Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Пингвины - это единственное семейство единственного отряда пингвинообразных надотряда плавающих птиц; включает шесть родов и 16—17 видов. По размерам ...полностью>>
'Документ'
1.1. Настоящее Положение устанавливает систему оплаты труда работников Домов ребенка, подведомственных министерству здравоохранения Сахалинской област...полностью>>
'Документ'
Нелинейными называются электрические цепи, содержащие нелинейные элементы, т.е. элементы вольт-амперная характеристика (ВАХ) которых отличается от пря...полностью>>
'Методические рекомендации'
Писать прекрасно – значит одновременно прекрасно мыслить, прекрасно чувствовать и прекрасно выражать, то есть обладать в равной мере умом, душою и вку...полностью>>

Главная > Программа

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Концепция ускорения социально-экономического развития и причины ее незавершенности в России (до 90-х гг. ХХ века)

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 2

1. Экономическая политика М.С. Горбачева 4

2. Курс на ускорение 5

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 18

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 20

ВВЕДЕНИЕ

В первой половине 80-х годов застойные явления в экономике стали перерастать в предкризисные. Хотя рост национального дохода имел положительное сальдо, однако темпы его прироста подошли к уровню прироста населения страны,  что означало стагнацию,  преддверие кризиса.

В марте 1985 года  на  пост  руководителя   партии  был  избран  54-летний секретарь ЦК по сельскому хозяйству М.С.Горбачев,  с именем которого связан новый этап в   жизни  Советского государства,  получивший название «перестройки» и положивший  начало  глубоким,  коренным  изменениям   всего состояния советского и российского общества

Выдвинутая М.С. Горбачевым на апрельском (1985 г.) пленуме ЦК КПСС программа ускорение социально-экономического развития страны — стратегический курс партии, нацеленный на качественное преобразование всех сторон жизни советского общества.

Программа ускорения социально-экономического развития страны, выдвинутая апрельским (1985 г.) Пленумом ЦК КПСС, получила развернутое обоснование в решениях XXVII съезда партии, январского (1987 г.) Пленума ЦК КПСС. Курс на ускорение социально-экономического развития страны предполагает глубокие преобразования в экономике, проведение активной социальной политики, последовательное утверждение принципа социальной справедливости, совершенствование общественных отношений, обновление форм и методов работы политических и идеологических институтов, углубление социалистической демократии, решительное преодоление инерции, застойности и консерватизма. В экономической области ускорение означает прежде всего решительное преодоление негативных тенденций, проявившихся в 70—80-е годы, и повышение темпов роста. Все вышеперечисленные факторы и обусловило актуальность нашего исследования.

Цель исследования – проанализировать концепцию ускорения социально-экономического развития и определить причины ее незавершенности.

В соответствии с поставленными целями решались следующие основные задачи:

- рассмотреть экономическую политику М.С. Горбачева;

- проанализировать концепцию ускорения социально-экономического развития.

Методы исследования:

-обработка, анализ научных источников;

-анализ научной литературы, учебников и пособий по исследуемой проблеме.

Объект исследования – концепция ускорения социально-экономического развития

Предмет исследования – экономические реформы в годы перестройки 1985-1991 г.

1. Экономическая политика М.С. Горбачева

10 марта 1985 г. скончался генеральный секретарь ЦК КПСС К.У. Черненко. В тот же день состоялась не­долгая (получасовая) встреча старейшего члена Полит­бюро министра иностранных дел А.А. Громыко и секре­таря ЦК КПСС М.С. Горбачева — самого молодого из членов Политбюро. Они условились «взаимодейство­вать». 11 марта прошло заседание Политбюро. Первым слово взял Громыко и предложил на пост генерального секретаря кандидатуру Горбачева. Все члены Политбю­ро поддержали это предложение, и в тот же день пле­нум ЦК КПСС единогласно избрал М.С. Горбачева руко­водителем партии1.

Горбачев унаследовал страну с огромным комплексом внутриполитических и внешнеполитических проблем. Шла изнурительная война в Афганистане. На поддержа­ние военного паритета с США уходило около 40% всех ресурсов страны. Экономика СССР уже несколько лет держалась только за счет широкой продажи сырья. Ключевым звеном Горбачеву представлялась проблема темпов экономического роста.

