Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конкурс'
Конкурсная документация разработана на основании «Положения о закупке товаров, работ, услуг ФГУП «Гидрографическое предприятие», утвержденного приказо...полностью>>
'Документ'
1.1 Податковий кодекс України регулює відносини, що виникають у сфері справляння податків і зборів, зокрема, визначає вичерпний перелік податків та зб...полностью>>
'Документ'
Характерные химические свойства альдегидов, предельных карбоновых кислот, сложных эфиров. Биологически важные вещества: жиры, белки, углеводы ( моноса...полностью>>
'Документ'
1. Лицо, впервые совершившее уголовный проступок либо преступление небольшой или средней тяжести, не связанное с причинением смерти или тяжкого вреда ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

К.Ф. Седов

Агрессия как вид речевого воздействия

Насущной задачей неолингвистики становится разработка оптимальных цивилизованных моделей речевого взаимодействия людей, использование которых могло бы уменьшить в нашем общении количества зла, ненависти, враждебности и непонимания и, напротив, увеличить коммуникативное пространство понимания, добра и любви. Решение этой задачи неизбежно приводит исследователей к изучению механизмов речевого воздействия, ибо любое обращенное к другому человеку слово, предложение, текст — попытка воздействия на него. Знание законов такого воздействия дает возможность улучшить процесс коммуникации, очистить ее каналы, устранить неудачи и недоразумения в общении, помочь членам общества достигать социально значимых целей, не “заезжая” на чужую территорию, не доставляя другим людям психологического дискомфорта и страданий.

Агрессия давно и плодотворно исследуется в нашей и зарубежной науке как феномен социальной психологии. Обычно ее определяют как “поведение, направленное на причинение вреда или ущерба другому живому существу, имеющему все основания избегать подобного с собой обращения” [Бэрон, Ричардсон 1997: 53]. К настоящему времени в отечественной и зарубежной психологии проблема агрессии — одна из остродискуссионных; ей посвящено много книг и статей, она исследуется в русле различных теоретических направлений и школ. Не имея возможности для полного и всестороннего обзора, отсылаем читателя к работам реферативного характера, которые появились за последние несколько лет: [Антонян 1995; Бандура 2000; Берковиц 2001; Бэрон, Ричардсон 1997; Реан 1996; Румянцева 1991; Шипова 2003].

С точки зрения эволюционно-генетического подхода агрессия — биологически целесообразная форма поведения, которая способствовала выживанию и приспособлению вида в постоянной борьбе за существование, в результате чего совершенствовались его психолого-биологические свойства [См.: Реан 1996]. Однако в современном обществе она становится источником зла, обид, преступлений и войн. Проявления агрессии противоречат основным нравственно-этическим постулатам, на которых зиждется наша цивилизация. По словам выдающегося этолога ХХ века К. Лоренца, “внутривидовой отбор в далекой древности снабдил человека определенной мерой агрессивности, для которой он не находит адекватного выхода при современной организации общества” [Лоренц 1994: 239].

Объяснение генетических причин возникновения агрессии дает классический психоанализ. При этом авторы реферативных обзоров по интересующей нас проблеме обычно ограничиваются обращением к концепции З. Фрейда, который выводил агрессию и агрессивность из действия одного из основных инстинктов человека — танатоса — инстинкта смерти и разрушения, который, наряду с другим противоположно заряженным инстинктом жизни — эросом, — управляет поведением человека. По нашему убеждению, в большей степени природу агрессии человека объясняет концепция другого классика психоанализа — Альфреда Адлера.

