Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
По горизонтали:1. Животное, красующееся на гербе Австралии.2. Птица в смокинге.3. Представитель земноводных с четырьмя конечностями и длинным хвостом,...полностью>>
'Документ'
Тимминс Стюарт Ли родился 30 октября 1961 года, в г. Техасс, США. Окончил Техасский Университет, г. Остин (Техас, США) по специальности Бакалавр Делов...полностью>>
'Документ'
Владимирович Нп 9 К 10 Жебелев Александр Николаевич Нп 15 11 Занин Сергей Николаевич Нп 1 1 Захарич Дмитрий Петрович Зщ 00 13 Зорин Валерий Александро...полностью>>
'Документ'
- определение метеорологических, климатических, аэрологических, гидрологических, гелиогеофизических, агрометеорологических характеристик окружающей пр...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:


Автор: Донна Грант Оригинальное название: Midnight’s Temptation Название на русском: Полночный соблазн Серия: Тёмные Воители/Dark Warriors Книга в серии: 7 Переводчики: Наталья Ульянова, Валерия Плотникова, Елена Иванова, Ольга Волкова, Алиса Оганисян, Юлия Гречко, Анастасия Гилёва Редакторы: Наталья Ульянова, Елена Иванова, Ирина Васина(2-9), Виктория Пашова(1) Бета-корректор: Анастасия Лёвина Русифицированная обложка: Любава Воронова
Материал предназначен только для предварительного ознакомления и не несёт никакой материальной выгоды! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Любое копирование и размещение перевода без разрешения администрации группы, ссылки на группу и переводчиков — запрещено. Пожалуйста, уважайте чужой труд! С той роковой ночи он не мог ее забыть. Красотка из ночного клуба двигалась в танце, отдавшись музыке, словно ангел, завораживая его своей магией. Держа в объятиях и целуя ее, Фелан понял, что она не обычная женщина. Она Друид, которая может исполнить любое его желание или полностью уничтожить... Она женщина в бегах, которую преследуют два человека. Несмотря на то, что девушка жаждет быть с великолепным Воителем, она должна сопротивляться своему искушению. Мстительное зло преследует ее, наблюдая за каждым ее движением безумец, который пойдет на все, чтобы завладеть ее силой. Однажды, она уже продала часть своей души за магию. Готова ли она рискнуть жизнью Фелана и пожертвовать своим сердцем ради любви?
Глава 1 Конец августа. Он, с наслаждением, зарылся пальцами в ее длинные густые волосы цвета эбенового дерева, ее мягкие вздохи удовольствия горячили кровь, превращая ее в потоки раскаленной лавы. Ее женственные изгибы вызывали в нем пьянящий восторг. Золотистая кожа, свидетельствующая об испанских корнях, была гладкой, словно шелк, маня и призывая мужчину прикасаться к ней снова и снова. Он лежал на боку, в то время как ее стройное податливое тело тесно прижалось к нему. Воитель медленно, легко касаясь, скользнул рукой вдоль ее талии по округлой попке вниз к бедрам. Девушка, не задумываясь, развела ножки, открывая себя для его обжигающих ласк. У него перехватило дыхание, когда его пальцы достигли мягких складочек, скрывающих сосредоточие ее женственности. — Пожалуйста, — прошептала она. Женский голос, такой соблазнительно низкий, умолял его перейти к решительным действиям. И он, повинуясь этому голосу, сделает все, чтобы не разочаровать ее. Он застонал, а его член стал еще больше, когда девушка выгнула спину, впившись острыми ноготками в его широкие плечи. Ее хриплые стоны заполнили тишину комнаты, пока он чувственными движениями ласкал нежную плоть девушки. Но, когда он медленно проник пальцем в ее лоно, она, буквально, задрожала от желания. Мужчина стиснул зубы, наслаждаясь незабываемыми ощущениями ее восхитительного жара. Она была всем, чего он когда-либо желал, и даже больше, намного больше. Наконец-то, она была в его постели, в его объятьях … это было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но вот девушка распахнула глаза, и он окончательно пропал, погружаясь в темный омут желания. Она тесно прижималась к нему, ее сладкие губки были приоткрыты, а бедра нетерпеливо двигались напротив его. Он перевернул ее на спину и устроился между ее стройных ножек. Она дерзко усмехнулась, побуждая взять ее, как можно быстрее. Его напряженный член скользнул по ее влажным складочкам, заставляя девушку задыхаться от удовольствия. Он крепко сжал руками подушку, пытаясь восстановить контроль над своим разбушевавшимся телом. Но, даже сгорая в огне желания, мужчина хотел, чтобы она первая потеряла голову от наслаждения. И только тогда он возьмёт ее, растягивая, заполняя собой тугое лоно девушки. Опустив голову, он наклонился и припал губами к напряженному соску. Его язык кружил вокруг припухшей вершинки, а затем мужчина втянул ее в рот, от чего девушка наградила Фелана громким стоном. Затерявшись в его чувственных ласках, она притянула его голову, как можно ближе. Он переместился к другой груди, лаская и поддразнивая сосок, пока девушка не начала извиваться под ним. Сейчас он покроет поцелуями ее тело, пока его губы не достигнут заветного местечка. Затем, он подведет ее к самому краю несколько раз подряд прежде чем, наконец, позволит ей кончить. И только потом проникнет в нее, обернув ее ножки вокруг своей талии, пока будет возносить их обоих на вершину экстаза. Он нежно провел языком между ее восхитительных грудей, но, прежде чем успел оставить еще хоть один поцелуй на ее шелковистой коже, она перевернула его, уложив на спину и оседлав, словно гордая наездница. Его сердце пропустило удар. Девушка представляла собой великолепное зрелище с густыми рассыпавшимися по плечам волосами цвета полуночи и высокой полной грудью, так и искушающей вновь вкусить ее. Дыхание девушки было тяжелым. Он понял, что попал в плен ее чарующих карих глаз. Впервые в жизни он отдал контроль в постели женщине. Сейчас главной была именно она. И это возбуждало его намного сильнее, чем он был готов признать. Ее полные губы изогнулись в откровенной улыбке. Улыбке, говорившей о том, что девушка знала о той власти, которую имела над ним. И, более того, она наслаждалась этим. Он тяжело сглотнул, а его член дернулся в нетерпении. Его яйца напряглись, когда девушка наклонилась вперед, обхватив напряженный ствол рукой. Каким-то образом ему удавалось держать руки поверх простыней, крепко сжав их в кулаки. Испарина покрыла мужское тело, пока он старался сдержаться ради нее, все еще уступая контроль. Только для нее. Ни одной другой женщине, он не позволял повелевать собой и опасался, что никогда не позволит. Девушка стояла на коленях таким образом, что вход в ее сладкое лоно находился как раз напротив его возбужденного члена, тогда как сама она двигала рукой вверх и вниз по всей его твердой длине. Она точно также решила подразнить его, как и он планировал поступить с ней совсем недавно. Он никогда настолько страстно не желал ни одну женщину. Никого раньше он не хотел заключить в свои объятья и не отпускать. До нее. Она изменила все. Нет, больше он не мог сдерживать себя, не прикасаясь к ней. Он обхватил ее полные упругие груди, дразнящими движениями пальцев лаская соски. В ответ, она нежно обвела пальчиком головку его члена. Он застонал, приподнимая бедра