Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Урок'
Все мы с детства слушали сказки, и каждый переживал, наблюдая за приключениями главных героев. И, конечно, же ни одна сказка не обходилась без таких п...полностью>>
'Документ'
Сообщаем, что 20-21 ноября 2014 г. в Санкт-Петербурге планируется проведение IV Конгресса РОПРЯЛ «Динамика языковых и культурных процессов в современн...полностью>>
'Тесты'
1) после сражения на реке Пьяна 2) после Куликовской битвы3) после тверского восстания против баскаков4) после битвы на реке Вожа5) после «стояния» на...полностью>>
'Документ'
Жуковский в "Певец во стане рус. воинов" соединяет анакреонтику и героику: певец общается с воинами на кануне битвы, и все они постоянно пьют) Жанр оп...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

ГЛАВА III. Соединения из Восточной Сибири

в Первой мировой войне

(август 1914 – октябрь 1915 г.)

§ 1. 2-й Сибирский армейский корпус в маневренный период

§ 2. 3-й Сибирский армейский корпус в маневренный период

§ 3. 7-й Сибирский армейский корпус в маневренный период

§ 4. 1-я, 2-я и 3-я Забайкальские казачьи бригады в маневренной войне

От Европейского театра войны перенесемся на Кавказский, куда были направлены развернутые по мобилизации 2-я и 3-я Забайкальские казачьи бригады. Большую часть войны они сражались в одном районе, решая общие оперативные задачи. Источниковая база об их боевом пути не отличается полнотой. Если в фонде 1-й Забайкальской дивизии 129 дел, то в фонде 2-й Забайкальской бригады 3 дела, а фонде 3-й – 12. Поэтому наиболее продуктивно описать боевые действия 2-й и 3-й Забайкальских казачьих бригад в общем параграфе, предварительно максимально сжато обрисовав общий контекст.

Есть два вопроса прямо связанные с ролью забайкальских казаков. За что сражались русские войска в Закавказье? Каковы были геополитические планы России в отношении Турции? Постепенно оформившийся в ходе войны ответ, очевидно, таков - аннексия побережья проливов Босфор и Дарданеллы, включая Константинополь, и Западной (Турецкой) Армении1.

Для России эти проливы были исключительно важны. По данным на 1907 г. 89 % русского зернового экспорта отправлялось через Черное море, а по Балтике – 11 %. Временные закрытия Босфора и Дарданелл в ходе итало-турецкой войны 1911 г., Первой 1912-1913 гг. и Второй Балканской 1913 г. войн нанесли большой ущерб русской торговли – до 30 млн. рублей ежемесячно. При этом германская военная миссия генерала Л. фон Сандерса обучала турецкую армию, а британская военно-морская миссия контр-адмирала А. Лимпуса - турецких моряков. Россия же в лице министра иностранных дел С.Д. Сазонова еще в ноябре 1913 г. задала себе острый вопрос: «Что же будет, если вместо Турции проливами завладеет государство, способное воспротивиться требованиям России ?»2.

К 1914 г. основными конкурентами России в борьбе за «турецкое наследство» в зоне проливов были Англия и Германия, Греция же могла выступить союзником одной из этих «великих держав». Австро-Венгрия тоже могла вмешаться в этот спор, но только если бы сумела подчинить Сербию. Таким образом Россия сталкивалась в Стамбуле и с Германией, и Великобританией. Чьи действия были для России опаснее? Германский проект железной дороги Берлин-Багдад или строительство на британских верфях линейных кораблей-дредноутов «Султан Осман I» и «Решадие». Ситуация напоминает выбор между чумой и холерой. И железная дорога, и линкоры, и обе военные миссии равно негативно воспринимались руководством России.

Не менее острыми были противоречия России и Турции в пограничном для обеих стран Закавказье, в частности по армянскому вопросу. Тюркская и мусульманская в своей основе Турция возлагала большие надежды на идеи пантюркизма (туранизма) и панисламизма, рассчитывая найти поддержку среди мусульманского населения Российской империи. В то же время турецкое правительство водворяло3 в пограничные с Россией районы мусульманских беженцев с Балкан (мухаджиров) и Кавказа, подобно тому, как Россия расселяла на своей территории4 армян-беженцев из Турции. Как следствие на окраинах обоих империи менялся религиозный состав населения. Также Россия рассчитывала использовать стремление армянского населения турецкого Закавказья (вилайеты Эрзерум (в XIX веке назывался Арменистан), Ван, Битлис, Диарбекир (Кюрдистан), Харпур, Сивас5) к автономии и еще в конце 1912 г. предложила Турции проект соответствующих реформ.

