Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Протокол заседания закупочной комиссии ОАО «Самаранефтехимпроект» об утверждении существенных условий проведения неконкурентной процедуры закупки и вы...полностью>>
'Анализ'
УМК "Начальная школа XXI века" - результат многолетних исследований коллектива сотрудников Центра начальной школы Института общего среднего образовани...полностью>>
'Программа'
Соревнование включено в Единый календарный план официальных спортивных мероприятий Челябинской области на 2016 год под номером 3315.Открытые областные...полностью>>
'Вопросы к экзамену'
Собственные операции коммерческого банка (операции за свой счет). Ресурсы коммерческого банка и источники их формирования. Собственный капитал коммерч...полностью>>

Главная > Реферат

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

А. А. Коряковцев, канд. философских наук, доцент РГППУ

Теория социальной работы

Учебное пособие

Содержание

Введение

Тема 1. Теория социальной работы как учебная дисциплина; научные основы социальной работы.

Лекция А. Обыденное или донаучное сознание.

Лекция Б. Ненаучное теоретическое сознание.

Лекция В. Наука или научное сознание.

Лекция Г. Предмет, методы и развитие теории социальной работы.

Тема 2. Философские аспекты теории социальной работы; основы научной антропологии.

Лекция А. Человек как социально-деятельное существо.

Лекция Б. Социализация как процесс становления личности.

Лекция В. Отчуждение и освоение человеческого предмета; социальные патологии и социальное здоровье в контексте социальной работы.

Вопросы для самоконтроля и рекомендуемая литература.

Тема 3. Гуманизм как идеология социальной работы.

Лекция А. Гуманизм как мировоззрение.

Лекция Б. Дофилософский и религиозный гуманизм применительно к теории и практике социальной работы.

Лекция В. Философский гуманизм; наследие гуманизма Возрождения применительно к теории и практике социальной работы.

Лекция Г. Гуманизм в учении Л. Фейербаха и Маркса применительно к теории и практике социальной работы.

Лекция Д. Иные концепции гуманизма в конце XIX – середине XX века применительно к теории социальной работы.

Вопросы для самоконтроля и рекомендуемая литература.

Тема 4. Социальная работа как феномен общественно-исторического развития. Цели, задачи и социальное содержание современной социальной работы.

Лекция А. Доинституциональный этап развития социальной работы; докапиталистическая эпоха; религия и социальная работа.

Лекция Б. Доинституциональный этап развития социальной работы; эпоха капитализма.

Лекция В. Социальные и экономические предпосылки институционального этапа развития социальной работы.

Лекция Г. Институциональный этап развития социальной работы; «восточная» социально-экономическая модель или бюрократическое общество.

Лекция Д. Институциональный этап развития социальной работы; «западная» социально-экономическая модель.

Лекция Е. Институциональный этап развития социальной работы; социальный проект национал-социализма (фашизма).

Вопросы для самоконтроля и рекомендуемая литература.

Тема 5. Социальное содержание деятельности системного института социальной работы в современную эпоху.

Лекция А. Общие положения.

Лекция Б. Принципы социальной работы.

Лекция В. Социальное обслуживание как отрасль социальной работы.

Лекция Г. Модели социальной работы.

Вопросы для самоконтроля и рекомендуемая литература.

Введение

Данное учебное пособие предназначено для студентов, обучающихся по специальности «Теория социальной работы» и по смежным дисциплинам. По своему содержанию оно соответствует государственному стандарту данного предмета. Следует, однако, учесть, что его автор уделял главное внимание раскрытию общеметодологической тематики, предполагая, что студенты будут использовать для знакомства с более узкими темами и конкретным материалом дополнительную литературу.

В изложении предмета автор придерживался историко-генетического принципа: все рассматриваемые явления изображаются как процессы, движущей силой которых являются человеческие индивиды, взятые в конкретно-историческом контексте.

Структура учебного пособия включает в себя несколько больших тем, которые разбиты на лекции. В конце каждой темы предложены вопросы для проверки знаний и список рекомендуемой литературы.

Некоторые положения данного учебного пособия имеют дискуссионный характер. Это неизбежно в силу молодости данной дисциплины и общего переломного состояния российских общественных наук в целом. Критические замечания автор будет рад получить по адресу: akoryakovtsev@yandex.ru .

Тема 1

Теория социальной работы как учебная дисциплина;

научные основы социальной работы.

Прежде, чем определить теорию социальной работы как отрасль научного знания, мы должны обозначить, в рамках какого понимания науки это мы делаем.