навстречу ее ласкам. Его член соприкоснулся с мягкими складочками, от чего остатки его контроля разлетелись вдребезги. Будто осознав, что он перешел грань, она медленно опустилась на него, вбирая в себя его твердый стержень. Все мысли и желания покинули его, все, кроме одного: дикое, необузданное желание обладать ею. Одним рывком он притянул ее вниз и, толкнувшись бедрами вверх, полностью заполнил тугое лоно девушки. Она застонала, откинув голову назад, так что кончики ее волос, нежно щекотали кожу его бедер. На мгновение мужчина замер. Ее тесные, гладкие стеночки словно держали его в подвешенном состоянии между смертельной агонией и удовольствием, мучением и освобождением. В этот момент она полностью контролировала его. И он опасался, что в ее мучительно-сладкий плен может попасть не только его тело, но и сердце или, что еще хуже, его душа. Его сердце заколотилось, словно молот, в груди, когда девушка начала медленно раскачиваться на нем. Он прикрыл глаза, чувствуя каждое восхитительное, совершенное мгновение, которое могла дать только она. Неожиданно раздался посторонний звук, отвлекая его, но он был полон решимости игнорировать его. Мужчина перевернулся, подминая девушку под себя. И, вдруг, он потерял ее, запутавшись в простынях. Охваченный паникой, он искал ее только чтобы найти себя, сжимающего подушку вместо ее упругого тела. Фелан открыл глаза, яростно посмотрев на подушку, и, перевернувшись, упал на спину. Прикрыв глаза рукой, он почувствовал, как его член болезненно ныл, в очередной раз не получив разрядки. — Блять, — прорычал он от досады. Сны, в которых он обладал Эйсли, становились все более интенсивными каждую ночь, оставляя его возбужденным и неудовлетворенным, сколько бы раз после этого он не пытался удовлетворить себя сам. Он пытался ее выследить вот уже в течение двух месяцев. Фелан все еще не мог понять, почему был таким глупцом, позволив ей уйти из ночного клуба после того, как впервые поцеловал. Он не ожидал, что она убежит. Обычно, женщины не сбегают от него. Но Эйсли сделала это. Это была одна из причин, почему он был столь заинтригован ею. Она была другой. Тот единственный поцелуй в ночном клубе потряс его до глубины души. И, как бы он ни хотел, не мог перестать думать о ней. Или хотеть ее. На прикроватной тумбочке завибрировал телефон. Фелан подумывал не отвечать на звонок, но был уверен, что его не оставят в покое. — Что? — рявкнул он в трубку, ответив на звонок. — Полегче дружище, что, черт возьми, с тобой такое? — спросил Харон с ноткой раздражения в голосе. Фелан потер глаза большим и указательным пальцами. Если звонок не остудит его пыл, то ему потребуется долгий холодный душ. Хорошее начало дня, ничего не скажешь. — Ничего. Зачем звонишь? Пауза на другом конце линии заставила Фелана поглядеть на часы. Ярко-зеленые цифры на циферблате указывали 2:33 утра. — Харон, — призвал Фелан, когда пауза затянулась. — У нас отчаянная ситуация, — натянуто произнес Харон. — Нет никаких вестей о Джейсоне. Джейсон Уоллес. Из-за этого ублюдка Фелану пришлось отложить поиски Эйсли. Джейсон был Драу. Друидом, отдавшим часть своей души Дьяволу, за способность использовать черную магию. Фелан, скинув запутавшееся в ногах одеяло, сел. — Я ничего о нем не слышал. Может, говнюк мертв, как мы все и подозревали. — Я должен знать это наверняка. Фелан глубоко вздохнул, ненавидя усталость и беспокойство в голосе друга. — Лаура в безопасности. Она же с тобой. — Хоть кто-нибудь из нас был когда-нибудь действительно в безопасности от Драу? — спросил Харон. — Моя жена просит меня забыть об Уоллесе, но я слышал, как Лаура в разговоре с другими Друидами обсуждала варианты, с помощью которых они могли бы, используя магию, отыскать ублюдка. Фелан провел рукой по лицу. Сколько раз Маи использовали магию, данную им природой, чтобы разыскать Уоллеса? Маи были добрыми Друидами и, к счастью, на их стороне. Несмотря на магию Друидов и способности Воителей, им не удалось обнаружить и крохи информации о Джейсоне Уоллесе. Друиды обладали мощной магией, но, как горец с первобытным богом внутри, Фелан должен был уже найти Джейсона к настоящему времени. Он был одиночкой слишком долго и думал, что это и есть его путь. Но затем он встретил Харона. И из-за неожиданной дружбы, возникшей между ними, они стали близки, как братья. После предательства, Фелан с трудом доверял окружающим. Харон все изменил. Фелан готов на все ради мужчины, которого считал своим братом. Впрочем, он искал Уоллеса не только ради Харона. Но и ради себя. Ему хотелось распрощаться с прошлым. Он хотел мирного будущего, ну, или хотя бы настолько мирного, насколько это вообще возможно. — Я не сдамся, — заявил Фелан. — Я устал бороться с Драу. Сначала Дейдре, затем Деклан, а сейчас Джейсон. Это же должно когда-нибудь закончиться. — Лаура не перестает мне напоминать, что в мире не существует добра без зла. Это баланс. — Да. И в последний раз зло почти победило. Фелану даже не хотелось вспоминать, как в последнем бою они чуть было не проиграли. По счастливой случайности у Харона оказались влиятельные друзья в “Дреаган Индастрис”. Эти “друзья”, в итоге, оказались драконами. Короли Драконов появились с начала времен. Сражение произошло на их территории — Драконы бились в небе, Воители на земле. — Это было чертовски близко, — согласился Харон. — Что-то слышно от Риса или других в Дреаган? Харон хмыкнул. — Ничего. У них сейчас уйма своих забот, но они обещали следить для нас. — Что на счет селмуров? Фелан едва сдержал рычание, только подумав об этих отвратительных тварях. Селмуры были древними существами, которые питались магией волшебных существ. Друиды и Воители были для них идеальным источником пищи. Единственное, чего селмуры боялись — были Короли Драконы. — Ничего, — вздохнул Харон. — Ожидание изводит Лауру. — Все будет хорошо, друг мой, — поклялся Фелан. — Хочешь, я оставлю свои поиски и помогу тебе присматривать за Лаурой? После всего, что Харон сделал для него, Фелан бросил бы все и помог другу. Но он надеялся, что Харон откажется, и ему не придется оставлять поиски Эйсли. Он должен найти девушку, вкусить ее сладкие губы еще раз и узнать, был ли это всего лишь мимолетный поцелуй или между ними было нечто большее. — Нет. Ты и Малкольм единственные, кто ищет Уоллеса. Легкий намек на ухмылку появился на губах Фелана. — Хм, так могущественные Друиды Маклаудов не могут уговорить своих мужчин позволить им поучаствовать в поисках, да? — Нет, — ответил Харон с улыбкой в голосе. — Ни один из Воителей не позволит женщинам ввязаться в это. — О, могу себе представить, что у вас происходит сейчас в замке. — Это одна из причин, почему мы не там, — ответил Харон. — А ты где? Фелан встал с кровати и подошел к окну, посмотрев на город. — В Глазго. На рассвете отправлюсь на запад. — Будь на связи. — Как и ты. Закончив разговор, Фелан бросил телефон на кровать. Положив ладони на оконную раму, он опустил голову. Даже не пытаясь, мужчина все равно ощущал магию Эйсли. Так было всегда между Воителями и Друидами. Это началось несколько веков назад, когда Рим вторгся на их землю. Кельты противостояли