Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Перечень медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь с использованием метода экстракорпорального оплодотворения в рамках территориальных п...полностью>>
'Документ'
специальностям 032101 Физическая культура и спорт, 032102 Физическая культура для лиц с отклонениями в состоянии здоровья (Адаптивная физическая культ...полностью>>
'Документ'
Владельцы, зарегистрировавшие своих собак на выставку и не оплатившие выставочный взнос, обязаны в недельный срок оплатить его (независимо от того, пр...полностью>>
'Документ'
СОРЕВНОВАНИЯ ПРОХОДЯТ С 05 НОЯБРЯ 2014 ГОДА В АКАДЕМИИ ЖАНСАИ АБДУМАЛИК (ПЛОЩАДЬ РЕСПУБЛИКИ, 13; тел.: +7 727 2721613) ЕЖЕДНЕВНО, БЕЗ ВЫХОДНЫХ И ДОЛЖН...полностью>>

Главная > Реферат

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

ГОУ «Санкт-петербургский городской дворец творчества юных»

Аничков лицей

Реферат.

Экранизация как трансформация идей (на примере романа Кена Кизи и фильма Милоша Формана «Пролетая над гнездом кукушки»)

Автор: Кривошлыкова Ася

Научный руководитель: Лурье М.С.

Санкт-Петербург

2010

Содержание

1 Введение 3

1 Литературный анализ романа. 4

1.1 Название 4

1.2 Основные герои и завязка 4

1.3 Действие 7

1.4 Последний полёт 9

2 Книга, Кизи и окружающая их жизнь 11

3 Создание фильма 12

4 Сравнение романа и фильма 13

5 Заключение 16

ПРИЛОЖЕНИЕ А 17

Список литературы 18

1 Введение

Цель нашей работы — сравнить книгу Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки» (перевод В. Голышева) и экранизацию Милоша Формана, выяснить, в чём заключаются жанровые отличия, изменилась ли основная мысль произведения, что хотели сказать своим произведением Кизи и как хотел это объяснить Форман.

Актуальность работы объясняется тем, что давно уже существует проблема экранизаций: стоит ли вообще переносить произведения на экран, всегда ли фильм проигрывает книге, влияет ли кино на восприятие изначального текста зрителем и пр.

Многие знакомы с «Пролетая над гнездом кукушки» именно по фильму Формана, но книгу читают в основном в США, где она включена в программу обучения в вузах. Популярность в остальном мире пришла к произведению лишь в 70-х, после выхода фильма.

1 Литературный анализ романа.

1.1 Название

Название книги можно трактовать по-разному. Самое простое объяснение — в американском жаргоне «кукушкино гнездо» — сумасшедший дом.

Ещё одна нить, ведущая к названию, — эпиграф. Считалочка, которая в буквальном переводе звучит как «Кто-то полетел на запад, кто-то полетел на восток, а кто-то полетел над гнездом кукушки», а в поэтичном варианте В. Голышева: «Кто из дома, кто в дом, кто над кукушкиным гнездом». Считалка добавляет элемент игры, несерьёзности.

У критика С. Воложина свой взгляд: «Макмёрфи напросился в сумасшедший дом, как и старшая сестра когда-то, после окончания ожесточившей ее войны, на которой она была военной медсестрой. Во имя силы оба здесь, в сумасшедшем доме. Вождь, наоборот, вырвался оттуда. Во имя свободы. А автор парит надо всей этой бессмыслицей, что выражается еще и самим словосочетанием “кукушкино гнездо”. Какое может быть гнездо у кукушки, когда она его не заводит и яйца свои кладет в чужие гнезда?» [6]

1.2 Основные герои и завязка

Действие происходит в американской клинике для душевнобольных, где всем заправляет властная, подавляющая сестра Рэтчед (в русском варианте — Гнусен [1]), которая устраивает «терапии», являющиеся на самом деле травлей, руководит персоналом.

Она — одухотворение власти, гнёта, авторитаризма, подавления личности. Внешне в больнице демократия, все больные могут высказывать свои пожелания, записывать впечатления и наблюдения в книгу, но на деле записи — это стукачество на товарищей, а последнее слово всегда за Рэтчед.

Её имя «Ratched» напоминает одновременно слова «rat» (крыса), и «wretched» (жалкий, никудышный) [9]

В оригинале «старшая сестра» звучит как «Big Nurse», что, возможно, является отсылкой к «Big Brother» из «1984» Джорджа Оруэлла [8].

