Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Урок'
- Ребята, сегодня мы погопорим ещё о нескольких жанрах устного народного творчества: пословицах и поговорках. Но сначала скажите, чем отличаются следу...полностью>>
'Методическое письмо'
Методическое письмо о преподавании учебного предмета «Основы религиозных культур и светской этики» в 2012/2013 учебном году в общеобразовательных учре...полностью>>
'Памятка'
Но ты должен знать, что кроме прав у тебя есть обязанность — соблюдать законы. Ты будешь успешным, если будешь юридически грамотным и законопослушным ...полностью>>
'Документ'
Чебанову Александру Сергеевичу, аспиранту третьего года кафедры компьютерных технологий и информационной безопасности, специальность научных работнико...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Организация и быт Петровской армии

Служба всегда начиналась с нижних чинов. Кандидаты в офицеры поступали рядовыми в один из гвардейских полков — Преображенский или Семеновский. Там, протянув лямку пять-шесть лет, а кто и более (смотря по способности) они получали звание гвардии капрала либо сержанта и переводились в армейские полки, «писались [56] в армию» — прапорщиками либо подпоручиками. Оба гвардейских полка содержались в двойном против прочих комплекте (4 батальона вместо 2-х) и являлись питомником офицеров для всей армии, своего рода военными училищами, дававшими своим питомцам не только строевую, но и отличную боевую подготовку. На протяжении ста лет сквозь их ряды прошли все те, кто создал великую Россию восемнадцатого века...

В кавалерии роль военного училища играл лейб-регимент, куда недоросли писались драгунами. Сперва, в эпоху Северной войны, это был Санкт-Петербургский драгунский, а с начала 20-х годов Кроншлотский, наименованный с 1730 года Конной Гвардией.

Роль офицеров Гвардии, этих первородных «птенцов гнезда Петрова» и значение их в стране были весьма велики. Они исполняли не только военную (а подчас и морскую службу), но получали часто ответственные поручения по другим ведомствам, например дипломатического характера, царских курьеров, ревизоров и т. д. Так в обязанности обер-офицеров Гвардии входило присутствие в качестве «фискалов» на заседаниях Правительствующего Сената и наблюдение за тем, чтоб господа сенаторы не занимались посторонними делами. Вообще петровский офицер, гвардейский в особенности, был мастером на все руки, подобно своему великому Государю, пример которого был на глазах у всех.

Петр Великий понял значение офицера в стране и всячески стремился дать ему привилегированное положение. В табели о рангах при равенстве чинов военные имели преимущество перед гражданскими и придворными. Всех рангов было 14:

I ранг — генерал-фельдмаршал, генерал-адмирал, канцлер;

II — генерал рода оружия{52} (аншеф), адмирал, действительный тайный советник;

III — генерал-поручик, вице-адмирал, тайный советник;

IV — генерал-майор, контр-адмирал, действительный статский советник;

V — бригадир, шаутбенахт, статский советник;

VI — полковник, капитан 1 ранга, коллежский советник;

VII — подполковник, капитан 2 ранга, надворный советник;

VIII — майор, капитан-лейтенант, коллежский асессор;

IX — капитан, лейтенант, титулярный советник;

Х — штабс-капитан, коллежский секретарь;

XI — поручик, корабельный секретарь;

XII — подпоручик, мичман, губернский секретарь;

XIII — прапорщик, провинциальный секретарь;

XIV — коллежский регистратор.

В артиллерии чину прапорщика соответствовало звание штык-юнкера, а между поручиком и капитаном имелся чин капитан-поручика. Производство обер-офицеров в штаб-офицеры и из [57] штаб-офицеров в генералы обуславливалось баллотировкой, и этот порядок, имевший, конечно, свои выгоды, но и большие неудобства, сохранился до самой смерти Петра. Иноземцы, поступая на русскую службу, прикомандировывались к генералам и штаб-офицерам, при которых несли ординарческие обязанности, присматриваясь к службе и овладевая языком. По окончании этого стажа, они получали производство и зачислялись на службу. Оклады иноземцам в среднем были двойные, как и подобает наемникам. К концу царствования Петра I на верхах было около трети общего количества генеральских и штаб-офицерских чинов (в 1726 году в войске из 5 аншефов — 2 иноземца, из 19 генерал-поручиков и генерал-майоров — 8, из 22 бригадиров — 5, из 115 полковников — 82).

