Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В соответствии с постановлениями Администрации города Губкинского от 24 июня 2013 года №1562 «Об утверждении Порядка разработки, реализации и корректи...полностью>>
'Документ'
Л. профессор Назаренко Н.И. 10.10-11.40 (ауд. 3301), 4.09 (среда), 4-й Вешняковский пр-д, 4 ИГПЗС Терениченко А.А. 8.30-10.00 (ауд. 3310), 4....полностью>>
'Расписание'
по направлению «Агроинженерия», Эксплуатация транспортно-технологических машин и комплексов, Технические системы в агробизнесе, Электрооборудование и ...полностью>>
'Решение'
Так как высота CD является диаметром искомой окружности, его радиус равен половине длины этой высоты, а центр находится в его середине. Следовательно:...полностью>>

Главная > Методические рекомендации

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

1

Смотреть полностью

М. Л. Несмелова, В. И. Уколова,
А. В. Ревякин

ВСЕОБЩАЯ  ИСТОРИЯ
С древнейших времен
до конца XIX века

10 класс

Методические рекомендации

ПРОГРАММА

ВСЕОБЩАЯ  ИСТОРИЯ:  С  ДРЕВНЕЙШИХ
ВРЕМЕН  ДО  КОНЦА  XIX  ВЕКА

10 класс, базовый уровень (30 ч), профильный уровень (58 ч)

Пояснительная записка

      Представленная программа является основой одноименного учебника авторов В. И. Уколовой и А. В. Ревякина. Принципиальная новизна программы и учебника заключается прежде всего в том, что в них впервые изложена не история мировых цивилизаций, а всеобщая история. Это соответствует федеральному компоненту Государственного стандарта среднего (полного) общего образования по истории. Всеобщая история позволяет дать учащимся целостное, интегрированное представление о всемирно-историческом развитии, о пути человечества к современному глобализирующемуся миру, помогает выработать у учащихся навыки исторического мышления, сформировать у них историко-политическую и гуманитарную культуру.
      В освещении истории синтезированы современные научные подходы — историко-компаративистский, культурно-антропологический, цивилизационный, теории модернизации. Это позволило глубже раскрыть сущность различных исторических эпох, показать исторические судьбы регионов в их сопоставлении и комплексе взаимосвязей, в контексте всемирной истории, избежать дробления истории на конкретные описания отдельных стран, выявить магистральную направленность и важнейшие характеристики истории эпох и регионов.
      Авторы ставили задачу показать основные линии исторического движения к современному миру, объяснить учащимся, как разные эпохи связаны с современностью, как историческое наследие Востока и Запада живет в дне сегодняшнем. Это послужило актуализации исторического материала без его идеологизации и, как надеются авторы, предоставило школьникам возможность не только рационально, но и эмоционально сделать исторический опыт частью личного опыта, почувствовать себя звеном в цепи поколений.
      Принципиально новой является структура программы и учебника. Они имеют два уровня содержания: базовый и профильный.
      Базовый уровень имеет основной, просто и логично изложенный материал; профильный уровень расширяет информационное поле учебника, представляет теоретические обобщения, некоторые дискуссионные научные моменты. Учащиеся вводятся в круг современных концепций исторического развития, знакомятся с научными подходами к изучению истории, наиболее репрезентативными для мировой науки конца XX и начала XXI в.
      В программе и учебнике предпринята попытка показать историю «с человеческим лицом», без чего современный взгляд на нее невозможен. Так, история культуры включена не в качестве дополнительного звена, а с позиций культурно-исторического подхода. Охарактеризованы основные «картины мира», типы ментальности в различные исторические эпохи. Показано взаимодействие человека и общества в их различных аспектах: в сфере власти, политико-социальных процессах, экономике, повседневной жизни и др. Особое внимание уделено религии в рассматриваемых исторических эпохах. Авторы также старались показать вклад разных народов и цивилизаций в сокровищницу мировой культуры.
      Программа и учебник ориентируют учащихся на формирование навыков анализа мирового развития, выработку у них определенного иммунитета к упрощенному истолкованию истории как поля реализации тех или иных всемирных законов, понимания человеческой составляющей истории.
      Цель курса: дать учащимся целостное, интегрированное представление о всеобщей истории, на этой основе выработать у них способность самостоятельно анализировать особенности исторического развития и современной ситуации, сформировать у учащихся гражданскую позицию.
      Задачи курса:
      — дать комплекс знаний об истоках, развитии, специфике отдельных периодов истории и цивилизаций, их роли в становлении современного мира;
      — помочь учащимся выработать историческое мышление — подход к общественным явлениям в их становлении и развитии, в определенном историческом контексте и в связи с конкретным историческим опытом;
      — показать историю «с человеческим лицом», глубже раскрыть ее гуманитарные аспекты;
      — расширить представления старшеклассников о характере современной исторической науки, неоднозначности исторических знаний, выработать критический подход к ним;
      — способствовать овладению учащимися приемами исторического анализа;
      — помочь становлению гуманитарной культуры школьников, научить их быть открытыми опыту других народов, цивилизаций, способствовать усвоению ими демократических ценностей и выработке у учащихся толерантности.
      В результате освоения данного курса десятиклассники должны знать содержание основных эпох и цивилизаций в истории человечества; уметь дать оценку их места в историческом процессе и основных достижений, вошедших в сокровищницу мировой истории и культуры; понимать взаимосвязь и обусловленность исторических явлений, специфику разных форм исторического и социального детерминизма; учитывать «мировой контекст» исторических феноменов и процессов; анализировать роль человеческого фактора в истории; уметь определять позиции и мотивы действий участников исторических процессов; на базе исторических знаний выработать навыки социальной ориентации в условиях динамичных перемен современности.

ПРОГРАММА

Базовый уровень (30 ч)

ВВЕДЕНИЕ (1 ч)

      Историческое познание сегодня. Сущность, формы и функции исторического познания. Предмет исторической науки, особенности исторического факта. Понятие «всеобщая история». История в системе гуманитарных наук. Вспомогательные исторические дисциплины.
      Периодизация истории, историческая хронология.

РАЗДЕЛ  I. ИСТОКИ  ФОРМИРОВАНИЯ
ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ  ЦИВИЛИЗАЦИИ.  ПЕРВОБЫТНОСТЬ (1 ч)

Тема 1. Предыстория (1 ч)

      Понятия «предыстория человечества» и «первобытное общество».
      Проблема происхождения человека. Расселение первобытного человека. Появление человека современного типа.
      Взаимосвязь процессов антропогенеза и социогенеза. Первичные формы социального объединения. Присваивающее и производящее хозяйства. Неолитическая революция.

РАЗДЕЛ II. ДРЕВНИЙ  МИР (6 ч)

Тема 2. Древний Восток (2 ч)

      Ближний Восток — колыбель древнейших цивилизаций. Взаимодействие человека и природы в древних обществах. Цивилизации долин великих рек: Месопотамия, Древний Египет, Древняя Индия, Древний Китай.
      Восточная деспотия. Власть и общество, положение подданных. Доминирование традиции в жизни древневосточных обществ. Складывание первых мировых империй.
      Значение цивилизаций Древнего Востока и их культурного наследия для последующих эпох и мировой культуры.

Тема 3. Античность (4 ч)

      Понятие «Античность». Периодизация становления и развития античной цивилизации. Ареал ее распространения.

Часть 1. Древняя Греция (2 ч)

      Древняя Греция — часть античной цивилизации. Периодизация ее истории.
      Архаическая Греция. Власть и человек в архаической Греции. Место аристократии в обществах архаической Греции. Культура архаической Греции. Олимпийские игры.
      Классический период истории Древней Греции. Греческий полис: типы и эволюция. Афины и Спарта. Греческая демократия. Формирование гражданской системы ценностей. Классическое рабство. Человек в мире древнегреческих полисов.
      Древнегреческое язычество.
      Культура Древней Греции. Древнегреческая философия, знания о мире и человеке. Театр, архитектура. Значение политического и культурного наследия Древней Греции для последующих эпох и мировой культуры.
      Греческие полисы в международных отношениях Древнего мира.
      Походы Александра Македонского, образование мировой державы. Эллинизм.

Часть 2. Древний Рим (2 ч)

      Периодизация истории Древнего Рима. Римская цивилизация как часть античной цивилизации.
      Ранний Рим. Патриции и плебеи.
      Римская гражданская община и ранняя республика.
      Пунические войны. Превращение Рима в мировую державу.
      Становление Римской империи. Принципат как система власти и управления.
      Возникновение и распространение христианства. Становление христианской церкви.
      Кризис III века. Поздняя империя. Доминат. Власть и общество в поздней империи. Колонат.
      Разделение империи на Восточную и Западную.
      Рим и варвары. Падение Западной Римской империи.
      Римское наследие как основание будущей европейской цивилизации.

РАЗДЕЛ III. СРЕДНЕВЕКОВЬЕ (6 ч)

      Понятие «Средневековье» в современной исторической науке. Хронологические рамки и основные типологические характеристики Средневековья для Запада и Востока.

Тема 4. Западноевропейское Средневековье (2 ч)

      Периодизация западноевропейского Средневековья. Материальная культура западноевропейского Средневековья. Структура средневекового общества. Феодальное землевладение и система власти, вассально-ленные отношения. Сословный характер общества. Рыцарство, рыцарская культура.
      Роль религии и церкви в Средние века. Разделение церквей. Католицизм и православие. Папство и светская власть.
      Международные отношения в Средние века.
      «Христианский мир» Средневековья как основание для формирования будущей европейской идентичности.
      Средневековый город. Городская средневековая культура.
      Средневековая сословная монархия как первая представительная политическая система в истории.
      Кризис XIV—XV вв.
      Значение средневекового политического и культурного наследия для формирования «новой» Европы.

Тема 5. Византийское Средневековье (1 ч)

      Начало византийской цивилизации. Византия — наследница античного мира. Хронологические рамки, периодизация, ареал византийской цивилизации.
      Восточное христианство. Власть и церковь в Византии.
      Культура Византии. Византийская «картина мира». Эстетические идеалы, искусство, иконопись.
      Влияние Византии на государственность и культуру Древней Руси и российскую цивилизацию.

Тема 6. Исламский мир в Средние века (1 ч)

      Возникновение ислама. Мухаммед, его учение и деятельность.
      Исламская мораль и право.
      Арабский халифат.
      Роль арабов как связующего звена между культурами Античности и средневековой Европы.
      Османская империя: этапы и основные типологические черты развития. Османская империя и Европа.

Тема 7. Индия в Средние века (1 ч)

      Хронологические рамки и периодизация индийского Средневековья. Делийский султанат, образование империи Великих Моголов.
      Касты и община.
      Религия в средневековой Индии.

Тема 8. Китай и Япония в Средние века (1 ч)

      Хронологические рамки и периодизация китайского Средневековья. Империи Суй и Тан. Власть и общество.
      Китай в период правления монголов. Империя Мин. Административно-бюрократическая система.
      Хронологические рамки и периодизация японского Средневековья. Становление государственности и сознания Ямато. Роль императора.
      Правление сёгунов Минамото и Асикага.

РАЗДЕЛ IV. ЗАПАДНАЯ  ЕВРОПА  НА  ПУТИ
К  НОВОМУ  ВРЕМЕНИ (1 ч)

      Новое время в современной исторической науке. Проблемы периодизации Нового времени. Начало развития современного мира.

Тема 9. Возрождение как культурно-историческая эпоха (1 ч)

      Понятие «Возрождение». Отношение Возрождения к Средневековью. Италия — родина Возрождения. Возрождение античного наследия. Гуманизм — идейная основа Возрождения. Идеал «универсального человека». Искусство Возрождения.

РАЗДЕЛ V. ЭКОНОМИКА  И  ОБЩЕСТВО (4 ч)

Тема 10. Возникновение мирового рынка (1 ч)

      Предпосылки Великих географических открытий. Заинтересованность европейских стран в торговле с Востоком. Традиционные пути мировой торговли. Роль посредников. Нехватка золота и серебра. Научно-технические предпосылки дальних морских путешествий. Роль Португалии и Испании в истории Великих географических открытий. Открытие Америки. Христофор Колумб. Америго Веспуччи. Открытие морского пути в Индию. Васко да Гама. Поиски испанцами Эльдорадо. Кругосветное плавание Магеллана. Крупнейшие открытия мореплавателей и землепроходцев других стран в XVII — начале XIX в.
      Возникновение мирового рынка. Подъем мировой торговли. Перемещение путей мировой торговли. Революция цен и ее последствия. Упадок феодальной системы хозяйства, а также средневековых сословий. Монопольные акционерные компании. Товарные и фондовые биржи.

Тема 11. Общество и экономика «старого порядка» (1 ч)

      «Старый порядок» в Европе. Структура сельскохозяйственного производства. Двупольная и трехпольная системы земледелия. Общественные отношения в деревне. Огораживания в Англии. Ремесленное и мануфактурное производство.

Тема 12. Промышленная революция (1 ч)

      Начало и предпосылки промышленной революции в Великобритании. Технический переворот в промышленности. Революция в средствах транспорта. Крупная машинная индустрия. Завершение промышленной революции.

Тема 13. Индустриальное общество (1 ч)

      Социальные последствия промышленной революции. Индустриальное общество. Социальный вопрос. Индустриализация. Подъем базовых отраслей промышленности. Новая техническая революция.

РАЗДЕЛ VI. ДУХОВНАЯ  ЖИЗНЬ  ОБЩЕСТВА (3 ч)

Тема 14. Религия и церковь в начале Нового времени (1 ч)

      Религиозные противоречия в Европе начала Нового времени. Положение католической церкви, критика в ее адрес. Выступление Лютера против индульгенций. Учение о спасении верой. Лютеранство. Реформация в Германии. Протестанты. Учение Кальвина о Божественном предопределении. Кальвинизм. Особенности Реформации в Англии. Англиканство.

Тема 15. Наука и общественно-политическая мысль (1 ч)

      Научная революция XVII в. Экспериментальный метод познания. Философский рационализм. Значение трудов Ф. Бэкона, Р. Декарта, И. Ньютона. Просвещение как общественное движение.
      Либерализм как течение общественной мысли и как политическое движение. Рождение демократической идеологии и демократического движения. Социалистическая мысль и коммунистическая идеология. Возникновение марксизма.

Тема 16. Художественная культура (1 ч)

      Развитие художественной культуры в XVII—XIX вв. Художественные стили: классицизм, барокко, рококо. Искусство и литература романтизма. Представители романтизма Э. Делакруа, В. Гюго, Дж. Байрон, Э. А. Гофман, Р. Вагнер.

РАЗДЕЛ VII.  ПОЛИТИЧЕСКИЕ  ОТНОШЕНИЯ (4 ч)

Тема 17. Государство на Западе и Востоке (1 ч)

      Образование единых централизованных государств в Европе. Западноевропейский абсолютизм. Просвещенный абсолютизм. Реформы в Пруссии, монархии Габсбургов, Испании и Франции. Прусский король Фридрих II. Соправители монархии Габсбургов Мария Терезия и император Иосиф II. Французский король Людовик XVI.

Тема 18. Политические революции XVII—XVIII вв. (2 ч)

      Английская революция середины XVII в. Обострение религиозных и политических противоречий в Англии начала XVII в. Пуританизм и его течения — пресвитериане и индепенденты. Первые короли из династии Стюартов и парламентская оппозиция. Созыв Долгого парламента. Преобразования мирного периода революции. Упразднение монархии в Англии. Протекторат О. Кромвеля. Реставрация Стюартов.
      «Славная революция» в Англии. Политика правительства Реставрации. Новая парламентская оппозиция. Закон «Хабеас корпус акт». Виги и тори. Низложение короля Якова II. Переход короны к Вильгельму Оранскому. Билль о правах.
      Французская революция конца XVIII в. Общественные противоречия. Критика абсолютизма, сословных привилегий, сеньориального строя, политики правительства и поведения королевского двора. Созыв Генеральных штатов. Взятие Бастилии. Законодательство Учредительного собрания. Конституция 1791 г. Политические группировки роялистов, конституционалистов, жирондистов и монтаньяров. Якобинский клуб. Деятельность Законодательного собрания. Начало войны Франции с иностранными государствами. Крушение монархии. Деятельность Национального конвента. Приход якобинцев к власти. Установление якобинской диктатуры. Террор. Государственный переворот 9 термидора. Политика Директории. Бонапартистский переворот 18—19 брюмера.

Тема 19. Становление либеральной демократии (1 ч)

      Консульство и империя во Франции. Кодекс Наполеона. Первая парламентская реформа в Великобритании. Либеральные реформы 30-х гг. во Франции, в Испании и германских государствах. Начало борьбы за демократические преобразования в странах Европы и Америки. Чартистское движение в Великобритании. Консервативные реформы. Британские консерваторы. Гражданская война в США и ее итоги. Возникновение строя либеральной демократии в государствах Европы и Америки.

РАЗДЕЛ VIII.  МЕЖДУНАРОДНЫЕ  ОТНОШЕНИЯ (3 ч)

Тема 20. Встреча миров (1 ч)

      Колониальная политика европейских государств в начале Нового времени, ее цели. Крупнейшие колониальные державы. Формы и методы колониальной политики. Европейская эмиграция. Ввоз рабов в Америку из Африки. Соперничество колониальных держав. Пиратство. Навигационный акт английского парламента. Европа и Османская империя. Возникновение Восточного вопроса.
      Двойственное влияние колониализма на развитие народов Востока. Зарождение патриотического движения в Индии. Политика «самоусиления» в Китае. «Реставрация Мэйдзи» в Японии. Танзимат в Османской империи.

Тема 21. Европейское равновесие XVII—XVIII вв. (1 ч)

      Гегемония Габсбургов в Европе начала Нового времени. Стремление Франции прорвать «окружение» Габсбургов. Программа «естественного рубежа» на востоке. Вестфальский мир, его условия и значение. Возникновение баланса сил в Европе. Крушение европейского равновесия. Цели и значение революционных войн Франции.

Тема 22. Конфликты и противоречия XIX в. (1 ч)

      Наполеоновские войны, их цели и характер со стороны Франции и ее противников. Созыв Венского конгресса. Противоречия его участников. Основные положения Заключительного акта. Принципы и характерные черты Венской системы международных отношений. Легитимизм. Причины крушения Венского порядка в Европе.
      Национальные войны. Объединение Германии и Италии. О. Бисмарк и К. Кавур. Преобладание Германии в Европе. Союз трех императоров. Охлаждение отношений России с Германией и Австро-Венгрией. Создание Тройственного союза. Образование русско-французского союза. Восстановление баланса сил в Европе.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.  ОСНОВНЫЕ  ИТОГИ
ВСЕОБЩЕЙ  ИСТОРИИ  К  КОНЦУ  XIX в. (1 ч)

      Карта мира к концу XIX в.
      Преодоление замкнутости отдельных регионов мира. Первые шаги на пути к мировой цивилизации. Сохранение своеобразия и различий в положении народов мира.
      Итоги политического и экономического развития стран Запада: формирование либеральной демократии и рыночной экономики.
      Колониальная зависимость стран Азии и Африки. Предпосылки их перехода к нормам и ценностям современного общества.

ПРОГРАММА

Профильный уровень (58 ч)

ВВЕДЕНИЕ (2 ч)

      Историческое познание сегодня. Сущность, формы и функции исторического познания. Предмет исторической науки, особенности исторического факта. Понятие «всеобщая история». История в системе гуманитарных наук. Источниковедение и историография, вспомогательные исторические дисциплины.
      Современные концепции исторического развития: цивилизационные теории, линейно-стадиальные концепции, историческая (культурная) антропология, сравнительно-исторический (компаративистский) подход, теории модернизации.
      Периодизация истории, историческая хронология.

РАЗДЕЛ I. ИСТОКИ  ФОРМИРОВАНИЯ
ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ  ЦИВИЛИЗАЦИИ.
ПЕРВОБЫТНОСТЬ (2 ч)

Тема 1. Предыстория (2 ч)

      Понятия «предыстория человечества» и «первобытное общество». Периодизация первобытности.
      Проблема происхождения человека: современные дискуссии. Расселение первобытного человека. Появление человека современного типа.
      Взаимосвязь процессов антропогенеза и социогенеза. Первичные формы социального объединения. Род и община. Присваивающее и производящее хозяйства. Разделение труда. Неолитическая революция. Власть и управление в догосударственный период. Возникновение частной собственности.
      Духовный мир первобытного человека. Возникновение религии, морали, искусства. Архаический человек и мифологическое сознание. Система ценностей древних людей.
      Предпосылки перехода к цивилизации. Особенности хозяйственного устройства в эпоху неолита, «престижная экономика». Племя и вождество.

РАЗДЕЛ II.  ДРЕВНИЙ  МИР (12 ч)

Тема 2. Древний Восток (4 ч)

      Современные концепции возникновения древнейших цивилизаций. Гипотезы о происхождении государства, города, письменности.
      Ближний Восток — колыбель древнейших цивилизаций. Взаимодействие человека и природы в древних обществах. Цивилизации долин великих рек: Месопотамия, Древний Египет, Древняя Индия, Древний Китай. Цивилизации Передней Азии: Финикия, Древняя Палестина и др. Их основные структуры: государство, соседская и домашняя община, храм и храмовое хозяйство, их взаимодействие. Собственность, рабство на Древнем Востоке.
      Восточная деспотия. Власть и общество, положение подданных. Доминирование традиции в жизни древневосточных обществ. Складывание первых мировых империй.
      Человек и общество в цивилизациях Древнего Востока. «Картина мира» в культурах Древней Месопотамии, Древнего Египта, Индии, Китая. Место и роль религий в древневосточных цивилизациях. «Осевое время». Возникновение иудаизма, буддизма, конфуцианства, даосизма, зороастризма. Повседневная жизнь в древневосточных цивилизациях.
      Значение цивилизаций Древнего Востока и их культурного наследия для последующих эпох и мировой культуры.

Тема 3. Античность (8 ч)

      Современные научные концепции Античности. Периодизация становления и развития античной цивилизации. Ареал ее распространения.

Часть 1. Древняя Греция (4 ч)

      Древняя Греция — часть античной цивилизации. Периодизация ее истории. Крито-микенская эпоха.
      Архаическая Греция. Власть и человек в архаической Греции. Место аристократии в обществах архаической Греции. Олимпийские игры. Миф и «картины мира» в культуре архаической Греции.
      Греческая колонизация.
      Классический период истории Древней Греции. Греческий полис: типы и эволюция. Афины и Спарта. Греческая демократия. Формирование гражданской системы ценностей. Классическое рабство. Человек в мире древнегреческих полисов.
      Древнегреческое язычество.
      Культура классической Греции. Идеал гармоничного человека. Ранние истоки европейского рационализма, древнегреческая философия, знания о мире и человеке, ораторское искусство. Литература, поэзия, театр, архитектура и изобразительное искусство. Значение политического и культурного наследия Древней Греции для последующих эпох и мировой культуры.
      Война в жизни полисов. Греко-персидские войны. Греческие полисы в международных отношениях Древнего мира.
      Кризис полиса.
      Походы Александра Македонского, образование им мировой державы. Запад и Восток как субъекты древней истории и как оценочные понятия в культуре древних цивилизаций.
      Распад империи Александра Македонского. Эллинистические государства.
      Эллинизм как тип культуры, его синкретический характер. Новые представления о человеке и мире. Место эллинизма в мировой культуре.

Часть 2. Древний Рим (4 ч)

      Периодизация истории Древнего Рима. Римская цивилизация как часть античной цивилизации.
      Ранний Рим. Этруски и их влияние на римскую цивилизацию. Рим эпохи царей. Патриции и плебеи.
      Римская гражданская община и ранняя республика.
      Экспансия Рима. Римская армия. Пунические войны. Превращение Рима в мировую державу.
      Внутриполитическая борьба в Римской республике. Социальная структура. Власть в республиканском Риме, система управления, выборность магистратов. Собственность в республиканском Риме. «Классическое рабство» в Риме.
      Гражданские войны. Переход от гражданской общины к мировой империи. Принципат как система власти и управления.
      Расширение империи. Рим и провинции. Римский город.
      Религиозная жизнь в Риме. Римское язычество и восточные культы. Возникновение и распространение христианства. Становление христианской церкви.
      Кризис III века. Поздняя империя. Доминат. Власть и общество в поздней империи. Военно-бюрократический характер империи. Колонат.
      Разделение империи на Восточную и Западную.
      Рим и варвары. Падение Западной Римской империи.
      Культура Древнего Рима. Римская ментальность. Римское право. Философия, литература, ораторское искусство, образование. Римская архитектура и изобразительное искусство.
      Римская цивилизация как основа будущей европейской цивилизации.

РАЗДЕЛ III. СРЕДНЕВЕКОВЬЕ (12 ч)

Понятие «Средневековье» в современной исторической науке. Хронологические рамки и основные типологические характеристики Средневековья для Запада и Востока.

Тема 4. Западноевропейское Средневековье (4 ч)

      Периодизация западноевропейского Средневековья.
      Научные дискуссии вокруг понятия «феодализм».
      Новая геополитическая ситуация в Европе после падения Западной Римской империи. Великое переселение народов и его последствия.
      Государства и народы раннесредневековой Европы.
      Материальная культура западноевропейского Средневековья. Структура средневекового общества. Феодальное землевладение и система власти, вассально-ленные отношения. Сословный характер общества. Рыцарство, рыцарская культура.
      Взаимоотношения господствующей элиты и зависимого крестьянства. Сеньория, ее структура и хозяйственная жизнь.
      Роль религии и церкви в Средние века. Разделение церквей. Католицизм и православие. Папство и светская власть. Средневековое христианство.
      Международные отношения в Средние века. Крестовые походы, взаимодействие западноевропейского и восточного средневековых обществ. Запад и Византия.
      «Христианский мир» Средневековья как основание для формирования будущей европейской идентичности.
      Средневековый город. Взаимоотношения между феодалами и горожанами. Городская средневековая культура. Облик средневековых городов, повседневная жизнь горожан.
      Средневековая сословная монархия как первая представительная политическая система в истории. Варианты развития средневековых государств в Западной Европе: крупные централизованные государства (Англия, Франция); универсалистские империи (Священная Римская империя германской нации), сохранение политической раздробленности (Италия). Столетняя война как первое межгосударственное столкновение в Западной Европе.
      «Картина мира» средневекового человека. Переплетение религиозного и светского в сознании людей и культуре Средневековья. Духовные ценности и эстетические идеалы средневекового общества.
      Средневековая школа и университет. Интеллектуальная жизнь Средневековья.
      Кризис XIV—XV вв.
      Значение средневекового политического и культурного наследия для формирования «новой» Европы.

Тема 5. Византийское Средневековье (2 ч)

      Начало византийской цивилизации. Византия — наследница античного мира. Хронологические рамки, периодизация, ареал византийской цивилизации.
      Восточное христианство. Власть и церковь в Византии.
      Особенности развития феодальных отношений в Византии.
      Византия и Западная Европа в международных отношениях Средневековья. Четвертый крестовый поход и разгром Константинополя крестоносцами. Распад Византийской империи. Турецкие завоевания и падение Византии.
      Культура Византии. Византийское богословие. Переосмысление античного наследия. Человек в византийской цивилизации. Византийская «картина мира». Эстетические идеалы, искусство, иконопись.
      Влияние Византии на государственность и культуру Древней Руси и российскую цивилизацию.

Тема 6. Исламский мир в Средние века (2 ч)

      Возникновение ислама. Мухаммед, его учение и деятельность. Коран, Сунна, Иджма, Хадисы. Специфика положения духовенства. Мусульманская община. Исламская мораль и право.
      Образование Арабского халифата. Территориальные захваты в Азии, Африке и Западной Европе. Границы Халифата. Омейяды.
      Распад Арабского халифата. Возникновение Кордовского эмирата. Аббасиды. Государство Фатимидов. Судьба арабов в Испании. Реконкиста.
      Арабская культура. Ведущая роль архитектуры. Каллиграфия. Миниатюра. Народное творчество. Роль арабов как связующего звена между культурами Античности и средневековой Европы. Развитие науки в арабоязычных странах.
      Мусульманские средневековые государства в Африке.
      Османская империя: этапы и основные типологические черты развития. Османская империя и Европа.

Тема 7. Индия в Средние века (2 ч)

      Хронологические рамки и периодизация индийского Средневековья. Делийский султанат, образование империи Великих Моголов.
      Социополитическое устройство средневековых индийских государств. Власть и собственность. Касты и община.
      Религия в средневековой Индии: индуизм, буддизм, ислам, сикхизм. Культура средневековой Индии.

Тема 8. Китай и Япония в Средние века (2 ч)

      Хронологические рамки и периодизация китайского Средневековья. Первые средневековые государства, система управления, хозяйственная жизнь.
      Империи Суй и Тан. Власть и общество. Консолидация китайской народности.
      Китай в период правления монголов. Империя Мин. Особенности развития Китая в Средние века. Традиционализм. Административно-бюрократическая система. Особое сословие чиновников.
      Определяющая роль конфуцианства. Ментальность средневековых китайцев. Китайская культура.
      Хронологические рамки и периодизация японского Средневековья. Становление государственности и сознания Ямато. Роль императора.
      Религиозная жизнь средневековой Японии: синтоизм, буддизм, влияние конфуцианства.
      «Законоположения» принца Сётоку.
      Эпоха Фудзивара. Реформа Тайка.
      Правление сегунов Минамото и Асикага.

РАЗДЕЛ IV. ЗАПАДНАЯ  ЕВРОПА  НА  ПУТИ
К   НОВОМУ  ВРЕМЕНИ (2 ч)

      Новое время в современной исторической науке. Проблемы периодизации Нового времени. Начало развития современного мира.

Тема 9. Возрождение как культурно-историческая эпоха (2 ч)

      Понятие «Возрождение». Отношение Возрождения к Средневековью. Италия — родина Возрождения. Причины и исторические условия возникновения Возрождения. Идеал «универсального человека». Новая личность. Социально-политическая мысль, философия и наука. Искусство Возрождения. Выдающиеся деятели Возрождения.
      Возрождение за пределами Италии в других странах Европы. Особенности и достижения.

РАЗДЕЛ V. ЭКОНОМИКА  И  ОБЩЕСТВО (8 ч)

Тема 10. Возникновение мирового рынка (2 ч)

      Предпосылки Великих географических открытий. Заинтересованность европейских стран в торговле с Востоком. Традиционные пути мировой торговли. Роль посредников. Нехватка золота и серебра. Научно-технические предпосылки дальних морских путешествий. Роль Португалии и Испании в истории Великих географических открытий. Открытие Америки. Христофор Колумб. Америго Веспуччи. Открытие морского пути в Индию. Васко да Гама. Поиски испанцами Эльдорадо. Кругосветное плавание Магеллана. Крупнейшие открытия мореплавателей и землепроходцев других стран в XVII — начале XIX в.
      Возникновение мирового рынка. Подъем мировой торговли. Перемещение путей мировой торговли. Торговое преобладание Голландии, Англии и Франции. Предметы мировой торговли. Работорговля. Приток в Европу американского золота и серебра. Революция цен и ее последствия. Упадок феодальной системы хозяйства, а также средневековых сословий.
      Развитие крупного торгового капитала. Монопольные акционерные компании. Товарные и фондовые биржи.

Тема 11. Общество и экономика «старого порядка» (2 ч)

      «Старый порядок» в Европе. Структура сельскохозяйственного производства. Двупольная и трехпольная системы земледелия. Общественные отношения в деревне. Эволюция сеньориального строя в Западной Европе. «Повторное закрепощение» крестьян в странах Восточной Европы. Огораживания в Англии. Социальные и экономические последствия огораживаний.
      Развитие капиталистического фермерства. Переход к многопольному севообороту. Начало аграрной революции. Ремесленное и мануфактурное производство. Централизованная и рассеянная мануфактура.

Тема 12. Промышленная революция (2 ч)

      Начало и предпосылки промышленной революции в Великобритании. Технический переворот в промышленности. Особенности промышленной революции в других странах Европы и Америки. Значение политики таможенного протекционизма. Революция в средствах транспорта. Крупная машинная индустрия. Развитие фондового, финансового и товарного рынков. Завершение промышленной революции.

Тема 13. Индустриальное общество (2 ч)

      Социальные последствия промышленной революции. Индустриальное общество. Социальный вопрос. Демографический рост. Эмиграция. Индустриализация. Подъем базовых отраслей промышленности. Урбанизация. Экономический кризис 70-х гг. XIX в. («Великая депрессия») и его последствия. Новая техническая революция.

РАЗДЕЛ  VI.  ДУХОВНАЯ  ЖИЗНЬ  ОБЩЕСТВА (6 ч)

Тема 14. Религия и церковь в начале Нового времени (2 ч)

      Религиозные противоречия в Европе начала Нового времени. Положение католической церкви, критика в ее адрес. Выступление Лютера против индульгенций. Учение о спасении верой. Лютеранство. Реформация в Германии. Протестанты. Кальвинизм. Учение Кальвина о Божественном предопределении. Особенности Реформации в Англии. Англиканство. Контрреформация. Орден иезуитов. Инквизиция. Индекс. Решения Тридентского собора. Религиозные войны в Европе. Аугсбургский религиозный мир. Варфоломеевская ночь. Поход Непобедимой армады. Освободительная война в Нидерландах. Образование Республики Соединенных провинций.

Тема 15. Наука и общественно-политическая мысль (2 ч)

      Научная революция XVII в. Экспериментальный метод познания. Философский рационализм. Значение трудов Ф. Бэкона, Р. Декарта, И. Ньютона. Просвещение как общественное движение. Нравственная философия. Политические теории. Концепции национального и народного суверенитета, разделения властей, правового государства. Экономическая наука. Выдающиеся деятели Просвещения Дж. Локк, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, И. Кант, А. Смит.
      Либерализм как течение общественной мысли и как политическое движение. Рождение демократической идеологии и демократического движения. Социалистическая мысль и коммунистическая идеология. Возникновение марксизма. Культ науки и образования в XIX в. Позитивизм и его влияние на науку, общественную мысль, литературу и искусство.

Тема 16. Художественная культура (2 ч)

      Развитие художественной культуры в XVII—XIX вв. Художественные стили: классицизм, барокко, рококо. Просветительский классицизм. Творчество живописца Ж. Л. Давида.
      Просветительская литература. Произведения Д. Дефо, Дж. Свифта, Ш. Монтескье, Вольтера, П. Бомарше и Ф. Шиллера. Стиль ампир. Искусство и литература романтизма. Представители романтизма Э. Делакруа, В. Гюго, Дж. Байрон, Э. А. Гофман, Р. Вагнер.
      Стилевое разнообразие европейского искусства второй половины XIX в. Эклектика в архитектуре. Реалистическое направление в живописи и литературе. Импрессионисты и постимпрессионисты.

РАЗДЕЛ  VII.  ПОЛИТИЧЕСКИЕ  ОТНОШЕНИЯ (7 ч)

Тема 17. Государство на Западе и Востоке (2 ч)

      Образование единых централизованных государств в Европе. Монархия и дворянство. Западноевропейский абсолютизм. «Бюрократическая» монархия Бурбонов во Франции. Правление Людовика XIV и Людовика XV. Австрийские и испанские Габсбурги. Гогенцоллерны в Пруссии. Просвещенный абсолютизм. Реформы в Пруссии, монархии Габсбургов, Испании и Франции. Прусский король Фридрих II. Соправители монархии Габсбургов Мария Терезия и император Иосиф II. Французский король Людовик XVI.
      Деспотические государства Востока. Власть султанов в Османской империи. Господство маньчжурской династии Цин в Китае. Сёгунат в Японии.

Тема 18. Политические революции XVII—XVIII вв. (3 ч)

      Английская революция середины XVII в. Обострение религиозных и политических противоречий в Англии начала XVII в. Пуританизм и его течения — пресвитериане и индепенденты. Первые короли из династии Стюартов и парламентская оппозиция. Созыв Долгого парламента. Преобразования мирного периода революции. Гражданские войны. Армия новой модели. Левеллеры. Упразднение монархии в Англии. Протекторат О. Кромвеля. Реставрация Стюартов.
      «Славная революция» в Англии. Политика правительства Реставрации. Новая парламентская оппозиция. Закон «Хабеас корпус акт». Виги и тори. Низложение короля Якова II. Переход короны к Вильгельму Оранскому. Билль о правах. Особенности английской конституции. Уния Англии и Шотландии, образование Великобритании. Возникновение парламентаризма.
      Война за независимость британских колоний в Северной Америке и образование США. Противоречия между колониями и метрополией. Деятельность Континентального конгресса. Декларация независимости. Создание американской армии. Дж. Вашингтон. Позиция европейских государств по отношению к Войне за независимость. Принятие конституции США и Билля о правах.
      Французская революция конца XVIII в. Общественные противоречия. Критика абсолютизма, сословных привилегий, сеньориального строя, политики правительства и поведения королевского двора. Созыв Генеральных штатов. Взятие Бастилии. Законодательство Учредительного собрания. Конституция 1791 г. Политические группировки роялистов, конституционалистов, жирондистов и монтаньяров. Якобинский клуб. Деятельность Законодательного собрания. Начало войны Франции с иностранными государствами. Крушение монархии. Деятельность Национального конвента. Приход якобинцев к власти. Установление якобинской диктатуры. Террор. Государственный переворот 9 термидора. Политика Директории. Бонапартистский переворот 18—19 брюмера.

Тема 19. Становление либеральной демократии (2 ч)

      Консульство и империя во Франции. Кодекс Наполеона. Наступление реакции после крушения наполеоновской империи. Хартия во Франции.
      Либеральная оппозиция реакционным правительствам. Освободительная война народов Латинской Америки. Революции и восстания начала 20-х гг. XIX в. в Испании, Португалии, Италии. Освободительная война греков против османского господства. Июльская революция во Франции. Революции и восстания начала 30-х гг. в Бельгии, Италии и Польше.
      Первая парламентская реформа в Великобритании. Либеральные реформы 30-х гг. во Франции, в Испании и германских государствах. Начало борьбы за демократические преобразования в странах Европы и Америки. Чартистское движение в Великобритании. Революции 1848—1849 гг. Консервативные реформы. Британские консерваторы. Гражданская война в США и ее итоги. Возникновение строя либеральной демократии в государствах Европы и Америки.

РАЗДЕЛ  VIII.  МЕЖДУНАРОДНЫЕ  ОТНОШЕНИЯ (6 ч)

Тема 20. Встреча миров (2 ч)

      Колониальная политика европейских государств в начале Нового времени, ее цели. Крупнейшие колониальные державы. Формы и методы колониальной политики. Европейская эмиграция. Ввоз рабов в Америку из Африки. Соперничество колониальных держав. Пиратство. Навигационный акт английского парламента. Британское завоевание Индии. Попытки покорения Китая колониальными державами. «Открытие» Японии колонизаторами. Европа и Османская империя. Возникновение Восточного вопроса. Двойственное влияние колониализма на развитие народов Востока. Зарождение патриотического движения в Индии. Политика «самоусиления» в Китае. «Реставрация Мэйдзи» в Японии. Танзимат в Османской империи.

Тема 21. Европейское равновесие XVII—XVIII вв. (2 ч)

      Гегемония Габсбургов в Европе начала Нового времени. Стремление Франции прорвать «окружение» Габсбургов. Программа «естественного рубежа» на востоке. Причины Тридцатилетней войны, ее этапы и итоги. Цели войны основных государств. Роль России. Последствия Тридцатилетней войны для ее участников. Наемные армии. Вестфальский мир, его условия и значение. Возникновение баланса сил в Европе. Династические войны, их цели и результаты. Крушение европейского равновесия. Цели и значение революционных войн Франции.

Тема 22. Конфликты и противоречия XIX в. (2 ч)

      Наполеоновские войны, их цели и характер со стороны Франции и ее противников. Могущество наполеоновской империи и ее крушение. Созыв Венского конгресса. Противоречия его участников. Основные положения Заключительного акта. Принципы и характерные черты Венской системы международных отношений. Легитимизм. «Европейский концерт». Священный союз. Международные противоречия. Причины крушения Венского порядка в Европе.
      Национальные войны. Объединение Германии и Италии. О. Бисмарк и К. Кавур. Преобладание Германии в Европе. Союз трех императоров. Охлаждение отношений России с Германией и Австро-Венгрией. Создание Тройственного союза. Образование русско-французского союза. Восстановление баланса сил в Европе.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.  ОСНОВНЫЕ  ИТОГИ
ВСЕОБЩЕЙ  ИСТОРИИ  К  КОНЦУ XIX в. (1 ч)

      Карта мира к концу XIX в.
      Преодоление замкнутости отдельных регионов мира. Первые шаги на пути к мировой цивилизации. Сохранение своеобразия и различий в положении народов мира.
      Итоги политического и экономического развития стран Запада: формирование либеральной демократии и рыночной экономики.
      Колониальная зависимость стран Азии и Африки. Предпосылки их перехода к нормам и ценностям современного общества.

ПЛАНИРОВАНИЕ  КУРСА
«ВСЕОБЩАЯ  ИСТОРИЯ:  С  ДРЕВНЕЙШИХ
ВРЕМЕН  ДО  КОНЦА XIX  ВЕКА»

      Исходя из особенностей программы и учебника, предлагаем три возможных варианта планирования учебного материала.

      Первый вариант предназначен для классов, в которых история изучается на базовом уровне образования. В этом случае предполагается 2 учебных часа в неделю, т. е. 70 часов в год. Из них на изучение всеобщей истории, согласно рекомендациям примерных программ Министерства образования и науки, отводится 30—40 %, т. е. до 30 часов.

      Второй вариант планирования может быть использован в тех профилях обучения, где предполагается 3 учебных часа в неделю (например, в филологическом профиле), а также в том случае, когда есть возможность на базовом уровне добавить один час из школьного компонента. Всего планирование рассчитано на 105 часов в год, из них на изучение всеобщей истории может быть отведено до 45 часов.

      Третий вариант предназначен для классов профильного обучения (например, социально-гуманитарного), где на изучение истории отводится 4 часа в неделю, т. е. 140 часов в год, из них на изучение всеобщей истории может быть отведено до 60 часов.

      Дополнительные уроки предполагается использовать для проведения дискуссий и лабораторно-практических занятий, углубляющих знания учащихся и формирующих у них умения работать с историческими источниками. Именно эти задачи заложены в государственном образовательном стандарте для среднего (полного) образования по истории на профильном уровне.

      В предлагаемые варианты планирования помещены также планы всех уроков и предполагаемые формы уроков, что поможет учителю рационально организовать работу с учебником.

Первый вариант планирования (30 ч)

Тема урока

План урока

Форма урока

1

Историческое познание сегодня. С. 3—13

1. Понятие «история».
2. Особенности исторического познания.
3. История в системе гуманитарных наук.
4. Исторические источники.
5. Периодизация всеобщей истории

Лекция с элементами беседы

2

Предыстория. § 1

1. Общая характеристика эпохи первобытности.
2. Появление и расселение человека на Земле.
3. Формирование древнейших форм социальной жизни.
4. Неолитическая революция

Лекция с элементами беседы

3

Особенности государств Древнего Востока. § 2 (с. 28—31)

1. Возникновение древнейших цивилизаций.
2. Географическое положение и общий обзор государств Древнего Востока.
3. Социально-политическое устройство древневосточной деспотии. Характер власти

Лекция

4

Государства Ближнего Востока, Индия и Китай в древности. § 2 (с. 32—36), § 3 (с. 41—46)

1. Особенности географического положения и истории Древнего Египта, Месопотамии, Индии и Китая.
2. Общее и особенное в их политическом устройстве.
3. Вклад народов Древнего Востока в мировую цивилизацию

Семинар на основе групповой работы

5

Древняя Греция. От первых государств до расцвета полиса. § 4

1. Понятие «Античность», ее хронологические рамки.
2. Архаическая Греция.
3. Культура архаической Греции.
4. Греческий полис

Лекция, сопровождающаяся сообщениями учащихся

6

Древняя Греция. От полиса к эллинистическому миру. § 5

1. Культура классической Греции.
2. Походы Александра Македонского и их итоги.
3. Эпоха эллинизма

Семинар

7

Древний Рим. От возникновения города до падения республики. § 6

1. Периодизация истории Древнего Рима.
2. Римская гражданская община.
3. Устройство Римской республики.
4. Римские завоевания

Лекция с элементами беседы и практической работы с картой

8

Древний Рим. Римская империя. § 7

1. Ранняя империя. Принципат.
2. Возникновение и распространение христианства.
3. Поздняя империя. Доминат

Лекция, сопровождающаяся сообщениями учащихся

9

Западноевропейское Средневековье. Развитие феодальной системы. § 8

1. Понятие «Средние века», периодизация Средневековья.
2. Феодализм.
3. Христианство и церковь.
4. Средневековое общество и государство

Лекция

10

Расцвет и кризис западноевропейского христианского мира. § 9

1. Средневековый город.
2. Особенности средневековой культуры.
3. Кризис XIV—XV вв.

Семинар

11

Византийское Средневековье.
§ 10

1. Начало византийской цивилизации и основные вехи ее истории.
2. Система власти, ее отличия от западноевропейской.
3. Религия и церковь.
4. Культура Византии

Лекция с элементами беседы и практической работы (составление сравнительных таблиц и схем)

12

Исламский мир в Средние века.
§ 11

1. Возникновение и основные идеи ислама.
2. Арабский халифат.
3. Мусульманско-арабские государства в Европе.
4. Османская империя

Лекция с элементами беседы

13

Индия, Китай и Япония в Средние века. § 12
(с. 150—151), § 13 (с. 159—161, 165—166)

1. Особенности развития государств Востока в Средние века.
2. Основные вехи политической истории Индии, Китая и Японии в Средние века

Лекция

14

Индия, Китай и Япония в Средние века. § 12 (с. 154—155), § 13 (с. 162—163, 166—168)

1. Особенности политического и социального устройства государств.
2. Религия и культура.
3. Индия, Китай и Япония накануне европейской колонизации

Семинар

15

Возрождение как культурно-историческая эпоха. § 14

1. Понятие «Возрождение».
2. Предпосылки Возрождения.
3. Гуманизм.
4. Искусство Возрождения

Лекция с элементами практической работы (анализ иллюстраций) либо лабораторно-практическое занятие № 8

16

Возникновение мирового рынка. § 15

1. Предпосылки Великих географических открытий.
2. Великие открытия.
3. Подъем мировой торговли и революция цен

Практическая работа с картой с элементами беседы

17

Общество и экономика «старого порядка». § 16

1. Сельское хозяйство. Дворяне и крестьяне.
2. Огораживания в Англии.
3. Ремесло и мануфактура

Лекция

18

Промышленная революция. § 17

1. Предпосылки и начало промышленной революции в Великобритании.
2. Революция в средствах транспорта.
3. Крупная машинная индустрия.
4. Завершение промышленной революции

Лекция с элементами беседы

19

Индустриальное общество. § 18

1. Изменение социальной структуры общества. Новые классы и группы населения.
2. Социальный вопрос.
3. Индустриализация.
4. Новая техническая революция

Семинар

20

Религия и церковь в начале Нового времени. § 19

1. Предпосылки Реформации.
2. Выступление М. Лютера и Реформация в Германии.
3. Кальвинизм.
4. Особенности Реформации в Англии.
5. Итоги Реформации

Лекция

21

Наука и общественно-политическая мысль. § 20

1. Научная революция XVII в.
2. Эпоха Просвещения.
3. Основные направления общественно-политической мысли: либерализм, демократическая идеология, социалистическая мысль

Семинар на основе групповой работы

22

Художественная культура. § 21

1. Классицизм, барокко, рококо.
2. Романтическое искусство.
3. Стилевое разнообразие искусства к концу XIX в.

Практическое занятие (работа с учебником и репродукциями)

23

Государство на Западе и Востоке. § 22

1. Политическая карта Европы к началу Нового времени.
2. Абсолютизм.
3. Просвещенный абсолютизм

Лекция с элементами практической работы с картой

24

Английские революции XVII в. § 23—24 (с. 283—288)

1. Предпосылки революции — религиозная и политическая борьба в Англии.
2. Основные события революции середины XVII в.
3. «Славная революция»

Лекция с элементами беседы

25

Французская революция конца XVIII в. § 23—24 (с. 290—296)

1. Причины и начало Французской революции.
2. Крушение монархии.
3. Якобинская диктатура.
4. Установление Директории.
5. Итоги Французской революции

Семинар

26

Становление либеральной демократии. § 25

1. Консульство и империя во Франции.
2. Политическое развитие стран Европы после крушения наполеоновской империи: реакция, революции, реформы.
3. Эпоха консервативных реформ.
4. Либеральная демократия

Лекция

27

Встреча миров: Запад и Восток в Новое время. § 26

1. Колониализм и колониальная политика.
2. Колониальное соперничество.
3. Европа и Османская империя.
4. Пробуждение Востока

Лекция с элементами практической работы с картой

28

Европейское равновесие. XVII— XVIII вв. § 27

1. Гегемония Габсбургов.
2. Результаты Тридцатилетней войны. Вестфальский мир.
3. Крушение европейского равновесия в последней трети XVIII в.

Семинар

29

Конфликты и противоречия. XIX в. § 28

1. Наполеоновские войны. Венский конгресс.
2. Новое устройство Европы.
3. Крушение Венского порядка. Национальные войны в Европе в 50—70-е гг. XIX в.
4. Восстановление европейского равновесия к концу XIX в.