Человек, по мнению Адлера, уже при рождении наделен социальным инстинктом, который побуждает его постоянно обращаться к другим людям, а в оценках окружающей действительности и себя в этой действительности сравнивать себя с другими (подчас помимо своей воли). От результата сравнения зависит его психологическое благополучие (чувство социальной полноценности) или неблагополучие (чувство неполноценности). Рано или поздно действие этого инстинкта приводит индивида к осознанию своей нетождественности миру, своего несовершенства, ущербности. Это переживание неполноценности, считает Адлер, становится источником энергии саморазвития, толчком, запускающим действие механизма самоусовершенствования, который ученый назвал механизмом компенсации. Таким образом, основной мотив самоусовершенствования, по Адлеру, — стремление к превосходству. Когда же реализация этого стремления по ряду объективных причин невозможна, у личности развивается “комплекс неполноценности”, который становится причиной внутреннего конфликта, источником психологического дискомфорта. Преодоление комплекса неполноценности иногда идет по пути самоутверждения за счет другого. Вот здесь-то и кроется причина агрессивного поведения: доставляя другому физический и психологический вред, страдания, закоплексованный индивид возвышает себя, получает чувство социальной полноценности, компетентности. В своих крайних формах подобного рода психологическая ущербность приводит личность к садизму. В менее выраженных проявлениях комплекс неполноценности становится причиной агрессивных черт характера личности [Подробнее см.: Адлер 2000].

Концепция А. Адлера, по нашему глубокому убеждению, позволяет не только лучше понять психологические особенности агрессии, но и природу речевого воздействия вообще. Более того, многие положения индивидуальной психологии, как это не странно, необыкновенно созвучны идеям крупнейшего мыслителя ХХ века М.М. Бахтина, идеи которого повлияли на развитие мировой гуманитарной мысли конца прошлого и начала нынешнего ХХI века, и в том числе — на формирование отечественной неолингвистики [См.: Бахтин 2000]. Подробному рассмотрению взглядов обоих ученых, их роли в построении теории речевого воздействия мы планируем посвятить отдельную статью. Здесь же лишь еще раз подчеркнем важность психоанализа Адлера для развития коммуникативной лингвистики.

Кроме прочего, основные положения индивидуальной психологии Адлера очень хорошо согласуются с широко популярной в западной и отечественной психологии теорией “фрустрации — агрессии”, которую неоднократно безуспешно пытались сдать в архив. Впервые основные положения теории фрустрации были изложены группой американских психологов Дж. Доллардом, Н. Миллером и др. в середине тридцатых годов. Суть концепции в следующем. Агрессия, агрессивные действия человека есть своего рода защитная реакция психики, способ разрядки, избавления от внутреннего напряжения. Агрессии предшествует состояние фрустрации — психологический дискомфорт, возникающий в ситуации невозможности достижения какой-либо цели, желания и т. п.

Приведем два примера. 1. Пенсионер приходит в сбербанк за пенсией и слышит от кассира: “Нет денег”. 2. Жена случайно в кармане пиджака мужа обнаруживает записку любовницы. И в том и в другом случае обе личности оказываются глубоко фрустрированными. И фрустрация может побудить их на агрессивные действия, будь то агрессия речевая или физическая. Агрессивные действия, которые могут возникнуть в описанных и подобных описанным ситуациях, есть способ катартической разрядки, средство предохранения психики от “короткого замыкания”, перегрева.

В свете теории Адлера фрустрация — состояние, в котором обостряется чувство неполноценности, социальной ущербности. Потому агрессия здесь становится способом восстановить утраченное ощущение превосходства, стремление снизить обидчика, самоутвердиться за его счет. Если же это невозможно, то самоутверждение может быть реализовано путем смещения агрессии, т. е. перенос агрессивного действия с фрустратора на другой живой объект.

Теория фрустрации может быть принята в качестве рабочей концепции с учетом некоторых замечаний, высказанных ее критиками. Как совершенно справедливо писал Л. Берковиц, фрустрация становится причиной возникновения главным образом эмоциональной, аффективной агрессии, которую следует считать ядерным видом этого психологического явления [См.: Берковиц 2001]. Кстати сказать, именно этот вид агрессии наиболее ярко представлен и в межличностной коммуникации. На ее периферии находятся и другие агрессивные проявления. Когда боксер ведет поединок на ринге или киллер наводит винтовку на свою жертву, — это агрессивные действия, которым не предшествует (или почти не предшествует) состояние фрустрации. То же можно сказать о прокуроре, который, обвиняя убийцу, требует для него смертного приговора, или о летчике, который, выполняя приказ, сбрасывает смертоносный груз на мирный город… Итак, не всякая агрессия обусловлена фрустрацией.