За особые заслуги жаловались ордена, святого Андрея Первозванного (первый и долгое время единственный русский орден, основанный в 1698 году), а в конце царствования и святого Александра Невского{53} (основан в 1722 году).

Управление войсками в мирное время сосредоточивалось в руках военной коллегии, учрежденной в 1719 году и имевшей первоначально 3 отделения («экспедиции»{54}) — армейское, гарнизонное и артиллерийское, ведавшие соответственно полевыми войсками, гарнизонными и материальной частью.

Высшие тактические соединения, бригады (2 — 3 полка) и дивизии (2 — 4 бригады) составлялись лишь в военное время. В мирное время высшей административной единицей был полк.

К концу царствования Петра I в армии считалось — пехоты: 2 гвардейских, 2 гренадерских и 42 пехотных полка (из коих 9 «низового корпуса» в Персии), всего 70000 штыков при 200 орудиях полковой артиллерии; конницы: 33 драгунских полка — 37 850 человек, 100 орудий конной артиллерии; артиллерии: 1 гвардейская, 4 армейских канонирных роты — 4190 человек с 21 полковыми и 160 осадными орудиями; сапер: 2 роты — инженерная и минерная. Всего в действующих войсках 112000 строевых при 480 орудиях. Конница составляла таким образом третью часть полевых войск, а на каждую тысячу бойцов приходилось в среднем 3 пушки (не считая осадных). Кроме того, имелось 68000 гарнизонных войск (50 пехотных и 4 драгунских полка), 10000 ландмилиции (4 пехотных и 16 конных полков) и 35000 казаков. [58]

Всего 225000, а считая сюда личный состав флота — 250000 пожизненных профессионалов.

Пехотные полки были в 2 батальона и состояли из 1 гренадерской и 7 фузелерных рот. Батальоны у нас появились лишь в 1698 году. До того полки делились непосредственно на роты. Оба гвардейских полка имели по 4 батальона. Многие армейские полки в различные периоды Северной войны имели тоже 4 либо 3 батальона. Каждый полк имел две 3-фунтовых пушки, на лафет которых могли быть, в случае необходимости, приспособляемы по две 6-фунтовые мортирки. Канониры носили форму полка и подчинялись полковому пехотному начальству. Орудия сопровождения петровской эпохи весили 20 пудов и перевозились парой лошадей. Штатный состав пехотного полка был 1200 строевых. До 1708 года полки именовались по полковникам.

Каждая пехотная и драгунская рота имела свое знамя. Знамя 1-ой роты считалось полковым и было белым, цвет остальных был по выбору полковника (чаще всего черным{59}). Срок службы знамен был 5 лет и они считались амуничными вещами, хотя потеря их уже тогда считалась позорной и части могли быть лишаемы знамен по суду. (Штандарты в первый раз введены при образовании кирасир в 1733 году.)

Вся конница была драгунской. Драгунский полк состоял из 5 эскадронов по 2 роты, во всех 10 ротах считалось 1200 строевых (первые роты считались, как и в пехоте — гренадерскими). Каждому полку придавалось тоже две 3-фунтовых пушки, а кроме того по одной 20-фунтовой гаубице, весом менее 30 пудов.

