Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Соревнования проводятся в период с 05 по 08 декабря 2013г. в г. Хабаровске, Северный округ, ул. Тихоокеанская 204 (ост-ка "з-д Сплав" авт. №23), краев...полностью>>
'Документ'
Проезд затруднен: а\д Максимовка-Трудовой, Пакровка-Ильиновка, Подъезд к с.Георгиевка, подъезд к с.Марьяновка, Екатеринославка-Беляковка, Екатериносла...полностью>>
'Документ'
В соответствии с пунктом 3 статьи 47 главы 7 Федерального закона от 06 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправлени...полностью>>
'Документ'
Каждая сеть, как единое средство измерений прошло полную проверку в Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии и зарегистрирован...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Русский фашизм в Эстонии 1920-1930-х гг.*

В Эстонии в 1920-1930-е гг. проживало 92 000 русских, составлявших 8,2 % населения. Среди русских Эстонской Республики (ЭР) представлен почти весь спектр общественно-политических воззрений Русского зарубежья 1920-1930-х гг.1

К сожалению, общественная и политическая жизнь русских в ЭР 1918-1940 гг. еще слабо изучена. Это относится и к истории русского фашизма в Эстонии в рассматриваемый период. Имеющиеся публикации о местных русских фашистах ни в коей мере не претендуют на исчерпывающий анализ их деятельности, объединений, идеологии. Все же эти работы, основывающиеся на архивных источниках, составляют некую первичную источниковедческую базу для более углубленного исследования темы. В публикации В. А. Бойкова приводятся ценные материалы следственных дел НКВД, касающихся фашистских групп в Эстонии, которые были связаны с германским национал-социализмом.2 В работе И. З. Бе-лобровцевой характеризуется личность К. Н. Большакова, руководителя другого объединения фашистов в Эстонии, связанного с Всероссийской фашистской партией, с Харбином и К. В. Родзаевским.3

Нельзя не отметить, что источниковедческая база изучения русского фашизма в Эстонии скудна. Архивы фашистских организаций и отдельных фашистских деятелей не сохранились, нет и их мемуаров. Основным источником реконструкции мировоззрения русско-эстонских фашистов остаются немногочисленные газетные публикации местных авторов первой половины 1930-х гг. Главным же источником истории фашистских организаций, их состава и их чаще всего нелегальной деятельности являются следственные дела арестованных членов партии в фондах Политической полиции ЭР и в особенности в фондах НКВД. Конечно, эти источники требуют осторожного подхода. Но, как показывает наш опыт, материалы допросов и показаний все же можно использовать в исследовательской работе. Обязательно надо принимать во внимание специфику поведения на следствии бывших эмигрантов: многое в своей прежней деятельности они не считали нужным скрывать.4

В данной статье мы попытаемся на основе указанных выше источников и на фоне истории русских фашистских организаций в других странах Европы, Азии и Америки вкратце охарактеризовать фашистские объединения русского населения Эстонии, их состав, повседневную работу, мировоззренческие установки.

Объединения русских фашистов в ЭР стали создаваться лишь в 1930-е гг. Но первоначальное знакомство местных русских с фашизмом относится к значительно более раннему периоду – уже к 1920-м гг.

Начало интереса к фашизму в русской прессе ЭР датируется концом 1922 г. и связано с приходом к власти в Италии фашистов во главе с Б. Муссолини.5 Идеология итальянских фашистов и действия их вождя оцениваются в местной эмигрантской прессе сугубо положительно: Муссолини утверждает в стране на практике идею национального государства, сильную власть, порядок, успешно борется с коммунистами и т. д.6 С откровенно апологетической статьей о Муссолини выступает на страницах «Последних известий», в те годы основной русской газеты в Эстонии, известный своим правым радикализмом публицист и писатель Я. В. Воинов (Яровой): вождь итальянских фашистов – настоящий рыцарь, он «зажег факел веры в своем народе», показал миллионам людей «истинный путь», спасающий их от заблуждений парламентаризма, демократии, фальшивого прогресса, от демагогии социалистов и пр.7

