Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Решение'
О разработке генерального плана и плана благоустройства придомовой территории Авдеевской общеобразовательной школы № 3 Авдеевского городского совета Д...полностью>>
'Документ'
А1. Как изменится сила тока в проводни­ке, если заменить его на проводник из того же материала с площадью в 2 раза большей при постоянной разности пот...полностью>>
'Документ'
О внесении изменений в Порядок предоставления Федеральной службой по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды в 2012-2014 годах из федеральног...полностью>>
'Документ'
С.Пушкина ЗМР РТ» на 013/ 014 учебный год Секция Руководитель Математика, физика, информатика Иванова И.М. Русский язык и литература Чиглинцева О....полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Что такое домашнее насилие

Отрывок из книги

Современный ребенок. Энциклопедия взаимопонимания.

(Под ред. А.Я. Варги. – М.: ОГИ; Фонд научных исследований «Прагматика культуры», 2006.)

Мы живем в жестокий век, у нас жестокие сердца. Правда, в Рос­сии что ни век, то жестокий: поколения за поколением детей растили с применением насилия: били, ругали, унижали, запугивали и в семье, и в детском саду, и в школе, и во дворе, и так далее и так далее. На­силие — статистическая норма. Это, однако, не означает, что у людей может выработаться привыкание к насилию. Как к боли нельзя привы­кнуть, так и к насилию. Оно причиняет страдания всегда. Просто если его везде много, то непонятно, как с ним бороться. Более того, не по­нятно, где оно, это насилие, как его распознать и чем можно заменить. Не бить ребенка, не ругать.его — а что же делать вместо этого, когда ребенок действительно ведет себя плохо?

Есть резон рассуждать о насилии в тех семьях, которые по старой советской терминологии назывались благополучными, и говорить о том, что такое насилие в недрах благополучной семьи, — в частности потому, что неблагополучная семья обычно своего неблагополучия не прячет. Ребенок, который терпит насилие в такой семье, скорее окажется в поле зрения социальных служб, даже при том, что инфраструктура подобных служб в нашей стране не сформирована совершенно — нет достойной законно-правовой базы, нет ювенильных судов, нет ходатаев по делам ребенка. Но все-таки семейный кодекс есть, административный кодекс работает, не заботиться о ребенке нельзя, процедура лишения родительских прав тоже работает. И что касается тех, кто оказывается в поле зрения таких, скажем, карательных служб, то тут ситуация трудная, но очевидная. Мы же обсуждаем проблему с теми, кто готов, прочитав нашу книжку, сказать себе: «Ага, вот у меня, вероятно, что-то не получается, или те симптомы, которые я обнаруживаю у ребенка, возможно, связаны с несовершенством наших семейных отношений, мне, наверное, нужна помощь...» Помощь не психиатра, конечно, это слишком радикально, ну а хотя бы психолога, к которому не так страшно обратиться.

Существуют разные способы классификации насилия. Традиционно различают:

1. Физическое насилие. Возникают ситуации, когда ребенку с пугающей периодичностью наносятся телесные повреждения. При этом существенно, что насилием это считается тогда, когда абсолютно доказано, что побои были нанесены преднамеренно. Как мы можем заподозрить подобное? Когда обнаруживаем видимые признаки. Факт физи­ческого насилия следует заподозрить, если ребенок со следами побоев явно старается утаить обстоятельства, при которых эти побои были получены. Когда синяки и шишки получены в честной драке, дети, как травило, не только не таятся, но готовы с гордостью демонстрировать их как боевой трофей. Ребенок, избитый дома, стыдится и боится по­баловаться. Он выглядит подавленным и грустным или, напротив, взвинченным и озлобленным, но всегда при этом неоткровенным и за­крытым.