Лекция с
элементами
беседы

30

Основные итоги всеобщей истории к концу XIX в. С. 350

1. Различия в положении регионов и народов мира к концу XIX в.
2. Начало формирования единой мировой цивилизации

Повторительно-обобщающий урок-беседа

Второй вариант планирования (45 ч)

Тема урока

План урока

Форма урока

1

Историческое познание сегодня. С. 3—13

1. Понятие «история».
2. Особенности исторического познания.
3. История в системе гуманитарных наук.
4. Исторические источники.
5. Периодизация всеобщей истории

Лекция с элементами беседы

2

Предыстория. § 1

1. Общая характеристика эпохи первобытности.
2. Появление и расселение человека на Земле.
3. Формирование древнейших форм социальной жизни.
4. Неолитическая революция

Лекция с элементами беседы

3

Первобытная религия и искусство

1. Формы первобытной религии.
2. Особенности первобытного искусства

Лабораторно-практическое занятие № 2

4

Особенности государств Древнего Востока. § 2 (с. 28—31)

1. Возникновение древнейших цивилизаций.
2. Географическое положение и общий обзор государств Древнего Востока.
3. Социально-политическое устройство древневосточной деспотии. Характер власти

Лекция

5

Государства Ближнего Востока, Индия и Китай в древности. § 2 (с. 32—36), § 3 (с. 41—46)

1. Особенности географического положения и истории Древнего Египта, Месопотамии, Индии и Китая.
2. Общее и особенное в их политическом устройстве.
3. Вклад народов Древнего Востока в мировую цивилизацию

Семинар на основе групповой работы

6

Правители на Древнем Востоке

1. Особенности положения правителя в древневосточных деспотиях.
2. Описание личных качеств правителя.
3. Функции древневосточного правителя

Лабораторно-практическое занятие № 4

7

Древняя Греция. От первых государств до расцвета полиса. § 4

1. Понятие «Античность», ее хронологические рамки.
2. Архаическая Греция.
3. Культура архаической Греции.
4. Греческий полис

Лекция, сопровождающаяся сообщениями учащихся

8

Древняя Греция. От полиса к эллинистическому миру. § 5

1. Культура классической Греции.
2. Походы Александра Македонского и их итоги.
3. Эпоха эллинизма

Семинар

9

Человек в древнегреческой культуре

1. Представление древних греков о месте человека в мире.
2. Особенности изображения человека в скульптуре

Лабораторно-практическое занятие № 5

10

Древний Рим. От возникновения города до падения республики. § 6

1. Периодизация истории Древнего Рима.
2. Римская гражданская община.
3. Римские завоевания.
4. Устройство Римской республики

Лекция с элементами беседы и практической работы с картой

11

Древний Рим. Римская империя.
§ 7

1. Ранняя империя. Принципат.
2. Возникновение и распространение христианства.
3. Поздняя империя. Доминат

Лекция, сопровождающаяся сообщениями учащихся

12

Римское наследие как основа европейской цивилизации

 

Дискуссия

13

Западноевропейское Средневековье. Развитие феодальной системы. § 8

1. Понятие «Средние века», периодизация Средневековья.
2. Феодализм.
3. Христианство и церковь.
4. Средневековое общество и государство

Лекция

14

Расцвет и кризис западноевропейского христианского мира. § 9

1. Средневековый город.
2. Особенности средневековой культуры.
3. Кризис XIV—XV вв.

Семинар

15

Права и вольности средневекового города

1. Общая характеристика средневекового города.
2. Коммунальная борьба.
3. Права городов.
4. Особенности положения горожан

Лабораторно-практическое занятие № 7

16

Византийское Средневековье.
§ 10

1. Начало византийской цивилизации и основные вехи ее истории.
2. Система власти, ее отличия от западноевропейской.
3. Религия и церковь.
4. Культура Византии

Лекция с элементами беседы и практической работы (составление сравнительных таблиц и схем)

17

Влияние Византии на окружающие народы и страны

 

Дискуссия

18

Исламский мир в Средние века.

1. Возникновение и основные идеи ислама.
2. Арабский халифат.
3. Мусульманско-арабские государства в Европе.
4. Османская империя

Лекция с элементами беседы

19

Индия, Китай и Япония в Средние века. § 12 (с. 150—151), § 13 (с. 159—161, 165—166)

1. Особенности развития государств Востока в Средние века.
2. Основные вехи политической истории Индии, Китая и Японии в Средние века

Лекция

20

Индия, Китай и Япония в Средние века. § 12 (с. 154—155), § 13 (с. 162—163, 166—168)

1. Особенности политического и социального устройства государств.
2. Религия и культура.
3. Индия, Китай и Япония накануне европейской колонизации

Семинар

21

Возрождение как культурно-историческая эпоха. § 14

1. Понятие «Возрождение».
2. Предпосылки Возрождения.
3. Гуманизм.
4. Искусство Возрождения

Лекция с элементами практической работы (анализ иллюстраций)

22

Живопись Возрождения

1. Общая характеристика искусства Возрождения.
2. Этапы в развитии живописи Возрождения: раннее Возрождение, Высокое Возрождение, Северное Возрождение

Лабораторно-практическое занятие № 8

23

Великие географические открытия. § 15 (с. 190—194)

1. Предпосылки Великих географических открытий.
2. Великие открытия.
3. Последствия Великих географических открытий

Практическая работа с картой, таблицами, схемами

24

Возникновение мирового рынка.
§ 15 (с. 194—200)

1. Подъем мировой торговли.
2. Революция цен и ее последствия.
3. Крупный торговый капитал

Лекция

25

Общество и экономика «старого порядка». § 16 (с. 201—206)

1. Сельское хозяйство.
2. Дворяне и крестьяне, пути развития общественных отношений.
3. Огораживания в Англии

Лекция с элементами беседы

26

Общество и экономика «старого порядка». § 16 (с. 207—210)

1. Ремесло, возникновение мануфактур.
2. Два типа мануфактур

Урок с элементами практической работы

27

Промышленная революция. § 17

1. Начало промышленной революции в Великобритании.
2. Революция в средствах транспорта.
3. Крупная машинная индустрия.
4. Завершение промышленной революции

Лекция с элементами беседы

28

Индустриальное общество. § 18

1. Изменение социальной структуры общества. Новые классы и группы населения.
2. Социальный вопрос.
3. Индустриализация.
4. Новая техническая революция

Семинар

29

Экономическое развитие Европы в XIX в.

1. Промышленная революция и ее основные характеристики.
2. Неравномерность промышленного развития европейских стран и ее показатели.
3. Характеристика промышленного развития стран

Практическое занятие № 9

30

Религия и церковь в начале Нового времени. § 19

1. Предпосылки Реформации.
2. Общие идеи протестантизма.
3. Контрреформация и религиозные войны в Европе.
4. Итоги Реформации

Лекция

31

Особенности протестантских вероучений и обрядов. § 19

1. Выступление М. Лютера
и Реформация в Германии. Лютеранство.
2. Кальвинизм.
3. Особенности Реформации в Англии

«Круглый стол»

32

Наука и общественно-политическая мысль. § 20

1. Научная революция XVII в.
2. Эпоха Просвещения.
3. Основные направления общественно-политической мысли: либерализм, демократическая идеология, социалистическая мысль

Семинар на основе групповой работы

33

Художественная культура XVII — начала XIX в.

1. Принципы основных художественных стилей.
2. Классицизм. Просветительский классицизм. Ампир.
3. Барокко, рококо

Лабораторно-практическое занятие № 10

34

Художественная культура XIX в. § 21

1. Романтическое искусство.
2. Стилевое разнообразие искусства XIX в.: эклектика, реализм, импрессионизм, постимпрессионизм

Лекция с элементами практической работы (заполнение таблицы на основе учебника)

35

Государство на Западе и Востоке. § 22

1. Политическая карта Европы к началу Нового времени.
2. Абсолютизм.
3. Просвещенный абсолютизм

Лекция с элементами практической работы с картой

36

Абсолютная монархия в Европе

1. Абсолютизм как форма правления.
2. Характеристика королевской власти в абсолютной монархии.
3. Отношение современников к абсолютной монархии

Лабораторно-практическое занятие № 11

37

Английские революции XVII в. § 23—24 (с. 283—288)

1. Предпосылки революции — религиозная и политическая борьба в Англии.
2. Основные события революции середины XVII в.
3. «Славная революция»

Лекция с элементами беседы

38

Французская революция конца XVIII в. § 23—24 (с. 290—296)

1. Причины и начало Французской революции.
2. Крушение монархии во Франции.
3. Якобинская диктатура.
4. Установление Директории.
5. Итоги Французской революции

Семинар

39

Общее и особенное в революциях XVII—XVIII вв.

1. Общие причины революций.
2. Основные революционные преобразования.
3. Итоги революций: общее и особенное

Семинар

40

Становление либеральной демократии. § 25

1. Консульство и империя во Франции.
2. Политическое развитие стран Европы после крушения наполеоновской империи: реакция, революции, реформы.
3. Эпоха консервативных реформ.
4. Либеральная демократия

Лекция

41

Встреча миров: Запад и Восток в Новое время. § 26

1. Колониализм и колониальная политика.
2. Колониальное соперничество.
3. Европа и Османская империя

Лекция с элементами практической работы с картой

42

Влияние колониализма на развитие народов Запада и Востока

 

Дискуссия

43

Европейское равновесие. XVII—XVIII вв. § 27

1. Гегемония Габсбургов.
2. Результаты Тридцатилетней войны. Вестфальский мир.
3. Крушение европейского равновесия
в последней трети XVIII в.

Семинар

44

Конфликты и противоречия. XIX в. § 28

1. Наполеоновские войны и Венский конгресс.
2. Новое устройство Европы.
3. Крушение Венского порядка. Национальные войны в Европе в 50—70-е гг. XIX в.
4. Восстановление европейского равновесия к концу XIX в.

Лекция с элементами беседы

45

Основные итоги всеобщей истории к концу XIX в. С. 350

1. Различия в положении регионов и народов мира к концу XIX в.
2. Начало формирования единой мировой цивилизации к концу XIX в.

Повторительно-обобщающий урок-беседа

Третий вариант планирования (58 ч)

Тема урока

План урока

Форма урока

1

Историческое познание сегодня. С. 3—13

1. Понятие «история». Особенности исторического познания.
2. История в системе гуманитарных наук.
3. Современные концепции исторического развития.
4. Принципы периодизации истории

Лекция с элементами беседы

2

Исторические источники

1. Понятие исторического источника.
2. Виды исторических источников.
3. Особенности изучения различных видов источников

Лабораторно-практическое занятие № 1

3

Предыстория. § 1

1. Общая характеристика эпохи первобытности, ее хронологические рамки.
2. Появление и расселение человека на Земле.
3. Периодизация первобытности.
4. Формирование древнейших форм социальной жизни.
5. Неолитическая революция

Лекция

4

Первобытная религия и искусство

1. Формы первобытной религии.
2. Особенности первобытного искусства

Лабораторно-практическое занятие № 2

5

Ближний Восток в древности. § 2

1. Внутренние и внешние факторы генезиса древнейших цивилизаций.
2. Древневосточная деспотия и особенности положения ее правителя.
3. Типичные черты древневосточных империй.
4. Вклад народов Востока в мировую цивилизацию

Лекция

6

Вариант 1
Законы царя Хаммурапи

1. Законодательство в древневосточных деспотиях. Характеристика законов Хаммурапи.
2. Хозяйственная жизнь Вавилона по законам Хаммурапи.
3. Система наказаний

Лабораторно-практическое занятие № 3

Вариант 2
Власть и собственность на Древнем Востоке

 

Дискуссия

7

Индия и Китай в древности. § 3

1. Факторы возникновения цивилизаций в Индии и Китае.
2. Особенности политического устройства государств.
3. Основные черты исторического развития Древнего Востока.
4. «Осевое время»

Семинар

8

Правители на Древнем Востоке

1. Особенности положения правителя в древневосточных деспотиях.
2. Описание личных качеств правителя.
3. Функции древневосточного правителя

Лабораторно-практическое занятие № 4

9

Древняя Греция. Общий обзор истории и культуры. § 4—5

1. Понятие «Античность».
2. Периодизация и характеристика основных периодов истории Древней Греции.
3. Культура архаической и классической Греции

Лекция

10

Вариант 1
Полисное устройство Греции

1. Греческий полис.
2. Афины и Спарта как два типа полисного развития

Дискуссия

Вариант 2
Человек в древнегреческой культуре

1. Представление древних греков о месте человека в мире.
2. Особенности изображения человека в скульптуре

Лабораторно-практическое занятие № 5

11

Древняя Греция. От полиса к эллинистическому миру. § 5

1. Причины кризиса полиса.
2. Походы Александра Македонского и их значение.
3. Эпоха эллинизма

Лекция с элементами беседы и сообщениями учащихся

12

Значение эпохи Александра Македонского

 

Дискуссия

13

Древний Рим. От возникновения города до падения республики. § 6

1. Периодизация истории Древнего Рима.
2. Римская гражданская община и греческий полис.
3. Римские завоевания.
4. Устройство Римской республики

Лекция с элементами беседы

14

Древний Рим. Римская империя. § 7

1. Ранняя империя. Принципат.
2. Возникновение и распространение христианства.
3. Поздняя империя. Доминат

Лекция

15

Римское право

1. Понятие и источники римского права.
2. Роль римского права в обществе.
3. Основные отрасли права и их значение

Лабораторно-практическое занятие № 6

16

Римское наследие как основа европейской цивилизации

 

Дискуссия

17

Западноевропейское Средневековье. Развитие феодальной системы. § 8

1. Понятие «Средние века», периодизация Средневековья.
2. Феодализм.
3. Структура Средневекового общества.
4. Особенности развития средневековых государств

Лекция

18

Духовная жизнь средневекового европейского общества. § 8—9

1. Христианство и церковь.
2. Мировоззрение средневекового европейца.
3. Особенности культуры Средневековья

Семинар

19

Права и вольности средневекового города

1. Общая характеристика средневекового города.
2. Коммунальная борьба.
3. Права городов.
4. Особенности положения горожан

Лабораторно-практическое занятие № 7

20

Кризис западноевропейского мира в XIV—XV вв.

 

Дискуссия

21

Византийское Средневековье.
§ 10

1. Начало византийской цивилизации и основные вехи ее истории.
2. Система власти, ее отличия от западноевропейской.
3. Религия и церковь.
4. Культура Византии

Лекция с элементами беседы и практической работы

22

Влияние Византии на окружающие народы и страны

 

Дискуссия

23

Исламский мир в Средние века. § 11 (с. 138—144)

1. Особенности развития государств Востока в Средние века.
2. Возникновение и основные идеи ислама.
3. Арабский халифат

Лекция с элементами беседы

24

Исламский мир в Средние века. § 11 (с. 144—147)

1. Мусульманские государства в Европе и Африке в Средние века.
2. Османская империя.
3. Культура мусульманских государств Средневековья

Практическая работа с картой, иллюстрациями и текстом учебника

25

Индия, Китай и Япония в Средние века. § 12—13

1. Историческая карта средневекового Востока.
2. Основные вехи политической истории Индии, Китая и Японии в Средние века

Лекция

26

Индия, Китай и Япония в Средние века. § 12—13

1. Политическое устройство государств Востока. Власть-собственность.
2. Особенности социального устройства восточных государств

Лекция с элементами беседы

27

Индия, Китай и Япония в Средние века. § 12—13

1. Религия средневековой Индии, Китая и Японии.
2. Культура средневекового Востока.
3. Индия, Китай и Япония накануне европейской колонизации

Семинар

28

Индия, Китай и Япония в Средние века

 

Урок — защита проектов

29

Возрождение как культурно-историческая эпоха. § 14

1. Переход от Средневековья к Новому времени.
2. Понятие «Возрождение», его предпосылки.
3. Гуманизм.
4. Социально-политическая и философская мысль эпохи Возрождения

Лекция с элементами беседы

30

Живопись Возрождения

1. Общая характеристика искусства Возрождения.
2. Этапы в развитии живописи Возрождения: раннее Возрождение, Высокое Возрождение, Северное Возрождение

Лабораторно-практическое занятие № 8

31

Великие географические открытия. § 15 (с. 190—194)

1. Предпосылки Великих географических открытий.
2. Великие открытия.
3. Последствия Великих географических открытий

Практическая работа с картой, таблицами, схемами

32

Возникновение мирового рынка.
§ 15 (с. 194—200)

1. Подъем мировой торговли.
2. Революция цен и ее последствия.
3. Крупный торговый капитал

Лекция

33

Общество и экономика «старого порядка». § 16 (с. 201—206)

1. Сельское хозяйство.
2. Дворяне и крестьяне, пути развития общественных отношений.
3. Огораживания в Англии

Лекция с элементами беседы

34

Общество и экономика «старого порядка». Мануфактурное производство. § 16 (с. 206—210)

1. Ремесло, возникновение мануфактур.
2. Два типа мануфактур

Урок с элементами практической работы

35

Промышленная революция.
§ 17 (с. 211—217)

1. Начало промышленной революции в Великобритании.
2. Предпосылки промышленной революции.
3. Особенности промышленной революции в других странах

Семинар

36

Промышленная революция.
§ 17 (с. 217—220)

1. Революция в средствах транспорта.
2. Крупная машинная индустрия.
3. Фондовый, финансовый и товарный рынки.
4. Завершение промышленной революции

Лекция

37

Индустриальное общество. § 18

1. Изменение социальной структуры общества. Новые классы и группы населения.
2. Социальный вопрос.
3. Индустриализация.
4. Новая техническая революция

Семинар

38

Экономическое развитие Европы в XIX в.

1. Промышленная революция и ее основные характеристики.
2. Неравномерность промышленного развития европейских стран.
3. Характеристика промышленного развития стран

Практическое занятие № 9

39

Религия и церковь в начале Нового времени. § 19

1. Предпосылки Реформации.
2. Общие идеи протестантизма.
3. Контрреформация и религиозные войны в Европе.
4. Итоги Реформации

Лекция

40

Особенности протестантских вероучений и обрядов. § 19

1. Выступление
М. Лютера и Реформация в Германии. Лютеранство.
2. Кальвинизм.
3. Особенности Реформации в Англии

«Круглый стол»

41

Наука и общественно-политическая мысль. § 20

1. Научная революция XVII в.
2. Эпоха Просвещения: политические и экономические теории.
3. Основные направления общественно-политической мысли: либерализм, демократическая идеология, социалистическая мысль

Лекция с элементами беседы

42

Нравственная философия эпохи Просвещения

 

Дискуссия

43

Художественная культура XVII — начала XIX в.

1. Принципы основных художественных стилей.
2. Классицизм. Просветительский классицизм. Ампир.
3. Барокко, рококо

Лабораторно-практическое занятие № 10

44

Художественная культура XIX в. § 21

1. Романтическое искусство.
2. Стилевое разнообразие искусства XIX в.: эклектика, реализм, импрессионизм, постимпрессионизм

Лекция с элементами практической работы (заполнение таблицы на основе учебника)

45

Государство на Западе и Востоке. § 22

1. Политическая карта Европы к началу Нового времени.
2. Монархия и дворянство.
3. Абсолютизм и просвещенный абсолютизм.
4. Абсолютизм и деспотизм

Лекция с элементами практической работы с картой

46

Абсолютная монархия в Европе

1. Абсолютизм как форма правления.
2. Характеристика королевской власти в абсолютной монархии.
3. Отношение современников к абсолютной монархии

Лабораторно-практическое занятие № 11

47

Английские революции XVII в. и Война за независимость США. § 23—24 (с. 283—290)

1. Предпосылки революции — религиозная и политическая борьба в Англии.
2. Основные события революции.
3. «Славная революция». Английская конституция.
4. Война за независимость и образование США

Лекция с элементами беседы

48

Французская революция конца XVIII в. § 23—24 (с. 290—296)

1. Причины и начало Французской революции.
2. Крушение монархии во Франции.
3. Якобинская диктатура.
4. Установление Директории.
5. Итоги Французской революции

Лекция с элементами беседы

49

Вариант 1
Общее и особенное в революциях XVII—XVIII вв.

1. Общие причины революций.
2. Основные революционные преобразования.
3. Итоги революций: общее и особенное

Семинар

Вариант 2
«Цена» революционных преобразований

 

Дискуссия

50

Становление либеральной демократии. § 25 (с. 300—306)

1. Консульство и империя во Франции.
2. Пути политического развития стран Европы после крушения наполеоновской империи: реакция, революции, реформы

Лекция

51

Становление либеральной демократии. § 25 (с. 306—310)

1. Революции 1848—1849 гг.
2. Эпоха консервативных реформ.
3. Либеральная демократия

Лекция

52

Встреча миров: Запад и Восток в Новое время. § 26

1. Колониализм и колониальная политика.
2. Проникновение европейцев на Восток: завоевание Индии, попытки покорения Китая, «открытие» Японии.
3. Европа и Османская империя

Семинар на основе групповой работы

53

Вариант 1
Колониализм

1. Понятие «колониализм».
2. Колониальное соперничество.
3. «Колониальная» карта мира к концу XIX в.

Практическое занятие № 12

Вариант 2
Влияние колониализма на развитие народов Запада и Востока

 

Дискуссия

54

Европейское равновесие. XVII в. § 27 (с. 324—332)

1. Гегемония Габсбургов.
2. Тридцатилетняя война и ее результаты.
3. Вестфальский мир

Урок с элементами практической работы с картой

55

Европейское равновесие. XVIII в. § 27 (с. 332—335)

1. Династические войны конца XVII — середины XVIII в.
2. Крушение европейского равновесия в последней трети XVIII в.

Лекция с элементами беседы

56

Вариант 1
Венская система международных отношений. § 28 (с. 338—344)

1. Наполеоновские войны и Венский конгресс.
2. Новое устройство Европы.
3. «Европейский концерт» и Священный союз

Лекция с элементами беседы

Вариант 2
Венский конгресс

1. Позиция стран — участниц конгресса.
2. Основные вопросы послевоенного устройства Европы.
3. Решения Венского конгресса

Игровое занятие в форме международного конгресса

57

Конфликты и противоречия второй половины XIX в. § 28 (с. 344—348)

1. Крушение Венского порядка.
2. Национальные войны в Европе в 50—70-е гг. XIX в.
3. Восстановление европейского равновесия к концу XIX в.

Лекция с элементами беседы

58

Основные итоги всеобщей истории к концу XIX в.

1. Различия в положении регионов и народов мира к концу XIX в.
2. Начало формирования единой мировой цивилизации к концу XIX в.

Повторительно-обобщающий урок-беседа

ПРАКТИКУМ

Лабораторно-практическое занятие № 1

Исторические источники

Цель занятия. Определить роль источников в историческом познании и способы работы с ними.

Источники. Эсхил. «Прикованный Прометей» (с. 61—62). Эйнхардт. «Жизнь Карла Великого» (с. 112). Завещание X. Колумба (с. 200—201). Л. Р. Виллерме. «Положение французских рабочих» (с. 234). Акт о реформе в Великобритании 1867 г. (с. 311).

Вопросы и задания для учащихся
      1. Дайте определение понятия «исторический источник».
      2. На основе параграфа «Историческое познание сегодня» составьте схему «Виды исторических источников».
      3. Определите, к каким видам исторических источников относятся названные выше документы. Подберите в учебнике другие примеры различных видов источников. Впишите их названия в схему.
      4. Проанализируйте один из вещественных и один из письменных источников по приведенному алгоритму:
      — установите происхождение источника (автор, время и место создания), подумайте, какие критерии могут служить определению подлинности данного источника;
      — проанализируйте содержание документа, о какой сфере жизни общества дает нам сведения этот источник;
      — попробуйте извлечь из источника объективную информацию. Как вы думаете, будет ли она абсолютно объективной? Какие субъективные факторы вам могут помешать?
      5. Предположите, как ученые, работая с источниками, стараются максимально приблизиться к установлению исторической реальности.

Лабораторно-практическое занятие № 2

Первобытная религия и искусство

Цели занятия. Научиться различать основные формы первобытной религии. Определить направления развития первобытного изобразительного искусства.

Источники. Текст учебника (с. 21). Наскальная живопись (иллюстрации учебника на с. 21 и на цветной вклейке). Фрагмент книги Дж. Фрезера с описанием религиозных обрядов.

Из книги Дж. Фрезера «Золотая ветвь»

      1. Индейцы британской Колумбии питаются в основном рыбой, которой изобилуют их моря и реки. Если рыба не приходит в нужное время и наступает голод, шаман племени делает чучело рыбы, опускает его в воду в направлении, откуда обычно приходит рыба. Этот обряд, сопровождаемый молитвой, призван побудить рыбу незамедлительно появиться. (Магия.)
      2. Все первобытные народы соблюдают запрещение будить спящего; ведь душа его отсутствует и может не успеть возвратиться, и человек, если он проснется без души, заболеет. Если разбудить спящего абсолютно необходимо, делать это следует постепенно, чтобы у души было время вернуться... (Анимизм.)
      3. Малайцы-патани воображают, что, если разрисовать лицо человека во время сна, отошедшая душа его не узнает и сон будет продолжаться до тех пор, пока с лица не смоют краску. (Анимизм.)
      4. Когда охотники, выехавшие на байдаре, находят стадо моржей, сидящих на льду, и байдара, ударяясь о мелкие льдины, производит шум, тогда человек, произносящий заклинание, говорит: «О, моржи! Я кладу ваши уши на широкую железную сковородку, чтобы вы не могли услышать шуршащего звука подъезжающей байдары». (Магия.)
      5. Когда на острове Ниас попадается в ловушку дикая свинья, животное извлекают из западни и натирают ему спину девятью упавшими листьями в уверенности, что как девять листьев упали с дерева, так девять других диких свиней попадут в западню. (Магия.)
      6. Однажды кто-то из аборигенов убил ворону. Три или четыре дня спустя умер человек по имени Лерри из клана Вороны. Хворал он уже несколько дней, но умерщвление вороны ускорило его кончину. (Тотемизм.)
      7. Однажды было такое жаркое лето, что водоем, в котором жили черепахи, пересох. Тогда черепахи решили поискать другое место для жилья и отправились в путь. Самая толстая черепаха, чтобы облегчить себе дорогу, сняла панцирь. Так она и шла без панциря до тех пор, пока не превратилась в человека — предка рода Черепахи. (Тотемизм.)
      8. Когда индеец племени оджибвеев хочет навлечь на кого-то напасть, он изготовляет деревянное изображение своего врага и вгоняет в его голову (или сердце) иглу или выпускает в него стрелу в уверенности, что стоит игле или стреле пронзить куклу, как враг почувствует в этой части тела острую боль. Если же он намеревается убить врага на месте, он сжигает и хоронит куклу, произнося при этом заклинания. (Магия.)
      9. На двух экваториальных островах... где в полдень предметы очень мало или совсем не отбрасывают тени, жители придерживаются правила в полдень не выходить из дома. (Анимизм.)
      10. На молодом вожде, мальчике лет одиннадцати, была маска в виде волчьей головы. Члены каждого клана имеют обыкновение носить на себе какую-нибудь часть своего животного. (Тотемизм.)

Вопросы и задания для учащихся
(По описаниям обрядов)

      1. О какой форме первобытной религии идет речь в каждом описании? Сделайте выводы об основных формах первобытной религии, предварительно сгруппировав их.
      2. Подумайте, правомерно ли историки используют наблюдения за современными нам первобытными народами для того, чтобы сделать выводы о жизни в первобытную эпоху.
(По иллюстрациям учебника)
      1. Проанализировав текст учебника и изображения, заполните таблицу по схеме: исторический период, виды изобразительного искусства, особенности изображения.
      2. Какие сюжеты волновали первобытных художников? Объясните почему.
      3. Сделайте вывод о тенденциях развития изобразительного искусства первобытности. Сравните их с тенденциями развития современного искусства. Видите ли вы аналогии?

Лабораторно-практическое занятие № 3

Законы царя Хаммурапи

Цель занятия. Познакомиться с фрагментами законодательства древневосточного государства, выявить его характерные черты.

Источник. Законы вавилонского царя Хаммурапи.

Законы царя Хаммурапи (фрагмент)

Хозяйство
      § 7. Если человек купит из руки сына человека [полноправный житель Вавилонского царства] или из руки раба человека без свидетелей и договора или возьмет на хранение либо серебро, либо золото, либо раба, либо рабыню, либо вола, либо овцу, либо осла, либо что бы то ни было, то этот человек — вор, его должно убить...
      § 53. Если человек поленится укрепить плотину своего поля и [вследствие того, что] плотина не была укреплена им, в его плотине произойдет прорыв, а водой будет затоплена возделанная земля [общины, то] человек, в плотине которого произошел прорыв, должен возместить хлеб, который он погубил...
      § 55. Если человек открыл свой арык для орошения, но был небрежен, и вода затопила поле его соседей, [то] он должен отмерить зерно в соответствии [с урожаем] его соседей...
      § 59. Если человек срубит в саду человека дерево без [ведома] хозяина сада, то он должен отвесить 1/2 мины (мина — 0,5 кг) серебра...
      § 235. Если корабельщик соорудит человеку судно и сделает свою работу ненадежно, так, что судно в том же году станет течь [или] получит [другой] недостаток, [то] корабельщик должен сломать это судно, сделать прочное за собственный счет и отдать прочное судно хозяину судна...
      § 237. Если человек нанял лодочника и судно и нагрузил его зерном, шерстью, маслом, финиками или же любым [другим] грузом, а этот лодочник был нерадив и потопил судно и погубил то, что в нем [было], [то] лодочник должен возместить судно, которое он потопил, и все, что он погубил в нем...
      § 259. Если человек украл плуг с обрабатываемого поля, то он должен платить хозяину плуга 5 сиклей (сикль — 8,4 г) серебра.
      § 260. Если он украл сошник или же борону, то он должен заплатить 3 сикля серебра.
      § 261. Если человек нанял пастуха для пастьбы крупного и мелкого рогатого скота, [то] он должен платить ему по 8 гуров (гур — 252,6 л) зерна в 1 год...
      § 274. Если человек нанимает мастерового, то наемную плату... кирпичного мастера... плату ткача... плату камнереза... плату кузнеца... плату столяра... плату кожевника... плату плотника... плату корзинщика... плату строителя... в день он должен давать.

Наказания
      § 3. Если человек выступил в суде для лжесвидетельства и слово, которое он сказал, не доказал, [то], если это дело — дело о жизни, человек этот должен быть казнен...
      § 6. Если человек украл имущество бога или дворца, [то] этот человек должен быть казнен...
      § 14. Если человек украл малолетнего ребенка [другого] человека, [то] он должен быть казнен...
      § 21. Если человек сделал пролом в доме [другого человека], [то] перед этим проломом его следует убить и закопать...
      § 195. Если сын ударил своего отца, [то] ему должны отрубить руку...
      § 196. Если человек выколол глаз сыну человека, [то] должны выколоть ему глаз...
      § 197. Если он переломил кость человеку, [то] должны переломить ему кость...
      § 200. Если человек выбил зуб человеку, равному ему, [то] должны ему выбить зуб...
      § 202. Если человек ударил [по] щеке человека, высшего [по положению], чем он сам, [то] он должен быть отхлестан в собрании воловьей плетью 60 раз...
      § 203. Если сын человека ударил [по] щеке сына человека, равного ему, [то] он должен отвесить одну мину серебра...
      § 205. Если раб человека ударил [по] щеке сына человека, [то] ему должны отрезать ухо...
      § 229. Если строитель построит человеку дом и сделает свою работу непрочно, так, что построенный им дом обвалится и причинит смерть хозяину дома, то этого строителя должно убить.

Долговая кабала
      § 115. Если человек имеет за человеком [долг] хлебом или серебром и будет держать его заложника, а заложник умрет в доме взявшего в залог по своей судьбе, [то] это не основание для претензии.
      § 116. Если заложник умрет в доме взявшего в залог от побоев или дурного обращения, то хозяин заложника должен изобличить... и если [взятый в залог] — сын человека, [то] должны казнить его [ростовщика] сына...
      § 117. Если человек имеет на себе долг и отдаст за серебро или даст в долговую кабалу свою жену, своего сына или свою дочь, [то] они должны служить в доме их покупателя или заимодавца три года; на четвертый год должно отпустить их на свободу.

Вопросы и задания для учащихся
(По фрагменту о хозяйстве)

      1. Заполните таблицу по схеме: отрасли хозяйства, примеры из законов.
      2. Почему в царских законах проявлена забота о системе орошения? Какое наказание ждало нерадивого земледельца, не заботившегося о своих плотинах и каналах?
      3. В законах царя Хаммурапи в качестве платы за работу или преступления упоминаются серебро и зерно. Как вы думаете, о какой роли земледелия в жизни Месопотамии говорит этот факт?
(По фрагменту о наказаниях)
      1. Объясните происхождение выражения «Око за око, зуб за зуб»; приведите примеры из законов Хаммурапи, соответствующие этому выражению.
      2. Как вы считаете, предлагаемые наказания за преступления слишком суровые или нет?
      3. Почему в § 202, 203 и 205 за одно и то же преступление предусмотрены разные наказания?
(По фрагменту о долговой кабале)
      1. Как вы думаете, какие слои населения чаще всего попадали в долговую кабалу?
      2. Кого глава семьи мог отдать в долговую кабалу?
      3. По вашему мнению, эти статьи законов были написаны в интересах должников или ростовщиков? Поясните свое мнение.
      4. Почему Хаммурапи заботился о таких частных вопросах?

Лабораторно-практическое занятие № 4

Правители на Древнем Востоке

Цель занятия. Выявить типичные черты, характеризующие древневосточного правителя.

Источники. Законы вавилонского царя Хаммурапи. Надпись ассирийского царя Синаххериба (с. 39—40).

Вопросы и задания для учащихся
      1. Как обосновывается власть правителя на Древнем Востоке? Сопоставьте полученные вами из источников сведения с выводом учебника (с. 29). Подтверждается ли он?
      2. Выделите в текстах слова, описывающие личные качества разных восточных правителей. Для ответа используйте также следующие фразы из документов:
      «Я — Хаммурапи... сообразительный царь, послушный Шамашу, могучий... защита страны... огненный буйвол, бодающий врагов...»
      «Император (Цинь Ши Хуанди) умен, добродетелен и справедлив, его принцип правления ясен для всех... В заботах... император трудился утром и ночью не покладая рук...»
      «Тот, кто управляет государством... должен тщательно следить за службой, выполнять свои обещания, умерять свои расходы, любить своих людей и использовать народ только тогда, когда это необходимо» (Конфуций).
      3. Обобщите полученные данные и сделайте вывод о том, какие качества правителя являлись, с точки зрения древних, необходимыми и подчеркивали достоинство правителя на Востоке. Сопоставьте их с современным европейским представлением о государственном деятеле.
      4. Как вы думаете, описанные в официальных документах качества отражают объективные сведения об этих людях? Обоснуйте свой ответ.
      5. В Древнем Египте перед началом подъема воды в Ниле фараон бросал в реку папирус с указом, повелевающим реке разлиться. Жрецы молились о фараоне: «Да живет он, да здравствует и да благоденствует! Ибо в здоровье и благоденствии фараона — залог процветания Обеих Земель!» В законах Хаммурапи о нем написано: «Владыка, давший жизнь Уруку, проведший обильную воду...»
      Какая функция фараона как правителя Египта и вавилонского царя здесь отражена? На основе источников и учебника назовите другие обязанности древневосточного правителя.

Лабораторно-практическое занятие № 5

Человек в древнегреческой культуре

Цель занятия. Выявить отношение к человеку и его место в миропонимании древних греков.

Источники. Софокл. «Антигона» (с. 75). Изображения древнегреческих статуй классического периода и египетской скульптуры.

Вопросы и задания для учащихся
      1. Проанализируйте фрагмент древнегреческой трагедии. Как Софокл описывает человека? Какое место занимал человек в мире по представлению древних греков? Какое древнегреческое высказывание, приведенное в учебнике, отражает эти представления?
      2. Как вы думаете, Софокл описывает какого-то конкретного человека или его обобщенный образ?
      3. Внимательно рассмотрите изображения древнегреческих статуй классического периода. Найдите в параграфе текст об особенностях древнегреческой скульптуры. Как вы понимаете его?
      4. Сравните древнегреческую и египетскую скульптуру. В чем различия в изображении человека и назначении скульптуры?
      5. Сопоставьте изученные источники и сделайте общий вывод об отношении древних греков к человеку. Как вы думаете, можно ли говорить о появлении в Древней Греции понятия «личность»?

Лабораторно-практическое занятие № 6

Римское право

Цель занятия. Выявить значение римского права в истории европейского права.

Источники. Законы вавилонского царя Хаммурапи. Законы Двенадцати таблиц (с. 97). Цицерон. «Об обязанностях» (с. 97—98). Формулы римских юристов (с. 98).

Вопросы и задания для учащихся
      1. Сравните по текстам законов Хаммурапи и формулам римских юристов, что (или кто) являлось источником права на Востоке и в Риме. Каково было его главное назначение? Заполните сравнительную таблицу. Сделайте вывод о различиях. Как это связано с типами государственного устройства?
      2. Какова роль права в римском обществе? Было ли сходство в отношении к праву на Востоке и в Римской империи?
      3. Что такое право в понимании римлян? Как трактуется это понятие в современном праве? (В случае необходимости обратитесь к юридическому словарю.)
      4. В каком источнике описано римское судопроизводство? Какой его принцип является важным в современной западной судебной системе?
      5. Каким понятием мы можем заменить выражения «разум природы» и «закон человеческий и божеский» в трактате Цицерона? Как они соотносятся с правом? В чем их сходство и различие?
      6. Какие отрасли права выделены в источниках?
      7. Что римляне понимали под частным правом? Приведите примеры. Какие современные отрасли права соответствуют римскому частному праву?
      8. Как вы думаете, был ли в законах Хаммурапи (или других древневосточных законах) раздел, посвященный частному праву? Обоснуйте свое мнение.

Лабораторно-практическое занятие № 7

Права и вольности средневекового города

Цель занятия. Выяснить положение средневекового европейского города в системе феодальных отношений.

Источник. Грамота германского императора Фридриха I городу Любеку от 19 сентября 1188 г. (с. 121—122).

Вопросы и задания для учащихся
      1. Вспомните, как называлась борьба городов за свои права. В каких формах она проходила?
      2. Кто автор данного документа? Какие отношения связывают его с графами и горожанами?
      3. По какому праву император вмешивается в тяжбу графов с городом?
      4. Выпишите права, полученные городом, определите их значение.
      5. Зачем императору предоставлять горожанам такие широкие права?
      6. Сравните полученные данные о положении горожан со сведениями о положении других слоев средневекового общества. В чем были их отличия?
      7. Как вы считаете, вписывается ли средневековый город в систему феодальных отношений, или это историческое явление иного порядка?

Лабораторно-практическое занятие № 8

Живопись Возрождения

Цель занятия. Проанализировать произведения живописи эпохи Возрождения, выявить характерные черты и различия Итальянского и Северного Возрождения.

Источники. Иллюстрации учебника (с. 182—184), цветной вклейки (с. 4—14).

Вопросы и задания для учащихся
      1. Используя текст учебника, отберите иллюстрации, отражающие искусство раннего Возрождения. Проанализируйте их и сделайте вывод о наметившихся изменениях в искусстве по сравнению с эпохой Средневековья.
      2. Проанализируйте репродукции картин Высокого Возрождения по плану:
      1) автор, название, место создания;
      2) сюжет;
      3) особенности изображения, по которым можно отнести данную картину к эпохе Возрождения.
      Результаты работы оформите в виде таблицы.
      3. Обобщите полученные сведения по следующим направлениям: наиболее распространенные сюжеты; особенности живописи.
      4. Сгруппируйте репродукции по принадлежности к Итальянскому и Северному Возрождению. Сделайте выводы об их отличиях.

Практическое занятие № 9

Экономическое развитие Европы в XIX в.

Цель занятия. Проанализировать статистические данные и карту, сделать выводы о темпах экономического роста крупнейших европейских государств.

Источники. Диаграмма «Мощность паровых машин, применяемых в промышленности» (с. 229). Статистическая таблица «Протяженность железных дорог». Карта 7 на вклейке.

Протяженность железных дорог


Протяженность железных дорог (км)

1840

1880

1900

8845

357 395

749 793

Доля отдельных стран (%)

Европа (без России)

46,3

37,9

28,4

Великобритания

27

7

4

Франция

4,7

6,6

4,9

Германия

6,2

9,1

6,9

Россия

0,4

5

5,9

Северная Америка

51,5

45,5

45,4

Азия

3,2

7,4

Африка

1,3

2,2

Австралия

2,1

3,2

Вопросы и задания для учащихся
(По диаграмме «Мощность паровых машин, применяемых в промышленности»)

      1. Какая страна лидировала в применении паровых машин? Вспомните почему.
      2. Во сколько раз возросла мощность применяемых в промышленности паровых машин в каждой из названных стран? Какая страна сделала наиболее сильный рывок в этой сфере? Сравните полученные данные и сделайте выводы о темпах промышленного развития этих стран.
      3. Можно ли на основании диаграммы сделать вывод о времени начала промышленной революции в Германии и России?
      4. На основе диаграммы составьте статистическую таблицу.
(По статистической таблице «Протяженность железных дорог»)
      1. Во сколько раз увеличилась протяженность железных дорог в мире с 1840 по 1880 г. и с 1880 по 1900 г.? Подтверждением каких экономических явлений могут служить эти данные?
      2. Какие регионы и страны лидировали в железнодорожном строительстве в 1840 г. и в 1900 г.?
      3. Объясните, почему доля в железнодорожном строительстве некоторых регионов и стран падает к концу XIX в.
      4. На основе таблицы составьте диаграмму.
(По карте «Промышленная революция в Европе»)
      1. Определите страну — лидера промышленной революции. Какие исторические события этому способствовали?
      2. Охарактеризуйте процесс распространения крупной машинной индустрии и промышленной революции в странах Европы.
      3. Выделите регионы Европы, где в наибольшей степени были сконцентрированы новые отрасли промышленности. Совпадают ли они с районами распространения традиционных отраслей промышленности? Сделайте вывод.
      4. На основе данных карты составьте таблицу «Распространение промышленной революции в странах Европы». Структуру таблицы продумайте самостоятельно.

Обобщающее задание

      На основе всех источников охарактеризуйте экономическое положение (в промышленности и железнодорожном строительстве) одной из стран.

Лабораторно-практическое занятие № 10

Художественная культура XVII — начала XIX в.

Цель занятия. Проанализировать произведения искусства XVII — начала XIX в., выявить особенности живописи и отличия в архитектурных стилях.

Источники. Иллюстрации учебника (с. 260, 262), цветная вклейка (с. 15—18), альбомы по искусству.

Вопросы и задания для учащихся
      1. Проанализируйте архитектуру классицизма, барокко и рококо. Выявите характерные черты каждого стиля. Сопоставьте ваши выводы с текстом учебника.
      2. Проследите по тексту учебника и иллюстрациям эволюцию классицизма XVII в. к просветительскому классицизму и ампиру. Какие основополагающие черты в нем сохранились? Что менялось?
      3. Рассмотрите предложенные иллюстрации. Определите, к какому стилю или направлению в искусстве принадлежат данные произведения искусства. В каждом случае обоснуйте свое мнение.
      4. Заполните сравнительную таблицу «Художественные стили второй половины XVI — начала XIX в.» по схеме, предложенной в учебнике (с. 269).

Лабораторно-практическое занятие № 11

Абсолютная монархия в Европе

Цель занятия. Определить характерные черты одной из форм правления в государствах эпохи Нового времени.

Источники. Епископ Боссюэ о Божественном праве королей (с. 282). Жан Боден о королевском суверенитете (с. 282). Людовик XIV о власти короля (с. 283).

Вопросы и задания для учащихся
      1. Какая форма правления описана в источниках? Подтвердите свой ответ текстом.
      2. Какие типы монархии различает Ж. Боден? Какой из них характерен для Западной Европы XVII—XVIII вв.? Приведите примеры всех трех типов.
      3. Какие характеристики королевской власти дает епископ Боссюэ?
      4. Какие функции монарха можно выделить на основе текстов?
      5. Как авторы источников относятся к описываемой форме правления? Обоснуйте свои выводы.

Практическое занятие № 12

Колониализм

Цель занятия. Проанализировать карты и выявить страны, проводившие наиболее активную колониальную политику.

Источники. Карта «Великие географические открытия» (первый форзац учебника), карта «Мир к концу XIX в.» (второй форзац учебника), текст § 26.

Вопросы и задания для учащихся
      1. По карте «Великие географические открытия» определите, какие регионы к концу XVII в. были захвачены европейскими государствами и превращены в колонии.
      2. Выпишите, какие территории принадлежали Испании, Португалии, Франции, Англии, Голландии и Османской империи. Расставьте страны в порядке убывания размеров их колоний.
      3. Сопоставьте данные карт «Великие географические открытия» и «Мир к концу XIX в.». Какие регионы мира попали в колониальную зависимость в период с середины XVII в. до конца XIX в., а какие получили независимость? Какие территории так и не стали колониями к концу XIX в.? Сделайте вывод о распространении колониализма в мире к концу XIX в.
      4. Какое государство в середине XVII в. являлось крупнейшей колониальной державой? Как изменилось его положение к концу XIX в.? Назовите крупнейшую колониальную империю к концу XIX в. Объясните произошедшие изменения.
      5. Расставьте страны в порядке убывания размеров их колоний к концу XIX в. Сопоставьте эти данные с данными, полученными по предыдущему периоду. Совпадают ли они?
      6. У каких крупных европейских государств к концу XIX в. почти не было колоний? Вспомните, МАТЕРИАЛЫ  К  ДИСКУССИЯМ

Власть и собственность на Древнем Востоке. § 2

Феномен власти-собственности

      Сложившееся на основе земледельческой общины (в какой-то мере это относится и к кочевникам, но типичный вариант — именно земледельческий) протогосударство во многом восходит к нормам взаимоотношений и формам взаимосвязей, веками развивавшимся в рамках общины. Но на основе прежних норм и форм в новых условиях возникали институты иного, более совершенного и развитого типа, — они соответствовали укрупнявшейся и усложнявшейся социально-административной структуре протогосударства. О каких новых институтах идет речь?
      В нашей стране, где менталитет XX в. воспитан на идеях марксизма, было еще сравнительно недавно твердо принято считать, что институтами, приходившими на смену первобытной общине, были институты классово-антагонистического общества, основанного на частной собственности и делении населения на классы прежде всего по признаку отношения к этой собственности (имущие и неимущие). Такого рода схоластическая презумпция привела к жесткому постулату, согласно которому все древние общества должны были быть так называемыми рабовладельческими с характерными именно для них антагонистическими классами рабовладельцев и рабов. В истматовском варианте эта идея марксизма превратилась в догму, была доведена до абсурда, несмотря на то что сам Маркс был много более сдержан в этом смысле: в его схеме всемирной истории наряду с рабовладельческой (античной) формацией существовал, как о том упоминалось, и «азиатский» способ производства, характерный для Востока и отличавшийся от античного и иных европейских способов производства тем, что в восточных структурах не было частной собственности и классов, а альтернативой господствующему классу было само государство в лице организованного им аппарата власти.
      В отличие от Гегеля, делавшего акцент на проблемы именно власти, причем в ее наиболее жесткой из известных человечеству до XX в. форме восточной деспотии, Маркс выдвигал на передний план собственность, говоря о верховной собственности государства на Востоке. Но что это такое — хотя бы с точки зрения главного для Маркса политэкономического критерия? Это собственность или все-таки власть? Сам Маркс склонен был идентифицировать верховную собственность и государственный суверенитет. Однако до логического конца эта идентификация в его трудах доведена не была. Больше того, сама идея верховной собственности была подвергнута сомнению рядом авторитетных историков-марксистов — факт достаточно редкий, чтобы оставить его без внимания. Так что же все-таки первично в изучаемой нами структуре — деспотизм, беспредел власти или собственность, пусть даже не частная?
      Ответ на этот кардинальный вопрос упирается в анализ группы проблем, связанных с оценкой роли институтов власти и собственности в ранних политических структурах, генетически и функционально родственных классическим восточным, стадиально предшествовавших именно им, лежавших в основе восточного деспотизма по Гегелю и «азиатского» способа производства по Марксу. Остановимся кратко на этих проблемах.
      Что касается власти, то восходившая к древнейшей и абсолютно преобладающей системе социальных ценностей триада престиж — авторитет — власть привела со временем к сложению авторитарного института наследственной власти сакрализованного вождя-царя в протогосударствах. Это было повсюду, включая и предантичную Грецию с ее царями, столь поэтично воспетыми великим Гомером и так хорошо известными по классической греческой мифологии.
      На Востоке власть такого типа достаточно быстро — в отличие от античной Греции — трансформировалась в деспотическую, хотя не везде одинаково ярко выраженную. Главной причиной этого было отсутствие здесь развитого рыночно-частнособственнического хозяйства, сыгравшего решающую роль в той социальной мутации, которую пережила античная Греция. Деспотизм как форма власти, а если взглянуть глубже, то как генеральная структура общества, возникает там, где нет той самой частной собственности, об обязательном наличии которой, не признавая исключений или хотя бы вариантов, твердила долгие годы абсолютно господствовавшая у нас истматовская схема. Иными словами, деспотизм присущ структурам, где нет собственников. Но это те самые структуры, которые возникали на базе первобытности.
      Во всех обществах, о которых выше уже шла речь (кроме античного, отличавшегося от них), понятия о собственности вообще, тем более о частной собственности, просто не существовало. Специалисты, исследующие такие структуры, используют для их характеристики понятия «коллективная», «общинная», «племенная» собственность и т. п., сознавая всю условность этих понятий. Дело в том, что понятие о собственности в коллективах собирателей, кочевников или общинных земледельцев сводилось прежде всего к представлению о праве на ресурсы, которые считались принадлежавшими данной группе и использовались ее членами в процессе их хозяйственной деятельности. Собственно, иначе и быть не могло в те времена и в тех условиях жизни. Основа отношений к ресурсам, от обладания которыми зависело существование коллектива, реализовывалась, таким образом, в терминах владения, т. е. власти: «Мы владеем этим; это — наше». Субъектом власти, владения, распоряжения хозяйственными ресурсами или, если угодно, коллективной собственности всегда был и практически всегда мог быть только коллектив, причем этому никак не противоречило то обстоятельство, что всегда существовало индивидуальное и семейное пользование какой-то частью общего владения, не говоря уже о предметах обихода, жилище, личных вещах, орудиях производства и т. п. Это означает, что и экономическое содержание, и юридическая форма такого рода собственности именно владение и, как результат владения, власть. Сначала власть только над ресурсами. Но это только сначала.
      В общине с ее ранними формами неравенства как на уровне семейно-клановой группы, так и в рамках коллектива с его рангово-статусной иерархией в целом сложилась и развивается власть, которая опирается как на экономическую реальность (владение ресурсами группы или общины), так и на юридическую ее форму (право выступать от имени группы или общины, распоряжаться ее достоянием и особенно ее избыточным продуктом). В рамках надобщинной структуры, протогосударства с наследственным вождем, ставшим символом коллектива, неоспоримое право распоряжаться общественным достоянием было функцией высшей власти вождя.
      В свете сказанного вполне очевидно, что представление о верховной собственности государства и государя можно понимать только в том плане, о котором идет речь: высшая собственность правителя-символа, олицетворяющего коллектив, производна от реального владения достоянием коллектива и безусловного права распоряжаться его ресурсами и имуществом, причем и то и другое в конечном счете производно от власти. Власть (владение) рождает понятие и представление о собственности, собственность рождается как функция владения и власти. Власть и собственность неразделимы, нерасчленимы. Перед нами феномен власти-собственности.
      Власть-собственность — это и есть альтернатива европейской античной, феодальной и буржуазной частной собственности в неевропейских структурах, причем это не столько собственность, сколько власть, так как функции собственника здесь опосредованы причастностью к власти, т. е. к должности, но не к личности правителя. По наследству в этих структурах может быть передана должность с ее правами и прерогативами, включая и высшую собственность, но не собственность как исключительное частное право владения вне зависимости от должности. Социально-экономической основой власти-собственности государства и государя было священное право верхов на избыточный продукт производителей.
      Если прежде семейно-клановые группы вносили часть своего продукта в форме добровольных взносов старейшине в качестве скорее символической, нежели реальной платы за его общественно полезный труд, то теперь ситуация стала иной. В надобщинной структуре, в рамках протогосударства вождь имел бесспорное право на определенную часть продукта его подданных, причем взнос с политэкономической точки зрения принимал облик ренты-налога. Налога — потому что взимался центром для нужд структуры в целом, в частности для содержания непроизводительных слоев, обслуживающего их персонала или производителей, занятых в неземледельческой сфере (ремесло, промыслы и т. п.). Налог в этом смысле высшее право государства как суверена на определенную долю дохода населения. Что же касается ренты, то она проявлялась в праве собственника, субъекта власти-собственности, на определенную долю реализации этой собственности в хозяйствах земледельцев-общинников.
      Появление феномена власти-собственности было важным моментом на пути институционализации общества и государства в неевропейском мире. Это означало, что прежняя свободная община теряла свои исключительные права владения ее угодьями и продуктом. Теперь она вынуждена была делить эти права с теми, кто в силу причастности к власти мог претендовать на долю ее имущества, начиная от регионального вождя-администратора, будущего владетельного аристократа, которому верховный вождь передавал часть своих высших прерогатив, и кончая общинным главой, все более превращавшимся в чиновника аппарата администрации. Иными словами, возникал и надолго закреплялся хорошо знакомый специалистам феномен перекрывающих друг друга владельческих прав: одна и та же земля (а точнее, право на продукт с нее) принадлежит и обрабатывающему ее крестьянину, и общине в целом, от лица которой выступает распределяющий угодья старейшина, и региональному администратору, и верховному собственнику. И что показательно, эта множественность прав, столь нелепая в обществе с юридически хорошо разработанными частно правовыми нормами, здесь никого не смущает: коль скоро земля не является частной собственностью и принадлежит всем, то совершенно естественно, что каждый получает свою долю дохода от нее, причем в строгом соответствии с той долей владения ею, власти над ней, которой реально располагает. Вместе с тем важно оговориться, что в множественности прав уже таились зародыши некоторой трансформации прежней структуры, в частности тенденции к приватизации, т. е. к появлению частной собственности (пусть не господствующей и весьма ограниченной в потенциях, но все же частной), до того в описываемом обществе еще не известной.