С 1923 г. на страницах русской периодической печати появляются сообщения о немецком национал-социализме и о А. Гитлере. Отношение к ним правых журналистов также позитивное, но не столь апологетическое, как к итальянским фашистам.8 В одной, притом редакционной статье «Последних известий» выражалась надежда, что «развязка многолетней, затянувшейся драмы русской Октябрьской революции и придет из Германии».9 С удовлетворением наблюдали журналисты правой ориентации за усилением влияния фашистов в Испании10 и в других странах Европы. В 1925 г. появляется первое, впрочем, весьма неопределенное сообщение о русских фашистах в Китае.11 В 1927 г. в одной из газет была напечатана программа Национал-революционного союза и декларация русских фашистов в Париже12.

В правой монархической печати середины 1920-х гг. мы находим постоянные призывы к сплочению русских национальных сил в эмиграции и на родине.13 Под лозунгом «национальной России» проходил Зарубежный съезд в 1926 г. Воплощение этого сплочения национальных сил, твердой власти во главе с Вождем многие монархисты видели именно в фашизме. В правой эмигрантской прессе неоднократно будет подчеркиваться контраст между реальными «деяниями» Муссолини и бездействием Милюкова и Керенского в 1917 г., приведшем Россию к хаосу и к власти большевиков.14 Так же нередко будет повторяться мысль о том, что опыт Италии может пригодиться в будущей России (см. цикл статей П. Крив-цова об итальянском фашизме в таллиннской монархической газете «Наш час» за 1926-1927 гг.).

В 1927 г. в органе местных евразийцев газете «Рассвет» появляется статья брюссельского евразийца Н. А. Перфильева. В ней автор находит общие черты, но вместе с тем и различия в учении итальянских фашистов и евразийцев. Любопытно, что одновременно Н. А. Перфильев указывает и на черты сходства в идеологии сторонников Муссолини и русских большевиков. Однако это его не пугает: по убеждению Перфильева евразийцы в своих планах преобразования России не должны отвергать всё «советское». В идеологии итальянских фашистов для автора статьи в «Рассвете» неприемлем их «доведенный до крайности национализм», он не подходит для многонациональной России, «Великой Евразии». Заслуживают же внимания и поддержки в учении фашистов некоторые их положения в области «народоводительства», воспитания молодежи и в экономической политике (принцип подчинения экономики интересам государства), а также идея мирного сосуществования всех классов, рабочих и капиталистов.15

В середине 1920-х гг. идеология и практика фашистов в Италии и в какой-то мере в Германии становится предметом оживленных дискуссий среди эмигрантов в Эстонии. Эти дискуссии обычно связаны со спорами о будущем России, о ее национальных основах. Один из первых такого рода диспутов состоялся 28 октября 1923 г. в зале кинотеатра «Пассаж» в Таллинне, где с докладом на тему «Национальная идея в послереволюционной России» выступил писатель и известный политический деятель – монархист А. В. Чернявский, в будущем видный фашист.16 Его доклад привлек внимание широкой публики, вызвал острую дискуссию, которая была продолжена на специальном вечере в Русском клубе 9 декабря 1923 г.17

К середине и второй половине 1920-х гг. относится и появление среди правых эмигрантов в Эстонии первых сторонников фашистской идеологии. В частности, идеи фашизма были близки упоминавшимся выше Я. В. Воинову и А. В. Чернявскому; впрочем, вряд ли их можно уже назвать фашистами. Обращает на себя внимание, что утверждаемый А. В. Чернявским культ «исторической национальной власти» в будущей России во главе с Вождем18 хотя и имел фашистский аналог, но широко был представлен и у монархистов, с фашизмом не связанных.

Но так или иначе – идеи фашизма получают распространение в Эстонии, причем не только у местных русских. Это закономерно вело к созданию фашистских организационных структур в ЭР. Конец 1920-х – начало 1930-х гг. – период их «имплицитной» подготовки.