Отдельно стоит обсудить многократные госпитализации ребен­ка не с травмами, но с различными заболеваниями. Так проявляется особый вид насилия над детьми — «синдром Мюнхгаузена». Мать (это важно, именно мать), нарушая режим кормления и ухода, если речь идет о младенце, или прибегая даже к лекарствам (к примеру, слаби­тельным), если это ребенок постарше, добивается врачебного вмеша­тельства, вплоть до помещения ребенка в стационар. Такие случаи наблюдаются значительно реже тех, когда человек «заболевает» или наносит повреждения себе, чтобы получить сочувствие или внимание близких, однако механизмы такого поведения схожи. Потенциальный вред, угроза здоровью ребенка при «синдроме Мюнхгаузена» очень высоки. Встречается подобный вариант насилия чаще всего в семье с одним ребенком, на первых годах его жизни, при возникновении у матери психического расстройства. Нужно сказать, что в остальном поведение такой матери может оставаться вполне упорядоченным. и случается, что ребенок страдает годами. Более того, мать представляется окружающим очень заботливой и внимательной, вот только ребенок — слабенький и болезненный». Если удается выяснить, что это не случайность, то мы имеем дело с физическим насилием. По-английски это называется child abuse — злоупотребление детьми.

2. Сексуальное насилие, или сексуальное злоупотребление. Имеются в виду самые разные типы и степени этого явления. Существует общая формулировка: под сексуальным насилием понимаются все те случаи, когда с помощью несовершеннолетнего человека некто получает сексуальное удовлетворение. Понятно, что это могут быть и контактные и неконтактные способы. Сюда относятся и растление и развратные действия, и непристойное обнажение в присутствии не­совершеннолетнего. То есть далеко не только случаи очевидного изна­силования, а самое разнообразное вовлечение несовершеннолетнего в сексуальные действия — не важно, гетеро- или гомосексуальные.

В российском законодательстве по закону преследуется то, что подпадает под определение педофилии. Считается, что любое сексу­альное взаимодействие с несовершеннолетним является в обязатель­ном порядке насилием, потому что ребенок не способен сознательно на это согласиться. Впрочем, к несовершеннолетним относится и че­ловек семнадцати с половиной лет, и шестнадцати, и пятнадцати, и эта ситуация не вполне сопоставима с той, когда речь идет о пяти-шести-летних детях. Как свидетельствуют публикации, наиболее актуальна проблема сексуального насилия в англоязычных странах — США и Ка­наде. В этих странах выявляется наибольшее количество случаев сек­суального насилия, и само понятие сексуального насилия трактуется чрезвычайно широко. В России ситуация совсем иная. Хотя в любых статистических таблицах первую строчку занимает физическое наси­лие, а не сексуальное (в том числе и в англоязычных странах), тем не менее, в особенности в США, сексуальное насилие всегда пребывает в фокусе внимания людей, занимающихся охраной детства,— с их точ­ки зрения, это наиболее актуальная проблема.

3. Эмоциональное, или психологическое насилие. Это очень слож­но уловимое и сложно выявляемое насилие. Но в случае обнаружения именно этого вида насилия психологу понятно, что делать — здесь ра­бота психолога может быть реально эффективной. И нашему читателю на ум прежде всего придут случаи, относящиеся к насилию такого рода.

Эмоциональным или психологическим насилием следует считать любые действия, которые наносят вред или ущерб психическому, эмоциональному состоянию ребенка. Признаком насилия такого рода служит появление у ребенка вследствие тех или иных воздействий со стороны других людей (взрослых или детей) симптомов психического и (или) эмоционального расстройства, а также нарушение психического и социального развития. Как подобный вид насилия проявляется в повседневности? Крик, угрозы, оскорбления, жестокие или унизительные наказания, запугивание, шантаж, глумление и насмешки, отвержение дискредитация, обыскивание, подслушивание и подсматривание, обман, несоблюдение конфиденциальности и т. д. и т. п. Одним словом, все то, от чего страдает человеческое достоинство, что нарушает личностные границы, что подрывает доверие, снижает самооценку, способствует возникновению страха и тревоги.