Наука — это не вечная и не единственная форма человеческого сознания. Было время в человеческой истории, когда науки, по крайней мере, в современном смысле этого слова, не существовало, когда господствовали донаучные или ненаучные формы отражения окружающего мира. Точно так же можно сказать, что сознание индивида не сразу обретает качество научности и может быть совсем его лишено. Иначе говоря, наука — это исторический феномен, формирующийся в определенных общественно-исторических условиях, равно как и научное сознание индивида может быть сформировано, только начиная с определенного возраста и при определенных физиолого-психологических и общественных условиях существования.

А \ обыденное или донаучное сознание

Ненаучный или донаучный тип человеческого сознания называется обыденным сознанием. Оно складывается стихийно, под воздействием случайных обстоятельств и отражает индивидуальный, обособленный опыт проживания, эмпирические навыки общения и владения предметами. Выражается оно в представлениях, характеризующихся отражением обособленного опыта и фрагментарных связей между людьми. Кроме представлений обыденное сознание может использовать и понятия, которые отражают родовые свойства предметов, и художественные образы, отражающие предметы косвенно, через другие предметы, но при этом оно использует их стихийно, игнорируя необходимую связь (то есть логику), как между понятиями, так и между образами. Использование понятий и художественных образов происходит здесь обычно в чуждом для них контексте, подобно тому, как употреблял их герой пьесы русского драматурга Фонвизина «Недоросль» Митрофанушка, уверявший, что «дверь — это прилагательное, потому что к косяку прилагается».

Однако обыденное сознание вовсе не обязательно искажает действительность. Совсем напротив: в рамках индивидуального существования, включенного во фрагментарные общественные связи и в однообразную, ставшую привычной социальную деятельность, оно может адекватно отражать столь же фрагментарную общественную реальность и, в свою очередь, само являться ее закономерным отражением. Социально привлекательная и конструктивная сторона обыденного сознания выражается понятием «здравый смысл». Соблюдение оправданных, с точки зрения здравого смысла, правил и норм человеческого поведения облегчает жизнь индивида и служит приспособлению, адаптации к данным формам социума. Тем не менее, следует помнить, что с усложнением общественной ситуации индивида может произойти инверсия здравого смысла: его нормы и правила, еще недавно казавшиеся столь плодотворными, в новых условиях приводят к обратному результату — к преступному конформизму и к нравственной деградации личности. Относительность истин здравого смысла и разрушительный характер его консерватизма становится очевидными в эпохи прогрессивных социальных перемен.

Стихийное применение понятий, представлений и художественных образов, создает мифологическую картину мира. Миф отражает, прежде всего, способности и потребности представляющего индивидуума, его культурный кругозор, а не объективные закономерности представляемых общества и природы. Миф есть картина мира, сконструированная по логике представляющего, а не представляемого. Поэтому можно сказать, что миф есть проекция человеческого «Я» на весь остальной мир. Мифотворец как бы говорит: «мир таков, каким я его хочу и могу видеть». Миф возникает, когда носитель обыденного сознания пытается осмыслить то, что существует за рамками его обособленного опыта, но с помощью тех интеллектуальных средств, которые порождены именно этим опытом. В результате происходит мифологизация природы или общества. Это может случиться в виде перенесения (проекции) человеческих свойств на природу (антропоморфизация). Примером чего служит изображение грозы и грома в виде гневного Ильи Пророка на колеснице. Или в виде сведения социального феномена к отдельному человеческому индивиду (персонификация). Например, редукция социальных процессов, шедших в 30-е и 40-е годы в СССР к личности Сталина, Октябрьской революции — к личностям Ленина и/или Троцкого, российской цивилизации начала ХХ века — к личности Николая II, перестройки — к М. Горбачеву, распада СССР — к Б. Ельцину и т. д.

Однако не верно было бы видеть в мифе одно искажение реальности, точно так же как нельзя утверждать, что он хранит некую «высшую», «сакральную», «потустороннюю» истину. Миф отражает реальность, но косвенно, специфически используя при этом художественные образы, часто заимствованные из фольклора, и обыденные, эмпирические представления. Мы правильно поймем миф, если только будем помнить, что его предметом является не объективный мир природы и общества, а мир субъективный — тот, который находится в головах творящих миф индивидов, мир их психологии, желаний, способностей, возможностей, наконец, мир их воображения. Воображения, отличного от, так сказать, «профессионального» воображения поэта, художника или ученого тем, что оно остается только воображением, не реализуясь в чувственно-практической деятельности и полностью игнорируя ее законы — законы человеческих отношений, эстетики и экологии. Этим миф, — религиозный или светский, все равно, — отличается от искусства (или так называемого «художественного мифа»): последнее не выдает созданные картины за «всамделишную» реальность; художник отдает отчет в том, что он изображает, прежде всего, свое субъективное видение мира, изображает мир своей личности. Тогда как носитель мифологического сознания претендует как раз на прямое отражение подлинной, «высшей» реальности, не ставя вопроса о критериях истинного и ложного отражения.