Собственно, это был процесс не региональный, а более общий, мировой. Если до 1930-х гг. в отдельных странах существовали лишь разрозненные и малочисленные русские фашистские группы, то в 1931 г. К. В. Родзаевский создает в Харбине Российскую фашистскую партию (РФП). В 1933 г. в США возникает Всероссийская фашистская организация А. А. Вонсяцкого, а в Германии – Российское освободительное национальное движение (РОНД). В 1934 г. организации К. В. Родзаевского и А. А. Вонсяцкого объединяются во Всероссийскую фашистскую партию (ВФП) и вслед за тем создается всемирная сеть очагов этой партии. Русские сторонники фашизма в Эстонии стали составной частью данного процесса.

Причины возникновения русского фашизма и его сравнительно широкого распространения в Русском Зарубежье уже выяснены в исследовательской литературе, да на них указывалось еще в вышедшей в середине 1930-х гг. «Азбуке фашизма».19 Это кризис белой идеологии, разочарование в ней эмигрантской молодежи, поиски ею новых путей, новых форм борьбы с советским режимом, потребность сохранить в эмиграции свою национальность. Опыт фашистов в Италии и Германии, за короткий срок изменивших ситуацию в стране, казалось, указывал, каким путем надо идти. Немалую роль здесь играл и психологический фактор: своеобразный комплекс неполноценности эмигрантской молодежи, жажда активных действий уже сегодня и пр.20 Всё это характерно и для русских эмигрантов в Эстонии, в особенности для их молодой поросли.

Но было еще два немаловажных, сугубо местных фактора, способствовавших созданию русских фашистских объединений в Эстонии. Это, во-первых, широкое распространение фашистской идеологии среди прибалтийских немцев и создание – с некоторым опережением сравнительно с русскими – их национал-социалистической организации. Во-вторых, это массовое, охватившее значительную часть эстонского населения движение вапсов, членов Эстонского союза участников Освободительной войны.21

Прибалтийские немцы, наряду с русскими, составляли национальное меньшинство в ЭР, небольшое (чуть более 16 000, 1,5 % населения), но влиятельное. Среди прибалтийских немцев к началу 1930-х гг. также получают распространение национал-социалистические идеи. С 1932 г. формируется нелегальная организационная структура местного национал-социалистического движения и начинает выходить пропагандирующий идеологию нацистов еженедельник «Der Aufstieg» («Подъем»). В городах Эстонии создаются национал-социалистические группы, центром же движения становится Немецкий клуб в Таллинне. Вождем прогитлеровского объединения прибалтийских немцев в Эстонии стал Виктор фон цур Мюлен, бывший штаб-ротмистр Российской императорской армии, участник Гражданской войны на северо–западном фронте, лично встречавшийся с А. Гитлером.22 Отметим, что вообще прибалтийские немцы сыграли немаловажную роль в истории национал-социализма: одним из основных его теоретиков был уроженец Ревеля (Таллинна) Альфред Розенберг.23 В 1930-е гг. уже большинство прибалтийских немцев симпатизирует национал-социалистам и в 1939-1940 гг. переселяется в Германию. Все же надо отметить, что В. цур Мюлен пытался создать особый прибалтийский вариант национал-социализма, более либеральный, чем германский, гитлеровский.24 В частности, он избегал откровенного воинствующего антисемитизма.25

Среди прибалтийских немцев было немало бывших офицеров и генералов Российской армии, а также лиц, до революции работавших в России, порою занимавших ответственные посты в государственном аппарате империи. Их положение не очень отличалось от положения русских эмигрантов, и со многими из них они поддерживали постоянные связи. Известно и о непосредственных контактах русских фашистов с прибалтийско-немецкими национал-социалистами.

Русские фашисты видели союзника во влиятельном эстонском политическом движении вапсов. Эстонский союз участников Освободительной войны был создан в 1929 г. Это было крайне правое объединение радикалов–националистов, требовавших изменения весьма демократичной эстонской конституции, уничтожения многопартийности, создания должности главы государства, своего рода вождя нации, наделенного большими полномочиями. Вапсы подвергали резкой критике существовавшие в ЭР порядки, все эстонские политические партии. Демагогические выступления вапсов имели успех.