4. Пренебрежение нуждами ребенка. Этот вид насилия отличается очень размытыми границами, потому что нужды у ребенка очень разные. Мы не будем говорить о том, что ребенка не кормят, не поят и не покупают ему зимней обуви, отправляют его в школу в легких тапочках, — не думаем, что это часть повседневной жизни

наших читателей. Проблемы возникают в тех семьях, где взрослые слишком заняты на работе и уделяют ребенку мало времени. Скорей всего, не то чтобы сознательно пренебрегают нуждами ребенка, но недодают ему тепла, внимания, поддержки, возможно, чувства защищенности и т. д.

Вот такова довольно грубая, но все же классификация видов на­силия.

Откуда берется насилие?

Нередко семейное насилие имеет причины психические. В основе насилия могут лежать особенности или заболевания нервной систе­мы. Агрессивное поведение, влекущее за собой насилие, может быть и у людей, страдающих повышенным уровнем тревоги, и у людей, страдавших от насилия в своей жизни, и у людей с расстройствами на­строения. Еще бывает так называемый бред «малого размаха»: в сферу бредовых переживаний вовлекаются близкие заболевшего, больному кажется, что его родные ему вредят, он начинает «защищаться»; опас­ность такого «преследуемого преследователя» очень высока.

Но в подавляющем большинстве случаев причины насилия не пси­хические, а психологические. Это либо проблемы во внутрисемейных взаимоотношениях, либо соответствующие культурные традиции.

Причины «внутрисемейные». Прямолинейного взаимодействие в семье не бывает. И любое взаимодействие, даже если оно принимая характер насильственного, развивается по законам кругового — по­лучаются некие круги насилия. Это кольцо насилия прослеживается в каждом случае, когда мы обнаруживаем такие ситуации. Насилие — это алгоритм семейного взаимодействия, который воспроизводится из поколения в поколение. Человек, в детстве терпевший насилии от близких, возвращает его своей собственной семье в отношении своего собственного ребенка и считает это справедливым и социально приемлемым. В русской культуре вообще «насилие» не воспринимает­ся как нечто сугубо отрицательное. Само слово «насилие» имеет общин корень с одним из главных слов русского языка «сила». Прибегнуть к силе и осуществить насилие — это очень похожие действия, оба на­правленные на достижение блага. «Родители наказывают детей, чтобы учить; без этого нельзя воспитать, нельзя вырастить...»

Однако возникают случаи, когда описанная гармония нарушает­ся, и тогда-то и обнаруживается «кольцо насилия»: тот, в отношении кого осуществляется насилие, не принимает его как благо, страдает. заболевает, задерживается в развитии, претерпевает изменения лич­ности, приобретает патологии характера. Да и тот, кто творит «благо« силой, испытывает тревогу, страх, депрессию... Разные люди травми­руются по-разному. Некоторые очень легко и быстро, другие, обладая природной выносливостью, высокой психической устойчивостью. страдают от насилия меньше. Важно помнить еще о том, что в опреде­ленном смысле все население России страдает от насилия. Социальное насилие присутствовало в жизни россиян на протяжении всей исто­рии нашей страны. Достаточно вспомнить крепостничество и черту оседлости, вековую нищету основной части населения, войны и го­лод, катастрофу семнадцатого года и установившийся тоталитарный режим с последующим террором... Известно, что посттравматическое стрессовое расстройство возникает не у всех перенесших психическую травму, но у большинства, и характеризуется такими симптомами, как крайняя эмоциональная и психическая возбудимость, агрессивность и жестокость, высокая тревожность и неустойчивость самооценки.

Итак, «кольцо насилия».

С одной стороны, это родители, которые плохо себя контролиру­ют, слишком импульсивные, неумелые, нетерпеливые — по разным причинам.

С другой стороны, это дети, которые провоцируют насильствен­ные действия в отношении себя. И эти провокации тоже могут быть совсем разной степени выявленности.

