Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Ошибаются те, кто решил, что осенью из-за холода, дождей, колючего ветра спортивная жизнь замирает, а спортплощадки пустеют. Жителям нашего микрорайон...полностью>>
'Документ'
Психологию коллектива, сложную совокупность внутриколлективных социально-психологических явлений в литературе часто определяют как психологическую атм...полностью>>
'Документ'
-0 - 9 10 час 00 мин Биакаев Кебед Джамалович 5 МБОУ Гимн....полностью>>
'Документ'
3) уяснить строение и содержание баланса: актив, пассив, разделы, статьи, а также связь структуры (статей) баланса с классификацией хозяйственных сред...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Методологические аспекты исследования генезиса категории

меры в истории отечественной государственно-правовой мысли

История государства и права. – 2013. - № 16. – С. 9-13.

А.А. Васильев, доцент кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Алтайского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент

Е.А. Куликов, ассистент кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Алтайского государственного университета.

В настоящей статье исследуются методологические проблемы познания генезиса меры. Сферой исследования выступает российская охранительная правовая мысль. Авторами обосновывается специфика представлений о мере, высказанных русскими мыслителями. Используется духовно-культурологический подход.

The authors explore methodological problems about cognition of history of category "measure". The field of research is Russian conservative legal thought. Some characteristic about knowledge of category of measure in the Russian legal doctrine are established in this article. Spiritual-cultural approach is used in this article.

Ключевые слова: право, мера, консервативная правовая мысль, методология.

Key words: law, measure, conservative legal thought, methodology.

В настоящее время выходят в свет исследования, посвященные генезису отдельных категорий в истории государственно-правовой мысли1. Не является исключением и категория меры2. Однако анализ эволюции представлений о категориях охватывает исключительно европейскую политико-правовую мысль, аналогичные процессы в истории восточной, а особенно, отечественной мысли, за редким исключением, вообще не рассматриваются. Между тем, есть основания утверждать о наличии существенных особенностей в генезисе представлений о мере в российской государственно-правовой мысли на всем протяжении её развития.

Современные научные исследования указывают на то, что русская государственно-правовая мысль выступает как особый феномен мировой мысли, уникальный по своим мировоззренческим и гносеологическим основам, не утративший духовно-нравственного содержания и внутреннего благочестия3. Философские категории, получившие детальную рационалистическую разработку на Западе, в России наполнялись одухотворенным содержанием и сакральным смыслом. Религиозность, духовность, возвышенность правосознания подданных государства Российского рассматривается как важнейшая черта отечественного правового менталитета многими учеными4. Данный тезис распространяется и на категорию меры.

Методологические, формальные аспекты меры были разработаны преимущественно в трудах Аристотеля5 и Гегеля6. Распространенной среди европейских философов также выступает точка зрения о тесной взаимосвязи меры и права и о понимании права как меры свободы личности7. Определенную специфику в понимание меры внесли К. Маркс и Ф. Энгельс, применив диалектические обобщения к экономическим отношениям8.

В советский период развития, и отчасти в современный, многие философы следовали разработанной Гегелем и Марксом концепции меры, разрабатывали её отдельные положения и формулировали собственные выводы, не выходя, однако, за рамки, определенные классиками марксизма9. Что же касается правоведов, то они, в большинстве своем, усвоили тезис «право есть мера свободы личности» и активно использовали и используют его в своих научных изысканиях10.

Необходимо признать безусловную научную и методологическую ценность приведенных исследований. Учеными и мыслителями были решены два важнейших вопроса, определяющих природу проявлений меры в правовой сферы жизни общества. Прежде всего, было установлено, что представляет собой мера, в какой взаимосвязи она находится с другими философскими категориями, какую роль выполняет в объективной действительности. Также констатирована теснейшая взаимосвязь права как социального феномена с мерой. Эта взаимосвязь представляется нам настолько тесной, что мера может быть рассмотрена в качестве категории, характеризующей сущность права, причем, безотносительно типа правопонимания.