При этом не следует забывать о конфликтах русской администрации с собственными подданными-армянами. Так закон о конфискации имущества (145 тыс. десятин церковной церкви земли, свыше 900 неземельных владений, капитал в 1,8 млн. рублей) армянской церкви от 12 июня 1903 г. вызвал продолжительные протесты армян во главе с католикосом Мкртичем I Ванеци, совершено несколько терактов, в т.ч. члены партии Гнчак 14 октября тяжело ранили Кавказского наместника князя Г.С. Голицына. Указом императора Николая II от 1 августа 1905 г. имущество вернули армянской церкви.

Российские власти прекрасно понимали, что имперские и армянские интересы будут совпадать не всегда. Поэтому самодержавие не ставило задачу предоставить армянам собственную государственность6, а стремилось заселить бывшее турецкое Закавказье русскими, превратив «вилайеты в обычные окраинные губернии России». Во время Первой мировой войны их земли были объявлены принадлежащими Российскому государству, а возвращавшиеся армяне-беженцы должны были документально подтвердить право собственности или выступать лишь арендаторами.

С другой стороны армянской буржуазии принадлежала значительная доля капитала промышленности Османской империи (20%), преимущественно она же осуществляла ее внешнюю (40-60 %) и внутреннюю торговли (80 %)7.

По опыту войн XIX века русские власти видели в армянах союзников8, а турецкие власти - злейших врагов, способных подобно болгарам достичь независимости. Противоречивые интересы нескольких держав, религий, множества народов создадут уникальный по драматизму фон русско-турецкого фронта 1914-1918 гг. Однако все же думается, что национальный и религиозный состав приграничного населения выступал именно фоном, а не причиной конфликта Российской и Османской империй. В этой связи интересны и представления российских религиозных мыслителей9.

После событий в Сараево именно Турция в лице Энвера-паша 22 июля 1914 г. предложила Германии союз. В качестве условий турки в частности требовали возвращения Западной Фракии (входила в Болгарию), ряда островов в Эгейском море (включены в Грецию и Италию). Немцы ответили отказом, с одной стороны не желая лишаться возможных союзников в лице 3 перечисленных стран, с другой - крайне низко оценивая потенциал турецкой армии (недовольство на почве недоедания, ненадежность солдат из национальных меньшинств и т.д.).

Вступление Турции в Первую мировую войну оказалось тесно связанным с судьбой германской Средиземноморской эскадры контр-адмирала В. Сушона. Крейсера эскадры, линейный «Гебен» и легкий «Бреслау», ускользнув от превосходящих английских сил, прибыли 30 июля 1914 г. в Стамбул. Страны Антанты потребовали интернирования и разоружения этих кораблей, вместо этого Турция сначала прикрыла их фортами Дарданелл, а затем объявила иностранным дипломатам об их покупке. «Гебен» и «Бреслау» в Стамбуле стали поистине геополитическим фактором. Эти корабли толкнули Турцию на путь войны, чем прервали наиболее удобные пути сообщения России с союзниками. Великобритания, столь оберегавшая в XIX веке турецкие владения от России, получила кровавые неудачи в Дарданеллах и Месопотамии.

14 октября военный министр Турции Энвер-паша приказал германо-турецким кораблям: «Задача турецкого флота – захватить господство на Черном море. Установите местонахождение русского флота и без объявления войны совершите на него нападение по месту обнаружения»10. 16 октября 2 турецких миноносца в Одесской гавани потопили канонерскую лодку «Донец». 17 октября «Гебен» обстрелял Севастополь и потопил минный заградитель «Прут», а крейсера «Бреслау» и «Гамидие» провели обстрел Новороссийска и Феодосии.

В ответ Россия 20 октября объявила Турции войну, а русские войска перешли государственную границу. Учитывая, что на Европейском театре войны русская кавалерия «выбросила разъезды» за рубеж 24 июля, в Азии бои начались через 3 месяца. Великобритания объявила войну Турции 23 октября, Франция – 24 октября.

