Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Пояснительная записка'
Содержание курса «Информатика и ИКТ» на базовом уровне соответствует утвержденным Министерством образования РФ Стандарту среднего (полного) общего обр...полностью>>
'Программа'
запеченный с корнеплодами Темный и светлый хлеб / спред Десерты: Фрукты Торт с ягодным желе Свежие фрукты с ванильным суфле В стоимость входит приветс...полностью>>
'Документ'
559 ФСН 30сут Колбаса вареная из мяса птицы «Боярская люкс» б/с 48 30054 9 СТБ 10 0, РЦ ВУ 19 4 5 ....полностью>>
'Документ'
деятельность шефство над дошкольниками работа на пришкольном участке другие виды (указать какие) МАОУ «Озернинская СОШ» 87 59 8 3 8 1 0 7 0 Зам....полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Секция 1. Исход из провинции. Презентация Ильи Стечкина

Сергей Васин: Вот наш спикер, который выступал на пленарном заседании готов начать уже сейчас. Илья Стечкин, Ханты-Мансийск. Тема доклада и презентации.Человек, который сопоставляет, не только сопоставляет города, но и пытается найти путь через Москву в провинцию. Для того, чтобы другие люди не ошибались.

Илья Стечкин, Ханты-Мансийск: Смотрите, на самом деле если первая презентация на пленарном была достаточно эгоистичной о том, зачем мне в провинцию, то что я хотел бы сейчас показать и рассказать если я вооружусь презентацией. И этим самым, листалкой. Оно про то зачем я, провинция на примере конкретного кейса. Поскольку вчера нам сформулировали таки задачу, кейсы, которые могли бы быть локализованы в Пензе. В любых регионах в медиасреде мы наблюдаем либо доставшееся в наследство от советского периода, либо сформировавшееся в 90 агломерация печатных изданий, который жмутся друг к другу в попытке выжить каким-то образом в условиях падения тиражей, в условиях вообще непонимания того, как существовать в этом тяжелом информационном мире, где каждый сам себе производитель, потребитель информационного продукта. Задачка, которая возникла в Ханты-Мансийске, была связана с реорганизацией издательского дома «Новости Югры». Вот презентация, которую хочу показать, это программная презентация этой самой стратегии, которую мы в конце сентября будем защищать уже как готовый продукт. А у нас нету микрофона, который работает очень непривычно сильно говорить. Сам по себе жанр концепции он довольно специфически структурирован, давайте мы по этой структуре и пробежимся. Первый вопрос это само название издательский дом. Потому что структура, это сегодня не очевидна по функционалу. То есть для чего она в системе разделения труда. Что мы издаем, да. Мы издаем газеты, но тогда мы обречены на очень узкую аудиторию и дотационное существование, если это не, допустим, классифайдер огромный. Есть примеры региональных успешных классифайд, которые вырастали потом в полноценный контент проект, допустим «Тульская слобода» или «Челябинский рабочий», который пережил 90 и реализовался, в том числе в формате проекта медиа завод. На самом деле издательский дом, особенно если это издательский дом с историей, это активы специфической структуры. Это активы материальные, не медийные, то есть производственная база и недвижимость. Допустим издательский дом «Новости Югры» это система активов во всех основных городах округа. Это медийные активы, то есть бренды, которые воспринимаются аудиторией и это штат, люди, которые тоже активы. Возникает вопрос в условиях однозначно необходимой реорганизации, что мы будем делать с каждым из типов этих активов. Первое, это медийные активы. Что будем делать с медийными активами. Есть четыре основные тренда, которые сформулировали в два этапа, первый этап в 2012 году, третий этап на конференции фьюче медиа форум в июне 13 года. Это движение в сторону создания каналов мобильного потребления. Это ставка на аудиторию, как инструмент распространения информации и одновременно ее источник. Это отход от традиционного понимания единицы измерения редакционного продукта, от материала или выпуска. То есть это может быть не один материал, а целая цепочка материалов, конспирированных одним инфо поводом. И это переход от производства медиа продукта как основного вида деятельности к созданию информационного потока к агрегации информации и верификация, то есть проверка достоверности пользовательского контента. Эта штука была в свое время заявлена как некий стратегический фундамент в том числе для такой серьезной структуры как РИА-новости, заявлена она была Натальей Иосифовой. Соответственно когда Наталья Иосифова перешла на позицию заместителя генерального директора АиФ, эта же концепция перешла вместе с ней. Значит, что делать с материальными активами, задачка не на столько очевидная, потому что никто этого подробно не описывал пока в случае с такими фундаментальными конструкциями, как издательский дом с историей. Ну, вот здесь перечислено 5 примеров, это создание на базе не до конца используемых объектов недвижимости принадлежащих издательскому дому, рабочих пространств, формата анти кафе, знакомый термин? Сталкивались? Есть в Пензе анти кафе?