В первое послевоенное десятилетие экономический рост Советского Союза составлял примерно 10% в год. Во второе десятилетие он сократился до 7, но все же это был внушительный среди индустриальных стран рост. Ситуация стала кризисной к 1980-м гг. Когда Гор­бачеву принесли разметку на очередную пятилетку, там предусматривался рост в 2,8% в год. Горбачев положил в основу политики идею ускорения развития, т. е. повышение темпов экономического роста. За 15 лет предпола­галось увеличить национальный доход почти в 2 раза при удвоении производственного потенциала, повысить произ­водительность труда в 2,3—2,5 раза. Руководство страны обещало также проводить социальную политику, основан­ную на принципах социальной справедливости. Были вы­делены две приоритетные проблемы — продовольственная и жилищная — и определены сроки их разрешения. Продовольственную проблему предполагалось решить к 1990 г., жилищную по принципу «каждой семье благо­устроенную отдельную квартиру» — к концу XX в.

2. Курс на ускорение

Новый генеральный секретарь сразу же отверг кон­цепцию развитого социализма, которая к тому времени не соответствовала реальности. Под его руководством была пересмотрена программа КПСС и разработана ее новая редакция, утвержденная XXVII съездом КПСС (25 февраля—б марта 1986 г.).

В отличие от программы КПСС, принятой в 1961 г. на XXII съезде, новая редакция не предусматривала конкретных социально-экономических обязательств пар­тии перед народом, окончательно сняла задачу непосред­ственного строительства коммунизма. Сам же ком­мунизм, характеризуемый как высокоорганизованное бесклассовое общество свободных и сознательных труже­ников, предстал как идеал общественного устройства, а его появление перенесено в неопределенно далекое будущее. Основной упор делался на планомерное и все­стороннее совершенствование социализма на основе ус­корения социально-экономического развития страны2.

Взяв курс на ускорение социально-экономического развития, пообещав народу круто повернуть экономику «лицом к человеку», новое руководство СССР разработа­ло план Двенадцатой пятилетки (1986—1990) по аналогии с довоенными пятилетками – с обширной строительной программой, как план «второй индустриализации». План был одобрен XXVII съездом КПСС и после утверждения Верховным Советом СССР стал законом.

С этого момента во главу угла политики «ускорения» были поставлены задачи демократизации, борьбы с бюрократизмом, беззаконием. За короткое время был омоложен верхний эшелон руководства. Один за другим были отстранены наиболее консервативные члены партийной верхушки. Н.И.Рыжков сменил престарелого Н.А.Тихонова на посту премьер-министра, Н.В.Талызин стал вместо Н.К.Байбакова председателем Госплана СССР. Секретарь ЦК КПСС Б.Н.Ельцин возглавил Московский горком КПСС и вскоре стал кандидатом в члены политбюро. Чистка коснулась также среднего и нижнего звена партноменклатуры. К началу 1987 года было заменено 70% членов политбюро, 60% секретарей обкомов, 40% членов ЦК КПСС3.

По замыслу партийных реформаторов, предполагалось включить «дополнительные резервы и преимущества» социализма, повысить трудовую дисциплину на производстве (так называемый «человеческий фактор») прежде всего за счет усиления администрирования, эффективно использовать новейшие технологии в производстве и т. д. Новый партийный лидер призвал шире реализовывать накопленные материальные и финансовые ресурсы, обеспечить максимальную загрузку производственных мощностей, в том числе за счет введения многосменного режима работы, особенно в машиностроении, повысить качество производимой продукции, развивать рационализаторство, передовые формы и методы соцсоревнования и т. д. В стратегии «ускорения» социально-экономического развития была сделана ставка на традиционные для СССР способы подстегивания «социалистического энтузиазма» в сочетании с усилением командно-административного контроля и массированной финансовой накачки приоритетных отраслей народного хозяйства.

1985—1986 гг. стали периодом осуществления крупномасштабных кампаний и серьезных ломок административных структур управления народным хозяйством.

Так, уже в мае 1985 г. вышло постановление Совета Министров СССР об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом (печально знаменитая антиалкогольная кампания), в рамках которой предусматривалось повышение розничных цен и одновременно резкое сокращение производства ликероводочной продукции. Осуществление «борьбы с пьянством» ударными темпами привело за 2 года к снижению производства вина и водки в стране вдвое, что резко снизило бюджетные поступления, создав к тому же сильное социальное напряжение, рост производства подпольных суррогатов и самогоноварения, что отрицательно сказывалось на здоровье населения. К числу других социальных «кампаний» этого периода относились: широко разрекламированная программа «Жилье-2000» (апрель 1986 г.), предусматривавшая полное решение в стране пресловутого «квартирного вопроса» и «школьная реформа», в рамках которой должна была осуществиться полная компьютеризация средней школы. К числу административных реорганизаций в управлении экономикой относились: создание в ноябре 1985 г. министерского «монстра» — Госагропрома путем слияния семи союзных министерств и ведомств; формирование исполнительной «вертикали» областных и районных агропромышленных объединений; введение в мае 1986 г. новой контролирующей инстанции за качеством производимой продукции — госприемки, обусловившей значительный рост бюрократического аппарата на всех уровнях4.