Действия Турции не стали неожиданностью для русских войск в Закавказье. Еще 16 июля была объявлена мобилизация Кавказского военного округа, а 2 августа сформирован штаб Главнокомандующего войсками Кавказской отдельной армии. Главнокомандующим стал наместник на Кавказе генерал от кавалерии И.И. граф Воронцов-Дашков, его помощником - генерал от инфантерии А.З. Мышлаевский, начальником штаба – генерал-лейтенант Н.Н. Юденич. Наместнику было 77 лет, и он характеризовался, как «человек совершенно больной и дряхлый, фактически уже не способный к трудовой жизни»11. Поэтому все оперативное руководство сначала осуществлял Мышлаевский, а затем Юденич.

Уже говорилось, что Турция стала противником России на 3 месяца позднее Германии и Австро-Венгрии. Поэтому Кавказской отдельной армии пришлось действовать по наихудшему из 4 вариантов действий. По нему из трех имевшихся в Кавказском военном округе корпусов два (2-й и 3-й Кавказские армейские) были отправлены на Европейский театр военных действий. На Кавказе остался только 1-й Кавказский корпус и только формируемые части 2-й очереди. Ограниченные силы получили такую же ограниченную задачу – прикрыть границу, в худшем же случае постепенно отойти и закрепиться на линии Большого Кавказского хребта, удерживая Военно-Грузинскую дорогу и г. Баку.

Убывшие в Польшу Кавказские корпуса сражались там с исключительной доблестью. Так 2-й Кавказский корпус сражался плечом к плечу с 3-м Сибирским в Августовских лесах, а его гренадеры заслужили у противника прозвище «желтых дьяволов». Доблестный корпус не оставил врагу не одного трофея. 3-й Кавказский корпус под началом героя Порт-Артура генерала Ирмана не уступал собрату. В октябре 1914 г. этот корпус «засел в болотах левого берега Вислы у Козенице», а немцам так и не удалось сбросить его в реку, несмотря на огромные усилия.

Прежде чем приступить к рассмотрению боевых действий 2-й и 3-й Забайкальских казачьих бригад, необходимо рассмотреть состав Кавказской отдельной армии. Отличия ее внутренней структуры и специфика боевой работы дают яркий сравнительный материал, позволяющий выявить некоторые важные аспекты. Тем более, что именно бывшие бойцы Кавказской армии отразят войска Л.Г. Корнилова от Екатеринодара в апреле 1918 г., чем сыграют определяющую роль в Гражданской войне.

На 1914 же г. Кавказские корпуса отличались от Сибирских не только названием, но также составом и структурой. Во-первых, в них входили не Кавказские стрелковые дивизии, а имевшие общеармейскую нумерацию 5 пехотных дивизий и Кавказская гренадерская дивизия. В 1-й Кавказский корпус - 20-я (дислокация Ахалцык, Карс, Ахалкалаки) и 39-я (соответственно Александрополь, Сарыкамыш) дивизии, во 2-й Кавказский - гренадерская (Тифлис, Манглис, Белый Ключ) и 51-я (Кутаис, Сухум, Батум) пехотная, в 3-й Кавказский - 21-я (Владикавказ, Грозный, Пятигорск, Ставрополь) и 52-я (Темир-Хан-Шура, Дешлагерь, Баку, с. Хасав Юрт) пехотные. Отметим, что 3-й Кавказский корпус, 51-я и 52-я дивизии развернуты в 1910 г. в связи с упразднением резервных войск. Ранее на Кавказе размещались 63-я, 64-я, 65-я и 66-я резервные бригады.

Во-вторых, в Кавказские корпуса помимо указанных дивизий входили: в 1-й – 1-я Кавказская стрелковая (Тифлис, 1 полк – Елизаветополь, 1 полк - Гори) и Кубанская пластунская бригады (батальоны: Артвин, Душет, Телав, Елизаветополь, Тифлис, Лагодехи), 1-я Кавказская казачья дивизия (Карс); во 2-й – 2-я Кавказская стрелковая бригада (Эривань, 1 полк - Александрополь), Кавказская кавалерийская (Тифлис, Александрополь, Царские колодцы) и 2-я Кавказская казачья дивизия (штаб - Тифлис); в 3-й - 3-я Кавказская казачья дивизия (Владикавказ). Пластуны («лежащие пластом») – личный состав пеших казачьих частей. Пешие части были в Кубанском, Терском и Донском казачьих войсках.