Таким образом, мы приходим еще к одному свойству обыденного сознания: оно игнорирует границу между субъективным и объективным, мыслимым и действительным. Для него между ними нет разницы. Дескать, чтобы нечто стало действительным, его достаточно только помыслить. Или: чтобы устранить нечто, достаточно только устранить его из мыслей. В качестве критерия истины оно использует свой произвол как абсолютную меру: «бытие бога не нуждается в доказательстве; он есть, потому что мне он нужен и потому что я в него верю».

Из этого вытекает еще одна его особенность: оно равнодушно к противоречиям, возникающим в результате этого игнорирования. Например: бог мыслиться как воплощенное всеобщее, как Абсолют, и вместе с тем как образ конкретной конфессии (церкви), в действительности отнюдь не одинокой в претензиях на познание истинного бога.

Причины воспроизводства обыденного сознания таковы:

  1. Неразвитость социальных связей и содержательная (предметная) бедность социальной практики. Безграничное распространение обыденного сознания в древности, особенно в бесклассовом обществе (до цивилизации), было обусловлено слабой производительностью труда, примитивностью техники и технологий, грубой, непосредственной зависимостью от природных условий жизни, общинной организацией, ущемляющей индивидуальное развитие, слабыми связями между общинами и целыми народами. Одним словом, всем тем, что служило причиной замкнутости, скудости межчеловеческого общения. И, наоборот, индивидуализация социальной жизни вследствие распада крестьянских общин и ремесленных цехов, открытие новых земель, технический и социальный прогресс, короче, все, что, в конечном счете, усложняло и обогащало социальные отношения, в особенности в Древних Греции и Риме, а потом — в Западной Европе начиная с эпохи Возрождения и Великих географических открытий, а в России после реформ Петра I, — все это поставило перед людьми такие задачи, решение которых привело к появлению первых научных знаний и оформлению науки в современном смысле.

  2. Неразвитость, заторможенность индивидуальной человеческой психики. В этом смысле обыденное сознание как таковое, возможно сблизить (но не отождествить) с «эгоцентризмом», — типичной для детской психики и детского мировоззрения установкой, впервые описанной швейцарским психологом Ж. Пиаже. Эта установка не позволяет мыслить объект так, как он есть «сам по себе», объективно, а отражает его только с точки зрения наблюдателя, без учета всей совокупности связей этого объекта: «Почему ветер дует? Потому что деревья качаются»; «Тетя добрая, потому что она мне об этом сказала и дала мне конфетку». Точно так же и обыденное сознание, будучи неспособным отразить реальные причинно-следственные связи объектов, довольствуется только единичным опытом, фрагментом связи, обособленной точкой зрения, абсолютизируя их: «Все мужики — сволочи»; «Все американцы — бездуховные империалисты»; «В советское время господствовал коммунизм, потому что господствующие слои себя называли коммунистами» и так далее.

К этому остается только добавить, что второе условие всецело исторично и предопределено первым. Торможение психического и интеллектуального развития индивидов, конечно, предопределено особенностями их неповторимой судьбы, но их судьба во многом зависит от социальных факторов: господствующих в обществе форм разделения труда, экономической, политической и культурной ситуации и т. д.

Стабильное воспроизводство донаучных форм общественного сознания в современном мире, где, казалось бы, достигнут приоритет науки, говорит не о том, что они имеет другие предпосылки, а, скорее, о том, насколько иллюзорен на самом деле этот приоритет и насколько еще действенны общественные условия, подрывающие его — социальная, экономическая, политическая, религиозная и идеологическая разобщенность человечества.

Донаучный, доинституциональный этап развития социальной работы связан с ее стихийностью, бессистемностью и тотальной зависимостью от частной благотворительности и филантропии. Факторы, обуславливавшие ее случайный, не регулярный характер, исключали ее научное обоснование. Это компенсировалось выражением ее теории в неадекватной форме — в мифологической или религиозной, например, в виде религиозных предписаний («заповедей»).