Риму, но это не могло длиться вечно. Маи не смогли помочь кельтам, тогда те обратились к Драу. Драу выпустили древних богов из преисподней, поместив их в самых сильных воинов каждого клана. Те мужчины стали первыми в истории Воителями и, вскоре, победили Рим. Но, по окончании сражений, Драу не хватило сил вызволить богов и вернуть обратно в преисподнюю. Только, объединив усилия, Маи и Драу сумели связать богов внутри мужчин. Боги передавались из поколения в поколение, воплощаясь в самых сильных представителях каждого из кланов, пока властолюбивая Драу, Дейдре, не обнаружила заклинание, способное высвободить их, а также, и имя клана ... Маклауды. Трое братьев Маклауд стали первыми мужчинами, в ком Дейдре высвободила богов. После этого Драу продолжила поиски воинов, в которых, как она была уверена, дремали древние духи, ожидая высвобождения. Четыреста лет назад Маклаудам и группе Воителей, вместе с Друидами, почти удалось уничтожить Дейдре. Но им было не ведомо, что у Драу из 21 века, Деклана, имелись планы на Дейдре. Используя свою магию, он перенес ее во времени. В то время как Друиды замка Маклаудов объединили свою магию, отправив Воителей в будущее, чтобы разыскать Дейдре, Харон и Фелан жили спокойной жизнью, без Драу, пытаясь приспособиться к миру, в котором нет зла. Это было замечательно, и Фелан вновь жаждал почувствовать спокойствие. Но ничто не длится вечно. Несмотря на то, что Дейдре и Деклан объединили силы, удача оказалась на стороне Воителей. Это был один из самых великих моментов в жизни Фелана — наблюдать, как умирает Дейдре. Через некоторое время им удалось уничтожить и Деклана. На этом все и должно было завершиться, но это ещё не конец. Год спустя новое зло заняло пустующее место Деклана — его кузен, Джейсон Уоллес. Отвернувшись от окна, Фелан направился в ванную и включил душ. Друиды могли пересилить Воителя. Фелан не только видел это своими глазами, но и испытал на себе. Их спасением было лишь то, что Воитель мог почувствовать и обнаружить источник магии. Магия Маи была успокаивающей и… правильной. В то время, как волшебство Драу походило на нечто удушающее и агрессивное. Фелан ступил под душ и закрыл глаза, сразу же погружаясь в магию Эйсли. Горячая вода стекала по его плечам, но все его мысли были сосредоточены на девушке. Ее магия была сильной и удивительной. И, помимо всего прочего, оказывала на него ошеломляющее действие, пробуждая в нем темные эротические фантазии. Он не мог точно определить ее местонахождение, но, судя по всему, она была близко. Достаточно близко, потому что он мог чувствовать ее магию. Именно так Фелан и выслеживал Эйсли. Но, каким-то образом, девушка всегда точно знала, когда он оказывался рядом, и снова пускалась в бега. Но, она не сможет убегать вечно. Глава 2 Эйсли Уоллес с закрытыми глазами сидела на крыше здания. Музыка вибрировала сквозь кирпичные стены здания и проникала в ее тело, создавая иллюзию того, что она находилась на танцполе посреди толпы танцующих тел. Она не рискнула войти в ночной клуб, поскольку Фелан знал, как сильно она любила музыку и куда бы она не пошла, он всегда оказывался там. Но, хоть девушка и не решилась войти в клуб, Эйсли могла просто слушать музыку. Музыка всегда успокаивала ее. Она была частью ее души. Проникала в нее и затрагивала так, как не могло ничто иное. Она открыла глаза и посмотрела на город. Девушка бежала не только от Фелана, но и от Джейсона Уоллеса. Эйсли была уверена, что ее кузен не погиб в том сражении. Джейсон был безжалостным и жестоким. Он всегда все продумывал, чтобы быть на два шага впереди остальных. Несомненно, он спланировал не только свою смерть, но и возвращение. Эйсли не была уверена, что Джейсон действительно мертв. Она надеялась, что это так, молилась об этом, но ей никогда не везло в подобного рода вещах. Внизу, прямо под ней, раздалось урчание мотоцикла. Фелан? Она вскочила и бросилась к краю здания, чтобы взглянуть. Ее сердце бешено колотилось в груди, пока она искала взглядом мотоцикл. Как только она нашла его, поняла, что он не Фелана. Нить разочарования не ускользнула от ее внимания, но она отказывалась признавать это. Она точно знала, кем был Фелан. Он и другие Воители охотились на нее и других Драу, которые были с Джейсоном. Это означало, что он знал, кто она. Тем не менее, мужчина поцеловал ее. И что это был за поцелуй! Даже спустя два месяца ее губы покалывало от воспоминаний о том, как мастерски, одним лишь поцелуем, мужчина соблазнил ее. Чего она не понимала, почему Фелан поцеловал ее. Он вел себя так, будто ему это тоже нравилось. Как такое могло быть, когда он должен был почувствовать ее магию Драу? Она была врагом. Или он дразнил ее, прежде чем убить? Эйсли отвернулась и, шумно выдохнув, села на краю здания. Во время поцелуя, на одно мгновение, она забыла каким человеком была. На одну секунду она почувствовала себя просто женщиной, которую целует великолепный мужчина в темном коридоре ночного клуба. Реальность обрушилась на нее слишком скоро. Ей была дана отсрочка от Джейсона во время сражения с Воителями. Сражения, в котором она бросила Джейсона защищаться в одиночку. Если он все еще жив, то никогда не простит ей этого. Месть Джейсона будет быстрой и ужасной. Но ей не хотелось быть убитой из-за того, что ей понравились поцелуи Фелана. Два разных человека, две разные причины, но оба заставляли ее убегать. Все, о чем она могла думать, как спасти свою шкуру, вместо того, чтобы покопаться во всем, что знала о Джейсоне, чтобы убедиться, что он мертв, и таковым останется. Эйсли подняла лицо, когда порыв ветра пронесся над зданием. Темные, тяжелые от влаги облака нависли над городом несколько часов назад. Они скрыли луну из виду, и было очевидно, что в ближайшее время начнется дождь. Время года менялось, и с ним световой день становился короче. Вскоре, день будет длиться всего несколько часов. Все менялось. Возможно, пришло время Эйсли также измениться. На рассвете она покинет Шотландию и отправится в Англию. Лондон был достаточно большим для нее, чтобы затеряться на какое-то время. После этого, может быть, Париж. А потом ... кто знает? Возможно, если она будет далеко от места, где ей пришлось столько пережить, тогда она сможет освободиться от прошлого, преследующего ее. Эйсли встала и прошла к двери, которую оставила открытой, когда поднималась на четвертый этаж, спустилась вниз по лестнице к двери, замок которой взломала, чтобы попасть в здание. Снова очутившись на улице, она потерла ладонями руки. Ее голова была опущена, но глаза она держала открытыми, когда спешила к своей машине, которую припарковала в шести кварталах отсюда. К счастью, ее никто не побеспокоил. Оказавшись в машине, она откинула голову на спинку сиденья и закрыла глаза, чтобы отдохнуть. У нее было несколько часов до рассвета, и она могла немного вздремнуть. Эйсли могла выехать сейчас, но была слишком уставшей. Все, что ей было нужно — это немного отдохнуть. Что не включало в себя мечты о Фелане целующем ее, ласкающем ее… медленно и сладко любящем ее. Эйсли почувствовала, как быстро проваливается в сон. Она с удовольствием заснула, и