Вооружение бойца составляли в пехоте: фузея (ружье) и шпага у всех. Фузея весила 14 фунтов, штык («багинет») вставлялся в дуло, так что стрелять с примкнутым штыком было невозможно. Гренадеры имели помимо всего 2 гренадные сумы (по одной 6-фунтовой «гренаде» в каждой). Унтер-офицеры вместо фузеи имели саженные алебарды. Недостаток в ружьях вынудил Петра вновь ввести на вооружение пехоты пики (полупики, так называемые «протазаны») в 1707 году. Пикинеры (одно время свыше четвертой части всей пехоты) составляли в строю задние 4 шеренги и назначались преимущественно в прикрытие к артиллерии. Драгуны имели фузею, пистолеты и палаш. Фузеи носились в пехоте на плече, у драгун приторочивались к седлу (ремней не было).

Обмундирование состояло из длинного однобортного кафтана зеленого цвета (со времени Петра и до начала XX века, на протяжении двухсот лет, зеленый цвет [59] являлся традиционным цветом обмундирования русских войск), камзола, коротких штанов до колен, зеленых же чулков и низких башмаков, на походе и караулах — сапоги, у драгун ботфорты. Зимой надевалась епанча — род плаща.

Довольствие было отлично. Ежедневный «порцион» состоял из фунта мяса, двух фунтов хлеба, двух чарок вина и гарнца (кварты) пива{56}. Ежемесячно выдавалось полтора гарнца крупы и два фунта соли. Царь сам испытывал на себе в продолжение месяца этот паек, раньше чем утвердить его. Солдату полагалось жалованья 24 рубля в год, из которого, впрочем, половина вычиталась за обмундирование.

Казарм не было и войска располагались постоем у обывателей. При отводе войскам квартир «Устав Воинский» требовал одной кровати на трех человек, из расчета, что двое будут на ней спать, а третий занят караулами. Мы можем из этого убедиться, что отправление караульной службы в те времена поглощало третью часть наличного состава войск.

Дисциплина петровской армии была суровой: под арест сажали в оковах, телесные наказания были часты, но особенной жестокостью не отличались. Разжалование (в тяжелых случаях с «шельмованием» и без выслуги) практиковалось широко. Офицеры, иногда и старшие генералы, как Репнин, «писались в солдаты», нижние же чины «писались в извощики» (т. е. обозные). «Посрамлению» могли подвергаться и воинские части. Вот что писал Петр в одном из своих воинских артикулов: «Полки или роты, которые с поля сражения побегут, судить в генеральном военном суде и если найдется, что начальники тому причиной, то их шельмовать и преломив над ними чрез палача шпагу, повесить. Если виновные, офицеры и рядовые, то первых казнить как сказано, а из последних по жребию десятого, или как повелено будет, также повесить — прочих же наказать шпицрутенами и сверх того без знамен стоять им вне обоза, пока храбрыми деяниями загладят преступление. Кто же докажет свою невиновность, того пощадить». Петр I вводил таким образом в войска принцип римской «децимации» (казни десятого). Если мы вспомним, что «Устав Воинский» ставит в образец малую армию «Юлиуса Цезаря», то сможем утверждать, что устраивая полки Третьего Рима, Царь брал пример с легионов Первого. К чести русской армии надо прибавить, что к подобного рода наказаниям прибегать не пришлось. Тем не менее, эта грозная сентенция сослужила свою службу, наставив на путь истинный не одно робкое сердце. [60]

«Краткий артикул» 1706 года вводил наказание шпицрутенами, до тех пор применявшееся (как иноземное наказание) лишь к иноземцам, служившим у нас. Шпицрутены назначались исключительно по суду и виновного прогоняли сквозь строй (наибольшее количество шпицрутенов — прогонка сквозь строй полка, назначалось за рецидив грабежа). Наказание батогами (розгами) назначалось в дисциплинарном порядке.

Со всем этим телесные наказания в русской армии XVIII века были не так часты и не так жестоки, как в иностранных армиях.

