Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Главное управление образования мэрии города Новосибирска осуществляет функции и полномочия учредителя МКДОУ д/с № 277 в соответствии с правовыми актам...полностью>>
'Документ'
*В период пересдачи ГИА-9 в дополнительные сроки с Украины прибыли 4 обучающихся, которые сдавали экзамены в форме ГВЭ (МО ГО «Сыктывкар» – 2 чел., МО...полностью>>
'Документ'
младшая, средняя, старшая) Название работы, год создания, материал, техника, размер 1 3 С положением Конкурса ознакомлены и согласны....полностью>>
'Документ'
Объем, куб.м. Параметры упаковки Вид упаковки Коробка Паллета навалом другое Размер упаковки, м....полностью>>

Главная > Регламент

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

ЛЕКЦИЯ № 1.2

Люди, которые критикуют утопии, они еще готовы смириться с тем, что человека лишают права действовать , как он хочет (действия, не предусмотренные регламентом). а самая страшная цену, которую приходится платить обитателям утопии – это отказ от морального выбора, отказ от понимания между добром и злом (это заранее уже предопределено). И эта цена представляется слишком невыносимой. Два слова о романе Хаксли «О дивный новый мир» 1932г.: важно понимание того, кто какой персонаж. из всех антиутопий, антиутопия Хаксли наименее пугающая, она не кровожадная. там описывается намного далекое будущее, которое не такое пугающее, как, например, у Оурела. У Хаксли Мир описан, как идеальное государство отдаленного будущего. И все уже давным-давно преодолено. и вот

эта вот жажда людей действовать по собственному желанию, а не ходить по отмеченной табличке, это желание давно вытравлено. Людей там делают из пробирок, изготовляют на конвейере, заранее вкладывая в низ все качества, которые будут необходимы для того, чтобы они функционировали правильно, как правильные члены общества. Люди, которые на несколько каст, названные по буквам греческого алфавита. От альфы до эпсилон, эпсилон - это уже полулюди, полуживотные, которые предназначены для того, чтобы убирать грязь, заниматься черными работами. Это низшая каста, на плечи которой ложится все самое трудное. (У. Т. Мора у него каста рабочих занимается убийством животных, забоем скота. чтобы обычные граждане (у тех - даже нет гражданства) не прикасались к этому. Иначе те, кто занимается забоем скота, рано или поздно начинает к этому нормально относится). У Хаксли не ясно: это и утопия и антиутопия – 2 стороны одной медали- то, что является счастьем для одного, для другого – кошмар. не выяснено описание ли это идеального общества или его критика? Исходя из судьбы главного героя, который в конце погибает - это антиутопия, но тот же самый Хаксли в конце жизни написал утопию – «Остров»- т.е. он не был антиутопистом по своему складу, прост то общество, которое он описал в «дивном новом мире» ему не нравилось. Он там развил те тенденции, которые наблюдал в современной ему действительности (это те правила и ценности, которые в реальности существовали существуют до сих пор, он просто из усугубил, довел до абсурда). Соответственно, люди изготовляются в пробирках, каждый занимается своим делом, все регламентировано. И в этом мире люди действительно счастливы, и если у них возникает хоть малейший дискомфорт, они принимают наркотик, который называется сома, который не вызывает физиологического привыкания и разрушений, он просто служит таким психотропным препаратом, который поддерживает состояние удовольствия. И некоторым кастам зарплату выдают не продуктами, а сомой. Вся жизни строится на пословицах и поговорках, которые они заучивают еще в детстве и потом на каждый случай им приходит на ум какое - то умное высказывание («"Сомы грамм -- и нету драм"»). У людей действительное есть все основания быть счастливыми, существует довольно много времени для развлечений : любят горы (экологические проблема тоже все решены) , «ощущательно» кино; летание на дельтапланах в резервацию: резервация существует для того, чтобы продемонстрировать, что было бы, если бы не было дивного нового мира (это страшилка для тех, в ком шевельнется сомнение). Там живут северо - американские индейцы (не захотели вступить в ДНМ, они предпочти свободу и одновременно предпочли естественную смерть, старость, болезни, голод, конфликты). Сомнение может быть только у касты альфа (особенно альфа +), так они меньше всех подвержены воздействию, им присуща доля импровизации, они и внешне меньше похожи друг на друга, чем другие касты, которые просто –напросто клонируют, это удобно (например, весь завод из касты гамма и действуют, как единый организм – одинаковые движения и реакции). Из касты альфа (их меньше всего)- ученые, политики, воспитатели. Только у них есть зачатки духовной жизни. У них даже может возникнуть фантазия написать стихи, и никто за это в тюрьму не посадит ( есть мера пресечения - ссылка на острова на севере, где миниутопия). Что касается резервации, то там чудом оказался ребенок женщины из нового мира (деторождение пресечено, все стерилизованы, кроме 10%...это материал для пробирок…семья под запретом (каждые три месяца надо менять партнера), продолжение рода тоже- это табуированная лексика). Женщина забеременела от директора инкубатория (который руководит созданием людей). Эту даму забыли в резервации (ее не потеряли, т.к. все взаимозаменяемы), индейцы приняли, но презирали…она ничего не умела и не хотела учиться. Вместо сомы нашла там суррогат и стала алкоголичкой. Чтобы зарабатывать стал проституткой местной, за что ей приносили еду. И ее сына воспитывали индейцы, а потом его чудом нашли. Он стал диковинкой в ДНМ, показывали везде, и ему пришлось встречаться с высшими чинами.