Ч4 – Есть.

Илья Стечкин: Много?

Ч4 – Два.

Илья Стечкин: А где возникли? На какой площадке? На базе чего? Что превратили в анти кафе? Вот что раньше было там, где они возникли? Ну, вот смотрите, похожую задачку с извлечением прибыли из стен решали «Известия» после смены собственника. Огромный производственный комбинат «Известия», который в редакционном процессе не задействован и на 10 часть. Они реализовали там некое, ну, во-первых, традиционно самое простое сдача в аренду площадей, но они реализовали там и некое творческое пространство, объединили несколько, скажем так, помещений, сделали из них одно большое и запустили там концертный зал. Ну, к активности Кабрилянова можно относится по-разному, но факт остается фактом. И даже если уйти от личности Кабрилянова и посмотреть там деятельность западных информационных компаний, таких как, например, Томсон или Рейтер, то мы увидим, что и они через сокращение штата освобождают площади и пытаются на этих площадях зарабатывать денежку каким-то образом. Второе, это создание пространств публичного знания. В качестве примера привели лекции, читательские конференции, тематические круглые столы и оригинальные форматы конференций типа тедекс. Это тоже возможность сохранения информационной природы актива, но изменение формы. Это тоже форма рабочего пространства, но она другим образом себя окупает. Третье это арт пространство, то есть мы делаем не анти кафе, а салон под, ну, допустим, выступления малых жанров. Для Ханты-Мансийска это актуально, поскольку допустим Ханты-Мансийская писательская организация, структура исключительно богатая, благодаря стечению обстоятельств. Тот редкий случай, когда очень богатый человек оказался неожиданно еще очень приличным писателем. То есть я сначала узнал его как писателя, а потом узнал что это очень богатый человек. Поэтому в этой ситуации рассматривать создание арт пространства как некий коммерческих ход по организации второй жизни редакционных площадей в общем-то осмысленно тем более что для российской журналистики там формат встречи с читателями он не первый раз встречается. Еще одна история, это медиа приёмные. В Туле было проведено любопытное исследование, относительно того, как функционирует районная газета сейчас в условиях, когда казалось бы все сплошь насквозь технократичны. Ничего подобного. В районную газету люди по прежнему идут со своими проблемами, потому что срабатывает эффект установки. Журналист это не некая отдаленная фигура, а это парень или девчонка с соседней улицы с которым можно поговорить о своих проблемах, более того, эти проблемы, скорее всего получат некое освещение. Как минимум этот парень или девчонка в силу своего служебного положения могут прийти к главе района и спросить, слушай, а вот что там происходит такое. К нам пришли, рассказали. Ну и дальше у главы района есть выбор или убрать информационный повод, решить проблему или информационный повод, опять поскольку среда замкнутая, глава района не господь Бог информационный повод выплывет на поверхность и все равно ему придется решать так или иначе. И еще одна история, это тандем студия, это про то, что если мы не можем загрузить журналистов традиционных конвенциональных СМИ работой по производству контента для своих собственных медийных нужд, то мы можем продавать их перья, коммерческим структурам, которые, так или иначе, оказываются в медийном поле. В медийном поле сейчас оказываются все даже те, кто профессионально к СМИ никакого отношения не имеет. Они должны предоставлять информацию о своей деятельности и вот в таком виде ее представлять могут с помощью профессиональных авторов. Самая сложная проблема для Ханты-Мансийска, это кадры, поскольку кадры, работающие в журналистике это преимущественно народ возрастной, для которого, все эти постиндустриальные информационные практики как кость в горле и в общем никакого удовольствия и энтузиазма они по этому поводу не испытывают. Они привыкли существовать в условиях того что они самый ценный капитал и двинуть их ни в какую сторону нельзя. Но на самом деле это тот случай, когда выгоднее поставить в ситуацию принудительного обучения, чем смириться с существующей историей про то, что люди не хотят меняться. Как можно поставить их в эту ситуацию, через создание альтернативной структуры внутри редакции в которую заводится молодой народ, который бьется за место под солнцем с уже состоявшимися журналистами по некой шкале эффективности. Шкала эффективности является одним из продуктов, который мы предложили в рамках концепции. Сейчас будем защищать, но поскольку еще не защищали, то саму шкалу так в общих чертах могу сказать, кому будет интересно. Если кому то будет. Главное создать условие, чтобы человек без изменений утрачивал шансы не только на карьерное развитие, чтобы выбить вот это вот патриархальное чувство уверенности в завтрашнем дне. Что все будет так же как вчера. Создать эффект внутренней конкуренции. Самое важное в этом, чтобы основой внутренней конкуренции служила установка на аудиторию. Установка на аудиторию возникает только в том случае СМИ от аудитории хоть каким-то образом зависят. Проблема Ханты-Мансийска в том, что СМИ от аудитории не зависят вообще никак. То есть они зависят там от 2% аудитории, которая завязана на государственный аппарат. Коммерческих СМИ в Ханты-Мансийске нет ни одного на сегодняшний день. Это целиком дотационные продукты, при том, что спрос на рекламный продукт есть, но нет даже инструментов по предложению рекламного продукта. То есть никаких условий для совершения рекламной сделки на рынке нет. В регион заходят сетевые компании, предлагают себя в качестве рекламодателя. СМИ не только не мычат не телятся, СМИ не имеют инструментов для ответа на интерес рекламодателя и не хотят их иметь. Потому что сохраняя статус кво, мы посчитали что, прошли данные по финансированию СМИ на следующую пятилетку в округе, вот если они даже ничего не будут делать, они все равно будут иметь 300 000 редакцию в месяц. То есть сокращаем штат до 3 человек, обеспечиваем полу плавучее состояние и там допустим 100 000 отдаем фзп, с условием обслуживания там 150, 150 кладем в карман учредителя. Ни на чем. Просто ни на чем. На том, что ничего не делаем. К счастью время от времени случаются выборы и спасибо Рузману создавшему прецедент, поскольку в этот момент уверенность в завтрашнем дне поколебалась в том числе и у тех, кто менеджерит выборный процесс в информационном пространстве. Они поняли что ситуация, когда аудитория игнорирует на корню добавляет лишний риск и снижает, капитально снижает эффективность трансляции политического месседжа. Поэтому вероятно в Ханты-Мансийске мы получим ситуацию, когда политики мотивированные отсутствием возможности дотянуться до аудитории, потому что СМИ не ориентированы на аудиторию, а ориентированы на политиков. Получается змея, кусающая собственный хвост. Сами спровоцируют создание инструментов и.