Другая еще более существенная для теории речевого воздействия поправка к концепции “фрустрации — агрессия” может быть сформулирована иначе: не всякий человек в ситуации фрустрации проявляет агрессию. Детально этот вопрос рассматривает А. Бандура [2000]. Ученый утверждает, что, несмотря на то, что агрессия обусловлена биологическими факторами эволюции и генетически наследуется человеком, ее проявления зависят от социальной среды обитания личности. Особое значение здесь имеет воспитание, сформированные в результате накопления социального опыта стереотипы поведения в разных (и в том числе конфликтных) ситуациях социального взаимодействия. Кроме семейного воспитания, здесь определенную роль играет окружение сверстников, и, что не маловажно, масс-медиа. Потому в одной и той же ситуации фрустрации один индивид может полезть в драку, другой — ограничится средствами вербальной агрессии, третий — постарается уйти от конфликта.

Подытоживая сказанное, можно констатировать, что поступок, действие можно считать агрессивным, если (1) оно имеет целенаправленный (злонаправленный) характер причинения вреда жертве, (2) оно направлено на живое существо, которое (3) не желает подробного с собой обращения. При этом:

1) агрессиия является результатом внутривидовой эволюции живых существ;

2) она связана со стремлением к преодолению чувства неполноценности, к достижению ощущения превосходства путем сомоутверждения за счет партнера по социальному взаимодействию;

3) в своем ядерном виде она выглядит как способ защиты психики от “перегрева” в ситуации фрустрации путем “выпускания пара”, катартической разрядки;

4) проявление/непроявление агрессии зависит и от социальных факторов (влияние семьи, улицы, друзей, масс-медиа и т. п.).

Перейдем, наконец, к предмету нашего анализа — речевой агрессии. Прежде подчеркнем предпочтение именно этому термину: не вербальная, а именно речевая, ибо в реальной коммуникации агрессия может выражаться не только средствами языка. Дадим рабочее определение термина.

Речевая агрессия — целенаправленное коммуникативное действие, ориентированное на то, чтобы вызвать негативное эмоционально-психологическое состояние (страх, фрустрацию и т.п.) у объекта речевого воздействия.

Лингвистика делает лишь первые шаги в изучении интересующего нас феномена. Как это ни парадоксально, но интерес к речевой агрессии в неолингвистике вызван работами по изучению политического дискурса [См.: Купина, Енина 1997; Енина 1999; Шейгал 1999]. Впрочем, в этом есть и определенная логика: присутствие агрессивных речевых проявлений в публичной официальной речи политиков невольно заставляет задуматься об аналогичных проявлениях в иных коммуникативных сферах. Неолингвистика все больше обращает внимание на агрессию в повседневной коммуникации. Разговорное бытовое общение — то коммуникативное пространство, где наиболее ярко проявляются все виды диссонансного взаимодействие людей [Горелов, Седов 2001; Седов 1999; Шалина 1999]. Большой интерес представляет речь наиболее агрессивной части общества — подростков [См.: Щербинина 2003; Шипова 2003].

Говоря о речевой агрессии, нельзя не затронуть проблемы обсценных сфер коммуникации. Особого упоминания в этой связи заслуживают необыкновенно яркие работы В.И. Жельвиса, который много лет занимается исследованием табуированной области речевого общения, сквернословия в разных языках и культурах [См.: Жельвис 1997]1. По мнению Жельвиса, использование матерной лексики и фразеологии “самым тесным образом связано с проблемами эмоциональной разрядки и, следовательно, так называемым катарсисом.” [там же: 29]. В этом смысле агрессивная функция сквернословия органично сочетается с рассматриваемой выше теорией “фрустрация — агрессия”. Усилению эмоциональной выразительности матерных употреблений, с одной стороны, а оскорбляющей, разрушительной силы — с другой способствует “взлом табу”. “В результате взламывания с помощью обсценной лексики социальных табу, — пишет Жельвис, — инвектант и его реципиент обнаруживают себя в атмосфере попранной гармонии окружающего мира, созданной именно за счет сознания того, что в этот момент они присутствуют при серьезном нарушении норм, которые сами обычно признают” [там же: 32].