Главное внимание в плане было уделено тяжелой промышленности. Роль ключевого звена реконструкции народного хозяйства отводилась машиностроению. Пе­рейти от производства отдельных станков к произво­дственным комплексам и промышленным роботам, внедрить новый класс машин в народное хозяйство, при­дав ему ускорение, — такова была «генеральная линия» М.С. Горбачева и Н.И. Рыжкова (председатель Совета министров СССР в 1985—1990 гг.) в 1985—1986 гг. Реализация этой линии требовала больших капиталовло­жений, а также энтузиазма трудящихся. В сентябре 1985 г. на встрече в ЦК с ветеранами стахановского движения и молодыми передовиками производства М.С. Горбачев призвал не сводить дело к рублю, моби­лизовать энергию молодежи на решение поставленных партией задач. Энтузиазм молодого поколения наде­ялись направить на приведение в действие скрытых резервов роста, чтобы немедленно, не дожидаясь техни­ческого перевооружения, добиться ускорения5.

Предполагалось использовать следующие резервы:

1) полностью загрузить действующие мощности, повсе­местно переведя их на многосменную форму работы;

2) укрепить трудовую дисциплину, равняясь на опыт передовиков;

3) силами местных рационализаторов и изобретателей проводить механизацию и автоматизацию своего производства. Наконец, предлагалось повысить качество продукции.

Действовали привычными методами административ­ного руководства. Убедившись, что моральное поощре­ние выпуска высококачественной продукции путем вве­дения государственного Знака качества ожидавшегося эффекта не дало, правительство 12 мая 1986 г. ввело государственную приемку по примеру существовавшей на оборонных предприятиях приемки готовой продук­ции представителями военного ведомства.

Некоторые подвижки, отмеченные в экономике СССР в первый год реализации «стратегии ускорения» (прирост производительности труда за 1985 г. составил 1,3%), породили в новом руководстве страны иллюзию движения, надежду на всесилие командных рычагов в увеличении темпов промышленного развития. Эти настроения ярко отразились в утопизме принятых на XXVII съезде КПСС (март 1986 г.) планов экономического и социального развития страны до 2000 г., в соответствии с которыми промышленный потенциал СССР за 15 лет должен был увеличиться вдвое. Неосуществимость принятых съездом решений была предопределена.

Внеэкономические методы интенсификации промышленного и сельскохозяйственного производства, не изменившие социальной природы общественного воспроизводства и основанные на инерции сложившегося бюрократического хозяйственного механизма, уже находившегося в кризисном положении, не могли привести к реальным изменениям в экономике. Более того, идеология «штурмовщины» на производстве, неподкрепленная новейшими технологическими разработками, объективно создавала предпосылки для техногенных аварий6.

Начало перестройки было омрачено страшными ката­строфами: взрывом атомного реактора на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 г.; гибелью пассажирского теплохо­да «Адмирал Нахимов» близ Новороссийска. Во всех случаях причиной катастроф стала халатность конкретных исполнителей в результате падения дисциплины.

Однако ключевым для судеб ускорения оказалось падение цен на нефть осенью 1985 г. Валютная выручка СССР сократилась сразу на две трети. Уже одно это неминуемо вызывало экономический кризис. Но на па­дение цен на нефть накладывались затраты на ликви­дацию последствий чернобыльской аварии, позже — землетрясения в Армении, увеличение капиталовложе­ний в машиностроение, потери бюджета из-за снижения торговли алкоголем. При этом нехватка валюты привела к сокращению закупок товаров народного потребления за рубежом.

Таким образом, уже в 1987 г. возникла угроза сры­ва курса на ускорение. Поэтому было решено перейти к перестройке экономической системы как главному сред­ству достижения ускорения. Эта перестройка в 1987— 1988 гг. была частичным возвратом к принципам эконо­мической реформы 1965 г., усилению роли прибыли в условиях планового хозяйства. Отныне ускорение стано­вилось целью, а перестройка рассматривалась как сред­ство ее достижения.