Один из них в беседе с Джоном пытается объяснить ему, что «дивный новый мир» - это лучшее, чем та дикая жизнь в резервации. Джон – это уникальный человек. В каком-то замшелом сундуке у индейцев он нашел 2 книги. И по ним он научился читать. Эти 2 книги – Библия и одна пьеса Шекспира. И человек с таким культурным багажом… он представлял себе людей… Он мечтал вырваться из этой резервации. Потому что его мать рассказывала ему об этом «чудном мире», где все чисто, где люди летают на летающих машинах, где не голодают, где от людей плохо не пахнет. Она до конца жизни мечтала туда вернуться, мечтала, что ее найдут. И Джон мечтал об этом «чудном новом мире». То есть «ч.н.м.» - это цитата из «Бури» Шекспира. Это восклицание Миранды. Если вы помните «Бурю» Шекспира, там описывается волшебник Просперо, где живет его дочь Миранда. Она никогда не видела других людей, кроме своего отца. На острове живут духи, которые подчиняются Просперо. И когда прибивает корабль, потерпевший кораблекрушение, и оттуда выходят люди, оборванные, грязные, агрессивные, жадные, потому что они там рвут из рук друг у друга последнюю фляжку вина, она на них смотрит с восхищением и говорит: «О! Дивный новый мир, где обитают такие люди!» То есть ее мечтой, ее утопией является «старый свет». Утопия и антиутопия – это взаимопересекающие понятия.

«Дивный новый мир» - это восклицание наивного существа, который не ценит то, что имеет. И думает, что где-то в другом месте будет лучше. Вот это восклицание, которое вкладывается в уста дикаря Джона, когда он с распахнутыми широко глазами попадает в «д.н.м.», но потом некоторые вещи его начинают приводить в некоторое смущение. Например, девушка, которая ему понравилась, Ленина. Кстати, там клонируют и используют генетический материал самых выдающихся умов человечества. Так как они клонированные, имена им дают как-то связанные с их донорами. Поэтому девушку зовут Ленина. Там Ленайна в каком-то переводе, но на самом деле она Ленина. Хаксли сознательно использовал это имя. Там есть герой по имени Бернард Маркс, там есть герой по фамилии Гельмгольц. Вообще там сказано, что на 2 миллиарда жителей планеты приходилось всего 10 тысяч имен и фамилий. Так что совпадения были…