Вопрос о том, в какой мере вапсов можно считать эстонским аналогом фашистов, до сих пор остается спорным. Советская историография прямо относила движение вапсов к фашистским. Современная эстонская историография всячески подчеркивает «самобытный» характер идеологии вапсов и, наоборот, отрицает связь ее с фашизмом и национал-социализмом, допуская лишь, что в идеях вапсов встречаются черты некоторых европейских «авторитарных течений» (пропаганда единства нации, культ вождя и пр.)26. Мы со своей стороны можем лишь отметить, что и русские фашисты, и прибалтийско-немецкие национал-социалисты поддерживали вапсов, считали их движение родственным, идеологически близким. На вапсов они возлагали большие надежды в деле претворения в жизнь фашистских идеалов.

Первые русские фашистские объединения в Эстонии возникают в 1933-1934 гг., при этом сразу же намечается как бы две изолированных друг от друга линии их становления и развития. Одна, более ранняя, связана с Германией, с немецким национал-социализмом. Другая, сформировавшаяся чуть позже, – с Всероссийской фашистской партией К. В. Родзаевского с центром в Харбине. Они действовали независимо друг от друга, по-видимому, даже не пытаясь установить контакты, хотя о существовании друг друга их деятели, без сомнения, были осведомлены (это не было тайной в маленькой ЭР, хотя обе организации действовали нелегально или полулегально). Такая ситуация отражала раздробленность русского фашизма в мире в те годы. Как известно, ориентированные на немецкий национал-социализм объединения русских фашистов не входили во ВФП.

Важную роль в создании первой русской фашистской организации в Эстонии сыграл Г. Г. Кромель, фигура весьма любопытная с красочной биографией.27 Уроженец С.-Петербургской губернии, выпускник юридического факультета Петроградского университета, участник белого движения, он начинал в 1920-е гг. как русский эмигрант в Эстонии, даже входил в состав местного отделения Монархического совета. Затем Кромель устанавливает тесные связи с прибалтийскими немцами и с германскими предпринимателями и представителями власти, выполняя ряд их поручений самого разного свойства – от хозяйственных до разведывательных. Кромель часто бывает в Германии, сближается с национал-социалистами, становится членом нацистской партии. Весной 1933 г., уже после прихода Гитлера к власти, Кромель в Берлине во внешнеполитическом бюро НСП встречается с помощником А. Розенберга Шикедансом и обсуждает с ним вопрос о развертывании национал-социалистического движения в Эстонии и Финляндии. Кромель назначается эмиссаром нацистской партии в этих странах. По совету Шикеданса он встречается с руководителем только что созданной фашистской организации в Германии – Российского освободительного национального движения (РОНД)28 А. Светозаровым (настоящая фамилия – Пельхау или Пильхау), который поручает Кромелю руководство русским национал-социалистическим движением в Эстонии и Финляндии. По возвращению в Эстонию Кромель незамедлительно обращается к ему уже знакомым профашистски настроенным русским деятелям во главе с Э. К. Шульцем и А. В. Чернявским, налаживает контакты с вапсами (в том числе с одним из их руководителей А. Сирком) и с прибалтийско-немецкими нацистами, с группой В. цур Мюлена. Впрочем, связи с вапсами и с немецкими национал-социалистами были сравнительно слабыми. Основное внимание Кромель уделил созданию русской фашистской организации в Эстонии29.

Надо заметить, что Г. Г. Кромель, как указывали современники, не был «ортодоксальным» национал-социалистом и, в частности, не принимал политики нацистов по отношению к евреям30.

При активном участии Г. Г. Кромеля в 1933 г. создается первая в Эстонии русская фашистская организация, считавшаяся как бы филиалом РОНД’а в ЭР. Она включала три группы сторонников фашизма, две из которых – Э. К. Шульца и А. В. Чернявского – по всей вероятности, существовали уже и ранее как организационно не оформленные кружкового типа объединения.