Самое главное — пришло осознание того, что единственным путем исправления ситуации в экономике является не плановый путь, а путь рыночных отношений. Экономические изменения, инициированные советским руководством, осуществлялись в трех направ­лениях:

1. Повышение экономической самостоятельности го­сударственных предприятий.

2. Развитие частной инициативы и предприниматель­ства в тех сферах, где оно было «социально оправдан­ным».

3. Привлечение иностранных инвестиций путем соз­дания совместных предприятий.

Осенью 1986 г. Верховный Совет СССР принял Закон об индивидуальной трудовой деятельности. Это был ма­ленький, но клин в основы строя, закрепленные Конс­титуцией СССР, первой победой сторонников частной собственности. Однако развертыванию процесса препятствовало постановление Совета министров «О мерах по усилению борьбы с нетрудовыми доходами» (15 мая 1986 г.).

Второй шаг экономической реформы — Закон о госу­дарственном предприятии (объединении) 1987 г., предо­ставивший значительные права предприятиям и их тру­довым коллективам. Предприятия должны были стать самостоятельными хозяйственными единицами, не цент­рализованно, а самостоятельно выбирать себе партнеров, закупать сырье и реализовывать продукцию. Однако це­ны как важнейший рычаг социальной политики государ­ство не решилось сделать свободными, что существенно снижало хозяйственную самостоятельность предприятий.

Предприятия получили право внешнеэкономических связей, в том числе создания совместных предприятий и свободной продажи части своей продукции на внеш­нем рынке. Государство, таким образом, ослабило моно­полию на внешнюю торговлю, введенную в нашей стра­не в 1918 г. В то же время большинство производимой продукции, а в иных случаях всю ее государство вклю­чало в госзаказ, выводило из свободной продажи, что лишало предприятия свободы самофинансирования. Но было обещано госзаказ постепенно сокращать, включая предприятия в хозрасчетные отношения. Трудовые кол­лективы получили право (в 1990 г. ликвидированное) выбора руководителей всех рангов и рабочего контроля деятельности администрации7.

Изменения коснулись всей системы управления. В сво­ей борьбе за либерализацию управления Горбачев высту­пил против гигантских союзных министерств. Делу при­дали большую общественную значимость. Второстепенные министерства были распущены в кратчайшие сроки, пер­востепенные резко сокращены. В пределах одного года численность служащих центральных министерств была сокращена с 1,7 до 0,7 млн человек. Пропаганда провозглашала резкое сокращение управленческого аппа­рата и без того плохо управляемой страны неким триум­фом рациональности над безумием брежневского админи­стрирования. Нужно отметить, что еще некоторое время огромная, неповоротливая и, конечно же, недостаточно эффективная машина управления еще вела по инерции огромную страну. Но первые же серьезные проблемы в отдельных отраслях вели к кризису всей системы.

Закон о кооперации был принят Верховным Советом СССР в мае 1988 г. по докладу Н.И. Рыжкова. В марте 1988 г., пропагандируя проект закона на IV съезде кол­хозников, Горбачев сделал упор на необходимость рас­крепощения человеческой активности, возвышения творчества и мастерства, вовлечения каждого граждани­на в управление делами общества. Официально Горбачев осуждал политиков, открыто отстаивавших необходи­мость частной собственности. В ноябре 1988 г. на засе­дании Президиума ВС СССР он критиковал «товарищей из Эстонии» по этому вопросу. «...Частная собствен­ность, — говорил он, — это, как известно, основа эксплуатации человека человеком, а наша революция совершалась именно для того, чтобы ее ликвидировать, передать все в собственность народа. Пытаться восстано­вить ее — значит толкать назад, это глубоко ошибочное решение».

Тем не менее Закон о кооперации стал самым серь­езным шагом к восстановлению частной собственности. Кооперативы платили государству налоги, в то время как государственные предприятия, кроме налогов, авто­матически перечисляли часть прибыли государству. Кооперативы оказались в выигрышном положении — они могли платить работникам зарплату в 2—3 раза выше, чем на госпредприятиях. При этом выпускалась та же продукция и использовались государственные средства производства. Подобная политика расколола трудовые коллективы.

Кроме того, кооперативы стали главным каналом пе­ревода безналичных денег в наличные, что заставило правительство страны на порядок увеличить производи­тельность печатного станка, т. е. денежную эмиссию. До этого миллиарды безналичных рублей на счетах гос­предприятий существовали только для взаиморасчетов, на них ничего нельзя было купить, они не давили на товарную массу. Теперь огромная денежная масса раз­давила товарную. Менее чем за год опустели полки в магазинах и на складах. Социально-экономическая ситу­ация в стране резко обострилась8.