резко проснулась, когда дождь начал крупными каплями барабанить по окнам и крыше, достаточно громко, чтобы разбудить и мертвого. — Черт, — пробормотала она, подавив разочарованный вздох. От недостатка сна она становилась раздражительной. Когда же ей удавалось поспать, она просыпалась пылая, ее тело болело и было охвачено желанием от возбуждения, и все благодаря одному чертовому поцелую Фелана. Она всматривалась в окно, дождь лил слишком сильно, чтобы увидеть что-нибудь дальше нескольких футов перед собой. Эйсли потянулась к iPod-у. Надев наушники, она нажала воспроизведение музыки, а затем потянулась к карте. Маршрут был выбран на юг. По трассе M74 ведущей из Шотландии. Это была довольно легкая дорога, но были и другие, которыми она может воспользоваться при необходимости. Но, на всякий случай, и благодаря Джейсону, она узнала, как важно иметь запасной план. У Эйсли был запасной план. Она коснулась пальцем точки на карте — Глазго. Ее запасной план заключался в том, чтобы поехать на север по A82, пока не доберется до Крианларича (деревня в округе Стирлинг, графство Пертшир, Шотландия, примерно в шести милях к северо-востоку от истока Лох-Ломонд. Название деревни происходит от гэльского "низкое положение", из-за географического местоположения — прим. пер.), откуда двинется на запад по A85 в сторону побережья. Там сядет на паром до Ирландии. Это был не самый лучший запасной план, но Джейсон никогда не додумается, что она может поехать в Ирландию. Для того, чтобы оказаться как можно дальше от Джейсона, она должна перехитрить его. Что, если он действительно мертв? И я зря все это делаю. — А что, если нет? — ответила она на свой вопрос. — Кроме того, Джейсон не мертв. Он слишком большое зло для этого. Еще до сражения Джейсон начал сомневаться в ее преданности. Как он сказал, она всего лишь расходный материал. Если она собирается начать новую жизнь, то должна иметь гарантии, что Джейсон никогда не воскреснет. Эйсли снова взглянула на карту. Она уже должна была быть за пределами Шотландии, но, прежде, необходимо добраться до всех тех мест, где она спрятала деньги, которые украла у Джейсона, и убедиться, что этот мудак нигде не поджидает ее. Джейсон обеспечил её всем после того, как принял в своем доме. Она, возможно, была не в своем уме от горя и ненависти к себе, но, по крайней мере, была достаточно умна, чтобы красть небольшие суммы денег и прятать их по всей Шотландии. Она называла это ”на черный день”. Еще тогда Эйсли понимала, что не правильно поступает по отношению к Джейсону. Однако у нее не было особого выбора. Ее дни были сочтены, а затем Джейсон нашел ее, дав крышу над головой. Спать в постели с чистым постельным бельем и есть только что приготовленные блюда было божественно. Не спросив ее, он заставил ее переехать жить в его дом, и пройти церемонию посвящения Драу, отдав свою душу Сатане. Она не могла сделать ничего, чтобы избежать церемонии. Ее душа уже не принадлежит ей. Слезинки выкатились из ее глаз. Эйсли вытянула руку ладонью вверх и позволила своей магии поглотить ее, пока яркий светящийся шар не заполнил ее руку. Магия кружилась в красивом танце света. Как бы потрясающе это не выглядело, но именно черная магия — зло — позволяла ей это делать, а не та чистая магия, которая была у нее когда-то. Эйсли опустила руку, и магия мгновенно исчезла “Эйссссссли”. Она зажмурилась, услышав голос в голове. Уже не в первый раз она слышала его. Это началось после того, как она бросила Джейсона на поле боя. Голос пугал ее. Она чувствовала его недоброжелательность, но больше всего ее ужасало то, что она не знала, было ли это зло внутри нее. Она быстро вспомнила размышления о том, чтобы предать Джейсона, самой связавшись с Сатаной, и получении таким образом больше силы. Это была мимолетная мысль, но все же, каждый раз, когда слышала голос, она думала о своей намеренной двуличности по отношению к Джейсону. — Нет, — прошептала она. Затем ударила руками по рулю. — Нет! Голос отступил. Но она знала, что он вернется. Он всегда возвращался. Глава 3 Фелан стоял на улице рядом с отелем, под проливным дождем, смотря по сторонам. Всего за десять минут до этого, он согнулся пополам находясь в душе, от силы магии Эйсли ударившей в него. Она была намного ближе, чем он сперва подумал. Где же она? И почему, ради всего святого, она продолжает убегать от него? Фелан подошел к своему мотоциклу Дукати и перебросил ногу через сиденье. Надев шлем, мужчина завел двигатель. Остаток магии Эйсли заставил его член пульсировать от желания, но, быстрый и резкий всплеск страха, что он почувствовал в ее магии, заставил его похолодеть. Возможно, она боится его, но, он сделает все, чтобы устранить то, что вызывает у нее такой ужас. Мотор байка взревел, и Фелан выехал на улицу. Он медленно поехал к первом перекрестку, но, как только магия Эйсли начала ослабевать, быстро развернулся. Медленно, улица за улицей, он оказывался все ближе и ближе к ней. До этого, только однажды, ему посчастливилось оказаться так близко. Это было пять недель назад, когда он выследил ее в ночном клубе. Чистая сила ее магии привела его к девушке. В клубе он держался в тени, что было легко сделать. Ее не было видно, пока Фелан не поднялся на второй этаж, осмотрел танцпол и увидел ее. Она стояла посреди группы людей, танцующих под грохот музыки, звучащей из динамиков. Мужчины пытались привлечь ее внимание, танцуя рядом с ней, но Эйсли не замечала их. Музыка захватила ее, взывала к ней. Фелан видел это в том, как она двигалась, в том, как каждая нота проникала в нее. Ее магия, казалось, росла и увеличивалась до тех пор, пока не поглотила его. Он стоял, как вкопанный, наблюдая, как ее тело изгибается, бедра вращаются в коротенькой рубашке и слишком узких джинсах, ее черные волосы убраны от лица и заплетены в косу. Поистине эротическое зрелище. Именно тогда Фелан понял, как много музыка значит для Эйсли. Чем громче она звучала, тем лучше. Когда девушка танцевала, морщинки беспокойства исчезали с ее лба, и появлялась улыбка. Фелан остановился на красный свет и опустил ногу на землю, чтобы удержать мотоцикл в вертикальном положении. Он вспоминал ту ночь в клубе по несколько раз на дню. И это был не только образ Эйсли, запечатлевшийся у него в голове. Также было осознание того, что в его жизни не было ничего, что он любил так же сильно, как Эйсли ее музыку. Была ли его жизнь такой скучной? Еще три месяца назад он так не думал. У него был мотоцикл, любимая пара ботинок и открытая дорога. У него было столько женщин, сколько хотел, и ни с одной он не был связан. И по необходимости он помогал обитателям замка Маклаудов бороться со злом. Это была отличная жизнь. Почему же тогда она вдруг показалась ему… ничтожной? Было ли это как-то связано с тем, что Харон обрел счастье? Фелан не был уверен. Харон всегда защищал свою деревню, но сейчас, когда в его жизни появилась Лаура, Фелан видел перемены. Было легко игнорировать Воителей из замка Маклаудов, которые нашли свою любовь среди Друидов, потому что он редко бывал там, но не мог пренебречь Хароном. Фелан завел мотоцикл, когда загорелся зеленый свет. Этим