Однако, когда речь доходит до вопроса о содержании меры в праве, т.е. о том, что является эталоном упорядочения общественной жизни, единство точек зрения заканчивается, в результате чего в юридической науке ведется речь о плюрализме типов правопонимания11. Соответственно, есть основания утверждать, что и для русской политико-правовой мысли может быть характерно собственное видение как содержания категории меры, так и взаимосвязи этой категории с правовыми феноменами. В.В. Сорокин убедительно обосновывает существование собственного русского православного типа правопонимания, опирающегося на духовно-нравственные ценности12. Правомерно в этом ключе утверждение и об уникальности генезиса представлений о мере в истории отечественной государственно-правовой мысли.

Методологически важным представляется выделение определенных классификационных групп в истории отечественных представлений о мере. В качестве первой группы мы можем назвать тех мыслителей, которые за основу своих рассуждений брали достижения западноевропейской политико-правовой мысли. Сюда можно отнести как либеральное, так и революционно-демократическое направление, и говорить о каких-то особенностях их воззрений на меру в государственно-правовой жизни нет оснований.

В XX-м веке «традиция» изучения и использования трудов западноевропейских мыслителей была продолжена советскими философами и юристами, которых можно объединить во вторую группу. Несмотря на видимое отвержение дореволюционного политико-правового опыта, с точки зрения содержания, на наш взгляд, нет принципиальной разницы в понимании меры у советских философов, и у прозападно настроенных дореволюционных философов. Это явственно следует из работы В.П. Кузьмина, А.П. Шептулина13, а также из анализа взглядов П.Я. Чаадаева14, Н.Г. Чернышевского, В.Г. Белинского, А.И. Герцена и др15. Обоснованным видится тезис К.Н. Леонтьева об отсутствии для либерализма какой-либо национальной специфики («либерализм у всех один»)16. Собственно и социализм может рассматриваться как интернациональное учение, в сущности своей, в содержании учения претендующее на всеобщность и универсальность. Безусловно, с научной точки зрения употребление терминов «подражатели» и «продолжатели подражателей» будет выступать некорректным, однако, по существу они отражают сущность названных двух групп.

С другой стороны, отечественным мыслителям западнического толка нельзя отказать в том, что они, во многом, систематизировали и обобщили достижения западноевропейской философской и политико-правовой мысли в части учения о мере. Так, в работе В.П. Кузьмина систематизируется и обобщается учение Г.В.Ф. Гегеля о мере в его марксистской интерпретации. Однако, какого-либо учета национально-культурной специфики представлений о содержании данной категории не приводится. То же можно сказать и про другие работы17.

В качестве третьей группы можно отметить охранительное направление отечественной политико-правовой мысли18. Думается, что именно это направление может быть рассмотрено как собственно русская политико-правовая мысль, поскольку защищаются и охраняются собственные устои и архетипы, а не чуждые и заимствованные у других национально-культурных общностей. И в связи со сказанным хотелось бы выделить несколько особенностей представлений о мере в рамках российской охранительной мысли.

Во-первых, имеет место сущностная, содержательная сторона взаимосвязи консерватизма, охранительства с мерой: коль скоро мера суть умеренность, сдержанность, антипод крайностей, а также критерий, образец, эталон, граница, предел, а консерватизм – учение о соблюдении пределов во всевозможных новациях, о чувстве границ, рамок в различных реформах, о сохранении вещей, соответствующих эталонам традиционности, самобытности и т.п., то можно заключить, что консерватизм выступает в том числе и учением о проявлениях меры в политико-правовой действительности. Сказанное может рассматриваться в качестве ещё одного аргумента, обосновывающего изучение меры именно в рамках охранительной правовой мысли.

Исследование воззрений мыслителей охранительного направления отечественной правовой мысли, во-первых, позволяет утверждать, что на Руси уже с древности имели место представления о мере. Об этом говорит приводимый А.А. Васильевым отрывок из Книги Велеса, позволяющий заключать, что славяне имели некий эталон поведения – путь Прави19. Можно заключить, что при таком подходе славянский мифологический фольклор находился в общей канве восточных идеалов – «дхарма», «дао» и др. Безусловно, мы не встречаем символа весов в славянской мифологии, но этот символ как первичное представление о мере не универсален, а характерен для рационалистической трактовки меры и правосудия древними египтянами и древними греками. И в этом проявляется вторая специфическая черта представлений о мере в российской мысли – акцентуация внимания не на форме, не на том, что такое «мера», а на том, что этой мерой человеческих поступков выступает. Однако, если в мифологии славян символ весов не присутствует, то его можно увидеть из анализа других источников несколько более позднего периода.