Немногие сохранившиеся «сказки» петровских полков — строевые рапорты, донесения всякого рода, отчетность и переписка, позволяют нам судить о быте войск. Рассматривая эти «сказки», мы прежде всего поражаемся размерам дезертирства. Например, в Бутырском полку, считавшемся одним из самых лучших в армии, с 1712 по 1721 годы бежал 361 человек, т. е. за десять лет свыше четверти штатного состава. Объясняется это явление новизной для русского народа суровой и тяжелой рекрутской повинности, бывшей к тому же пожизненной. Призванный под знамена «даточный» первое время не мог свыкнуться с мыслью, что он никогда больше не увидит родной семьи, родного села, родных полей. Отсюда и большинство побегов. Часто беглые «сносили» амуницию и оружие — фузеи, шпаги, иногда даже алебарды. Все это отнюдь не служило спокойствию на больших дорогах. Характерно, что из всего указанного в Бутырском полку числа побегов — 361 за десять лет, лишь один состоялся перед неприятелем (за что виновный и «казнен смертию» — расстрелян). Это обстоятельство служит своеобразным показателем высокого качества войск.

Мало-помалу подневольный профессионал свыкался со своей участью, долей «отрезанного ломтя». С каждым годом оставленные близкие становились все более далекими, постылый вначале полк все более близким... Всю свою привязанность солдат переносил на него, свою вторую и последнюю семью, и на товарищество, «солдатство». Так понемногу, постепенно, из поколения в поколение, создался бессмертный тип русского солдата, петровского и елизаветинского фузелера, екатерининского чудо-богатыря, николаевского служаки...

Территориальная система комплектования, введенная Петром (при которой земляки попадали в тот же полк) оказала [62] тогда громадную услугу русской армии: рекрутчина переносилась легче — «на миру и смерь красна» — и молодые полки скоро приобретали необходимую спайку.

Полки принимали из своего округа комплектования, в среднем, ежегодно 80 — 100 новобранцев в годы, когда особенных потерь не было, например в последний период Северной войны, т. е. меняли свой состав полностью за 10 — 12 лет. В списках рекрут не указывалось ни возраста их, ни физических данных (рост, объем груди и т. д.). Мы знаем, что принимались они без осмотра. Отмечалась лишь грамотность, из «сказок», например Бутырского полка (имевшего столичный округ комплектования, Бутырскую слободу в Москве) видно, что грамотных было 2 — 3 на сотню, в других полках было и того меньше.

Принимая во внимание тяжелые потери в боях и походах первой половины Северной войны, мы можем утверждать, что в продолжение всей этой двадцатипятилетней борьбы{57} русская армия переменила полностью свой состав три раза. Потери наши определяют до 300000 «приблизительно», кто может сосчитать в точности, сколько их легло в финские болота, в польскую глину, в немецкий песок? Сколько было «за благочестие кровию венчано» на полях Лифляндии, Ингрии, Польши, Германии, Малороссии... И сколько погибло там же от разных «язв» и «горячек», от всякого рода сверхчеловеческих трудов и нечеловеческих лишений?

Вспомним, какая великая доля выпала хотя бы солдатам полков Островского и Толбухина, первых поселенцев Котлина и Петропавловской фортеции! В далеких финских дебрях, с ружьем в одной руке и топором в другой, расчищали они бурелом на месте будущей Невской першпективы под волчий вой и выстрелы шведских партизан. И кости этих первых пионеров, сложивших свои головы в том далеком, неприглядном краю, явились сваями Санкт-Петербурга, фундаментом российской великодержавности... Вспомним тех же Бутырцев, прадедов по прямой линии Гаврилы Сидорова, пронесших на своих плечах и в еще более диких дебрях корабли из Белого моря в Онежское озеро... И вся эта петровская армия, терпящая лишения, но бодрая духом, железной рукой направляемая все к новым подвигам, в распутицу и стужу совершающая тысячеверстные переходы — от Полтавы к Риге, от Риги к Яссам, из Ясс на Копенгаген — не была ли она армией великого народа, армией великого Царя?

Русский солдат петровских времен, навсегда простившийся с семьей во имя службы России, являл собою пример стойкости и терпения, верности и самоотречения, [63] каких не знать другим народам. И благодарная Россия сохранит его образ в своем сердце навеки.