утром шел дождь, на улице было всего несколько человек. Он обогнул на мотоцикле двух пьяных подростков, вышедших из паба. — Идиоты, — пробормотал он, но обернулся, чтобы убедиться, что они благополучно перешли улицу. Он еще раз подумал о Хароне и Лауре. Харон чуть было не потерял ее из-за Уоллеса и его желания править миром. Фелан всегда считал, что у Харона жизнь сложилась как нельзя лучше. Харон сделал то, что не делал ни один Воитель после побега от Дейдре — он вернулся в деревню, в которой вырос. Прошли десятилетия с тех пор, как его схватили, и никто не знал Харона, но это был его дом. Харон начал скупать земли и имущество и защищать от зла тех, кто называл Фернесс домом. Фелан много раз замечал, что дорога, любая дорога, по которой он странствовал, приводит его обратно в Фернесс. Не потому что он думал о нем, как о доме, а потому, что его там радушно принимали. Маклауды также приветствовали его в замке, но это было не одно и то же. Там была Айла, которая была ответственна за то, что в детстве его обманом оторвали от семьи, чтобы удерживать глубоко в недрах горы Дейдре. Несмотря ни на что, Фелан не мог простить Айле то, что она сделала. Даже узнав, что девушка пошла на это только чтобы спасти свою семью. Айла винила себя за то, что он не присоединился к жителям замка. Правда была в том, что он чувствовал себя там неуместно. Те, кто жил в замке, считали себя одной большой семьей. Но он не помнил лиц матери и отца, и, что еще важнее, что значит быть семьей. Он не знал, как себя вести. Поэтому держался в стороне. Фелан очнулся от мыслей о других Воителях и Друидах, когда магия Эйсли возросла. Он сбросил скорость и, наконец, припарковал Дукати на обочине. Он рассматривал здания, пытаясь определить, в каком из них она была. Вокруг было четыре бизнес-центра, один паб, два ресторана и одно заброшенное здание. Ногой опустил подножку и заглушил двигатель. Вот тогда он услышал музыку. Даже сквозь шум дождя, благодаря своему супер-слуху — спасибо его богу — он мог расслышать предательскую клубную музыку. Должно быть, неподалеку ночной клуб. Он боролся с желанием найти его, зайти внутрь и увидеть Эйсли, но потом вспомнил ужас в ее глазах, когда она видела его в последний раз. Это было, словно нож в сердце. Ее взгляд говорил, что он вторгся во что-то частное и личное. Поэтому Фелан продолжал сидеть на своем мотоцикле, а дождь вокруг него усиливался и, заливая стекло его шлема, мешал обзору. Он мог представить Эйсли танцующую, руки подняты над головой, ее глаза закрыты, когда она раскачивается. Этого было достаточно. Пока. Он не был уверен, сколько еще выдержит в том же духе. Если бы только мог заполучить ее в свою кровать, он бы раз и навсегда избавился от бесконечной тоски и стремления обладать ею. Тогда он смог бы вернуться к своей прежней жизни. Воитель встал, перекидывая ногу через байк, прежде чем раствориться в тени. Фелан хотел заполучить Эйсли к себе в постель, но он собирался осторожно сблизиться с ней. Он будет за ней ухаживать. Во-первых, он должен заслужить ее доверие. Так же, как он обращался с раненным котенком три года назад. Фелану понадобилось целых три дня, но, в конце концов, малыш свернулся у него на коленях. Только после этого он позволил ему позаботиться о раненной лапке. Так что он должен думать об Эйсли, как о том котенке. Фелан фыркнул. У Эйсли есть коготки, как у котенка. Он понял это, когда один мужик схватил ее за задницу, пока она танцевала. Но Фелан знал, что ему придется приложить больше усилий, чтобы она замурлыкала в его руках. Она будет мурлыкать. И кричать от удовольствия. Он расположился под навесом, спасаясь от дождя, но так, чтобы видеть всю улицу. Держа шлем в руке, прислонился к стене и стал ждать. Прошло всего полминуты, как его внимание привлек шум открывающейся двери машины. Фелан повернул голову вправо и увидел на противоположной стороне улицы, в трех кварталах от него, небольшой автомобиль. Фигура вышла из машины и побежала под укрытие к тротуару. Фелан всегда узнал бы Эйсли, даже без улучшенного зрения. За несколько секунд, проведенных под дождем, ее волосы промокли и прилипли к голове. Она отодвинула пряди, мешающие ей осматривать все вокруг, и вошла в кафе. Фелан остался на противоположной стороне улицы, где мог наблюдать через окно за происходящим внутри. Она остановилась у прилавка и присела на стул в ожидании своего заказа. От необходимости быть рядом с ней он начал идти вперед. Только, прежде чем дойти до кафе, он исчез в тени. У него было преимущество над Эйсли, так как она не думала, что он был рядом. Фелан мог почувствовать ее магию, но Друиды не обладают теми же способностями, что и Воители. Несколько минут спустя, Эйсли вручили большую кружку чего-то горячего, как предполагал Фелан, кофе, и печенье. Эйсли подавила зевок и обеими руками взялась за кружку. Он переместился вправо и увидел, что за столом, позади которого, на окне, висел большой плакат, сидели двое мужчин. Оба пялились на нее. Фелан забеспокоился. Он знал, чего хотели эти люди, и этого не должно было произойти. В течение следующих семнадцати с половиной минут, он довольствовался тем, что смотрел, как она ест и пьет. Как только Эйсли покончила с едой, она заплатила и вышла из кафе. Как Фелан и ожидал, она была не одна. В трех шагах позади нее было двое мужчин. Благодаря своей сверхскорости Фелан так быстро оказался за их спинами, что те даже ничего не поняли. Все их внимание было сосредоточено на Эйсли, поэтому они не подозревали, что кто-то может следить за ними. — Привет! — крикнул один из мужчин Эйсли. Она повернулась, ее магия уже окружила ее. Фелан с шипением втянул в себя воздух, пораженный тем, как его тело продолжало гореть от удовольствия, ощущая ее магию. Ее карие глаза на доли секунды расширились, когда она увидела его. Фелан не дал ни ей, ни мужчинам времени сказать что-то еще, вклинившись между двумя парнями. Вставая между ними, он одновременно поднял обе руки вверх и отвел их назад. Они остановились удивленные, и Фелан одновременно заехал им обоим локтями в лицо. Оба с глухим звуком упали на землю. — Полагаю, ты ждешь, благодарности, — дерзко сказала Эйсли. Фелан уже открыл рот, чтобы ответить, когда движение позади привлекло его внимание. — Пригнись, — крикнул он, когда человек бросился к ней. Несмотря на предупреждение, Эйсли двигалась не достаточно быстро, и удар кулака пришелся ей по затылку. Девушка упала на колени. Внутри Фелана, его бог Зелфор, рвался в бой. И Фелан не хотел ничего больше, чем выпустить его. Но люди не знают о Воителях. Вместо того, чтобы выпустить бога, Фелан скривил губы и зарычал, когда двинулся на парня, напавшего на Эйсли. Он отвел кулак назад, чтобы ударом в челюсть вырубить мужчину, когда эта скотина вытащил пистолет из карман куртки. Фелан хмыкнул, когда пуля ударила его в грудь. Он посмотрел на дырку от пули в кожаной байкерской куртке, потом — на мужчину. — Это была моя любимая куртка. — Кто, черт побери, ты такой, приятель? — пробормотал мужик, прежде чем повернуться и побежать прочь. Он посмотрел на двух мужчин, лежащих без сознания, прежде чем потянуться к Эйсли. Одной