Наконец, кооперативы демонополизировали право госпредприятий на внешнеэкономическую деятельность, которое те получили в 1987 г. по Закону о госпредпри­ятии (объединении). Это право использовалось для пере­качки товарной и денежной массы за рубеж.

В 1989 г. начались социально-экономические пре­образования аграрного сектора. На мартовском (1989) пленуме ЦК КПСС было решено отказаться от сверх­централизованного управления агропромышленным комп­лексом, распустить созданный в 1985 г. Госагропром СССР, а также свернуть борьбу с личным подсобным хозяйством, развернутую в 1986—1987 гг. Эта борьба велась под знаменем борьбы с нетрудовыми доходами и сильно подрывала производство сельскохозяйственной продукции. Отныне признавалось равенство пяти форм хозяйствования на земле: совхозов, колхозов, агроком-бинатов, кооперативов, крестьянских (фермерских) хо­зяйств. Признание целесообразности, а затем необходи­мости строительства фермерских хозяйств с выходом крестьян из колхозов свидетельствовало о признании руководством страны серьезного кризиса сельскохозяй­ственного производства. Поскольку к концу 1980-х гг. стало очевидно, что «важнейшая внутриполитическая задача» — Продовольственная программа — провалена, срок ее выполнения был перенесен на конец 1990-х гг. К ее решению подключались все типы сельских хо­зяйств и горожане, любители садов и огородов9.

Таким образом, стало ясно, что политика ускорения социально-эко­номического развития, провозглашенная XXVII съездом, потерпела крах, окончательно разбалансировала эконо­мику. Страна встала перед необходимостью резко ограни­чивать капиталовложения в строительство, свертывать производственный импорт и перераспределять ресурсы на выпуск и закупку потребительских товаров

На рубеже 1989—1990 гг. стало очевидным, что не­обходим переход к рынку во всех отраслях народного хозяйства (кроме оборонной и тяжелой промышленнос­ти). Однако государство не торопилось отказываться от монополии на управление экономикой. В связи с этим была сделана попытка найти золотую середину — провозглашен переход к модели «регулируемого рынка», т. е. план и рынок должны были сочетаться. Этот пере­ход был закреплен соответствующим постановлением Верховного Совета СССР «О концепции перехода к регу­лируемой рыночной экономике в СССР» в июне 1990 г.

В основе концепции «регулируемого рынка» лежала программа «арендизации экономики» (главный разра­ботчик — академик Л. Абалкин), которую предстояло начать реализовывать с 1991 до 1995 г. Предполагалось перевести на аренду 20% промышленных предприятий. На первом этапе (1990—1992) предполагалось использо­вать как директивные методы управления, так и эконо­мические рычаги, роль которых постепенно должна была возрастать. На втором этапе (1993—1995) ведущее место отводилось уже экономическим методам руководства10.

Не осознавая полностью масштабов кризиса экономи­ки СССР, разработчики этой программы не понимали, что внедрение любых экономических реформ должно идти гораздо быстрее, а не растягиваться на годы. В ию­ле 1990 г. на встрече Президента СССР М.С. Горбачева и председателя Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцина была достигнута договоренность о разработке альтерна­тивной программы.

Была создана комиссия под руководством академика С.С. Шаталина и заместителя председателя Совета ми­нистров РСФСР Г.А. Явлинского.

Ими был разработан альтернативный рыночно-либеральный вариант реформ, получивший название «500 дней». В отличии от правительственной, программа «500 дней» нацеливала на быстрый и решительный переход к рынку, передачу в частные руки предприятий торговли и промышленности. В силу политических причин программа Шаталина-Явлинского несла значительный элемент популизма, включая обещание провести реформы без снижения жизненного уровня. Многие принципиальные вопросы в ней были едва обозначены или вовсе обойдены. Прежде всего, программа «500 дней» не давала однозначного ответа на такие принципиальные вопросы, как проведение приватизации, денационализации земли, о том какой быть политической системе (Советы или парламентская республика). Также был обойден вопрос о денежной реформе.