Ч5 - Ориентируют на аудиторию.

Илья Стечкин: Да, да, да. Потому что иначе они будут транслировать политический месседж сами себе, аудитория будет существовать параллельно и собственно получим то, что получили в Екатеринбурге. Я ни чуть не против, но может быть параллельно мы получим еще и инструмент продажи рекламы. Когда предложение хоть чуть-чуть начнет соответствовать спросу, такая парадоксальная ситуация. Входят крупные игроки, крупные ритейлеры и говорят, ребята, нам рекламу разместить, да пошли вы со своим предложением размещать рекламу нас и так в общем, не плохо кормят. Как-то это в общем не очень здоровая и понятная ситуация на самом деле уникальная в моем опыте. Я первый раз наблюдаю рынок, в котором рынка нет. При чем нет не потому что нет спроса, а рынка, потому что нет предложения. Действительно со стороны просто нельзя взять и понять о чем идет речь. А речь идет о том, что издательский дом должен отказаться от своей первоначальной издательской природы. Переключиться от продакшена на информационный менеджмент и сосредоточить усилия на развитии инструментов, изучение аудитории и удовлетворение ее потребностей. Примерно так. Единственное что хорошо, хорошо то, что у них хватило внутренней воли, на мой взгляд, обратиться к академическому сообществу с этим вопросом и это тоже, ну как, на мой взгляд, именно эта ситуация демонстрирует некое внутреннее здоровье системы потому что, если система не боится обращаться к экспертному сообществу. Меня вот на пленарном заседании очень резанула формулировка, какие-то там эксперты. Вот это вот отношение к экспертному сообществу очень во многом вредит развитию профессиональной экспертизы. В Ханты-Мансийске получилось наоборот, что, по крайней мере, медиа тусовка, оказалась готова к восприятию историй про то, как надо. Задача экспертизы, это создание нормативной модели, желательно не очень оторванной от действительности. Вроде как, посмотрим, заработает или не заработает, но два месяца у нас ушло на анализ ситуации и подготовку предложений и вроде как из 4 частей документа три мы предварительно согласовали и есть намерения, по крайней мере попробовать воплотить их в жизнь.

Сергей Васин: Спасибо. Так, коллеги, пожалуйста. Я так понимаю богатый очень опыт, поэтому вопросов может быть много, как и ответов тоже.