Так вот, это Ленина ему нравится, и когда он это понимает, он начинает ей цитировать Шекспира. А она, понимая, что она ему нравится, поступает так, как поступают жители «нового мира»: она ему говорит «что ж ты раньше молчал», раздевается и идет к нему. Соответственно, он, вспоминая слова из Шекспира, начинает кричать на нее, прогонять ее, а она в панике, не понимает, почему он так поступает, потому что она ведет себя так, как принято в этом новом мире. А он ведет себя так, как принято вести себя в нашем с вами мире. Потому что он, со своей библией и Шекспиром – он наш человек, нашего менталитета, и для него моральные нормы и моральные запреты – это то, что свойственно. А то, что в этом мире принято – это какие-то альтернативные формы поведения, которые развиты были Хаксли и доведены до определенного уровня абсурда. Для нас это – абсурд. А для тех людей – это норма, им это удобно.

Его поражает отношение к смерти. Людей там умирает не так уж много. Они умирают не то, чтобы от старости, а когда естественный ресурс организма исчерпывается, они умирают красивыми, от них не пахнет. Если им надоело жить, они просто могут принять большую порцию сомы… К смерти относятся равнодушно, как к естественному поцессу. Чтобы не было никаких трагических переживаний. Когда его мать (ее забирают вместе с ним из резервации), когда ее помещают в «умиральню» так называемую, туда приводят на экскурсию маленьких детишек, и показывают им эту тетю, которая умирает. Такой урок. По биологии. Они начинают вокруг нее прыгать, скакать, мажут ей лицо шоколадками… А она умирает! Джон возле нее сидит, держит ее за руку. Он понимает, что она умирает, у него слезы катятся из глаз. Он начинает этих детей прогонять, они пугаются и начинают реветь. Потом пытается устроить революцию среди рабочих на заводе, где работают клоны «Гамма». Они там все на одно лицо, и на него пошла толпа 10 тыс. человек, ему стало страшно. Потом они выстроились безликой толпой в очередь к окошечку, где давали сому. Он туда ворвался, стал эту сому разбрасывать, кричать: «вас одурманивают! Проснитесь! Очнитесь! Я несу вам свободу!» В итоге он добирается до верховного главноправителя Мустафы Монда. И разговаривает с ним. «Я хочу бога, поэзию, я хочу настоящую опасность. Я хочу свободу, я хочу грех.». «Иначе говоря, вы требуете право быть несчастным», - сказал Монд. «Пусть так», - с вызовом ответил Дикарь. «Я требую. Прибавьте так же к этому право на старость, уродство, бессилие, право на сифилис и рак. Право на недоедание, право на вшивость… право жить в страхе перед завтрашним днем, право мучаться всевозможными лютыми болями»… длинная пауза. «Да, это все мои права, и я их требую». Дело в том, что создатели любого утопического проекта обычно верят, что они лучше, чем другие знают действительно, что другим людям нужно. Что бы ни предлагалось: тоталитаризм, демократия, анархия, свободная любовь, или безбрачие… Создатели утопических проектов никогда не сомневаются, что это и только это обеспечит людям максимальное счастье. Пусть даже большинство людей имеют по этому поводу совершенно иное мнение. Если же есть такие люди, которые хотят по глупости своей чего-то иного, и требуют права на боль, на уродство и т.д., то это лишь свидетельствует о чудовищной глупости, и чудовищности господствующего строя, который так развратил и оглупил. Вот эта вера в собственную мудрость, всех авторов утопических проектов, она иногда очень трогательна, и в любом утописте есть что-то от пророка. Он считает себя носителем какой-то высшей истины. Считает свой голос чем-то вроде гласа божьего. Или уверен, что его голосом говорят природа, история, разум, истина, человечество, наука и т.д.