Новая цель экономической реформы потребовала но­вых законов. Они довольно быстро принимались Верхов­ным Советом СССР. Эти законы затрагивали основы эко­номических отношений в СССР, вопросы собственности, земли, деятельность предприятий в СССР, организацию местного самоуправления и местного хозяйства и многое другое. Новые рыночные законы должны были способ­ствовать регулированию процесса децентрализации и разгосударствления собственности, ликвидации крупных промышленных монополий, созданию акционерных об­ществ, развитию мелких предприятий, развертыванию свободы хозяйственной деятельности и предпринимательства. К лету 1991 г. было принято более 100 зако­нов, постановлений, указов по экономическим вопросам, но большинство из них не работало из-за противодей­ствия со стороны республиканских органов власти, от­стаивавших свой суверенитет11.

Если в 1986—1988 гг. национальный доход медлен­но, но рос, то с 1989 г. началось его падение. Реальные доходы населения стали сокращаться. В стране усилил­ся дефицит всех товаров. Цены на них росли. Отчужден­ность масс от результатов своего труда возросла. Благо­даря гласности, курс на которую был провозглашен с 1987 г., все эти проблемы стали все более остро осозна­ваться людьми. Трудящиеся вышли на улицы с лозун­гами протеста. По стране прокатилась волна забастовок. В декабре 1990 г., констатируя обвал экономики и «срыв перестройки», глава правительства Н.И. Рыжков подал в отставку. Она совпала с реформой прави­тельства.

Тупик, в который зашла экономическая реформа, был во многом обусловлен нерешительностью правитель­ства СССР в вопросах ценовой политики. По инициати­ве Рыжкова в 1986 г. в последнюю советскую пятилет­ку была заложена реформа ценообразования путем осво­бождения цен прежде всего на сельскохозяйственную продукцию, отказа от государственных дотаций сельхозпроизводства. Горбачев в 1986—1987 гг. придерживался несколько иной позиции. Соглашаясь с необходимостью повышения цен на продовольственные товары, он пред­полагал одновременно снизить цены на промышленные товары, т. е. провести сбалансированную реформу цено­образования. Однако в 1988 г. Горбачев пересмотрел свою позицию, согласился с Рыжковым, признал необ­ходимость одновременного повышения цен и на продо­вольственные, и на промышленные товары, обещая со­проводить реформу повышением зарплаты и социальных дотаций. Но до весны 1991 г. союзное руководство так и не решилось на реформу, опасаясь социальных потря­сений, которые тем не менее начались и были вызваны растущим товарным дефицитом12.

В 1991 г. новый премьер-министр СССР B.C. Павлов осуществил денежную реформу. В январе 1991 г. он про­вел обмен 50- и 100-рублевых купюр на новые. Обмен преследовал две цели: во-первых, выбить почву из-под ног фальшивомонетчиков в стране и за рубежом, так как подделывались чаще всего купюры именно этого достоинства; во-вторых, поставить под контроль и час­тично обесценить теневые капиталы, которые хранились преимущественно также в этих купюрах. В апреле 1991 г. в несколько раз были повышены цены на товары. Эта мера преследовала цель снять проблему дефицита, сведя на нет сбережения граждан, которые к 1991 г. только в Сбербанке составляли около 400 млрд. рублей. Идея «по­гасить» платежеспособный спрос населения, искусствен­но снизив его покупательные возможности, была попу­лярна среди руководителей и правого, и левого толка. «Павловское» повышение цен сопровождалось 40-проце­нтной компенсацией вкладов, которой можно было вос­пользоваться лишь с конца 1991 г. Одновременно вкла­ды граждан в Сбербанк были заморожены — введены ог­раничения на снятие средств и закрытие счетов. Год спустя именно замораживание приведет к тому, что в условиях гиперинфляции граждане будут не в силах спасти свои сбережения.

Однако принятые меры уже не могли спасти положе­ние. Симпатии населения союзного государства были на стороне республиканских руководителей, обещавших провести экономические преобразования не за счет на­рода, а во имя и во благо народа. Особенно активно выступали против обнищания народа, допущенного ру­ководством СССР, руководители России во главе с Б.Н. Ельциным. «Реформа Павлова» была использована руководством РСФСР для обвинения союзного Центра в антинародной экономической политике.

Вместо ускорения социально-экономического разви­тия непоследовательная и непродуманная экономическая политика Горбачева привела к падению производства, снижению уровня жизни населения и его массовому недовольству руководством партии. Административные методы уже не срабатывали, экономическими методами власть овладеть не сумела, становились все более необходимыми новые, политические, методы руководства.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, в начале  1985  года  в СССР новое  руководство партии выбрало   курс на радикальную реформу экономики. 

