвращаемых ударов:

  -- Бандура... дебил... Мать твою! Что ты смотришь?! Меня же сейчас... умочат...

   Андрей в два прыжка пересек зал, подхватил на ходу ТТ и с маху опустил его на голый череп Лысого. Лысый громко хрюкнул и обернулся с видом человека, которого укусила оса.



Похожие документы:

  1. Охота на рэкетиров

    Документ
    Охота на рэкетиров Зуев Ярослав Викторович Роман: Проза ... -- Восемьдесят пять целых двадцать три сотых километра в час, -- ... целый запас.   -- Три ящика, типа...   -- Три ящика? Тогда что ... рукописи с рабочим названием "Три Рэкетира-2". Мне и самому это ...
  2. Александр Кац «Евреи. Христианство. Россия»

    Документ
    ... между новоявленными рэкетирами и старыми ... развалившейся вскоре на три независимых государства: Грузию ... расовому анали- зу ситуации, то, ... "Молодая гвардия", "Ярослав Мудрый", "Иван Грозный ... 1945). Хазанов Геннадий Викторович (р. 1945), популярный ...

Другие похожие документы..