Итак, к началу войны с Турцией на Кавказе остался 1-й Кавказский армейский корпус (20-я и 39-я пехотные дивизии, 1-я Кубанская пластунская бригада) с заменой 1-й Кавказской стрелковой бригады (убыла на запад) на 2-ю Кавказскую стрелковую бригаду. Помимо «коренных» соединений 1-го корпуса, на Турецкий фронт была выдвинута 2-я Кавказская казачья дивизия.

По мобилизации 16 июля 1914 г. в полки 39-й пехотной дивизии были влиты по 2000 человек – запасных из жителей Александропольского уезда и Карской области. Они оказались мало боеспособными. «Этот недостаток был в короткое время устранен усилиями самих частей: уже к концу ноября 1914 г. часть этих людей выбыла из строя законным или незаконным путем и была постепенно заменена прибывшими из центральной России пополнениями, а оставшаяся часть почти целиком оказалась в обозах частей»12. Среди последних было и немало российских армян, призванных по мобилизации, но в отличии от добровольцев, шедших «воевать неохотно, старающихся отлынивать, симулируя разные болезни, чтобы легче было эвакуироваться и на правах героя вернуться на родину, во время боев они находясь в окопах, охотно выставляют левую руку (в которую и был громадный процент ранений) вверх, благодаря чему турки или курды пристреливаются и ранят «храбреца», выводя его из строя»13.

Из кадров 21-й пехотной дивизии была развернута 66-я пехотная дивизия 2-й очереди. На 21-й день мобилизации формирование было закончено, и к середине сентября 66-я дивизия была выдвинута на границу в район Игдырь-Эривань. Из казаков 2-й и 3-й очереди Кубанского и Терского войска развернуты соответственно 2-я и 3-я Кубанские пластунские бригады. Последняя будет прикрывать побережье Черного моря от Анапы до Поти.

Тем временем, учитывая малочисленность Кавказской армии, Ставка Верховного Главнокомандующего усилила ее 2-м Туркестанским армейским корпусом, переброшенным из Средней Азии. Корпус прибыл в составе 4-й и 5-й Туркестанских стрелковых бригад или 14 батальонов и 5 батарей. Однако командир 2-го Туркестанского корпуса генерал от инфантерии Л.В. Леш и командир 4-й Туркестанской бригады генерал-лейтенант А.Е. Редько были вызваны на Западный фронт14. Во временное командование 2-м Туркестанским корпусом пришлось вступить инспектору артиллерии Слюсаренко, которого 11 декабря сменил Юденич.

Также из Средней Азии прибыли Сибирская (1-й Сибирский Ермака Тимофеевича и 2-й Сибирский казачьи полки, 2-я Оренбургская казачья батарея) и Закаспийская (1-й Кавказский князя Потемкина и 1-й Таманский генерала Безкровного казачьи полки, 4-я Кубанская казачья батарея, Туркменский конный дивизион) казачьи бригады. Обе относились к соединениям 1-й очереди. А Сибирская же казачья бригада, как ниже будет показано, с первых боев продемонстрирует непревзойденные образцы доблестной боевой работы в горах.

Учитывая малочисленность войск (всего 2 армейских корпуса, а туркестанцы первоначально и без высшего командования), особенности горного театра военных действий (ряд изолированных долин) Кавказской армии пришлось создать систему групп и отрядов. Недостатки отрядной системы, как вида организационной и управленческой импровизации, ярко проявились еще в Русско-японской войне 1904-1905 гг. Однако, в конце 1914 г. на Кавказе не было иного выхода. Для решения определенных боевых задач командование Кавказской армии формировало из всех родов войск сборные отряды, состоявшие нередко из подразделений различных полков, частей разных бригад и дивизий, возглавляемые случайными начальниками.

Русские войска располагались в 5 основных группировках:

1. На правом фланге в районе Батума Чорохский (затем Приморский) отряд.

2. В центре Ольтинский, сильнейший Сарыкамышский, Кагызманский отряды.

3. Позади них в Карсе и Тифлисе располагался армейский резерв.

4. На левом фланге Эриванский отряд, в конце ноября 1914 г. преобразованный в 4-й Кавказский армейский корпус.