Группа Э. К. Шульца, эмигранта, бывшего капитана 1-ого ранга Российского военно-морского флота, лишь недавно ставшего адептом национал-социализма31, придерживалась сравнительно левых взглядов, ей был чужд антисемитизм. Она выступала за сближение идеологически близких Германии и Советского Союза. Это было движение так называемых «волевиков», в программу которых, по словам Э. К. Шульца, «входило изменение политики и государственного устройства в СССР путем применения программы национал-социализма Германии в рамках интернационализма, благодаря чему с изменением государственного строя в СССР была бы полная возможность сблизить Россию с Германией и, как результат, в Европе образовался бы гегемон, который диктовал бы и оказывал решительное влияние на мировую политику».32

Главной заслугой группы Э. К. Шульца была организация издания газет «Новый свет» и «Свет и крест», посредством которых осуществлялась пропаганда идей фашизма. Впрочем, этим занимался и руководитель второй группы русских фашистов Александр Чернявский или Чернявский-старший, поскольку в национал-социалистическом движении участвовал и его сын – Ростислав (Чернявский-младший).

Группа А. В. Чернявского, судя по всему, действовала совместно с группой Э. К. Шульца,33 но они различались в плане идеологическом. «Группа А. В. Чер-нявского, организовавшаяся из бывших «северо-западников», была совершенно другого рода. По своим взглядам Чернявский явно враждебно относился ко всему, что только было так или иначе связано с СССР, глубоко ненавидел марксизм и не считал возможным никакой компромисс, никакое соглашение с «большевиками», не допускал никакого обсуждения подобных вопросов. Те лица, которые к нему примыкали, были совершенно односторонних с ним взглядов, т. е. яростно ненавидели СССР».34

Надо учесть, однако, что после запрета властями в июне 1933 г. газеты «Новый свет», в которой большинство публикаций принадлежало А. В. Чер-нявскому, он был арестован и выслан на остров Кихну.35 Вследствие этого Чернявский уже не мог принимать непосредственного участия в деятельности фашистского объединения, да и вообще о его группе мы знаем очень мало, нам даже не известен ее состав.

Наиболее многочисленной и активной была третья группа, созданная летом 1933 г. и возглавлявшаяся Р. А. Чернявским. Это была группа радикальной русской молодежи, которая, в случае прихода к власти вапсов, должна была примкнуть к ним и обеспечить «защиту интересов русского населения, живущего в Эстонии».36

Разносторонняя и продолжавшаяся ряд лет деятельность этой группы довольно хорошо документирована.

Группа была создана по инициативе Г. Г. Кромеля прежде всего усилиями Ростислава Чернявского, в свою очередь привлекшего к работе по созданию новой группировки А. А. Тенсона (в будущем видного деятеля Национально–трудового союза) и Б. В. Метуса (Меттуса).37 Благодаря их активной деятельности состав группы быстро увеличился. К началу 1934 г. сформировалось руководящее ядро («центр») этого молодежного объединения, в которое входили Р. А. Чернявский (руководитель), А. А. Тенсон, Б. В. Метус, В. Ф. Булдаков, М. А. Матвеева, Ю. Леппер. Между ними были распределены обязанности. Р. А. Чернявский, возглавлявший «ядро», поддерживал связь с Г. Г. Кромелем, получал от него инструкции, разрабатывал планы деятельности объединения и передавал их членам группы. А. А. Тенсон «заведовал оружием, принадлежащим организации, руководил боевой подготовкой членов организации, т. е. изучением оружия и практическими стрельбами. Вместе с тем на Тенсона и создаваемую им <под>группу ложились обязанности по техническому руководству – постройкой радиопередаточной станции, воздушных шаров для переброски контрреволюционных листовок в СССР и другими работами».38 Б. В. Метус был казначеем группы. М .А. Матвеева руководила пропагандой, устраивала доклады на собраниях организации, читала лекции, подбирала литературу. Ю. Леппер вела картотеку, в которую заносились лица, занимавшиеся политической и общественной деятельностью в ЭР, как сочувствующие фашистам, так и их противники. Из активистов объединения надо еще отметить Н. С. Озерова, И. В. Потоцкого, В. И. Майде.