Ч5 – У меня вопрос такой. Мы выслушали некую концепцию, реализованную.

Ч3 – В процессе реализации.

Ч5 – В процессе реализации. То есть еще не все реализовано. Я, почему хотел узнать, а что дальше.

Илья Стечкин: Значит, смотрите она начинает реализовываться, а вот дальше как раз самое интересное, получится ли эту теоритическую конструкцию. Вот мы посмотрели как должно быть, вот мы объяснили, как должно быть, вот мы создали мануалы как сделать так, как должно быть. А дальше вопрос, вот когда нажмут все кнопочки. Материальные активы, не материальный активы, редакционные активы, оно заработает или в какой-то момент все равно система вернется на привычные рельсы. Достаточно ли будет импульса, обобщенного импульса, пускай даже помноженного на предвыборный коэффициент, для того, чтобы вот эту уже 80 лет не менявшуюся конструкцию каким-то образом двинуть.

Ч5 – Еще один вопрос для меня принципиально важен, не знаю как для вас. Вы знаете, мне приходилось проводить исследования в 70 годы аудитории Тульского драматического театра и я был несколько раз в Ханты-Мансийске. Вот очень тяжелый город с точки зрения театра центральная аудитория города Тула. У меня есть одна гипотеза, что видимо дворянство и аристократия российская, она считала Тулу рабочим городом и селилась там в ясных полянах вокруг города. Очень мало архитектурных памятников. Культурных. Я даже считаю что именно я с моей группой в 70 годы научил тульского зрителя аплодировать. Честно. Они были как на форуме гладиаторов, они встали и ушли. Постепенно, постепенно. Может я ошибаюсь. Вот делали в Туле. Контент, атмосфера контента, тяжело почему?

Илья Стечкин: Смотрите, Тула город купеческий все-таки, да. Действительно не дворянский, а купеческий. Несмотря на то, что в известном изречении вождя всех времен и народов о том, что значение Тулы для республики народ не наш, не пролетарский. Вот этот не пролетарский элемент до конца истребить не удалось. Поэтому в Туле, по крайней мере есть медиа рыночный контекст какой-то. Медиа рыночный. Иначе там бы не возник феномен слободы. Потому что вот семья Кирюниных, которая запустила этот проект, они все-таки очень талантливый народ и они создали реально коммерчески успешный независимый медиа проект, что в условиях российских регионов сегодня крайне дефицитная штука. А не прибыль. Опять, я с театральной точки зрения сказать не могу, а вот Ханты-Мансийск город, не смотря на то, что мы много меньше Тулы, вот по данным сейчас он в 6 раз меньше. Но он обладает чудовищной инерцией. Хотя город был полностью обновлен 10 лет назад, но вот этот вот очень специфический медийный консерватизм, он там просто в воздухе висит. И когда там появляются некие вот внешние раздражители типа там меня или Жени Зиновьева, они как раз редактор новостей Югры из Екатеринбурга имеется ввиду портал «Новости Югра», который пытается каким-то образом тоже со своей стороны поддерживать, поэтому получается хорошая связка. Там есть еще молодой редактор Сургутской трибуны и такой у нас любовный треугольник. А все остальные смотрят на нас как на ненормальных и удивляются что нам не так. Деньги есть, есть. Идут, идут. Че вам неймется. Изменения какие-то. Вот в Туле, наверное потому что не так сыто, там в принципе есть какое-то движение, но там че-то подкалывает с одного бока, тут подкалывает. А тут вот, у меня главная ассоциация это гусь, которого готовят на фуагра. Мозги уменьшаются, печень растет.

Ч1 – Там еще вопросик слева.

Ч4 – Я хочу фразу вам и залу, можно? Я недавно читал одну книгу, там замечательная фраза это вам и залу, можно вытащить женщину из пролетариата, но пролетариат из женщины вытащить невозможно.

Ч6 – Я не знаю, как на счет пролетариата. Вопрос у меня вот какой. То что вы рассказали, это очень интересная конструкция и если вы ничего не микшируете, то получается что у нас вот там есть не рынок, а раздаток фактически. Вы предполагаете, что нужно создать рынок. При этом вы предполагаете, что можно это сделать логичным образом, построив некую дорожную карту, которую вы собираетесь реализовать, помножив на политический шантаж, но тоже в смысле отношения к рынку. Иначе тебе будет плохо, потому что рынок тебя выкинет и вообще ничего не будет. Но это не важно совершенно. Я сейчас пытаюсь задать вопрос. Вопрос выглядит следующим образом, скажите, пожалуйста, а кто вот это счастливое будущее дальше будет делать? Кто является заказчиком на это счастливое будущее, кроме некоторого количества съехавших от прелестей рынка специалистов-экспертов. Ведь получается. Я пытаюсь понять, как выглядит этот месседж и у меня ничего не получается. Потому что это не про справедливость, это не про свободу. Где вот эти вот некое количество не наших заинтересованных сил и бульонов, при которой ваша инициатива не умрет младенческой смертностью.