Обычно речевая агрессия проявляется в коммуникативных конфликтах — столкновениях между участниками коммуникативного взаимодействия. Разнообразие форм выражения речевой агрессии зависит от многих факторов, к числу которых следует отнести и жанрово-ролевые особенности конфликтной коммуникативной ситуации, и индивидуально-коммуникативные черты портретов языковых личностей, участников конфликта и мн. др. [Подробнее см.: Горелов, Седов 2001: 148-176].

Опираясь на собранный нами обширный материал повседневной коммуникации, а также учитывая опыт описания агрессии психологами (а в чем-то и отталкиваясь от него), мы предлагает классификацию видов речевой агрессии, которая включает в себя десять бинарных оппозиций.

1. Вербальная/невербальная.

Здесь критерием разграничение выступает природа знаковых средств выражения речевой агрессии. К числу невербальных форм прежде всего нужно отнести жесты. У каждой культуры [См.: Жельвис 1997; Стернин 2001] существует своя система оскорбительных, угрожающих, иронических и т. п. жестов. К числу невербальных средств выражения агрессии можно также отнести молчание (угрожающее, ироническое, протестующее и т. п.).

2. Прямая/косвенная (непрямая).

Подобное различение есть практически во всех работах по социальной психологии. Прямая (она же — явная) речевая агрессия — результат коммуникативного акта, иллокуция которого содержит открытую, очевидную враждебность. Это ядерные виды проявления речевой агрессии: оскорбления, угрозы, злопожелания (иногда содержащие табуированную лексику).

Ты просто свинья/ скотина безмозглая!

Закрой свою поганую пасть/ ублюдок!

Согласно определению В.В. Дементьева, непрямая коммуникация — “содержательно осложненная коммуникация, в которой понимание высказывания включает смыслы, не содержащиеся в собственно высказывании, и требует дополнительных интерпретативных усилий со стороны адресата, будучи несводимо к простому узнаванию (идентификации) знака” [Дементьев 2001: 3]. Непрямая (косвенная, неявная, скрытая) речевая агрессия содержится в речевом акте, негативная иллокуция которого не вытекает из суммарного значения входящих в высказывание компонентов. Наиболее очевидно подобный тип воздействие проявляется в речевых жанрах (актах, субжанрах) колкости и насмешки, иллокутивная сила которых зависит от игры пресуппозициями. Покажем на примерах.

Пресуппозиция: женщина (А) средних лет в гостях у подруги (Б), которая только что сделала ремонт.

Б – Ну/ как у нас теперь?

А – Ты знаешь/ хуже не стало

Одним из наиболее распространенных способов выражения косвенной агрессии является ирония, на основе которой обычно строится насмешка. Приведем пример.

Разговор мужа с женой.

Ж – Что-то устала я!

М – Еще бы/ ты у нас труженица// Мыслимо ли дело/ всех подружек обежать/ всех по телефону обсудить!

3. Инструментальная/неинструментальная.

Эта дифференциация также достаточно часто присутствует в классификациях психологов. Иногда различают агрессию “обусловленную раздражителем” и “обусловленную побуждением” [См.: Шипова 2003].

Неинструментальная агрессия — это агрессия ради агрессии, так сказать, агрессия в ее чистом виде. Она служит задачам катартической разрядки за счет коммуникативного партнера и обычно имеет аффективный характер.

Пошел ты к чертовой матери! Идиот!

Ну/ ты дурак/ придурок/ скот безрогий!