Выдвинутая М.С. Горбачевым на апрельском (1985 г.) пленуме ЦК КПСС программа обновления обветшавшей командно-административной распределительной системы «развитого социализма» на первых порах отличалась умеренностью. Главным лозунгом реформ провозглашался курс на всемерное ускорение социально-экономического развития страны на основе внедрения новых методов хозяйствования и использования новейших достижений научно-технического прогресса. Приоритетной задачей экономических преобразований было признано ускоренное развитие машиностроения как основы перевооружения народного хозяйства. При этом упор делался на укрепление производственной и исполнительской дисциплины (меры по борьбе с пьянством и алкоголизмом); контроль за качеством продукции (Закон о госприемке).

В 1986 году становится очевидным, что сформулированные сверху цели не имеют соответствующего механизма реализации на микроуровне. Закостеневшая система государственного планирования не справлялась с ликвидацией созданных ею же диспропорций. Народнохозяйственные приоритеты диктовались интересами ведомств, что делало невозможным сколько-нибудь значительное перераспределение ресурсов в пользу прогрессивных производств. Резкое повышение темпов экономического роста, заложенное в новый пятилетний план, оказалось очередной утопией. Уже к концу 1986 года экономическая ситуация после некоторого оживления вновь стала ухудшаться. Антиалкогольная кампания разбалансировала бюджет. Введение вместо ведомственного контроля на производстве государственной приемки привело к сокращению выпуска промышленной и продовольственной продукции. В январе 1987 году наступил спад производства, что явилось началом экономического кризиса. Экономическую ситуацию усугубила страшная трагедия на Чернобыльской АЭС, ставшая возможной в условиях нарастающего падения производственной и технологической дисциплины.

Реальным результатом полуторагодичного осуществления программы ускорения стало лишь углубление кризиса, перевод его в открытую форму.

Неудачи первого этапа перестройки заставили новое руководство искать иные пути продвижения вперед, поставили на повестку дня вопрос о комплексной экономической реформе, и прежде всего, о движении в сторону рыночной экономики.

Согласившись с ведущими экономистами и социологами, Горбачев провозгласил курс на реструктуризацию экономики и всего общественно-политического строя, перевода государственно-планового хозяйствования на рыночную, товарно-денежную основу (1987). Новые законы посыпались один за другим: давший большую свободу директорам предприятий Закон о предприятии (1987), о кооперации и индивидуально-трудовой деятельности (1988) и т.д. В 1989 появился курс на создание «регулируемой рыночной экономики» (хотя ведущие экономисты отрицали возможность соединения плана и рынка).

К концу лета 1989 Советский Союз вошел в глубокий социальный, экономический и политический кризис. Его углубляли проигранная Западу «холодная война» и нараставшее национально-освободительное движение, особенно в Закавказье и прибалтийских республиках. Экономический кризис, в который попала страна, уже не могла спасти программа реформ «500 дней», задуманная демократически мыслящими экономистами (С.Н.Шаталиным, Г.А.Явлинским). Последнее доверие государству было подорвано денежной реформой начала 1991, в ходе которой начался обмен денежных знаков и цены в магазинах возросли вдвое. Страна ожидала радикальных перемен.

8 декабря 1991 года СССР перестал существовать. Решение об этом было принято главами Белоруссии, России и Украины, собравшимися в Беловежской Пуще.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Арсланов Р.А., Блохин В.В., Джангирян В.Г., Ершова О.П., Мосейкина М.Н. История Отечества с древнейших времен до конца ХХ века. Часть 1.– М.: 2003

  2. Волкогонов Д.А. Семь вождей. Кн. 2-я. М., 1995.

  3. Горбачев - Ельцин: 1500 дней политического противостояния. М., 1992.

  4. Горбачев М.С. Жизнь и реформы. В 2 кн. М., 1995.

  5. Илларионова Е. В., Фомина А.С., Гуськов C.А. отечественная история: Учебно-методический комплекс. – М.: Изд. центр ЕАОИ, 2008. – 369 с

  6. Исторические судьбы радикальной экономической реформы. К 10-летию начала перестройки. М., 1995.

  7. История современной России. 1985-1994. // Под ред. В. В. Журавлева. М., 1995.

  8. Перестройка. Десять лет спустя (апрель 1985 - апрель 1995). М., 1995.

  9. Пихоя Р.Г. Советский Союз: История власти. 1945-1991. М., 1998.