Илья Стечкин: Вы буквально спасли мой доклад. Спасибо. На самом деле потому что, штука в том, что у меня подрастает 100 человек медиа-профессионалов. Это на данный момент емкость кафедры. 20 на выпуске, 20 на входе и 60 в процессе. Соответственно им совсем не улыбается работать вот в этом густом питательном бульоне и большая часть из них первоначально свою карьерную траекторию с Ханты-Мансийском никак не связывают. Если говорить в рамках проблемного поля нашего форума сегодняшнего, то заказчиками являются именно они. Заказчиками перемен и агентами перемен в одном лице являются те, для кого этот рынок может быть интересен как применение профессиональной компетенции, которую мы в них закачиваем. А поскольку закачиваем мы в них те компетенции, которые максимально эффективно раскрываются именно в определенном контексте то и на нас до некоторой степени лежит ответственность за посев этого контекста. Ну, примерно так я себе это представляю.

Ч6 – Прошу прощения. Просто требуется еще задать вопрос. То есть вы одновременно являетесь и модернизатором спроса и модернизатором предложения. То есть такой миссия в одном лице. А вдруг вы ошибаетесь.

Сергей Васин: Хороший вопрос.

Илья Стечкин: Можно было бы ответить афоризмом, но вопрос то содержательный. Смотрите, если вдаваться в подробности, то вот эта идея появилась не потому что мне делать было нечего. Те кто работает в образовании примерно представляют себе что такое запуск учебного года при одновременном изменении образовательного стандарта и при битве за набор в условиях демографической ямы. То есть мне было чем развлечься, но ко мне пришел дядька, который собственно руководит этим издательским домом «Новости Югры». Дядька этот он в одном ряду с главред Сургутской трибуны, главный редактор издательского дома, интернет проекта «Новости Югры» юграньюс и самый большой начальник всей этой тусовки, ну вот он емошной школы человек, который степень получал в Англии. И его тоже это все шибко не радует. И он пришел, сказал, слушай, раз ты приехал, а давай мы вместе все соберемся и подумаем. Он одну из аудиторий в этих самых материальных активах издательского дома «Новости Югры» переделал под рабочее пространство за три дня. Я первый раз такое видел. То есть он убрал оттуда какой-то полиграфический цех, который там простаивал полностью переделал под опен спейс рабочий. Затащил туда тех сотрудников, которые по его мнению могут быть агентами перемен и сказал, ребята, а вот теперь два дня мы интенсивно думаем о том, что мы делаем. В результате. А там. Ну, это наверное опять тусовка, потому что там внезапно выяснилось, что в департаменте общественных связей сидит тоже не местный, но очень мощный молодой аналитик, который тоже захотел в это поиграть. Вот мы собрались этой компанией, два дня мы думали в итоге по системе разделения труда мы с Рудольфом, с аналитиком засели проработать материал, набросали вот как бы проект, который я вам показал. На второй день мы его представили. Нам сказали да. Мы засели на два дня работать. То есть у нас формально, у нас коммерческим заказчиком выступает издательский дом «Новости Югры». Там ситуация еще сложнее, потому что, все по классике, к ним приехал ревизор, ревизор посмотрел на эту картинку ревизор естественно по политическому заказу приезжает в такого рода регионы на кануне выборов. Посмотрел на все это дело, ребята как мы это вы ничего, информационное пространство с точки зрения электоральной активности неуправляемо. Понятно. Еще раз, ревизор тоже человек в возрасте. И он не учитывает техники управления в условиях не массовой коммуникации. А нам это было очень на руку. Потому что это дает некоторый. Это убирает сопротивление власти, которая является основным фактором задержки инноваций. Особенно если мы говорим про социальные этимологические инновации. А здесь на самом деле про общество, а не про технологию в большей степени.

Ч7 – Я собственно хотел уточнить, я начало пропустил, может быть ты говорил об этом, а как у вас с онлайн СМИ, конкуренция какая-то есть с той стороны или у вас так все.