Васильев Л. С. Власть и собственность: феномен
власти-собственности // История Востока. — М., 1994

***

      ...Сам факт покупки земли царем показывает, что царь по-прежнему не был верховным собственником всей земли в государстве. Но в то же время крайне низкая цена, уплаченная им за землю (около 1000 л — примерно 600 кг — ячменя за гектар поля, не считая подарков хозяевам и свидетелям!), вероятно, отражает принудительный характер покупки (производившейся к тому же в районе, разгромленном карательными операциями Саргона и Римуша), а запись сделок на большом обелиске из твердого камня, возможно, подчеркивает необратимость сделки (в отличие от аналогичных сделок между частными лицами, записывавшихся на обыкновенных глиняных плитках — «табличках» и датировавшихся). Целью скупки земли было, скорее всего, увеличение царского фонда земель и средств на содержание персонала и войска. Уже в надписях Саргона говорится, что «5400 мужей (ежедневно) ели перед ним хлеб»; возможно, это было связано и с желанием царя создать свое постоянное и привилегированное войско, несмотря на первоначальную опору Саргонидов на широкое народное ополчение. Последнее со временем должно было становиться все менее надежным; после Римуша и Нарам-Суэна ни работникам государственных хозяйств, ни общинникам вне их не было особых оснований стремиться к поддержанию династии; но и жречество в конце концов было ею недовольно...

Дьяконов Н. Первые деспотии в Двуречье //
История Древнего мира. — М., 1983

Полисное устройство Греции. § 4

Полис

      Изменения в экономике нанесли удар по общинно-родовой организации общества, носительницей традиций которого была родовая знать. Для рядовых общинников, занявшихся ремеслом и торговлей, открылась возможность обогащения и приобретения земельных участков в частное владение.
      В то же время сохранялась коллективная собственность на землю, принадлежавшую полису и отдельным его подразделениям (филам, фратриям, демам). Но это не означало наличия государственного сектора в хозяйстве. Существовал лишь общинно-частный сектор, в котором все более возраставшую роль приобретали частные хозяйства. Общинный же характер собственности проявлялся в том, что лишь граждане пользовались правом получения участка земли в пределах полисной территории. Тот, кто не был по происхождению гражданином, считался чужестранцем и не мог приобрести в собственность не только землю для обработки, но и дом для жилья, даже если и он, и его отцы, деды, прадеды прожили здесь всю жизнь. Кем бы ни был гражданин полиса — торговцем, ремесленником, ростовщиком, для полиса он оставался потенциальным землевладельцем. Как гражданин, он обладал правом участия в работе общинных институтов — народного собрания, а с демократизацией полиса — также совета, суда, а также правом быть выбранным в руководящие органы полиса.
      С принадлежностью к полису была связана и военная служба, бывшая не только обязанностью, но и почетным правом, доступным, как и право на землю, только гражданину.
      Древние полисы обладали обозримой территорией, и там не сложилось системы представительства. Гражданин полиса, независимо от того, жил он в городе или в его сельской округе, непосредственно участвовал в общественной жизни. Полис для граждан был всем. Он обеспечивал им независимое существование и определенный уровень жизни, охрану их личности и свободы. Поэтому изгнание, сопровождавшееся лишением гражданских прав, было наказанием, равносильным гражданской смерти. Городские стены, принимавшие в случае опасности всех граждан, были стенами жизни.
      Граждане составляли меньшую часть населения полиса, и осуществление ими их прав основывалось на бесправии и эксплуатации негражданского свободного населения и рабов. Таким образом, несмотря на прочность полиса как общественной ячейки, в нем изначально были заложены противоречия, создававшие постоянную социальную напряженность.
      Политическая жизнь практически всех средиземноморских народов складывалась в напряженном противостоянии незнатной части населения (демоса) и земельной аристократии, отстаивавшей свое исключительное право распоряжаться общественной землей и управлять общиной в качестве потомков и наследников богов, к которым аристократические роды обычно возводили свое происхождение. Законы, которые постепенно принимались в острой борьбе в разных полисах круга земель, несколько ограничивали полномочия знати и защищали интересы торгово-ремесленной прослойки и земледельцев. Однако, пользуясь своим богатством и противоречиями внутри самого гражданского коллектива, аристократия, как правило, сводила на нет действия законов или вовсе добивалась их отмены.
      В условиях такого противостояния становилось неизбежным использование новыми общественными слоями силы для ограничения экономического могущества аристократии и связанного с этим могуществом политического влияния.

Ранняя тирания

      На волне недовольства знатью и стремления к справедливому распределению общинной собственности выделяются народные вожди, чаще всего выходцы из той же аристократии. При поддержке демоса они захватывают власть с помощью наемных отрядов. Греки рассматривали их как царей, но только не унаследовавших, а узурпировавших власть, и употребляли по отношению к ним термин лидийского происхождения тиран (властелин), первоначально не носивший одиозной окраски. «Становились они тиранами потому, что пользовались доверием народа, а средство приобрести это доверие заключалось в том, чтобы объявить себя ненавистниками богатых», — писал Аристотель. Заигрывая с демосом, тираны подчеркивали свой скромный образ жизни, принимали законы против роскоши, поддерживали простой народ во время судебных процессов, да и сами выдвигали обвинения против знатных, конфисковывали их имущество, раздавая его беднякам. «Тиран в глазах своих подданных должен быть не тираном, а домоправителем и царем, не узурпатором, но опекуном; тиран должен вести скромный образ жизни, не позволять себе излишеств» — так характеризовал раннюю тиранию Аристотель, живший в IV в. до н. э., когда в это слово стали вкладывать смысл, близкий современному его восприятию.
      Тираны этого переходного периода зачастую до конца своих дней сохраняли облик справедливых защитников народа и законов, а порой превращались в деспотов и попирали законы. Но в любом случае объективно их правление способствовало значительному ослаблению аристократии и сделало возможным последующий переход управления в руки демоса. Как режим личной власти, сломившей господство аристократии, раннегреческая тирания была неизбежным этапом на пути к демократизации общества. Не случайно демократические республики установились именно в тех полисах, которые прошли через тиранию.
      В тех из греческих городов, где в силу недостаточного развития ремесел и торговли внутри демоса не появилось экономически сильной прослойки, земельная аристократия сохранила свои позиции и в силу этого сложились аристократические, а не демократические республики. Аристократический строй установился с переходом к республикам и в этрусских полисах, где в силу религиозных традиций необычайно сильна была военно-жреческая знать (лукумоны). Также и в Риме свержением царской власти воспользовались аристократические круги, установившие свое правление в форме патрицианской республики. Впоследствии из среды патрициев время от времени выделялись политики, добивавшиеся передела земель и кассации долгов, действуя, как греческие тираны, но ни одному из них не удавалось захватить власть...

Немировский А. И. История Древнего мира.
Античность. — М., 2000

Уроки античной демократии

      Возможность использования опыта античной демократии определяется тем, что на своей самой ранней ступени развития демократическое устройство предстает в наиболее простой, примитивной форме, которая еще не завуалирована всякого рода привходящими обстоятельствами, и благодаря этому как позитивные, так и негативные черты демократии вообще, демократии как особого типа государственного устройства предстают в ясной и легко понимаемой форме.
      В афинской демократии проявились различные тенденции развития. Некоторые из них оказались жизнеспособными, и мы их встречаем в более поздних демократических государствах, а некоторые умерли вместе с самой афинской демократией и практически никогда больше не возрождались.
      По-видимому, чертой, которая существовала в Афинах (и вообще характерна для античного мира), но которая уже никогда не сможет возродиться, является та особенность, которая позволила выделить ее в особый тип, называемый специалистами «прямой демократией». Как уже отмечалось, основная характерная особенность прямой демократии — непосредственное участие суверенного народа (коллектива граждан) в управлении делами государства, выражающееся в постоянном функционировании Народного собрания, исключительному ведению которого принадлежат все важнейшие вопросы его жизни.
      Каковы же причины, которые делают невозможным возвращение к жизни этого типа демократического устройства государства? Уже давно было высказано мнение, ставшее теперь аксиомой, что гибель Римской республики (то есть римского полиса) была предрешена после того, как в результате Союзнической войны основная часть свободного населения всей Италии получила права римского гражданства, и оно стало насчитывать около двух миллионов человек, ибо практически невозможно Народное собрание с таким количеством участников, да к тому же регулярно и достаточно часто собираемое. Таким образом, сами размеры современных государств препятствуют возрождению принципов прямой демократии...
      Уже в Афинах IV века прямая демократия начала изживать себя. Она была совершенно неизбежным этапом и прекрасно работала на первых порах существования полиса, но в условиях резко усложнившейся жизни, как внутренней, так и международной, она перестала отвечать им. Сейчас требовалось постоянное и, желательно, профессиональное руководство политикой полиса. Руководить, опираясь только на здравый смысл массы, было уже невозможно. Примечательно, что кризис прямой демократии начал ощущаться впервые именно в Афинах, том полисе Древней Греции, который имел свои интересы в различных частях Эгейского мира и соответственно вел действительно большую политику и который обладал наиболее сложной внутренней структурой среди греческих полисов. Прямая демократия полностью отвечала условиям простой «республики крестьян», но оказалась недееспособной при усложнившейся жизни.
      Очень показательно, что на следующем историческом этапе — в эллинистическую эпоху ряд греческих так называемых федеративных государств (в первую очередь Ахейский и Этолийский союзы) ввели определенные элементы представительной демократии в свои конституции. Однако эти государства так и не смогли перерезать ту пуповину, которая соединяла их с миром полисов, и поэтому старое полисное партикуляристское начало с его идеей прямого правления народа сокрушило первые ростки представительной демократии в Древнем мире. Основная линия развития пошла совершенно по-иному: и в эллинистических государствах, и в Римской империи города сохраняли свой полисный строй, но он коренным образом изменился: их полисные институты превратились в органы местного самоуправления, которое было действительно очень широким, но ограничивалось исключительно местными делами. Однако они были полностью отсечены от большой политики, которой занимались при царских или императорских дворах на постоянной основе...
      ...Необходимо, видимо, обратить особое внимание еще на одно обстоятельство. Прямая демократия по своей природе не может признавать принципа разделения властей. Тем самым демократический строй теряет значительную часть своей устойчивости, поскольку ошибки в принятии решений почти невозможно блокировать. Характерно, что афиняне осознали этот недостаток своей системы и в течение IV века усложнили конституцию. Мы знаем, что после примерно 355 года Народное собрание практически отказалось от своих функций верховного суда, целиком передав их дикастерию. Народное собрание также отказалось от своих конкретных законодательных функций, передав их коллегии номофетов и оставив за собой только принципиальное решение вопроса о необходимости пересмотра того или другого закона. Однако эти нововведения не свидетельствуют о создании системы разделения властей. Все эти решения в любой момент могли быть отменены волею Народного собрания. Традиционное полисное начало сохраняло свою силу, и поэтому шаги в сторону создания системы разделения властей нельзя считать собственно созданием этой системы.
      Прямой демократии свойствен был принцип абсолютной правоты большинства и соответственно полное отрицание каких-либо прав меньшинства. Этот подход к проблеме сейчас вряд ли встретит одобрение со стороны искренних сторонников демократии...
      Афинский демократический режим имел ряд особенностей, которые можно рассматривать, с одной стороны, как условия его возникновения, а с другой — как следствие существования этого строя...
      Прежде всего, проблема имущественного неравенства. Сейчас многие исследователи уже отказались от концепции, популярной в прошлом веке. Согласно этой концепции, афинский демос представлял собой деклассированную массу, которая жила за счет денег, выплачиваемых ей государством за выполнение общественных обязанностей, а средства для этого государство получало от эксплуатации союзников. Ныне совершенно несомненно, что основная масса афинян — это мелкие и средние собственники, занятые сельским хозяйством, ремеслом, торговлей...
      ...Еще раз подчеркнем, что рынок, как нам кажется, выступает в роли того conditio sine qua nоn, без которого невозможно развитие демократии. Можно полагать, что своеобразным отражением этой экономической ситуации в политической сфере стала распространившаяся практика избрания на различные должности в полисе посредством жребия, что нивелировало преимущества происхождения и личного богатства.
      Следующий фактор, о котором следует сказать, — высокий технологический уровень общества. Афины если и не были бесспорным лидером во всех отраслях экономики в Древней Греции, тем не менее явно принадлежали к числу самых передовых. Почему это важно? Высокий технологический уровень обеспечивает высокую производительность труда, что давало гражданам свободное время, а это, в свою очередь, позволяло им заниматься общественными делами. В противном случае неизмеримо большая часть времени должна была бы идти на добывание средств для поддержания жизни, и на участие в управлении государством значительная часть гражданства не имела бы времени чисто физически. Этому тезису, кажется, противоречит то обстоятельство, что с точки зрения чистой технологии Афины принципиально не отличались от остальных греческих полисов. Однако необходимо учитывать другое обстоятельство, имевшее, с нашей точки зрения, принципиальное значение. В Афинах, насколько мы можем судить, имелось весьма значительное число рабов, и Аристотель напрямую связывает обладание рабами с возможностью заниматься политической деятельностью: он ссылается на практику рабовладельцев, освобождающих себя от забот по руководству рабами путем назначения управляющего, чтобы иметь время для занятий политикой или философией. Напомним, что раб, и с точки зрения теоретиков античного общества, и с точки зрения реальной ситуации, представлял собой «одушевленное орудие труда». Широкое применение рабов во всех отраслях экономики обеспечивало высокую (по тогдашним масштабам) производительность труда и позволяло основной массе граждан заниматься политической деятельностью.
      Вопрос о соотношении развития рабства и развития демократии имеет достаточно длительную историю. В последние десятилетия эта проблема начала активно обсуждаться после знаменитого доклада З. Лауфера, который выдвинул тезис о том, что развитие демократии самым тесным образом связано с развитием рабства и широкое распространение рабского труда являлось условием для возникновения демократической системы...
      Ответ дали исследования последних лет. Они с бесспорностью показали, что в Афинах имелось большое количество рабов. Но рабы эти были сосредоточены не в каких-то чрезвычайно редких крупных рабовладельческих хозяйствах типа римских латифундий, а встречались во всех типах хозяйств. Даже бедные крестьяне имели по 2—3 раба, в средних хозяйствах их было 5—7. В ремесле зафиксированы достаточно многочисленные мастерские, где рабы насчитывались десятками.
      Именно насыщенность афинского общества рабской силой и широкое распространение рабского труда создавали условия для того, чтобы рядовой афинянин имел достаточно свободного времени для занятий политикой. Отметим кстати, что сами греки (во всяком случае, наиболее проницательные из них) прекрасно понимали, что раб — это своего рода заменитель машины.
      Таким образом, видимо, есть все основания полагать, что одним из непременных условий существования демократии является высокий уровень развития экономики, позволяющий гражданам не тратить все свои силы на добывание пропитания, но дающий им свободное время, которое может быть уделено активной политической жизни.
      Прочность демократического строя напрямую зависит от того, насколько массовым будет участие рядовых граждан в управлении делами государства этого типа. Афинская демократия, безусловно, сознавала эту закономерность. Массовое участие граждан в дикастерии, большой по численности Совет, множество магистратур, которые, как правило, были коллегиальными, — все это звенья единой цепи сознательных действий, направленных на привлечение как можно большего числа граждан к активной политической деятельности и к управлению делами государства. Кроме того, как единодушно свидетельствуют источники, политика афинской демократии была ориентирована и на то, чтобы создать материальные условия для этого. Например, строительная программа Перикла имела одной из своих целей обеспечение работой беднейших граждан, причем работой высокооплачиваемой и престижной. На это же ориентированы все мероприятия по оплате выполнения общественных обязанностей. В свое время большевики выдвинули идею — «каждая кухарка должна управлять государством». Однако надо признать, что не они являются изобретателями этого лозунга. Эта идея появилась на самом первом этапе существования демократической системы.
      Еще одна важная черта демократического строя, необходимая для его существования, — высокий уровень культуры в обществе. В применении к Афинам рассматриваемой эпохи тезис об очень высоком общем культурном уровне настолько ясен, что нет нужды приводить какие-либо аргументы в его защиту. Поэтому мы ограничимся только несколькими соображениями по этому поводу.
      В Афинах в период расцвета демократического строя вряд ли были неграмотные граждане. Во всяком случае, целый ряд законоположений Афин говорит о том, что законодатель предполагает грамотность любого члена дикастерия или члена Совета. В связи с этим хотелось бы отметить, что мы не рассматриваем знаменитый эпизод с остракизмом Аристида, когда неграмотный крестьянин попросил самого его написать его имя на черепке, как целиком анекдотический. Для первой половины V века этот эпизод вполне возможен, но уже сто лет спустя он совершенно немыслим. Мы знаем, и об этом даже не нужно говорить, что именно Афины были основным центром древнегреческой культуры. В этом отношении очень показательно сравнение Афин и Спарты. Афины, воплощение демократии, дали огромное число выдающихся деятелей культуры во всех ее сферах. Спарта же никого не дала. Афинская демократия проводила сознательно активную политику, направленную на приобщение всех граждан к культуре. Достаточно вспомнить театральные представления: расцвет греческой трагедии не случайно совпал с периодом афинской демократии. Все афиняне присутствовали на празднествах, важнейший элемент которых составляли театральные представления. Напомним, что трагедия никогда не была просто зрелищем — в трагедии всегда поднимались общественно важные, иногда даже философские проблемы, которые активно обсуждались гражданством. Приведенные в данной работе свидетельства показывают, сколь высоко ценилось в Афинах искусство слова, что немыслимо без общего высокого уровня культуры.
      Теперь обратимся к некоторым негативным сторонам афинской демократии, которые, видимо, присущи демократической системе как таковой. Мы рассмотрим критику, которая рождалась внутри демократии и которая не посягала на сами принципы демократического строя.
      В источниках присутствуют два основных типа обвинений (правда, довольно близких друг другу). Первый из них заключается в том, что руководители демократического государства проводят политику, которая выгодна им и их окружению. Рассмотрев эти обвинения, мы достаточно смело можем утверждать: лозунг «Что хорошо для «Дженерал Моторс», хорошо и для Америки» в самой своей сути родился уже в условиях Древней Греции. Можно высказать следующее предположение: демократическое общество в силу тех его особенностей, о которых речь шла выше, является обществом достаточно сложным и включает некоторое количество разнородных групп, интересы которых отнюдь не всегда постоянно полностью совпадают. В результате их видение проблем далеко не всегда бывает идентичным. Естественно, что лидеры каждой из таких групп стремились организовать политику полиса в соответствии с интересами своей группы. Это явление нельзя рассматривать как нечто злонамеренное — такова естественная человеческая реакция. Поэтому задача демократического государства состоит в сколь возможно более полной гармонизации интересов различных групп, в стремлении к тому, чтобы проведение политики в интересах отдельной группы не привело к существенному ущемлению интересов других групп.
      Второе обвинение, которое столь же часто (а может быть, даже и чаще) бросается в адрес демократии, — продажность демократических вождей, их склонность к коррупции. Распространенность этих упоминаний не оставляет сомнения в том, что это была реальная проблема, а не пропаганда. Осмелимся высказать следующее предположение. Античность была той эпохой, в которой товарно-денежные отношения впервые в мировой истории заняли весьма заметное место в жизни общества. Ведь именно тогда была изобретена сама монета. В то же время античный мир стал первым человеческим обществом, где сакральное начало в культуре уступило очень значительные позиции чисто рационалистическому началу. В силу этого стремление к наживе и ослабление религиозной составляющей сознания обычного человека приводили к тому, что обычные человеческие нормы морали достаточно легко преодолевались. В обществах большей сакральной ориентации этот грех, естественно, присутствует в меньшей степени. По-видимому, подобное умонастроение среди людей, работающих внутри демократической системы, является качеством, изначально присущим самой системе.
      Думается, что такое заключение не должно означать, что мы отвергаем саму демократическую систему. Отнюдь нет. Мы только призываем к тому, чтобы смотреть на нее трезво, не делать из нее фетиша, как это подчас делают пропагандисты демократии, утверждающие, что стоит только построить демократическое общество, как сразу наступит рай на земле. Это не так, и рая не будет. По-видимому, прав был тот умный человек, который сказал: «Демократия — отвратительная вещь, но все остальные системы — еще хуже».
      Подведем итоги. Как нам кажется, афинская демократия дает несколько уроков:
      1. Нельзя мечтать о возвращении прямой демократии, в современных условиях возможна только демократия представительная.
      2. Одно из важнейших условий устойчивости демократического строя — принцип разделения властей.
      3. Можно выделить несколько основных факторов, которые необходимы в обществе для того, чтобы возник и существовал демократический строй:
      а) отсутствие значительного имущественного расслоения или, в крайнем случае, наличие мощного слоя средних собственников. В государстве, расколотом на социальные слои, различающиеся очень большим неравенством, демократия невозможна;
      б) рынок является непременным условием демократического государства;
      в) демократический строй возможен только в обществе с высокоразвитой экономикой, создающей достаточно большое количество прибавочного продукта. В обществе, где большая часть населения основную часть времени тратит на добывание хлеба насущного, демократия немыслима;
      г) устойчивость демократической системы напрямую зависит от степени вовлеченности основной части гражданства в политическую жизнь;
      д) демократия возможна только в обществе с высокой культурой.
      4. Для демократического строя, в любой его форме, обязательно наличие ряда групп, интересы которых могут довольно сильно расходиться. Каждая из таких групп видит интересы общества в целом сквозь призму своих собственных интересов.
      5. Возможно, склонность руководителей демократического государства к коррупции является чертой, имманентно присущей этому строю.

Маринович Л. П., Кошеленко Г. А. Уроки античной
демократии /Античная демократия... — М., 1996

Значение эпохи Александра Македонского. § 5

Личность и деяния Александра на весах истории

      До нас дошло свидетельство, будто незадолго до казни племянник Аристотеля Каллисфен произнес на пиру хвалебную речь в честь македонян и вызвал всеобщее одобрение пирующих. Тогда Александр, явно провоцируя оратора, предложил ему, следуя примеру софистов, произнести речь противоположного содержания. Каллисфен выполнил просьбу и произнес речь против македонян. Наступило молчание, которое нарушил Александр. Он заявил, что подлинные мысли Каллисфена отражает не первая его речь, а вторая, свидетельствующая о ненависти оратора ко всему македонскому.
      Оценки, в том числе и современные, Александра и его деяний напоминают эти две речи Каллисфена. Наш рассказ ближе ко второй из них, критической. Будет уместно рассмотреть результаты деятельности сына Филиппа с точки зрения более или менее отдаленных ее перспектив.
      Какую бы цель ни ставил завоеватель, отправляясь в поход на Восток, ему удалось ликвидировать восточную деспотическую империю, заменив ее собственной державой. Эта держава оказалась гораздо менее прочной, чем персидская империя, и народы, входившие в нее, вскоре обрели свободу: некоторые (парфяне, арабы) — надолго, другие (армяне) — на короткое время.
      Походы Александра способствовали развитию торговли в мировом масштабе. После них индийские купцы стали появляться в странах Средиземноморья, а греческие — в Индии, где греческое влияние затронуло разные сферы жизни. Из золота персидских царей, столетиями лежавшего втуне, начала чеканиться монета в количестве, которого ранее Восток не знал.
      Народы Востока не только познали варварскую жестокость греко-македонских завоевателей, но и благодаря походу Александра вплотную соприкоснулись с греческой культурой, с греческим образом жизни. В свою очередь, греки получили возможность воспринять достижения восточной науки и культуры. На Востоке появились многочисленные Александрии и другие греческие города. Семьдесят из них были основаны самим Александром. В результате походов Александра был положен конец изолированному развитию Запада и Востока.
      Первое ощущение, возникающее у каждого, кто знакомится с жизнью и завоеваниями Александра, — их неправдоподобие. Каким образом с сорокатысячным войском удалось сокрушить огромную персидскую державу и сломить сопротивление входивших в нее народов? При более внимательном изучении источников сталкиваешься с описаниями всевозможного рода чудес, создающих впечатление, что об Александре писали не историки, а сказочники. Так зарождается сомнение в достоверности исторических трудов, описывающих образование державы Александра.
      Между тем эта история обеспечена вполне надежными и многочисленными источниками. Уже при отце Александра Филиппе существовала прекрасно организованная канцелярия, регистрирующая каждое сколько-нибудь значительное событие. Возглавлял канцелярию Эвмен, сын историка Иеронима из Кардии, совсем молодой, но очень образованный и в высшей степени добросовестный, можно сказать помешанный на точности человек. Отправляясь в поход, Александр взял Эвмена и его помощников с собой, так что вместе с войском по бескрайним просторам Азии двигалась и походная канцелярия, от внимания которой не ускользнуло ни одно письменное или устное распоряжение царя, ни одно доставляемое ему или написанное им письмо. Когда Александр в Вавилоне заболел, велись дневники его болезни — вплоть до последнего слова, произнесенного им на смертном одре.
      Эвмен, естественно, заносил на папирус только факты и распоряжения, не давая им какой-либо оценки и, видимо, отсеивая все, что могло бросить тень на Александра. Но в походе принимал участие Каллисфен, задавшийся целью разобраться в происходящем и оставить для истории подлинный облик Александра. Каллисфен был далек от панегирических оценок, и его история наверняка содержала факты, которые Эвмен считал недостойными вечности. Не исключено, что между создателями панегирической и критической версий существовала непримиримая вражда, которая завершилась победой Эвмена и гибелью Каллисфена.
      Третья группа источников — это воспоминания Птолемея, Аристобула, Неарха и многих других участников великого восточного похода. Очевидцы, не сговариваясь, повествовали о том, что им пришлось увидеть, услышать и испытать, не забывая попутно отметить собственные заслуги. Видимо, этой группе источников мы обязаны многим из того, что производит впечатление вымысла. Но, очевидно, мемуаристы не были сознательными лжецами. Они воспроизводили то, что сохранила их память. На верность такого источника всегда трудно полагаться, а в данном случае память летописцев была к тому же замутнена постоянным спутником войска победителей — алкоголем. Так что в историю наряду с подлинными событиями были внесены и бредовые факты, в истинности которых сами повествователи не сомневались.
      За походом Александра затаив дыхание пристально следила вся Греция. Речи ораторов, восхищавшихся успехами завоевателя, и их оппонентов, надеявшихся, что Александр освободит мир от своего присутствия, а также постановления народных собраний составляют четвертую группу источников.
      Таковы первоисточники. К сожалению, они не сохранились, но ими широко пользовались античные историки Диодор Сицилийский и Помпей Трог, жившие во времена Цезаря, и последующие авторы эпохи Римской империи — Плутарх, Арриан, Курций Руф. Читая их подробные изложения, мы находим следы работы Эвмена из Кардии — точные даты битв, многочисленные ссылки на полученные Александром письма и на его ответы на них, красочные описания местностей и обычаев народов Азии и даже узнаем о том, что снилось Александру и его соратникам (Александра сопровождал толкователь снов). Разумеется, каждый из последующих историков черпал из первоисточников то, что ему было по душе, что его больше интересовало. Поэтому история Александра предстает перед нами в необычайной пестроте и разнообразии фактов и оценок, принадлежащих как современникам и участникам событий, так и поздним историкам.
      Существовала и устная традиция, настолько преобразившая истинные события и облик их участников, что Александр стал представляться чуть ли не богом или, напротив, страшным демоническим существом — Искандером двурогим. На средневековом Западе об Александре были написаны романы, а на Востоке Искандер стал героем сказок и эпических поэм.
      О завоеваниях Александра свидетельствует и археология: пепел и руины разрушенных им городов, новые города, которые он основал, памятники Пеллы, ставшей при Филиппе столицей Македонии.
      Наряду с археологическим материалом важным источником, отразившим наступившие идеологические изменения, являются монеты Александра, на которых Зевс принимает слишком разительное сходство с портретными чертами Александра.

Немировский А. И. История Древнего мира.
Античность. — М., 2000

Александр Македонский и становление эллинизма

      Особое место в деятельности Александра занимает вопрос о так называемой «восточной политике», т. е. его отношениях к народам Востока, вошедшим после завоевания в состав нового государства. Эта политика, неоднократно став объектом исследования, трактовалась весьма различно, вплоть до признания в ней «интернационализма» и «братства народов». Более того, утверждали даже, что в известной мере слияние народов оказалось достигнуто и полному завершению дела Александра помешали его смерть и отсутствие преемника, способного поддержать единство империи и проникнутого теми же идеями, которые двигали им. Кроме того, лучшие представители «духа» Эллады не приняли планов великого завоевателя и восстали против него. Но концепция «слияния» рассматривалась и с прямо противоположной точки зрения: не как стремление включить персов в македонскую культурную среду, а, напротив, как желание Александра приобщить македонян и греков к духовной культуре Ирана. Ф. Альтхайм, например, полагал, что после завоевания Согдианы и Бактрии и включения воинских контингентов согдийцев и бактрийцев в армию Александра происходит резкое изменение отношения македонского царя к иранцам. Александр, в частности, оценил зороастризм и стремился популяризировать его среди македонян. В целом политику «слияния» Ф. Альтхайм понимает как своего рода средство «иранизировать» македонян.
      Другие исследователи (например, Ф. Шахермайр) в идее слияния видели не возвышенно-утопические цели, а сугубо прагматические: дать новой державе возможно более унифицированную массу подданных. С точки зрения Г. Берве, следует говорить о стремлении Александра объединить только два властвовавших народа — македонян и иранцев, сделав их привилегированным слоем государства, мощным орудием в руках царя в деле подавления всех остальных народов и племен.
      Оригинальный подход к рассматриваемой проблеме недавно продемонстрировал А. Б. Босворт. Единственное постоянное начало в деятельности Александра, определявшее все его поступки и распоряжения, — стремление к единовластию, требование покорности от всех подданных независимо от их положения. Нельзя говорить ни о каком слиянии, напротив, одним из методов достижения этой цели был принцип «разделяй и властвуй». Это требование вызвало сопротивление, которое проявлялось в различной форме, и соответственно по-разному реагировал и Александр на те трудности, которые вставали перед ним на том или ином этапе его жизни. При всей верности исходной позиции А. Б. Босворт в своей разрушительной критике зашел, однако, слишком далеко в трактовке источников. Вместе с тем надо иметь в виду, что «смешение» (как бы его ни представлять) было для Александра, несомненно, не целью, а средством, одним из методов достижения той цели, о которой справедливо говорит А. Б. Босворт, и отмеченную линию в его политике, разумеется, нельзя рассматривать как проявление стремления к «согласию и единению царств македонского и персидского».
      Смерть Александра внесла коренные изменения в политику, которая полностью отбрасывается его преемниками, что очевидно и в Селевкидском государстве, и в царстве Птолемеев. Так, исследования показали, что высшие эшелоны власти в государстве Птолемеев занимали македоняне и лишь отчасти греки и представители некоторых сильно эллинизированных народов, египтяне в небольшом числе присутствовали на среднем уровне администрации и достаточно часто появлялись только на самом нижнем — в деревне.
      Итак, преемники Александра, цари эллинистических государств, отказались от направления его деятельности и создали иную политическую систему — с господством этноса завоевателей при подчиненном положении местного населения. Некоторые исследователи находят возможным говорить далее об обществе «колониалистского» типа...
      Видимо, справедливо мнение ученых, согласно которому в деревне на Востоке обстановка в эпоху эллинизма оставалась в общем прежней. Соглашаясь с ними, приведем, однако, один факт. В начале XX в. в глубине Ирана были найдены три документа — знаменитые авроманские папирусы, датируемые примерно рубежом нашей эры. Это документы об аренде, составленные рядовыми крестьянами, тем не менее два из них написаны по-гречески; арендная плата, налоги, штрафы исчисляются в денежной форме. Одним словом, папирусы из Авромана свидетельствуют о новых явлениях по сравнению с эпохой Ахеменидов. Несмотря на сказанное, мы имеем полное право говорить о том, что (хотя и с определенными модификациями) структуры, созданные ранее, продолжали существовать.
      Создание греческих полисов, эллинизация некоторых местных городов привели к широкому распространению на Востоке полисных институтов, классического рабства, греческих норм права, греческого языка, греческого мировоззрения. Именно в городе можно отметить если не господство, то по крайней мере бесспорное преобладание греческих традиций. Следовательно, следует говорить о двух основных формах континуитета на Востоке: в деревне — древневосточного, местного, в городе — греческого, принесенного и привнесенного. Именно своеобразие социально-экономических отношений, сосуществование двух социально-экономических структур и стали объективной предпосылкой для того синтеза, которым был эллинизм.
      Что касается Македонии, то для нее не оказалось места в новой структуре. Не случайно македоняне очень быстро слились здесь с греками в единый господствующий слой.

Маринович Л. П. Александр Македонский
и становление эллинизма // Эллинизм: экономика,
политика, культура. — М., 1990

Римское наследие как основа европейской цивилизации. § 7

***

      Античность — историческая эпоха, причудливо менявшая, подобно мифическому Протею, свои формы и облики — греческие, эллинистические и римские; как мир культуры и мир человека, в котором культура не ограничивалась лишь областью «высоких достижений», но выступала подлинной средой исторической жизни, творимой и переживаемой людьми с их неповторимыми судьбами и индивидуальностями.
      Гомер упоминал о таинственной золотой цепи Зевса. Один из «последних римлян» Макробий отождествил «золотую цепь» Гомера с великой связью, соединяющей небо и землю. Такой «золотой цепью» европейской культуры, связывающей воедино времена и народы, было античное наследие, без которого не мог обойтись ни один последующий век. Античность и Средневековье, Античность и Ренессанс, Античность и барокко, Античность и классицизм, Античность и национальные культуры, Античность и современность — существенные стороны исторической жизни Европы, ее вдохновение и ее плоть.
      Нередко понятие наследия сводится к тем «остаткам», которые в той или иной степени используются последующими культурами и цивилизациями. В самом таком представлении есть что-то анатомическое, расчленяющее ткань истории, в то время как связь между эпохами, поколениями, людьми — это проявление жизни — бытия человечества как единого живого целого, в котором неразрывно связано прошлое, настоящее и будущее.
      Преемственность — вот питающая сила истории. Ибо нас не было бы, если бы не было многих поколений наших предков, своими рождениями, жизнями, смертями и снова рождениями образующих великую связь бытия человечества, цивилизаций и культур.
      Европейская, а во многом и мировая цивилизация построена на античном фундаменте. Это не только художественный образ, но сама подлинная реальность. Огромные пространства вокруг Средиземного моря, на Ближнем Востоке, европейские земли от Атлантического океана до Черного моря, от Британии до Италии были на протяжении многих веков цивилизованы на античный манер. Здесь были построены города, дороги, поселки, военные лагери, крепостные сооружения, виллы, деревни. Современные крупные города Париж, Лондон, Вена, Кёльн, Трир, Барселона и многие другие в буквальном смысле высятся на римском основании. При аэрофотосъемке обнаруживается, что значительная часть Европы, Малой и Передней Азии, Северной Африки испещрена следами античной цивилизации.
      Еще во времена Геродота рассказывали о диком скифе Анахарсисе, который попал к грекам в рабство и, овладев достижениями их культуры, стал одним из семи мудрецов, но по возвращении на родину был убит за то, что изменил отеческим обычаям. Отношения варварского мира и античной ойкумены были такими же трагическими, как судьба Анахарсиса. Нет ничего более ошибочного, чем представление о том, будто варварская периферия поставляла Римской империи только рабов и сырье. Из варварской периферии в уже склеротические жилы империи вливались свежие, горячие соки, и варвары в последние столетия Рима были не только его врагами, но также мужественными и верными его защитниками. Да и те, кто обосновался на территории римских провинций, насытившись их богатствами, вскоре восприняли все необходимое для новой цивилизации.
      Античность явила миру и различные формы организации человеческого сообщества — политические и социальные. Демократия родилась в Древней Греции, открыв огромные гуманистические возможности свободного волеизъявления полноправных граждан, соединения свободы и организованного политического действия. Рим дал примеры хорошо отлаженного республиканского строя жизни и управления, а затем империи — не только как государства, но как особой формы сосуществования многих народов с особой ролью центральной власти, как государственного «замирения» множества племен, языков, религий и земель. Рим открыл миру важнейшую роль права в регулировании всех видов человеческих отношений и показал, что без совершенного права не может быть нормально существующего общества, что закон должен гарантировать права гражданина и человека, а дело государства — следить за соблюдением закона.
      Античность завещала последующим эпохам максиму «человек — мера всех вещей» и показала, каких вершин может достичь свободный человек в искусстве, знании, политике, государственном строительстве, наконец, в самом главном — самопознании и самосовершенствовании. Прекрасные греческие статуи стали эталоном красоты человеческого тела, греческая философия — образцом красоты человеческого мышления, а лучшие деяния римских героев — примерами красоты гражданского служения и государственного созидания.
      В античном мире была предпринята грандиозная попытка соединения Запада и Востока в единой цивилизации, преодоления разобщенности народов и традиций в великом культурном синтезе, обнаружившем, насколько плодотворно взаимодействие и взаимопроникновение культур. Одним из результатов такого синтеза было возникновение христианства, родившегося как религия небольшой общины на окраине римского мира и постепенно превратившегося в мировую религию.
      Античное наследие на протяжении веков питало и продолжает питать мировую культуру и науку. Из Античности человек вынес мысль о космическом происхождении и судьбе Земли и рода человеческого, о единстве природы и человека, всех обитавших и обитающих на нашей планете существ. Разум человеческий уже тогда достиг звезд. Знания, добытые в Античности, показали его огромные возможности. Тогда были заложены основы многих наук.
      О том, чем обязана Античности современная наука, проще всего судить по названиям научных дисциплин, за каждой из которых стоят имена ее античных зачинателей: астрономия, ботаника, зоология, история, метеорология, математика вместе с геометрией и арифметикой, медицина и многие другие. Из того, что в этом перечне опущено, более всего выражает сущность античного вклада термин «школа». Античность была для современной цивилизации школой, притом такой, уроки которой непреходящи. Обращаясь каждый раз к, казалось бы, античным элементарным учебникам типа созданного Эвклидом, мы, к своему удивлению, обнаруживаем много такого, до понимания чего ранее не доросли. Скольких разочарований, а подчас и трагических ошибок удалось бы избежать, если бы ниспровергатели Античности и слишком преданные, но недалекие ее последователи вовремя были посажены на скамью для второгодников.
      Человечество несет на себе Античность, как драгоценную раковину, из которой оно вышло. И трудно себе представить, что когда-нибудь с нею придется расстаться. И дело здесь не только в прочности самой структуры, постоянно обновляемой и наращиваемой в результате археологических открытий, но в том, что Античность, благодаря неповторимой соотнесенности понятий «природа» и «культура», навсегда остается неповторимым идеалом. Ведь земле, морям, рекам, загрязненным и отравленным отходами цивилизации, не вернуть их первоначальной чистоты, не вырастить нам дубов, возвещающих шелестом листьев волю богов, и тополей, плачущих янтарем, не возвратить наивной, но действенной веры в нимф и дриад, охраняющих природу от цивилизованных варваров!
      Античность стала кормилицей литературы и искусства последующих эпох. Любой подъем в культурной жизни Средневековья или Нового времени был сопряжен с обращением к античному наследию. С наибольшей полнотой и мощью это выразилось в эпохе Возрождения, давшей величайших гениев и великолепные произведения искусства.
      Античные художественные формы, культурные традиции отличаются тем, что, усваиваясь другой культурой, они органично входят в ее плоть и кровь, становятся «своими». Нас, например, не удивляют подражающие античным образцам дворянские особняки в российской глубинке. С XVIII в. дома с классическими колоннами стали неотъемлемой частью русских пейзажей так же, как имена и образы античных поэтов и писателей — естественной частью российской литературы. Воистину древние воздвигали себе «нерукотворный памятник» в самом нетленном и прекрасном материале — душах людей с вечно живущей в них жаждой прекрасного и высокого.
      Мы, с полным основанием гордясь достижениями нашего времени и уповая на лучшее будущее, можем повторить: «Мы видим дальше, потому что мы стоим на плечах гигантов». Античность продолжает жить в нас, питая современную науку и культуру, проникнув в ментальность современного человека, даже если он и не вполне отдает себе в этом отчет. Античность — основание того мира, в котором мы живем сегодня.

      Тень Рима лежит на истории мировой цивилизации. Язык Рима — латынь — дал корень слову «цивилизация», обозначившему утверждение гражданских начал человеческого сообщества. Древний Рим — одно из прочнейших оснований, на котором зиждется современная цивилизация как таковая. Анатоль Франс как-то заметил: «Рим не умер, потому что он живет в нас». И дело не только в том, что в последующие эпохи римское наследие было усвоено наукой, искусством, образованием, литературой, медициной, правом, политикой, строительством, ремеслами и т. д. Такое «усвоение» подчас без труда просматривается даже невооруженным глазом, достаточно взглянуть на сохранившиеся римские дороги и мосты или сравнить современные правовые акты наиболее развитых государств с римским правом. Значение Рима для современной цивилизации значительно больше, чем только значение наследия. Рим — ее корневая система, ибо мировая история — это в значительной степени метаморфозы римского основания.
      Древний Рим был по существу первой реализованной возможностью создания единого цивилизованного мира, включавшего значительную часть тогдашнего человечества. Пройдя путь от маленькой общины на Тибре до мировой империи, он явил попытку объединения людей и народов с помощью государства. Идея единства человечества не как моральная идея равенства всех перед богом, но как идея общественной целостности была перенесена из римского духовного универсума в концепцию христианского мира, вселенской церкви, хотя последняя отринула и осудила прошлое Рима, его институты, его религию, его образ жизни. И не случайно именно в Риме, этом «Вечном Граде», через апостола Петра Господь «воздвиг церковь свою». В этом земном центре Вселенной история изменяла свой облик, но осталась единой в своем мировом движении, а Рим стал символом ее непрерывности.
      К Риму, однако, восходит не только чувство единства мировой истории, но и твердое осознание суверенности свободного человека, вытекавшее из столь естественного для античного миросозерцания представления о высшем положении человека в иерархии живых существ, обусловленном тем, что человек наделен разумом. В Риме это осознание из сферы ментальной перешло в область гражданской жизни, обретя правовые и государственные гарантии. Римский гражданин выступал и действовал как «лицо», и к этому факту восходят истоки европейского индивидуализма, ставшего одним из факторов «исторического рывка» Европы.
      История как бы избрала Древний Рим полем, на котором «проигрывала» все мыслимые и немыслимые политические ситуации, борьбу партий и личностей, взлеты и падения религий и культур, грандиозные социальные эксперименты, военные победы и поражения, высочайшие взлеты духа и отвратительнейшие проявления человеческой натуры. Все вместил Рим — порядок и распад, закон и произвол, высокую мораль и предельную безнравственность, свет и тьму. Великие люди Рима остались образцами, с которыми так или иначе сопоставляли себя последующие поколения.
      Европейская цивилизация постоянно испытывала своеобразную ностальгию по Риму, заставлявшую европейских государей провозглашать себя преемниками его власти. Константинополь стал «вторым Римом», а Москва — «третьим». Римская империя приобрела почти сакральное значение. Певец римской славы Вергилий стал проводником Данте в инфернальном мире и хранителем последних тайн бытия для средневекового человека. Великая французская революция облачалась в римские одежды. Для поэтов русского Серебряного века Рим обладал мистической притягательностью, он казался олицетворением державности и символом мировой любви, ибо в зеркальном отражении Roma есть amor.
      Но не только величие Рима притягивало потомков. В течение многих столетий с каким-то гибельным упоением возвращались они к его падению, к крушению могущественной цивилизации, усматривая в них некий «рубеж времен», кару Провидения, грандиозную веху мировой истории. Внутреннее разложение Рима потрясало при этом не меньше, чем варварский натиск на цивилизацию. В этом саморазрушении как бы угадывался прообраз гибели мира. И хотя со временем такое эсхатологическое переживание событий сглаживалось, ощущение «рокового» характера того, что происходило при переходе от Античности к Средневековью, сохранялось даже в объективных научных исследованиях.
      Интерес к закату и гибели Рима обострялся в переломные, трагические моменты истории. После событий семнадцатого года русские интеллигенты иногда сравнивали себя с «последними римлянами». Ощущение трагичности собственного бытия, конечно, не снималось, но она хотя бы обретала не случайный характер, но исторический смысл, вписываясь в движение мировой истории, не знавшее пощады ни к великим царствам, ни к совершенным цивилизациям, ни тем более к индивидуальной человеческой жизни. Обращение к прошлому становилось средством преодоления исторического и личного одиночества, страха смерти.