5. Еще левее, в Персии (Иране) располагались Азербайджанский, Ардебильский и Казвинский (под Тегераном) отряды. Первый из них возглавлял генерал-майор Чернозубов, а части отряда квартировали в городах Тавриз, Хой, Дильман, Урмия и т.д. С 1912 г. Ардебильский отряд генерал-майора Фидарова предназначался для контроля кочевников шахсевен. Этот союз племен ранее совершал налеты на приграничные поселения России, но был разбит. В дальнейшем именно с 4-м Кавказским корпусом и Азербайджанским отрядом будет связан боевой путь забайкальцев. В декабре же 1914 г. задачей этих соединений было наблюдать за Мосульским направлением, откуда на север выдвигался укомплектованный арабами 13-й турецкий корпус15. От сурового климата турецкий корпус нес большие потери.

В операциях конца 1914 г. на Кавказе забайкальские казаки не участвовали. Они были отмобилизованы в Забайкальской области и находились в готовности к отправке на фронт. Например, 3-й Верхнеудинский полк завершил развертывание 29 июля 1914 г. в Нерчинске, а уже 12 сентября штаб и 3 сотни убыли на станцию Даурия, а 3 сотни – на станцию Маньчжурия.

При развертывании 2-й и 3-й Забайкальских казачьих бригад возникли трудности, схожие с мобилизацией 1-й Забайкальской. Не хватало офицеров. Прибывших по мобилизации больных казаков, непригодных к походу, приходилось возвращать в отделы и заменять другими. Некоторые станицы поставили лошадей, непригодных к строевой работе. Поэтому занятия пришлось проводить только в пешем строю. Полки 2-й и 3-й очереди пополнялись казаками, давно находившимися на льготе и частично забывшими военные навыки. Их приходилось усиленно тренировать в свободное от гарнизонной службы время. Последняя была достаточно напряженной, так как в гарнизоны Восточной Сибири уже начали прибывать первые австро-венгерские и германские военнопленные. Забайкальские полки 2-й очереди планировалось объединить в Забайкальскую казачью дивизию под началом полковника П.Н. Принца (командира 2-й бригады 6-й кавалерийской дивизии), но еще до вступления в бой в феврале 1915 г. соединение разделили на две бригады16.

Тем временем в Закавказье события развивались следующим образом:

В ходе встречного Кеприкейского сражения 26-29 октября 1914 г. русским войскам не удалось захватить одноименную укрепленную позицию турок, противник оттеснил наши части к границе. Удачные контратаки окрылили турецкие войск, и их командование задумало амбициозную операцию. Лично прибывший на фронт Энвер-паша приказал 11-му турецкому корпусу сковать русских фронтальным ударом на Караурган, а сам двинулся с 9-м и 10-м корпусами в обход русского правого фланга на Сарыкамыш. Отметим, что немцы настаивали на более радикальном плане – высадке 10-го турецкого корпуса на Черноморском побережье Кавказа, справедливо считая его самым уязвимым местом региона. Однако германо-турецкие корабли не сумели добиться господства на Черном море, и десант стал немыслим.

К началу декабря 1914 г. русские в Закавказье располагали 114 батальонами, 127 сотнями, 304 орудиями, турки – 121 батальоном, 22 регулярными эскадронами и неопределенным числом курдских полков, 263 орудиями17. Следует отдать им должное, турки поставили на карту все, пошли на большой риск и продемонстрировали огромное напряжение. Уверенный в успехе, Энвер-паша рассчитывал овладеть всем Закавказьем, поднять восстание всех мусульман России и присоединить к Турции все тюркско-татарские народности (от Каспия до Западной Сибири), желал достигнуть Афганистана и Индии.

Однако турки плохо знали местность, имели недостаточное число неточных карт18. Они рассчитывали на снабжение «впереди» от сочувствующего им, а частью и восставшего против русских мусульманского населения приграничных районов России. Проблемы с обмундированием признавал приказ Энвер-паши: «Солдаты, я всех вас посетил. Видел, что ноги ваши босы и на плечах ваших нет шинелей. Но враг, стоящий против вас, боится вас. В скором времени вы будете наступать и вступите на Кавказ. Там вы найдете всякое продовольствие и богатства. Весь мусульманский мир с надеждой смотрит на ваши усилия»19.

