Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Решение'
В рамках реализации программы « Благоустройство городского поселения «Город Мещовск» и проведения на территории городского поселения «Город Мещовск» п...полностью>>
'Документ'
Джалга с.Б.Копани с.Манычское с.Воздвиженское с.Киевка п.Айгурский - 7 7 - 1 1 1 - 1 7 11 5 5 11 - - - 11 - 5 1 - - 1 9 - 9 1 9 - 9.00-10.30 11.00-1 ....полностью>>
'Документ'
В 2010 году окончила юридический факультет Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации; в 2013 году - аспирантуру Российско...полностью>>
'Документ'
Аз, Буки, Веди Нам дают наказ. Аз, Буки, Веди, Слушайте рассказ. Аз, Буки, Веди — Первые в строю....полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Федеральное агентство образования и науки Российской Федерации

Кубанский государственный университет

Факультет управления и психологии

Кафедра политологии и политического управления

Аналитическая записка на тему:

«Противоречия сербов и хорватов. Ситуация до 1991 года. Этноконфессиональный аспект»

Краснодар

2006

Противоречия сербов и хорватов. Ситуация до 1991 года. Этноконфессиональный аспект.

Историческое развитие сербов и хорватов повлияло на их отношение к монархии, и ее роли в реализации ее собственных национальных освободительных планов. Сознание нового государства на Балканах явилось как бы реализацией «югославянской идеи»1, возникшей несколько веков до этого и ставшей в XIX – XX в. одной из моделей решения как южнославянского, так и сербского вопроса. Суть этой идеи состояла в том, чтобы объединить всех проживающих на этой территории в большое государство, способной объединить усилия для самостоятельного развития и процветания, а так же для успешной защиты от агрессоров. В качестве главного интеграционного фактора рассматривалось этническое родство югославян и осознание этого родства2. Территория объединенного государства была заселена несколькими этносами южных славян (сербами, хорватами, черногорцами, македонцами, словенцами) и другими неславянскими этническими группами (албанцами, венграми, немцами и др.) Новое государственное образование в 1918 году получило название - Королевство сербов хорватов и словенцев - СХС (с октября 1929 г. – Королевство Югославия).

В новом югославском Королевстве (просуществовавшем с 1918 по 1941 гг.), объединившем несколько этносов с разной исторической судьбой, различной культурой и неодинаковым уровнем социально-экономического потенциала, с самого начала возникло множество сложнейших политических, экономических и культурных проблем. Но это вовсе не означает, что это создание объединенного государства являлось «исторической ошибкой». Назовем это неудавшейся интеграционной моделью. Во внутренней политике правящая сербская этнократическая элита оказалась совершенно неспособной решить комплекс общих проблем взаимоотношений этносов и этнических групп в созданном государстве. Период существования Королевства Югославии был заключительным этапом полуторавековых попыток осуществить новую эпоху «огосударствливания» сербского этноса на принципах монархизма в рамках такого государственного устройства и совершить переход к индустриальному обществу. Перед началом Второй мировой войны Югославия в целом оставалась неразвитой аграрной страной с небольшими очагами индустриального производства. Сербский народ, как и все остальные народы Югославии, страдал от произвола монархистского полицейского режима того периода. Накануне второй мировой войны в Югославии усилилось хорватское сепаратистское движение. Руководитель Хорватской крестьянской партии В. Мачек делал ставку на Италию, с помощью которой надеялся добиться автономии или «независимости» Хорватии. Италия и Германия всячески поощряли хорватских сепаратистов.

Правящие круги изображали тогдашнюю Югославию как моноэтническое, единое «национальное государство» (сказывалось влияние концепции И. Гарашанина о «Великой Сербии»3), не смотря на вопиющие реалии. Сербы строили свое полное национальное и политическое будущее на основах борьбы против Австрии и Австро-Венгрии, принимая во внимание, что хорваты настроены на сотрудничество и помощь из Австрии. Хорватская национальная идея формировалась в период австро-венгерского владения частью югославянских территорий. Внешним духовным центром региона был Ватикан, политический контроль осуществлялся из Вены (отчасти из Будапешта). Габсбурги стремились упрочить свою власть на югославянских землях и ослабить венгерское влияние в империи, используя хорватский противовес.