ПЕТРОВСКИЕ ПОЛКИ:

Лейб-Гвардии Преображенский (1683);

Лейб-Гвардии Семеновский (1683);

2-ой гренадерский Ростовский (1700 — пехотный Гулица, с 1708 года — Ростовский);

5-й гренадерский Киевский (1700 — пехотный Вилима фон Дельдена{58}, с 1708 года — Киевский);

9-й гренадерский Сибирский (1700 — пехотный Ирика фон Вердена, с 1708 года — Сибирский);

12-й гренадерский Астраханский (1700 — пехотный Брюсса, с 1790 года — Астраханский). С 1708 по 1790 год полк этот именовался Вологодским. Название Астраханского с 1708 года носил сформированный в 1700 году полк Александра Гордона, пошедший в 1790 году на укомплектование Грузинских Гренадер, получивших его ст-во.

11-й пехотный Псковский (1700 — пехотный Мевса, с 1708 года — Псковский);

15-й пехотный Шлиссельбургский (1700 — пехотный фон Трейдена, с 1708 года — Шлиссельбургский);

17-й пехотный Архангеле городский (1700 — пехотный Крота, с 1708 года — Архангелогородский);

19-й пехотный Костромской (1700 — пехотный Николая фон Вердена, с 1805 года — Костромской);

22-й пехотный Нижегородский (1700 — пехотный Польмана, с 1708 года — Нижегородский);

25-й пехотный Смоленский (1700 — пехотный Бильса, с 1708 года — Смоленский);

29-й пехотный Черниговский (1700 — пехотный фон Шведена, с 1708 года — Черниговский);

45-й пехотный Азовский (1700 — пехотный Буша, с 1708 года — Азовский);

61-й пехотный Владимирский (1700 — пехотный Юнгера, с 1708 года — Владимирский);

64-й пехотный Казанский (1700 — пехотный фон Дельдена, с 1708 года — Казанский);

65-й пехотный Московский (1700 — пехотный Иваницкого, с 1708 года — Московский);

85-й пехотный Выборгский (1700 — пехотный Кулома, с 1708 года — Выборгский) — Основанный в 1700 году славный Выборгский полк был расформирован в 1833 году и пошел на составление финляндских линейных батальонов (старыми полками у нас стали дорожить лишь со второй половины XIX века). В 1863 году из финляндских линейных батальонов были составлены пехотные полки 22-й дивизии, причем 85-й назван Выборгским, хотя батальоны, образованные из прежнего Выборгского полка, пошли на составление 88-го пехотного [64] Петровского полка, имевшего таким образом больше оснований именоваться Выборгским — Старый Великолуцкий полк в 1810 году был обращен в егерский, а в 1833, при упразднении егерей, расформирован. В 1835 году вновь сформирован пехотный полк, названный Великолупким. Император Александр III в 1884 году повелел «для сохранения наименований двух старейших полков в России — Великолуцкого{59} и Выборгского, старшинство их в виде исключения из общего правила присвоить 12 пехотному Великолуцкий и 85 пехотному Выборгский полкам». В приводимой таблице мы поэтому и в виде исключения помещаем эти полки.

3-й пехотный Нарвский (1703 — пехотный Шенбека, с 1708 года — Нарвский);

9-й пехотный Старо-Ингерманландский (1703 — пехотный Меньшикова, с 1704 года — Старо-Ингерманландский);

27-й пехотный Витебский (1703 — пехотный Скрипицына, с 1784 года — Витебский);

38-й пехотный Тобольский (1703 — пехотный князя Репнина, с 1708 года — Тобольский);

69-й пехотный Рязанский (1703 — пехотный Ланга, с 1708 года — Рязанский);

1-й пехотный Невский (1706 — пехотный Куликова, с 1711 года — Невский);

62-й пехотный Суздальский (1707 — пехотный Ренцеля, с 1727 года — Суздальский) см. прим. 13-й пехотный Белозерский (1708 — гренадерский Репнина, с 1727 года — Белозерский);