По оценке русского командования, «турки, как боевой материал, были высокого качества: смелые, храбрые, чрезвычайно выносливые, нетребовательные и скромные и в то же время - дисциплинированные. По своей природе они были настоящими воинами, обладая и отличающим истинного воина благородством. Они храбро дрались, почти всегда принимали штыковой удар, хорошо применялись к местности, хорошо шли в атаку, отлично оборонялись»20.

С 9 декабря 1914 г. развернулось трехнедельное Сарыкамышское сражение – по оценке историка А.А. Керсновского - самое упорное дело, что за 250 лет и 11 войн русские имели с турками21. Вопреки расчетам турок, русские не дрогнули. А обходящие 9-й и 10-й турецкие корпуса, еще только продвигаясь по обледенелым горным тропам к Сарыкамышу, ночуя в снегу без палаток, потеряли половину бойцов замерзшими и дезертировавшими. Несмотря на потери, турецкие соединения все же сумели выйти в тыл русским войскам и перерезать их сообщения. 13-14 декабря у Сарыкамыша и в Сарыкамыше шел отчаянный бой 5 турецких дивизий против различных русских частей общей силой в 2 бригады. Для противника в Сарыкамыше роковыми стали три неожиданности: оказавшийся в городе полковник Генерального штаба Букретов возглавил оборону; 200 недавно произведенных прапорщиков, следовавших войска; 2 легких орудия. Находившийся в передовых цепях, Энвер-паша заявил: «Если русские отступят, они погибли !»22. Но «они» не отступили и по утрам в горах «трупы турецких аскеров, почерневшие от мороза, обозначали расположения бивуаков». 17 декабря русские войска перешли в контрнаступление, а уже на следующий день восстановили сообщение с Тифлисом.

К рассвету 22 декабря 1914 г. русские Ольтинский и Ардаганский отряды разгромили турецкий отряд под началом немецкого майора Штанке, захватив 900 пленных и два орудия. Такой исход предопределила конная атака Сибирской казачьей бригады, проведенная около 18.00. 21 декабря по глубокому снегу и обледенелым кручам под Ардаганом. Участник боя хорунжий 3-го Екатеринодарского полка Кубанского казачьего войска М.Е. Сменов вспоминал: «Бригада, словно вынырнув из-под земли, сомкнутым строем, с пиками наперевес, широким наметом, почти карьером так неожиданно и резко атаковала турок, что они не успели защититься. Это было что-то особенное и даже страшное, когда мы смотрели со стороны и восхищались ими, сибирскими казаками. Покололи пиками, потоптали конями турок, а остальных забрали в плен. Никто не ушел от них...»23. На месте боя осталось около 500 турецких трупов, среди казаков 16 убитых, 36 раненых. Так словами П.Н. Краснова - «ураганом по кручам пронеслась ермаковская атака».

Возглавляла атаку 4-я сотня 1-го Сибирского казачьего Ермака Тимофеевича полка (командир полка - полковник Эрнест-Август Ф. Раддац), изрубившая роту турок, пленившая 200 человек и захватившая знамя 8-го Константинопольского полка. 4-й сотней командовал подъесаул В.И. Волков24, впоследствии: в ноябре 1918 г. в Омске - один из организаторов переворота в пользу А.В. Колчака; а начале 1919 г. – генерал-майор, командующий войсками Иркутского военного округа. А ладшим офицером 4-й сотни был сотник И.Н. Красильников, он отвезет взятое знамя в Тифлис25, а в Гражданскую войну станет знаменитым на всю Сибирь руководителем борьбы с красными партизанами.

У славной атаки под Ардаганом был и заочный «виновник» - широко известный позднее донской атаман П.Н. Краснов, в 1911-1913 гг. командир 1-го Сибирского казачьего полка. Он на учениях под Тышканом бросил полк по горам в конную атаку, практически повторенную на войне через полтора года26. «Тяжело в ученье, легко в бою». Вообще сибирские казаки, ощущали себя на Кавказе как бы «гостях» в кубанцев и терцев, в общении держались «скромно, как бы замкнуто», но воевали по-сибирски «безудержно и упрямо», а «их доблести не было конца». Не раз командование ставило сибиряков в пример «отличного применения к боевой обстановке ранее им неведомых мест»27.