Римское чувство красоты и его образы

      Наибольшей оригинальности Рим достигает, однако, в области чисто конструктивной. Именно Рим создал (хотя и не без этрусских образцов) новую архитектурную форму — свободно держащийся свод, переходящий далее в обширный купол. Всмотритесь хотя бы в римский Пантеон с его знаменитым куполом и сравните его с приземистыми греческими храмами; вы почувствуете римское чувство жизни и красоты, столь оригинальное и столь могучее, что вся последующая история архитектуры только и была историей сводчатых построек с теми или другими греческими элементами.
      Купольный свод создан римским космически-социальным универсумом. Если композитная капитель вызвана чувством декоративности бытия, сознанием его рационалистического ажура, то купол говорит нам о мощи, о единстве империи, о вселенском владычестве, которое сумело абстрактную государственность отождествить с материальной жизнью народов. Купол, это — могучее полушарие, которое покоится или как бы плавает и которое объединяет и венчает вселенную без всякого изъятия. Шар ведь всегда был в Античности символом вечности, ибо шар — предел всякой замкнутой фигурности; шар, это обтекание мира завершенным смыслом, это единство, но единство развитое, расцветшее, явленное, вышедшее из своих темных глубин и превратившееся из неизмеряемой точки в зрелое и пышное тело вечности. Вместе с тем в куполе есть нечто абстрактное, теоретическое, умственное, нечто объединяющее и предельно закругляющее. В нем тонет всякая отдельность, всякая обособленность. Купол — космичен. Но эта космичность — социальна, она социальный космос. Он предполагает большое здание с большим количеством людей, в то время как греческие храмы суть просто обиталища того или иного божества; народ даже и не должен был оставаться в греческих храмах, народ молился перед храмами, под открытым небом.
      Римский социальный опыт есть опыт универсализма, вселенского великодержавного чувства. В его социальных просторах, пустых, но крепких, тонет всякая изолированная личность, хотя тонет не бесследно, но самые эти просторы получают структуру принятых в свое лоно личностей. Если нужен адекватный художественный символ социального бытия в аспекте его природной данности, то есть та подлинно античная социальность, которая и абстрактна и трепетна одновременно, которая и холодна и интимна, и универсальна и имманентна, если нужен символ пластической социальности, то купольный свод — вот где этот символ дан ярче всего, понятнее всего, грандиознее всего.
      Римское искусство рассчитано на широкое движение, на мощный размах, на могущественное развертывание силы. Это соединяется со страстной привязанностью ко всему роскошному, декоративному и блестящему. Понятно, почему Рим близок к барокко. Само это чувство красоты и жизни в Риме вполне барочно, хотя еще и без специфической влюбленности в картезианский схематизм. Рим хочет удивить, поразить. Пролет купола Пантеона в Риме — сорок три с половиной метра. В Риме впервые научились делать крепкие потолки и, следовательно, многоэтажные здания. Римский Колизей совершенно немыслим в индивидуально-скульптурной Греции. Архитектура Колизея содержит опыт скульптурного социального бытия. Римская арка также выявляет опыт социального возглавления, увенчания, обтекания. Войдя в термы Каракаллы в Риме, мы были бы удивлены высотой, обширностью, мощью, закругленным могуществом сложного аркообразного потолка, словно мы вошли в грандиозный православный собор. Только убранство и декоративность были бы несравненно ярче, детальнее, замысловатее и пестрее, бросались бы в глаза.
      Римляне любили мощь в соединении с пестротой... этот абсолютизм, отождествленный с чувственной многообразностью. На языке искусствоведов это часто называется «эклектизм». Это действительно эклектизм, хотя и не в смысле отсутствия своего лица и механической составленности из взаимно-чуждых элементов, но в смысле собственного, вполне оригинального, вполне специфического стиля. Посмотрим, как римляне строили свои многоэтажные здания.
      Нижний этаж отделывался в дорическом стиле, второй — в ионическом, третий — в коринфском, а четвертый этаж имел коринфские пилястры. Можно как угодно относиться к этому «эклектизму», но, видя то упорство, с которым римляне проводили эту систему в своей многоэтажной архитектуре, мы начинаем замечать, что это — стиль, самый настоящий стиль, и в нем сказывается римская специфика. Римская стена не связана никакими ограничительными принципами в смысле разделения. Тут можно так разнообразно распределять пилястры, колонны и карнизы, что двери и окна могут появиться где угодно. Здесь максимальная эклектика всевозможных пролетов и комбинаций.
      Наконец, нельзя не вспомнить о римской скульптуре, в общем сильно зависящей от греческих образцов, общеизвестного императорского жеста (например, в статуе Августа или Траяна), в котором соединились гордость, повелительность, спокойствие, сознание своей воли и мощи, юридическая правота и убедительность власти.
      Римское чувство красоты нашло свое выражение также в массе разнообразных триумфальных арок и победных колонн (например, Траяна или Марка Аврелия); в эффектной пластике типа Диоскуров, укротителей коней на древнем Квиринале или спящей Ариадны в Ватикане, где нет греческого независимого пребывания красоты в себе, но есть острый и пронзающий луч красоты, красота, перешедшая в эффект красоты; в строительстве зданий для практических целей, рынка и суда, так называемых базилик, из которых потом, путем эволюции свободно несущих колонн и купольных образований, развились столь важные формы средневековой архитектуры; в строительстве и украшении известных римских дорог и акведуков и т. д. В этих художественных символах римского духа мы ощущаем что-то в высшей степени своеобразно римское: ту холодноватость и торжественность духовного великодержавия, которая в то же время практична, психологична и человечески понятна. Тут тоже нельзя не увидеть внутреннего синтеза рационального и естественного, или логического и вещественного.

Лосев А. Ф. Эллинистически-римская
эстетика I—II вв. н. э. — М., 1979

Кризис западноевропейского мира в XIV—XV вв. § 9

***

      Проблема кризиса XIV в. много и плодотворно обсуждалась историками западноевропейского Средневековья. В нем видели и закат феодальной формации, и ее первый кризис, и структурный слом, и феодальную реакцию, и демографическую катастрофу.
      Наиболее яркими проявлениями европейского кризиса XIV в. считались демографические катастрофы (вызванные голодом и эпидемиями), резкое сокращение феодальной ренты, разрушение прежних торговых путей, дефицит торгового баланса Европы со странами Востока, упадок некоторых важных отраслей ремесленного производства и земледелия, банкротство крупнейших банков, нарастание социальных и политических противоречий, бунтов и восстаний. Кризис ощущался по-иному в разных географических областях, но повсеместно в Западной Европе привел к определенному нарушению стабильности. Ф. Бродель писал: «...не будем искать мелких объяснений закрытию около 1350 г. великого пути через Монголию... Нарушение этой связи следует отнести на счет огромного упадка середины XIV в. Ибо пришло в упадок все сразу, как на Западе, так и в монгольском Китае». Глубокое, но брошенное попутно замечание великого мастера все еще нуждается и в развитии, и в уточнениях.
      В 1978 г. Марко Тангерони и Лилиа ди Неро, суммируя долгие дебаты, сформулировали вопрос: был ли европейский кризис XIV в. всеобщим и структурным или же локальным и обусловленным особой ситуацией, хотя и с глубокими и многообразными последствиями? Был ли он в действительности апокалипсическим концом Средневековья или же отправной точкой экономической реконверсии Европы? Означало ли его наступление начало экономического упадка целых регионов, например Северной Италии? Особенностью подхода к вопросу о кризисе была тенденция рассматривать его в рамках истории всего XIV в. или даже двух веков — XIV и XV, без выявления достаточно яркого и очевидного слома, произошедшего в середине XIV столетия...
      В своем более конкретном и специальном исследовании кризиса Б. Кедар утверждал, что «в первые декады XIV столетия торговая экспансия европейского Средневековья достигла своего пика; позднее в XIV в. западноевропейская торговля впала в состояние депрессии». Кедар объяснял это двумя главными причинами: упадком татаро-монгольских империй в Азии с разрывом прямых контактов между Европой и Восточной Азией, произошедшим около 1345 г., и «Черной смертью» 1347—1350 гг. Но, возможно, кризис имел более сложное происхождение и был результатом многих политических, экономических, социальных и даже психологических факторов. Б. Кедар с большим успехом исследовал проблему влияния кризиса на сам дух предпринимательства, но нам еще предстоит понять образную связь: как эта перемена и, шире, социальная атмосфера способствовали его зарождению и углублению?

Карпов С. П. Кризис середины XIV в.:
недооцененный поворот? // Византия между
Востоком и Западом. — СПб., 1999

Кризис XIV—XV веков

      Слепая страсть в следовании своей партии, своему господину, просто своему делу была отчасти формой выражения твердого как камень и незыблемого как скала чувства справедливости, свойственного человеку Средневековья, формой выражения его непоколебимой уверенности в том, что всякое деяние требует конечного воздаяния. Это чувство справедливости все еще на три четверти оставалось языческим. И оно требовало отмщения. Хотя церковь пыталась смягчить правовые обычаи, проповедуя мир, кротость и всепрощение, непосредственное чувство справедливости от этого не менялось. Напротив, церковь, пожалуй, даже обостряла его, соединяя отвращение к греху с потребностью в воздаянии. И тогда — для пылких душ, увы, слишком часто — в грех превращалось все то, что делали их противники.
      Чувство справедливости мало-помалу достигло крайней степени напряжения между двумя полюсами: варварским отношением «око за око, зуб за зуб» и религиозным отвращением к греху, в то время как стоявшая перед государством задача применения суровых наказаний все больше и больше ощущалась как настоятельная необходимость. Чувство неуверенности, постоянный страх, всякий раз вынуждавший во времена кризисов умолять власти о применении жестоких мер, в позднем Средневековье превратились в хроническое явление. Представление о том, что проступок требует искупления, постепенно утрачивалось, становясь не более чем идиллическим остатком прежней душевности, по мере того как все глубже укоренялось мнение, что преступление — это в равной степени и угроза для общества, и оскорбление Божественного величия. Так, конец Средневековья стал безумным, кровавым временем пыточного правосудия и судебной жестокости. Ни у кого не возникало ни малейшего сомнения, заслуживает или нет преступник вынесенного ему наказания. Глубокое внутреннее удовлетворение вызывали волнующие акты правосудия, совершаемые самим государем. С развернутыми знаменами приступали власти к очередной кампании суровых судебных преследований то разбойников и всякого опасного сброда, то магов и ведьм, то содомитов.
      В жестокости юстиции позднего Средневековья нас поражает не болезненная извращенность, но животное, тупое веселье толпы, которое здесь царит, как на ярмарке. Горожане Монса, не жалея денег, выкупают главаря разбойников ради удовольствия видеть, как его четвертуют («и была оттого людям радость большая, нежели бы новый святой во плоти воскрес»). В Брюгге в 1488 г. на рыночной площади на возвышении установлена дыба, так, чтобы она могла быть видна томящемуся в плену королю Максимилиану. Народ, которому кажется недостаточным все снова и снова взирать на то, как пытают подозреваемых в измене советников магистрата, оттягивает свершение казни, тогда как те о ней умоляют, — лишь бы еще более насладиться зрелищем истязаний.
      До каких несовместимых с христианством крайностей доходило смешение веры с жаждой мести, показывает обычай, господствовавший во Франции и в Англии: отказывать приговоренному к смерти не только в причастии, но и в исповеди. Его хотели тем самым лишить спасения души, отягчая страх смерти неизбежностью адских мучений. Напрасно папа Климент V в 1311 г. повелел допускать осужденных по крайней мере к таинству покаяния...
      Ни одно зло этого времени не поминается чаще корыстолюбия. Гордыню и корыстолюбие можно противопоставить друг другу как грехи прежнего и нового времени. Гордыня, высокомерие — грех феодальной, иерархической эпохи, когда владения и богатства еще не обладают заметной подвижностью. Ощущение власти еще не основывается исключительно на богатстве; ей придается более личный характер, и, стремясь получить признание, она вынуждена выставлять себя напоказ: таковы впечатляющие торжественные выходы лиц, облеченных властью, в сопровождении многочисленной свиты приверженцев, в блеске пышных одежд и дорогих украшений. Представление о том, что одни стоят выше других, неизменно питается живыми формами феодального, иерархического сознания: коленопреклоненным почтением и покорностью, церемониальными знаками уважения и пышным великолепием знати; все это заставляет воспринимать возвышение одних над другими как нечто абсолютно естественное и вполне справедливое.
      Грех гордыни носит символический и богословский характер, корни его глубоко сидят в почве всех представлений о жизни, всякого мировоззрения. Superbia (гордыня) была истоком и причиной всякого зла; возгордившись, Люцифер положил начало всяческой гибели. Так полагал блаженный Августин, так думали и впоследствии: гордыня — источник всех грехов, они вырастают из нее, как растение вырастает из семени...
      Алчность лишена черт символического и богословского характера, которые присущи гордыне; это грех естественный, материальный, чисто земная страсть. Алчность — порок того периода, когда денежное обращение перемещает, высвобождает предпосылки обретения власти. Человеческое достоинство оценивается теперь путем простого расчета. Открываются доселе невиданные возможности накопления сокровищ и удовлетворения неукротимых желаний. Причем сокровища эти еще не обрели той призрачной неосязаемости, которую придало капиталу современное развитие финансов; это все еще то самое желтое золото, которое прежде всего и возникает в воображении. Обращение с богатством еще не превратилось в автоматический или механический процесс из-за долгосрочных капиталовложений: удовлетворение ищут в неистовых крайностях скупости — и расточительства. В расточительстве алчность вступает в союз с прежней гордыней. Последняя все еще крепка и живуча: идея феодальной иерархии все еще не потускнела, тяготение, страсть к роскоши и великолепию, нарядам и украшениям все еще пурпурно-ярки.
      Именно сочетание с примитивной гордостью придает алчности в период позднего Средневековья нечто непосредственное, пылкое и неистовое, что в более поздние времена, по-видимому, безвозвратно утрачивается. Ренессанс и протестантизм наполнили корыстолюбие этическим содержанием, узаконив его как необходимое условие благоденствия. Клеймо на нем бледнело по мере того, как отказ от земных благ признавался все менее похвальным и убедительным. Но позднее Средневековье между порочной алчностью — и щедростью или добровольной бедностью было в состоянии видеть лишь неразрешимое противоречие.
      В литературе этого времени, в хрониках, поговорках и благочестивых трактатах — повсюду мы обнаруживаем жгучую ненависть к богачам, жалобы на алчность великих мира сего. Иной раз это выглядит как смутное предвестие борьбы классов, выраженное в форме нравственного возмущения. Здесь документы как источники сведений о реальных событиях вполне могут дать нам почувствовать жизнь этой эпохи: все отчеты о судебных процессах пестрят примерами бесстыднейшей алчности...
      Народ не мог воспринимать и собственную судьбу, и творившееся вокруг иначе как нескончаемое бедствие дурного правления, вымогательств, дороговизны, лишений, чумы, войн и разбоя. Затяжные формы, которые обычно принимала война, ощущение постоянной тревоги в городах и деревнях, то и дело подвергающихся нашествию всякого опасного сброда, вечная угроза стать жертвой жестокого и неправедного правосудия — а, помимо всего этого, еще и гнетущая боязнь адских мук, страх перед чертями и ведьмами — не давали угаснуть чувству всеобщей беззащитности, что вполне способно было окрасить жизнь в самые мрачные краски. Но не только бедные и отверженные были беззащитны перед такими ударами; в жизни советников магистрата и знати тоже, как правило, встречались резкие перемены судьбы и всяческие невзгоды...
      Всякий раз, как мы пытаемся проследить судьбы людей по источникам тех времен, перед нами встают подобные картины бурных жизненных перемен. Вникнем, к примеру, в детали, собранные Пьером Шампьоном и касающиеся персонажей, которых Вийон либо упомянул, либо имел в виду в своем «Большом завещании», или же обратимся к заметкам Тюэте к «Дневнику Парижского горожанина». Мы увидим судебные процессы, преступления, распри, преследования... и так без конца. И все это судьбы произвольно взятых людей, нашедшие отражение в судебных, церковных и иных документах. Хроники... могут, конечно, рисовать картину этого времени слишком черными красками; даже те, которые воспроизводят перед нашим взором повседневную жизнь столь живо и точно, из-за своей криминальной тематики освещают исключительно лишь ее темные стороны. И все же каждое свидетельство, извлеченное из любого произвольного материала, неизменно упрочивает самые мрачные представления об этой эпохе.
      Это злой мир. Повсюду вздымается пламя ненависти и насилия, повсюду — несправедливость; черные крыла сатаны покрывают тьмою всю землю. Люди ждут, что вот-вот придет конец света. Но обращения и раскаяния не происходит; церковь борется, проповедники и поэты сетуют и предостерегают напрасно.

Хейзинга Й. Осень Средневековья. — М., 1988

Влияние Византии на окружающие народы и страны. § 10

Геополитическое положение Византии в средневековом
мире в VII—XII вв.

      Границы империи претерпели в ходе ее тысячелетней истории существенные изменения. В середине VII—XII в., как известно, бóльшая часть владений империи располагалась тогда географически на стыке между Европой и Азией (соприкасавшихся друг с другом там, где находилась византийская столица — Константинополь) и сводилась в основном к двум полуостровам (Балканскому и Малоазийскому) и островам Эгейского моря. На Западе к началу VII в. Византия удерживала лишь Равеннский экзархат, юг Италии и Сицилию. На Востоке в 30—60-е гг. этого века арабы отняли у нее Сирию, Палестину и африканские владения. Крайне важно, однако, учитывать, что не менее частые контакты (включая длительные военные конфликты) империя имела не только с Востоком и Западом, но также с Севером (лежащим за ее балканскими границами) и с Югом (совпадавшим в основном в рассматриваемую эпоху с просторами Средиземного моря)...
      Чрезвычайно важно в связи с этим, как сам император Константин VII Багрянородный оценивал в середине X в. геополитическое положение империи, защита которой была одной из его важнейших забот.
      Во-первых, он ставит империю в центр известного ему населенного мира. Император последовательно характеризует соседей Византии и формы отношений империи с ними, следуя при этом по часовой стрелке: начав со стран и народов севера, он переходит поочередно к соседям с востока, юга и запада и, завершив оборот в 360 градусов, вновь возвращается к соседям с севера и (частично) с востока.
      Во-вторых, весьма знаменательно, что Константин начинает свое описание именно с севера. Учитывая дидактические цели труда «Об управлении империей» (поучение адресовано наследнику на троне с целью научить его править и беречь империю от внешних врагов), следует признать, что указанная деталь композиции свидетельствует об одном из важнейших принципов внешней политики Константина. Император-отец с первых страниц поучения обращает сына-наследника лицом к тем границам империи, за которыми для нее в то время таилась главная опасность. Избранная Константином последовательность рассказа «по ходу часовой стрелки» осмыслена как «шкала» убывания опасности для державы от ее ближних и дальних соседей.
      В-третьих, в полном соответствии с действительностью, как минувшей (в целом известной Константину), так и ему современной, автор рассматривает окружающий империю мир в основном как реально или потенциально ей враждебный. А ведь международное положение империи при Константине VII (913—959) было относительно благополучным. В качестве союзников империи, которым, однако, нельзя доверять всецело (предусматривалось, кого следует толкнуть против них в случае измены), Константин называет в Северном и Восточном Причерноморье печенегов и аланов, на Балканах — сербов и хорватов, а на Востоке — вассальные грузинские и армянские княжества.

Литаврин Г. Г. Геополитическое положение
Византии // Византия между Востоком
и Западом. — СПб., 1999

Византийское наследие России

      Русские навлекли на себя враждебное отношение Запада из-за своей упрямой приверженности чуждой цивилизации, и вплоть до самой большевистской революции 1917 г. этой русской «варварской отметиной» была Византийская цивилизация восточноправославного христианства. Русские приняли православие в конце X в., и нужно подчеркнуть, что это был осознанный выбор с их стороны. В качестве альтернативы они могли последовать примеру степных хазар, принявших в VIII в. иудаизм, или, скажем, волжских булгар, которые обратились к исламу в X в. Несмотря на эти прецеденты, русские отчетливо сделали свой выбор, приняв восточноправославное христианство от Византии; а после захвата Константинополя турками в 1453 г. и исчезновения последних остатков Восточной Римской империи Московское княжество, которое к тому времени стало оплотом борьбы русского православного христианства и против мусульман, и против католиков, застенчиво и без лишнего шума приняло на себя византийское наследие.
      В 1472 г. Великий князь Московский Иван III женился на Софье Палеолог, племяннице последнего в Константинополе греческого обладателя короны Восточной Римской империи. В 1547 г. Иван IV (Грозный) короновал себя как царь, или восточноримский император. И хотя место не было занято, присвоение такого титула было дерзостью, если учитывать, что в прошлом русские князья входили в паству Киевского или Московского митрополита, а тот в свою очередь подчинялся Вселенскому Патриарху Константинопольскому — иерарху, который и сам был в политической зависимости от греческого императора в Константинополе, чей титул и прерогативы и взял на себя Великий князь Московский Иван IV Грозный. Последний, и решительный, шаг был сделан в 1589 г., когда правящего Вселенского Патриарха Константинопольского, теперь уже турецкого подданного, побудили или заставили — во время его визита в Москву — поднять статус ранее подчиненного ему митрополита Московского до титула независимого Патриарха. И хотя греческий Вселенский Патриарх и по сей день признается «первым среди равных» главами православных церквей — которые, хотя и исповедуют единое учение и обряды, иерархически независимы друг от друга, — Русская православная церковь с момента предоставления ей независимости стала де-факто наиболее значительной из всех православных церквей, поскольку она намного превосходила остальные численностью и, кроме того, единственная из всех пользовалась мощной государственной поддержкой.
      Начиная с 1453 г. Россия стала единственной сколько-нибудь значимой и авторитетной православной страной, не попавшей под влияние мусульман, а захват турками Константинополя был отмщен столетие спустя, когда Иван Грозный отвоевал Казань у татар. Это был новый шаг в освоении византийского наследия, и Россия не просто была приговорена к этой роли слепыми и безличными силами истории. Русские хорошо понимали, на что они шли: в XVI в. их политика была с подкупающей ясностью и уверенностью обрисована в знаменитом письме монаха Филофея Псковского, адресованном Великому князю Московскому Василию III: «Церковь Древнего Рима пала из-за своей ереси; врата Второго Рима — Константинополя — были изрублены топорами неверных турок; но церковь Московии — Нового Рима — блистает ярче, чем Солнце во всей Вселенной... Два Рима пали, но Третий стоит крепко, а четвертому не бывать»...

      Жизнь Руси, однако, была в общем и целом нелегкой. Несмотря на то что своей сохранностью в Средние века она обязана счастливым «географическим обстоятельствам», в дальнейшем ей приходилось не раз постоять за себя, опираясь только на собственные силы. В XIII в. она подвергалась нападению с двух сторон — татар и литовцев (как за два века до того греческая прародина Византии испытала нашествие турок и крестоносцев); и хотя в конце концов Россия одержала победу на вечные времена над своими восточными соперниками, ей по-прежнему приходится выдерживать напряженную гонку с наступающими технологическими новинками западного мира.
      В этой долгой и беспощадной борьбе за сохранение своей независимости русские стали искать спасения в тех политических институтах, которые уже принесли погибель средневековой Византии. Полагая, что их единственный шанс на выживание лежит в жестокой концентрации политической власти, они разработали свой вариант тоталитарного государства византийского типа. Великое княжество Московское стало лабораторией для этого политического эксперимента, а вознаграждением за это стало объединение под эгидой Москвы целой группы слабых княжеств, собранных в единую сильную державу. Этому величественному русскому политическому зданию дважды обновляли фасад — сначала Петр Великий, затем Ленин, но суть оставалась прежней, и Советский Союз сегодня, как и Великое княжество Московское в XIV в., воспроизводит характерные черты средневековой Восточной Римской империи.

Тойнби А. Дж. Цивилизация перед судом
истории. — М., 2003

Нравственная философия эпохи Просвещения. § 20

Т. Гоббс о естественном состоянии человеческого рода
и его отношении к счастью и бедствиям людей

      Люди равны от природы. Природа создала людей равными в отношении физических и умственных способностей... разница между ними не настолько велика, чтобы один человек, основываясь на ней, мог претендовать на какое-нибудь благо для себя, а другой не мог бы претендовать на него с таким же правом. В самом деле... более слабый имеет достаточно силы, чтобы путем тайных махинаций или союза с другими, кому грозит та же опасность, убить более сильного.
      Что же касается умственных способностей (я оставляю в стороне искусства, имеющие свою основу в словах, и особенно искусство доходить до общих и непреложных правил, называемое наукой...), то я нахожу в этом отношении даже большее равенство среди людей, чем в отношении физической силы. Ибо благоразумие есть лишь опыт, который в одинаковое время приобретается в равной мере всеми людьми относительно тех вещей, которыми они с одинаковым усердием занимаются...
      Из-за равенства проистекает взаимное недоверие. Из этого равенства способностей возникает равенство надежд на достижение целей. Вот почему, если два человека желают одной и той же вещи, которой, однако, они не могут обладать вдвоем, они становятся врагами. На пути к достижению их цели (которая состоит главным образом в сохранении жизни, а иногда в одном лишь наслаждении) они стараются погубить или покорить друг друга...
      Из-за взаимного недоверия — война. Вследствие этого взаимного недоверия нет более разумного для человека способа обеспечить свою жизнь, чем принятие предупредительных мер, т. е. силой или хитростью держать в узде всех, кого он может, до тех пор пока не убедится, что нет другой силы, достаточно внушительной, чтобы быть для него опасной...
      Мало того, там, где нет власти, способной держать всех в подчинении, люди не испытывают никакого удовольствия (а напротив, значительную горечь) от жизни в обществе. Ибо каждый человек добивается, чтобы его товарищ ценил его так, как он сам себя ценит, и при всяком проявлении презрения или пренебрежения, естественно, пытается, поскольку у него хватает смелости (а там, где нет общей власти, способной заставить людей жить в мире, эта смелость доходит до того, что они готовы погубить друг друга), вынудить у своих хулителей большее уважение к себе: у одних — наказанием, у других — примером.
      Таким образом, мы находим в природе человека три основные причины войны: во-первых, соперничество; во-вторых, недоверие; в-третьих, жажду славы.
      Первая причина заставляет людей нападать друг на друга в целях наживы, вторая — в целях собственной безопасности, а третья — из соображений чести. Люди, движимые первой причиной, употребляют насилие, чтобы сделаться хозяевами других людей, их жен, детей и скота; люди, движимые второй причиной, употребляют насилие в целях самозащиты; третья же категория людей прибегает к насилию из-за пустяков вроде слова, улыбки, из-за несогласия во мнении и других проявлений неуважения, непосредственно ли по их адресу или по адресу их родни, друзей, их народа, сословия или имени.
      При отсутствии гражданского состояния всегда имеется война всех против всех. Отсюда видно, что, пока люди живут без общей власти, держащей всех их в страхе, они находятся в том состоянии, которое называется войной, и именно в состоянии войны всех против всех.

Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть
государства церковного и гражданского //
Соч. В 2 т. — М., 1991. — Т. 2

Ж.-Ж. Руссо о происхождении неравенства

      Нет ничего более кроткого, чем человек в первоначальном состоянии, когда поставленный природою равно далеко от неразумия животных и от гибельных познаний человека в гражданском состоянии, побуждаемый равно инстинктом и разумом лишь к тому, чтобы ограждать себя от зла, ему угрожающего, он удерживается естественною сострадательностью от того, чтобы самому кому-либо причинять зло, и притом ничто не влечет его к этому, хотя бы даже ему и содеяли какое-нибудь зло...
      Этот период развития человеческих способностей, лежащий как раз посредине между безразличием изначального состояния и бурною деятельностью нашего самолюбия, должен был быть эпохой самой счастливою и самой продолжительною. Чем больше размышляешь об этом состоянии, тем более убеждаешься, что оно было менее всех подвержено переворотам, что оно было наилучшим для человека и ему пришлось выйти из этого состояния лишь вследствие какой-нибудь гибельной случайности, которой, для общей пользы, никогда не должно было бы быть... И все его дальнейшее развитие представляет собою по видимости шаги к совершенствованию индивидуума, а на деле — к одряхлению рода.
      До тех пор, пока люди довольствовались своими убогими хижинами, пока они ограничивались тем, что шили себе одежды из звериных шкур с помощью древесных шипов или рыбьих костей, украшали себя перьями и раковинами, расписывали свое тело в различные цвета, совершенствовали или украшали свои луки и стрелы, выдалбливали с помощью острых камней какие-нибудь рыбачьи лодки или грубые музыкальные инструменты, словом, пока они были заняты лишь таким трудом, который под силу одному человеку, и только такими промыслами, которые не требовали участия многих рук, они жили, свободные, здоровые, добрые и счастливые, насколько они могли быть такими по своей природе, и продолжали в отношениях между собою наслаждаться всеми радостями общения, не нарушавшими их независимость.
      Но с той минуты, как один человек стал нуждаться в помощи другого, как только люди заметили, что одному полезно иметь запас пищи на двоих, — исчезло равенство, появилась собственность, труд стал необходимостью; и обширные леса превратились в радующие глаз нивы, которые надо было орошать человеческим потом и на которых вскоре были посеяны и выросли вместе с урожаем рабство и нищета.

Руссо Ж.-Ж. Рассуждение о происхождении и
основания неравенства между людьми //
Трактаты. — М., 1969

Дж. Локк о естественном состоянии

      Для правильного понимания политической власти и определения источника ее возникновения мы должны рассмотреть, в каком естественном состоянии находятся все люди, а это — состояние полной свободы в отношении их действий и в отношении распоряжения своим имуществом и личностью в соответствии с тем, что они считают подходящим для себя в границах закона природы, не испрашивая разрешения у какого-либо другого лица и не завися от чьей-либо воли... Это также состояние равенства, при котором вся власть и вся юрисдикция являются взаимными, — никто не имеет больше другого...
      Но хотя это есть состояние свободы, это тем не менее не состояние своеволия; хотя человек в этом состоянии обладает неограниченной свободой распоряжаться своей личностью и собственностью, у него нет свободы уничтожить себя или хотя бы какое-либо существо, находящееся в его владении, за исключением тех случаев, когда это необходимо для более благородного использования, чем простое его сохранение.
      Естественное состояние имеет закон природы... что, поскольку все люди равны и независимы, постольку ни один из них не должен наносить ущерб жизни, здоровью, свободе или собственности другого; ибо все люди созданы одним всемогущим и бесконечно мудрым творцом; все они — слуги одного верховного владыки, посланы в мир по его приказу и по его делу; они являются собственностью того, кто их сотворил, и существование их должно продолжаться до тех пор, пока ему, а не им это угодно; и, обладая одинаковыми способностями и имея в общем владении одну данную на всех природу, мы не можем предполагать, что среди нас существует такое подчинение, которое дает нам право уничтожать друг друга, как если бы мы были созданы для использования одного другим, подобно тому как низшие породы существ созданы для нас. Каждый из нас, поскольку он обязан сохранять себя... обязан по той же причине, когда его жизни не угрожает опасность, насколько может, сохранять остальную часть человечества и не должен, кроме как творя правосудие по отношению к преступнику, ни лишать жизни, ни посягать на нее, равно как и на все, что способствует сохранению жизни, свободы, здоровья, членов тела или собственности другого.

Локк Дж. Два трактата о правлении //
Соч. В 3 т. — М., 1988. — Т. 3

«Цена» революционных преобразований. § 23—24

***

      В науке последних десятилетий отчетливо обнаружилась тенденция к пересмотру многих традиционных, привычных представлений о характере и содержании Войны за независимость США и Французской революции конца XVIII в., их роли и значении в мировой истории. Отчасти это связано с тем, что в результате активных исследований минувшего времени были установлены или уточнены многие факты, которые трудно, а подчас и невозможно было объяснить с прежних позиций. Но в значительной мере эта тенденция обусловлена огромными переменами, происшедшими в жизни и духовном развитии современного общества, которые побуждают многих историков по-новому взглянуть на давно известные науке факты, переосмыслить их значение. Давно замечено: каждое новое поколение людей заново переписывает свою историю. Это происходит и у нас в России, и в других странах, и ничего зазорного в этом нет, ведь зачастую только в свете нового опыта у людей открываются глаза на вещи и события, которые они раньше просто не замечали.
      После Второй мировой войны в историографии США возникло целое направление, которое отрицает революционный характер Войны за независимость. Его представители утверждают, что эта война «в европейском понимании вряд ли вообще была революцией», ибо она не привела к столь же глубоким переменам, как революции середины XVII в. в Англии и конца XVIII в. во Франции. Она показала, что американцы отнюдь не отвергают возникшие у них еще в колониальную эпоху либеральные учреждения (суд присяжных, свобода слова, принцип «никаких налогов без представительства» и т. д.), а, наоборот, относятся к ним с большим доверием. Колонисты подняли восстание против метрополии именно с целью «сохранить вещи такими, какими они были», а не для того, чтобы их изменить. Отсюда вывод многих историков США о «глубоко консервативном» характере Войны за независимость.
      Анализируя новые тенденции в историографии, отечественный историк член-корреспондент РАН Н. Н. Болховитинов признает, что в прошлом наука недостаточно учитывала своеобразие Войны за независимость. Историки, пишет он, рассматривали ее по аналогии с Английской и Французской революциями. Они уделяли главное внимание поиску общих черт, выявлению сходства между этими тремя революциями. Такой подход в свое время был полезен. Вместе с тем оказалось, что многие принципиальные проблемы не могут найти удовлетворительного объяснения, если считать Войну за независимость событием того же значения и масштаба, что революции в Англии XVII в. и во Франции XVIII в.
      По мнению Н. Н. Болховитинова, главное отличие Американской революции от «классической» Французской заключается в том, что «старый порядок» в Америке в полном объеме никогда не существовал, а были лишь его отдельные элементы, например поместья британской аристократии, отдельные бесправные категории работников. Упразднить их было важной, но, по мнению историка, не главной задачей революции. В отличие от Английской и Французской революций Война за независимость носила ярко выраженный освободительный и антиколониальный характер. Н. Н. Болховитинов считает, что в Северной Америке все же была революция, но по своему типу она сравнима в первую очередь не с Великой французской революцией конца XVIII в., а с революциями во Франции XIX в., происходившими на почве вполне капиталистических порядков. Поэтому не приходится сомневаться, что по размаху и глубине социальных перемен Американская революция так и не поднялась до уровня Французской революции XVIII в.
      Н. Н. Болховитинов допускает, что важной особенностью Американской революции была и определенная консервативная тенденция, присущая ей с самого начала. При этом речь идет не только и не столько о влиянии на нее консервативных групп и течений и не о том, что сама революция в Америке пошла не по радикальному, «якобинскому» пути развития, а по умеренному, «жирондистскому». Речь идет о консервативном характере некоторых целей повстанцев, которые боролись не только за свободу и независимость, не только за уничтожение пережитков «старого порядка» и препятствий развитию капиталистических отношений, но и за сохранение и упрочение уже существовавшего в Америке строя, уже существовавших свобод от посягательств британской короны и парламента.
      Особенно резко консервативная тенденция в Американской революции проявилась в сохранении в Соединенных Штатах рабства негров, составлявших в то время примерно пятую часть всего населения страны. Каким образом, поднявшись на борьбу за свободу и независимость, за естественные права человека, американцы в то же время сохранили и освятили законом (конституция 1787 г.) это реакционное учреждение? Все дело в том, объясняет историк, что колонисты выступали в защиту не только свободы, но и собственности. Оба эти учреждения в то время рассматривались как родственные, почти тождественные. Ибо только собственность обеспечивала свободу, и только в защите своей священной собственности от посягательств Великобритании колонисты видели гарантию свободы. Требуя гарантий прав собственности, они не могли не бороться и за сохранение рабства.
      Мы далеки от того, заключает Н. Н. Болховитинов, чтобы отрицать освободительный и революционный характер Войны за независимость и ее огромное значение как в истории самих Соединенных Штатов, так и всего мира. «Принципы Америки открыли Бастилию», — писал Т. Пейн, препровождая Вашингтону ключи от старинной королевской тюрьмы. Опыт войны США за независимость оказал несомненное влияние не только на Европу, но также на развитие освободительного движения в Латинской Америке, вдохновив народы испанских колоний на борьбу против метрополии в первой четверти XIX в.

См.: Болховитинов Н. Н. США: проблемы истории
и современная историография. — М., 1980

***

      Тенденция, отмеченная нами на примере Войны за независимость в Северной Америке, еще более выпукло проявилась в историографии Французской революции конца XVIII в. Ее изучением в прошлом занимались преимущественно историки демократических и социалистических убеждений. Они и выдвинули представление о ней как о переломном событии в истории Франции, позволившем стране вырваться из пут феодального прошлого и быстро двинуться вперед по пути капиталистического прогресса. Это представление долгое время преобладало в исторической науке. В отечественной историографии середины XX в. ее ярко обосновал А. З. Манфред, автор многих книг, в том числе и популярного очерка по истории революции конца XVIII в. Он писал: «Французская революция сокрушила феодально-абсолютистский строй, до конца добила феодализм, „исполинской метлой“ вымела из Франции хлам Средневековья и расчистила почву для капиталистического развития».
      С тех пор, когда были написаны эти слова (полвека тому назад), в науке многое изменилось. Прежде всего, в результате кропотливых исследований было доказано, что предреволюционная Франция отнюдь не была отсталой феодальной страной, какой ее длительное время изображали историки, а, наоборот, уверенно шла по пути капиталистического развития. Правда, капитализм в ней был обременен многочисленными остатками старины. Однако это не являлось непреодолимым препятствием, поскольку в XVIII в. происходило ускорение экономического роста. Новые данные заставили историков задуматься: «А была ли революция необходима? Не добилась бы Франция большего на пути эволюционного развития?» Сомнения усиливал и тот очевидный факт, что после самой глубокой и кровопролитной революции, какую только знал Запад в XVIII—XIX вв., Франция так и не превратилась в самую передовую и могущественную страну, уступив первенство сначала Великобритании, а потом Германии и США.
      В этой связи большой резонанс в научных кругах вызвала книга французских историков Ф. Фюре и Д. Рише «Революция», опубликованная в 1965 г. Не отрицая в целом закономерного характера революции конца XVIII в., авторы попытались обосновать вывод, что на определенном этапе она вышла за рамки необходимого, отклонилась от правильного пути и поэтому не оправдала надежд.
      Авторы выделяют в революции три самостоятельных потока — так называемые «революции» элиты, крестьян и городских санкюлотов. Элитой авторы называют просвещенную верхушку дворянства и третьего сословия, сплоченную такими ценностями, как труд, усердие, компетентность, полезность, благотворительность, и противостоящую как абсолютизму, так и «анархии толпы». Они позитивно оценивают ее роль в революции. По оценке Ф. Фюре и Д. Рише, элита с ее «новаторской волей» — это в условиях Франции того времени носительница будущего, а «революция элиты» была единственной исторически закономерной и именно она заключала в себе позитивный смысл Великой французской революции в целом.
      Однако «революция элиты», развернувшаяся в 1789 г., натолкнулась на «неспособность монархии пойти на реформы». Кроме того, «вмешательство» народа вначале затормозило либеральную революцию, а начиная с народного восстания в августе 1792 г. она окончательно «сбилась с курса»; ее «занесло», как автомобиль на крутом вираже. Этот тезис авторы аргументируют тем, что для «народного вмешательства» не было никаких реальных оснований. «Уже к 1790 г., — пишут они, — Франция привилегий умирает. Рождается Франция предпринимательства». Лишь после, с приходом к власти Директории, Французская революция вновь возвращается на «великий путь, предначертанный разумом и богатством XVIII в.».
      По мнению Ф. Фюре и Д. Рише, народное движение в городах ставило перед собой цели, противоречившие задачам революции. Отказавшись от руководства со стороны «либеральной и просвещенной» буржуазии, санкюлоты уверовали в магическую силу насилия, что и предопределило все содержание якобинского этапа революции. Террор и насилие, по мнению авторов, не были «необходимым следствием революции, а представляли собой ее злополучное извращение». Применение насилия они объясняют логикой «групповой психологии». Руководители санкюлотов изображаются в их книге как злобные карьеристы.
      В оценке «крестьянской революции» авторы исходят из того, что Франция в XVIII в. уже перестала быть феодальной страной, что дворяне, занимавшиеся капиталистическим предпринимательством, превратились в передовую общественную силу, что сеньориальные повинности носили «остаточный характер», а сама сеньория уже почти полностью «обуржуазилась» и стала «колыбелью» аграрного капитализма. Поэтому крестьянские движения с их уравнительными требованиями авторы характеризуют как «экономически ретроградные» и «политически реакционные».
      Еще более суровую критику в адрес революции содержит книга французского историка П. Шоню «Великое деклассирование», вышедшая из печати в 1989 г., как раз к 200-летнему юбилею взятия Бастилии. Автор размышляет в ней о содержании, результатах и последствиях революции. Он признает, что по своим симпатиям он «бесконечно ближе» к крестьянам-вандейцам, чем к революционерам. Церковные вопросы не случайно занимают центральное место в работе, ибо Французская революция представляется историку главным образом «религиозной войной». Это не столько дань общей тенденции в современной историографии, сколько отражение личной позиции П. Шоню, глубоко верующего католика.
      Естественно, историк осуждает не только гражданское устройство духовенства и секуляризацию церковных земель, но даже отмену десятины. Он вообще рисует революцию с первых ее шагов в черных тонах. Даже об Учредительном собрании, известном передовыми свершениями, либерализмом, возвышенным духом, он отзывается отрицательно: «обращенное в прошлое», «коллективный тиран», в нем заседают люди, по роду занятий далекие от реальной жизни. Наряду с религиозной политикой, П. Шоню осуждает и другие стороны деятельности революционеров, особенно внешнюю политику: «Смертный грех революции — это после безосновательных религиозных гонений развязать беспричинную войну». Фактически он обвиняет революционные власти в агрессии против «мирной Европы».
      Сравнивая революцию с концом «старого порядка», П. Шоню идеализирует последний, пишет о царившем тогда «налоговом рае», о том, что дворянские привилегии были незначительны. Противопоставляя благополучную, цветущую предреволюционную Францию ужасам 1789—1799 гг., Шоню считает, что возможной альтернативой революции было эволюционное развитие. Во всяком случае, с точки зрения экономических последствий революция конца XVIII в. не идет ни в какое сравнение с промышленной революцией, охватившей Францию четверть столетия спустя. «Рядом с потрясением индустриальной эры (между 1820 и 1860 гг.) мини-событие 1789 г. есть астероид, сравниваемый с Галактикой».

См.: Афанасьев Ю. Н. Историзм против
эклектики. — М., 1980; Блуменау С. Ф. Французская историография
революции конца XVIII в. — Брянск, 1995

***

      В современной историографии особенно критически оцениваются главным образом два аспекта Французской революции конца XVIII в. — революционный террор и ее экономическая целесообразность. Террор признается многими историками не только чрезмерным (хотя история знала с тех пор еще более кровопролитные революции), но и неоправданным с точки зрения как реальных задач, стоявших перед революцией, так и трудностей, с которыми она реально столкнулась. В частности, Франция расплачивалась кровью своих граждан за провал финансовой политики революционных властей. А с точки зрения экономических последствий французский историк М. Леви-Лебуайе назвал революцию не больше не меньше «национальной катастрофой». Ему вторят и многие другие авторы. Немецкие ученые Р. Рейхардт и Э. Шмитт пишут: «Современный капитализм утвердился во Франции не благодаря Французской революции, а вопреки ей».
      В наше время мало кто в оправдание террора ссылается на «революционную целесообразность» или другие соображения подобного рода. Настало время, когда человеческая жизнь если не всегда еще реально, то хотя бы формально признается всеми высшей ценностью. И это этическое завоевание нашего времени рикошетом бьет по всем революциям и войнам, в которых проливалась и проливается еще кровь людей.
      Однако тезис о революции конца XVIII в. как катастрофе в экономическом развитии Франции представляется далеко не таким бесспорным, как того хотелось бы некоторым авторам. Наша точка зрения по этому вопросу нашла отражение как в учебнике, так и в ряде научных публикаций. Мы не отрицаем того факта, что революция практически на 10 лет затормозила экономическое развитие Франции. В XIX в. это, несомненно, усилило ее отставание от Великобритании. Но, с другой стороны, механическое хлопкопрядение, несмотря на отдельные попытки его внедрения при «старом порядке», реально получило распространение во Франции только после революции. И, думается, это не случайно: в постреволюционном обществе сложились для этого более благоприятные условия, чем при «старом порядке». О какой катастрофе можно говорить, если в первой половине XIX в. Франция была одним из пионеров промышленной революции на европейском континенте, опередив в этом отношении своих близких и дальних соседей? Да и по темпу промышленного развития она в середине этого столетия сравнялась с Великобританией. Что, по нашему мнению, серьезно подкосило Францию, отбросило ее далеко назад по сравнению с Великобританией и позволило Германской империи вырваться вперед, — так это «великая депрессия» последней трети XIX в. Но прямого отношения к революции и ее последствиям она, конечно же, не имела.
      Влияние, которое аграрные преобразования революции оказали на экономическое развитие Франции, подверг специальному анализу отечественный историк А. В. Адо. От его внимания не укрылась «внутренняя непоследовательность» отечественной историографии в трактовке этого вопроса. Во многих работах, пишет историк, с одной стороны, подчеркивается радикальность аграрных преобразований, что должно было, по логике авторов, способствовать ускорению капиталистического развития. Но, с другой стороны, в них же утверждается, что именно упрочение крестьянской земельной собственности и хозяйства в итоге революционного движения 1789—1794 гг. было одной из важных причин замедленных (сравнительно с Великобританией) темпов капиталистического развития и индустриализации Франции в послереволюционные десятилетия.
      По мнению А. В. Адо, одно бесспорно: во время революции крестьяне добились радикальной отмены сеньориального порядка, полного уничтожения сословного неравенства и остатков внеэкономического принуждения. Якобинский декрет 17 июля 1793 г. о безвозмездной отмене всех феодальных повинностей, усиленный в 1793—1794 гг. рядом дополнительных постановлений, является, по его мнению, одним из наиболее замечательных документов не только французской, но и всей европейской истории. Крестьянин стал полноправной личностью. Те крестьяне, которые уже до революции обладали несвободной собственностью (держанием), превратились теперь в свободных собственников и тем самым отвоевали себе 10—15% валового урожая (в среднем), изымавшихся у них в уплату сеньориальных повинностей и десятины (совокупная их величина достигала иногда 20% и даже больше). Упразднение сеньории означало отмену продажных пошлин (до 20% от цены земли), всякого рода натуральных взносов.
      Кроме того, крестьяне сумели воспользоваться и совершенными во время революции громадными земельными перемещениями. Законодательство 1792—1793 гг., в первую очередь якобинский закон 10 июня 1793 г., удовлетворило требования мелких крестьян о возвращении общинных угодий. Их раздел открыл бедноте доступ к парцелле (мелкому участку земли). Крестьяне получили и долю земель из фонда национальных имуществ. Общая площадь проданных во время революции национальных владений составила от 1/7 до 1/8 всего земельного фонда Франции.
      Наконец, крестьянам удалось приобщиться к земле еще одним путем. Немало семей дворянства и старой буржуазии, разоренных отменой сеньориальных прав, налоговых привилегий, должностей, а также инфляцией, были вынуждены распродать свои владения. Пользуясь падением цен на землю, крестьяне и здесь не упустили возможности кое-что приобрести.
      В целом, заключает А. В. Адо, революция привела к укреплению и расширению позиций земельной собственности крестьян и их хозяйства. Но подтверждается ли вывод о том, что Французская революция оказалась фактором торможения в капиталистическом развитии Франции? Ответ историка однозначен: «Мы полагаем, что нет, ибо этот вывод вызывает возражения методологического и конкретно-исторического порядка».
      Во-первых, суждения о негативной роли аграрных итогов Французской революции как бы подразумевают, что революция могла бы пойти другим, британским путем экспроприации крестьянства. Но, по мнению А. В. Адо, это было невозможно. Аграрные итоги революции были неизбежно связаны с теми долговременными тенденциями аграрного развития, которые укоренились на французской земле к концу «старого порядка». Ко времени революции крестьянство Франции владело не менее 40% всех земель. В конечном счете революция подтвердила движение Франции по тому же пути аграрно-капиталистического развития, по которому она шла и раньше.
      А. В. Адо отчетливо дает понять, что ничего «катастрофического» в этом не было. В первой половине XIX в. рыночная конъюнктура была благоприятна для крестьян: цены на промышленные товары снижались в пять раз быстрее, чем цены на продовольствие. В этих условиях мелкое крестьянское хозяйство не только сохраняло жизнеспособность, но и довольно успешно конкурировало с крупным. Конечно, это было связано с непомерными трудовыми затратами крестьянской семьи. Но даже крестьяне среднего достатка применяли разные усовершенствования в скотоводстве (в частности, вводились в севооборот кормовые травы, «искусственные луга»), виноградарстве, выращивании технических культур. Заметный рост сельскохозяйственного производства, достигнутый во Франции в первой половине XIX в. (он составил с 1815 г. на начало 1850-х гг. 73—78%), расширение обрабатываемых площадей, обогащение ассортимента культур, рост урожайности были связаны с развитием не только фермерского, но и крестьянского хозяйства. Крестьянство составило в этот период и емкий рынок для французской промышленности.
      Однако у того пути аграрно-капиталистического развития, по которому пошла Франция, имелась и негативная сторона, о которой А. В. Адо отнюдь не умалчивает. К середине XIX в. 37% крестьянских дворов (из общего числа 8 млн) были освобождены от уплаты налогов ввиду бедности. К началу 1850-х гг. 37,3% мельчайших крестьян имели земельную собственность, но их доходы от хозяйства были недостаточны для содержания семьи, поэтому им приходилось прирабатывать, нанимаясь за поденную плату к более зажиточным соседям. При этом 62,7% поденщиков были безземельными и существовали только за счет продажи своей рабочей силы.
      Но уже во второй половине XIX в. появились признаки того, что мелкая крестьянская собственность исчерпала свои возможности. В 50—60-е гг. начался массовый исход из деревни сельской бедноты (численность ее сократилась на 30%), а к 80-м гг. начинает неуклонно сокращаться число мелких и средних крестьян-собственников. Через 90 лет после Французской революции в их руках осталось около 35% земли, свыше 64% ее сосредоточилось в руках капиталистических слоев деревни.
      Таким образом, заключает А. В. Адо, Франция не избежала экспроприации мелких и средних крестьян, но по сравнению с Великобританией этот процесс протекал «сглаженным» темпом и выражался в более «мягких» по отношению к крестьянству формах.