16-й пехотный Ладожский{60} (1708 — гренадерский Буша, с 1727 года — Ладожский);

21-й пехотный Муромский (1708 — гренадерский Энгберга, с 1721 года — Муромский);

63-й пехотный Углицкий (1708 — гренадерский Бильса, с 1727 года — Углицкий);

Лейб-Гвардии Кексгольмский (1710 — гренадерский князя Барятинского, с 1727 года — Кексгольмский — сформирован как Второй Гренадерский);

8-й пехотный Эстляндский (1711 — Эстляндский гарнизон);

12-й пехотный Великолуцкий (1711 — Азовский гарнизон, с 1835 года — Великолуцкий);

193-й пехотный Свияжский (1711 — Казанский гарнизон, с 1891 года — Свияжский);

81-й пехотный Апшеронский (1722 — Астрабадский пехотный, с 1732 года — Ашперонский);

84-й пехотный Ширванский (1724);

1-й лейб-драгунский Московский (1700 — драгунский Гулипа, с 1708 года — Московский);

17-й драгунский Нижегородский (1701 — драгунский Морелия, с 1708 года — Нижегородский); [65]

12-й уланский Белгородский (1701 — драгунский Дев-герина, с 1826 года — Белгородский);

13-й уланский Владимирский (1701 — драгунский Жданова, с 1708 года — Владимирский);

Лейб-Гвардии Кирасирский Его Величества (1702 — драгунский князя Волконского, с 1796 года — Кирасирский Его Величества);

Лейб-Гвардии Кирасирский Ее Величества (1704 — драгунский Портеса, с 1796 года — Кирасирский Ее Величества);

10-й гусарский Ингерманландский (1704);

13-й гусарский Нарвский (1705 — драгунский Пестова, с 1708 года — Нарвский);

5-й драгунский Каргопольский (1707);

1-й уланский Санкт-Петербургский (1707 — драгунский Гешова лейб-регимент, с 1721 года — Санкт-Петербургский);

4-й драгунский Новотроицко-Екатеринославский (1708 — драгунский Кропотова, с 1708 года — Новотроицкий, с 1783 года — Новотроицко-Екатеринославский);

3-й уланский Смоленский (1708 — драгунский Рославский, с 1765 года — Смоленский);

11-й драгунский Рижский{61} (1709 — гренадерский князя Кропоткина, с 1727 года — Рижский);

13-й драгунский Военного Ордена (1709 — гренадерский фон-дер Роопа, с 1774 года — драгунский Военного Ордена);

Лейб-Гвардии Конный (1721 — драгунский Кроншлотский, с 1730 года — Конный);

Лейб-Гвардии артиллерийская бригада (1683 — бомбардирская рота, с 1796 года — Лейб-Гвардии артиллерийская бригада);

Гвардейский Экипаж (1710).

Примечание. Суздальский полк сформирован из остатков семи полков дивизии Востромирского, совершенно разгромленных при Фрауштадте. В таблицы включаются лишь полки, ни разу не расформированные. Первая дата — основание полка, вторая — пожалование полку настоящего имени. Многие полки переменили названия несколько раз. Мы можем отметить, что в 16-й пехотной дивизии старой Императорской Армии все четыре полка основаны Петром (и притом еще до Полтавской битвы).

14-й гренадерский Грузинский следует причислить к Петровским полкам: он сформирован в 1700 году, назван пехотным Александра Гордона, в 1708 — Астраханским пехотным и в 1785 году переименован в Кавказский.

Дальше

Содержание • Проект "Военная литература" • Военная история

Глава II.
От Петра до Елизаветы

Эпоха упадка

При ближайших преемниках Петра Великого военное дело пришло в упадок. В кратковременное царствование Екатерины I и Петра II молодая Империя вступила в критический период своего развития и вся энергия ее пошла на борьбу за власть различных временщиков и партий. Смутные времена юности Петра I грозили повториться. Внешней политики Россия этого периода, можно сказать, не имела вовсе{62}, внутренняя политика грозила выродиться в усобицы. Царская власть была сведена временщиками на нет.