  10. Пособие по истории Отечества для поступающих в вузы.  Орлов А.С., Полунов А.Ю., Шестова Т.Л., Щетинов Ю.А.  2-е изд., доп. - М.: Простор, 2005. — 476 с

  11. Смирнов В.С. Экономические причины краха социализма в СССР // Отечественная история. 2002. № 6. С. 91-110.

  12. Согрин В.В. Политическая история современной России. 1985-1994: от Горбачева до Ельцина. М., 1994.

  13. Союз можно было сохранить: Белая книга: Документы и факты о политике М.С. Горбачева по реформированию и сохранению многонационального государства. М., 1995.

  14. Филиппов А.В., Уткин А.И., Алексеев С.В. и др. История России, 1945—2008 гг. 2-е изд., дораб. и доп. - М.: Просвещение, 2008.—528 с.

  15. XXVII съезд Коммунистической партии Советского Союза. 25 февраля – 6 марта 1986 года. Стенографический отчет. М.: Политиздат, 1986. Т.1. –654 с.

1 Пособие по истории Отечества для поступающих в вузы.  Орлов А.С., Полунов А.Ю., Шестова Т.Л., Щетинов Ю.А.  2-е изд., доп. - М.: Простор, 2005. — 476 с

2 История современной России. 1985-1994. // Под ред. В. В. Журавлева. М., 1995.

3 Смирнов В.С. Экономические причины краха социализма в СССР // Отечественная история. 2002. № 6. С. 91-110

4 Филиппов А.В., Уткин А.И., Алексеев С.В. и др. История России, 1945—2008 гг. 2-е изд., дораб. и доп. - М.: Просвещение, 2008.—528 с.

5 Пихоя Р.Г. Советский Союз: История власти. 1945-1991. М., 1998.

6 Горбачев М.С. Жизнь и реформы. В 2 кн. М., 1995.

7 Арсланов Р.А., Блохин В.В., Джангирян В.Г., Ершова О.П., Мосейкина М.Н. История Отечества с древнейших времен до конца ХХ века. Часть 1.– М.: 2003

8 Илларионова Е. В., Фомина А.С., Гуськов C.А. отечественная история: Учебно-методический комплекс. – М.: Изд. центр ЕАОИ, 2008. – 369 с

9 Пособие по истории Отечества для поступающих в вузы.  Орлов А.С., Полунов А.Ю., Шестова Т.Л., Щетинов Ю.А.  2-е изд., доп. - М.: Простор, 2005. — 476 с

10 Филиппов А.В., Уткин А.И., Алексеев С.В. и др. История России, 1945—2008 гг. 2-е изд., дораб. и доп. - М.: Просвещение, 2008.—528 с.

11 Смирнов В.С. Экономические причины краха социализма в СССР // Отечественная история. 2002. № 6. С. 91-110.

12 Филиппов А.В., Уткин А.И., Алексеев С.В. и др. История России, 1945—2008 гг. 2-е изд., дораб. и доп. - М.: Просвещение, 2008.—528 с.



Похожие документы:

  1. 1. Управление социально-экономическими системами (организациями)

    Документ
    ... длился до начала ХХ века, ... Ускорение социально-экономического развития (1986 г.) и переход к рыночным отношениям (с 1991 г. и по настоящее время). В настоящее время в России ... Содержание международной маркетинговой концепции и направления ее развития ...
  2. Козин н постижение России; Опыт историософского анализа

    Документ
    ... развития России, навязанного ей вненациональной Россией, следует искать конечные причины небывалых антагонизмов во всех противоречиях России ХХ века ...
  3. Курс лекций дисциплины «История» Рассмотрен на заседании предметной утверждаю

    Документ
    ... 90гг. XIX века анти­монопольное законодательство было впервые при­нято в США. В России же ... обретет второе дыхание. Ядром экономических преобразований стала концепция ускорения социально-экономического развития страны на основе использования ...
  4. «Дней Александровых прекрасное начало». Внутренняя политика 1801-1812 гг

    Документ
    ... экономического и социально-политического развития, Формирование узла противоречий. Россия на рубеже 19-20 веков ... с 14 тыс. в середине 90гг. до 35,3 тыс. в 1907 ... концепции — петербургская и московская, с различным пониманием национального содержания ...
  5. Рабочая программа по истории России 5-9 классы пояснительная записка

    Рабочая программа
    ... гг. Стратегия ускорения социально-экономического развития. Экономическая реформа 1987 г. и причины ... в 90гг. ХХ в. Вступление России в ... Содержание курса реализуют следующие учебники: Данилов А. А., Косулина Л. С История России с древнейших времен до ...

Другие похожие документы..