Больница — это одновременно и образ тюрьмы, и лжедемократии (как в общем случае, так и американской в частности), и любой замкнутой авторитарной системы, а по мнению одного американского интернет-издания, метафора Советского Союза [5].

Вот слова одного персонажа книги, пациента Хардинга: «Мир принадлежит сильным, мой друг! Ритуал нашего существования основан на том, что сильный становится сильнее, пожирая слабого. Мы должны смотреть правде в глаза. Так быть должно, не будем с этим спорить. Мы должны научиться принимать это как закон природы. Кролики приняли свою роль в ритуале и признали в волке сильнейшего. Кролик защищается тем, что он хитер, труслив и увертлив, он роет норы и прячется, когда рядом волк. И сохраняется, выживает. Он знает свое место. Никогда не вступит с волком в бой. Какой в этом смысл? Какой смысл?» [1, c.91].

«Только поймите меня правильно, мы здесь не потому, что мы кролики — кроликами мы были бы повсюду, — мы здесь потому, что не можем приспособиться к нашему кроличьему положению. Нам нужен хороший волчище вроде сестры — чтобы знали свое место» [1, c.92]

Сравнение с кроликами очень важно: та же забитость, беспомощность, очевидная разница в силе с «волком» (сестрой).

Повествование ведётся от лица Вождя Бромдена, индейца огромного роста, который уже лет десять притворяется глухонемым.

Его мысли часто переносятся на воспоминания о детстве, проведённом в индейской резервации, об отце. Он называет больницу «Комбинатом», на Комбинате препарируют человеческие души, «чинят изделия» [1, c.63], исправляют ошибки, допущенные в домах, школах, устраняют их и возвращают в общество как новенького.

Этот образ Бромден тоже взял из своих воспоминаний: в молодости он работал на фабрике, где обрабатывали хлопок, когда он смотрит на отделение, он опять вспоминает машины, которые методично работают над одной задачей, объединённые в огромную систему.

Как пишет Том Вулф: «Вождь Метла — разрешение всех сомнений, вожделенный авторский ключ, ключ к роману» [2, c.50]. По его мнению, повествуя от лица Бромдена, у Кизи появилась возможность показать состояние шизофрении изнутри, а действия Макмёрфи описывать со стороны из уст нетипичного персонажа.

Вождь считает, что Рэтчед управляет временем в отделении, включает «туманную машину», которая стирает некоторые воспоминания и мешает чётко соображать. Это самое страшное для него — ведь, по сути, он живёт воспоминаниями.

«Когда-нибудь перестану напрягаться, сдамся окончательно, заблужусь в тумане…» [1, c.65].

Кизи описал больницу по реальному образцу, больницы, где работал в молодости из-за недостатка денег, видимо, несколько утрировав истинную картину. Там, как и во многих психиатрических клиниках того времени, проводились исследования синтетических наркотиков, таких, например, как LSD.

Однажды размеренную жизнь отделения нарушает прибытие нового пациента — Рэндла Патрика Макмёрфи, рыжего ирландца, прибывшего из трудовой колонии, куда попал за то, что якобы изнасиловал 15-летнюю девочку.

Он смеётся над пациентами, над их боязнью Рэтчед, он шутит, он самоуверен, жизнерадостен и весел, и считает, что сможет быстро подчинить себе сестру. Не признаёт правил и абсолютно уверен в том, что тут-то уж точно получше живётся, чем в колонии.

В произведении Мак противопоставлен сестре, и поначалу мы ещё верим, что он сейчас что-то изменит, что систему можно подорвать, а Рэтчед свергнуть.

Он затевает споры, играет в карты, разводит остальных на деньги, много шутит, рассказывает о своих похождениях.

Он человек из другого мира, он любит свободу.

В Макмёрфи есть несколько парадоксальная, или хотя бы странная черта: он одновременно бескорыстен и везде находит выгоду («Я люблю играть, я люблю выигрывать» [1, c.103]). Он хочет сделать из них людей, объясняет им, как важна и нужна свобода, он воодушевляет их, чтобы они могли за себя постоять, и в то же время бесстыдно обыгрывает их в карты, собирает больше денег на лодку, чем надо. Он лукавит, обманывает их, но добро делает бескорыстно.