Илья Стечкин: У нас вообще конкуренции нет. У нас нет понятия конкуренция. Онлайн СМИ у нас тоже нет. Как. Молча. У нас есть ВТРК Югра, ВТРК Югра все на столько хорошо с эфиром что они не думают о том, что видеоплеер без функции, дистрибуции в социальных медиа и созданием кода, это нонсенс не имеющий права на существование. Их это просто не колышет. Снизу растут конструкции не медийного характера. То есть снизу вырос потрясающий Ханты-Мансийский форум. То есть снизу растут коммуникационные практики. А медийная надстройка, которая в нормальных условиях возникает как попытка эффективного использования коммуникативных практик, то есть оптимизация коммуникативных практик по средствам модерации сегментации коммуникационного процесса вообще ни про что. То есть ее нет. Есть форум эс из на котором время от времени появляются агенты того же департамента общественных связей, которые просматривают основные проблемы, есть даже трабл тикеты создаваемые на основе мониторинга форума. Но по идее то эти трабл тики то в здоровой системе создаются в виде медийной конструкции, которая агрегирует информационные потоки проблемные и транслирует их либо внутренними какими-то маршрутами на предмет их решения или подавления недовольства или в виде медийного потока, так вот этого нет. А вот соц сети, ну, понимаешь как, громко говорить во множественном числе про единственную сеть которая популярна в ХМАО. Популярен Вконтакт. А вот форум, это реальная сила возникшая ровно там, проросшая изнутри как потребность в некоем содержательном диалоге при отсутствии его инструментов. Там простейший, что то типа инвижн пауэр порт, на который ничего сверху не положено. Он существует вот как сферический конь в вакууме.

Ч8 – Илья, скажите, я вот понял что вы работали там некоей санацией в медиа пространстве, реанимировании, перестройки, санирования не знаю как назвать,

Ч3 – Звучит пессимистично.

Ч8 - Не закончен проект и продолжаете работать. Мне хотелось бы еще понять как корреспондирует с системой нашей секции где исход из провинции, где вот уехать нельзя остаться.

Илья Стечкин: Я собственно две привязки в контексте дал. Первая привязка, если на пленарке я нахально заявил позицию зачем мне провинция, то на секции логично объясниться зачем я провинции. А вторая привязка то, что у меня заказчиком содержательным заказчиком изменений являются те, кто сейчас принимают решения о своей карьерной траектории. Студенты. Потому что Ханты-Мансийск уникальный город по конструкции, это город белых воротничков и студентов. Это вот белые воротнички, ГЕП и студенты. Студентов много. Студентов примерно 10% от генеральной совокупности. Это где-то 9 тысяч на 95 тысяч населения. ВУЗов тоже много. Мы не единственные. Мы просто самый большой. И они решают вопрос оставаться им в этом самом ХМАО, который сытый, но скучный или куда-нибудь свалить, тем более что возможность свалить есть. И если мы не. Как бы что мы сделали пока. Что мы можем. Мы можем образовательную практику как-то поменять. Можем. А вот ситуация, когда возникает дополнительный ГЕП между образовательной практикой и возможностью приложения полученной информации, риск того, что они встанут на крыло и отвалят из славного Ханты-Мансийского автономного округа возрастает многократно. Соответственно если мы меняем образовательную практику, мы должны менять среду.

Ч9 – В продолжение только скажу. Вот несколько раз прозвучало выбить комфортную почву. Я понимаю, зачем это сказано, чтобы личностный рост, динамика была личностного роста. Вместе с тем, если взять представления большинства людей. Люди стремятся к комфорту, к уверенности в завтрашнем дне. Если допустим дискомфорт на работе, они меняют работу. Если дискомфорт в городе. Меняю город. Не приведет ли это к тому, что личностный рост, динамика роста приведет к тому, что интенсивность исхода из провинции увеличится.

Илья Стечкин:Смотрите. Основная проблема рынка труда она в данном случае не привычна для Ханты-Мансийска в том, что в России не выходят на пенсию. Понятно содержание проблемы? То есть в Ханты-Мансийске есть одно обстоятельство, отличающееся от других регионов России, там на пенсию могут жить. Они выходят ну просто, потому что нет соответствующей привычки. Соответственно нету движения. И вот эти же люди, которые кодами просиживали штаны в этих медийных конструкциях старой формации не имеют никакой мотивации к каким-то изменениям. Им даже не любопытно что может быть. Вот банальный вопрос. Есть ресурсы, которые мы можем спокойно закупить на редакцию, там, 2 десятка качественных смартфонов. За счет редакции. Закачать в них туда хороший софт и поставить туда нормальный интернет. Ну не будут они учиться ими пользоваться. Хоть порежьте вы их на куски, потому что им это не надо. Поэтому вот из них надо, если они, простите циничный прагматизм этой фразы, но если они уйдут на пенсию от этого не им не будет хуже, ни рынку.