Мы подошли к моменту различий: между такими вещами, как антиутопия, дистопия, социально-исторический роман

Любые утопии, как и антиутопии, показывают общества, устроенные по одинаковым принципам, то есть там есть обязательно моменты. Это государство должно быть локализовано где-то и изолировано от остального мира. Здесь разница между утопией и антиутопией (особенно антиутопией 20-го века), в том, что утопия - это какое-то оталенный остров, или даже иная планета (Серано Дебержерак), до которой трудно добраться. Что касается антиутопии 20 века, то это «О дивный новый мир» Хаксли, роман Джорджа Оруэла – то это государство, которое, наоборот, претендует на всеобщность, всемирность. У Замятина это единое государство, которое охватывает весь мир. У него оно обнесено забором, за которым есть иная жизнь. У Хаксли это мировое государство. У Оруэла это всего 3 страны, это Оттавия, Евразия и Океания, 3 сверхдержавы, которые поделили между собой весь мир и находятся постоянно в состоянии войны друг с другом.

Это государство должно быть враждебно по отношению ко всему чужеродному, и жители этой страны должны находиться в информационной изоляции.

Структура общества: это иерархия, кастовый принцип сосуществования людей, общение между кастами запрещено, как, на пример, у Оруэла. Там внутренняя партия, внешняя партия, но между ними есть какой-то момент контакта, и пролы (пролетариат, люди), и общение с пролами – это все равно, что извращение. Т.е. после пролов идут только животные. Там есть такая мысль, которую высказывает главный герой, что пролы – это животные свободные. Чем ближе к верхушке власти, тем мы больше утрачиваем человеческий облик, саму свободу.

Во главе стоит либо 1 человек, либо горстка правителей, контакт с которыми крайне затруднен, если не невозможен. У Замятина это некий «благодетель», которого никто никогда не видел. У Оруэла это старший брат, сильно похожий на Сталина, портреты которого висят на всех стенах, и всегда кажется, что он смотрит тебе прямо в глаза. У Хаксли это 10 главных правителей, один из которых Мустафа Монд. Зачастую возникает ощущение, что этого благодетеля, или старшего брата, или правителя, в природе не существует. Потому что он в этом мире заменяет фигуру бога. А бога не может быть в реальности, потому что, если бог будет воплощен, то люди увидят его недостатки. А здесь это должно быть некое существо, которое способно снискать абсолютную любовь. И способное подчинять. Для этого это существо должно быть недосягаемым.

Обязательным образом должны существовать органы контроля, слежки, органы установления порядка. У Замятина это «Бюро хранителей», куда друг на друга стучат жители этого государства, доносы пишут. У Хаксли это ослаблено. Там есть полицейские, которые у правонарушителей паспорт отбирают, или, в крайнем случае, на острова ссылают, особых каких-то кар нет. У Оруэла это все очень жестко, там картина тоталитарного государства, полиция мыслей. Пытки в подвалах министерства любви, это экраны, вмонтированные в стены абсолютно каждого дома, при помощи которых следят за всеми жителями.

Все жители не только поделены на касты, они еще стандартизованы, унифицированы. У Замятина говорится, что есть какая-то «материнская норма». Чтобы показать людей, как винтики в машине, нужна система соответствующая. У людей у Замятина есть номера. Главный герой – это Д-503. Его возлюбленная – это И-330. Девушка, которая в него влюблена, которая к нему приходит – это О-90. Эта О-90 дает сбой. У них была мечта иметь ребенка, и она потом поплатилась жизнью – она посмела зачать ребенка без постановления правительства. Она на 10 см. ниже «материнской нормы», поэтому ей нельзя было иметь детей. Быть правильным – это значит не выделяться среди других. Быть оригинальным – это нарушать равенство. И то, что на языке древних называлось «быть банальным», у нас значит «исполнять свой долг».