например, физическому насилию подвергается младенец. Это то, чем сейчас чрезвычайно много интересуются на Западе. Синдром детей, которых много грубо трясут. На самом деле, здесь возникает вот какая цепочка: с одной стороны, есть наблюдаемый результат — ребенок, которого часто и подолгу грубо трясут. Ребенок, получающий в связи с этим реальные повреждения, потому что у маленького ребенка совсем не трудно вызвать клинические признаки общего сотрясения. Для этого его совсем не нужно бить головой об стенку, достаточно очень сильно трясти за плечи. Что же это за мама, которая так де­лает? Может быть, уставшая, не уверенная в своих воспитательных способностях, не высыпающаяся, очень молодая женщина, сильно тревожащаяся, плохо себя из-за этого чувствующая, у которой ребе­нок действительно много кричит и мало спит. По самым разным причи­нам — быть может, он родился не очень благополучно или подвергся вредным воздействиям еще в утробе матери и у него уже есть какие-то нарушения, делающие его возбудимым, вызывающие плохой сон. Быть может, ребенок физически нездоров, а про это никто еще не зна­ет, у него, например, недостаточность ферментной системы и он плохо переваривает грудное материнское молоко — он все время голоден и с больным животом, поэтому беспокоится. Может быть еще масса причин. То есть с одной стороны — чрезвычайно беспокойный мла­денец, который выводит родителей из себя, с другой — истощенная, чувствующая себя бессильной мать; в результате — насилие. В принципе подобная ситуация вполне разрешима. Если сама мать ели ее близкие знают о возможности возникновения подобной ситуа­ции и отдают себе отчет в степени ее опасности и для ребенка, и для самой матери, они, надо думать, обратятся за помощью, хотя бы к вра­чу, наблюдающему ребенка; будут настойчивы в выяснении причин его беспокойности; убедившись, к примеру, что нет никакой болезни, а всему виной особенности темперамента ребенка, постараются орга­низовать режим так, чтобы мать могла передохнуть; быть может, посо­ветовавшись с семейным психотерапевтом, молодые супруги изменят что-то в своих отношениях; возможно, выяснится, что мать страдает послеродовым психическим расстройством — чем раньше его удается диагностировать, тем реальнее и эффективнее окажется терапия.

Причины социокультурные. Зачастую в семейной истории роди­телей, применяющих насилие к ребенку, можно обнаружить эпизоды, когда они сами, будучи детьми, подвергались насилию. С ними в дет­стве обращались плохо, жестоко, они имели жестких, холодных, раци­ональных матерей, испытывали эмоциональную депривацию, то есть недостаток эмоционального обмена со значимыми взрослыми; либо они росли в такой семье, где применялись наказания, и они считают это правильным или вполне допустимым.

Здесь уместно говорить о том, что существует некий социальный и культурный контекст, в котором возможно то, что мы как профессио­налы называем «случаями насилия в отношении ребенка», и то, что люди, которые прибегают к этим мерам, насилием совершенно не считают.

Есть традиция — использовать физические наказания как средст­во воспитания и прививания привычки к соблюдению социальных норм. В семье отражаются традиции и правила общества, и в россий­ской семье такая практика очень распространена. Достаточно почи­тать вполне идиллические описания детства в дворянской семье.

Взять хотя бы «Детство» Льва Николаевича Толстого. Мы обнаружи­ваем, что практика наказаний считалась правильной независимо от социально-экономических предпосылок. То есть совершенно ошибочно думать, что наказывают только в такой семье, которую описывает Максим Горький, — с жестоким дедом, вымачивающим розги для еженедельной порки внуков. И в дворянских, и в крестьянских семьях детей секли.