См.: Адо А. В. Крестьяне и Великая французская
революция. — М., 1987

Влияние колониализма на развитие народов Запада и Востока. § 26

***

      Вопрос о том, насколько эффективной, в экономическом значении этого слова, оказалась колониальная политика в длительной перспективе, т. е. окупились ли затраты колонизаторов на завоевание и удержание в покорности народов отдаленных частей света, остается в литературе спорным и в целом недостаточно изученным.
      Однако показателен тот факт, что этим вопросом задавались еще современники колониальных захватов. Отечественный исследователь Н. А. Ерофеев обратил внимание на то, насколько резкой критике колониальная политика подвергалась в Великобритании, которая в XVIII—XIX вв. сумела создать самую обширную и богатую колониальную империю в мире. По его словам, «в прессе, публицистике и парламенте высказывались соображения, в которых современники усматривали отрицательное отношение к колониям, даже намерение избавиться от них». Например, Р. Кобден, крупный фабрикант и лидер движения за свободу торговли, в 1836 г. писал: «Колонии, армия, флот и церковь — все эти вещи вместе с хлебными законами являются придатками нашей государственной системы. В ближайшие 50 лет Джону Булю [шутливое прозвище типичного англичанина] придется много поработать, чтобы очистить свой дом от этих гадостей». В 1852 г. в частном письме он прямо выражал надежду, что свобода торговли избавит Англию от колоний.
      В 1838 г. в связи с волнениями в Канаде известный историк и банкир радикал Д. Грот в палате общин доказывал, что не следует удерживать Канаду в составе империи. «Отделение ее, — говорил он, — было бы самым лучшим исходом и для империи, и для Канады». Другой радикальный политик — лорд Брум высказывал аналогичную мысль в палате лордов: «Я считаю, что эти колонии ничего не стоят. Единственный вопрос, который имеет значение, в какой форме состоится отпадение, а оно должно произойти рано или поздно». Демократ Д. Юм прямо предлагал закрыть министерство колоний, называя его «досадной помехой».
      Противником колоний, по мнению современников, был У. Гладстон. Даже лидер консерваторов Б. Дизраэли, который позднее нападал на либералов за недооценку ими колоний и обвинял их в попытках ликвидировать Британскую империю, в 1866 г. в частном письме писал: «Какая нам польза от этих колоний, которыми мы не управляем и которые висят у нас на шее, как мельничные жернова?!»
      Налицо, таким образом, явное противоречие: правительство Великобритании вело активную колониальную экспансию, не жалело усилий и средств на сохранение и расширение империи, тогда как видные государственные и общественные деятели резко критиковали эту политику и осуждали ее, договариваясь временами до предложений ликвидировать колонии.
      Н. А. Ерофеев объясняет это противоречие тем, что выгоды от колониальной политики распределялись среди отдельных общественных групп крайне неравномерно. Главным получателем колониальной прибыли, пишет он, была небольшая верхушка торговой буржуазии, преимущественно лондонской: крупные торговцы, финансисты и судовладельцы. Они захватили в свои руки монополию торговли и перевозок между Англией и ее владениями, не допуская конкурентов. К ним историк причисляет также спекулянтов землей в колониях. Эта верхушка была организована в крупные привилегированные компании. Первое место среди них занимала Ост-Индская компания, которая пользовалась неограниченной властью в Индии, а до 1813 г. — еще и правом монопольной торговли с Китаем. Другая крупная компания того же типа — компания Гудзонова залива располагала аналогичными правами на большой части территории Канады; главным источником ее доходов была пушная торговля. Компания устанавливала произвольные цены на оружие и порох, в которых нуждались охотники-индейцы, и скупала за бесценок драгоценные меха. Доход компании составлял в среднем 21% в год на вложенный капитал.
      Кроме того, большие выгоды из колоний извлекала британская аристократия, поставлявшая колониальных чиновников, администраторов и офицеров. К ним примыкали плантаторы, в частности из Вест-Индии. Собственники плантаций сахарного тростника, как правило, жили в метрополии и предоставляли всю заботу по выколачиванию прибыли из труда рабов своим управляющим. Плантаторы издавна играли видную роль в английском парламенте: так, в 1764 г. им принадлежало более 50 депутатских мест в нижней палате. Парламентская реформа 1832 г. ослабила, но не уничтожила их влияния.
      Эти группы, сплоченные в компании, и аристократия владели основными высотами в колониальной торговле и управлении. Но такое положение дел вызывало недовольство промышленной буржуазии, которая требовала допустить ее к колониальной торговле на равных основаниях, чем, по мнению Н. А. Ерофеева, и объяснялись антиколониальные выпады в комментариях печати и выступлениях отдельных политиков.
      Несколько иной взгляд на экономическое значение колониальной экспансии западных государств (Европы и США), а с 1890-х гг. и Японии на остальной мир выражает британский историк Э. Хобсбаум. Политика строительства колониальных империй, или империализма, пишет он, оказала большое влияние на все страны мира. Но это влияние было глубоко неравномерным в связи с крайней асимметричностью связей между метрополиями и зависимыми странами.
      Влияние метрополий в колониальном мире было сильным и глубоким, даже если они не прибегали к прямым захватам; обратное же влияние зависимых стран было незначительным, во всяком случае, отнюдь не жизненно важным для метрополий. Э. Хобсбаум приводит такой пример: Куба полностью зависела от цен на сахар и от желания США импортировать его. Тогда как любая развитая страна, даже такая отнюдь не самая высокоразвитая из них в то время, как Швеция, не испытала бы каких-то особых неудобств, если бы весь сахар карибских стран вдруг исчез с рынка, потому что ее импорт сахара был связан не только с этими странами. Практически весь импорт и экспорт любой из стран Центральной Африки был связан с небольшой группой западных метрополий, тогда как торговля последних с Африкой, Азией и Океанией в 1870—1914 гг. относительно сокращалась, становясь для них второстепенным делом.
      По оценке британского историка, около 80% европейской торговли (считая как импорт, так и экспорт) осуществлялось в XIX в. между самими высокоразвитыми странами (речь идет о Европе и США); такое же положение было в области инвестиций европейских стран. Капиталы, направляемые «за море», оседали главным образом в нескольких быстро развивавшихся странах, населенных в основном потомками переселенцев из Европы, т. е. в Канаде, Австралии, Южной Африке, Аргентине и, конечно, в США. В этом смысле жизнь в век империализма выглядела совсем по-разному для жителей Германии и Франции и для населения Никарагуа и Малайи.
      Среди стран-метрополий колониальная политика имела наибольшее значение для Великобритании, поскольку ее экономическое превосходство всегда зависело от тесных связей с заморскими рынками и источниками ценных продуктов. Мнение о том, что по завершении промышленной революции британские предприятия не встречали никакой конкуренции на рынках развивавшихся стран, является спорным (если не считать «золотые десятилетия» 1850—1870 гг.). Поэтому сохранение привилегированного доступа на рынки неевропейских стран имело жизненно важное значение для экономики Великобритании. В конце XIX в. она добилась на этом поприще значительных успехов, расширяя раз за разом зону своего влияния путем военных захватов или путем фактического подчинения, так что под властью британской монархии оказалась четверть поверхности земного шара (которую в британских атласах гордо закрашивали красным цветом).
      Если же в состав империи включить так называемые «неофициальные владения», состоявшие из зависимых стран, которые служили экономическим придатком Великобритании, то она охватывала, пожалуй, треть земного шара. Представьте, Великобритания поставляла, например, в Португалию даже свои почтовые ящики особой конструкции, а в Буэнос-Айресе строила универмаги типа своего «Харродс». На рынках экономически зависимых от нее стран (особенно в Латинской Америке) конкуренты серьезно потеснили Великобританию только к 1914 г.
      При этом в конце XIX — начале XX в. Великобритания нечасто прибегала к военной силе, чтобы оградить от конкурентов рынки зависимых стран. Самой крупной акцией подобного рода была война в Южной Африке 1899—1902 гг. с целью овладеть месторождениями алмазов и золота. Все же большей частью колониальные успехи Великобритании в этот период были достигнуты благодаря систематической эксплуатации ранее захваченных владений или благодаря использованию своего особого положения крупнейшего импортера и инвестора. Кроме Индии, Египта и Южной Африки, объектами экономической деятельности Великобритании были в основном практически независимые страны вроде «белых доминионов» или такие регионы, как США и Латинская Америка. Почти половина всех британских долгосрочных капиталовложений, оформленных в виде государственных ценных бумаг, размещалась в 1914 г. в Канаде, в Австралии и в Латинской Америке. Более 50% всех британских накоплений после 1900 г. инвестировалось за границей.
      Впрочем, благодаря своей силе и опыту Великобритания отхватила наиболее лакомые куски и при колониальной «дележке» в конце XIX — начале XX столетия. Так, если Франция владела большей частью территории Западной Африки, то Великобритания имела там всего 4 колонии, но именно они отличались наивысшей плотностью населения и самыми благоприятными условиями с точки зрения промышленности и торговли.
      Э. Хобсбаум вопрошает: «Были ли прибыли других стран пропорциональны их колониальным захватам?» Точно ответить невозможно, так как колонизация представляла собой лишь одну из форм глобальной экономической экспансии высокоразвитых государств, причем для некоторых из них (Германии и США) отнюдь не самую важную. С высокой долей уверенности британский историк может утверждать лишь следующее.
      Первое: стремление к колониальным захватам было тем сильнее, чем менее динамичной была экономика метрополии, являясь до некоторой степени потенциальной компенсацией за недостаток экономической и политической мощи по сравнению с соперниками или, как в случае с Францией, — за демографическую и военную неполноценность.
      Второе: всегда существовали особые группы предпринимателей (в первую очередь те, которые вели заморскую торговлю и занимались промышленностью, зависевшей от поставок заморского сырья), активно способствовавшие колониальной экспансии, которую они, конечно, оправдывали защитой национальных интересов.
      Третье: хотя некоторые из этих предпринимательских групп неплохо обогащались за счет экспансии (так, «Французская компания Западной Африки» выплатила в 1913 г. 26% дивидендов), большинство новых колоний не привлекало крупных капиталов, и их экономические достижения были более чем скромными. Франции даже не удалось в достаточной степени экономически привязать к себе свои колонии, хотя в 1913 г. 53% торгового оборота Французской империи приходилось на метрополию. Не сумев поломать установившиеся ранее экономические связи этих стран с другими регионами и метрополиями, Франция была вынуждена покупать значительную часть необходимых колониальных товаров — каучука, кожи, шкур, тропической древесины — через Гамбург, Антверпен и Ливерпуль.

почему так получилось. Предположите, какие последствия это могло иметь в будущем.

МАТЕРИАЛЫ  К  ЛЕКЦИЯМ

К уроку «Историческое познание сегодня»

***

      Каждый историк, как мне кажется, согласился бы с тем, что история — это разновидность исследования или поиска... Главное в том, что она разновидность того, что мы называем науками, т. е. тех форм мышления, посредством которых мы задаем вопросы и пытаемся ответить на них...
      Науки отличаются друг от друга тем, что они ищут вещи разного рода. Какие вещи ищет история? Я отвечаю — действия людей, совершенные в прошлом...
      История есть интерпретация фактических данных, причем фактические данные — это собирательное имя для вещей, которые по отдельности называются документами. Документ же вещь, существующая здесь и теперь, вещь такого рода, что историк, анализируя ее, может получить ответы на поставленные им вопросы о прошлых событиях...
      История нужна для человеческого самопознания. Принято считать, что человеку важно познать самого себя, причем под познанием самого себя понимается не только познание человеком его личных особенностей, его отличий от других людей, но и познание им своей человеческой природы. Познание самого себя означает, во-первых, познание сущности человека вообще, во-вторых, познание типа человека, к которому вы принадлежите, и, в-третьих, познание того, чем являетесь вы, и никто другой... Ценность истории поэтому и заключается в том, что благодаря ей мы узнаем, что человек сделал, и тем самым — что он собой представляет.

Коллингвуд Р. Дж. Идея истории. — М., 2000

Формационная теория

      Во второй половине XIX в. К. Марксом и Ф. Энгельсом было разработано материалистическое понимание истории, впоследствии использованное В. И. Лениным. Учение исторического материализма господствовало в советской исторической науке. Исторический материализм исходил из признания единства всемирно-исторического процесса, его закономерного развития. История представлялась как смена общественно-экономических формаций.
      Общественно-экономическая формация — это общество, находящееся на определенном уровне исторического развития. В основе каждой формации лежит определенный способ производства. Способ производства — это исторически конкретное единство производительных сил и производственных отношений. Производительные силы включают человека и вещественные элементы (средства труда, предметы труда, технику). Производительные силы выражают активное отношение людей к природе, степень ее материального и духовного освоения. Главные производительные силы общества — это люди, трудящиеся.
      Каждой ступени развития производительных сил соответствуют определенные производственные отношения. Это совокупность материальных экономических отношений между людьми в процессе общественного производства. Главными из них являются отношения собственности, которые, в свою очередь, определяют классовую структуру общества.
      В результате такого подхода было выделено пять общественно-экономических формаций, последовательно сменявших друг друга в истории: первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и коммунистическая. Коммунистическая формация включала две ступени: социализм и высшую — собственно коммунизм. Рабовладельческая, феодальная и капиталистическая были классово-антагонистическими, в которых соответственно существовали и боролись между собой рабовладельцы и рабы, феодалы и зависимые крестьяне, буржуазия и пролетариат. Переход от рабовладельческой формации к феодальной, от феодальной к капиталистической и от капиталистической к коммунистической осуществлялся, по мысли марксистов, через социальную революцию.
      История XX в. и развитие исторической науки показали несоответствие марксистских представлений реальному историческому процессу. Сейчас теория общественно-экономических формаций не может служить действенным инструментом исторического познания в силу своей крайней идеологизации и неадекватности реальной истории.

Модернизация — переход от традиционного общества
к современному

      ...Традиционные общества отличаются от современных рядом особенностей. Среди них — зависимость в организации социальной жизни от религиозных или мифологических представлений; цикличность развития; коллективистский характер общества и отсутствие выделенной персональности; преимущественная ориентация на метафизические, а не на инструментальные ценности; авторитарный характер власти; отсутствие отложенного спроса, т. е. способности производить в материальной сфере не ради насущных потребностей, а ради будущего; предындустриальный характер; отсутствие массового образования; преобладание особого психического склада — недеятельной личности (называемой в психологии человеком типа Б); ориентация на мировоззренческое знание, а не на науку; преобладание локального над универсальным. Многие исследователи полагают самым важным в традиционных обществах отсутствие выделенной персональности. Это, однако, следствие доминирования традиции, ибо социальный запрос на индивидуальность — это запрос на субъекта творческой деятельности, способного производить новое. Он возникает в современных обществах...
      В ходе модернизации происходит переход к современному обществу (modern society). Оно включает в себя преобладание инноваций над традицией; светский характер социальной жизни; поступательное (нециклическое) развитие; выделенную персональность, преимущественную ориентацию на инструментальные ценности; демократическую систему власти; наличие отложенного спроса; индустриальный характер; массовое образование; активный деятельный психологический склад (личность типа А); предпочтение мировоззренческому знанию точных наук и технологий (техногенная цивилизация); преобладание универсального над локальным.
      Как видим, современные (modern) общества, по существу, противоположны традиционным. Поэтому переход к ним — модернизация — это драматический процесс.
      Фокусом современных обществ выступает индивидуальность... Активная деятельность ради будущего, а не только сегодняшнего потребления порождает здесь тип трудоголика, постоянно готового к жизненной гонке. Его становление в Западной Европе осуществлялось на основе появления протестантской этики капитализма. Но и более поздние непротестантские модернизации дали тот же результат в изменении персональности. Современным становится не только общество, но и человек. Его отличает интерес ко всему новому, готовность к изменениям; разнообразие взглядов; ориентация на информацию; серьезное отношение ко времени и к его измерению; эффективность; планирование эффективности и времени, личное достоинство, партикуляризм и оптимизм. Индивидуальная модернизация — процесс не менее драматический, чем социальная.
      Вызов Запада — это вызов современности. Современность — это не только Новое, иначе (быстро) текущее время, возникшее в уникальном опыте Запада. Это также нечто передовое, лучшее. Английское слово modernity не только указывает на нечто, существующее сегодня, но и показывает наивысший характер достигнутого уровня. Легко видеть это, употребив, скажем, выражение «современная техника». Это значит не только «техника, которая есть сейчас», но и «самая новая, самая лучшая». Подобно этому, понятие «современное общество», относимое к Западу XIX и XX в. и последовавших за Западом стран в XX в., применяется для характеристики наивысшего образца развития общества.

Федотова В. Г. Модернизация «другой»
Европы. — М., 1997

Предыстория. § 1

Хронология основных эпох истории человечества

Технологические «века»

Примерные даты

Характеристика этапа становления человека и общества

«Железный век»

С XI в. до н. э. по настоящее время (последние 3 тыс. лет)

Смыкание цивилизаций. Империи и становление национальных государств

«Бронзовый век»

IV—II тыс. до н. э.

Очаговые цивилизации. «Номовые» государства

«Медный век»

 

 

Энеолит («Медно-каменный век»)

 

 

Неолит («Новый каменный век»)

XI—IX тыс. до н. э. — на Ближнем Востоке; с VIII—VII тыс. до н. э. — в Юго-Восточной Азии

«Неолитическая революция» — переход к производящему хозяйству

Мезолит («Средний каменный век»)

XII—X тыс. до н. э.

 

Палеолит верхний

100—40 тыс. лет назад

Полное развитие присваивающего хозяйства. Распространение Хомо сапиенс по планете

Палеолит средний

300—30 тыс. лет назад

Господство неандертальцев

Палеолит («Древний каменный век») нижний

4,5—2,5 млн лет назад

Архантропы и палеоантропы

Л. Б. Алаев. История традиционного Востока
с древнейших времен до начала XX века. — М., 2004

Мифы народов мира о происхождении человека

Шумерская мифология
      Давным-давно на земле жили одни боги. Правил ими бог Энлиль... Он сотворил день, дал всем растениям жизнь. Он же изобрел мотыгу и плуг — первые орудия земледельца.
      Главным помощником Энлиля стал бог дождя и вод — брат Энлиля Энки. Он создал стаи рыб и пустил их в реки. Он запретил морским водам заливать сушу. Он сотворил много других полезных дел.
      Племя великих богов... все больше и больше умножалось... И им не стало хватать пищи. И вот боги и богини обратились к Энки, чтобы он создал помощников божественной деве Ашнан, которая заготовляла зерно, и доброму Лахору, который разводил скот для питания богов. Однако Энки спал на дне моря и не слышал... Тогда его мать говорит ему:

О мой сын, встань со своего ложа...
сотвори то, что мудро,
Сотвори служителей для богов, дабы они
Производили себе подобных.

      Энки просыпается и отвечает матери:

О мать моя, существо, имя коего ты назвала,
                                                       уже есть, —
Запечатлей в нем образ богов!
Замеси сердце глины, что над бездной, —
Превосходные царственные мастера сделают
                                                        глину густой,
Ты же дай рождение конечностям.
Нинмах [мать-земля] потрудится перед
                                                         тобой...
Нинмах запечатлит в нем образ богов.
Это — человек...

      Однако не все шло так, как было задумано. Перед сотворением человека Энки устроил пир. Энки и Нинмах выпили лишнего. И когда Нинмах начала лепить из глины людей, то у нее вначале получались лишь уродцы.
      Энки стал лепить людей из глины, и тоже получались лишь уродцы, но затем он сделал и хороших людей.

Вавилонская мифология

Кровь соберу я, скреплю костями.
Создам существо, назову человеком.
Воистину, я сотворю человеков,
Пусть служат богам, чтобы те отдохнули.
Один из богов да будет повергнут...
Из плоти его, на его крови
Да намешает Нинту глины!
Воистину божье и человечье соединятся,
Смешавшись в глине!
Чтоб вечно мы слышали стук сердца,
Да живет разум во плоти бога,
Да знает живущий знак своей жизни,
Не забывает, что имеет разум.

Египетская мифология
      Египтяне считали, что людей и их Ка (душу) вылепил из глины бараноголовый бог Хнум. Он главный создатель мира. Он вылепил весь мир на гончарном круге и таким же способом создал людей и животных.

Миф древних индийцев
      Прародителем мира был Брахма. Люди же появились из тела Пуруши — первозданного человека, которого боги принесли в жертву в начале мира. Они бросили его, как жертвенное животное, на солому, облили маслом, обложили дровами. Из этой жертвы, расчлененной на части, родились гимны и напевы, кони, быки, козы и овцы. Из уст его возникли жрецы, руки его стали воинами, из бедер его были созданы земледельцы, а из ног родилось низшее сословие. Из разума Пуруши возник месяц, из ока — солнце, огонь родился из его рта, а из дыхания — ветер. Воздух произошел из его пупа, из головы произошло небо, а из ушей создались стороны света, ноги же стали землею. Так из великой жертвы вечные боги сотворили мир.

Миф древних китайцев
      Вселенная первоначально представляла собой некоторое подобие содержимого куриного яйца. В это время внутри этого яйца родился Пань-Гу. Через 18 тысяч лет светлое начало (ян) образовало небо, а мутное и тяжелое (инь) — землю. 18 тысяч лет Пань-Гу вырастал на три метра в день, и так небо отделилось от земли. Когда Пань-Гу умер, из частей его тела произошел мир. Его дыхание стало ветром и облаками, голос — громом. Его левый глаз — солнцем, а правый — луной. Четыре конечности Пань-Гу образовали четыре стороны света, пять частей его тела — пять священных гор. Его кровь стала реками, а жилы и вены — дорогами на земле. Его плоть стала почвой на полях, волосы на голове и усы — созвездиями, волосы на теле — травой и деревьями. Его зубы и кости превратились в золото и камни, костный мозг — в жемчуг и нефрит, его пот стал дождем и росой. После смерти Пань-Гу паразиты, жившие на его теле, превратились в людей.

Греческая мифология
      Согласно греческой мифологии, людей вылепил из земли и воды Прометей, сын титана Иапета, двоюродный брат Зевса. Прометей создал людей смотрящими в небо, по подобию богов.
      По некоторым мифам, люди и животные были созданы греческими богами в глубине земли из смеси огня и земли, а Прометею и Эпиметею боги поручили распределить способности между ними. Эпиметей виноват в беззащитности людей, так как истратил все способности к жизни на земле на животных, поэтому Прометей должен был позаботиться о людях (дал им огонь и т. п.).

Миф народов Центральной Америки
      Первых людей боги слепили из мокрой глины. Но надежд великих богов они не оправдали. Все бы ничего: и живые, и говорить умеют, но разве могут глиняные болваны хотя бы голову повернуть? Уставятся в одну точку и таращат глаза. А то расползаться начнут, чуть дождиком их покропит. Но хуже всего — бездушные они вышли, безмозглые...
      Взялись боги за дело второй раз. «Попробуем сделать людей из дерева!» — уговорились они. Сказано — сделано. И землю заселили деревянные истуканы. Но сердца у них не было, и были они неразумны.
      И решили боги еще раз взяться за сотворение людей. «Чтобы создать людей из плоти и крови, нам нужен благородный материал, который наделит их и жизнью, и силой, и разумом», — решили боги. Они нашли этот благородный материал — белый и желтый маис (кукурузу). Они обмолотили початки, замесили тесто, из которого и слепили первых разумных людей.

Миф североамериканских индейцев
      Однажды было такое жаркое лето, что водоем, в котором жили черепахи, пересох. Тогда черепахи решили поискать другое место для жилья и отправились в путь.
      Самая толстая черепаха, чтобы облегчить себе дорогу, сняла панцирь. Так она и шла без панциря до тех пор, пока не превратилась в человека — предка рода Черепахи.

Миф североамериканского племени Акома повествует о том, что первые две женщины узнали во сне, что люди живут под землей. Они вырыли яму и освободили людей.

Миф народа инки
      В Тиауанако творец всего сущего сотворил тамошние племена. Он делал из глины по одному человеку каждого племени и рисовал платье, которое они должны были носить; тех, кто должен быть с длинными волосами, лепил с длинными волосами, а тех, кто должен быть стриженым, — с короткими; и каждому народу были даны свой язык, и свои песни, и злаки, и еда.
      Когда творец закончил эту работу, он вдохнул жизнь и душу в каждого мужчину и в каждую женщину и приказал, чтобы они ушли под землю. А вышло каждое племя там, где ему было приказано.

Миф индейцев Мексики
      Когда на Земле все было готово, Нохотсакьюм создал людей. Первыми были кальсия, то есть люди-обезьяны, затем коха-ко — люди-кабаны, затем капук — люди-ягуары и, наконец, чан-ка — люди-фазаны. Так он сотворил разные народы. Делал он их из глины — мужчин, женщин, детей, прилаживал им глаза, носы, руки, ноги и все остальное, затем клал фигурки в костер, на котором обычно пек тортильи (кукурузные лепешки). От огня глина твердела, и люди оживали.

Австралийские мифы
      Вначале Земля была покрыта морем, а на дне высохшего первобытного океана и на склонах скал, выступающих из волн, находились уже... комки беспомощных существ со склеенными пальцами и зубами, закрытыми ушами и глазами. Другие подобные человеческие «личинки» жили в воде и были похожи на бесформенные шары сырого мяса, в которых только угадывались зачатки частей тела человека. Птица-мухоловка каменным ножом отделила человеческие зародыши друг от друга, прорезала им глаза, уши, рот, нос, пальцы... Она научила добывать огонь трением, готовить пищу, дала им копье, копьеметалку, бумеранг, каждого снабдила его персональной чурин-гой (хранительницей души).
      Разные австралийские племена считают своими предками кенгуру, страуса эму, опоссума, дикую собаку, ящерицу, ворона, летучую мышь.

      Жили некогда два брата, два близнеца — Бунджиль и Палиан. Бунджиль мог превращаться в сокола, а Палиан — в ворона. Один брат деревянным мечом сделал на земле горы и реки, а другой — соленую воду и рыб, обитающих в море. Однажды взял Бунджиль два куска коры, положил на них глины и стал ножом мять ее, вылепив ноги, туловище, руки и голову, — так он создал мужчину. Сделал он и второго. Был он доволен своей работой и от радости исполнил танец. С тех пор существуют люди, с тех пор от радости исполняют танцы. Одному мужчине он прикрепил древесные волокна как волосы, и другому тоже — у первого волосы были курчавые, у второго — прямые. С тех пор у мужчин одних родов волосы курчавые, а у других — прямые.

Скандинавская мифология
      Сотворив мир, Один (верховное божество) и его братья задумали его населить. Однажды на берегу моря они нашли два дерева: ясень и ольху. Боги срубили их и сделали из ясеня мужчину, а из ольхи — женщину. Затем один из богов вдохнул в них жизнь, другой дал им разум, а третий — кровь и румяные щеки. Так появились первые люди, и звали их: мужчину — Аск, а женщину — Эмбла.

Индия и Китай в древности. § 3

Древнеиндийская цивилизация

      Одной из самых самобытных цивилизаций Востока была индийская. Ее вклад в общую культуру человечества поистине огромен. Уже в древности об Индии знали как о «стране мудрецов».

Хараппская цивилизация

      ...Одной из самых ярких страниц в истории древнеиндийской культуры была Хараппская цивилизация. Когда в 50-е гг. прошлого века английский генерал А. Каннингем, руководивший археологическими работами в Индии, при осмотре древнего городища в Хараппе (совр. Пакистан) обнаружил печать с «неизвестными знаками», он, безусловно, и не подозревал, какой важности открытие было им сделано. До планомерных раскопок, которые начались лишь в 20-е гг. в долине Инда (раскопки в Хараппе и Мохенджо-Даро, что на языке синдхи означает «холм мертвых»), науке практически была неизвестна цивилизация, ныне называемая Хараппской.
      В настоящее время эта цивилизация предстает перед нами как высокоразвитая, возникшая на местной основе. Ее поселения обнаружены теперь на огромной территории: более чем на 1100 км с севера на юг и более 1600 км с запада на восток. По подсчетам ученых, в наиболее крупных городах проживало до 100 тыс. человек. В ту эпоху города были центрами торговли, ремесла, в них находились и административные власти, но большинство населения — земледельцы и скотоводы — продолжало жить общинами в сельской местности. В течение многих десятилетий ведут ученые спор о хронологии Хараппской цивилизации. Сейчас наиболее принятой является следующая датировка: 2500 (2300)—1800 (1700) гг. до н. э. ...
      Одна из самых сложных загадок Хараппской цивилизации — язык и письменность. К настоящему времени найдено свыше 1 тыс. печатей с надписями, которые наносились также на керамику, металлические изделия. Ученые выделили более 400 различных знаков, но вопрос о том, каковы истоки этой письменности и на каком языке говорило население хараппской культуры, — предмет острейших дискуссий.
      ...Древнейший письменный памятник индоариев «Ригведу», по мнению большинства современных ученых, следует датировать XI—X вв. до н. э. Данные ведийских текстов позволяют в общих чертах проследить продвижение индоарийских племен на восток и освоение ими областей Гангской долины. Это был продолжительный процесс, занявший несколько столетий...

Индия в эпоху Маурьев

      Создание Маурийской империи явилось важнейшим историческим событием в жизни страны. Впервые столь значительная территория (фактически весь Индостан, за исключением крайнего юга) вошла в состав объединенного государства.
      У античных авторов имеются сведения о борьбе царя Чандрагупты из рода Маурьев с греко-македонскими гарнизонами и наместниками, которые были «посажены» в Индии Александром Македонским. У Плутарха сохранилось далее любопытное сообщение о встрече в Пенджабе юного Чандрагупты с Александром. Так или иначе, удачная война с остатками греческих войск усилила позиции Чандрагупты и позволила ему двинуться из Северо-Западной Индии, где он находился, к Паталипутре.
      Примерно в 314 г. до н. э. Чандрагупта стал полноправным правителем, основателем новой династии — Маурийской. Но политическая обстановка продолжала оставаться крайне напряженной. Особенно сложными были взаимоотношения с Селевкидами, которые создали свое государство как бы на развалинах империи Александра. Античные писатели рассказывают о военных столкновениях Чандрагупты с Селевком Никатором, тогдашним правителем этого государства, и о заключении между ними мира (в 303 или 302 г. до н. э.)...
      О важнейших политических событиях, системе управления империи Маурьев, политике царя Ашоки мы знаем благодаря его многочисленным надписям-эдиктам, найденным в различных частях Индии. Надписи позволяют довольно точно датировать начало его царствования — 268 (267) г. до н. э. Места находок эдиктов царя дают возможность очертить границы его империи: она включала не только области Западной, Центральной, Восточной и Южной Индии (кроме крайнего юга), но и территории Пакистана и некоторые районы Афганистана. Сопоставление индийских и «неиндийских» версий эдиктов царя Ашоки показывает, что основной текст указа составлялся в столице империи Паталипутре, откуда затем рассылался в различные провинции. Здесь местные писцы переписывали его на соответствующие диалекты и языки в зависимости от проживавшего там населения, внося в первоначальный текст особенности своего родного языка.
      Судя по эдиктам, Ашока особое внимание уделял буддизму. Согласно его собственному признанию, он посетил буддийскую общину, стал мирянином — последователем учения Будды, а совершая путешествие по империи, направился в Лумбини — место, где, согласно бытующей традиции, родился сам основатель буддизма.
      После смерти Ашоки империя была поделена на западную и восточную части. Наследники императора уже не могли сохранить былого могущества государства.

Кушанская и Гуптская империи

      После падения Маурийской империи на северо-западе Индостана образовалось несколько небольших индо-греческих государств, политическая история которых восстановлена пока лишь в самых общих контурах. Наиболее известным индо-греческим царем был Менандр, находки монет которого позволяют очертить границы его власти: Гандхара, Арахосия, некоторые районы Пенджаба.
      Индо-греческим царям пришлось столкнуться с племенами саков, которые в I в. до н. э. проникли в Индию из Средней Азии. Вначале успех сопутствовал индо-грекам, затем сакам — в Северо-Западной Индии были созданы индо-сакские государства. Позднее политическая карта этого региона стала еще более пестрой: возвышаются индо-парфянские династии, которые старались захватить территории индо-греческих и индо-сакских правителей. Индо-парфяне особенно усилились при царе Гондофаре, но вскоре и им пришлось уступить власть новой могущественной династии — Кушанской. Первоначально кушаны занимали области Бактрии в Средней Азии. Постепенно кушанские цари значительно расширили территорию своего государства.
      ...Самым известным кушанским правителем был Канишка, с именем которого связаны расцвет империи, подъем экономики и культуры, утверждение и распространение «северного буддизма» — махаяны. Наши сведения о правлении Канишки основываются на небольшой серии надписей и данных нумизматики. Кроме того, о нем сохранилось немало свидетельств в поздних буддийских сказаниях, в которых традиция рисовала царя как ревностного буддиста.
      ...Позднее почти все индийские владения Кушан стали частью Гуптской империи.
      Укрепление Гуптского государства приходится на период правления Чандрагупты I, который носил пышный титул «правитель великих царей». Начало правления Чандрагупты — «эры Гуптов» — датируется 320 г. н. э.
      Еще большего могущества империя достигла в правление Самундрагупты. Ему удалось захватить многие области долины Ганга и даже Декана. Области Юга, очевидно не вошедшие в состав империи, считались подвластными областями и выплачивали дань. В зависимом положении от Гуптов находились и некоторые районы Западной и Северо-Западной Индии. Тесные связи поддерживал Самундрагупта со Шри-Ланкой.
      При Самундрагупте империя стала одной из крупнейших на Древнем Востоке. Расширилось ее влияние, тесные связи были установлены со многими государствами. По данным эпиграфики, Самундрагупта правил до 380 г. Затем трон перешел к его сыну Чандрагупте II, царствовавшему вплоть до 413 или 415 г.
      Фигура Чандрагупты II — одна из самых популярных в индийской традиции, где он известен под именем Викрамадитьи (Солнце Могущества). Традиция связывает с периодом его правления творчество многих величайших писателей, поэтов и ученых. В современной индийской науке период Чандрагупты II нередко называется «золотым веком Гуптов».
      Его преемникам пришлось вести очень упорную борьбу с племенами гуннов-эфталитов, вторгшихся в Индию. Гуннам удалось продвинуться в глубь Индии, захватив Синд, районы Раджастхана и Западной Индии.
      Гупты еще в течение некоторого времени удерживали свою власть над Магадхой и другими территориями, но это были уже слабые потомки некогда могущественных гуптских царей. Так пала одна из крупнейших империй древности.

«Осевое время»

      ...Не претендуя на полное освещение сходства разнообразных религиозных и философских движений, сведем в таблицу тот вклад, который, по нашему мнению, внесло «осевое время» в духовную сокровищницу человечества.

Сравнительная характеристика «доосевого» и «осевого»
духовного багажа человечества

Некоторые характеристики «доосевого состояния»

Новые идеи, внесенные движениями «осевого времени»

Преобладание магических религий, уделяющих основное внимание ритуалу

Этические религии, уделяющие основное внимание нравственным вопросам

Человек понимается как часть природы

Человек — царь природы, он находится в особых отношениях с Богом

Человек живет в едином мире; мир богов и мир людей не разъединены

Мир людей (профанный) и мир богов (трансцендентный) разъединены. Преодоление границы затруднено. Поиски спасения

Принятие мира таким, каков он есть

Стремление к переустройству мира, необходимость социальной активности

Человек покорен року, судьбе

Человек ответствен перед собой за свои поступки. Правитель ответствен за всех перед Богом

      Существует христоцентрическая трактовка идеи Ясперса: «осевое время» находит завершение с возникновением христианства, это путь к единобожию, монотеизму. Но в то время возникает лишь одна монотеистическая религия (иудаизм)... Главным изменением являлось, как мне кажется, новое понимание роли человека в мире. Хотя вполне логично считать, что идея монотеизма заложена в этом постулате: если все люди едины, то и Бог един или же он не имеет значения (конфуцианство, буддизм).
      Последствия «осевого времени» были многообразны.
      1. Формирование «великих (больших) традиций». Так называют концептуальные основы буддизма, индуизма, конфуцианства, иудаизма и ряда иных течений в отличие от «малых традиций» — форм религиозности и мировоззрения, бытующих на массовом уровне.
      2. Дифференциация религии от философии (метафизики), науки, права. В Индии в тот период такой дифференциации еще не произошло, но это характерное исключение. Как уже говорилось, Индия «отвергла» «осевые» идеи.
      3. Появление интеллектуалов (интеллигенции), которые заместили магическо-жреческую элиту в роли носителей модели культурного и социального порядка. Начало интеллектуальной истории человечества.
      4. Изменение характера политики. Появляются социальные конфликты не только из-за противоречий интересов групп, но и из-за противоречия между действительностью и универсальными ценностями.
      5. Возникновение исторического сознания. Этим объясняется упоминавшееся выше осознание кризиса, упадка.
      6. Возникновение идеологии и пропаганды. Империи начинают строиться на той или иной идеологической основе, становятся идеократическими. Появляются воззвания и манифесты, призванные убедить население в благотворности или неизбежности тех или иных действий властей, в том числе завоеваний.
      Идеи «осевого времени» не были приняты сразу. Анаксагор был изгнан из Афин. Сократ казнен. Конфуцианцы подверглись гонениям и репрессиям при Цинь Шихуане. Буддизм не прижился в Индии. Но наследством «осевого времени» человечество живет до сего дня. Каждый Ренессанс есть возвращение к идеям «осевого времени» и знаменует духовный подъем.
      Иногда возражают Ясперсу, говоря, что его видение, объединение разнообразных явлений в одно событие, — это лишь наше, современное восприятие. Ясперс соглашается: да, это именно для нас такое большое значение имеют эти идеи.
      «Осевое время» понимается Ясперсом не только как определенный период, но и как рубеж, планка, которую народы берут в разное время. Или не берут. В последующие века эту планку преодолели германские и славянские народы на Западе, японцы, малайцы и таиландцы на Востоке. Остальные остались на предыдущей стадии и обречены на вымирание. Оставим это заключение на совести немецкого ученого.

Алаев Л. Б. История традиционного Востока
с древнейших времен до начала XX века. — М., 2004

Древняя Греция. От полиса к эллинистическому миру. § 5

Ви́дение мировой империи

      С самого начала царствования Александр быстро и энергично расправляется со своими противниками. Он ликвидирует претендентов на престол и подавляет мятеж на Балканах. Греция волнуется, и Демосфен высмеивает «мальчишку», правящего в Пелле. Но молниеносный поход Александра разрушает все надежды, которые пробудила смерть Филиппа. Демонстрируя непреклонную решимость, Александр разрушает сопротивляющиеся Фивы, оставив в неприкосновенности лишь храмы и дом Пиндара, но, подобно отцу, ведет себя благородно по отношению к Афинам. Затем, мобилизовав македонскую армию и контингенты Эллинской лиги, он менее чем через два года после вступления на престол отправляется в Азию.
      Походу в Азию (этому первому шагу правителя, от которого будет зависеть дальнейшее развитие событий) историческая наука уделяет недостаточно внимания. Потом события развиваются с последовательной логичностью: первые легкие успехи, падение Персидской державы — к тому времени, правда, достаточно подгнившей (о чем в течение полувека твердили авторы памфлетов), необходимость удержать завоеванное, искушения далекого Востока... Все это, в свою очередь, было началом сверхзавоевания, не знавшего границ.
      Историки неоднократно пытались объяснить причины вторжения войска Александра в Азию. Одни полагают, что он был увлечен идеей освобождения Анатолийской Греции от варваров и мести за беды, причиненные Греции во время греко-персидских войн, другие считают, что его заботило распространение на Восток эллинской цивилизации, третьи, мыслящие более реалистично, видят в его делах продолжение дела отца, а именно поддержку десятитысячной армии Пармениона, которую Филипп послал в Азию и которая находилась на грани уничтожения; к этому же добавляют необходимость укрепления непрочного союза Македонского царства и Коринфской лиги.
      Ко всему этому хотелось бы добавить еще мысль о коалиции Европы против Азии, навеянную «Илиадой»... Первое, что он сделал, вступив на землю Азии, — вонзил в нее копье, дабы стала она «землей, обретенной на острие копья». Таким образом, Александр сделал первый шаг навстречу своей мечте — шаг к созданию мировой империи. И Восток пал пред ним ниц, ибо он нес в себе неодолимый «божественный порыв»...

К единению мира

      Империя держалась на одном человеке, правда, человек этот был нечеловеческой работоспособности. Ему помогали несколько приближенных: канцлер Эвмен и хилиарх (тысяцкий) Гефестион. Традиционная авторитарность македонской монархии усилилась при соприкосновении с Востоком — Александр пожелал видеть себя еще и преемником Ахеменидов.
      Основной опорой империи была армия. За время походов в ней произошли глубокие изменения: все более таяло изначальное македонское и греческое ядро, шла вынужденная вербовка жителей Востока. Военные расходы, траты на содержание чиновников, строительство, роскошь двора — все это требовало очень больших денежных ресурсов.
      Почти не взимая налогов с Македонии и совсем не взимая их с Греции, в Азии Александр сохраняет разнородную фискальную структуру. Практически каждая сатрапия имела специфическую систему налогообложения (налог с недвижимости или подушный), отработочную повинность, таможни. И особенно широко Александр пользуется сокровищами, накопленными во дворцах Ахеменидов.
      Та же гибкость наблюдается и в местном управлении. Везде, кроме крайних восточных областей, где большие территории находились под военным управлением, административной единицей остается сатрапия. Сначала сатрапами были, за исключением Малой Азии и Сирии, местные властители, но Александр быстро заменяет их македонцами и греками. Сатрапы представляют собой лишь гражданскую власть, военная доверена стратегам, которые зависят только от царя. На должностях среднего звена он оставляет представителей коренного населения, так как только они разбираются в тонкостях местных языков и традиций. Таким образом, Александр мудро сохраняет за каждым регионом привычную систему управления, не пытаясь сгладить разнообразие частей многоликой империи.
      Практика сотрудничества определялась новой политикой. Александр не был поборником панэллинизма. Он стремился не к подчинению и уничтожению завоеванных народов, а, наоборот, к слиянию их с греками в единое гармоничное целое, в которое каждый внес бы свою лепту.
      И лучший способ достичь этой цели царь видит в смешанных браках. Он подает пример — женится на Роксане, дочери одного из владык Согдианы, а затем на трех персидских принцессах. По возвращении из Индии большинство его военачальников и десять тысяч солдат в один день торжественно сочетаются браком с местными девушками («свадьба в Сузах»). Александр приказывает воспитывать тридцать тысяч иранских детей на греческий манер.
      Однако ему видна была и опасность, таившаяся в подобной политике. Увенчанный коронами «великих царей», ученик Аристотеля остался верен эллинству. Наиболее надежный способ обеспечить эллинизацию Востока — это основание новых городов. Большинство из них он назвал своим именем. Александрии (а их было самое меньшее 34) имели военные, административные и экономические функции. Формально снабженные некоторыми учреждениями, свойственными греческим полисам, они подчинялись власти правителя. Много столетий они оказывали значительное влияние на соседние с ними области, хотя не у всех у них была слава Александрии Египетской, призванной стать одним из самых прекрасных городов мира. Градостроительство и эллинизация шли рука об руку, но Александру были известны и другие способы распространения великолепной греческой культуры: внедрение греческого языка.
      Для воспевания своих подвигов он приглашает таких известных художников, как Лисипп и Апеллес, организует музыкальные и спортивные состязания, как у себя на родине.
      Почитая олимпийских богов, Александр вместе с тем проявляет достаточную терпимость и лояльность к другим верованиям. Например, он привозит из Индии старого брахмана Калана и разрешает ему ритуальное самосожжение на костре, тратит большие средства на восстановление храма Мардука в Вавилоне и храма Амона в Карнаке.
      Исследователи заслуженно отдают должное страстному интересу Александра к духовной жизни, но надо добавить, что он еще и весьма трезво мыслил, понимая, что лишь обмен (в широком смысле) может обеспечить действительное объединение империи. Так, он способствовал обмену животными и растениями между отдаленными областями, который был своего рода предвосхищением селекции во времена эллинизма. Для переселения людей (еще более важного обмена) он строит и перестраивает дороги, каналы, порты, доки, корабли. Следуя гениальной интуиции, Александр вводит в империи единую монету — македонские монеты, чеканенные по аттическому весовому стандарту, заменившие в Азии более тяжелые дарики...

Новые религиозные общины

      Приверженцы новых богов собирались в культовые общины. Для полисных божеств рамками культа являлся, по существу, полис, тогда как здесь мы имеем дело с частными объединениями, настоящими братствами, в которых верующие тесно общались, поскольку они сами выбрали почитание одного и того же бога.
      Здесь сталкивались греки и варвары, полноправные граждане и иноземцы. Хотя рабы иногда объединялись отдельно, большинство братств принимало и свободных людей, и рабов. В них мужчины и женщины были равны, а дети даже допускались в хор в качестве певчих. Эти братства представляли собой первые ячейки социальной унификации. Классическому миру, в котором противопоставление грека варвару или гражданина рабу было абсолютным, где женщиной пренебрегали, пришел на смену новый мир, в котором противоречия стирались и все люди чувствовали себя братьями, потому что любили одного и того же бога и одинаково ждали от него спасения.
      Существовали различные виды братств... Но разница между различными религиозными обществами в данном случае неважна. Суть их одна и та же: участники являлись братьями, собиравшимися для молитв, литургий или пиршеств. Смерть не разделяла их, поскольку у каждого общества часто было свое кладбище. Люди были объединены, поскольку избрали одного бога. Союз сердец скреплялся участием в одних и тех же церемониях, посвящениях, часто в форме окропления водой или кровью, в одних и тех же постах, ритуалах, которые, как, например, «катабасис» («сошествие в землю»), символизировали надежду на загробную жизнь. Главное же в том, что члены сообществ одинаково рассчитывали на спасение. Как прекрасно сказал Р. П. Фестюжье, достаточно заменить имя бога в знаменитой фразе из «Послания к галатам» (3:28), и у нас будет определение для всех религиозных обществ: «Нет ни иудея, ни эллина, ни раба, ни свободного, ни мужчины, ни женщины, но все едины во Христе».
      Таким образом, тревожный дух эпохи лучшие развеивали занятиями философией, а простые души тешили себя надеждами, которые открывали им учения о спасении. Сложился тот самый тип религии, горячей и живой, который будет заимствован Римом, и вклад Востока (наряду, конечно, с греческими элементами) не должен быть в данном случае преуменьшен.
      В этом же мире зарождалась и другая восточная мистическая религия — религия спасения, постепенно завоевавшая мир, — христианство. Психологически оно было подготовлено именно эллинистической религией, несмотря на то что его иудейские корни очевидны. Троица, возможность соединения божественной и человеческой природы, Богоматерь, культ святых — все эти догматы имеют прямые аналогии в религиозных представлениях, бытовавших в эллинистических царствах Востока, в то время как они глубоко чужды иудаизму. Весьма важно также и то, что христианство проповедует не страх перед Богом, а любовь к Богу, подобно мистическим религиям Египта и Азии.
      В контакте Греции и Азии, который был следствием завоеваний Александра Великого, трудно измерить то, что дал Восток эллинистической цивилизации. Может быть, следует выразиться так: ничего для литературы и науки, немногим больше для искусства и философии, почти все — для религии.
      Обобщая, можно сказать: все, что было смолото на мельнице языка, испытало незначительное восточное влияние, тогда как душевные порывы часто находили отклик в соблазнительных и таинственных верованиях и ритуалах Востока. Если египетский грек заболевал, то сначала он обращался к греческому врачу, который использовал почти чисто греческую методику диагностики, лечения, фармакопею. Но если он терял надежду обрести таким образом здоровье, то он охотно поднимался в горы, к фиванским гробницам, чтобы испросить выздоровление у Аменхотепа, сына Хапу, «благого бога», как его называют граффити, почти все составленные по-гречески.

Левек П. Эллинистический мир. — М., 1989

Западноевропейское Средневековье. Развитие феодальной системы. § 8

***

      Усиление притязаний пап на обладание неограниченной властью и стремление возвысить папский престол над восточными патриархами не могли не вызвать резко отрицательного отношения со стороны византийских императоров и восточного духовенства, поскольку речь прежде всего шла о политическом противостоянии Рима и Константинополя. Рим угрожал распространить свое влияние на народы Восточной и Южной Европы. Конфронтация между западной и восточной церквами усугублялась догматическими, теологическими, обрядовыми и организационно-дисциплинарными разногласиями.
      Камнем преткновения стал догмат об исхождении Духа Святого. Никейский «Символ веры» утверждал, что Дух Святой исходит только от Бога Отца, первого лица Троицы. Римская церковь стала настаивать на его исхождении от Отца и Сына (filioque). Это добавление было сделано в 589 г. на третьем Толедском соборе, а затем закреплено при Карле Великом Аахенским синодом в 809 г. Восточная церковь осудила это добавление как ересь. В вину латинянам она также вменяла учение о «благодати», запас которой якобы создавался деяниями святых, что давало возможность западной церкви за счет его отпускать грехи через продажу специальных грамот — индульгенций.
      Несколько утихшие после коронации Карла Великого страсти с новой силой разгорелись в 858 г. Поводом для этого послужило смещение константинопольского патриарха Игнатия и избрание Фотия, одного из образованнейших людей своего времени, решившего восстановить несколько пошатнувшееся могущество византийской церкви. Папа Николай I отказался признать законность этого акта, опротестовал решение собора, поддержавшего Фотия, и объявил о лишении константинопольского патриарха всех степеней священства. Константинополь ответил папе анафемой. Папа поступил аналогичным образом. С этого времени разногласия между западной и восточной церквами однозначно вели к их разделению — схизме.
      Кульминацией этой борьбы были драматические события 1054 г. в Константинополе: римский кардинал Гумберт возложил 16 июня этого года в Святой Софии грамоту с отлучением патриарха Михаила Кирулария от церкви, тот в свою очередь отлучил папского легата и объявил сторонников западной церкви еретиками. Он подробно перечислил все основные пункты расхождения с латинянами. Для восточной церкви были неприемлемы как обрядовые, так и догматические правила латинян: применение опресноков вместо квасного хлеба при причащении; соблюдение субботнего поста, целибат (безбрачие духовенства); обычай священников брить бороду; крещение посредством одного только обрызгивания, без погружения в купель; пренебрежение культом икон, место которых заняло скульптурное распятие.
      В богословской сфере основным расхождением с латинянами было признание последними исхождения Святого Духа не только от Бога Отца, но и от Сына. Споры о природе Троицы, давно уже волновавшие восточную церковь, были по существу попыткой разрешить кардинальные философско-богословские вопросы о соотношении единства и множества, земного и небесного, человека и Бога. Греческие богословы в отличие от западных теологов подчеркивали самостоятельность лиц Троицы при единстве ее природы. В соотношении лиц Троицы они видели монархический принцип. Добавление западными богословами filioque означало замену монархического принципа иерархическим. Троица в их понимании превращалась в иерархизированное единство в отличие от монархически воплощенной триады восточного православия.
      Средневековому мышлению Запада подобная иерархия лиц была ближе и понятнее, чем монархическая система, которая, в свою очередь, более адекватно отвечала самодержавной общественной структуре Византии. Западной религиозности был особо присущ культ Бога Сына Иисуса Христа, распятие — изображение Христа на кресте — стало главной святыней в храмах латинского Запада. На Востоке широкое распространение получило почитание Святого Духа и праздника Пятидесятницы (Духова дня).
      Существенным различием восточной и западной церквей было отношение к проблеме свободы воли. Отсутствие корпоративного начала в византийском обществе и большее распространение индивидуализма приводило к замене августиновской концепции предопределения, ведущего человека к спасению или гибели, теорией синергизма — соединения свободной человеческой деятельности с Божественным милосердием. На теологии Августина зиждился основной принцип деятельности западной церкви: человек сам по себе бессилен перед грехом, и только церковь как корпорация может через церковные таинства обеспечить его спасение. Отсюда вытекала оценка церковью грехов и добрых дел человека, возможность индульгенций, учение о посмертной судьбе, суде над грешниками, чистилище и т. п.
      Западная церковь в силу своей корпоративности значительно резче отделялась от мирян, чем византийская. Социальная обособленность латинского духовенства воплощалась в организации клира, прежде всего во введении целибата — безбрачия духовенства, отрицаемого на Востоке, и в установлении причащения клириков хлебом (телом Христовым) и вином из чаши (кровью Христовой), тогда как мирян — одним хлебом. В Византии же целибат распространялся только на монахов и епископов, а миряне, подобно священникам, причащались и хлебом и вином («под обоими видами»).
      Многовековые распри между Востоком и Западом завершились в 1054 г. разделением церквей, каждая из которых считала себя единственно вселенской, ортодоксальной, а другую — еретической. Западная церковь стала называться римско-католической, а восточная — греко-православной. Схизма была итогом не только церковных разногласий, но и отражением существенных различий в историческом развитии западных областей Европы и Византии.