Ч10 – Не совсем так. Им психологически будет очень плохо.

Ч1 – Хорошо. Я повторю что у нас сегодня только первый день. Пожалуйста.

Ч11 – Я вот немножко поразмышлять. Первый момент настолько мы все сидим, настолько, говоря наукоемкими словами как страшно далеки мы от народа. Терминология, какие-то слова просто даже не понимаю. Шучу конечно. Это первый момент. Второй, меня очень пугает название исход из провинции, слово исход. Я размышляю. Исход из провинции. Третий момент внутренняя эмиграция, я так считаю, можно долго спорить, миграция двигатель прогресса.

Ч12 – Вопрос стремительного процесса.

Ч11- И последний момент который я вот в виде вопроса сейчас задам. Знал бы, жил бы в Ханты-Мансийске. Я вот телевизионщик, работаю тут уже в Пензе, провинции, 14 лет и понимаю, что у вас есть деньги. Ситуация по поводу работодателей по поводу рынка, она идентична по всей стране. То, что учиться не хочет и то что смартфоны никому не нужны и то что рекламодателю сложно что-то предложить, практически везде.

Ч13 – На моих глазах описывался кейс Комсомольской правды когда описывалось.

Ч11 – И где сейчас эта Комсомольская правда?

Ч14 – Секундочку, она на рынке есть. Она не банкрот.

Ч11 – Вы читаете Комсомольскую правду?

Ч15 – Вы у них журналистов видели с собой на одном мероприятии?

Ч16 – У вас наверное нет задачи сделать компанию банкротом. Другая задача. У вас же деньги и так есть.

Ч17 – Что они сделали?

Ч11 – Ваша прелесть заключается в одном, у вас есть деньги. Вы можете нанять любых специалистов, есть повод у людей, вы говорите там Рудольф, вы, 4 человека.

Ч18 – На 95 тысяч населения.

Ч11 – Куда больше то. Роль личности в истории еще никто не отменял.

Илья Стечкин: Задайте мне вопрос, я на него отвечу.

Ч11 – Вопрос я задал в принципе.

Ч19 – Сколько?

Илья Стечкин:Чего сколько?

Ч11 – Средняя зарплата работника СМИ по региону?

Ч3 – Средняя зарплата в СМИ по региону от 30 до 50. Цены там другие. Действительно. Цены там очень сопоставимы с московскими.

Ч11 – Логично. Стоит ли менять?

Илья Стечкин: Стоит, потому что Ханты имеют очень высокий экологический рейтинг, идеально приспособленная городская среда.

Ч11 – Остается все для семьи и для всего остального. Как я понял, не только деньги, у вас еще огромное поле для реализации.

Илья Стечкин: Да. Поляна там не пахотная, но проблема в том, что вот весь процесс внедрения инноваций там. Там нету сопротивления среды. Но там нет поддержки среды. То есть это абсолютно нейтральная среда для инноваций. То есть убьёмся и потащил. Вот сколько тебе не лениво тащить. Не можешь ты взорвать. Еще раз, взорвать ты можешь реагентную среду, она нейтральная, абсолютно.

Ч1 – Друзья мои, давайте, наверное, сделаем паузу небольшую, если вы не возражаете и мне бы хотелось вам всем задать вопрос, а не задавали ли вы себе такой вопрос откуда взялся такой я который вдруг в Ханты-Мансийске, где, собственно говоря, никто не хочет ничего делать, начал что-то менять. Я могу сам на него ответить. Вот смотрите, когда пензенцы приезжают на какую-то конференцию, где собираются все, со всей России, они почему-то ведут себя наиболее активно. Как мне кажется. Они везде бегают, со всеми знакомятся, пытаются наладить какие-то связи. Я задаю вопрос такой, а потому что у вас нефти нет.

Ч11 – Я родился в Туле.

Ч1 – Вот, он родился в Туле. Посмотрел на тульскую атмосферу и в крови то это есть, приехал в Ханты-Мансийск. И хоть там есть нефть, а он взял. Это реплика. Я думаю паузу все-таки.