В связи с этим третьей важной чертой, характеризующей мерило в понимании древнерусской политико-правовой мысли, выступает его сакральный характер. Об этом говорит многозначный, кумулятивный характер термина «правда», который со времен митрополита Иллариона20 и по сегодняшний день многими учеными трактуется как сочетающий в себе «и истину, и нравственность и общественную справедливость»21. В.В. Сорокин отмечает, что «с точки зрения таксономики и синтаксиса слово «правда» - не существительное, а особое предикативное слово. Оно из такого таксономического разряда русских слов, в котором стоят слова «хорошо», «плохо», «уютно», обозначающие категорию состояния. Понятие правды обозначает особое духовное состояние, в котором совпадают объективная, данная Богом, истина, и внутренняя совесть человека. Слово «правда» предполагает честность, праведность и совестливость человека, невозможные в понятиях Святой Руси без православной веры в Бога»22. Мера поступков человека, исходя из сказанного, наполнена духовно-нравственным смыслом, а также представляет собой не внешний ограничитель и формальный критерий правомерности, а внутреннее мерило соответствия человеческих поступков духовно-нравственным абсолютам и велениям совести.

Непосредственное отношение к теме нашего исследования имеет упоминаемый С.В. Юшковым такой исторический источник, как «Мерило Праведное»23. Заслуживает внимание исследование данного источника, проведенное В. Калачевым. На основе анализа нескольких списков, вариантов текста данного исторического памятника (можно даже употребить термин «памятника права») он делает несколько выводов: «1) что под именем Мерила Праведного действительно известны юридические сборники, составленные преимущественно в руководство для суда, и имевшие, следовательно, практическое значение; 2) что это название они получили от заглавия, которое указывает на праведный суд; 3) что общее в них введение, помещенное между заглавием и самим сборником, состоящее из обращения к князю и извлечений из разных мест Ветхого Завета, соборов, сочинений Отцев Церкви и проч., включено в них с целью увещания и назидания судьям»24. При этом Н. Калачёв приводит и выдержку из текста Мерила Праведного, из которой свидетельствует тесная связь права, весов, правосудия25. Получается, что, во-первых, данный источник позволяет говорить о развитых представлениях в древнерусской мысли о взаимосвязи права и меры, во-вторых, сборник правовых норм именуется измерителем праведности, взвешивателем истины, в-третьих, безусловен его сакральный, духовно наполненный характер, в-четвертых, данный источник выступал реально действующим, и включал в себя множество самостоятельных групп норм как канонического, так и светского права. Мерило Праведное, таким образом, выступает наглядным примером, показывающим специфику представлений о мере в праве в отечественной правовой мысли. Конечно, существование Мерила Праведного не позволяет утверждать, что в древнерусской и славянской мифологии присутствовал символ весов, но подобное понимание разрешителя юридических дел дает основание заключить, что и в отечественной правовой мысли тесно связывали право, правосудие с различными проявлениями категории «мера», хотя и с национально-ментальными особенностями.

Четвертая идея, выражающая представления о мере в отечественной правовой и философской мысли – это идея умеренности. Владимир Мономах в своем поучении указывает на то, что необходимо «…при беседе говорить в меру, умеренно есть и пить»26. Эта идея, в дальнейшем, волновала умы многих русских мыслителей, породила полемику иосифлян и нестяжателей, и до сих пор не потеряла своей актуальности.

Характерно также, что и правосудие, в представлениях древнерусских мыслителях, - это не безликая и беспристрастная деятельность по разрешению дел (образ Фемиды с повязкой на глазах и с карающим мечем), а правый суд, восстановление правды, истины, справедливости27. Это также подтверждает мнение об ином, духовно-нравственном подходе к категории меры в отечественной правовой мысли.

Таким образов, во-первых, представления о мере возникли на Руси в глубокой древности, во-вторых, русскую мысль преимущественно интересовал вопрос не о форме меры, а о её содержании, в-третьих, содержание меры человеческих поступков представлялось преимущественно сакральным, в-четвертых, воплощением этой сакральности выступал идеал правды, в-пятых, категорию меры (опосредованно) применяли и к государственным феноменам (образ идеального правителя, пределы его власти, критерии эффективности деятельности), и в-шестых, центральной идеей была идея умеренности в делах, стремлениях и поступках. Что касается последнего, то стоит также отметить, что в этом отношении существует парадокс: мыслители призывают в своих трудах к умеренности, к чувству меры, к избеганию крайностей, и сами же констатируют их отсутствие у русских людей28. Перечисленные особенности выступают также «мерой» различения отечественных и новоевропейских представлений о категории меры.