История Европы. — М., 1992. — Т. 2

***

      ...Медиевисты имеют дело с обществом, экономика которого обладала существенными особенностями. Основой хозяйственной жизни служило простое воспроизводство, нацеленное на обеспечение элементарных потребностей населения. Но если вдуматься, что представляли собою эти потребности, то мы увидим: в состав продукции домохозяйства включался наряду с необходимыми для него жизненными средствами также некоторый «избыток», предназначенный для удовлетворения таких социальных потребностей, как оказание гостеприимства, регулярное участие в пиршествах и обмен дарами. Ибо это аграрное общество могло нормально функционировать, лишь прибегая к указанным формам социального общения. Иными словами, те формы социального общения, которые с современной точки зрения могут расцениваться как факультативные, избыточные и необязательные для функционирования хозяйства, на интересующей нас ступени общественного и культурного развития представляли собой обязательные и жизненно важные его условия. Этим-то и объясняется, по-видимому, повышенное внимание имеющихся в нашем распоряжении текстов к дару и пиру. Эти институты суть важнейшие узлы межличностных связей. Обмен дарами, происходивший, как правило, на пирах, был одновременно и наиболее принятым способом перераспределения продуктов, и, главное, средством установления и упрочения мира, дружбы и взаимной поддержки.
      Для того чтобы несколько яснее представить себе природу этого общества и поведение его членов, следует хотя бы вкратце остановиться на еще одном явлении. От эпохи викингов (VIII—IX вв.) сохранилось огромное количество кладов, разбросанных как в самой Скандинавии, так и в соседних странах. Ныне, как кажется, историки уже не придерживаются точки зрения, согласно которой обладатели сокровищ прятали их в беспокойное время для того, чтобы впоследствии воспользоваться ими. Ведь многие из этих кладов были спрятаны таким способом, который заведомо исключал их «востребование». Если часть сокровищ закапывали в курганах или в потаенных местах, то другие топили в болотах или на дне рек и морей. «Сага об Эгиле Скаллагримссоне» повествует о том, как этот скальд, предчувствуя приближающуюся кончину, схоронил в потаенном месте сундуки с серебром, в свое время полученным от английского короля, и умертвил единственных свидетелей — рабов, которые помогли ему спрятать его сокровища. Отношение к драгоценным металлам и изделиям из них — кольцам, гривнам, застежкам для плащей и т. п. — можно объяснить только уверенностью этих людей в том, что принадлежавшие им материальные ценности воплощали некоторые присущие им качества, что обладание сокровищами служило гарантией «успеха», «удачи», «везения» того, кому они принадлежали. Между индивидом и богатством, которым он обладал, существовала, по их убеждению, теснейшая связь, и эта связь сохранялась и после смерти человека.
      В сагах и легендах упоминаются погребенные в курганах покойники, восседавшие на собственных сокровищах, оберегая их от возможных посягательств. Отношение к богатству, представления о судьбе, о смерти и потустороннем мире неразрывно переплетены в этом сознании. Все вещи, от оружия до сокровищ, выполняют определенные символические функции.
      Обо всех этих явлениях мне неоднократно приходилось писать... я возвращаюсь к ним, собственно, для того, чтобы читатель по возможности отчетливо представил себе своеобразие цивилизации, которая, несомненно, не ограничивалась пределами древнескандинавского культурного круга. Но в других регионах Европы она в силу ряда причин выступает отдельными бессвязными фрагментами, в то время как на Севере нам легче опознать ее общие очертания.
      Средневековая европейская цивилизация отнюдь не исчерпывается своей феодальной ипостасью. Не подвергая ни малейшему сомнению существенность отношений, которые выражались в ленном строе, вассалитете, равно как и в разных формах крестьянской зависимости от «благородных», вместе с тем едва ли правомерно игнорировать те формы человеческого общежития, которые выходили за рамки феодальных структур.
      Важно обратить внимание на социальную многоукладность средневекового мира. В этом последнем наряду с феодальными военно-политическими и правовыми структурами были широко распространены рабство и вместе с тем наемный труд. Особую роль в функционировании и трансформации общества играл, разумеется, город, природа которого по своему существу весьма далека от феодализма. Но город средневековой эпохи — это особая важная тема, на которой следовало бы остановиться отдельно.

Гуревич А. Я. О средневековой крестьянской
цивилизации // Ключевые проблемы изучения и преподавания
истории Средних веков. — М., 2006

Исламский мир в Средние века. § 11

Содержание Корана

      Коран состоит из 114 разных по характеру и объему глав (сур). Если исключить первую из них, небольшую молитву, часто повторяемую правоверными и играющую в исламе роль христианской молитвы «Отче наш», то все остальные 113 сур расположены в нем в порядке убывающего объема, так что последние из них, наименьшие, состоят всего из нескольких строк, тогда как первые представляют собой целые трактаты, разделенные на сотни небольших абзацев — аятов.
      По характеру эти трактаты очень разнообразны. Наряду с переложением библейских историй здесь можно найти рассуждения о порядке развода, наряду с описанием исторических событий периода противостояния Мекки и Медины — рассуждения о мироздании, о взаимоотношениях человека с миром сверхъестественных сил. Много места уделяет Коран основам мусульманского права, встречаются в нем и лирико-поэтические тексты, и мифологические сюжеты. Словом, Коран, как, правда, и Библия, — это своего рода Божественная энциклопедия, «книга книг», свод знаний, заповедей и инструкций чуть ли не на все случаи жизни.
      По некоторым подсчетам, около четверти текста Корана посвящено описаниям жизни и деятельности различных пророков. Почти все они библейские: Ной (Нух), Авраам (Ибрагим), Исаак (Исхак), Исмаил, Иаков (Якуб), Иосиф (Юсуф), Аарон (Гарун), Иов (Айюб), Давид (Дауд), Соломон (Сулейман), Илья (Ильяс), Иисус (Иса; Иса бен-Марьям, т. е. сын Марии, одной из немногих женщин, о которых с уважением говорится в Коране), Иона (Юнус), Моисей (Муса). Кроме них, в ранге пророка в Коране почему-то оказались и первочеловек Адам, и даже знаменитый Александр Македонский (Искандер). Замыкающим в этом списке стоит Мухаммед — последний и величайший из пророков. После него пророков более не было и не будет вплоть до конца света и Страшного суда, до второго пришествия Иисуса. Описания деяний пророков почти целиком взяты из Библии, лишь с небольшими изменениями. Так, Иисус не считается ни божеством, ни Сыном Божиим — в этом ислам гораздо более последовательно монотеистичен, нежели христианство. Однако, несмотря на это, в текстах Корана излагается версия о том, что Аллах вдохнул в чрево Марии свой «дух», после чего и родился Иисус. Аврааму и его «главному» сыну Исмаилу (а не Исааку, хотя этот последний тоже в чести) приписано основание священной Каабы.
      В теологическо-философской части Коран буквально насыщен заимствованиями из Библии, что и понятно: не будучи крупным оригинальным мыслителем, Мухаммед с готовностью брал уже известное ему и с легкостью включал (от имени Аллаха) почти без изменений в свои проповеди. Однако это обстоятельство ничуть не повредило авторитету божественного Корана, а, напротив, отчасти даже способствовало ему: многие из завоеванных мусульманами христианских народов тем легче принимали ислам, что видели в этом вероучении знакомые им те же самые имена, сюжеты, легенды, заповеди и т. п.
      Заметна некоторая разница не только в стиле, о чем уже упоминалось, но и в содержании ранних, мекканских, и более поздних, мединских, сур Корана. Разница эта сводится в основном к тому, что по мере своего развития, получения дополнительной информации и успеха Мухаммед все меньше делал акцент на туманных рассуждениях о Страшном суде и т. п. и все больше внимания обращал на четкую формулировку основных категорий, правил поведения, этическую норму и на строгую оценку исторических событий, на необходимые предписания и инструкции.

Васильев Л. С. История религий Востока. — М., 2004

Возрождение как культурно-историческая эпоха. § 14

      Возрождение как особый тип культуры могло появиться благодаря тому, что в обществе сложились условия для формирования нового мировоззрения, новой концепции человека. Бурный рост городов в Италии, укрепление бюргерства, зарождение новых социально-экономических отношений, некоторое ослабление духовного давления церкви, антицерковность городской культуры, первые ростки индивидуализма — все это стало питательной средой для него.
      Вместе с тем Возрождение выросло на почве усвоения и переосмысления всего предшествующего опыта европейской культуры, не только античной, но и средневековой, хотя идеологи Ренессанса и не признавали этого. Противопоставление своей эпохи, своеобразие которой деятели ренессансной культуры не только понимали, но постоянно подчеркивали, христианскому Средневековью было одним из основных мировоззренческих принципов Возрождения и методов самоутверждения нового мировоззрения, искусства и образа жизни. Гуманисты стали родоначальниками концепции мрачного, фанатически религиозного варварского Средневековья, на фоне которого тем ярче сиял светлый гений Возрождения. Оставим в стороне этические оценки этого явления. Констатируем лишь, что реальное соотношение Средневековья и Возрождения не было таким, каким хотели представить его гуманисты.
      В числе главных отличительных черт Возрождения (откуда оно получило и свое название) — стремление к возрождению античной культуры, которая стала объектом страстной ностальгии и зачаровывающим идеалом. Конечно, ренессансное понимание Античности тоже не могло быть точной реставрацией классической культуры. Однако если в Средние века, даже в периоды наиболее оживленного обращения к ней, предполагалось преимущественно пассивное, в некотором смысле даже «иллюстративное» ее использование, то в эпоху Возрождения классическая культура впервые становится активно действующим фактором преобразования жизни и мышления.
      XIV — середина XV в. — время углубления основных принципов гуманистической культуры и распространения ее вширь, собираются и критически изучаются древние рукописи, большой шаг вперед делает философия, серьезно и по-новому осваивается античное наследие. Укрепляются позиции светского рационалистического знания. В первые десятилетия XV в. гуманизм превращается в широкое культурное движение, ведущим центром которого становится Флоренция. Гуманистические принципы проникают в образование, в школы и университеты, где в это время расширяется преподавание не только гуманитарных, но и естественных наук.
      В Италии возникает своеобразная гуманистическая культурная среда, в которой главным мерилом человека становится не его происхождение, не богатство, не святость, не религиозная добродетель, а доблесть, «которая дает человеку крылья» и которая должна была реализовываться в устремленности человека к познанию, творческой деятельности, истинном благородстве, постоянных личных усилиях человека в самосовершенствовании.
      Идеал Возрождения — гармонически развитая личность, обладающая огромными творческими потенциями и способная их реализовать. Однако индивидуализм Возрождения, кроме многих положительных сторон, иногда оборачивался жестокостью, пренебрежением этическими нормами, абсолютизацией свободы личности.
      На основе мировоззренческой общности и единства культурных устремлений складываются новые формы общения, в фундамент которых заложены представления о досуге древних, посвященном научным занятиям и философским беседам. Несмотря на сложность отношений внутри этой среды, она не была профессионально и социально замкнута. В нее могли входить и отпрыски самых знатных семей Италии, и простые горожане.
      Выдвижение идеала нового человека и нового образа жизни сами по себе были чрезвычайно важными факторами культурной и общественной жизни. Гуманизм в лице своих лучших представителей нес и призыв к активизации гражданственности, к деятельной жизни, направленной не исключительно на самосовершенствование, но и на пользу сограждан. Гражданственность стала одной из главных черт гуманизма, особенно флорентийского. В ренессансной культуре на смену устремленности к Богу, сосредоточенности на отношении мира земного к миру небесному приходит открытие человека, упоение его творческими возможностями, ощущение могучего зова земного бытия. Мировоззрение Ренессанса не перестает быть религиозным, но оно принципиально светское.
      Одной из основных идей эпохи стало возрождение комплекса гуманитарных знаний Античности. Развитие естественно-научных интересов в конце Возрождения, приведшее к рождению подлинной науки, не вытекало из основных гносеологических установок Возрождения, гуманисты порой без благосклонности относились к ним. Однако обращенность ренессансной культуры к миру побуждала к познанию не только человека, но и природы.
      Выступая против догматического мышления, гуманисты полагали, что возможно существование не одной, а различных концепций природы. Это разрушало средневековую концепцию единого знания, единой интерпретации мира, а в итоге — и единого его творца, т. е. основных постулатов средневекового христианства. Борьба против феодальной церковности — важная черта культуры Возрождения.
      Мыслители гуманизма считали, что человек может подчинить себе природу. Однако пути воздействия на нее они искали не только в науке, но и в магии, астрологии, алхимии, время наиболее широкого распространения которых не классическое Средневековье, а эпоха Возрождения. Философская мысль Возрождения, однако, больше интересовалась вопросами этики, чем онтологии и гносеологии.
      Вторая половина XV в. в Западной Европе отмечена возрождением интереса к эллинистической культуре, а в философии — к Платону и неоплатоникам. Большую роль в развитии этого интереса сыграли контакты западноевропейцев с византийскими гуманистами. Центром византийского культурного влияния была Италия, но в той или иной мере его испытали и другие страны Европы.
      Возрождение приносит с собой и новое видение мира, новый стиль мышления, новую психологию. Изменяются представления и ощущения времени и пространства, усиливается методическое осмысление реалий, развивается способность к абстрагированию, математизации, и в то же время растет интерес к чувственно-конкретному познанию мира, к практической и изобретательской деятельности. Происходит секуляризация и в определенной степени рационализация сознания.
      Возрождение произвело подлинную революцию в искусстве. Искусство приобретает подчеркнуто светский характер, в нем резко усиливаются реалистические тенденции, воплощается новый идеал красоты, понимание прекрасного, отрицающее средневековую эстетику.

Возникновение мирового рынка. § 15

      Важно, чтобы ученики отчетливо себе представляли, насколько несовершенными и медлительными, разумеется, по сравнению с нашим временем, были средства транспорта в начале Нового времени и с какими трудностями, в особенности затратами времени, были сопряжены тогда дальние путешествия.
      В научной литературе приводятся следующие данные о средней скорости средств транспорта, которые использовались для доставки важных государственных сообщений — гребных галер, парусных судов, а также конных и пеших гонцов. Морем, на укрепленной галере (по особо важным государственным делам), удавалось пройти в среднем 200 км в день. Парусник при хорошем ветре покрывал иногда большее расстояние, но это было делом случая, потому что в штиль или непогоду его могло попросту снести в противоположную сторону. По суше конная почта могла преодолевать до 130—135 км в день, а пеший гонец на долгой дистанции, до десяти дней, — 25—30 км в день, в исключительных случаях — 40 км, разумеется, на более короткой дистанции он мог развить несколько большую скорость.
      Может показаться парадоксом, что главным препятствием в то давнее время служило не пространство, которое нужно было преодолеть путнику, но человеческий фактор. В этом заключается, может быть, главное, принципиальное отличие того времени от нашего, когда больше времени требуется, чтобы добраться из многолюдного города, где он живет, в аэропорт, допустим из Москвы в Шереметьево, чем самолетом из одного аэропорта в другой, отстоящий на многие сотни километров, например из Шереметьева в Пулково близ Санкт-Петербурга.
      В начале Нового времени все было наоборот. Человек сближал, расстояние отдаляло: пройденные пространства было тем труднее преодолеть, чем меньше они были населены. Историки отмечают такую закономерность: в местности, где плотность населения составляет не менее сорока человек на квадратный километр, дороги надежны и относительно безопасны; при плотности пятнадцать человек на квадратный километр время в пути возрастает в два раза, а риски в путешествии — в 3—4 раза. Все современники отмечали удобные дороги и относительный комфорт гостиниц и постоялых дворов в густонаселенных Франции, Голландии, Англии и увеличение трудностей всякого рода в малолюдных окраинах Европы.
      С этой точки зрения представляет интерес путешествие имперского посла к персидскому шаху Энтони Ширли, который потратил шесть месяцев на путь от Исфахана до Москвы через Каспийское море. Он прибыл туда в конце ноября 1599 г. После шестимесячной, почти неизбежной зимовки в Москве он через Ярославль, Рыбинск, Холмогоры и Архангельск покинул Россию северным путем; это было самым коротким и безопасным маршрутом в Смутные времена Бориса Годунова. Из Архангельска Ширли прибыл в Эмден на фламандском судне, а затем продолжил свой путь в Прагу. Он прибыл к воротам Градчан 11 октября 1600 г., т. е. через полтора года после отбытия из Исфахана. Между тем Ширли выполнял срочное дипломатическое поручение и располагал немалыми средствами. Поэтому его пример так показателен: он свидетельствует об оптимальных сроках передвижения через окраинные районы Европы, где плотность населения не превышала в среднем 5 человек на кв. км.
      Чтобы понять истинные масштабы Европы и мира в начале Нового времени, недостаточно взглянуть на географическую карту. Необходимо представить, что путь от Атлантики до Сибири занял бы больше года, а от Мессины в Сицилии до мыса Нордкап в Норвегии — от 6 до 9 месяцев.
      Еще большие затраты времени требовались, чтобы добраться из Европы в другие части света. От Испании до порта Веракрус в Мексике всего лишь 4860 миль морем, т. е. около 10 тыс. км. Чтобы преодолеть это расстояние, требовалось в среднем 91—92 дня. Рекордное для XVI в. время в пути составило 70 дней (июль — октябрь 1570 г.), самый длительный переход (с февраля по август 1633 г.) занял 179 дней.
      Опираясь на сохранившиеся в архивах сведения о движении судов между Испанией и Мексикой, историки так рисуют превратности этого пути. Сначала корабль, отплывающий из Севильи в Америку, 2—3 месяца ждет благоприятной погоды или устраняет обнаруженные неисправности. Если он все же благополучно отправился в плавание, то у него два шанса из трех совершить короткое путешествие, т. е. уложиться в 3 месяца пути, и один шанс из трех провести в открытом море от 4 до 6 месяцев. При этом остается один шанс из десяти, что корабль никогда не достигнет берегов Мексики, став добычей пиратов или затонув во время бури. Путь обратно тоже займет в среднем 92 дня (установленные минимум и максимум составляют соответственно 43 и 175 дней).
      Путешествие по самой Америке занимает еще больше времени. Отправляясь из Мадрида в Лиму или Потоси, мировой центр производства серебра, вы тратите на дорогу в лучшем случае 15 месяцев. Если вы задержитесь в Панаме, поджидая попутное судно, то подвергнетесь риску заболеть смертельной лихорадкой. Даже в самом благоприятном случае у вас имеется семь шансов из восьми прибыть на место назначения живым. Но если вы застрянете в Панаме на 9 месяцев, то три против четырех, что родные больше вас не увидят.
      Путешествие морем в Китай вокруг Африки занимало и того больше времени. В XVIII в. средняя продолжительность французских экспедиций в эту страну, включая стоянку в Кантоне и заходы в индийские порты, составляла от 558 до 653 дней.

См.: Шоню П. Цивилизации классической
Европы. — Екатеринбург, 2005

Общество и экономика «старого порядка». § 16

      Сословная структура европейского общества, сложившаяся еще в Средние века и с тех пор непрерывно эволюционировавшая, была вообще сложна и запутанна. Пожалуй, лишь во Франции начала Нового времени она приобрела относительно ясные, даже можно сказать классические, очертания.
      В «Трактате о сословиях и простых достоинствах», опубликованном в 1610 г., перечисляются: 1) «церковное сословие, клир, ибо в правах посланники Божии должны сохранять первый ранг почета»; 2) «дворянство, либо старинное с незапамятных времен благородство, происходящее от древних родов, либо дворянство звания, проистекающего от службы или от сеньории, которые сообщают те же самые привилегии»; 3) «третье сословие, которое составляет остальной народ».
      Но каждое из этих основных сословий имеет свою собственную иерархию. Во главе первого сословия стояли три высших ранга — кардиналы, примасы, архиепископы и епископы; прочие духовные лица принадлежали к четырем низшим рангам.
      Дворянство подразделялось сверху вниз на принцев крови, принцев — родственников короля, состоявших в более отдаленном родстве с королем, «высокое рыцарское дворянство», различающееся между собой достоинством своих феодов в нисходящем порядке: герцог, маркиз, граф, барон, шателен (кастелян, т. е. владелец замка), наконец, «простое дворянство рядовых благородных, профессиональных военных». Второе сословие включало также чиновников судебного и финансового ведомств, принадлежавших к дворянству по должности и званию.
      К высшему слою третьего сословия принадлежали люди образованные, имеющие дипломы факультетов теологии, юриспруденции, медицины, искусств, — адвокаты, финансисты, «практикующие врачи и дельцы» (секретари суда, нотариусы, прокуроры, судейские длинной мантии, судебные приставы короткой мантии), т. е. чиновники, должности которых не давали права на принадлежность к дворянству. Следующими за ними по степени важности считались купцы, «как по причине полезности, даже общественной необходимости, так и из-за обыкновенного богатства, которое приносит им доверие и уважение». Купцы были предпоследним слоем третьего сословия, если считать от его верхних уровней, который имел право на некоторые знаки почета и уважения: их называли «почтенными людьми» или «честными персонами» и «городскими буржуа». Этим же правом пользовались стоявшие ниже их в сословной иерархии аптекари, ювелиры, золотых и серебряных дел мастера, о которых говорилось: «Ежели они обитают в городе и причастны к почестям, должностям и привилегиям города, все могут претендовать на титул буржуа».
      Ниже буржуа в сословной иерархии находились хлебопашцы, земледельцы или арендаторы. За ними следовали «ремесленники и мастеровые, которые занимаются искусствами механическими, а потому именуются ради отличия от свободных искусств механиками, подлыми и грязными». Еще ниже — «простые подсобные поденные рабочие, самые подлые из простолюдинов». В самом низу — категория «узаконенных нищих, бродяг и оборванцев, пребывающих в праздности и беззаботности за счет других».

См.: Шоню П. Цивилизации классической Европы

Индустриальное общество. § 18

      В связи с демографическими процессами, происходившими в XVIII—XIX вв., полезно и интересно будет рассказать ученикам, какую опасность представляли для людей в начале Нового времени эпидемические заболевания.
      «Избави нас, Господи, от чумы, голода и войны» — эти слова молитвы были отнюдь не данью вековой традиции. Еще 300—400 лет тому назад они выражали панический страх людей перед реальными бедствиями, с которыми не раз приходилось сталкиваться на протяжении жизни.
      Вообще-то в начале Нового времени чумой (в память о катастрофической эпидемии XIV столетия) называли любую смертоносную эпидемию, например оспу — инфекционное заболевание, которое если не убивало человека в считанные дни, то оставляло глубокие следы на его лице. Знаками этой болезни были отмечены, в частности, такие известные деятели Французской революции конца XVIII в., как Дантон и Мирабо. Нередко эпидемический характер приобретал тиф. Он мог удерживаться в течение 10—15 лет на площади в несколько сотен квадратных километров. В болотистых местностях людей косила малярия. Она свирепствовала на трети территории Италии, была бичом окраинных районов Испании, сущим бедствием северной Германии, а также восточной Польши и Литвы.
      И все же наибольший, просто мистический страх люди испытывали в начале Нового времени перед проказой (лепрой). Хотя в Европе пик этого заболевания пришелся на XII—XIII вв., когда весь христианский Запад покрылся многочисленными лепрозориями (лечебницами или, скорее, приютами для больных проказой), содержавшимися на счет церкви и властей.
      Между концом XVI и началом XVII в. заболеваемость проказой быстро пошла на спад. Пустующие лепрозории, всегда внушавшие людям панический ужас, стали привлекать нищих и бродяг, готовых смириться с положением изгоев общества ради бесплатной кормежки. Власти многих стран стремились очистить лепрозории от мнимых прокаженных и сэкономить на средствах, отпускаемых на их лечение и содержание. Во Франции семь ордонансов 1543—1612 гг. преследовали эту цель. Уже при Ришелье большое количество псевдопрокаженных было изгнано из лепрозориев, хотя сами они продолжали существовать. Кольбер завершил дело, начатое при Ришелье: лепрозории за отсутствием больных проказой были закрыты, а их имущество передано больницам и божьим домам.
      Высказывается несколько предположений, почему в начале Нового времени проказа резко пошла на спад. Одно из них сводится к тому, что заболевание, разбуженное Крестовыми походами, исчерпало само себя благодаря тому, что улучшение питания и личной гигиены людей повысило их сопротивляемость инфекции. Еще одно объяснение заключается в том, что проказа отступила перед другими опасными заболеваниями, которые обрушились на европейцев в начале Нового времени, — сифилисом и туберкулезом. Наконец, нельзя исключать и того, что возымели действие те элементарные меры предосторожности, прибегать к которым обычных людей и власти заставлял панический страх перед проказой.
      Но во второй четверти XVII в. на Западную Европу, в тесной связи с бедствиями Тридцатилетней войны, обрушилась бубонная чума. В 1625—1640 гг. она стремительно атаковала Францию. Большое количество больных отмечалось в этой стране почти повсеместно. На город с населением 12—15 тыс. современники насчитывали до 1,5—2 тыс. больных. Напуганные смертельным характером болезни, жители Амьена сообщали властям о трагедии невероятного масштаба: 25 тыс. смертей в 1632 г., 30 тыс. в 1668 г., что в сумме превышало численность населения этого крупного города на севере Франции. Даже в скромной деревне душ на 700 жертвами чумы за три летних месяца 1625 г. стали 50 человек.
      Однако интенсивность эпидемии во Франции компенсировалась ее относительно скоротечным характером. Уже в 1640 г. заболеваемость заметно снижается, а начиная с 1670 г. приобретает локальный характер. Франция, равно как Англия и Голландия, самые процветающие государства Европы того времени, оказалась в меньшей опасности, чем другие, более бедные и отсталые районы, в особенности юг и восток Европы. Но если на востоке Европы эпидемия чумы была во многом обусловлена длительными войнами — Тридцатилетней, рядом австро-турецких, то на юге, в Италии и Испании, она распространялась как бы сама собой, подобно тому как это случилось в Европе XIV—XV вв.
      В Италии эпидемия чумы была главной причиной значительного сокращения численности населения — на 1 млн 729 тыс. человек, или 14%, в 1650 г. (11 млн 543 тыс.) по сравнению с 1600 г. (13 млн 272 тыс.). Однако убыль населения была неравномерной. Острова (Сицилия, Сардиния, Корсика) были лучше защищены от эпидемии своим изолированным положением. Здесь наблюдалось лишь некоторое замедление демографического роста. Апеннинский полуостров испытал убыль средних масштабов (порядка 10% — с 6 млн 235 тыс. душ в 1600 г. до 5 млн 567 тыс. в 1650 г.). Зато настоящая катастрофа произошла в долине реки По, где пересеклись два основных направления распространения чумы — морским путем через Центральное Средиземноморье, ставшее связующим звеном между главным очагом эпидемии в Индии и Европой, а также по суше через великие восточные равнины. Особенно пострадали Венеция и Милан. Всего население Северной Италии сократилось с 5 млн 412 тыс. душ в 1600 г. до 4 млн 225 тыс. в 1650-м, т. е. убыль составила 22%.
      Что касается Испании, то чума ее надолго никогда не покидала и периодически давала о себе знать, главным образом в портовых городах. Но в XVI в. она как бы затаилась, чем и объяснялся заметный прирост населения в это время. Снова эпидемия чумы вспыхнула в конце XVI в. Затем она на полстолетия опять взяла передышку, чтобы в 1647 г. нагрянуть с новой силой. Убыль населения от этих эпидемий была огромной. По одним оценкам, за 60 лет, с 1590 по 1650 г., население Испании сократилось с 8,5 до 6,5 млн человек; по другим — с 9 до 6 млн. Севилья, город с населением 110—120 тыс., потерял в 1649—1650 гг. 60 тыс. жителей. Более длительная, но менее жестокая эпидемия 1676—1685 гг. обошлась Пиренейскому полуострову примерно в 250 тыс. душ. Следовательно, по минимальным оценкам, общее число умерших в Испании от трех эпидемий чумы в XVII в. составляло 1 млн 250 тыс. человек.

См.: Шоню П. Цивилизации классической Европы

Художественная культура. § 21

      Классицизм — законная гордость французской культуры XVII века... Философия Декарта поставила краеугольным камнем мироздания мысль, а его математический метод мышления позволял как бы воссоздать идеальную логическую конструкцию вселенной и человеческой природы. Классические драмы Корнеля дали обществу программу, ставящую выше всего разум и долг, интересы общества и государства. Наконец, Пуссен стал создателем наиболее универсальной доктрины классицизма, связывающей идеалы красоты, истины и добра с разумом, закономерностью, целесообразностью и справедливостью. Это триумф рационализма, безграничной веры в организующие силы разума...

      Особенно характерны для барокко живописность и иллюзорность, балансирование на грани реального и воображаемого, стремление к обману глаз, к выходу из изображенного пространства в реальное пространство, где находится зритель, к слиянию видов искусств, образующих торжественное эффектное зрелище... поражающее своим размахом воображение.

Прусс И. Е. Западноевропейское искусство
XVII века. — М., 1974

      После долгих лет застоя — последней трети XVII и начала XVIII века — Франция не в состоянии сразу дать своей культуре положительную программу. Она начинает с отрицания. За своеволием и анархичностью рококо кроется дерзость и независимость воображения, идущего наперекор привычным и бесплодным нормам. ...Этот легкомысленный, изысканно-аристократический стиль подготовил почву для мощной демократической эпохи Просвещения.

Искусство XVIII века. — М., 1977

      В чем сущность импрессионизма, его художественного метода? Импрессионисты стремились передать в своих произведениях непосредственное впечатление от окружающей среды, прежде всего от современного города с его подвижной, импульсивной, разнообразной жизнью. Это впечатление они стремились воплотить на полотне, создав живописными средствами иллюзию света и воздуха, богатой световоздушной среды. Для этого они разложили свет на основные цвета спектра, стараясь писать чистым цветом, не смешивая его на палитре и используя оптическое восприятие глаза, сливающего на определенном расстоянии отдельные мазки в общий живописный образ. Они стремились быть максимально приближенными к тому, как тот или иной предмет видит человек в натуре, а человек видит всегда его во всем сложном взаимодействии со световоздушной средой. Растворив цвет в свете и воздухе, лишив предметы материальности формы, импрессионисты тем самым разрушили в большой степени материальность мира.

Ильина Т. В. История искусств: западноевропейское
Государство на Западе и Востоке. § 22

      Под весьма интересным углом зрения рассматривает проблему образования единых централизованных государств французский историк Пьер Шоню. По его выражению, XVI столетие было веком «великих лоскутных империй». Эталоном в этом смысле являлась Испания времен Филиппа II, а за пределами христианского мира — Османская империя.
      Империя Филиппа II в 1598 г. властвовала над 19 млн человек в Европе и косвенно над 30—40 млн во всем мире — от Севильи до Манилы на Филиппинских островах, включая Гоа в Индии, Веракрус, Мехико и Лиму в Центральной и Южной Америке. Между этими владениями испанской короны было много различий (географических, природных, культурных, исторических и т. п.). И только корыстолюбие Испании, куда ежегодно из Америки и других колоний поступало до 300 т серебра, ее военное превосходство над другими народами, а также усердие испанских должностных лиц, справлявшихся с поистине непосильной задачей удержания всех этих владений в покорности, в частности герцога Оливареса, первого министра (1621—1643), подлинного преемника Филиппа II, умершего в 1598 г., препятствовали развалу этой империи.
      Столь же разнородное целое, по мнению ученого, представляла собой Османская империя. Она на трех континентах занимала чисто теоретически 4 млн кв. км, неуверенно правя 22 млн подданных.
      Другой тип архаичного государства — Польша. Люблинская уния (1569) соединила Королевство Польское и Великое княжество Литовское в «республику» (Речь Посполитую), сохранившую за каждым субъектом особые законы, администрацию и войско, но управляемую общими сеймом и королем. Эта Великая Польша занимала 850—900 тыс. кв. км с населением около 10 млн душ.
      «Можно ли считать Польшу полноценным государством?» — вопрошает П. Шоню. По его представлению, юг Украины населяли полуоседлые казаки, которые были скорее союзниками, чем подданными польских королей. Фактически Польша состояла из десятка тысяч крупных феодальных владений. Сейм был парализован благодаря liberum veto (праву вето), делавшему невозможным принятие в сейме важных решений. Территориальный распад, начавшийся еще в середине XVII в., в конечном счете привел к краху государства. Архаичная Польша, подчеркивает историк, раздираемая религиозными распрями, даже в период наибольшего могущества представляла собой всего лишь неустойчивую федерацию крупных феодальных владений. И перед лицом суровой реальности окружавших ее полноценных государств она была обречена исчезнуть в череде разделов 1772, 1793 и 1795 годов.
      В XVII столетии рушатся многие из этих лоскутных империй. По словам П. Шоню, «XVII век обеспечивает торжество государств над империями». Ученый имеет в виду конечно же централизованное государство, которое готово пожертвовать территорией, чтобы добиться большей эффективности управления. Такое государство не стремится добавить себе хлопот путем присоединения новых территорий, что добавило бы ему трудностей и могло бы даже подорвать его могущество. Впрочем, централизованное государство не отказывается от империализма и тоже стремится к гегемонии, но иными средствами — не путем завоевания новых территорий, а посредством подчинения своему влиянию других государств или способом «тонкой игры» в уравновешивание одних противников другими. Первый тип гегемонии был характерен для Франции второй половины XVII в., второй — для Великобритании начиная с 1715 г.
      Исключение из этого правила в XVII в. составляла лишь Россия, которая еще долго шла по пути расширения своей территории. Но, по мнению историка, «это особый случай», ведь Россия расположена на окраине Европы, на ее подвижной «границе» с Азией.
      Ярким примером того, что XVII столетие было губительным для архаичных империй, по мнению французского историка, была Священная Римская империя, если не формально, то фактически распавшаяся в результате Тридцатилетней войны. Вестфальские договоры подвели итог небывалой катастрофы. За 20 лет, с 1625 по 1645 г., население империи сократилось с 20 до 7 млн человек, живших на территории 900 тыс. кв. км. На ее руинах сформировались новые государства — монархия Габсбургов (будущая Австрия), ставшая полюсом притяжения для католической части Германии, и курфюршество Бранденбург (будущая Пруссия), игравшая во многом аналогичную роль в ее протестантской части.
      Правители наследственных владений Габсбургов начиная со второй половины XVII в. все меньше значения придавали императорскому титулу, хотя и не спешили от него отказаться. Зато все больше внимания они уделяли укреплению своих наследственных владений. Не борьба с протестантской «ересью» и не завоевание мирового господства становятся главной целью Габсбургов, но отвоевание захваченных ранее турками земель на Балканах.
      В свою очередь, Бранденбург стараниями своих курфюрстов, ставших в начале XVIII в. прусскими королями, достигает военного могущества, вполне сравнимого с австрийским. Примерное равенство сил менее чем пятимиллионного государства и в 6 раз более многонаселенной Австрии, достигнутое около 1760 г., достаточно ясно доказывает преимущество среднего государства в классическую эпоху.
      Францию П. Шоню считает образцовым государством Нового времени — «она огромна, плотно населена и крепка». Ее население на территории 450—520 тыс. кв. км увеличивалось при значительных колебаниях примерно с 15 млн жителей в 1610 г. до 17 млн в 1640 г., 19 млн в 1680 г., 17 млн к 1715 г., 22 млн к 1750 г. и 24 млн к 1770 г. Франция, по словам историка, сознательно отвергла имперский путь ради внутреннего совершенствования.
      В Испании государство Нового времени утверждается в XVIII в.: с министрами, возглавляющими королевские Советы сверху, с интендантами, воплощающими в провинции волю министров, и начавшимся процессом административного подтягивания периферии страны к центру.
      Централизацию страны обычно ставят в заслугу династии Бурбонов, воцарившейся в Испании в начале XVIII в. Но этот процесс шел параллельно с распадом старой империи. Испания, которая вышла из войны за наследство в 1713 г., — страна, ограниченная Пиренейским полуостровом и Америкой. Первый король из новой династии Филипп V управлял 16 млн подданных (чуть меньше 6 млн на полуострове и несколько больше 10 млн в Америке), тогда как Карл III, последний король из прежней династии Габсбургов, управлял 29 млн подданных (соответственно 11 и 18). Но зато власть Филиппа V стала гораздо реальнее, чем власть его предшественников. Следовательно, становление государства Нового времени в Испании проходит в результате разрушения империи.
      Однако некоторые государства Европы в XVII в. не просто составляли исключение из общего правила становления более компактных, лучше управляемых государств, но даже двигались в противоположном направлении. По этому пути шла Швеция, которая в течение целого столетия растрачивала свои силы ради создания империи на берегах Балтийского моря.
      По мнению П. Шоню, попытка встать в противоток дорого обошлась Швеции. В конце XVI в. Швеция была наиболее совершенным из северных государств: 1 млн подданных, послушное дворянство — вот, помимо таланта короля, секрет успехов Густава-Адольфа. Но достижения оказались призрачными — шведам пришлось нести ответственность за всю «балтийскую империю», включая Карелию, Ингрию, Эстонию, Ливонию, Западную Померанию и Бремен. Эта империя не только обеспечивала шведам контроль над хлебной торговлей, но и ставила заслон на пути выхода к морю растущим державам — Бранденбургу-Пруссии и России.
      Победа была оплачена внутренним ослаблением государства. Выигрывала знать, расширявшая свою собственность, но тем самым подтачивалась основа свободного крестьянского хозяйства. Его продавали, отчуждали, разрушали. Королевский домен сокращался. В середине XVII в. корона и свободные крестьяне не сохранили и 30% земель, все остальное принадлежало знати. Столетием ранее соотношение между землей крестьян, короны и знати было примерно равно 50, 28 и 32% соответственно.
      В XVIII в. в Швеции, которую поражение в войне с Россией спасло от перспективы превращения в бессильную империю, население удвоилось и завершилось формирование централизованного государства, отсроченное на столетие имперской авантюрой.

      Ученикам будет интересно ознакомиться с характеристикой, которую дал видный отечественный историк-востоковед А. Ф. Миллер власти султанов в Османской империи. Султаны, по его словам, подавали пример расхищения народного достояния. По закону в империи существовало две раздельные казны: государственная (мири) и султанская (хазине). Средства личной казны султана никоим образом не могли расходоваться на государственные нужды. Только крайняя военная необходимость вынуждала султанов соглашаться на перевод части денег из личной в государственную казну, но не иначе как в порядке краткосрочного займа, под официальное долговое обязательство (министра финансов).
      В то время как государственная казна, в связи с хозяйственной разрухой, испытывала хронический дефицит, личная казна султана пополнялась разнообразными «законными» и «специальными» поступлениями. Сюда поступала дань от вассальных дунайских княжеств и Египта, плата за утверждение североафриканских правителей в их должностях, поставки натурой и обязательные подарки (например, к ежегодному празднику Курбан-байрам или ко дню обрезания принцев), доходы от некоторых владений и пр.
      Поскольку все государственные служащие считались рабами, султаны не только присваивали себе как «законные наследники» имущество военных и гражданских чинов, умерших естественной смертью, но также широко практиковали введенную с середины XVII в. систему казней опальных сановников с конфискацией их имущества. Этим способом султаны присваивали огромные богатства, награбленные визирями и пашами у населения, и вместе с тем освобождались от неугодных лиц, обладавших подчас опасным влиянием. А в глазах народа выставленная, как этого требовал обычай, у стен султанского дворца голова казненного сановника должна была знаменовать справедливое возмездие за злоупотребления и насилия.
      Применялись и другие, поистине виртуозные способы пополнения султанской казны. Так, например, султаны выдавали своих дочерей в самом раннем детстве, а иногда и в младенческом возрасте за богатых сановников, которые обязывались присылать во дворец крупные суммы на содержание «супруги». Один из таких браков (в 1764 г.) имел специальное назначение — покрытие расходов по постройке новой султанской мечети.
      Султанский двор, переняв византийскую пышность с сопутствующими ей явлениями коррупции и разврата, тратил огромные суммы. Титулованных особ, жен и наложниц, служанок и слуг, пажей, евнухов, стражи было более 12 тыс. человек. В числе придворных фигурировали не только обычные для других феодальных дворов ключники, стольники, постельничие, сокольничие, егеря, стремянные, но и такие специфические чины, как, например, начальники белых и черных евнухов, главный астролог, хранитель парадной шубы султана, хранитель султанской чалмы, страж султанского соловья, страж султанского попугая и т. д.
      Дворец султана состоял из мужской половины (собственно дворец) и женской (гарем). Гарем охранялся черными евнухами. Он был центром дворцовых интриг и тайных заговоров. Султанши получали при посредстве евнухов взятки от сановников, добивавшихся прибыльного места, от провинциальных пашей, стремившихся утаить полученные налоги и дань, от иностранных послов. За эти взятки султанши воздействовали соответствующим образом на султана.
      Наибольшим влиянием из женщин гарема обычно пользовалась султанша-мать (валиде). Однако и она в конечном счете зависела от самого влиятельного лица во дворце — начальника черных евнухов, так называемого кызлар-агасы (дословно — «начальник девушек»). Даже официально кызлар-агасы занимал одно из высших мест в османской иерархии. Он имел в своем ведении гарем, личную казну султана и ряд других источников дохода.
      Фактически же он обладал еще большей властью ввиду сделавшегося обычным безволия и порочной распущенности османских султанов. Например, кызлар-агасы Бешир, умерший в середине XVIII в., был в течение тридцати лет некоронованным монархом. Через него, имевшего самый легкий и самый частый доступ к султану, действовали и янычары, и духовенство — решающие силы господствующего класса. Он назначал и смещал великих визирей, без него не решался ни один крупный политический вопрос. В прошлом раб, купленный в Абиссинии за 30 пиастров, он оставил после себя 29 млн пиастров деньгами, 160 роскошных доспехов и 800 часов, украшенных драгоценными каменьями. Его преемник, тоже по имени Бешир, пользовался не меньшей властью, но не поладил с высшим духовенством, был смещен и потом задушен. После этого начальники черных евнухов сделались осторожнее и старались не вмешиваться открыто в правительственные дела. Тем не менее тайное свое влияние они сохранили.
      Воздействие всяких темных сил на султана облегчалось, помимо глубоких причин социального порядка, еще и тем явным вырождением, которое постигло династию Османа. Султаны давно перестали быть полководцами. Они не могли быть и хорошими администраторами, так как до восшествия на престол не имели никакого касательства к вопросам управления. Как правило, наследные принцы находились в строгой изоляции от внешнего мира. Царствующий султан боялся, что они примут участие в заговоре, и под страхом смертной казни запрещал общение с ними. У них не было ни друзей, ни семьи. Их здоровье и психика разрушались. Поэтому к моменту воцарения (что могло случиться очень нескоро, так как наследование шло не по прямой линии, а по старшинству в династии) наследник престола обычно превращался в расслабленного, разложившегося физически и морально дегенерата.
      В таких условиях рос, например, султан Абдул-Хамид I (1774—1789). До вступления на престол он 38 лет провел в заключении во дворце. Этот султан не имел ни способностей, ни опыта в делах, ни знания мира. Тем не менее или скорее именно поэтому его надменность не знала пределов, а невежество сочеталось с таким же самодовольством; это был человек без дарования и без характера, и бразды правления оказались в весьма слабых руках.
      Осуществление своей светской власти султан поручал великому визирю, духовной — главному муфтию (шейх-уль-ислам). Наиболее крупные государственные вопросы ставились на обсуждение государственного совета — Дивана, в составе великого визиря и других министров. Канцелярия великого визиря называлась в высоком арабском стиле Баб-и-али (паша-капысы), что означало, в сущности, «высокое учреждение» или «канцелярия паши», но так как арабское слово «баб» и турецкое «капы» буквально значит «врата», «дверь», то французы стали называть оттоманское правительство La Sublime Porte, что в русский язык перешло как Высокая Порта, или Блистательная Порта.
      Настоящим министром был только великий визирь. Он один имел доступ к султану. У него хранилась государственная печать, и он правил от имени султана. История Турции знала ряд талантливых великих визирей, содействовавших прогрессу империи в период ее подъема и сдерживавших процесс разложения в период упадка. К их числу относились в XVI—XVII вв. известный Мехмед Соколлу (Соколи) и семья Кёпрюлю, а в XVIII в. — Ибрагим и Рагиб. Но после смерти в 1763 г. Рагиба-паши феодальная клика уже не допускала к власти сколько-нибудь сильную и самостоятельную личность. На пост великого визиря назначались случайные люди из многочисленных султанских зятьев (дамадов) и прочих фаворитов, притом обязательно богатые; богатство позволяло им подкупить кого следует при получении должности; оно же, впрочем, часто служило причиной их гибели, являясь веским побудительным мотивом к смещению, казни и конфискации имущества сановника.
      В самых редких случаях великий визирь оставался на посту 2—3 года; большей частью смены происходили по нескольку раз в год. Почти всегда за отставкой немедленно следовала казнь. Пост великого визиря сделался самым опасным в государстве. Тем не менее он продолжал прельщать турецких феодалов возможностью легкой наживы и бесконтрольного грабежа. Сознавая кратковременность своей власти и самой жизни, великие визири спешили умножить свои богатства и столь же быстро их расточить. Это еще больше усиливало взяточничество и вымогательство, моральное падение высших чиновников и всеобщий развал правительственного аппарата.