Несущей конструкцией в хорватской национальной идее стал европеизм («европейский соблазн»). Такого рода установку укрепляло положение славян на землях в составе Османской империи. Хорватское ядро оказалось в период османской экспансии «европейским бастионом» на границе с Востоком, что явилось одним из факторов, укреплявших внутреннее единство хорватов и их ориентацию на Запад. Эту ориентацию не смогли изменить даже многие негативные моменты их подчиненного положения в империи Габсбургов4. Очень важное место в формировании мироощущения хорватов сыграла их историческая память о древнехорватской государственности IX-XI вв. на территориях с центром в современной Далмации. Стремление восстановить эту государственность стало «тысячелетней мечтой». И когда в 1941 г. было провозглашено Независимое государство Хорватия (НГХ), то не велись общественные дискуссии о выборе формы его существования. В Загребе цветами встречали части германского вермахта - как освободительную внешнюю силу, которая помогла реализовать «тысячелетнюю мечту». В связи с генезисом хорватской идеи ясен и другой ее основной принцип - стремление сохранить целостность в рамках всей хорватской общности и в пределах имеющейся территории.

Хорватская идея в ее сложившемся виде требует этнической и территориальной устойчивости, обеспечения единства хорватов как «католической нации», а отсюда - и национальной дисциплинированности, акцентирования мононациональной государственности. Поиск хорватами такой устойчивости инициировал их историческое движение по обособлению от внешних сил. Во-первых, отторгались неславянские силы, имевшие опыт культурно-политического воздействия на хорватов (венгры и отчасти австрийцы), возникали панславистские настроения. Во-вторых, проявилось стремление обособиться от сербов, как от народа (в отличие от «благородных хорватов») неевропейского, носителя духа византизма. Причем то и другое оказались синонимами варварства. Сербофобия у хорватов в ее крайних проявлениях дошла до своего логического завершения в отрицании самого понятия «сербы» («православные хорваты»).

Очень важно понять сущностные черты сербского мироощущения. Оно отличается глубоким восприятием православных традиций, восточнохристианским менталитетом со свойственной ему освященностью действий и объектов. Сербам свойственна сакрализация родной земли, ее сердца - Косова, возможная потеря которого ассоциируется с утратой нацией части души. Характерны эпическая историческая память (напр., образ Косовской битвы), символизация в сознании сербской земли, вобравшей в себя православные храмы и монастыри, могилы предков, места исторических событий. Необходимо отметить особое отношение сербов к национальной государственности, освященной трудной многовековой борьбой. Сильны в их сознании элементы державности (схожей с византийской и российской), а также соборности. Можно говорить и о наличии у сербов мессианских установок, выразившихся в желании организовать объединение всех югославянских народов и хранить это единство. Нельзя обойти вниманием, наконец, весьма выраженную духовную ориентацию на Россию - ни у одного, по нашему мнению, народа (кроме, разумеется, русского) нет столь яркого представления о «Матери-России».

В 1941 году Королевство Югославия было оккупировано войсками гитлеровской Германии, а его территория разделена. По сценарию немецких оккупантов было создано марионеточное государство «Независимое Государство Хорватия» (НГХ), в состав которой вошли «исконные хорватские земли» плюс Босния и Герцеговина. Италия оккупировала Черногорию и Адриатическое побережье. Венгрия получила часть Воеводины, Болгария – Македонию, а Косово присоединили к Албании. На оставшейся территории образовали марионеточное государство «Сербия».

«Решить» же сербско-хорватский спор путем «физической ликвидации» другой стороны практически пытались фашисты. Они развязали в годы второй мировой войны массовый антисербский террор5, по сути являвшийся геноцидом. Трагедия концлагеря Ясеновац, где погибли сотни тысяч сербов (а также десятки тысяч евреев и цыган), другие преступления гитлеровцев оставили в исторической памяти сербов неизлечимую рану; современное создание хорватского государства и использование хорватской национальной символики прямо ассоциируется с тем самым Независимым Государством Хорватия. Заметим, что стремление хорватов обособиться от сербов в последние десятилетия выразилось и в попытках ускорить формирование собственного национального языка, т. е. получить неконфессиональный признак хорватов как народа6.