Ч6 – Я конечно не очень хорошо понимаю всю специфику этого кейса, но я понимаю что мы в обсуждении вышли на некоторый очень важный разговор, который бы важно не потерять здесь. Это разговор связанный с эмиграцией и отделами журналистов и которые будут определять как будет выглядеть медиа рынок. С одной стороны про эмиграцию я с вами согласна что это свобода передвижения за которую мы столько бились и замечательно. Развитие, передвижение, что угодно говорите и так далее. Но, вопрос в том, что в нашей особенно стране так устроено, что как только территория начинает, территория с отрицательной миграцией, в ней все заболачивается очень быстро. Я сейчас не буду говорить бюджетные и так далее. Просто у нас все становится дороже. Инфраструктура дороже и все умирает много быстрее. Это специфика территорий с отрицательной миграцией, поэтому вопрос, который вы говорили, это вопрос не связанный с тем, могу ли я уехать. Вопрос связанный с тем уехать и приехать можно ли в равной степени обеспечить чтобы они в эту сторону шли. Это первая вещь. Вторая вещь по поводу людей, поскольку мы тоже территория не самая бедная, с коллегой, они знают. У нас там Лукойл есть, УралКалий есть и так далее. Деньги, это очень важный и очень жесткий инструмент. Либо вы его используете как инвестиции, либо вы его используете как ренту. У нас есть в истории совершенно гениальный случай, когда одновременно две страны навсегда решили свою судьбу. У них была одинаковая стратегия, одинаковый тип управления и одинаковые ресурсы. Это Испания и Англия. Англия превратила инвестиции, деньги с колоний в инвестиции, Испания превратила деньги из колоний в ренту. В результате вот они разошлись и до сих пор никогда не смогут сойтись, потому что одна. Я сейчас не буду говорить экономически, но в общем-то понятно. Поэтому мне то кажется что это очень важный вопрос, связанный с тем кто именно и в какой момент начинает понимать, что при всем хорошем, происходит это в виде заболачивания и нет будущего. Меня не очень устроил кейс, который был предложен, потому что люди это как-то сами из себя это решают. Вот они сами из себя. Вот они сидели головастики и че-то такое решили. Так вот че-то вы либо не договариваете, либо что-то другое там происходит. Но это не важно совершенно. Важно что мы поставили очень серьезный вопрос связанный с тем, что основная социальная инфраструктура в виде медиа рынка СМИ и так далее за нее отвечают только журналисты, только рекламодатели, только власть и так далее. Это некоторое общественное благо. Позвольте и нам тоже решать, что нужно делать. Я думаю, что вы с этим согласны. И вторая вещь связанная с тем, что и инвестиции и эмиграция туда-сюда, является очень важными процессами. И территориально очень важно рассматривать и куда тратятся деньги и каким образом идет эмиграция.

Ч2 – Спасибо. Я думаю, мы завтра продолжим. А сейчас. Спасибо Илья. У нас новая группа в полосатых купальниках.



Похожие документы:

  1. Предисловие должно быть кратким, иначе его не прочтут. Поэтому скажу только, что книга не является монолитной монографией, последовательно разворачивающей какую

    Документ
    ... освобождено от службы только для того, чтобы в обществе появился огромный слой людей, чьей каждодневной обязанностью ... » продукцию. Но в этом её сила. Все предыдущие культуры пытались найти идеал, достигнув которого, можно ...
  2. Тема Культурно-исторческие основы развития психологического знания в труде Тема Труд как социально-психологическая реальность

    Документ
    ... отмечает, что "идеалы создаются не для того, чтобы их достигать, а для того, чтобы указывать путь". (Селье, 1987. С. 45 ... , найти свое место среди людей: "...каждый человек стремится стать значительным; но люди ошибаются, если они не понимают ...
  3. Модель привратника 20 Структура новости 21

    Документ
    ... использовать­ся не только в естественных ситуациях, но и специально создаваться для того, чтобы получить требуемый для ком­муникатора ... и необычна — человек, которого рисо­вали И. Репин, В. Маяковский, М. Добужинский, Д. Бур-люк и многие другие, ищет ...
  4. Провозглашается множеством сект (вспомним Аум Синрике, выдававшую себя за синтез христианства и буддизма), и столь же активно оспаривается православной мыслью

    Документ
    ... не только на людей верующих, но и на тех, кто еще не обрел достаточных оснований для того, чтобы сделать ... , те действия, через которые человек вступает в отношения с другими. Итак, в правовом пространстве человек представлен только одной внешней ...
  5. Учебно методический комплекс дисциплины Теоретические аспекты перевода По кредитной технологии обучения для студентов специальности

    Программа курса
    ... человеке - знаний, которые ему сообща­ют другие люди посредством речи. Без речи не ... провинции. Это означа­ет, что на французском языке ведется не только административ­ная, но ... Канаду не только раем для переводчиков ввиду того, что возможности найти рабо ...

Другие похожие документы..