См.: Миллер А. Ф. Мустафа паша Байрактар:
Османская империя в начале XIX в. — М.; Л., 1947

Становление либеральной демократии. § 25

Карбонарии

      Во многих странах Западной Европы, особенно в Италии, в начале XIX в. возникли тайные организации карбонариев («угольщиков»). Отечественная исследовательница М. И. Ковальская изучила разнообразные документы и свидетельства об их деятельности. Вот что ей удалось установить.
      Первичной ячейкой карбонариев была вента (vendita — дословно «лавка» — так называли средневековые лавочки, где торговали углем). Несколько соседних вент подчинялись одной материнской венте, расположенной обычно в более крупном населенном пункте. Материнская вента должна была иметь в своем подчинении по крайней мере три дочерние венты. Материнские венты подчинялись высоким вентам. Высокие венты существовали в Неаполе, Салерно, Анконе, Алессандрии и других городах.
      Контакты между высокой, материнской и дочерними вентами осуществлялись с помощью детально разработанных средств связи, к которым относились условные знаки, пароли, шифры и т. п., менявшиеся очень часто. Например, фраза «Синьора Розина имела беседу» означала, что состоялось собрание карбонарской венты, носившей название «Розина».
      Для связи между вентами использовались кольца, в которых были выгравированы названия и эмблемы различных провинций. Каждому посланцу, направлявшемуся в другую венту, давалось такое кольцо и пять арабских цифр, означавших имя, фамилию эмиссара, место и дату его отъезда. Все должностные лица внутри венты избирались членами венты — «добрыми кузенами» — большинством голосов. Руководили церемонией на заседании венты великий мастер, два ассистента и церемониймейстер. Младшие должностные лица состояли из оратора, секретаря, казначея и архивариуса.
      При вступлении в карбонарскую организацию каждому карбонарию выдавался диплом — членский билет, написанный от руки, подписанный всеми должностными лицами и скрепленный печатью венты. Три цвета карбонарской ленты — голубой, красный и черный, связанные с важнейшим ритуалом (сжиганием угля в очаге) и означавшие дым, пламя и уголь, символизировали надежду (голубой), добродетель (красный) и веру (черный).
      Средства венты складывались из вступительных и регулярных ежемесячных взносов, которые устанавливались в зависимости от материального положения каждого «доброго кузена». Эти поступления делились пополам: одна часть шла на нужды венты, другая отправлялась в высшую венту. Кроме того, в случае необходимости проводились чрезвычайные сборы.
      Дополнительным источником средств венты, идущих в пользу бедных, были штрафы, взимаемые за различные нарушения дисциплины — за неявку на собрание венты, опоздание, нарушение тишины (для того чтобы получить слово, карбонарий должен был поднять руку и дождаться разрешения) и т. п.
      Сохранение тайны было первым и главным условием вступления в карбонарское общество. Клятва вступающего начиналась с обещания «тщательно и неизменно хранить тайну организации». В обществе карбонариев все отношения строились на началах строжайшей дисциплины, беспрекословного подчинения рядовых членов общества воле руководителей. У карбонариев существовала детально разработанная система судебного разбирательства и наказаний за нарушение моральных и дисциплинарных норм, установленных правилами организации.
      Слепое послушание было необходимо, чтобы перевоспитывать членов организации — разрушать «грубую кору» предрассудков и пороков, которые покрывают «чистую часть человеческого существа». С помощью дисциплины, детальной регламентации норм поведения, осуществляемых посредством катехизисов (инструкций в форме вопросов и ответов), члену общества должны были внушаться истинные представления о добродетели. Именно таким путем человек должен был прийти к состоянию совершенной свободы, причем сам он это сделать не может и его следует вести по этому пути.
      При приеме новых членов от вступающих требовали прежде всего моральной чистоты и добродетели. Кандидату объясняли, что истинная добродетель — это милосердие к ближнему. «Мы собираемся,— заявлял оратор, — прежде всего для того, чтобы постичь и распространять великие принципы истинной морали, подлинная цель которой состоит в борьбе за всеобщее счастье, которого никогда нельзя достичь, не совершенствуя каждого человека, целые нации, весь род человеческий». Вступающему в венту предлагалось доказать свое милосердие оказанием помощи семье бедняка.
      Идеи морального очищения нередко отражались даже в названиях вент: «Добродетель», «Любовь к добродетели», «Преследуемая добродетель» и т. п. Практически эти требования высокой морали означали весьма конкретные запрещения посещать кабаре, играть в азартные игры; самому строгому осуждению подвергались уход карбонария из семьи, супружеская неверность и т. п.
      Необходимость постепенного «морального очищения» представителей низшей степени карбонариев, воспитание у них слепого повиновения — все это предопределяло пассивную роль рядовых карбонариев. Им не раскрывались цели движения. Поэтому ученикам-карбонариям не разрешалось обсуждать политические вопросы.
      Основная масса карбонариев, особенно представители низших степеней, была, бесспорно, глубоко религиозной. Однако христианское учение истолковывалось ими в духе необходимости возврата людей к первоначальной свободе и равенству. Карбонарии стремились превратить христианское учение в орудие борьбы против тирании, за свободу и равенство.
      Идея естественного, природного равенства людей занимает в идеологии карбонариев чрезвычайно важное место. В катехизисе, составленном около 1810 г., говорится: «Земля доказывает равенство всех людей, так как все они появляются на земле и в землю же все должны возвратиться... Она является тем местом, где существует свобода и равенство и где жили первые карбонарии...»
      Итальянские карбонарии выступали за преодоление политической раздробленности своей страны. Однако мысль о необходимости национального объединения носила у карбонариев скорее риторический и литературный, чем практический характер. В первой четверти XIX в. это требование не выдвигалось участниками движения в качестве конкретного лозунга политической борьбы, что свидетельствовало о незрелости национального движения, порожденной в конечном счете тем же обстоятельством, что и само это требование, а именно многовековой раздробленностью Италии.
      Большинство из карбонариев были сторонниками федерации уже существующих в Италии государств. По-видимому, тенденции к обособленности, присущие жителям каждой из областей Италии того времени (наряду с осознанием передовыми людьми теоретической необходимости единства), обусловили неприятие карбонариями идеи централизованного государства.
      Идея федеративного устройства единой Италии была выражена в так называемом «Пакте республики Авзонии», своеобразной конституции единого государства. В основе его — концепция единой независимой Италии. Возрожденная и объединенная страна со столицей в Риме и единым управлением, получившая свое античное название Авзония (авзоны — народ, живший в древности на юго-западе Италии), должна была включать весь Апеннинский полуостров, территорию бывшей Венецианской республики, а также острова Адриатического и Средиземного морей (расположенные в 100 милях от итальянского берега). Верховная власть в стране передавалась Национальной ассамблее, исполнительная власть — двум королям, избиравшимся сроком на 10 лет. Страна должна была состоять из 21 провинции, причем каждая из них избирала свою провинциальную ассамблею. Провозглашался принцип выборности не только административных и судебных властей, но и духовенства. Устанавливалась всеобщая воинская повинность. Все граждане были равны перед законом, наследственные титулы и феодальные привилегии отменялись. Предусматривалась система прогрессивного налога, по которой бедные должны были выплачивать седьмую часть своего личного дохода, а богатые — 6/7. Отношения с соседними государствами должны были основываться на принципах мира и справедливости.
      В отличие от идеи национального единства идея национальной независимости носила более практический характер и сначала была направлена против наполеоновского господства в Италии. После крушения наполеоновской империи во Франции стремление к национальной независимости у карбонариев приобрело новую, антиавстрийскую окраску. В любом карбонарском документе, затрагивавшем политические проблемы, требование национальной независимости всегда стояло на первом плане. Однако особенно острой представлялась эта проблема карбонариям и другим участникам патриотического движения в Ломбардо-Венецианской области. Австрийское правительство беспощадно расправлялось с участниками тайного движения.
      Программа, сформулированная в одном из немногих дошедших до нас документов, принадлежавших карбонариям Ломбардо-Венецианской области, не сводилась только к освобождению от гнета австрийской тирании. В нем звучало также другое важнейшее политическое требование — конституции. Кроме того, в обращении ко всем итальянцам обнаруживалось стремление карбонариев к созданию единой Италии.
      Во многих карбонарских документах содержится идея тираноборчества. Клятва мастера-карбонария из венты «Свободных пифагорейцев» звучала, например, так: «Клянусь вечно ненавидеть всех тиранов и их приспешников и использовать все возможности для их уничтожения...» А вот слова другой клятвы: «Клянусь вечно ненавидеть тиранов; клянусь уничтожать всех их до последнего отпрыска всеми силами моего ума и моих рук».
      Среди конечных целей, которые упоминались в документах радикально настроенных карбонариев, было требование республики. В Папском государстве в 1817 г. даже возникло «Республиканское общество», цель которого состояла в истреблении тиранов, уничтожении их тронов и создании единой общеевропейской республики.
      Но большинство карбонариев вдохновлялось в борьбе за единство и независимость не расплывчатыми идеями тираноборчества и не республиканскими целями, а практически назревшим требованием конституционной монархии. Требование конституции, источником которого был опыт Великой французской революции, выдвигалось карбонариями еще в наполеоновскую эпоху. Однако оно стало знаменем широкого движения лишь после того, как передовые силы итальянских государств убедились в стремлении монархов не только сохранить, но и укрепить абсолютистские режимы и вытекавшую из них реакционную политику.
      Яркое и красноречивое обоснование необходимости конституции давалось в газете «Иллюминаторе»: «Конституционное правительство вытекает из самой природы вещей, которая доказывает также, что абсолютная и тираническая монархия незаконна. Что же представляет собой конституция, как не торжественный договор между народом и хранителем его прав? Это священный монумент, воздвигнутый в честь свободы, на котором неизгладимо очерчены пределы власти монархов и гарантия свободы народов...» Далее в статье подробно перечислялись преимущества конституционного правления, гарантирующего свободу личности, ответственность министров. «Нация избирает своих представителей для определения налогов, выработки законов, ограничения власти суверенов и министров...»
      По мере того как рассеивались надежды на добровольные конституционные уступки со стороны монархов, карбонарское движение принимало все более решительный революционный характер. Революционные ноты звучали во многих документах карбонариев. Наступление неизбежной и желаемой революции в Европе и в Италии предвещала газета «Иллюминаторе» (Болонья, 15 апреля 1820 г.): «В современных европейских условиях гражданская революция уже близка и неотвратима. Это будет революция народов против монархов; свободы против тирании; истины против суеверия и предрассудков; большинства против олигархии».

О роли объединений в общественной жизни американцев

      Американцы самых различных возрастов, положений и склонностей беспрестанно объединяются в разные союзы. Это не только объединения коммерческого или производственного характера, в которых они все без исключения участвуют, но и тысяча других разновидностей: религиозно-нравственные общества, объединения серьезные и пустяковые, общедоступные и замкнутые, многолюдные и насчитывающие всего несколько человек. Американцы объединяются в комитеты для того, чтобы организовывать празднества, основывать школы, строить гостиницы, столовые, церковные здания, распространять книги, посылать миссионеров на другой край света. Таким образом они возводят больницы, тюрьмы, школы. Идет ли, наконец, речь о том, чтобы проливать свет на истину, или о том, чтобы воспитывать чувства, опираясь на великие примеры, они объединяются в ассоциации. И всегда там, где во Франции во главе всякого нового начинания вы видите представителя правительства, а в Англии — представителя знати, будьте уверены, что в Соединенных Штатах вы увидите какой-нибудь комитет.
      В Америке мне встречались такие ассоциации, о возможности существования которых, признаюсь, я не имел ни малейшего представления, и я часто восхищался той бесконечной изобретательностью, с которой жители Соединенных Штатов умеют внушать общую цель большому числу людей, добиваясь от них поддержки и готовности добровольно идти к ней.
      Впоследствии я путешествовал по Англии, у которой американцы заимствовали кое-какие из своих законов и многие из обычаев, и мне показалось, что англичане далеко не постоянно и не столь искусно пользуются правом создания ассоциаций.
      Часто бывает так, что англичане, рассчитывая только на свои собственные силы, добиваются очень значительных результатов, тогда как для американцев нет предприятия столь ничтожного, чтобы они не могли вокруг него объединиться. Очевидно, что первые рассматривают ассоциацию как могучее средство коллективного действия, в то время как вторые относятся к ней как к единственно возможному образу действия вообще.
      Таким образом, самой демократической страной в мире является та из стран, где в наши дни люди достигли наивысшего совершенства в искусстве сообща добиваться цели, отвечающей их общим желаниям, и чаще других применять этот новый метод коллективного действия.

А. де Токвиль. Демократия в Америке. — М., 1992

Встреча миров: Запад и Восток в Новое время. § 26

Цели колониальной политики Великобритании

      Цели колониальной политики Великобритании на разных этапах истории подверг анализу отечественный историк Н. А. Ерофеев. Основной вывод, к которому он пришел в итоге своего исследования, гласит: «Колониальная прибыль играла важную роль в развитии английского капитализма на всех его этапах». Колонии служили британским интересам и как источники личного обогащения колонизаторов, и как ускоритель экономического развития страны.
      Задачу личного обогащения колонизаторы решали тем легче, чем большей властью они располагали над зависимыми от них народами. Не зная над собой контроля, они взимали в колониях произвольные налоги и поборы, вымогали взятки и подношения. В Индии колонизаторы ввели высокий налог на соль — продукт массового потребления, дорожные повинности, налоги на воду и т. п. Они не стеснялись наживаться на религиозных чувствах индийского народа, взимая поборы с верующих и паломников в период религиозных праздников. Только один из буддийских праздников в Индии принес за полтора десятилетия чистый доход в 99 тыс. ф. ст.
      После пребывания в колонии британские подданные, как правило, возвращались на родину богачами. Слово «набоб» (так называли людей, вернувшихся из Индии) отождествлялось с богатством. Историк приводит мнение автора одной из публикаций, который писал, что, как всем известно, Индия уже доставила и продолжает доставлять Англии большие богатства «как в результате торговли, так и в результате ограбления несчастных туземцев. Отрицать этот факт бессмысленно, как отрицать, например, существование Лондона. Мне лично известны 20 человек, которые отправились в Индию, не имея ничего, а вернулись, имея от 50 до 200 тыс. ф. ст.». А один британский журналист заявлял: «Из Индии, этого самого великолепного придатка, полученного в результате завоевания, мы можем почти неограниченно черпать и богатство, и силу».
      Признавая, что Индия является источником огромных доходов, современники расходились лишь в оценке размеров индийской дани. Так, известный статистик Д. Портер в середине XIX в. полагал, что Индия дает в год около 3 млн ф. ст. Возражая ему, другой современный статистик и экономист У. Спакман утверждал, что одни только налоги приносят в Индии в год до 18 млн ф. ст., однако лишь часть этой суммы доходит до казначейства, а остальная, большая часть оседает в карманах отдельных лиц.
      Вместе с тем постоянно возрастало значение колоний и для развития британской экономики в целом.
      Вплоть до конца XVIII в. богатство страны отождествлялось с деньгами в форме драгоценных металлов, и правительство проводило политику протекционизма: оно ограничивало и даже воспрещало ввоз иностранных товаров и продуктов, без которых страна могла обойтись, и всемерно поощряло свой собственный вывоз. Для Великобритании проблема внешнеторгового баланса имела особое значение, поскольку страна сильно зависела от импорта всякого рода продуктов, в особенности сырья для ее растущей промышленности. Единственным видом сырья, которым она располагала у себя дома, была овечья шерсть, все остальное она ввозила: лес, красители для текстильного производства, даже металл (хотя в стране было много железной руды, но для ее плавки до середины XVIII в. применялся древесный уголь, а Англия была бедна лесом).
      Составной частью протекционистской системы было поощрение судоходства: так называемые Навигационные акты предоставляли британским судам монополию на перевозку товаров и продуктов: на ввоз в Англию из колоний и других стран, на вывоз в колонии и другие страны, наконец, на торговлю между отдельными колониями. Навигационные акты способствовали созданию сильного морского флота, а это вело к установлению английского преобладания на море.
      Обладание колониями значительно упрощало проблему торгового баланса: поставляя в Англию продовольствие и различные продукты, колонии избавляли страну от необходимости тратить деньги на закупку необходимых товаров в других странах. Кроме того, перепродажа некоторых продуктов, например восточных пряностей, сахара, приносила большую прибыль.
      Но к концу XVIII в. в торговой политике Великобритании наметились перемены. Значение обычных колониальных товаров — перца, пряностей и пр.— падало, они отходили на второй план, в английской торговле возрастала доля продовольствия и сырья. Английское правительство использовало таможенную систему для поощрения производства в колониях тех видов сырья и продовольствия, в которых особенно нуждалась английская экономика. Так, установив высокую пошлину на ввоз балтийского леса и почти освободив от пошлин канадский лес, английское правительство добилось значительного увеличения ввоза лесных материалов из Канады.
      Поощрение судоходства колоний с помощью Навигационных актов способствовало росту судостроения в колониях, в особенности в Британской Северной Америке, богатой лесом. В 1815 г. здесь было построено 150 судов, общим водоизмещением в 9363 т, а спустя 10 лет, в 1825 г., — 422 судна, общим водоизмещением в 61 197 т. Льготы на ввоз хлеба из колоний приводили к аналогичным результатам: ввоз хлеба из Британской Северной Америки на протяжении 20-х гг. составлял в среднем 488 тыс. бушелей в год (бушель — около 36 л); в 1830 г. он достиг 948 тыс., а в 1840 г. — 1739 тыс. бушелей. На протяжении 40-х гг. среднегодовой вывоз хлеба из Британской Северной Америки составлял 2767 тыс. бушелей.
      Высокие таможенные пошлины на иностранную шерсть способствовали увеличению ее импорта из колоний. Особенно успешно развивалось овцеводство в австралийских колониях. Породистые овцы — мериносы — были отправлены туда лишь в 1797 г., в 1810 г. поголовье овец в колонии Новый Южный Уэльс составляло 34,5 тыс. голов; в 1828 г. оно перевалило за 500 тыс.
      Первые образцы австралийской шерсти получили в 1804 г. высокую оценку специалистов. В 1807 г. в Англию была ввезена первая партия австралийской шерсти на 245 ф. ст. В последующие годы ввоз австралийской шерсти в Англию стремительно возрастал: в 1814 г. ее ввезли на 32 тыс. ф. ст., в 1820 г. — на 99 тыс., в 1830 г. — на 1967 тыс. ф. ст. Австралийская шерсть вытесняла испанскую и саксонскую шерсть с английского рынка: за 1820—1850 гг. ввоз в Англию шерсти из Испании сократился с 74,4 тыс. до 30 тыс. тюков, а из Саксонии — с 10,5 тыс. до 9,4 тыс. тюков.
      Увеличивались и объемы британского экспорта в колонии. По мере развития промышленности колонии приобретали все большее значение как рынки сбыта товаров. По некоторым подсчетам, уже в 1774 г. примерно треть всего товарного вывоза Англии направлялась в колонии. Англичане вывозили в свои заморские владения такие товары, как шерстяные и хлопчатобумажные ткани, изделия из железа, меди и пр.
      Особенно быстро стали возрастать масштабы британского товарного экспорта в XIX в. В результате промышленного переворота одна отрасль за другой переходила к массовому производству, и проблема сбыта становилась все более острой. Всемерное использование существующих рынков и открытие новых становились жизненной проблемой британской торговой политики.
      Между тем как раз в это время некоторые страны Европы и США, прежде охотно принимавшие английские товары, начали ограничивать иностранный ввоз. Эта тенденция диктовалась стремлением сохранить и развить отечественную промышленность. Поскольку наиболее опасным противником для нее были дешевые британские товары, острие таможенной защиты направлялось в первую очередь против них.
      Естественно, в этих условиях колонии представляли собой особенный интерес как гарантированные рынки сбыта. По приблизительным оценкам, в первой половине XIX в. за пределы Британской империи направлялось не более 25—30% всего английского экспорта. По некоторым видам товаров доля колоний была еще выше. В своем исследовании Н. А. Ерофеев приводит такую таблицу:

Наименование товара

Доля экспорта из Великобритании в колонии, % к общему вывозу

Хлопчатобумажные изделия

От 52 до 64

Пиво и эль

74,2

Мыло и свечи

68,4

Изделия из меди и латуни

56,2

Уголь и кокс

43,5

Железо и изделия из него, в том числе машины

От 21 до 40

      Особенно заманчивые перспективы для сбыта британских товаров открывались в переселенческих колониях, в первую очередь в Канаде и Австралии. Переселенцы, выезжая в колонии, привозили с собой не только орудия труда, но и весь уклад жизни. Путешественник, посетивший австралийские колонии в конце 40-х гг. XIX в., констатировал: «Несмотря на чуждую растительность, все окружающее носит английский характер»: английская архитектура, ограды между земельными участками на английский манер, сады, подстриженные и расположенные, как в Англии, английские породы скота и т. д. «Англия воспроизводит себя на новой земле», — заключал автор.
      Британская таможенная политика в колониях была направлена на то, чтобы искусственно задержать развитие здесь собственной промышленности и принудить население все необходимое покупать в Великобритании. В глазах британских фабрикантов колонисты были более перспективными клиентами, чем народы европейских стран. Так, по подсчетам одной британской газеты, каждый житель австралийских колоний покупал в среднем ежегодно британских товаров почти на 12 ф. ст., между тем как каждый житель Дании, занимавшей далеко не последнее место среди импортеров британской продукции, покупал британских товаров в среднем всего на 11 пенсов, т. е. в 240 раз меньше, чем житель Австралии.
      Со второй четверти XIX в., подчеркивает Н. А. Ерофеев, колониальные владения начинают выступать и в качестве объектов вывоза капитала. Долгое время к экспорту капитала жители Британских островов относились с опаской. Представители классической школы политической экономии — А. Смит, Д. Рикардо и их последователи — Дж. С. Милль, И. Бентам и другие были убеждены, что экспорт капитала может привести к сокращению деловой активности и потерям в прибыли. Однако постепенно возобладало мнение, что в стране имеются излишки капитала, не находящие применения, и что вывоз этих излишков не опасен и даже полезен. Перемену взглядов отразил журнал «Вестминстер ревю», который в 1826 г. выступил с утверждением, что вывоз капитала может оказать благотворное влияние на экономику, в частности повысить норму прибыли и стимулировать деловую активность.
      В 40-х гг. XIX в. экономист Дж. С. Милль теоретически обосновал эти взгляды. Он писал: «Экспансия капитала в конце концов достигает своих границ при условии, если эта граница не будет отодвигаться». В Великобритании, писал он, мы можем наблюдать действие этого закона. «Экспорт капитала, — утверждал Милль, — является орудием высокой эффективности, расширяя поле приложения того капитала, который остается. И поэтому можно сказать, что, в известных границах, чем больше капитала мы вывезем, тем большим капиталом мы будем располагать».
      Британские заграничные вложения, составлявшие в 1815 г. всего 10 млн ф. ст., к 1850 г. выросли до 208,7 млн ф. ст. и после этого на протяжении каждого десятилетия почти удваивались: в 1860 г. достигли 379,7 млн, в 1870 г. — 692,3 млн ф. ст.
      Колонии привлекали к себе британский капитал прежде всего относительной безопасностью вложений. Кроме того, капитал приносил в колониях более высокий процент прибыли. Один журнал в 1831 г. утверждал, что в Новом Южном Уэльсе капиталисты могут вполне твердо рассчитывать на прибыль в 20% в год, в то время как средний годовой доход в самой Англии не превышал 3%.
      Регулярный приток английского капитала в колонии способствовал росту сети колониальных банков, которые служили для него каналами. В Австралии первый банк был создан в 1817 г., а в 1835 г. на о. Тасмания было уже шесть банков. К началу 30-х гг. австралийские банки ворочали довольно значительным капиталом: например, Австралийский банк имел капитал в 220 тыс. ф. ст., а Банк Австралазии — в 200 тыс. ф. ст. Крупные банки оперировали в Канаде, куда особенно охотно шел английский капитал, направляясь в выгодную торговлю лесом и зерном, а также в судоходство и строительство каналов.
      Колониальные банки служили укреплению и развитию экономических отношений между Англией и ее владениями, в частности облегчали и ускоряли поток товаров и обратный поток сырья. Важную роль в экономических связях играли агенты переселенческих колоний, находившиеся в Лондоне: по поручению колониальных властей и коммерческих кругов эти агенты производили заказы и закупки, ведали поставками, договаривались с отдельными банками и фирмами, нередко вступали в контакт с правительственными учреждениями. С начала 30-х гг. таких агентов держали в Лондоне почти все переселенческие колонии.
      Н. А. Ерофеев отмечает, что одновременно с изменением отношения к экспорту капитала стало меняться и отношение к выезду в колонии людей. Колонии открывали неограниченные возможности для заселения и для роста английского капитализма вширь.
      Таким образом, заключает историк, с развитием капитализма в имперской экономической системе происходили определенные сдвиги: колонии полностью сохраняли свое значение как источники личного обогащения колонизаторов, но значительно увеличивалась их роль в качестве рынков сбыта товаров, приложения капитала и объектов заселения.
      Вот в каких выражениях в 1838 г. характеризовал экономическое значение колоний один весьма осведомленный экономист и статистик Р. Мартин: заокеанские владения «предлагают сельскому жителю необозримые поля как для пастбищ, так и для посева; промышленнику они обещают бесконечное расширение сбыта его товаров; торговцу и моряку — обширные рынки выгодной торговли любыми продуктами, которыми природа обильно наделила землю; капиталисту — почти беспредельные возможности вложения капитала; деятельному, искусному и разумному эмигранту — территорию более чем в два миллиона квадратных миль, на которых умственная активность и физический труд могут развернуться с пользой для всего человечества».
      Вместе с тем Н. А. Ерофеев подчеркивает, что политика колониальных захватов Великобритании была продиктована отнюдь не только соображениями экономической выгоды. В речах представителей правящих деятелей, пишет историк, «мы постоянно встречаем соображения насчет жизненной важности колоний для сохранения за Великобританией положения великой державы». Один из лидеров партии вигов, лорд Россель, говорил в 1838 г.: «Я убежден, что обладание нашими колониями существенно способствует процветанию империи»: от них зависит английский флот, а на нем покоится военное и морское могущество. С ним полностью соглашался один из лидеров партии тори, Р. Пиль, который подчеркивал, что от обладания колониями зависит сохранение за Англией ее силы.
      Этим политикам вторила британская пресса. Журнал, близкий к группировке тори, в 1841 г. напоминал, что только обладание колониями позволило Англии справиться с Наполеоном, и подчеркивал: с потерей империи придет конец и Англии как великой державы. «Взгляните, — восклицал автор статьи, — на некогда цветущие и могущественные королевства Испании и Португалии: в какое печальное состояние упадка пришли они после потери своих колоний, за которой последовала потеря ими флота, торговли и процветания». Подобные мысли выражали и другие издания: «Какое огромное значение имеют колониальные владения, показала наша борьба за существование в период длительной войны, столь блистательно завершенной при Ватерлоо; отрезанная от всего мира, Англия не устояла бы в этой войне, если бы у нее не было резерва в виде колониальной империи».

Суэцкий канал

      Суэцкий канал, связавший Средиземное и Красное моря, был одним из крупнейших строительных проектов XIX в. История его сооружения одновременно является ярчайшей страницей франко-британского колониального соперничества.
      Египет в XIX в. занимал обособленное положение в Османской империи. Под властью Мухаммеда Али, ставшего наместником Египта в 1805 г., эта страна по существу превратилась в самостоятельное государство. В двух успешных войнах против Турции Мухаммед Али разгромил турецкие войска, расширил свои владения и добился фактической независимости. В 1841 г. султан предоставил египетскому паше (вице-королю) право передавать свою должность по наследству. С этого времени египетский наместник являлся лишь номинальным вассалом султана.
      В то время как Великобритания пользовалась преимущественным влиянием в Стамбуле, Франция — в Египте. Французские советники занимали различные посты в управлении Египта — в гражданском управлении и вооруженных силах, личным советником паши по военным вопросам в течение многих лет был француз Сэв (он же Солиман-паша). Такое положение сохранялось на протяжении первой половины XIX в.
      В Великобритании придавали большое значение Египту. В меморандуме, который в марте 1840 г. был составлен в английском Министерстве иностранных дел, говорилось: «Если смотреть исключительно с точки зрения наших интересов, то мы уверены, что они направлены более в сторону Египта, чем Турции. Кратчайший путь в Индию становится с каждым днем все более важным... Что касается колонизации, развития промышленных и сельскохозяйственных ресурсов Египта, то, по нашему мнению, мы от паши можем ожидать больше, чем от султана».
      В начале XIX в. Великобритания обеспечила себе безопасный и надежный путь в Индию вокруг Африки. С переходом в ее руки голландских владений в Южной Африке она полностью овладела морским путем между Европой и Востоком. Но этот путь имел один существенный недостаток — он был слишком продолжительным: в 30—40-е гг. переезд из Англии в Индию длился около четырех месяцев. По мере увеличения английских владений на Востоке, с ростом торговых связей с этой частью мира становилось совершенно необходимым ускорить сообщение, и единственной альтернативой морскому пути вокруг Африки был Ближний Восток.
      Великобритания овладела рядом опорных пунктов на этом направлении. Оставив за собой в 1815 г. о. Мальту и Ионические острова, она обеспечила своему флоту стратегические позиции на Средиземноморье, а в последующие десятилетия закрепилась в Персидском заливе и на подходах к Красному морю. Оставалось только связать между собой два эти отрезка пути.
      Учитывая, что в Египте хозяйничала Франция, англичане долго искали иные варианты — выдвигались проекты водного пути по Евфрату, сухопутного — через Аравию, смешанного — через Малую Азию и Сирию, но все они оказались непрактичными. Было очевидно, что египетский вариант является кратчайшим и самым целесообразным. Он сокращал расстояние от Лондона до Бомбея на 8 тыс. км, т. е. почти наполовину. С начала 30-х гг. XIX в. по этому направлению установилось регулярное сообщение. Английские пароходы курсировали от английских портов до Александрии и от Суэца до Бомбея. Весь путь от Лондона до Бомбея занимал всего лишь около 40 дней.
      Однако смешанный путь — частью по воде, а частью по суше — имел один серьезный недостаток: он был связан с двумя пересадками и перегрузками. Для всех европейских держав, и прежде всего для Великобритании, сооружение морского канала по территории Египта и создание прямого водного пути было самым выгодным решением проблемы. Но, опасаясь оказаться в зависимости от Франции, британское правительство упорно противилось любым проектам сооружения канала.
      Планы строительства такого канала предлагались неоднократно начиная еще с XVII в. Об этом подумывал Наполеон во время своей Египетской экспедиции. В 1846 г. группа энтузиастов — последователей социалиста Сен-Симона образовала общество по изучению вопроса о строительстве такого канала. Его членами были крупные французские капиталисты, ему оказывали денежную поддержку торговые палаты Лиона и Марселя. Общество заручилось сочувствием многих влиятельных лиц, в том числе Луи-Филиппа и Гизо. Сенсимонисты развернули активную пропаганду канала, связывая его сооружение с развитием торговли на Востоке, выезжали в Египет, чтобы изучить положение на месте.
      Однако египетский паша, учитывая ревнивое отношение Великобритании к этим проектам, не дал разрешения на строительство канала.
      В августе 1849 г. Мухаммед Али скончался и на престол вступил его внук Аббас-паша. Опасаясь слишком возросшего влияния европейцев, новый паша решил его ослабить, столкнув англичан и французов. Он сменил ряд французских «советников», пригласив на эти места англичан, а в 1854 г. выдал им концессию на сооружение железной дороги между Александрией и Каиром; после завершения этого участка предполагалось продолжить ее до Суэца.
      Аббас правил недолго: 13 июля 1854 г. он был убит. Вступивший на трон новый паша Сайд придерживался французской ориентации и снова пригласил на важные посты французских советников. Привлеченные перспективой обогащения, в Египет толпой ринулись европейские дельцы и авантюристы. Французский консул в Александрии Сабатье 4 октября сообщал в Париж, что искатели наживы «при первых сведениях о смерти Аббаса массами ринулись в Египет, как в Новую Калифорнию». В числе этих авантюристов и искателей наживы был и будущий строитель Суэцкого канала французский дипломат и делец Ф. Лессепс.
      Виконт Фердинанд де Лессепс (1805—1894), с именем которого связано сооружение Суэцкого канала, был по профессии дипломатом. Он состоял на французской консульской службе в Египте, Голландии и Испании, а в 1848—1849 гг. был французским послом в Мадриде. Но прежде всего он был дельцом и имел широкие связи в финансовом мире: он был организатором и руководителем ряда коммерческих предприятий, в частности Египетской компании буксировки по Нилу и каналам Египта, компании навигации по Нижнему Нилу и др. В то же время Лессепс имел обширные связи в кругах французской аристократии и состоял в родстве с двором (он приходился родственником императрице Евгении).
      С Египтом у Лессепса были давние связи. Здесь он родился (его отец занимал должность французского генерального консула в Каире) и работал с 1832 по 1839 г. в консульстве Франции. Он имел тесные личные отношения с некоторыми семействами Египта, в том числе и с наследником египетского престола Саидом. Узнав о его вступлении на престол, Лессепс поспешил в Каир. Он давно уже лелеял план сооружения Суэцкого канала. Он был одно время связан с сенсимонистами и перед отъездом в Египет получил от них всю собранную ими документацию, в частности чертежи французского инженера Бурдалу, который еще в 1847 г. тщательно изучил наиболее подходящую трассу будущего канала.
      30 ноября 1854 г. Лессепс получил от Саида концессию на строительство канала. Она была предоставлена Международной компании на 99 лет «со дня открытия канала двух морей» (ст. 3). В течение этих лет Египет имел право на 15% чистого дохода от эксплуатации канала, остальные 85% получала компания (ст. 5). В силу пункта 4 компания получала безвозмездно все необходимые ей территории за исключением земель, принадлежавших частным лицам.
      Великобритания выступила решительно против строительства канала. В июне 1855 г. британский министр иностранных дел Кларендон в официальном меморандуме французскому правительству изложил мотивы, которые побуждают его отрицательно отнестись к проекту. По его убеждению, сооружение канала «физически невозможно» или же потребует таких затрат, которые сделают его использование коммерчески невыгодным, строительство займет слишком много времени и задержит осуществление более дешевого и практического плана железной дороги. В заключение Кларендон заявлял, что, по его убеждению, идея канала внушена Франции «враждебной политикой в отношении Египта», а именно желанием отрезать Турцию от Египта и закрыть путь между Великобританией и Индией.
      Стремясь смягчить позицию Великобритании, египетское правительство согласилось предоставить ей концессию на сооружение железной дороги между Каиром и Суэцем и одновременно выдало британской фирме крупный заказ на поставку материалов для этой железной дороги. Все оказалось тщетно. Французское правительство, желая избежать споров с Великобританией во время Крымской войны, не решилось официально поддержать Лессепса и настаивать на утверждении концессии.
      Однако Лессепс не принадлежал к числу людей, готовых примириться с неудачей. Он развернул активную пропаганду, стремясь привлечь на свою сторону влиятельные круги как в самой Франции, так и за ее пределами. С этой целью он создал международную комиссию, в состав которой вошли специалисты различных стран. Изучив проект будущего канала, эта комиссия публично объявила в начале 1856 г., что сооружение канала не представляет трудностей и стоимость его не превысит 200 млн фр. В том же году Лессепс начал издавать в Париже специальный журнал, посвященный пропаганде Суэцкого канала. Он умело апеллировал к различным кругам с аргументацией, которая более всего могла привлечь их сочувствие. Наряду с экономическими и финансовыми выгодами Лессепс обещал и политические. Для привлечения на свою сторону реакционных кругов он подчеркивал значение будущего канала для борьбы с революцией, называя его «мощным предохранительным клапаном в паровом котле европейской революции». Убедительным «аргументом» должны были служить и льготные «учредительные» акции. Лессепсу удалось заручиться дипломатической поддержкой со стороны правительства Наполеона III.
      5 января 1856 г. Лессепс получил от Саида новую концессию, которая расширяла и уточняла права Международной компании. Последняя брала на себя задачу соорудить канал в течение шести лет на свои средства, «на свой счет и риск», как гласил текст концессии. Помимо судоходного канала, компания обязывалась также построить пресноводный канал, соединяющий канал с Нилом. В текст этой концессии был включен новый пункт: «Во всех случаях по крайней мере 4/5 рабочих, используемых на этих работах, должны быть египтянами». Концессия подтверждала все прежние привилегии и преимущества компании, в частности право на безвозмездное получение всех территорий, которые окажутся необходимыми для канала, а также право бесплатной эксплуатации всех рудников и каменоломен.
      Одновременно с концессией Саид утвердил статут Международной компании Суэцкого канала. Капитал компании устанавливался в 200 млн фр. из 400 тыс. акций, по 500 фр. каждая. Согласно статье 59 в период работ по сооружению канала собственники акций будут получать по 5%: это условие имело целью привлечь капитал к новому предприятию.
      В 1856 г. Лессепс дважды посетил Великобританию. Он объехал почти всю страну, посетив ряд крупных городов: Лондон, Ливерпуль, Манчестер, Дублин, Глазго, Бирмингем, Бристоль и др. В публичных выступлениях и в частных беседах он пытался привлечь британские деловые круги к поддержке своего предприятия и затем через них воздействовать на правительство. Однако Пальмерстон при личном свидании заявил ему, что по-прежнему отрицательно относится к идее канала, а выступая в палате общин 7 июля 1857 г., назвал проект Лессепса «дутым предприятием».
      При таком отношении со стороны Великобритании не было никаких надежд добиться согласия Стамбула на концессию. Лессепс в этом убедился, когда в декабре 1857 г. посетил турецкую столицу. Проявил колебания и «верный друг» Лессепса Саид: в сентябре он направил Лессепсу письмо, в котором предлагал ему не возвращаться в Египет «до тех пор, пока не будут устранены возражения против канала со стороны британского правительства и будет получено согласие Порты».
      Тем не менее в 1858 г. Лессепс приступил к созданию компании, выпустив 5 ноября в продажу акции на предусмотренную сумму в 200 млн фр. Каждая акция стоила по номинальной цене 500 фр., однако акционер был обязан внести при покупке акции всего 50 фр., а на остальную сумму получал рассрочку на несколько лет. Но несмотря на все его усилия, ни одна акция компании в Великобритании не была куплена. Зато больше половины акций было куплено во Франции (207 111 штук). Французская печать усиленно рекламировала компанию, представляя затею как «чисто французское предприятие». В числе 28 300 лиц, приобретших акции во Франции, значились принц Жером Бонапарт (брат Наполеона I), граф Шамбор (внук короля Карла X), герцог Монпансье (сын Луи-Филиппа).
      Однако в других странах под влиянием Великобритании акции компании не пользовались успехом. Это грозило провалом всего предприятия, ведь по уставу компания могла начать свою деятельность лишь после реализации 100% капитала. 30 ноября подписка на акции была закрыта, на руках устроителей оставался солидный пакет в 66 тыс. акций (из 400 тыс.).
      Из этого положения Лессепс нашел очень простой выход: все нераспроданные акции он списал на счет Египта. Первоначально Саид предполагал подписаться всего на 30 тыс. акций, о чем он и сообщил Лессепсу. Встретив трудности на бирже, Лессепс поставил в счет Саида дополнительно 32 тыс., а затем повторил эту операцию и довел его портфель до 110 тыс. акций. 30 ноября он, даже не ставя Саида в известность, прибавил к его портфелю весь остаток в 66 тыс. Таким образом, в общей сложности египетскому правительству было навязано 177 тыс. акций, или 44% всего капитала. К внешнему долгу Египта Лессепс прибавил солидную сумму в 88 млн фр. Египет стал объектом беззастенчивых финансовых махинаций.
      Для получения средств на оплату этих акций Египет был вынужден прибегнуть к внешнему займу. Однако, находясь в зависимости от Порты, Египет мог заключать внешние займы только с разрешения Стамбула. Лессепс предложил обойти это препятствие, предоставив заем под гарантии египетского казначейства. В итоге к 1861 г. внешний долг Египта достиг значительной суммы — 250 млн фр., а к моменту смерти Саида составлял уже 367 млн фр. Впрочем, его преемник Измаил пошел еще дальше — к 1879 г. внешний долг Египта достиг чудовищной суммы — 2250 млн фр. Европейская печать позднее много писала о «расточительстве» и «излишествах» Измаила. В действительности расточительность Измаила только отчасти была причиной долга: средства, полученные из-за границы, расходовались в значительной мере на ирригацию, сооружение каналов, доков, мостов и другие общественные нужды. С 1863 по 1875 г. в Египте, помимо Суэцкого канала, было сооружено 112 ирригационных каналов общей длиной более 13 тыс. км, 430 мостов и т. д. Решив, вопреки сопротивлению Великобритании, первую часть задачи — создание Международной компании Суэцкого канала, Лессепс приступил 25 апреля 1859 г. к сооружению на берегу Средиземного моря головного участка канала. Сам Лессепс сделал первый удар лопатой. Впрочем, до осени 1861 г. работы по сооружению канала носили скорее символический характер: на них было занято всего около 100 человек.
      Начало работ привело к резкому обострению отношений между Францией и Великобританией. Убедившись в том, что Лессепс перешел от слов к делу, англичане ответили контрмерами. Они добились, что Порта направила в Каир специального уполномоченного с категорическим требованием прекратить все работы. В начале декабря 1859 г. британский посол в беседе с султаном заявил: «Если Порта согласится с проектом канала, Великобритания без колебаний объявит Турции войну». Свои угрозы британское правительство не замедлило подкрепить действиями: перед Александрией в море появилась британская эскадра.
      В столь трудном положении Лессепс решил обратиться за помощью к французскому правительству. Использовав свои придворные связи, 23 октября 1859 г. Лессепс добился аудиенции у императора. Наполеон III пообещал ему свою поддержку. В сентябре 1860 г. французское правительство официально потребовало в Стамбуле утверждения концессии Суэцкого канала. Борьба между Великобританией и Францией за Суэцкий канал — в сущности борьба за Египет — вступила в решающую фазу.
      Лишь поддержка со стороны правительства позволила Лессепсу приступить наконец по-настоящему к сооружению канала. Наряду с финансами главной трудностью оказалась проблема рабочей силы. Лессепс и здесь нашел выход. В силу соглашения, заключенного 20 июня 1856 г. между Лессепсом и Саидом, египетское правительство обязывалось «поставлять рабочих в соответствии с заявками главных инженеров и сообразно с нуждами»: имелось в виду, что компания обязана нанимать египетских рабочих. Но Лессепс истолковал это соглашение как обязательство Египта давать бесплатную рабочую силу, а затем добился, чтобы ежегодно на канале работало не менее 20 тыс. человек.
      Этим обстоятельством и решило воспользоваться британское правительство, чтобы помешать сооружению канала: оно обвинило Лессепса в использовании принудительного, в сущности рабского, труда, что противоречило международному праву, категорически запрещавшему рабский труд. Но англичане лицемерили, так как сами применяли его на строительстве железной дороги через Египет. Лессепс, упоминая об этом, писал: «Можно сказать, что рельсы этой дороги покоятся на тысячах трупов египтян».
      В январе 1863 г. Саид скончался, и Великобритания усилила нажим на правительство Османской империи, требуя от него прекращения строительства канала. 6 апреля 1863 г. османское правительство выдвинуло условия, на которых оно могло бы санкционировать сооружение канала: нейтрализация канала («наподобие проливов Дарданелл и Босфора»), отмена принудительного труда и возвращение Египту территорий, предоставленных компании. Известие об этом привело к тому, что на Парижской бирже акции компании упали в цене на 40 фр.
      В августе 1863 г. турецкое правительство выдвинуло новые, более умеренные требования. Теперь оно настаивало лишь на возвращении компанией Египту всех концессионных территорий; что касается принудительного труда, то Порта соглашалась на сохранение его, хотя и в меньших размерах: число египетских рабочих не должно было превышать 6 тыс. человек. Кроме того, Турция угрожала, что, если соглашение между Египтом и Францией не будет достигнуто в течение шести месяцев, она отдаст приказ о прекращении работ.
      В начале 1864 г. между британской и французской сторонами начались поиски компромисса. Компания согласилась уступить концессионные территории и отказаться от египетской рабочей силы, но, утверждая, что это изменение первоначальной концессии наносит ущерб компании, потребовала «компенсации». В результате при участии Наполеона III было принято решение, весьма выгодное для компании: Египет был обязан выплатить компании за изменение условий концессии 84 млн фр. (за отказ от бесплатной рабочей силы — 38 млн фр., за возвращение территорий — 30 млн фр. и за пресноводные каналы — 16 млн фр.). Таким образом, Лессепс, не заплатив ни копейки за свою концессию, теперь получал за отказ от нее кругленькую сумму. Эти деньги, 84 млн, присужденные компании, оказались для нее очень кстати: средства ее уже подошли к концу. Только благодаря новому вливанию, произведенному за счет Египта, работы удалось продолжить.
      19 марта 1866 г., после подписания соглашения между компанией и египетским правительством на этих условиях, Порта официально санкционировала строительство Суэцкого канала, который и без ее согласия благополучно строился уже семь лет.
      17 ноября 1869 г. состоялось торжественное открытие Суэцкого канала, на которое прибыли представители почти всех стран мира. В честь гостей Измаил устроил грандиозные празднества, представления и банкеты. Как известно, специально для этого случая была написана и поставлена опера Верди «Аида». Эти празднества обошлись Египту почти в 100 млн фр.
      В поздравлениях и приветствиях, расточавшихся в связи с открытием канала в адрес Лессепса, участвовали и англичане. 27 ноября 1869 г. английский министр иностранных дел лорд Кларендон прислал Лессепсу письмо, в котором после поздравлений с «преодолением разного рода препятствий» заявлял: «Я испытываю истинное удовольствие передать Вам поздравления правительства ее величества по поводу окончания нового пути сообщения между Востоком и Западом и по поводу политических и коммерческих преимуществ, которых можно с уверенностью ожидать в будущем в результате этих усилий». Английское правительство наградило Лессепса орденом «Звезда Индии», лондонское Сити избрало его почетным гражданином. В честь его был устроен грандиозный банкет. Торжество Лессепса казалось полным.
      Однако трудности компании не были преодолены. Канал был еще далеко не закончен. Заданные размеры по ширине и глубине не были выдержаны. Это ограничивало возможность использования канала большими океанскими судами, а недостаточная ширина не позволяла судам расходиться при встрече.
      По первоначальному плану канал, чтобы пропускать самые крупные морские суда, должен был иметь 8 м глубины, 80 м ширины в верхнем течении и 44 м в нижнем. Такие размеры делали бы канал проходимым для самых крупных судов. Лессепс с компаньонами произвольно изменил размеры. В 1869 г. ширина канала в верхнем течении в ряде мест не превышала 58 м, в нижнем течении нигде не была более 22 м, а глубина в ряде случаев не превышала 5 м. О фактической незавершенности канала свидетельствовало и то, что в первые десятилетия канал работал только в дневные часы, а продолжительность прохождения составляла 48 часов, причем тоннаж судов был ограничен водоизмещением в 4,5 тыс. т. Только в 1892 г. русло канала в нижнем течении было расширено до 35 м.
      Компания объясняла эти недоделки, в частности несоблюдение заданной глубины, каменистым грунтом. Однако действительной причиной серьезных недоделок в строительстве канала были финансовые затруднения. Вместо 200 млн фр. по проекту фактически компанией было израсходовано 404 323 тыс. фр., т. е. вдвое больше. Значительные суммы были попросту расхищены, разошлись в виде взяток и т. п. Сам Лессепс оценивал действительную стоимость канала всего лишь в 160 млн фр.
      Таким образом, компания просто не имела средств на окончание канала. Только огромная изворотливость Лессепса помогла найти эти 400 с лишним миллионов. Объявление в конце 1868 г. об открытии канала должно было, по расчетам Лессепса, повысить кредит компании, остававшийся очень низким. Однако и после открытия канала вплоть до 1873 г. дела компании не улучшались.
      Однако в 1875 г., когда, казалось, все трудности остались позади и Суэцкий канал начал приносить прибыль, произошло событие, резко изменившее положение: в ноябре 1875 г. британское правительство скупило весь пакет акций, принадлежавший Египту, и Великобритания сразу сделалась крупнейшим акционером и собственником канала.

Ерофеев Н. А. Английский колониализм в середине
XIX века. — М., 1977

Европейское равновесие. XVII—XVIII вв. § 27

Ш. И. де Сен-Пьер о Вестфальской системе

      ...Начнем с общего обзора нынешнего положения дел в Европе. Расположение гор, морей и рек, которые служат границами между населяющими ее народами, по-видимому, определило число и величие этих народов; можно сказать, что политическое устройство этой части света в известном отношении есть плод деятельности природы.
      В самом деле, не следует думать, что это удостоившееся стольких похвал равновесие было кем-то установлено и что кто-либо прилагал усилия, чтобы его поддерживать. Равновесие существует, и те, кто не чувствует в себе достаточно веса, чтобы его нарушить, объясняют свои частные действия необходимостью его укреплять. Вне зависимости от того, помышляют о нем или нет, это равновесие сохраняется и нуждается лишь в самом себе для своего поддержания, обходясь без всякого вмешательства со стороны; едва только оно нарушилось бы в одном пункте, оно тотчас восстанавливалось бы в другом; так что, если государи, которых обвинили бы в стремлении создать всемирную монархию, действительно пожелали бы ее образовать, они проявили бы при этом больше заносчивости, чем ума. Как иначе можно отнестись к подобному замыслу, смехотворность которого тотчас бросается в глаза? Как не понять, что в Европе нет властелина, настолько превосходящего других, чтобы когда-либо стать их повелителем? Все завоеватели, которые совершали перемены в свете, всегда нападали или нежданно, или используя иноземные и более боеспособные войска; к тому же они нападали на такие народы, которые были либо безоружны, либо разобщены, либо недисциплинированны.
      Но где сыскал бы любой европейский государь эту непредвиденную мощь, способную подавить всех остальных, коль скоро наиболее могущественный из государей являет собой весьма малую часть целого и все остальные государи проявляют весьма значительную бдительность? Может ли он иметь большее войско, нежели все они? Этого он не может, подобная армия в короткое время разорила бы его или же его войска были бы слабее сил противника ввиду их сравнительной многочисленности. Может ли он иметь более закаленных в боях солдат? Их у него будет относительно меньше. К тому же военная выучка повсюду примерно одна и та же или же уравнивается в короткое время. Будет ли у него больше денег? Но источники их одни и те же для всех, да никогда деньги и не совершали великих завоеваний. Может быть, он совершит внезапное вторжение? Но нужда в провианте и укрепления противника будут останавливать его на каждом шагу. Захочет ли он возвыситься мало-помалу? Тогда он даст неприятелю возможность сплотиться, чтобы противостоять ему; ему тотчас же станет недоставать времени, денег и людей. Разъединит ли он другие державы, чтобы их одолеть их же силами? Европейский опыт показывает тщетность такой политики, ибо самый ограниченный государь не попадется в подобную ловушку. Наконец, в силу того что ни одна из сторон не может получить особых ресурсов, сопротивление в конечном счете становится равным усилиям нападающего, а время быстро уравняет поражениями кратковременные удачи если и не каждого государя в отдельности, то по крайней мере всех их в целом.
      Можно ли, наконец, представить себе соглашение двух или трех монархов, направленное на подавление остальных? Эти три властелина, кем бы они ни были, не составят вместе и половины Европы. Тогда другая ее часть, безусловно, объединится против них; им нужно будет победить более сильного противника, нежели они сами. Добавлю, что интересы одних слишком противоположны интересам других, чтобы подобный проект вообще мог осуществиться. И я скажу еще, что, если уж они замыслят нечто подобное и начнут осуществлять свой замысел, причем добьются известных успехов, сами эти удачи послужат семенами раздоров в стане вооруженных завоевателей, потому что немыслимо, чтобы их завоевания были поделены так, что каждый счел бы себя необделенным и менее удачливый немедленно не выступил бы против достижений других, которые по тем же самым причинам не замедлили бы тоже рассориться между собой. Я сомневаюсь, чтобы, с тех пор как существует мир, нашлись бы три или даже две тесно сплоченные великие державы, которые бы покорили другие, не повздорив при этом по поводу контингента войск или раздела завоеванного, и не придали бы слабой стороне новых сил благодаря своему неразумному поведению. Таким образом, какие бы предположения ни строить, невероятно, чтобы один государь или союз нескольких государей могли ныне существенно и надолго изменить существующее положение вещей.
      Суть не в том, что Альпы, Рейн, море, Пиренеи — непреодолимые для тщеславия препятствия; эти препятствия подкреплены другими, которые их усиливают или водворяют государства в прежние границы, когда преходящие усилия раздвигают их переделы. Что действительно в определенной степени поддерживает европейскую систему, так это дипломатические переговоры, которые почти всегда взаимно уравновешивают друг друга; однако эта система имеет и другую, еще более солидную опору — совокупность германских государств, расположенных примерно в центре Европы, которая удерживает от соблазнов все остальные части ее и, может быть, в еще большей степени сдерживает своих соседей, чем своих собственных сочленов: эта внушающая чужеземцам страх группировка, сильная численностью и достоинствами своих народов, полезна благодаря своему устройству, которое лишает ее средств и воли к завоеваниям и в то же время является камнем преткновения для других завоевателей. Несмотря на изъяны в устройстве Империи, несомненно, что, пока эта группировка существует, равновесие в Европе не будет нарушено, что ни одному монарху нечего бояться быть свергнутым другим и что Вестфальский договор, пожалуй, всегда будет для нас основой политической системы.