У хаксли людей клонируют, поэтому они естественным образом похожи друг на друга. Плюс имена и фамилии, которые постоянно повторяются. У Оруэла людям оставлены их имена, но при этом у каждого есть порядковый номер. У него есть момент, когда главный герой Смит делает зарядку плохо (там их заставляют ее делать), там стоит телеэкран, у него болит нога, он себя плохо чувствует… и в этот момент раздается оклик с телеэкрана: «Смит Винстон, номер 6079! Ноги выше, плечи развернуть и т.д.»

Для того, чтобы сделать людей такими одинаковыми, даже время жесточайшим образом регламентировано. Сделано все для того, чтоб никто не мог уединиться. У Замятина люди живут в домах с прозрачными стенами, а для того, чтобы заняться сексом, им выделяются у кастелянши розовые шторки. Любовь у них тоже по талончикам и по записи, к тебе по талону может прийти тот, кого ты знать не знаешь, но он тебя выбрал, и выдано было разрешение. Выдаются розовые шторки, и люди час предоставлены сами себе.

У Хаксли этот момент достаточно свободно, там идет критика теории Фрейда о том что причина конфликтов – это подавление естественных желаний. Чтобы люди нового мира были счастливы, некоторые их желания просто искоренили, а другие разрешили, даже их навязывают им. Например, в какие то эротические забавы их чуть ли не с детского сада заставляют играть, и все начинают к этому относиться очень просто. И никаких конфликтов, связанных с любовными переживаниями там быть не может.

Что касается Оруэла, то там супругов подбирает партия, причем по принципу максимального отвращения между ними. Чтобы не возникло между ними любви не дай бог. Задача такого семейного союза – всего лишь рождение детей. Послушного члена государства. А вся любовь, нереализованная на супруге, должна быть направлена на Старшего брата. Попытка контролировать эмоции людей ведет к тому, что эта энергия либидо, она в любом человеке присутствует, это наша составная часть, она куда-то все равно должна быть направлена. Ее запрещено направить на родителей, на детей, на друзей, потому что все эти понятия уничтожены. Но ее же надо куда-тонапрвлять, поэтому приходится ее направлять на это верховное существо, которое является Старшим братом, и отцом, и богом.

Помимо всех этих вещей, обалванивающих людей, существует еще униформа, в которой все ходят ( во всех обозначенных романах), еще обалванивание с помощью лозунгов, которые всем внушаются, максимально упрощенный язык, что приводит к максимальному упрощению мышления. В государстве Хаксли все разговаривают краткими афористическими фразочками. Например, там общество потребления, и нужно заставить людей приобретать все новые и новые товары, и им внушают отвращение к поношенным вещам. И лозунги типа «кроить и зашивать – сидеть и горевать». Или, что касается эмоций: «лучше полграмма, чем ругань и драма». У Оруэла 3 главных лозунга, оказывающих абсолютно гипнотический эффект. Люди, которые пытаются примирить 2 части этих уравнений, просто тихо сходят с ума. Т.е. перестают думать логически. Лозунги: «Свобода – это рабство», «Война – это мир», «Незнание – это сила». Попытка применить здесь логику оканчивается крахом. Упирается в тупик, мыслительная машина «зависает». Человек в таком «зависшем» состоянии оказывается абсолютно управляемым. Люди в измененном состоянии сознания управляемы, что и требуется. Обучение во сне, гипнотезия. Во сне у Хаксли внушаются прописные истины. И много чего другого.

Что же такое антиутопия и дистопия. Это 2 жанра.