Инструментальная агрессия в коммуникативном акте, кроме иллокуции враждебной, содержит еще и стремление к достижению какой-либо иной цели.

Ситуация в кафе. Посетители, молодые люди, не уходят, несмотря на время закрытия кафе. Официантка:

Вы уйдете/ наконец/ или мне милицию вызвать!

Общаются подростки.

Заткнись/ Щас в глаз получишь!

В приведенных примерах угроза сочетается с интенцией достижения иной цели.

Инструментальную речевую агрессию следует отличать от конфликтной речевой манипуляции, о которой у нас шла речь в упоминавшейся публикации [Седов 2003]. В некоторых формах эти способы речевого воздействия трудноразличимы: критерием дифференциации следует считать скрытый характер побуждения при конфликтной манипуляции, которая в речевом действии, как и агрессия, тоже содержит иллокуцию стремления к превосходству, самоутверждению за счет коммуникативного партнера.

4. Инициативная/реактивная.

Речевая агрессия может быть средством как нападения, так и защиты. В первом случае мы имеем дело с агрессией, которая выступает как бы агрессией первого порядка, реакцией на фрустрогенный фактор. Примеры.

Дети смотрят телевизор. Входит мать (женщина сорокалетнего возраста).

Что вы тут за дебилизм смотрите! Целыми днями торчите у ящика/ как придурки!

Преподаватель. На лекции.

Долго вы будете мне мешать/ своей болтовней!

Реактивная агрессия обычно выступает в качестве агрессии второго порядка и выполняет функцию защиты от агрессора (реального или мнимого). Принцип, по которому строится сценарий реактивной агрессии можно было бы сокращенно обозначить, как “сам дурак”. Покажем на примерах.

Разговор преподавателей.

Ты мне кажется/ не совсем понимаешь сложности ситуации//

Ну конечно/ ты понимаешь/ а я нет// И вообще/ ты у нас самый умный!



Похожие документы:

  1. Г. К. Честертон По-настояшему боишься только того, чего не по­нимаешь

    Документ
    ... общение, просто диалог — как вид речевой деятельности двух или более партнеров ... иначе как в виде старых, иногда толстых, как кадушка, баб с растрепанными седыми космами ... посторонней агрессии, магического или не ма­гического воздействия, уже ...
  2. Пояснительная записка Федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования (фгос) задает вектор развития российской школы в направлении перехода к реализации в образовании системно-деятельностного подхода.

    Пояснительная записка
    ... опосредованно оказывают эмоциональное воздействие на детей и ... , основанного на вражде, агрессии, эгоизме, неуважении к ... обозначающую гласный звук) как вида речевой деятельности. Плавное слоговое ... виды седов: сед ноги врозь; сед углом руки вперед; сед ...
  3. Образовательная программа моу куминская сош принята на заседании педагогического совета

    Образовательная программа
    ... временной разрыв между воздействием и результатом, который ... Акробатические упражнения. Упоры; седы; упражнения в группировке; ... развитии навыка чтения как вида речевой деятельности: от ... агрессия. Защита себя и других. 14. Обида Чувство обиды. Как ...
  4. Валявский А. С. Восьмеричный путь к счастью. Семья как путь в другие измерения. Возлюби себя

    Документ
    ... агрессия. Как следствие этой агрессии у нас появляется страх: страх получить отпор в виде ... «Словарь символов». РЕЧЕВЫЕ ФОРМЫ ОТВЕТА ПОДСОЗНАНИЯ. ... воздействием каких установок протекает моя жизнь? Какие ... люди не привыкли видеть цвет седых волос, и все ...
  5. Россолович Катерина Юрьевна Просьба в современном русскоязычном повседневном общении: речевая реализация

    Реферат
    ... речевого жанра, как «вербальное оформление типичной ситуации социального взаимодействия людей» (Седов ... просьбу как вид обыденной ... речевого поведения, нарушение которых может вести к коммуникативным неудачам или даже к агрессии ... целью воздействия на ...

Другие похожие документы..