«Вторая» Югославия (Социалистическая Федеративная Республика Югославия - СФРЮ) оформлялась в течение второй мировой войны, ставшей на ее территории гражданской войной партизан-коммунистов, сербских четников, хорватских усташей, мусульманских и албанских отрядов. Федеративное устройство государства оказалось лишь внешним решением проблем, не смогло предотвратить расхождение республик, их замыкание в себе, экономическую автаркию, а затем и распад страны. В СФРЮ сохранилось противоречие «сербы и Югославия», не были преодолены и сепаратистские тенденции. Несмотря на то, что сербы являлись основной силой партизанского движения, руководство федерацией оказалось не в их руках. Лидером СФРЮ стал хорват Иосип Броз Тито, роль главного идеолога играл словенец Эдвард Кардель. Тито стремился прежде всего к укреплению личной власти и к стабильности в стране. Формально в основе его политики лежала идеология «братства и единства», в массовое сознание внедрялась «интернациональная социалистическая идея», декларировалась прогрессивность социальных целей. Реальный же смысл политики Тито сводился к следующему: разделить югославов по народам (в том числе во многом искусственным созданием отдельных наций), а страну - на обособленные республики, строго контролируя баланс их отношений.

Но в то же время центральные органы авторитарной власти, боясь, что снова нарастающий республиканско-этнический национализм приведет к развалу федерации, принимали как жесткие полицейские меры принуждения, так и проводили частичные реформы – под лозунгами «демократизации, децентрализации, деэтатизации» и под демагогической популистской вывеской «самоуправленческого социализма»7. На самом деле, это были попытки добиться консенсуса в разделении властных полномочий между центральной властью и правящими этническими элитами. Результатом этих поисков примирения интересов «новой буржуазии» явилась Конституция 1974 года, дававшая большие полномочия республиканским элитам и управленческому аппарату и одновременно утверждала Тито в статусе пожизненного президента. Это временно приглушало остроту внутри правящего слоя и несколько притормозило разрастание общего кризиса8.

Правительство Тито стремилось подавлять любые проявления национального духа, хотя бы немного выходившие из дозированных пределов. Санкции применялись для всех югославов. В сложном положении оказалась сербская культура; сербы (в отличие от католических народов) утрачивали свои духовно-религиозные корни. Власти подавляли и хорватские национальные выступления. Сложная система балансировки интересов различных общин позволила при Тито заморозить борьбу национальных идей и сохранить относительную стабильность в стране. Но с начала 1960-х годов хорватская элита вернулась к идеям идеализации исторического прошлого хорватов и поиску примеров унижения, притеснения и оскорбления, в основном, с сербской стороны. Ее лидеры попытались выделить исключительный вклад хорватов в народно-освободительной войне: «Борьба за освобождение в Хорватии началась уже в 1942 г. В то время, когда освободительная борьба в Сербии, Черногории, Герцеговине была в стагнации. Хорватия со Словенией и Боснией стала центром народно-освободительной войны и социалистической революции во всей Югославии»9.

Федеративное устройство по этноконфессиональному признаку подразумевало безусловное «социалистическое единство народов», но девальвация ценностей, заданных идеологией «второй» Югославии, привела к высвобождению скрытой энергии национальных идей. Югославский «сценарий конфликтов» начала 90х годов представляет собой процесс стихийного распада федеративного государства с последующим формированием на его месте национальных государств, имеющих отчетливо выраженные черты этнократии (тяготение к этнически чистой территории, подавление сепаратизма национальных меньшинств, установление этнически чистой власти, создание политических партий по этническому принципу) и территориальные претензии друг к другу.

Неудивительно, что именно сербы, ставшие носителями последовательного югославизма, пытались удержать в межвоенный период единство первого югославского государства, а затем - сохранить «вторую», федеративную Югославию. После фактического распада СФРЮ идеи соборности и державности выразились в стремлении сербов собраться вместе. Отсюда - разделяемый ныне большинством сербов лозунг «Все сербы - в одном государстве»; отсюда их стремление сохранить Югославию хотя бы в форме федерации Сербии и Черногории («усеченная Югославия»)10. Сербские авторы утверждают, что в сербском обществе никогда не было столь острой потребности в конфронтации критических ситуаций, «никогда народ не делился на «наших» и «не наших», патриотов и предателей, добрых и злых. Не было такого ни в кризисный период 1876-1878 гг., ни в 1885 г., ни в 1908-1911 гг., ни в 1912-1918 гг., впервые подобное наблюдалось в 1941-145 гг. и было порождено деятельностью Коммунистической партии Югославии»11.