1 См. например: Хайруллин В.И. Категория справедливости в истории политико-правовой мысли / В.И. Хайруллин. – 2-е изд. – М.: URSS, 2011. – 192 с.

2 См. например: Ягофарова И.Д. Категория «мера» в правовых исследованиях / И.Д. Ягофарова // Российский юридический журнал, 2009, № 3. – С. 7-12; Новая философская энциклопедия. В 4-х томах. Т. 2 / Ин-т философии РАН; Нац. общ.-научн. фонд; Научн.-пед. совет: председ. В.С. Степин, зам.-ли предс.: А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин, уч. секр. А.П. Огурцов. – М.: Мысль, 2010. – С. 531-532.

3 См.: Сорокин В.В. Почему в России не было плюрализма учений о праве? / В.В. Сорокин // Правовая мысль в образовании, науке и практике. – 2013. - № 2. – С. 4-7.

4 См. например: Синюков В.Н. Российская правовая система. Введение в общую теорию / В.Н. Синюков. – 2-е изд., доп. – М.: Норма, 2010. - 672 с.; Сорокин В.В. Понятие и сущность права в духовной культуре России: Монография / В.В. Сорокин. – М.: Проспект, 2007. – 480 с.; Васильев А.А. Консервативная правовая доктрина России: общетеоретические аспекты: монография / А.А. Васильев. – М.: Юрлитинформ, 2012. – 336 с., и др.

5 См.: Аристотель. Метафизика / пер. А.В. Кубицкого. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. – 608 с.

6 Гегель Г.В.Ф. Наука логики. В 3 т. Т. 1. / отв. ред. М.М. Розенталь. – М.: «Мысль», 1970. – 501 с.

7 Подтверждение тому можно найти у Гегеля. См.: Гегель Г.В.Ф. Философия права. Пер. с нем. / ред. и сост. Д.А. Керимов и В.С. Нерсесянц; вст. Ст. и прим. – В.С. Нерсесянц. – М.: «Мысль», 1990. – 524 с.

8 См.: Новая философская энциклопедия. В 4-х томах. Т. 2 / Ин-т философии РАН; Нац. общ.-научн. фонд; Научн.-пед. совет: председ. В.С. Степин, зам.-ли предс.: А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин, уч. секр. А.П. Огурцов. – М.: Мысль, 2010. – С. 532.

9 В качестве наиболее полного исследования философской категории меры можно назвать следующую работу: Кузьмин В.П. Категория меры в марксистской диалектике / Кузьмин В.П. – М.: «Наука» 1966. – 224 с.

10 См. например: Нерсесянц В.С. Философия права: учебник / В.С. Нерсесянц. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2008. – С. 30-48.; Матузов Н.И. Актуальные проблемы теории права / Н.И. Матузов. – Саратов: Изд-во СГАП, 2004. – С. 39-66., и др.

11 См. подробнее: Оль П.А. Правопонимание: от плюрализма к двуединству: Монография / П.А. Оль. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. - С. 24-31.

12 См. подробнее: Сорокин В.В. Понятие и сущность права в духовной культуре России: Монография / В.В. Сорокин. – М.: Проспект, 2007. – С. 268-313.

13 См.: Шептулин А.П. Система категорий диалектики / А.П. Шептулин. – М.: «Наука», 1967. – 280 с.

14 П.Я. Чаадаев в своих «Философических письмах» вообще утверждает, что русские ничего не дали миру кроме урока, показывающего как не надо делать. См.: Чаадаев П.Я. Сочинения / П.Я. Чаадаев; сост. В.Ю. Проскурина. – М.: Правда, 1989. – С. 15-48 и далее.

15 См.: Исаев И.А. История политических и правовых учений России: Учебник / И.А. Исаев, Н.М. Золотухина. – 20е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2006. - С. 281-298.