рукой она держалась за затылок, другой опиралась о тротуар. Он осторожно поднял ее на ноги, но, встав, она высвободилась из его рук. — Почему ты остановил их? Фелан нахмурился. — Мне действительно нужно объяснять это, детка? — Да, — сказала она, кивнув головой. Она вздрогнула и прислонилась к окну. — Ты должна прилечь. Позволь мне отвезти тебя куда-нибудь. Бледная она открыла глаза, чтоб взглянуть на него. Он хотел прикоснуться к ней, провести пальцами по ее лицу, высоким скулам и полным губам. Он жаждал еще раз сжать в объятиях ее роскошное тело, но, каким-то образом, сдержал себя. Вместо этого позволил своему взгляду насладиться ее красотой. Ее красивым лицом, волосами цвета полуночи и дерзким подбородком. Брови цвета эбенового дерева были слегка нахмурены над большими глазами. У нее был маленький нос и высокий лоб. Ее полные и широкие губы будто созданы для греха. Ее длинные ноги гармонировали с изящным сложением, а женственные изгибы могли заставить даже святого пускать слюни от желания. Как бы ни были прекрасны ее тело и лицо, не только они притягивали его. Помимо своей магии, Эйсли обладала находчивостью и остроумием. Она постоянно восхищала его. Она зацепила его, заинтриговала. Одна черная бровь изогнулась. — Ты меня никуда не повезешь. Если бы она только знала, что он хотел взять ее здесь и сейчас. Это бы заставило ее покраснеть? Будет ли ее кожа гореть от желания? Он умирал от желания узнать это. — Если ты собираешься убить меня, сделай это сейчас. — Убить тебя? — Фелан сделал шаг назад, полностью ошеломленный ее словами. Он никогда не давал ей понять, что собирается убить ее. Почему же она так думает? Если только... она знала, кто он. — Почему ты думаешь, что я хочу убить тебя? Искра сомнения вспыхнула в глубине ее карих глаз. — Разве не поэтому ты преследуешь меня? — Если бы я хотел убить тебя, красотка, то сделал бы это той ночью в клубе, когда поцеловал. Или во второй раз, когда наблюдал, как ты танцевала. Маленькая хмурая морщина пролегла между ее бровями. — Чего ты хочешь? — Этого, — сказал он, преодолевая расстояние, разделяющее их. Он накрыл ее рот своим. Фелан не смог сдержать стон, когда она ответила на его поцелуй. Она приоткрыла губы, и он быстро проскользнул языком внутрь. Поцелуй должен был быть мягким и нежным, но потребность в ней слишком ярко горела в нем. Он обнял ее и попытался углубить поцелуй. В ту же секунду она вывернулась из его рук. Фелан открыл глаза только для того, чтобы оказаться глядящим на свое отражение в витрине стекла. Он повернул голову, чтобы посмотреть на Эйсли. Никогда прежде он еще так не старался ради женщины. Что она от него хочет? И самое главное, почему он прикладывает столько сил, чтобы выяснить это? — Почему ты продолжаешь бежать от меня? Знаю, тебе нравятся мои поцелуи, красотка, потому что ты отвечаешь на них. Эйсли закатила глаза. — Если ты здесь не ради того, чтобы убить меня, тогда проваливай. Фелан повернулся к ней лицом. Он стоял перед сложным выбором. Если он хотел заслужить ее доверие, то должен был позволить ей уйти. Но как он мог сделать это, когда сейчас она была рядом? Учитывая его скорость, она бы никогда не смогла убежать от него. Он мог бы в считанные минуты доставить ее в гостиницу. Тогда еще быстрее затащил бы ее к себе в постель. Но он десятилетиями сдерживал свои желания, и не собирался делать что-то подобное, особенно с Эйсли. — Я не враг, — сказал он ей. — Докажи. Отпусти меня. — Я последую за тобой. Она пожала плечами. Фелан выдохнул и отошел в сторону, чтобы она могла спокойно дойти до своей машины. — Я заслужу твое доверие, красавица, — сказал мужчина, когда она прошла мимо него. — Сомневаюсь, — фыркнув, ответила Эйсли. Прежде чем схватить свой шлем и поспешить к своему мотоциклу, чтобы следовать за ней, Фелан подождал, пока она не села в машину и не уехала. Глава 4 Замок Маклауд — Сколько еще? — спросил Арран, не обращаясь ни к кому конкретно. Лукан посмотрел на своего старшего брата, Фэллона, и увидел его уставившегося в холодный, пустой камин в большом зале. — Эйден и Бритт скажут, когда это будет готово. “Это” — сыворотка, которую Бритт синтезировала из их крови. Лукан был не единственным, кто был против привлечения смертных без магии в битву, но Бритт была не просто удивительным доктором. Она сумела завоевать любовь Эйдена. Как дядя Эйдена, Лукан не мог быть счастливее. Он знал, его племяннику трудно приходилось в их магическом мире. Не то, чтобы он обвинял Куинна и Маркейл в чрезмерной опеке своего сына. Лукан сделал бы тоже самое, если бы у него с Карой были дети. Дети. Он испустил долгий протяжный вздох и перевел взгляд на свою жену. Кара сидела вместе с другими Друидами. Ее каштановые локоны были зачесаны назад и собраны в хвост. Она улыбнулась, когда Даниэль сказала что-то, но улыбка не коснулась ее глаз. Тогда-то Лукан и заметил взгляд Кары, устремленный вверх на лестницу. Она была взволнована, как и другие. Большую часть прошлой ночи они сидели на кровати, разговаривая о сыворотке Бритт и о том, как она сможет помочь Воителям в предстоящей битве. — Чего такой хмурый? — спросил Куинн, подходя и вставая рядом с ним. Лукан пожал плечами, прежде чем повернуться к своему младшему брату. — Я солгал Каре прошлой ночью. Темные брови Куинна поползли на лоб, удивление отразилось в его бледно-зеленых глазах. — Это впервые. И в чем заключалась твоя ложь? — Она спросила, если мы убьем Уоллеса, борьба закончится? Я ответил ей “да”. Куинн скрестил руки на груди, его небольшая ухмылка мгновенно испарилась. — Я сказал Маркейл то же самое, несколько ночей назад. — Мы ошибались, убеждая их в этом, Куинн? — Несомненно. Я эгоистичный ублюдок, раз позволил Маркейл, остаться в моей жизни. Ей было бы лучше, никогда не встречать меня. — А тебе от этого было бы лучше? Куинн был на грани самоуничтожения. Только нежные прикосновения Маркейл и ее любовь давали Куинну повод жить дальше. — Нет, — не задумываясь, ответил Куинн. — Я смотрю на всех Воителей в замке и женщин, стоящих с ними, и понимаю, что каждый Воитель стал лучше, потому с ними их женщины. — В этом ты прав, брат. Но можем ли мы честно сказать то же самое про Друидов? Куинн помолчал некоторое время, прежде чем покачать головой. — Нет. Лукан попытался представить свою жизнь без Кары, последние четыре столетия. Он с трудом сдерживался триста лет до нее, и лишь потому, что должен был держать себя и братьев в единстве. Он потеребил одну из косичек, свисающую на его виске. Кара была единственным источником света во тьме, которой была его жизнь. Постоянные стычки с Драу плохо отражались на нем. Кара была причиной выживать в каждой битве. Без нее… не было бы ничего. Но, как и Куинн, он был эгоистом. Даже знания того, что Кара была Друидом, за которым охотится Дейдре, должно было быть недостаточно для того, чтобы быть связанным с ней. Это была явная удача, что они нашли Айлу. Благодаря ее мощной магии, у них был щит, который охватывал замок Маклауд. Он не только скрывал замок от человеческих глаз, но и не позволял находящимся в нем смертным стареть. Каждый раз, когда Кара покидала замок, ее жизнь