Итак, тот отрезок исторического пути был очень труден для югославских народов, в частности для сербского, в составе федерации, переставшей существовать в 1991 году. Период был связан со многими лишениями страданиями, но и в этих условиях сербский народ не только выжил, но и сделал важные шаги в направлении модернизации своей жизни. Опыт распада полиэтнических государственных образований типа СФРЮ и СССР показывает, что основной причиной возникающей при этом конфликтности становятся этноцентристские формы развития политических отношений, в том числе курс на создание национальных государств под лозунгами самоопределения, свободы и независимости. Фактически формируются системы с «ограниченной демократией», функционирующей лишь в интересах «коренного» этноса12. Спутниками политической жизни в таких системах становятся нетерпимость к меньшинствам, ставка на силовые методы.

Действительное, а не мнимое решение этнополитических конфликтов, очевидно, будет найдено на путях создания региональных (а затем и мирового) политических образований, в которых государство означает территориальную общность, а не реализацию права какой-либо одной нации, в которых поощряется внутреннее многообразие, в которых границы проницаемы и отсутствует диктат силовых центров (под любыми лозунгами), а власть ограничена наднациональными институтами федеративного типа. Разобравшись в трагическом югославском опыте, осмыслив собственные неудачи, Россия способна обрести столь необходимое сейчас политическое искусство объединения и примирения стран и народов.

Библиографический список:

  1. Сербия о себе: Сборник / сост. М. Йованович., - М., 2005.

  2. Двести лет сербской государственности: К юбилею начала Первого сербского восстания 1804-1813 гг. СПб., 2005.

  3. Туровский Р.О. Югославский разлом // ПОЛИС, 1992, №4.

  4. Материалы конференции «Политика и политики на Балканах. Национальный и международный контекст XIX-XX веков». И. В. Ануфриева. Массовое движение в Хорватии в 60- 70х гг. XX века. // Славяноведение, 2005, № 3, С. 99.

  5. Vasilije Krestiс. INEXHAUSTIBLE SOURCES OF CONFLICT // Serbian Unity Congress, 1997. /culture/library/genocide/k5.htm

1 Сербия о себе: Сборник / сост. М. Йованович, - М., 2005, С. 20.

2 Двести лет сербской государственности: К юбилею начала Первого сербского восстания 1804-1813 гг. СПб., 2005. С. 374.

3 Двести лет сербской государственности: К юбилею начала Первого сербского восстания 1804-1813 гг. СПб., 2005. С. 260.

4Vasilije Krestiс. INEXHAUSTIBLE SOURCES OF CONFLICT // Serbian Unity Congress, 1997 /culture/library/genocide/k5.htm

5 Сербия о себе: Сборник / сост. М. Йованович, - М., 2005, С. 35.

6 Туровский Р.О. Югославский разлом // ПОЛИС, 1992, №4, С. 53.

7 Двести лет сербской государственности: К юбилею начала Первого сербского восстания 1804-1813 гг. СПб., 2005. С. 381.

8 Двести лет сербской государственности: К юбилею начала Первого сербского восстания 1804-1813 гг. СПб., 2005. С. 382.

9 Материалы конференции «Политика и политики на Балканах. Национальный и международный контекст XIX-XX веков». И. В. Ануфриева. Массовое движение в Хорватии в 60- 70х гг. XX века. // Славяноведение, 2005, № 3, С. 99.

10 Туровский Р.О. Югославский разлом // ПОЛИС, 1992, №4, С. 50.

11 Сербия о себе: Сборник / сост. М. Йованович, - М., 2005, С. 28.

12Туровский Р.О. Югославский разлом // ПОЛИС, 1992, №4, С. 55.



Похожие документы:

  1. Язычество восточных славян накануне крещения руси

    Документ
    ... этнические или этноконфессиональные интерпретации (т.е. ... доводит ситуацию до полной ... «властному» аспекту. Если ... современные сербы, хорваты и ... , противоречий и ... 1991. № 5. С. 4-5, 7, 11; Васильев М. А. Следует ли начинать этническую историю славян с 512 года ...
  2. 1 современная политическая карта мира

    Документ
    ... до 14 (в Сербии ... аспектов Мирового океана, взаимозависимости между политической, экономической и экологической ситуациями ... Хорватия (38,5), Болгария (38,5 года ... противоречия на национальной почве, доходящие до ... отсталой. До 1991 г. ... (этноконфессиональный) ...
  3. Методическое пособие по вопросам проведения религиоведческой экспертизы

    Методическое пособие
    ... году до 4552 в 2011 году). Одним из важнейших факторов формирования религиозной ситуации ... аспекты его содержания, что противоречило ... годы ХIX в. С 1991 года ... религиональные, этноконфессиональные символы, ... в Болгарии, Сербии, Хорватии. С богомильством ...

Другие похожие документы..