Б \ ненаучное теоретическое сознание

Итак, в классовом обществе (которое принято называть еще цивилизацией) социальная жизнь усложняется настолько, что, с одной стороны, мифологическая картина мира, сложившаяся в прошлую эпоху, не в состоянии объяснить ее, а с другой стороны, для этой цели оказывается уже недостаточным и индивидуальный эмпирический опыт. Возникает потребность в теории, то есть в такой абстракции, которая была бы рациональна. Человек в этом случае стремится не сообразить себе предмет по собственному произволу, а мыслить его по особым законам и с помощью категорий — фундаментальных по своему значению понятий. Это означает, что теоретическое сознание отличается системностью и тем, что оно выражает себя с помощью обобщающих, абстрактных понятий в их необходимой иерархической связи, называемой логикой.

Понятия имеют разный объем и, следовательно, разное соподчинение. Например. У понятия «студент» объем меньше, чем у понятия «учащийся», которое является более широким, ибо под «учащимся» можно предположить не только студента, но и школьника. Широкие понятия подчиняют себе узкие и включают их в себя. Узкие, в свою очередь, составляют содержание широких (входят в них).

Связь между понятиями — логика — может быть разной в зависимости от значения самой связи. Так, выделяют логику формальную и диалектическую. Первая — разработанная древнегреческим философом Аристотелем — не касается мыслимого содержания, ограничиваясь установлением формальной связи между понятиями разных объемов и значений. Для нее главной ошибкой является противоречие между ними. Например, суждение «кошка есть собака» для формальной логики абсолютно ошибочно, потому что устанавливает тождество между разными предметами.

А для диалектической логики — разработанной в начале XIX века немецким мыслителем Г.-В.-Ф. Гегелем — существенно именно содержание, поскольку она берет предмет мысли в его различии, в единстве с его противоположностью. Так, суждение «кошка есть собака» для диалектики содержит момент истины, поскольку между кошкой и собакой действительно имеется сходство — то, что они оба являются животными и в определенном смысле тождественны друг другу. Иначе говоря, объемы этих понятий пересекаются. Стало быть, для диалектики ошибкой является, наоборот, игнорирование противоречий. Поэтому диалектической логике удается изображать мир со стороны его действительного содержательного многообразия и при этом движущимся, развивающимся, благодаря чему она примерно с середины XIX века становится общенаучным методом. Тогда как логика формальная отражает лишь статику, устойчивость и однозначность предметного мира, являясь, поэтому, так сказать, методологической основой здравого смысла, о котором мы говорили выше.

Часть теоретического сознания может быть ненаучным. Например, идеология, теоретически оформляющая интерес определенных классов и других социальных слоев1; теология (богословие), теоретически выражающая мировоззрение («догматику») той или иной религиозной конфессии или секты; а так же различные псевдонаучные теории наподобие астрологии или дианетики. Все они представляют собой логически упорядоченные системы понятий, но системы, основанные на произвольном допущении неких теоретических предпосылок, вере в них. К ним нужно причислить и устаревшие научные концепции, которые в обособленном виде лишь сохраняют наукообразие, а на новой ступени познания являются лишь разновидностью ненаучной идеологии, поскольку основываются именно на вере, а не на доказательствах.

Вера есть некритическое признание определенной информации в качестве истинной. Иначе говоря, она представляет собой такое отношение к информации, из которого исключается сомнение, проверка, доказательство. Такое отношение называется догматическим, а его содержательный предмет — догмой. Источником веры предполагается непререкаемый авторитет, которым наделяются определенные личности, устные предания или тексты. Повторим, поскольку это важно: подобная догматическая вера может быть выражена как в рамках религии, так и в рамках светской идеологии или псевдонаучных (научных только по форме или социальному статусу) теорий.

Эту догматическую веру необходимо отличать от веры как категории морали — от доверия (хотя понятия «вера» и «доверие» часто ошибочно используют в качестве синонимов). Доверие исходит не из сверхъестественных авторитетов, а из знания о предмете, то есть из такой информации о нем, подлинность которой проверяется, доказывается или опровергается чувственно-практическим опытом отношений с предметом доверия или общественно-исторической практикой его существования. Таким образом, доверие производно из знания о своем предмете, которое отражает его во всем многообразии практических отношений с окружающим миром. Например: я доверяю своему другу, потому что на собственном (чувственно-практическом) опыте отношений с ним знаю его характер. Я доверяю учебнику физики, потому что он оперирует доказанным знанием или, по крайней мере, толкует о том, каким образом возможно теоретически или практически его доказать. И, наоборот, я не могу доверять тому, кто требует от меня веры, то есть, чтобы я принял без доказательств его суждения и, таким образом, подчинил ему свое сознание.