подвергалась опасности. Но это касалось их всех — Воителей и Друидов, сражающихся с Драу. — Я слышал, каждый пострадавший от магии Уоллеса в Эдинбурге исцелен, — сказал Лукан. — Да. Мы все рады этому. Маркейл была готова отправиться в Эдинбург вместе с Соней и попробовать исцелить их. Уоллес. Почему все, о чем говорили замке, сводилось к этому ублюдку? Он контролировал их жизни так же, как и разрушал их. — Останутся ли здесь Эйден и Бритт, когда ее работа будет завершена? — спросил Лукан, чтобы сменить тему. Уголки губ Куинна дрогнули. — Я хотел спросить, но Маркейл умоляла меня не делать этого. Она боится ответа. — Бритт может стать мишенью, когда уедет. — Поэтому Эйден отправится вместе с ней. — Так ты думаешь, они уедут? — Я не знаю, — сказал он, выдохнув. — Я чувствовал бы себя лучше, если бы они остались, но у Бритт была своя жизнь, прежде чем мы вторглись в нее. Лукан кивнул Фэллону, когда он присоединился к ним. — Эйден объяснил Бритт, во что она ввязывается. Она сделала выбор. — Неужели? — сказал Куинн сердито. — Эйден мог пойти к кому-нибудь другому. Возможно, нам не следовало позволять ему заниматься этим. Фэллон улыбнулся Куинну. — Ах, но он сын своего отца. Я никогда не встречал такого же упрямого человека, как ты. Куинн вытянул руку и ударил Фэллона в плечо, улыбнувшись впервые за эти дни. — Упрямый? Как насчет тебя? Лукан рассмеялся в ответ. Было время, когда он думал, что его братья никогда не будут так разговаривать друг с другом. Посмотрите на них сейчас. Это все заслуга их жен. — Что ты ухмыляешься? — спросил Фэллон. — Ты такой же упрямый, Лукан. Это черта присуща всем Маклаудам. Лукан проворчал. — О, я знаю, что упрямый. Но я единственный, кто смеет в этом признаться, — проворчал Лукан. Смех оборвался, как и улыбки. Фэллон повернулся спиной к большому залу, а его братья могли видеть перемещение других Воителей и Друидов. — Есть хоть что-то от Фелана относительно Малкольма или Уоллеса? — Харон позвонил и сказал, что Фелан еще ничего не нашел, — ответил Куинн. Лукан вскинул руки. — А единственный, кто может достучаться до Малкольма, это Ларена. Спроси о нем свою жену. — Я уже спрашивал, — промолвил Фэллон вполголоса. — Она сказала, что оставила ему больше полдюжины сообщений, но он не отвечает на ее звонки. — Мы не получим от него известий, пока он не обнаружит Уоллеса, — заметил Куинн. Лукан кивнул. — Верно. Я не в восторге, что поисками занимаются только двое. — Как и все остальные, — сказал Фэллон. Куинн провел рукой по лицу, не скрывая разочарования. — Чего ожидать, когда ты скажешь девушкам, что они не могут заниматься поисками Джейсона? — Я? — спросил Фэллон удивленно. — Я помню, что видел, как ты уводил Маркейл в вашу комнату. Прямо перед тем, как она спросила у тебя “зачем”. Лукан ухмыльнулся, заметив, как Куинн смущенно отвернулся. — Мы вместе должны озвучить наше решение. — Да, — сказал Куинн. Фэллон покачал головой. — В ответ они могут сказать, что мы тоже никуда не отправляемся. — Мы могли бы прокрасться ночью, — предложил Лукан. Братья обменялись взглядами, когда план начал формироваться. — Ты думаешь, мы могли бы уйти незамеченными? — спросил Куинн. — Нет, но моя способность телепортироваться поможет нам, — ответил Фэллон. — Разразится настоящий ад, когда мы вернемся, — добавил Лукан. Куинн обвел взглядом зал. — Это должны сделать только мы трое. — Как я уже сказал, разразится ад. Фэллон рассеянно почесал подбородок. — Куинн прав. Только мы трое. Обернемся туда и обратно до того, как они об этом узнают. Мы можем обыскать те места, где Фелан и Малкольм не были. — Выдвигаемся сегодня ночью, — сказал Куинн. Лукан оперся плечом о стену. — Полпервого ночи. Встречаемся в северной башне. — Это может оказаться бесполезным, — предупредил Фэллон. — Уоллес действительно может быть мертв. — Я хочу увидеть его тело, — заявил Куинн. Лукан вновь взглянул на Кару. — Согласен. Я должен увидеть его тело, чтобы поверить, что он ушел из нашей жизни навсегда. Только тогда я смогу дышать. — Прошло уже два месяца и ничего. Если бы Уоллес был жив, он бы сразу дал о себе знать, — сказал Фэллон. — Было время, когда мы думали, что Дейдре тоже мертва, — сказал Лукан. — И обернулось все тем, что она смогла регенерировать свое тело. Куинн потер глаза двумя пальцами. — Не напоминай мне. Уоллес был умён. Умнее Дейдре или Деклана. Возможно он был несколько самоуверенным, у него мог быть план, насчет своей безвременной кончины. — Но он не рассчитывал столкнуться с селмурами, — сказал Фэллон, его глаза сверкали от удовольствия, вспоминая об этом. Лукан зарычал, подумав о селмурах, которые питались магией, убивая магических существ. Друиды и Воители являются их любимым блюдом. — Мы заимели влиятельных друзей, — продолжил Фэллон. — Без помощи Королей Драконов мы не смогли бы бороться с селмурами и Уоллесом. Куинн начал переминаться с ноги на ногу, когда Маркейл встала из-за стола и начала подниматься по лестнице. — За все это, спасибо Харону. По непонятной причине, Короли Драконов благосклонны к нему. — Это тебя раздражает, не так ли? — поддразнил Лукан. Куинн закатил глаза. — Я чуть не убил Харона, когда мы были в подземелье Дейдре. Сейчас я рад, что послушал Маркейл. — Харон зарекомендовал себя, как ценный Воитель, задолго до Королей Драконов, — отметил Лукан. Фэллон поспешил согласиться. — Согласен. Он нас ни разу не подвел. — Мы должны рассказать ему о нашей вылазке? — спросил тихо Куинн. Лукан нахмурился. — Нет. Мы никому не расскажем. — Согласен, — сказал Фэллон. Трое резко прекратили разговор о поиске Уоллеса, когда Эйден появился наверху лестницы. Парень нуждался в бритве и еде, но улыбка на его лице, говорила все. — Бритт близка, — сообщил Эйден. — Очень близка. Понадобится еще пару дней, прежде чем сыворотка будет готова для тестирования. После череды оваций и криков радости, Эйден исчез с поля зрения. — Это отличная новость, — сказал Куинн. Взгляд Фэллона был прикован к жене, Ларене. Она была единственной женщиной-Воительницей и находилась очень близко к смерти, когда кровь Драу попала в ее раны. Всего одна капля крови Драу могла убить Воителя. И Уоллесу как-то удалось усилить эффект, делая ее мощнее, смертоноснее для Воителей. В прошлом, чтобы спасти одного из своих, нужно было влить кровь Воителя, дабы нейтрализовать кровь Драу. Последнее ранение Харона не исцелилось, как обычно. Они чуть не потеряли его. Лукан молился, чтобы сыворотка Бритт сработала. Это был лишь вопрос времени, прежде чем в одного из них попадет кровь Драу. — Сегодня, — прошептал Куинн, словно читая его мысли. Лукан и Фэллон кивнули. Сегодня они начнут свою охоту. Остальные Воители, Друиды и их жены будут злиться, но возможность найти Уоллеса стоит их ярости. По крайней мере, они узнают хоть что-то. Если он мертв, они смогут сосредоточиться на поиске заклинания, которое свяжет их богов, позволив жить нормальной жизнью. Если Уоллес жив… это означает еще одну битву. Лукан остался на месте, когда Куинн и Фэллон отошли. Он оглядел холл, мужчин, женщин, которые стали его семьей. Они не связаны кровным родством, но они были такой же семьей. Они уже потеряли