В группе старались соблюдать конспирацию, хотя и не очень строгую. Весь личный состав организации был разделен на подгруппы численностью не более пяти человек. Члены одной подгруппы не должны были знать состав и род занятий другой подгруппы. Для большей конспирации были введены клички членов объединения; так кличкой А. А. Тенсона была «Мен».39

В начальный период существования группы ее члены занимались прежде всего распространением фашистской литературы, в особенности издаваемых объединением газет, устной пропагандой идей фашизма, оказанием помощи руководству в организации собраний и докладов для более широкой аудитории. Одной из важнейших задач при этом считалось привлечение новых членов в группу.

Далее на группу была возложена еще задача сбора сведений о положении в СССР на основе советских газет. Собранные данные объединялись в недельные или двухнедельные сводки, которые передавались Г. Г. Кромелю.

Позже членам группы была дана новая установка – «переключиться на непосредственное ознакомление с СССР путем посылки туда своих людей. Посылку своих людей в СССР мыслилось организовать двояко: нелегальные переправы и использование легальных возможностей».40 Если верить показаниям арестованных членов группы, то переброска агентов организации в СССР через границу нелегальным путем не была осуществлена, хотя Б. В. Метус и Н. С. Озеров специально ездили в Печорский край с целью выяснить возможности такой операции. Зато были организованы две легальные поездки А. А. Тенсона в Москву и Ленинград в качестве туриста. Целью первой поездки летом 1934 г. было собрать данные о политических настроениях населения СССР и об отношении его к советскому правительству и коммунистической партии. При второй поездке в СССР летом 1935 г., помимо прежнего задания, А. А. Тенсону вменялось в обязанность завербовать кого-либо из советских граждан для создания в последующем фашистской группы в СССР, но из этих планов ничего не вышло. А. А. Тенсон нашел в Москве лишь одного человека, проявившего некоторый интерес к идеям фашизма. Можно не сомневаться, что и он был сексот «компетентных органов». Это чувствовал и сам А. А. Тенсон. Не случайно он возвратился из СССР с «нервным расстройством»: ему всюду мерещились агенты ГПУ…41

У группы Р. А. Чернявского с весны 1934 г. была своя конспиративная квартира в Таллинне на улице Леннуки. Там происходили собрания группы.

Группа Р. Чернявского–младшего (как, впрочем, и группа А. Чернявского-старшего) была настроена весьма радикально, целью своей деятельности считала «свержение советской власти в России и установление там фашистского строя».42 «Террор против большевиков, как один из методов свержения советской власти, членами группы <…> признавался и был включен в программу практической деятельности. Члены группы обсуждали несколько проектов по организации террористических актов над руководителями СССР, но все эти проекты были фантастическими и попыток для их выполнения группа не предпринимала».43

Если группы Э. К. Шульца и А. В. Чернявского-старшего больше занимались «теорией», дискутировали о планах и идеологической основе фашистской организации, то деятельность группы Р. А. Чернявского-младшего, наоборот, носила прежде всего практический характер: русская молодежь в ЭР, как и в других странах Российского рассеяния, жаждала активной реальной работы, «дела».

Выше мы постарались показать особенности каждой из трех групп, составивших первую организацию русских национал-социалистов в Эстонии. Но в их деятельности, конечно, было и много общего, много такого, что характеризовало их как единую организацию: общие цели, общие первостепенные задачи, наконец, при всех идейных расхождениях, все же и общая идеология.

Главной задачей организации было создание на ее основе фашистской партии, что в свою очередь требовало широкой агитационной работы, пропаганды идей национал-социализма, ознакомление с ними широкой общественности ЭР, расширения состава организации за счет привлечения новых членов.