Естественно, что все эти непорядки не замедлили отразиться и на вооруженных силах. Численность их, как мы знаем, в середине 20-х годов достигала 250000 строевых, что было чрезмерным для страны с 17-миллионным населением, только что выдержавшей к тому же жестокую двадцатипятилетнюю войну. Уже в последние годы царствования Петра I из жалованья воинских чинов производились вычеты (20 коп. с рубля у генералов,

15 — у штаб-офицеров, 10 — у обер-офицеров и 5 — у офицеров гарнизонных войск). Задержка в получении жалованья на несколько месяцев стала обычным явлением. Был период (1724 — 1725), когда армия не получила жалованья за целых 16 месяцев...

Правительство Императрицы Екатерины I напрягло все усилия к удовлетворению возникших претензий. В первую очередь были удовлетворены и приведены в порядок гвардия и столичные гарнизоны, и в конце 1728 года шведский посланник Цедеркрейц, донося своему правительству о боевой готовности русских войск, мог писать, что они «могут выступить в поход по объявлении указа в три дня». Правда, в жертву «первой руке потентата» была принесена вторая — флот во вторую четверть столетия пришел в полное запустение.

В конце 20-х и начале 30-х годов много старых офицеров и солдат было уволено в отставку. Для облегчения бюджета военной коллегии стали наряжать войска на вольные работы, употреблять солдат на должности, ничего общего с военным делом не имеющие: прислуги, курьеров различных ведомств, даже почтальонов.

Меньшиков упразднил в 1726 году баллотировку офицеров в чины. В 1727 году полки были названы по местам их стоянок, но в том же году повеление это было отменено.

Военные действия в Персии продолжались все это время, параллельно с переговорами относительно обратной уступки персам взятых у них областей. Партизанская борьба требовала наряда значительных сил, а убыль от болезней повела к тому, что еще при Петре I 20 батальонов Низового Корпуса поглотили за три года (1723 — 1725) 29000 рекрут. К 1730 году на Кавказе было расположено 17 пехотных и 7 драгунских полков, примерно четвертая часть всей вооруженной силы.



Похожие документы:

  1. Первая половина XIX века весьма значительный и своеобразный этап в истории России

    Документ
    ... народа. Основные этапы этнической истории. Чебоксары, 1965. Керсновский А.А. История русской армии. В 4 т. М., 1992-1994. Кизеветтер А.А. Исторические ...
  2. А. В. Суворов 1916 год Первой мировой войны это год надежд и разочарований для обеих противоборствующих сторон блока Центральных держав (Четверной блок) и блока Антанта

    Документ
    ... . – М., 1975. Т. 2. С. 213. 1 Керсновский А. А. История русской армии. – М., 1994. Т. 4. С. 179. 1 Цит. по: Изонов В. В. Подготовка русской армии накануне Первой ...
  3. Iii. Соединения из Восточной Сибири в Первой мировой войне

    Документ
    ... 1933. - С. 44. 21 Керсновский А.А. История русской армии. - М.: Голос, 1994. Т. 4. - С. 134. 22 Керсновский А.А. История русской армии. М.: Голос, 1994. Т. ... 11-го турецкого корпуса. 59 Керсновский А.А. История русской армии. Т. 4. – М.: Голос, 1994. - ...
  4. Кто добил Россию? Мифы и правда о Гражданской войне. От

    Документ
    ... на историческом повороте». М. «Терра» 1996 Керсновский А.А. «История Русской армии» в 4 т. М. «Голос» 1992 Коцюбинские А.П. и Д.А. «Григорий Распутин ...
  5. Николай Стариков

    Документ
    ... не взорванный мостик! В русской армии тоже не могли поверить истории с венским мостом и громко ... войны. 1914–1918» в 2 т, М. «Наука» 1975 Керсновский А. А. «История Русской армии» в 4 т. М. «Голос» 1992 Клаузевиц фон К. «О войне ...

Другие похожие документы..