Большую роль в ненаучных теориях играют понятия с неопределенным объемом, или такие, чье значение заведомо не определяется. Их содержание поддается взаимоисключающему толкованию (например, «бог», «добро», «зло», «благо», «справедливость»). Еще их можно назвать иллюзорно-всеобщими понятиями, поскольку их универсализм, всеохватность, всеобщность оборачивается частностью, бедностью содержания, как только они помещаются в конкретно-исторический или социально-практический контекст. Это происходит, например, с понятием «бог», чье иллюзорно-всеобщее содержание раскрывается, едва мы вспомним, что в обществе не существует «религии вообще», а есть только конкретные религиозные конфессии или секты, каждая из которых претендует на познание своего «истинного бога». Это случалось со всеми идеологиями и религиями: менялась эпоха, менялись условия жизни людей, менялись сами люди — адепты этих религий и идеологий, их мировоззрение наполнялось новым содержанием. И оно подчас в такой степени разнилось со старым, что в пору говорить о возникновении принципиально новой религии или принципиально нового мировоззрения. В данном случае могут иметь место апелляции к «единой традиции», обосновываемые использованием общих понятий, но на деле эта «традиция» выполняет роль высохшей, мертвой скорлупы, под которой прорастают уже новые смыслы. Такие метаморфозы происходили со всеми великими религиями, в частности, с христианством, со времен своей первоначальной эпохи разложившейся на множество конфессий и сект, враждующих до сих пор друг с другом. То же самое произошло, например, и с идеологией индустриального пролетариата («марксизмом») — в связи не только с тем, что его выхолостил и приспособил для нужд бюрократического государства Сталин, но, главным образом, в связи с уходом с первых позиций исторической арены самого пролетариата индустриальной эпохи.

Понятия с неопределенным или необозначенным объемом широко применяются так же в социальной манипуляции. Например, когда понятие «Родина» отождествляют с определенным политическим режимом или партией, или когда понятие «русский» подменяют понятием «православный» и т. д..

Коль скоро существенными в ненаучном теоретическом сознании являются произвольные предпосылки, то оно всегда партийно или конфессионально. Иначе говоря, лишено реально-всеобщего, общечеловеческого значения и ориентированно на отражение обособленного опыта и обособленных интересов.

В\ наука или научное сознание

Наука, будучи так же системой понятий, связанных логикой, основана на понимании различия между субъективным и объективным, видимым и действительным, мыслимым и чувственно-практическим. Это служит предпосылкой правильного отражения необходимой связи между субъектом и объектом, например, между человеком и природой. Иначе говоря, благодаря способности проводить это различие, — критической способности, — человек отражает мир по логике отражаемого, не навязывая ему собственную логику. Наука стремится обладать знанием, то есть такой информацией о мире, чье содержание определено не случайным произволом обособленных индивидов, а отражает закономерности объекта. В понятие же объекта входит вся человеческая практика, то есть вся совокупность деятельных отношений человека к природе. Всякая наука имеет свой предмет, свое содержание, являющееся стороной, аспектом единого объекта человеческих отношений.

Далее. Научное познание связано с раскрытием объективных закономерностей природы и общества, то есть стабильно повторяющихся явлений, связанных едиными причинами и не зависимых от человеческого сознания, которое их познает, но не способно породить или изменить их по произволу. Для того чтобы выделить объективные закономерности недостаточно чувственного или эмпирического восприятия. Это возможно только с помощью абстрактного (теоретического) мышления. Но истинность найденных и сформулированных законов проверяется в процессе чувственно-практической деятельности всего человечества. На основе знания закономерностей природного и общественного развития формулируются практические принципы человеческой деятельности и технологии реализации этих принципов.