Многие историки пишут (и не без основания), что основным ре­гулятором внутрисемейных отношений в европейской цивилизации в Средние века и вплоть до XIX века был страх. Поддерживался этот страх, конечно, тем, что мы сегодня называем насилием, а также иде­ей авторитета отца и мужа, который на благо менее дееспособных женщин и детей должен был этот страх в них культивировать, чтобы оградить их от совершения неправильных действий и привить им бла­гие качества терпеливости и послушания. Это действительно было все­общей социальной нормой — маленьких принцев пороли так же, как и крестьянских детей, причем не только за конкретные провинности, но и профилактически, раз в неделю, например. Женщины в семьях с любым социальным статусом находились в том же положении: они могли часто подвергаться избиениям, и это воспринималось как нор­мальный элемент семейного уклада.

Наказывать следовало любого нижестоящего в семейной иерар­хии, и эта жесткая норма транслируется из поколения в поколение. Та­кова традиция вертикальной иерархии взаимоотношений в семье.

Нам с таким трудом удается внедрять представление о ненасиль­ственных моделях воспитания в России потому, что почти никто не считает наказания насилием. Сегодня для людей, почитающих себя «культурными» и «продвинутыми», слово «насилие» звучит плохо, но действия, подразумеваемые под ним, в особенности в отношении детей, безусловно, одобряются. Это рассматривается как форма заботы, беспокойства о будущем ребенка, неравнодушия, как критерий близкого родства. Часто говорят: «Чужому человеку на тебя наплевать, он и не будет ни кричать на тебя, ни критиковать, ни бить, в конце концов.

Это потому что ему, чужому человеку, безразлична твоя судьба. А вот я тебя учу, потому что люблю». Замечательна формулировка: «Я его учу розгами». То есть это на благо, полезно и правильно. Сегодня многие взрослые люди, когда обсуждаешь с ними этот вопрос, говорят: «Меня наказывали в детстве, и благодаря этому я чему-то выучился и, вообще, вырoc Человеком». Эта жесткая норма транслируется из поколения в поколение.



Похожие документы:

  1. Итоги тысячелетнего развития история античной эстетики, том VIII, книги I и II

    Документ
    ... в отношении домашних богов вроде ... насилием. Источники говорят, что Теодорих ... их из книги К. ... что такое эстетическое и, следовательно, что такое эстетика, так что и все исторические факты, из ... мы перепечатываем здесь отрывок из нашей статьи "Природа ...
  2. Эту книгу я посвящаю моим родителям: Синельниковым Владимиру Ивановичу и Валентине Емельяновне и родителям моей жены: Корбаковым Анатолию Алексеевичу и Лиди

    Документ
    ... делать что-то другое. Все гениальное просто! Приведу отрывок из книги американского ... ему гомеопатические лекарства, дал домашнее задание по перепросмотру своей жизни ... ее глубже в подсознание. А зачастую такое насилие над психикой приводит и к серьезным ...
  3. Юлия Борисовна Гиппенрейтер Продолжаем общаться с ребенком. Так?

    Документ
    ... свободой в таких семьях не сильно другая: к домашнему контролю присоединяется ... родитель (воспитатель) проявляет насилие. А всякое насилие сопряжено с ненавистью! Это ... Вот снова отрывок из книги М. Осориной: Мама даже не подозревает, что, рассматривая ...
  4. Автор книги Р. Эпперсон, специалист по политическим наукам, видит историю не как безумную игру слепого случая, а как заранее спланированные и целесообразно орган

    Документ
    ... , владелец магазина для домашних животных в маленьком городке ... Метод Насилия, и Метод Не Насилия. Метод Насилия был ... Чу посвятил главу, отрывок из которой приводится ниже, ... книге целый небоскреб фактологии Заговора, предъявив свидетельства, что так ...
  5. Тому, без кого не было бы этой книги, так как не было бы любви, поддержки и ребенка

    Реферат
    ... что это предусмотрено методикой. Возмущенная идеей насилия ... зачитывает нам отрывок из книги, срывая ... из всего, что мы видели. Каждый из присутствующих наконец осознал, что такая ... домашних условиях. Преимущество домашнего обучения заключается в том, что ...

Другие похожие документы..