Все пациенты в клинике делятся на «хроников» и «острых». Хроники — те, которых уже бесполезно лечить, они здесь пожизненно. Острые теоретически могут достигнуть полного выздоровления и выписаться.

Хардинг — сломленный интеллектуал, мягкий, он не в состоянии противостоять, кому бы то ни было. Он женился на очень яркой, красивой женщине, которая сильно глупее его, и их отношения становятся предметом для обсуждения и насмешек на первом же терапевтическом собрании, которое мы видим.

Чесвик — карикатура на Макмёрфи, в каком-то смысле. Во время разговора про кроликов, Чесвик встрепенулся: «Было время, когда я говорил про нашу мадам то же, что Макмёрфи», Хардинг возражает: «Да, но ты говорил очень тихо, а потом взял свои слова назад» [1, c.93].

Вождь же комментирует это по-своему, как всегда метафорично: «Он из тех, которые поднимают большой шум, как будто бросятся впереди всех, кричат: «В атаку!», с минуту топают ногами на месте, делают три шага и останавливаются» [1, c.93].

Билли Биббит — взрослый мальчик, заикающийся, запуганный кролик, тощий и застенчивый. Его мама работает в этой же больнице и заведует кадрами. На него у Рэтчед свой способ: чуть что, она упоминает его маму, ведь она так его любит, и была бы так недовольна, а ведь они со старшей сестрой такие подруги… Билли боится материнской немилости может быть больше, чем самой Рэтчед; он прилежно записывает «наблюдения» в их книгу, чтобы хорошо к нему меньше было поводов придраться.

Мартини больше всех галлюцинирует, он маленький, толстенький, часто смеётся и всего боится.

Сефелт и Фредриксон — два эпилептика. Первый не хочет пить таблетки от припадков, потому что от них выпадают зубы и портятся дёсны, а второй панически боится припадков и потому выпивает двойную дозу — за себя и за Сефелта.

Сканлон мечтает всё подорвать и поджечь, Соренсен панически боится грязи.

В число хроников входят Вождь, Ракли — «неудача персонала», остался овощем после лоботомии, Эллис, проводящий всё время в позе распятого Иисуса, Пит Банчини, который всё повторяет, как он устал, и полковник Маттерсон, он здесь дольше всех, это старый маразматик и ветеран Первой Мировой войны.

1.3 Действие

Когда Макмёрфи только заходит в отделение, он заявляет, что будет тут главным, и просит позвать самого авторитетного. Выходит Хардинг. У них идёт не очень длинная словесная перепалка, победу в которой быстро одерживает первый, который подавляет второго своей уверенностью. К тому же Мак привык к тюремным разборкам, а Хардинг — интеллигент с тонкими белыми руками.

Только появившись, Макмёрфи демонстрируется, чем он может кончить: успокоиться, как Тейбер, превратиться в человека-овоща, как Эллис или Ракли, струсить и замолчать, только припугнут, как Чесвик, быть главным лишь в пределах карточного стола, как Хардинг.

Сначала старшая сестра думает, что этот ирландец не сможет принести им много хлопот, к тому же, у них уже есть опыт: Чесвик и Тейбер, «бывший манипулятор», который теперь решается разве что спросить, какие именно таблетки ему дают (сестра говорит о нём: «Помню, несколько лет назад у нас в отделении был больной — некий мистер Тейбер, это был невыносимый манипулятор. Недолгое время» [1, c.48]).

И если сначала у Макмёрфи ещё и был какой-то шанс на освобождение, то спустя некоторое время его пребывания в больнице Рэтчед решает его по-настоящему наказать: после второго голосования по поводу того, чтобы смотреть чемпионат по бейсболу, мы понимаем, что она точно оставит его в больнице.

После окончательного отказа перенести часы просмотра телевизора, Макмёрфи устраивает целый перформанс: сидит перед выключенным телевизором, делая вид, что смотрит матч. К нему присоединяются все острые и некоторые из хроников, не обращая внимания на сестру. Она в бешенстве, но не может пока ничего поделать: нужно идти на совещание, обсуждать поведение Макмёрфи. Там-то она и говорит, хоть и иносказательно, что он в её власти, и это навсегда: «Не забывайте, что мистер Макмёрфи помещён сюда. Срок его пребывания полностью зависит от нас…» [1, c.192].