Критическая способность человеческого сознания служит предпосылкой разума — мышления, отражающего логику субъекта и объекта в их необходимой, целесообразной связи. Разумность человеческих действий нерасторжимо связана с их целесообразностью, потому что одно и тоже действие может быть разумным или неразумным — в зависимости от того, каким целям оно служит, в зависимости от того, какой общий социальный контекст этого действия. Разумным считается, например, поливать дерево водой, если не хотят, чтобы оно горело, но неразумным, если это делают перед разведением костра. Фашистские концлагеря были организованы рационально с точки зрения их создателей, но эта рациональность была фрагментарной, ибо обслуживала государственную политику фашизма, выражающую иррациональную идеологию. Стало быть, разум, как и его порождения — наука, техника, определенная социальная организация, — это всего лишь средства, инструменты в руках человека и применение их зависит от общественно-исторических условий, в которых человек обретается, от тех целей и задач, которые он перед собой в этих условиях ставит. Сам по себе разум не может быть враждебен человеку. Таковым его делают только сами люди. Молотком можно убить человека или забить гвоздь, чтобы повесить картину. Компьютер или компьютерные игры можно использовать как развивающее средство, а можно и как средство для интеллектуальной и моральной деградации. Это зависит от личности того, кто их использует и от социальной ситуации этой личности.

Способность к разуму выражается, прежде всего, в рефлексии, в критическом рассмотрении источника той или иной информации на предмет соответствия действительности. В этом соответствии заключается истинность данной информации. Таким образом, предпосылкой научного сознания и, вместе с тем, целью его познавательной деятельности, является сама объективная действительность, которая включает в себя, однако, не только противоположный человеку объект — природу, а, как уже было сказано, и всю совокупность деятельных отношений человека к природе и к самому себе. Ученый-астрофизик открывает не только далекую планету, он открывает еще и человеческие возможности, позволившие заглянуть ему так далеко вглубь Вселенной. Научное познание в этом смысле является не только освоением внешней природы, но и освоением внутренней природы человека, освоением его творческого потенциала, человеческим самоосвоением. Поэтому можно сказать, что оно является культурным возвращением человека в природный универсум, от которого его отлучила (и отлучает до сих пор) необходимость принудительного труда и межчеловеческая разобщенность.

Поскольку объект и предпосылки науки универсальны, то столь же универсальны объективные задачи и интересы научного сообщества. Расцвет наук всегда происходил и происходит в ходе диалога научных школ, объединенных поиском истины. Реально-всеобщее обретается не в потустороннем мире, а в сфере взаимозависимости людей, вовлеченных в единую производительную (творческую) деятельность, и научные понятия отражают именно момент этой практической взаимозависимости и порождаются ею. Таким образом, научное знание имеет интернациональную, светскую (внеконфессиональную, внерелигиозную), внепартийную и надклассовую, короче: общечеловеческую значимость. Частые обвинения по адресу ученых в экологическом кризисе, в создании все более и более изощренного оружия на самом деле скрывают действительных виновников всего этого — политиков и идеологов.



Похожие документы:

  1. Цифровые образовательные ресурсы онлайн

    Реферат
    ... Содержание Цифровые образовательные ресурсы онлайн 1 Содержание 2 Введение. ... работать звезда смерти. Серия 04: Как телепортироваться. Телепортация - любимый способ передвижения научных ... теме лекции (авторы книг, специальных исследований, учебных пособий ...
  2. Учебное пособие допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений

    Документ
    ... (учебное пособие, а не, как ранее, научная монография ... теории подкрепления легли в основу по крайней мере двух крупных социально-психологических теорий ... психологических .дисциплин, включая социальную психологию, ... на этих работах, поскольку их содержание и ...
  3. Учебное пособие Оглавление Введение. 2 Глава Психотерапия как медицинская наука и предмет ее изучения. 3 Глава Этиопатогенез неврозов. 5

    Документ
    ... Учебное пособие Оглавление Введение. 2 Глава 1. Психотерапия как ... самых различных научных дисциплин в приложении ... теории либидо, изучает сложное взаимодействие социальных ... тем чтобы завтра своим коллегам по работе пересказать содержание лекции как ...
  4. Методические рекомендации по изучению дисциплины для студентов опд. В 1, сд. 24, Дс. 6

    Методические рекомендации
    ... различного содержания; работать с учебной и научной литературой, ... теории личности. Дидактические единицы по дисциплине «Теории личности» Тема Название темы Учебные ... А. Теория социального научения / А. Бандура. – СПб.: Евразия, 2000. Берн, Э. Введение в ...
  5. Учебное пособие для студентов специальности 080503 «Антикризисное управление» и специальности 100101 «Сервис», изучающих дисциплины «Менеджмент» и«Управление персоналом»

    Документ
    ... Бут О.А. Социальный менеджмент: Учебное пособие. – Томск: кафедра ТУ, ТУСУР, 2012. – 177 с. Учебное пособие предназначено для ... использования научных методов, Прогрессивных нормативов и персонал — технологий. По своему содержанию кадровая работа ...

Другие похожие документы..