Для чего мы рассмотрели атаку под Ардаганом? Чтобы охарактеризовать специфику действий конницы на Кавказском фронте, а также показать роль бывших и настоящих воинских начальников. Сибирская же казачья бригада с первого боя «открыла блестящий путь боевой славы, который сопутствовал им везде, где они появлялись». Так Раддац постоянно собирал своих офицеров, выискивая как бы всей бригадой пробраться в тыл туркам. А перед забайкальскими полками 2-й и 3-й очереди всегда будет стоять пример сибирских казачьих полков 1-й очереди.

Под Сарыкамышем 19-23 декабря 1914 г. шли упорные бои, теперь уже русские окружали и преследовали противника. Турки, «полузамерзшие, с черными отмороженными ногами, тем не менее, принимали наш удар в штыки и выпускали последнюю пулю, когда наши части врывались в окопы», - отмечал Е.В. Масловский. Всего в ходе Сарыкамышской операции турки потеряли 63000 человек убитыми, 15000 пленными и 65 орудий. У русских убыль убитыми, ранеными и обмороженными составила 26000 человек28.

Изучая бои в Закавказье в декабре 1914 г., невозможно отделаться от одной мысли – нельзя ли перенести вышеописанные достижения героев на другие театры войны? Наверное, для России война пошла удачнее, если бы в Восточной Пруссии русские генералы пошли на малую толику турецкого риска и напряжения под Сарыкамышем. Или если бы Сибирская казачья бригада подняла на пики не турок под Ардаганом, а германцев у Грюнфлисского леса. Ведь могла бригада спасти 2-ю русскую армию и командарма Самсонова (бывшего командующего округом, в который входила бригада), как и любое другое русское конное соединение, прояви оно подобные навыки и доблесть. Возможно, что Самсонову не пришлось пускать в себя пулю, будь под его началом знакомые и им же обученные войска.

Но вернемся на Кавказ. Хотя русские войска и добились успеха под Сарыкамышем, обеспокоенная преодоленным кризисом Ставка Верховного Главнокомандующего выделила Кавказской армии часть вновь формируемых казачьих частей и формировавшиеся на Кавказе 3 стрелковые дивизии 3-й очереди29. Вместе с тем Кавказская армия передала на Европейский театр 2 дивизии. По сумме прибывших и убывших армия Юденича несколько усилилась и восстановила резерв.



Похожие документы:

  1. Великая ложь ХХ века Миф о геноциде евреев в период Второй мировой войны

    Документ
    ... , образующегося при соединении с железом. ... К II и К III) состоят из трех отделений: а) ... Первой мировой войны) перешли к Германии, центральные контролировались немцами как «генерал губернаторство», а восточные ... до начала войны в Сибирь были высланы ...
  2. Юрий Цурганов Белоэмигранты и Вторая мировая война Попытка реванша 1939-1945 На линии фронта Правда о войне –

    Документ
    ... марионеточное государство Сибирь-Го. ... есть из соединения механического ... Первой мировой войны, находясь на службе в германской армии, работал в крупных штабах на Восточном ... мировой войны. М.: Военный университет, 2000. С. 53. 312 Информация Управления III ...
  3. География одна из древнейших наук человечества. Вот уже почти 5000 лет занимается она описанием стран, морей и океанов

    Документ
    ... "черным рынком" в Соединенных Штатах Америки и Канаде. ... во время первой мировой войны здесь брали ... Сибири Узким голубым серпом, заброшенным в горы Восточной Сибири, выглядит на географической карте одно из ... живший в III в. до н. э. Он первым ввел термин ...
  4. Беспалова А. Г., Корнилов Е. А., Короченский А. П. и др. История мировой журналистики

    Документ
    ... называемой Конституцией III года (1795 ... «политическая карта Соединенных Штатов» – из 32 газет, ... с научной экспедицией в Сибири. Статьи М. Ломоносова, ... Восточной Африке (это господство сохранялось вплоть до поражения метрополии в первой мировой войне ...
  5. Лекционный курс 18-367 Тема Древнерусское государство и право (IX первая половина XII вв.) 18-32

    Рабочая программа
    ... вырастает из идеи соединения управления ... с государствами восточной и западной Европы ... Ивана III и Василия III. Значительная ... 1819г. – генерал-губернатором Сибири. В 1821г. был ... Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Начало первой мировой войны 5 – ...

Другие похожие документы..