Она решила: она не переведёт его в буйное, потому что она хочет сама раздавить и унизить, растоптать, а не просто покалечить. Сначала она докажет всем, что её не победить, а только потом отправит его на лоботомию и сделает из него военный трофей

Однажды, плавая в бассейне, Мак случайно узнаёт в разговоре со спасателем, что сидеть ему в психбольнице не свой тюремный срок, а столько, сколько скажет доктор, а в данном случае, столько, сколько скажет сестра. Впервые над ним нависает сознание несвободы, он осознаёт границы территории — только эти больничные стены.

Тут он по-настоящему пугается. Он злится на остальных, что они не предупредили его и молятся на него, будто он может спасти их от них же самих! Он злится на них за то, что они сидят тут, а жизнь идёт мимо них, а ведь стоит им только захотеть, и они выйдут отсюда. Но они кролики, кроликами родились, им легче уж тут, чем в нормальном мире, там они чувствуют себя лишними — здесь они в своей ячейке, у них есть позиция и роль — роль жертв, униженных.

В том-то и дело, что Макмёрфи — тот, кто он есть, он не прячется в кролика. И именно поэтому, однажды он не выдерживает, взрывается и даёт повод к лоботомии.

Не сбегает он, может, потому, что понимает, что прогнулся, сестра победила, и где бы он ни был, его смех отныне парализован. Он уже не будет собой, когда выйдет на свободу, его уже погнула система.

После этого открытия Мак какое-то время ходит хмурый, много молчит, почти не играет. Он понял, наконец, всю серьёзность ситуации.

Но долго так не продлится. В один день сестра объявляет, что за их вопиющее поведение с телевизором она их наказывает: лишает возможности сидеть в ванной комнате днём, где они уже устроили маленькое Монте-Карло.

Макмёрфи встаёт, идёт к её посту, разбивает стекло рукой и достаёт свои сигареты, которые хранятся у неё. Всё-таки на месте он сидеть не может. Или не может не оправдать доверия остальных пациентов? Поддерживает видимость борьбы? Бьётся до последнего, потому что всё равно нечего терять?

Он вновь начинает вести себя, как раньше, организовывает баскетбольную команду, шутит, много говорит на собраниях, ходит мыть туалеты — и делает это, демонстрируя всем своим видом тщательность своих усилий. С сестрой подчёркнуто вежлив. Решил найти компромисс: оставаться тем самым рыжим ирландцам, давать хоть глоточек воздуха пациентам и не нарываться на конфликты.

Стекло, правда, разбил второй раз. Когда ему отказали в поездке с сопровождающим (проституткой Кэнди, ему сказали, что она вряд ли ответственна).

Незадолго до событий со стеклом, почти тогда же, когда Мак узнаёт о своём принудительном лечении, совершает суицид Чесвик. Он топится в бассейне. Это событие почти не откомментировали, но Макмёрфи чувствует себя виноватым. Да, это он давал им надежды (а они велись, и Чесвик первый бежал за ним!), говорил им правду в глаза, ломал условности.…

Свобода не менее тяжкое бремя, чем полная зависимость. Они потому и ушли из «свободного» мира, что в несвободе как-то проще. Вот Чесвик и не выдержал, что ему делать-то с этой свободой.

И всё-таки, Макмёрфи не учитывает их ненормальность. Он относится к ним, как к обыкновенным здоровым людям. И, как говорит Бромден: «Вот чего не понимает Макмёрфи: что мы хотим спрятаться от опасности. Он всё пытается вытащить нас из тумана на открытое место, где до нас легко добраться» [1, c.162].



Похожие документы:

  1. Ирина Владимировна Лукьянова Корней Чуковский

    Документ
    ... его авторских прав, объяснения по разным поводам, открытые письма ... книгу можно было запретить, а автора привлечь к ответственности постфактум; теперь идеологически невыдержанная книга просто ... скорее из этого сумасшедшего дома». Ольга Грудцова вспоминала ...
  2. Ричард Докинз Расширенный фенотип. Дальнее влияние гена Ричард Докинз Расширенный фенотип Дальнее влияние гена

    Документ
    ... сумасшедшее ... самых разных местообитаниях на большей части американских ... можно трактовать как простое ... гнезде малиновки, один поднабор — гены малиновки, кукушкины ... объяснение, объяснение ... жаргоне ... по определению репликатор зародышевой линии. Название книги ...

Другие похожие документы..