Начало работы по созданию русской национал-социалистической организации в Эстонии Г. Г. Кромель датировал весной 1933 г.44 Для начала было решено издавать свою газету, которая знакомила бы более широкие круги читателей с национал-социализмом и обосновывала необходимость создания русской нацистской партии. 10 июня 1933 г. вышел первый и единственный номер газеты «Новый свет». Над заглавием ее красовалось изображение свастики. Редактором и издателем газеты считался Э. К. Шульц, но реально номер был подготовлен А. В. Чернявским.45

В газете содержался призыв к участникам референдума об изменении Основного закона (т. е. конституции) ЭР голосовать против предложенного эстонскими политическими партиями проекта конституции, поскольку он не ликвидировал многопартийности и не передавал всю власть в руки вождя, «хозяина». Это была вместе с тем и поддержка проекта конституции вапсов, главными пунктами которого как раз и были запрещение всех партий и установление сильной власти «вождя».

На первой странице газеты была опубликована также выдержанная в панегирическом тоне статья о руководителе русской национал-социалистической организации в Германии А. Светозарове и о деятельности боевых ее дружин.

На второй странице «Нового света» помещена программная статья «На суд!» (она не подписана, но известно, что автором ее был А. В. Чернявский). В ней утверждалось: «Нам, русским в Эстонии, необходима своя крепко организованная меньшинственная фашистская партия <…> Фашизм нарастает в мире, как стихийная волна. Это новый свет, строящий радугу над бездной классовой борьбы и партийного развала. Чем были Италия и Германия до Муссолини и Гитлера? И что они сейчас?

Все национальности в Эстонии создали и создают свои фашистские организации, свое национал-революционное движение». У эстонцев это вапсы, у немцев – группа вокруг газеты «Aufstieg», и только у русских нет подобной организации. Русский национальный союз (основная русская политическая и общественная организация в Эстонии тех лет) разрываем внутренними противоречиями и занимается пустопорожней болтовней.

«Нам нужна новая, лучшая и совершенная организация. Нам нужна централизованная и дисциплинированная партия, правая политически, т. е. в вопросах защиты веры и национальных прав, и достаточно левая по отношению к социальному вопросу <…> <Нам нужно> молодое русское национал-революционное движение трудящихся, несущее мировое оздоровление, освобождение от марксистской заразы и капиталистической кабалы».

Заканчивалась статья призывом: «Да здравствует русская меньшинственная национал-социалистическая фашистская партия!».46

Газета незамедлительно привлекла внимание Политической полиции ЭР и в тот же день, 10 июня, была закрыта по распоряжению министра юстиции и внутренних дел. Весь двухтысячный тираж газеты был конфискован; впрочем, отдельные номера, уже разосланные редакцией по городам Эстонии, могли и дойти до читателей. В постановлении министра причиной закрытия газеты объявлялось разжигание ею вражды между эстонцами и русскими, распространение ложных сведений о деятельности правительства ЭР и пропаганда идей, которые направлены против демократических порядков, безопасности и общественного строя республики.47 Издатели и редакторы газеты были арестованы, правда, уже на следующий день освобождены. Серьезно пострадал лишь А. В. Чернявский, отправленный в ссылку на остров Кихну.48

Неудача с изданием «Нового света» не остановила руководство национал-социалистической организации во главе с Г. Г. Кромелем. Сразу же вместо «Нового света» был налажен выпуск новой газеты под названием «Свет и крест».49 Но во избежание возможных «инцидентов» решено было воздержаться от публикации в газете статей, критикующих действия правительства и общественный и государственный строй ЭР.50 Однако фашистский характер газеты был в полной мере сохранен.

Первый номер «Света и креста» вышел 8 июля 1933 г. Редактором–издателем газеты числился В. Е. Виноградов, убежденный фашист, шофер по профессии. В редколлегию нового органа национал-социалистов, помимо В. Е. Виноградова, входили Э. К. Шульц, Р. А. Чернявский и проживавший в Печорах бывший студент Тартуского университета С. Д. Твердянский.51 Издание этой газеты (как и «Нового света») финансировалось Г. Г. Кромелем, по-видимому, из средств, получаемых из Берлина. В издание газеты принимали участие представители всех трех групп, составлявших национал-социалистическую организацию (А. В. Чернявский присылал материалы с острова Кихну). Они же занимались распространением газеты.