16 См.: Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / К.Н. Леонтьев; сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова; отв. ред. О. А. Платонов. - М.: Институт русской цивилизации, 2010. - С. 175

17 См. например: Кедров Б.М. Беседы о диалектике. Шестидневные философские диалоги во время путешествия / Б.М. Кедров. – 3-е изд., стереотип. – М.: КомКнига, 2007. – 240 с.; Солопов Е.Ф. Логика диалектики. К 240-летию с дня рождения Гегеля / Е.Ф. Солопов. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2011. – 240 с., а также см.: и др.

18 Подробную характеристику термина «охранительство» см.: Васильев А.А. Консервативная правовая доктрина России: общетеоретические аспекты: монография / А.А. Васильев. – М.: Юрлитинформ, 2012. – С. 9-31.

19 См.: Там же. С. 72.

20 См. подробнее: Исаев И.А. История политических и правовых учений России: учебник / И.А. Исаев, Н.М. Золотухина. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2006. – С. 18-19.

21 См.: Поляков А.В. Общая теория права: курс лекций / А.В. Поляков. – СПб.: «Юридический центр Пресс», 2001. – С. 316-317.

22 Сорокин В.В. Понятие и сущность права в духовной культуре России: Монография / В.В. Сорокин. – М.: Проспект, 2007. - С. 148.

23 См. например: Юшков С.В. История государства и права России (IX-XIX вв.) / С.В. Юшков. – Ростов н/Д: «Феникс», 2003. - С. 165.

24 Мерило Праведное // Архив историко-юридических сведений, относящихся до России, издаваемый Николаем Калачёвым. Книжка первая. Отделение III. – М., 1850. – С. 39.

25 Там же. С. 29.

26 Поучение Владимира Мономаха // Исаев И.А. Хрестоматия по истории политических и правовых учений России: Хрестоматия / И.А. Исаев, Н.М. Золотухина. – М.: Юристъ, 2003. – С. 30.

27 См.: Васильев А.А. История русской консервативной правовой мысли (VII – XX вв.): монография / А.А. Васильев. – Барнаул: АЗБУКА, 2011. – С. 88.

28 См. например: Достоевский Ф.М. Дневник писателя: Книга очерков / Ф.М. Достоевский. – М.: Эксмо, 2007. - С. 78; Чичерин Б.Н. Мера и границы // История политических учений. В 3-х томах. Т. 3 / Б.Н. Чичерин; подг. текста, вст. ст. и коммент. И.И. Евлампиева. – 2-е изд., испр. – СПб.: Изд-во РХГА, 2010. – С. 635-638.



Похожие документы:

  1. Категория меры в праве: вопросы теории

    Автореферат диссертации
    ... . – № 2/2 (74). – С. 117-119. – 0,4 п.л. 5. Куликов, Е.А. Методологические аспекты исследования генезиса категории меры в истории отечественной государственно-правовой мысли / Е.А. Куликов, А.А. Васильев // История государства и права. – 2013. – № 16 ...
  2. Предмет, роль и место истории политических и правовых учений в системе историко-юридических и отраслевых дисциплин

    Документ
    ... сфера правового непомерно расширялась (см. подр.: Введение в теорию права (историко-методологический аспект. С. ... отечественной истории политико-правовой мысли предпринята попытка достаточно полно и всесторонне изложить общую концепцию государственных ...
  3. Этическое обоснование права как феномена социально-правовой реальности

    Автореферат
    ... . Методологическая база исследования. Основными методологическими принципами исследования являются ... государственно-организационное, и социальное, и психическое, и нормативное явление. Большой вклад в развитие отечественной нравственно-правовой мысли ...
  4. Генезис культурологической мысли

    Реферат
    ... Генезис культурологической мысли. ... категория в той же мере, в какой историякатегория культурная. Согласно К. Марксу, история ... чисто правовой основе государственности. ... исследованиями отечественных ... мысли; в теоретико-методологическом ... аспект исследования ...
  5. Курс философии государственный комитет российской федерации по высшему образованию уфимский государственный авиационный технический университет

    Реферат
    ... мысли. 2. 5. Отечественная философская мысль ... меры. Таким образом, категория меры ... системы. 4. Исследование генезиса системы, ее ... государственного устройства. Правовое ... НТП: теоретико-методологический аспект исследования //Методологические вопросы труда и ...

Другие похожие документы..