Антиутопия – это развенчание самой идеи о том, что утопия возможна в реальности. Т.е. это критика самого утопического мышления. Те, кто создают антиутопии, хотят сказать, что утопия возможна лишь до тех пор, пока она существует на бумаге. Когда ее начинаешь воплощать, а у нас в 20 веке уже достаточный опыт, много таких попыток воплотить утопию в жизнь, это Сов. Союз, это фашистская Германия, это многочисленные коммуны, в т.ч. утопический историзм в 19 веке. Как правило, ни одна из этих коммун не продерживалась больше нескольких лет. В конечном итоге она разваливалась из-за конфликтов, самоубийств, каких-то проблем… Что касается 2х утопических держав, которые тоже в каком-то смысле основываются на утопических идеях, мы знаем, чем это закончилось. Америка – это тоже такая утопическая идея, сама идея «нового света» была сопряжена с утопизмом. У американцев, в рамках нац. Самосознания, есть представление о своей особой миссии на земле. О своих особых законах и правилах жизни. Они ощущают себя жителями утопии во многом. Хаксли и довел эти идеи до предела, до точки, до абсурда . Его антиутопия строится на американской модели. Утопия Оруэлла строится на советской модели. Антиутопия- критика самой веры, что утопия возможна. Но есть еще такой жанр, как дистопия. и все вышеупомянутые романа относятся, скорее всего, к этому жанру. Дистопия показывается результаты реализации утопии. Д.- это плохое место, «не то место». У.- идеальное место, которого нет, если оно «становится есть», но оно превращается в Д. Д.- это те произведения, которые основаны на реальных тенденциях, доведенных до абсурда. (напр., Оруэл (мир, списанный с СССр), Хаксли (Америка)). Тонкая грань между утопией и антиутопий (счастье- кошмары). Возвращаясь назад, в Эпоху Возрождения, к «Городу Солнца» Кампанеллы, как он описывает идеальный выбор партнера для продолжения рода (эта главная тема для любого существа- продолжить род, со всеми ритуалами, церемониями, эмоциями, которые окружают выбор, все- с этим связаны все проблемы, любовь, счастье…). Тут о любви речь не идет, только выбор партнера. Женщины и мужчины на занятиях гимнастики обнажаются, чтоб выявить походящих по гибкости и строению тела друг другу. После омовения они допускаются к контакту каждую 3 ночь. Самые красивые с некрасивыми, самые полные с худыми, худые с полными. Им мальчики стелют постель, а к контакту приступают после еды и молитвы богу небесному. При этом присутствуют начальник, начальница, астролог. У Т. Мора тоже говорится, что партнеров выбирают старейшины, их раздевают и ощупывают (Т.М. оправдывает это, говоря, что вы же щупает лошадь, когда покупаете ее. а это важнее, это продолжение рода, и глупо этим пренебрегать). Если они годны, то их женят и измена не возможна, даже если произошло увечье одного из супругов. И любые отношения вне брака и измену караются жесточайшим образом. Измена - страшный грех, оскорбленная сторона может потребовать развода и вступить в новый брак (идеальный вариант, когда изменила муж- жена и другая пара муж-жена, женятся наоборот -)). Но бывают глупые супруги, которые прощают измену, но прелюбодей низводится до уровня раба. Соответственно, если супруг остается с изменником, то он тоже уходит в рабство. При втором прелюбодеянии- смертная казнь.

Антиутописты поняла, что если у людей лишать права свободно изливать свои чувства и отнять любовь к близким (к родителям, супругам, детям), то этот огромный потенциал будет реализовываться в любви к государству, любви к правительству.

Роман Д. Свифта «Путешествие Гулливера» является социальной стаирой, утопией и антиутопией :1-я часть- социальная сатира –пародия на реальное государство, 2- отчасти утопия , рассказ об Англии и ее войнах, партиях…над Гулливером смеются, он для них –насекомое, 3- антиутопия, высмеивание потуг человеческого разума на создание проекта, как осчастливить человечество. это очень смешная академия наук, где пытаются получать пищу из солнечного света, где пытаются экскременты перерабатывать в продукты. Решение конфликтов между политиками: каждый сенатор высказывает мнение и отдает свой голос за противоположного сенатора. Примирение – у пары сенаторов отрезают мозг пополам и меняют друг с другом. Последняя часть – это уже утопия самого Свифта, это путешествие в страну разумных лошадей. Устройство общества Гуингов напоминает устройство общества Т. Мора. В то время как люди, мерзкие йеху, представлены там совершенно гадкими существами, неразумными. Такое же воспитание детей и манеры выбирать партнеров для вступления в брак