Газета «Свет и крест» продолжила начатую «Новым светом» пропаганду идей фашизма. Сотрудникам редакции приходилось полемизировать с критиками фашизма в местной печати, в частности в рижской газете «Сегодня».52 На страницах «Света и креста» продолжалось «обличение» основного соперника национал-социалистов в местной русской общине – влиятельного центристского Русского национального союза, стоявшего на либерально-демократических позициях.

Много места на страницах газеты занимали публикации в поддержку вапсов, их проекта конституции, одержавшего победу на новом референдуме 1933 г. Собственно, третий номер «Света и креста» это, по существу, агитационный листок, призывающий русских избирателей голосовать за их проект основного закона. Точно также большинство публикаций в четвертом номере «Света и креста» посвящено победе вапсовского проекта конституции на референдуме 14-16 октября 1933 г. Сотрудникам газеты приходилось отвечать и довольно многочисленным в русском обществе критикам эстонских радикалов-националистов, в сущности весьма шовинистически настроенным по отношению к русскому меньшинству в ЭР.53

Всего вышло четыре номера газеты «Свет и крест», последний номер – в ноябре 1933 г. В конце этого же года эстонские власти перешли к политике репрессий по отношению к национал-социалистам. 5 декабря 1933 г. парламент ЭР – Рийгикогу признал Национал-социалистическое движение «противогосударст-венным» и высказался за закрытие всех нацистских организаций и их органов печати.54 Это решение было направлено, в первую очередь, против немецких национал-социалистов, но оно коснулось и русских фашистов. Издание газеты «Свет и крест» прекратилось.

Знакомство с идеологией фашизма осуществлялось не только через газеты, издававшиеся местной русской национал-социалистической организацией. Среди ее членов имели распространение издания разных фашистских групп в других странах. В частности, известно, что в Эстонии получали основной орган РОНД’а «Пробуждение России», орган американских сторонников нового учения – газету «Фашизм» и др.55



Похожие документы:

  1. Книги «Русские в Эстонии. История культуры» тесно связа- на с весьма актуальной проблемой мультикультурности эстонско- го общества в прошлом и настоящем. Она обычно не учитывается в общих обзорах истории культуры Эстонии. Чаше всего в подоб- ных обзорах рассматривается лишь эстонская национальная культура

    Документ
    ... Эстонским Капиталом культуры (Eesti Kultuurkapital) С. Г. Исаков. Путь длиною в тысячу лет. Русские в Эстонии: История культуры. Ч. ... , социалистическом, и в правом, монархическом, лагерях русской эмиграции, а также и разочарование в западной демокра- ...
  2. Т. I (до 1940 г.) Словни к Составитель – проф. С. Г. Исаков Абельс

    Документ
    ... –1930-е гг. жил в Эстонии. I Исаков Иван Степанович (1894–1967) ... жил в Эстонии. Автор воспоминаний «Русские в Эстонии». II ... Позже видный деятель р. эмиграции в послевоенной Германии. ... , текстолог, литературовед, историк культуры; акад. Род в Нарве ...
  3. Полная и подробная хронология 1933-1939 гг

    Документ
    ... ранее малоизвестные представители русской эмиграции Н.П.Дмитриев и ... , работающего в Эстонии. Центральное правительство ... о развитии еврейской культуры (Б. Кацнельсон). Подробно ... Жданов, И.С.Исаков, Н.Г.Кузнецов, Г.И.Левченко). Русский язык вводится ...
  4. Олег платонов государственная измена

    Документ
    ... с русскими». ГЛАВА 9 ЦРУ и русская эмиграция. — А. Уайт. «Русская политика ... национальной культурыРусская культура»). Подобные ... в Латвии и 12,4 — в Эстонии. Русская женщина второй половины 80-х годов ... только 6 (Бабурин, Исаков, Павлов, Константинов, ...
  5. Кто добил Россию? Мифы и правда о Гражданской войне. От

    Документ
    ... высших сферах политики и русской эмиграции, и никто никогда его ... Литвой, Латвией, Польшей, Эстонией и Грузией, а флот ... Бахметьевский архив русской, восточно-европейской истории и культуры. Фактически ... повести «Купол святого Исакия Далматского» он даёт ...

Другие похожие документы..