Трактаты о вечном мире. — М., 1963

Конфликты и противоречия. XIX в. § 28

      Методы колониальной политики европейских государств по отношению к Африке конца XIX в. охарактеризовал отечественный историк А. Б. Давидсон. Он отмечал, что желание избежать осложнений в европейской политике заставило колонизаторов вернуться к такому испытанному способу осуществления захватов, как привилегированные компании.
      Такие компании, заручившись «договорами» с «туземными» вождями, получали от правительства своей страны особую хартию, или привилегию. В хартии говорилось, что правительство одобряет эти «договоры», а с ними — и действия соответствующей компании. Фактически правительство разрешало компании захватить ту или иную пока еще «неподеленную» территорию и управлять ею. «Договоры» нужны были для того, чтобы обосновать эти захваты с позиций международного права. Конкретному их содержанию никто особого значения не придавал. Правительство просто объявляло «договор» основой для любых действий компании и, стоя за ее спиной, прямой ответственности за нее не несло. Если у компании дела не ладились, если ее действия возмущали общественное мнение, то правительство могло попросту умыть руки.
      Выгода для него заключалась еще и в том, что колониальные захваты обычно не сулили немедленных прибылей. Наоборот, само завоевание, разведка недр, подготовка к эксплуатации захваченной страны, не говоря уже о подавлении восстаний и «умиротворении» покоренных народов, — все это требовало денег. Обременять дополнительными расходами государственный бюджет не всегда представлялось возможным: налогоплательщики могут не понять, оппозиция в парламенте будет против них возражать, державы-соперницы, обеспокоенные шумихой, постараются принять контрмеры. Ну а тут — частная компания, которая действует на свой страх и риск, расплачиваясь за все своими деньгами. И к карману налогоплательщика, и к правительству все это вроде бы никакого отношения не имеет. Хотя на деле правительству, конечно, приходилось предоставлять в распоряжение таким компаниям и деньги, да и жизни солдат.
      Такой тактикой колониальных захватов пользовалось английское правительство. Русский посол в Великобритании Е. Е. Стааль доносил в Петербург: «Там, где оно не могло или не желало действовать собственными средствами, оно давало особенные грамоты и привилегии частным торговым компаниям, которые вели на свой счет войны в уверенности, что правительство метрополии, в случае опасности и нужды, не откажет им в помощи».
      Идея создания таких компаний в Африке овладела правительствами Англии в разгар схватки за раздел мира. В 1886 г. хартия была дарована Нигерской компании, в 1888 г. — Британской восточноафриканской. В те годы многие газеты и журналы наперебой восторгались компаниями, восхваляли их активность, противопоставляли ее «нерешительности» правительства. В начале 1886 г. и Бисмарк провозгласил идею «германской коммерческой империи» в Африке путем создания компаний, поддерживаемых правительством, и через два года германское правительство дало хартию Германской восточноафриканской компании.
      Главным полем деятельности этих компаний была тогда Африка. В конце XIX в. они да еще несколько сходных с ними ассоциаций Великобритании, Германии, Франции и Бельгии управляли двумя миллионами квадратных миль территории и по крайней мере 50 млн жителей африканского континента.
      Британская южноафриканская компания была из них самой крупной. С. Родс сумел связать эту компанию со своим именем, хотя и не он один и даже не он первым добивался ее создания. О мандате на завоевание мечтали Гиффорд, Коустон и многие другие — те, кто думал о захвате стран, лежавших в глубине Африки.
      30 апреля 1889 г. лорд Гиффорд обратился к правительству от имени компании, которая «должна быть создана», с предварительной просьбой «санкции и моральной поддержки правительства Ее Величества и признания на этой территории полученных законно прав и интересов». Гиффорд сослался на поддержку родсовской «Голд филдс», своей «Бечуаналенд эксплоринг компании» и поименно — лорда Н. Ротшильда, крупного банкира барона Эрлангера, Сесиля Родса, Чарлза Радда.
      Компания брала на себя обязательства: 1) построить железнодорожную и телеграфную линии до Замбези; 2) поощрять иммиграцию и колонизацию; 3) развивать торговлю; 4) эксплуатировать минеральные и другие концессии в системе единой могущественной организации, исключающей конфликты и осложнения между соперничающими интересами.
      Министр колоний поддержал просьбу, поскольку, во-первых, учредители компании на основании акта об акционерных компаниях могут действовать и без хартии, а во-вторых, «такая компания сможет освободить правительство Ее Величества от дипломатических затруднений и тяжелых расходов».

Давидсон А. Сесиль Родс и его время. — М., 1984

Континентальная блокада

Наполеон о целях континентальной блокады
(свидетельство А. де Коленкура)

      Он [Наполеон] тешил себя надеждой (или старался убедить меня), что все европейские правительства, и даже те, которые наиболее тяготятся могуществом Франции, в высшей степени заинтересованы в том, чтобы не позволить казакам перейти через Неман.
      Я откровенно возражал императору:
      — Если кого-нибудь боятся, то именно вашего величества; ваше величество являетесь предметом всеобщего беспокойства, которое мешает видеть другие опасности. Правительства боятся всемирной монархии. Другие династии боятся, чтобы их место не заняла ваша династия, проникшая уже повсюду. Интересы всей Германии страдают в настоящий момент от налоговой системы, установленной три года тому назад. Национальные чувства, национальное самолюбие и национальные обычаи всей Германии оскорблены политической инквизицией, введенной в Германии несколькими нашими неловкими представителями. Именно эти причины и эти мотивы (быть может, их до некоторой степени скрывают от вашего величества) придают ненависти к вам характер общенационального чувства. Народы еще больше, чем правительства, доведены до отчаяния тем военным режимом, который установился в Германии при правлении князя Экмюльского.
      Император не отказывался слушать мои откровенные речи и отвечал мне без раздражения, даже добродушно. ...Он был в таком хорошем настроении, что согласился с правильностью некоторых из моих утверждений; некоторые другие он оспаривал, а по поводу остальных заметил, что люди теперь достаточно просвещены и могут видеть, если посмотрят хотя бы, как мы организуем присоединяемые к Франции страны, что если кое-какие интересы частных лиц терпят там ущерб в результате полицейских мероприятий и в силу обстоятельств, чуждых преследуемой императором цели, то наши законы, действующие там, дают всем действительные гарантии против произвола. Он настаивал, что наше управление строится на великих, возвышенных и либеральных основах, соответствующих духу времени и действительным нуждам народов.
      Он сказал при этом:
      — Я мог бы обращаться с ними, как с завоеванными странами, а я управляю ими, как французскими департаментами; напрасно они жалуются. Если что-нибудь их тяготит, то это — стеснения, обременяющие торговлю, но они объясняются соображениями высшего порядка, пред которыми должны отступать даже интересы старой Франции. Только мир с Англией может положить конец этим стеснениям и этим жалобам. Нужно только терпение. Два года упорной выдержки приведут к падению английского правительства. Оно будет принуждено заключить мир, и притом мир, соответствующий законным торговым интересам всех наций. Все забудут тогда стеснения и вызываемые ими жалобы, а процветание, которое явится результатом этого мира, и тот порядок вещей, который тогда упрочится, дадут полнейшую возможность быстро возместить все потери.
      Император жаловался, что в настоящий момент никто не хочет взглянуть за пределы узкого круга своих собственных неприятностей. ...Правильная оценка той системы, которую он вынужден применять против Англии, и всех связанных с ней последствий будет возможна лишь через несколько лет. Он нарушает слишком много установившихся привычек и оскорбляет слишком много мелочных интересов, а следовательно, создает много недовольных; этим и пользуются сейчас в своих целях глупость и слепая ненависть.
      Но континентальная система, продолжал он, не делается от этого менее великим замыслом, и она превратится даже в добровольную систему, осуществляемую по воле всех народов, потому что она соответствует как индивидуальным интересам отдельных лиц, так и общим интересам всего континента. Поставить преграду тому, кто ставит преграды другим, — это простая справедливость. К тому же император желал создать на континенте промышленность, которая освободила бы Европу от господства английской промышленности и, следовательно, соперничала бы с нею; у него не было поэтому выбора в средствах, и он пустил в ход единственное оружие, которое действительно наносит удар благосостоянию Англии. ...Он достоверно знает теперь, что не ошибся, и в подтверждение своих слов может сослаться на промышленное процветание не только в старой Франции, но также и в Германии, несмотря на то что войны все время не прекращаются.
      Император делал отсюда вывод, что именно эта система создала промышленность во Франции и Германии. Это значит, говорил он, что она будет источником богатства и уже сейчас возмещает нам недостаток внешней торговли; в близком будущем ее благодетельная роль даст себя знать еще больше. Не пройдет и трех лет, как рейнские области, Германия и даже те страны, где сейчас больше всего возмущаются запретами, воздадут должное его стремлениям и его прозорливости. Показать французам и немцам, что они сами могут зарабатывать у себя дома те деньги, которые до сих пор отнимала у них английская промышленность, — это великая победа над сент-джемским кабинетом. Одного этого результата было бы достаточно, чтобы обессмертить его царствование, ибо он способствует дальнейшему развитию как нашего внутреннего процветания, так и процветания Германии.
      То, что я назвал исполинским могуществом Франции, по мнению императора, означает в настоящий момент такое положение вещей, которое полностью соответствует интересам Европы, так как является единственным средством дать отпор чрезмерным притязаниям Англии.
      ...Говорят, и вы, Коленкур, первый говорите это, что я злоупотребляю нашим могуществом. Я признаю этот упрек, но я делаю это в общих интересах всего континента, тогда как Англия вполне определенно злоупотребляет своей силой и своим могуществом, огражденным от бурь, исключительно в своих собственных интересах, так как лондонские торгаши ни во что не ставят интересы Европы, которая, по-видимому, так благоволит к Англии. ...Если я восторжествую над Англией, Европа будет меня благословлять, если же я паду, то вскоре упадет и маска, которую носит Англия, и тогда все увидят, что она думала только о себе и принесла спокойствие континента в жертву своим текущим интересам. Континент не может и не должен жаловаться на мероприятия, цель которых — закрыть его в настоящее время для английской торговли. Присоединение к Франции тех или иных территорий, возбудившее столько крика, является (император сказал это мне под секретом) только временной мерой, служащей для того, чтобы стеснить Англию, затруднить ее торговлю, разорвать ее торговые связи и отучить Европу от них. Эти территории — залог, который я держу в своих руках, подобно Ганноверу и многим другим, чтобы они могли служить потом предметом торга с Англией в обмен на наши или голландские колонии или на некоторые притязания, от которых Англии придется отказаться в общих интересах.

А. де Коленкур. Поход Наполеона в Россию. — Смоленск, 1991

ТЕМАТИЧЕСКИЕ  ТЕСТЫ

      Тесты охватывают все разделы учебника и позволяют организовать тематическую проверку знаний учащихся.
      Формы заданий соответствуют формам заданий ЕГЭ, что позволит учащимся тренироваться в их решении и будет способствовать психологической подготовке к экзамену.
      Задания со звездочкой повышенной трудности и предназначены для профильного уровня образования.

      1. Историческое познание сегодня. Первобытность. Древний Восток (предисловие, § 1—3)

Вариант 1
      1. Историография изучает
          а) даты исторических событий и явлений
          б) развитие письменности, помогает определить авторство документа
          в) историю денежного обращения, монетной чеканки
          г) концепции, взгляды ученых, закономерности становления самой исторической науки
      2. Человек современного вида появился
          а) 2—1,5 млрд лет назад
          б) 4—3 млн лет назад
          в) 100—40 тыс. лет назад
          г) 6—5 тыс. лет назад
      3. Признаки неолитической революции
          а) возделывание злаков и выращивание животных
          б) отсутствие частной собственности
          в) преимущественно кочевой образ жизни
          г) существование соседской общины
          д) возникновение племенных богов
          е) преобладание собирательства
      4. На рубеже IV—III тыс. до н. э.
          а) возникли первые цивилизации
          б) началась неолитическая революция
          в) появился человек современного вида
          г) зародилась религия
      5. Установите соответствие между народами и их достижениями

1) создание шестидесятеричного счета
2) создание алфавита 
3) строительство гигантских усыпальниц-пирамид

 

а) шумеры
б) китайцы
в) финикийцы
г) египтяне

      6. В основе развития китайской государственности и цивилизации лежали идеи
          а) буддизма
          б) даосизма
          в) ведизма
          г) конфуцианства
      7. Возникновение цивилизации в Месопотамии связано с народом
          а) аккадцы
          б) шумеры
          в) ассирийцы
          г) хеты
      8. На Древнем Востоке
          а) возникла письменность
          б) произошел переход к кочевому скотоводству
          в) появилось классическое рабство
          г) зародилась монотеистическая религия
          д) зародилась демократия
      9. Древневосточный правитель
          а) имел неограниченную власть над подданными
          б) выбирался высшей знатью
          в) имел лишь религиозные функции
          г) не имел никакой собственности
      10*. Высказывание «Никакие явления социальной, политической, материальной жизни не могут быть правильно поняты без рассмотрения картины мира, присутствующей в сознании людей, без понимания ментальности» характерно для
          а) цивилизационных теорий
          б) исторической антропологии
          в) теорий модернизации
          г) сравнительного изучения истории
      11*. Вера в происхождение человека от воображаемого предка (человека, животного или растения) и поклонение ему
          а) тотемизм
          б) анимизм
          в) фетишизм
          г) магия
      12*. «Нет многих богов, а только великий Ахурамазда, который есть Добро и Свет». Такова основная идея религии
          а) иудаизма
          б) буддизма
          в) зороастризма
          г) ведизма
      13. Дайте определение понятиям
          а) история
          б) древневосточная деспотия

Вариант 2
      1. Палеография изучает
          а) авторство, время и место создания письменного источника
          б) историю денежного обращения
          в) даты исторических событий и явлений
          г) значение гербов
      2. Эволюционная теория происхождения человека создана
          а) А. Тойнби
          б) Ч. Дарвином
          в) М. Блоком
          г) Ф. Энгельсом
      3. Признаки неолитической революции
          а) существование родовой общины
          б) второе разделение труда — выделение ремесла
          в) преимущественно кочевой образ жизни
          г) появление пахотного земледелия
          д) переход к монотеизму
          е) появление семейного хозяйства и зачатков частной собственности
      4. Переход человечества от первобытности к цивилизации свершился
          а) 40 тыс. лет назад
          б) в IX тыс. до н. э.
          в) во II тыс. до н. э.
          г) на рубеже IV—III тыс. до н. э.
      5. Установите соответствие между народами и их достижениями

1) возникновение буддизма
2) создание клинописи 
3) изготовление шелка

 

а) шумеры
б) египтяне
в) индийцы
г) китайы

      6. «Жизнь есть зло, несущее всему существующему страдания. Чтобы обрести спасение, надо отказаться от всех желаний, вести праведную жизнь». Такова основная идея религии
          а) зороастризма
          б) иудаизма
          в) буддизма
          г) ведизма
      7. Небо считалось высшим божеством, правитель — Сыном Неба, а само царство стало называться Поднебесным. Речь идет о
          а) Персии
          б) Египте
          в) Индии
          г) Китае
      8. В эпоху первобытности
          а) появилась письменность
          б) были созданы первые государства
          в) зародилась религия
          г) появились научные знания
          д) произошел переход к земледелию и скотоводству
      9. Для древневосточной деспотии характерно
          а) участие народа в управлении государством
          б) всеохватывающее господство государства над подданными
          в) отсутствие налоговой системы
          г) отсутствие письменных законов
      10*. Высказывание «В истории существовали и существуют определенные типы человеческих сообществ, вызывающие устойчивые ассоциации в области религии, архитектуры, живописи, нравов, обычаев, т. е. в области культуры» характерно для
          а) цивилизационных теорий
          б) исторической антропологии
          в) теорий модернизации
          г) сравнительного изучения истории
      11*. Вера в одушевленность окружающего мира, в существование духов природы и людей
          а) тотемизм
          б) анимизм
          в) фетишизм
          г) магия
      12*. Особенность финикийской цивилизации
          а) создание крупнейшей империи Древнего Востока
          б) значительное отставание в политическом развитии от других государств
          в) создание первой монотеистической религии
          г) преобладание в хозяйственной жизни ремесла и торговли
      13. Дайте определение понятиям
          а) исторический источник
          б) неолитическая революция

2. Мир Античности (§ 4—7)

Вариант 1
      1. Началом Античности историки считают
          а) рубеж IV—III тыс. до н. э.
          б) рубеж III—II тыс. до н. э.
          в) середину II тыс. до н. э.
          г) начало I тыс. до н. э.
      2. Древнейший очаг греческой цивилизации
          а) Афины
          б) Спарта
          в) Иония
          г) Крит
      3. Гражданин греческого полиса имел право
          а) заниматься ремеслом и торговлей
          б) продать своего сына в рабство
          в) участвовать в управлении государством
          г) отказаться от участия в военном походе
          д) защищать свой полис от врага
      4. «Грандиозный интеллектуальный прорыв» VI в. до н. э. в Древней Греции был связан с
          а) появлением монотеистической религии
          б) рождением философии
          в) созданием древнегреческого эпоса
          г) открытием шарообразности Земли
      5. Для греческой религии и мифологии были характерны
          а) систематизированный характер мифологии
          б) единобожие
          в) оформление единого греческого пантеона
          г) отсутствие храмов и культа
          д) существование в каждом полисе своего пантеона богов
      6. Установите соответствие между периодом в истории Античности и произведениями искусства

1) классическая Греция 
2) эллинизм 
3) императорский Рим

 

а) Пергамский алтарь
б) Пантеон
в) зиккурат Этеменанки
г) статуя Зевса в Олимпии

      7. Установите соответствие между событием и датой

1) начало завоеваний Александра Македонского
2) установление республики в Риме 
3) падение Западной Римской империи

 

а) 753 г. до н. э.
б) 509 г. до н. э.
в) 336 г. до н. э.
г) 395 г. н. э.
д) 476 г. н. э.

      8. Юлий Цезарь
          а) впервые установил бессрочную диктатуру в Риме
          б) стал римским императором
          в) являлся одним из древнеримских царей
          г) был избран афинским стратегом
      9. Режим власти в Риме, при котором император был провозглашен «богом и господином», получил название _____________
      10*. Полагал, что реальность составляют идеи, находящиеся вне конкретных вещей и явлений, древнегреческий философ
          а) Гераклит
          б) Сократ
          в) Платон
          г) Аристотель
      11*. Характерные черты Спарты
          а) военизированное государство
          б) демократическое политическое устройство
          в) высшая власть принадлежит народному собранию
          г) полис олигархического типа
          д) прямая демократия
          е) контроль власти над жизнью граждан
      12*. В римском праве было(а) сформулировано(а)
          а) право на свободу слова
          б) идея божественной власти императора
          в) презумпция невиновности
          г) обоснование обязательности рабства
      13. Дайте определение понятиям
          а) Античность
          б) полис

Вариант 2
      1. Окончанием Античности историки считают
          а) V в. до н. э.
          б) IV в. до н. э.
          в) III в. н. э.
          г) V в. н. э.
      2. Выдающиеся архитектурные сооружения классической Греции находятся в
          а) Спарте
          б) Афинах
          в) Трое
          г) Микенах
      3. Древнегреческий полис — это
          а) город-государство с округой
          б) один из городов Греции
          в) участок земли, принадлежащий на правах собственности
          г) община полноправных граждан
          д) религиозное объединение
      4. Появление истории как особой области знания было связано с именем
          а) Гераклита
          б) Фидия
          в) Геродота
          г) Перикла
      5. Для греческой культуры были характерны
          а) любовь к гладиаторским боям
          б) большое внимание к наукам и искусствам
          в) широкое распространение портрета
          г) отсутствие монументальных зданий
          д) изображение идеального человека
      6. Установите соответствие между периодом в истории Античности и архитектурными сооружениями

1) классическая Греция
2) эллинизм 
3) императорский Рим 

 

а) Колизей
б) Парфенон
в) Колосс Родосский
г) храм в Карнаке

      7. Установите соответствие между событием и датой

1) установление империи в Риме
2) легендарное основание Рима
3) распад Римской империи на Западную и Восточную

 

а) 753 г. до н. э.
б) 509 г. до н. э
в) 27 г. до н. э.
г) 336 г. до н. э.
д) 395 г. н. э.

      8. Октавиан Август
          а) стал первым римским императором
          б) впервые установил бессрочную диктатуру в Риме
          в) был знаменитым римским поэтом
          г) прославился созданием кодекса римского права
      9. Монархия с сохранением внешних признаков республики получила в римской истории название ______________
      10*. Создал учение о формах и «неподвижном перводвигателе» мироздания древнегреческий философ
          а) Гераклит
          б) Сократ
          в) Платон
          г) Аристотель
      11*. Характерные черты Афин
          а) военизированное государство
          б) демократическое политическое устройство
          в) высшая власть принадлежит народному собранию
          г) полис олигархического типа
          д) выборные государственные должности
          е) жесткий контроль власти над жизнью граждан
      12*. В римском праве было сформулировано
          а) понятие собственности, в том числе частной
          б) право только римских граждан
          в) обоснование обязательности рабства
          г) право на свободу слова
      13. Дайте определение понятиям
          а) эллинизм
          б) республика

3. Средневековье. Возрождение (§ 8—14)

Вариант 1
      1. Итоги развития Европы в Средние века
          а) возникновение суда присяжных
          б) отказ от христианства
          в) складывание европейской общности
          г) упадок строительства и городов
          д) утверждение авторитарного типа правления в большинстве государств
      2. Средневековая европейская цивилизация была преимущественно
          а) промышленной
          б) ремесленной
          в) мелкотоварной
          г) аграрной
      3. В основе Крестовых походов лежала идея
          а) защиты христианского мира от неверных
          б) уничтожения всех иноверцев
          в) захвата всего мира
          г) объединения мира в единое государство
      4. Начиная с XII в. в Европе формируются государства, в которых
          а) укрепилась политическая раздробленность
          б) власть короля ограничивалась сословным представительством
          в) власть короля была абсолютной
          г) была упразднена монархия
      5. Особенность, определившая развитие Византии в Средние века
          а) ее связи с Древним Римом оборвались еще в Античности
          б) в ней была слаба роль церкви
          в) она была прямой наследницей Древнего Рима
          г) она была полностью разгромлена варварами
      6. Установите соответствие между событием и датой

1) изгнание арабов из Испании, окончание Реконкисты 
2) раскол христианской церкви на западную и восточную
3) захват Константинополя турками, падение Византии 

 

а) 1054 г
б) 1204 г.
в) 1453 г.
г) 1492 г.

      7. Шиизм — это течение в исламе, представители которого
          а) считают халифов, правивших после Мухаммеда, святыми
          б) почитают Коран и дополнения к нему
          в) почитают только Коран
          г) призывают к активным завоеваниям
      8. Стабильность жизни индийцев при всех политических переменах обеспечивалась
          а) наличием сильного государства
          б) благоприятными природными условиями
          в) деспотической властью
          г) существованием общины
      9. Император в Японии
          а) был фигурой ритуальной, олицетворявшей страну
          б) являлся носителем реальной высшей власти
          в) командовал армией
          г) обладал властью только в столице
      10. Особое значение в мусульманской культуре имело искусство
          а) миниатюры
          б) скульптуры
          в) каллиграфии
          г) иконописи
      11. Предпосылки Возрождения
          а) географические открытия, расширение кругозора людей
          б) рост светских настроений среди горожан
          в) усиление роли церкви в жизни общества
          г) распространение аскетической морали
          д) пробуждение личной инициативы
          е) сохранение в Италии памятников античной культуры
      12. Установите соответствие между деятелем Возрождения и его вкладом в искусство

1) Франческо Петрарка
2) Питер Брейгель Старший
3) Леонардо да Винчи 

 

а) изобретатель техники масляной живописи
б) основоположник пейзажа как жанра живописи
в) родоначальник гуманизма
г) автор фрески «Тайная вечеря»

      13*. Особенности византийского феодализма
          а) получение земли феодалами в собственность
          б) отсутствие крупных городов
          в) император — верховный собственник земли
          г) существование системы титулов, передаваемых по наследству
          д) отсутствие иерархической сеньориально-феодальной системы
      14*. Одна из особенностей развития Китая в Средние века
          а) мобильность членов общества, возможность менять свой социальный статус
          б) отказ от традиционных устоев существования общества
          в) жесткая и дифференцированная административно-бюрократическая система
          г) отказ от идеи сильного государства
      15. Дайте определение понятиям
          а) феодализм
          б) гуманизм

Вариант 2
      1. Итоги развития Европы в Средние века
          а) сближение с Востоком
          б) создание университетов
          в) возникновение сословного представительства
          г) перенаселение Европы
          д) отказ от частной собственности
      2. Важный признак феодального общества
          а) развитие индивидуализма
          б) неграмотность
          в) его независимость от государства
          г) корпоративность
      3. Важнейший итог Столетней войны между Англией и
      Францией
          а) разорение и упадок территории Англии
          б) оформление их как национальных государств
          в) объединение территорий обоих государств
          г) усиление Германии, вызванное ослаблением этих государств
      4. После распада раннефеодальных государств в Европе
          а) установилась политическая раздробленность
          б) возникли абсолютные монархии
          в) распространилось сословное представительство
          г) установилась власть арабов
      5. Особенность, определившая развитие Византии в Средние века
          а) преобладание языческих культов среди народов, ее населявших
          б) полный разгром варварами в начале Средневековья
          в) ее существование было неразрывно связано с христианством
          г) ее связи с Древним Римом оборвались еще в Античности
      6. Установите соответствие между событием и датой

1) возникновение ислама
2) установление в Японии сёгуната
3) начало китайского Средневековья  

 

а) III в.
б) V в.
в) VII в.
г) XII в.

      7. Суннизм — это течение в исламе, представители которого
          а) почитают Коран и дополнения к нему
          б) считают, что наследниками Мухаммеда могут быть только его прямые потомки
          в) выступают против завоеваний
          г) почитают только Коран
      8. Устойчивость и традиционность индийского общества обеспечивалась
          а) существованием сильного государства
          б) наличием варно-кастовой системы
          в) отсталостью в хозяйственном развитии
          г) распространением единой для всех религии
      9. Чиновником в Китае можно было стать
          а) имея аристократическое происхождение
          б) одержав победу в битве
          в) купив должность
          г) получив образование и сдав экзамены
      10. Особое значение в культуре Византии имело искусство
          а) миниатюры
          б) скульптуры
          в) иконописи
          г) каллиграфии
      11. Принципы гуманизма
          а) возрождение античных нравственных норм и культуры
          б) осознание невозможности рационального познания
          в) утверждение о возможности обрести счастье в Царствии Божьем
          г) сохранение традиций церковно-феодальной культуры
          д) утверждение идеала свободного человека-творца
          е) провозглашение красоты мира и человека
      12. Установите соответствие между деятелем Возрождения и его вкладом в искусство

1) Ван Эйк 
2) Мазаччо
3) Микеланджело 

 

а) основоположник реалистического искусства Возрождения
б) автор росписей Сикстинской капеллы
в) первооткрыватель законов перспективы
г) изобретатель техники масляной живописи

      13*. Особенности византийского феодализма
          а) феодалы владели не землей, а правом сбора налогов
          б) собственниками земли были крупные чиновники
          в) император не был собственником земли
          г) существовало множество городов, подчиненных центральной власти
          д) феодалы зависели от сеньора, который давал им землю
      14*. Характерная черта политической истории средневековой Индии
          а) отсутствие крупных государственных образований
          б) завоевание ее территории монголами
          в) существование единого сильного государства
          г) чередование периодов раздробленности и централизации
      15. Дайте определение понятиям
          а) феод
          б) Возрождение

4. Экономика и общество (§ 15—18)

Вариант 1
      1. Предпосылки Великих географических открытий
          а) представление о том, что Земля плоская
          б) расширение астрономических знаний
          в) строительство небольших судов
          г) стремление европейцев установить прямые торговые отношения с Востоком
          д) наличие в Европе большого количества золота и серебра
      2. Установите соответствие между процессом и датой

1) Великие географические открытия 
2) новая техническая революция
3) промышленная революция в Англии 

 

а) конец XV — начало XVI в.
б) середина XVII в.
в) вторая половина XVIII — начало XIX в.
г) конец XIX в.

      3. Главный экономический результат Великих географических открытий
          а) подъем мировой торговли
          б) открытие новых материков
          в) развитие кораблестроения
          г) усиление Испании и Португалии
      4. Сельское хозяйство «старого порядка» характеризует
          а) широкое распространение технических культур
          б) сохранение двуполья
          в) высокая продуктивность
          г) распространение многопольного севооборота
          д) слабое развитие животноводства
      5. Основной путь развития общественных отношений в странах Восточной Европы
          а) медленное приспособление сеньориального строя к условиям капитализма
          б) «повторное закрепощение крестьян»
          в) огораживания
          г) законодательная отмена сеньориального строя
      6. Промышленная революция началась в (во)
          а) Франции
          б) Германии
          в) Великобритании
          г) Испании
      7. Изменение, произошедшее в положении рабочих в XIX в.
          а) сложилась группа работников квалифицированного труда
          б) увеличилась значимость мастеров ручного труда
          в) численность рабочих сокращалась
          г) был запрещен женский и детский труд
      8. В результате индустриализации
          а) машины стали активно использоваться в сельском хозяйстве
          б) началось производство машин машинами
          в) произошел подъем преимущественно базовых отраслей промышленности
          г) наиболее активно развивались обрабатывающие отрасли промышленности
      9. Во второй половине XIX в. в процессе новой технической революции
          а) появился железнодорожный транспорт
          б) стали применять машины в промышленности
          в) начали использовать энергию атома
          г) появился автомобильный транспорт
      10*. Одним из результатов «великой депрессии» являлось возникновение
          а) машиностроения
          б) монополий
          в) банковского кредита
          г) товарных бирж
      11*. Промышленная революция в странах континентальной Европы
          а) началась с аграрной революции
          б) получила законодательное оформление
          в) началась с изобретений в хлопчатобумажной промышленности
          г) не получила поддержки со стороны сельского хозяйства
      12*. Мануфактуру, на которой все стадии технологического процесса рассредоточены по разным мастерским, называют _______________
      13. Дайте определение понятиям
          а) промышленная революция
          б) социальный вопрос

Вариант 2
      1. Предпосылки Великих географических открытий
          а) нехватка в Европе наличного золота и серебра
          б) неразведанная береговая линия Африки
          в) необходимость сбыта европейских товаров на Восток
          г) появление судов, способных выдержать длительное плавание
          д) стремление европейцев открыть новые материки
      2. Установите соответствие между событием и датой

1) появление железных дорог
2) появление индустриальных стран 
3) революция цен

 

а) XVI в.
б) XVIII в.
в) первая треть XIX в.
г) конец XIX в.

      3. В результате притока драгоценных металлов в Европу
          а) возросла покупательная способность денег
          б) стали делать больше ювелирных украшений
          в) разбогатели дворяне
          г) стали расти цены на все товары и услуги
      4. Сельское хозяйство «старого порядка» характеризует
          а) низкая продуктивность
          б) распространение трехполья
          в) использование примитивного инвентаря
          г) преобладание овощеводства
          д) широкое распространение животноводства
      5. Основной путь развития общественных отношений в деревне Великобритании
          а) медленное приспособление сеньориального строя к условиям капитализма
          б) «повторное закрепощение крестьян»
          в) огораживания
          г) законодательная отмена сеньориального строя
      6. Начало промышленной революции в Европе
          а) первая половина XVIII в.
          б) вторая половина XVIII в.
          в) первая половина XIX в.
          г) вторая половина XIX в.
      7. Изменение, произошедшее в положении буржуазии в XIX в.
          а) ее численность многократно увеличилась
          б) у нее появилось стремление влиться в сословие дворян
          в) значительно увеличилось ее экономическое могущество
          г) сложилась влиятельная группа торговой буржуазии
      8. В результате индустриализации
          а) промышленность стала преобладать над сельским хозяйством
          б) главную роль в промышленности стали играть обрабатывающие отрасли
          в) стали использовать машины в промышленности
          г) появилась новая форма предприятия — завод
      9. Во второй половине XIX в. в процессе новой технической революции
          а) сократилось число промышленных предприятий
          б) появилось машиностроение
          в) начал развиваться городской транспорт
          г) стали использовать в быту и производстве электричество
      10*. Промышленная революция в странах континентальной Европы
          а) нуждалась в поддержке со стороны государства
          б) началась раньше, чем в Англии
          в) привела к отказу от политики протекционизма
          г) не заимствовала опыт Англии
      11*. Процесс миграции населения из сельской местности в города называется
          а) социализация
          б) урбанизация
          в) индустриализация
          г) демографический кризис
      12*. Мануфактуру, на которой все стадии технологического процесса собраны под одной крышей, называют ______________
      13. Дайте определение понятиям
          а) индустриализация
          б) огораживания

5. Духовная жизнь общества (§ 19—21)

Вариант 1
      1. К началу Нового времени католическую церковь критиковали за
          а) замкнутость сословия духовенства
          б) торговлю индульгенциями
          в) несоблюдение церковных обетов и уставов
          г) стремление монахов вести аскетический образ жизни
          д) существование монастырей
          е) стремление к роскоши
      2. Основание ордена иезуитов для борьбы с Реформацией произошло в
          а) 1492 г.
          б) 1534 г.
          в) 1571 г.
          г) 1648 г.
      3. Идеи М. Лютера
          а) единственный источник истины — Священное Писание (Библия)
          б) учение о спасении верой
          в) Священное Писание (Библию) нельзя переводить с латыни
          г) учение о Божественном предопределении
          д) упразднение духовенства и монашества
          е) сохранение пышного богослужения
      4. Индуктивный метод, т. е рассуждение от частного к общему, в XVII в. обосновал
          а) Николай Коперник
          б) Френсис Бэкон
          в) Рене Декарт
          г) Исаак Ньютон
      5. Просвещение возникло в
          а) XVI в.
          б) начале XVII в.
          в) конце XVII в.
          г) начале XVIII в.
      6. Установите соответствие между названием течения общественно-политической мысли XIX в. и идеей

1) либерализм 
2) демократия  
3) марксизм

 

а) революционный путь перехода к коммунизму
б) сохранение существующего политического строя
в) требование гражданских прав и свобод
г) введение республиканского правления

      7. Для архитектуры классицизма характерна
          а) симметричность зданий
          б) утонченность и затейливость убранства
          в) архитектурная деталь в виде спиралевидного завитка
          г) чрезмерная пышность и нарядность убранства
      8. Для архитектуры барокко характерна(о)
          а) симметричность зданий
          б) простота убранства
          в) оформление зданий в стиле ордерной архитектуры Античности
          г) плавность очертания построек
      9. Установите соответствие между деятелем искусства романтизма и его вкладом в искусство

1) Джордж Байрон 
2) Эжен Делакруа 
3) Рихард Вагнер

 

а) художник, автор работ, посвященных борьбе за свободу
б) создатель цикла музыкальных драм «Кольцо нибелунга»
в) мастер фантастической повести и сказки
г) лирический поэт, утверждавший личностный подход к восприятию мира

      10*. К концу XIX в. во многих странах Европы и Северной Америки
          а) появились публичные библиотеки
          б) искусство оставалось привилегией знати
          в) периодическая печать была доступна немногим
          г) достигнута почти поголовная грамотность населения
          д) ученые не представляли отдельной профессиональной группы
      11*. Политические теории эпохи Просвещения включали идеи
          а) сохранения абсолютной монархии
          б) гражданское общество предшествует государству
          в) необходимость правового государства
          г) монарху должна принадлежать законодательная власть
          д) разделение властей
          е) королевский суверенитет
      12*. Реформа католической церкви в XVI в. предполагала
          а) упразднение монашества и монастырей
          б) запрещение торговли индульгенциями
          в) повышение образовательного уровня священников
          г) запрещение пышных богослужений
          д) отмену некоторых обрядов
      13. Дайте определение понятиям
          а) Реформация
          б) Просвещение

Вариант 2
      1. К началу Нового времени католическую церковь критиковали за
          а) стремление духовенства вести светский образ жизни
          б) занятия прибыльной деятельностью
          в) запрещение торговли индульгенциями
          г) сохранение обета безбрачия
          д) продажу церковных должностей
          е) чересчур ревностное соблюдение церковных обрядов
      2. Первое выступление М. Лютера с реформаторскими идеями произошло в
          а) 1498 г.
          б) 1517 г.
          в) 1555 г.
          г) 1618 г.
      3. Идеи Ж. Кальвина
          а) единственный источник истины — Священное Писание (Библия)
          б) учение о спасении верой
          в) сохранение епископального строя
          г) учение о Божественном предопределении
          д) подчинение церкви не папе, а королю
          е) республиканское устройство церкви
      4. Философский рационализм как метод познания истины обосновал
          а) Николай Коперник
          б) Френсис Бэкон
          в) Рене Декарт
          г) Исаак Ньютон
      5. Просвещение возникло в (во)
          а) Англии
          б) Франции
          в) Германии
          г) Испании
      6. Установите соответствие между названием течения общественно-политической мысли XIX в. и идеей

1) либерализм 
2) демократия
3) социализм

 

а) введение всеобщего избирательного права
б) отказ от собственности и материальных стимулов
в) перераспределение доходов богатых в пользу бедных
г) защита прав человека и равноправие граждан

      7. Для архитектуры барокко характерны(а)
          а) стилизованные раковины с многочисленными завитками
          б) рельефность, волнообразность, создающие иллюзию движения
          в) регулярные парки
          г) симметричность зданий
      8. Для романтического искусства характерно
          а) принцип симметрии
          б) увлечение народными преданиями и легендами
          в) отражение преимущественно современной жизни
          г) восхищение итогами революционных преобразований XVIII в.
      9. Установите соответствие между деятелем искусства романтизма и его вкладом в искусство

1) Франц Шуберт
2) Эдгар По 
3) Эрнст Теодор Амадей Гофман

 

а) зачинатель детективной литературы
б) создатель цикла музыкальных драм «Кольцо нибелунга»
в) создатель лирических песен, соединявших поэзию и музыку
г) мастер фантастической повести и сказки

      10*. К концу XIX в. во многих странах Европы и Северной Америки
          а) появились художественные музеи
          б) было слабо развито издательское дело
          в) ученые превратились в самостоятельную и уважаемую группу населения
          г) около половины населения были грамотными
          д) возникли частные закрытые библиотеки
      11*. Экономические теории эпохи Просвещения включали идеи
          а) внешняя торговля — главный источник обогащения государства
          б) необходимость расширения протекционизма
          в) промышленность является источником богатства народов
          г) законы рыночной системы хозяйства
          д) необходимость помощи государства предпринимателям
          е) свобода торговли и конкуренции
      12*. Католическая церковь боролась с протестантизмом
          а) военными действиями
          б) повышением налогов на протестантов
          в) принудительным переселением протестантов на вновь открытые земли
          г) введением цензуры печати
          д) с помощью суда инквизиции
      13. Дайте определение понятиям
          а) научная революция XVII в.
          б) либерализм

6. Политические отношения (§ 22—25)

Вариант 1
      1. Централизованными государствами в Европе к концу XV в. были
          а) Франция
          б) Италия
          в) США
          г) Священная Римская империя германского народа
          д) Испания
      2. Правовой характер абсолютной монархии выражался в
          а) разделении властей
          б) нераспространении власти монарха на собственность подданных
          в) законодательном упразднении старинных обычаев провинций
          г) личном составлении законов монархом
      3. Реформы в духе Просвещения, проводившиеся в европейских странах
          а) централизация системы управления страной
          б) ограничение произвола помещиков по отношению к крестьянам
          в) реорганизация и укрепление армии
          г) развитие системы образования
          д) запрещение протестантизма
      4. Причины Французской революции конца XVIII в.
          а) сохранение сеньориального строя
          б) подчинение Франции власти Габсбургов
          в) недовольство пуритан итогами Реформации
          г) созыв Генеральных штатов
          д) плохое управление страной и расточительность двора
      5. Установите соответствие между событием и датой

1) начало Французской революции 
2) первая избирательная реформа в Великобритании 
3) принятие Билля о правах в Англии

 

а) 1640 г.
б) 1689 г.
в) 1789 г.
г) 1832 г.

      6. К концу XVII в. в Англии установилась
          а) республика
          б) конституционная монархия
          в) федеративное устройство
          г) всеобщее избирательное право
          д) принцип разделения властей
          е) личная неприкосновенность граждан
      7. В 1834 г. после смерти Фердинанда VII в Испании
          а) учреждались двухпалатные кортесы
          б) устанавливалась республика
          в) вводилось всеобщее избирательное право
          г) вводилась свобода торговли
      8. В ходе Гражданской войны в США
          а) США стали независимы от Великобритании
          б) было введено всеобщее избирательное право
          в) установилась республика
          г) было отменено рабство
      9. В последней трети XIX в. в большинстве стран Европы
          а) возникла республиканская форма правления
          б) власть монарха была ограничена конституциями
          в) были предоставлены избирательные права женщинам
          г) были запрещены политические партии
      10*. В результате Войны за независимость в Северной Америке возникла
          а) конституционная монархия
          б) абсолютная монархия
          в) федеративная республика
          г) диктатура
      11*. Характерная черта деспотизма
          а) одностороннее представление об обязанностях подданных
          б) разделение властей
          в) право частной собственности
          г) участие граждан в управлении государством
      12*. Один из лозунгов революций 1848—1849 гг. в ряде европейских стран
          а) создание многопартийной системы
          б) создание национального государства
          в) борьба с демократическим движением
          г) сохранение монархии
      13. Дайте определение понятиям
          а) просвещенный абсолютизм
          б) либеральная демократия

Вариант 2
      1. К концу XV в. в Европе не были объединены государства
          а) Франция
          б) Испания
          в) Речь Посполитая
          г) Италия
          д) Священная Римская империя германского народа
      2. Опора абсолютной монархии
          а) бюрократический аппарат
          б) сословные собрания
          в) аристократия
          г) церковь
      3. Реформы в духе Просвещения проводились в
          а) Италии
          б) Пруссии
          в) монархии Габсбургов
          г) Португалии
          д) Франции
      4. Причины Английской революции середины XVII в.
          а) поражение Англии в войне с Шотландией
          б) роспуск парламента
          в) недовольство пуритан итогами Реформации
          г) сохранение сеньориального строя
          д) поползновение королей на права парламента
      5. Установите соответствие между событием и датой

1) начало Английской революции
2) введение всеобщего избирательного права в Германии 
3) провозглашение Наполеона императором  

 

а) 1640 г.
б) 1789 г.
в) 1804 г.
г) 1871 г.

      6. Итоги Французской революции
          а) установление республики
          б) введение всеобщего избирательного права
          в) отмена сеньориального строя
          г) разделение властей
          д) установление конституционной монархии
          е) установление диктатуры
      7. Демократическое движение в Великобритании — чартизм — выдвинуло лозунг
          а) установления республики
          б) отмены имущественного ценза на выборах в парламент
          в) разделения властей
          г) политических прав для женщин
      8. К концу XIX в. Франция стала
          а) республикой
          б) парламентской монархией
          в) федеративным государством
          г) империей
      9. К концу XIX в. в большинстве европейских государств сфера применения демократических норм расширялась за счет
          а) установления республиканского правления
          б) предоставления женщинам избирательных прав
          в) введения всеобщего избирательного права
          г) предоставления гражданских прав и свобод
      10*. В конституции США 1787 г.
          а) закреплялась неограниченная власть президента
          б) устанавливался принцип разделения властей
          в) вводились права и свободы граждан
          г) предоставлялась полная самостоятельность штатам
      11*. Характерная черта деспотизма
          а) сильная армия
          б) отделение судебной власти от законодательной
          в) наличие разработанного законодательства
          г) распоряжение жизнью и имуществом подданных
      12*. Один из лозунгов революций 1848—1849 гг. в Европе
          а) введение республики
          б) предоставление всем гражданам избирательных прав
          в) предоставление женщинам избирательных прав
          г) отмена рабства в США.
      13. Дайте определение понятиям
          а) абсолютизм
          б) консерватизм

7. Международные отношения (§ 26—28)

Вариант 1
      1. Цели колониальной политики европейских государств
          а) создание рынков сбыта сельскохозяйственной продукции
          б) создание в колониях промышленного производства
          в) господство на путях мировой торговли
          г) необходимость обеспечить сырьем промышленность
          д) приобретение новых научных знаний
      2. В XVI в. португальцы
          а) заключали неравноправные торговые договоры
          б) завоевали Индию
          в) развивали в колониях производство
          г) вывозили из Индии золото
      3. Англия и Голландия активно участвовали в колониальных захватах, начиная со (с)
          а) второй половины XVI в.
          б) первой половины XVII в.
          в) второй половины XVII в.
          г) первой половины XVIII в.
      4. Результаты колониальной политики для стран Востока
          а) развитие рыночных отношений
          б) закрепление государственной собственности на землю
          в) запрещение предпринимательской деятельности
          г) резкое повышение жизненного уровня населения
          д) зарождение крупной индустрии
      5. Согласно Вестфальскому миру 1648 г.
          а) запрещены протестантские церкви
          б) отношения государств строились на основе принципа государственного суверенитета
          в) закреплен принцип неприкосновенности международно признанных границ
          г) Чехия получила самостоятельность
          д) Франция расширила свои владения на левом берегу Рейна
          е) Габсбурги добились господства в Европе
      6. Важнейшее событие международных отношений последней трети XVIII в.
          а) разделы Речи Посполитой
          б) Франко-прусская война
          в) Война за австрийское наследство
          г) объединение Италии
      7. Установите соответствие между событием и датой

1) завершение колониального порабощения Индии Великобританией
2) Вестфальский мир 
3) Венский конгресс 

 

а) 1648 г.
б) 1789 г.
в) 1815 г.
г) 1877 г.

      8. Решения Венского конгресса
          а) Великобритания потеряла некоторые колонии
          б) Франция отказалась от территорий, захваченных в ходе наполеоновских войн
          в) Пруссия лишилась части территорий
          г) во Франции была установлена республика
          д) Россия получила герцогство Варшавское
      9. Русско-французский союз в конце XIX в. был заключен против
          а) Великобритании
          б) Германии
          в) Испании
          г) Османской империи
      10*. Главная задача Священного союза
          а) восстановление монархии во Франции
          б) укрепление христианской веры в Европе
          в) борьба с либеральными и национальными революциями
          г) охрана существующих границ государств
      11*. Установите соответствие между страной и событием, с ней связанным

1) Китай
2) Индия
3) Япония 

 

а) истребление индейцев
б) заключение договора об открытии двух портов для иностранной торговли
в) «Опиумные войны»
г) объявление английской королевы императрицей этой страны

      12*. Одна из причин Тридцатилетней войны
          а) притязания Габсбургов на Неаполь
          б) борьба европейских государств против усиления Османской империи
          в) стремление Габсбургов установить свою гегемонию в Европе
          г) проклятие Франции папой римским за союз с протестантами
      13. Дайте определение понятиям
          а) колониализм
          б) баланс сил в Европе

Вариант 2
      1. Цели колониальной политики европейских государств
          а) снабжение населения Европы дешевыми продуктами питания
          б) расширение географических представлений о мире
          в) продажа в колонии сельскохозяйственной продукции
          г) создание рынков сбыта готовой продукции
          д) распространение христианства
      2. Особенность колониальной политики испанцев в Америке в середине XVI в.
          а) ввоз рабов из Африки
          б) вывоз пряностей
          в) заключение выгодных торговых договоров
          г) создание промышленного производства
      3. Франция активно участвовала в колониальных захватах во (в)
          а) второй половине XVI в.
          б) начале XVII в.
          в) конце XVII в.
          г) середине XVIII в.
      4. Результаты колониальной политики для стран Востока к концу XIX в.
          а) подрыв традиционных основ благосостояния населения
          б) учреждение частной собственности на землю
          в) установление демократических политических режимов
          г) широкое распространение христианства
          д) использование машин в сельском хозяйстве
      5. Согласно Вестфальскому миру 1648 г.
          а) Испания признала независимость Голландии
          б) Франция вынуждена была отдать часть своей территории
          в) германские княжества стали полностью самостоятельными
          г) Швеция получила земли в устьях рек Одер и Эльба
          д) закрепился принцип вмешательства государств в дела соседей
          е) в германских государствах провозглашен принцип веротерпимости
      6. Важнейшее событие международных отношений последней трети XVIII в.
          а) Аугсбургский религиозный мир
          б) Тридцатилетняя война
          в) Семилетняя война
          г) войны революционной Франции
      7. Установите соответствие между событием и датой

1) реставрация Мэйдзи
2) окончание Тридцатилетней войны
3) объединение Германии

 

а) 1648 г.
б) 1799 г.
в) 1867 г.
г) 1871 г.

      8. Решения Венского конгресса
          а) отменялось законодательство наполеоновской эпохи
          б) Швеция лишилась Норвегии
          в) образован Германский союз
          г) Великобритания получила колонию Бразилию
          д) создано «буферное» Нидерландское королевство
      9. Объединение Германии связано с именем
          а) Д. Гарибальди
          б) Наполеона III
          в) Карла V
          г) О. Бисмарка
      10*. Основой международных отношений в Европе после Венского конгресса стало
          а) соперничество европейских государств
          б) участие государств во внутренних делах соседей
          в) сотрудничество крупнейших государств
          г) невмешательство во внутренние дела других государств
      11*. Установите соответствие между страной и событием, с ней связанным

1) Китай 
2) Индия 
3) Япония

 

а) страна стала частью Британской империи
б) ввозили рабов из Африки
в) были открыты два порта для торговли с европейцами
г) купцы получили право свободной торговли в прибрежных и некоторых внутренних районах

      12*. Одна из причин Тридцатилетней войны
          а) притязания французских королей на Неаполь
          б) стремление католической церкви уничтожить протестантизм
          в) стремление Габсбургов захватить Англию
          г) отделение Чехии
      13. Дайте определение понятиям
          а) восточный вопрос европейской политики
          б) принцип легитимизма

Ключи к тестам

Тест 1

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

1-й вариант

г

в

а
г
д

а

1 — а
2 — в
3 — г

г

б

а
г

а

б

а

в

2-й вариант

а

б

б
г
е

г

1 — в
2 — а
3 — г

в

г

в
д

б

а

б

г

Тест 2

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

1-й вариант

б

г

в
д

б

а
в

1 — г
2 — а
3 — б

1 — в
2 — б
3 — д

а

доминат

в

а
г
е

в

2-й вариант

г

б

а
г

в

б
д

1 — б
2 — в
3 — а

1 — в
2 — а
3 — д

а

принципат

г

б
в
д

а

Тест 3

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

1-й вариант

а
в

г

а

б

в

1 — г
2 — а
3 — в

в

г

а

в

б
д
е

1 — в
2 — б
3 — г

в
д

в

2-й вариант

б
в

г

б

а

в

1 — в
2 — г
3 — а

а

б

г

в

а
д
е

1 — г
2 — а
3 — б

а
г

г

Тест 4

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12