Лекция №2 Утопии и антиутопии

Тексты по теме: «1984» Хаксли, «Дивный новый мир» Оруэлл, «Записки о кошачьем городе» Лао Шэ, эссе Оруэлла «Литература и тоталитаризм», «Вспоминая войну в Испании», «Гитлер и всемирное государство», «Подавление литературы», «Политика против литературы», «Англичане» (он пытается объяснить, какие характеристики психологии англичан привели к тому, что именно на этой земле, именно в этой культуре появились как первые утопии, так и антиутопии: ксенофобия, тяготение к традициям, глухота к прекрасному – английская нация не наделена художественным вкусом, что делает ее очень удобной средой распространения усредняющих, оболванивающих идей, на которых всегда зиждится антиутопическое или дистопическое государство, благонравие, упорядоченное поведение англичан – очереди, в которых никто не толкается, поведение в толпе т.е. англичане – люди, которые свой культурой, своими традициями предрасположены к тому, чтобы быть абсолютно законопослушными, что в то же время делает их очень удобным объектом для реализации подобных экспериментов, четкое разделение на классы – не особенно актуально после 2 мировой войны, но эссе написаны в 30-40е годы, где в Англии представители разных классов отличаются не только одеждой, манерами, но речью, физическим обликом и даже ростом – готовый материал для идее о людях из пробирок и о делении их на касты).

Одна из первых дистопий начала века – роман Замятина «Мы» (21г), написанный раньше «О, дивный новый мир». Многие считают, что в этом романе Замятин предвосхитил ужасы тоталитарного режима при Сталине. Но в 21 г. было трудно предположить, что будет, а Замятин в свое время много времени провел в Англии, его даже называли русский англичанин. Он изучал кораблестроение и свои впечатления об английском народе он изложил в нескольких очерках, например эссе «Островитяне». Он согласен с Оруэллом, отмечает, что в этой нации заложены изначально черты, которые позволяют делать именно этот народ и эту страну удобной моделью для реализации утопического или антиутопического (дистопического) проекта. Роман «Мы» также входит в круг дистопий 20го века, общество в нем существует по тем же самым законам: подавление, принуждение, доносы.



Похожие документы:

  1. Графский В. Г. Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов

    Учебник
    ... не в со­стоянии указать, на какие средства он живет, тот лишался граж­данских прав (полагают, что ... человек, каж­дый из которых должен был уплатить стандартный вергельд, за­тем еще трех, которые ...
  2. А. Авторханов происхождение партократии

    Документ
    ... человек, как Троцкий, не мог не только иначе писать, но иначе и думать, тем более, что он не знал, какая ... ­ях они лишены права критиковать их руководи­телей. Члены партии запуганы. Администратор, способный, как лояльное ...
  3. Предисловие издательства

    Документ
    ... , что она не хочет, но потому, что еще не может играть другую. Ее час еще не пришел, и возможно, готовясь к нему, она ... великолепно выражена в правах человека, написанных Робеспьером, который объявил, что "рабство презреннейшего из людей - это рабство ...
  4. Три интервью с Владимиром Дудинцевым

    Интервью
    ... : он вербовал меня усиленно в такие же садисты, но не завербовал, потому что я не принадлежу к тем людям, которые ... и действовать неизвестный добрый человек, скрывающийся в тени, готовый биться против ухищрений зла. Что такое добро, что ...
  5. Павел Валерьевич Волков Разнообразие человеческих миров

    Документ
    ... хочется хотеть. Анестетическая депрессия характеризуется тем, что человек не может ощутить каких-либо чувств. Больные говорят, что ... невозможно самостоятельно выбраться, как человеку во сне, который не понимает, что он спит: люди достигают точки, откуда ...

Другие похожие документы..