одного. Дункана. На сердце у Лукана всегда было тяжело, когда он думал о Воителе. И он не мог смотреть на Йена, не вспомнив Дункана, потому что они были близнецами. Их бессмертие давало им преимущество, но как было доказано, они могут быть убиты. Лукан не хотел терять никого из своей семьи. Они недавно чуть не потеряли Харона и Ларену. Сколько еще удача будет на их стороне? Он боялся, что удача закончилась. Глава 5 Был час дня, когда Эйсли съехала с дороги, чтобы перекусить. Много часов назад ей удалось наспех перехватить только кофе и круассан. Отсутствие еды, стресс от очередной встречи с Феланом, и опасения, что Джейсон может поджидать ее прямо за углом, обеспечили ей жуткую мигрень. Открыв дверь, Эйсли заморгала от ослепительного солнечного света. Она надела очки и поспешила к небольшому ресторану. Кивнув мужчине за стойкой, Эйсли подошла к бару и заказала порцию рыбы, чипсы и газировку, перед тем, как сесть за столик в дальнем углу. Ее руки дрожали, когда она открыла сумочку, чтобы отыскать лекарство от боли, после того, как ей принесли ее напиток. В некоторые моменты, ей казалось, что ее голова взорвется от боли. Она закинула таблетку в рот и сделала глоток, чтобы запить. Как ни старалась, она не могла выкинуть Фелана из головы. Он приводил ее в смятение, пугал, но так же и возбуждал. Это не нравилось ей больше всего. Он был врагом. Она не должна хотеть его прикосновений. Или их поцелуев. Она закрыла глаза и, мгновенно, образ Фелана заполнил ее разум. Густые, темные волосы спускались ниже плеч, тяжелые и прямые. Черты его лица были жесткие и угловатые, с подбородком, выглядевшим так, словно он был высечен из гранита. Несмотря на суровость его лица, широкие губы могли изогнуться в умопомрачительную улыбку, которая сводила ее с ума. Но, когда его серо-голубые глаза встретились с ее, весь мир будто перестал существовать. Она видела только его. Чувствовала только его. Знала только его. Его высокое тело, с невероятно твердыми мускулами, ощущалось так великолепно рядом с ней. Каждый раз, когда девушка закрывала глаз, перед ее взором представали воспоминания о мимолетном поцелуе, о жаре его тела и желании обвить его руками и ногами, и держать, не отпуская. Даже зная, что он, скорее всего, был там, чтобы убить ее, она не смогла сопротивляться притяжению. Он был соблазном и опасностью в одной прелестной упаковке. Она не могла смотреть на его губы, не думая об их поцелуях, или о том, как она жаждала большего. Перед ним невозможно было устоять. Но вся проблема была в том, что девушка не хотела ему сопротивляться. Он не мог бы выглядеть более соблазнительным даже лежа в ее постели обнаженный и покрытый шоколадом. Его очарование, его искушающие глаза и его проклятое очарование медленно сводили ее с ума. Как же она мечтала оказаться рядом с его великолепным телом и в его соблазнительных руках. Его откровенная мужская сексуальность соблазняла, искушала и полностью разрушала любые стены, которые она попыталась воздвигнуть, чтобы сдержать его. Заказ принесли быстро, и девушка поспешно принялась за еду. К тому времени, когда она закончила, мигрень немного отступила. Эйсли откинулась на спинку стула и закрыла глаза, прикрытые солнечными очками. Как бы не пыталась, она не могла с помощью магии прекратить головную боль. Джейсон неоднократно говорил ей, что это потому, что она слабая. Он не знала, почему ее магия не срабатывала с этим, только этого она не могла. Девушка никогда не могла излечить сама себя, даже незначительный порез. Возможно, зло внутри нее предотвращало подобные вещи. Друид с целительной способностью был редкостью, и это требовало чистой магии. Чистота... то, чего у Эйсли не было никогда. — Особенно сейчас, — пробормотала она сама себе. Как бы ей не хотелось остаться и отдохнуть, она вынуждена вернуться к дороге. Оставаться в одном месте на долгое время не было вариантом, когда она была в бегах. Вытащив пару купюр, Эйсли положила их рядом со счетом. Девушка встала и направилась к своей машине. Сев за руль, она тяжело вздохнула. Чтобы избавиться от боли, ей требовался сон, но на это у нее не было времени. Она не сомневалась, что Фелан преследует ее. — Почему он до сих пор не убил меня? — спросила девушка себя. Неважно, сколько раз она размышляла о том, что произошло в Глазго, она так и не могла понять, почему он не убил ее. Казалось, будто он ей помогает. И он позволил ей уйти. — Еще один вопрос без ответа. Но разве она, в самом деле, хотела получить ответы от Воителя с сокрушительной улыбкой и глазами, которые раздевали ее до нога каждый раз, когда он смотрел на нее? Да, помоги ей Бог, она хотела. Он был захватывающим, опасным и возбуждающим. Он был словно соблазнительный подарок, который хотелось немедленно открыть. Эйсли покачала головой. — Он Воитель из замка Маклаудов. Он должен был убить меня, — напомнила она себе. Если бы он только дождался, пока она сможет остановить Джейсона навсегда. Девушка завела двигатель Фиата Браво и выехала на дорогу. Ей предстояла дальняя дорога. *** Фелан наблюдал за Эйсли, из рощи деревьев, сидя на байке, едва сдерживая желание. Он нахмурился, заметив, как она отворачивала голову в сторону от Солнца, будто солнечных очков было недостаточно, чтобы прикрыть глаза. Его также насторожило то, как она ссутулилась. Девушка выглядела изможденной и больной. Что-то было не так. И это единственное, что удержало его от того, чтобы подойти к ней сейчас. Его желанию соблазнить ее придется подождать. Снова. Проклятье, но она вообще знала насколько привлекательна и неотразима? Могла ли понять насколько сильна была его потребность обладать ею? Фелан решил подождать по крайней мере двадцать минут прежде, чем последовать за ней. Как только он потянулся за шлемом, его мобильный ожил. Он вытащил его из кармана и увидел, что звонит Харон. — Да? — Хотел сообщить тебе — сыворотка Бритт, кажется, работает. Скоро она будет готова к тестированию. Фелан был рад новости, даже можно сказать, счастлив, услышав облегчение в голосе друга. — Отлично. Когда она будет готова? — Эйден сказал, пару дней, но я слышал волнение в голосе Йена, когда он звонил. — Думаю, сейчас самое подходящее время, чтобы Фэллон перенес тебя обратно в замок. — Почему? — с подозрением с голосе спросил Харон. — Ты обнаружил следы Уоллеса? Фелан на миг закрыл глаза, зная, что он не делает ничего хорошего ни себе, ни Харону, преследуя Эйсли вместо того, чтобы искать Уоллеса. Но Фелан успокоил себя тем, что искал его пока следил за Эйсли. — Я бы сказал тебе, если бы обнаружил. Мне казалось, что ты бы хотел быть в замке с остальными, чтобы отпраздновать. — Я отпраздную, когда это дерьмо закончится, — воцарилась тишина, а затем Харон тяжело вздохнул. — Я бы предпочел готовиться к заведомому проигрышу в битве, чем ждать, как это делаем мы. — Хотел бы сообщить хорошие новости, друг мой. — Ты думаешь, что найдешь его, — это не было вопросом. У Фелана не было привычки врать, особенно Харону, которого он считал братом. — Да, найду. Дейдре воскресла, думаю, Уоллес попытался бы сделать тоже самое, если был бы мертв. — Мы не нашли тело после завершения битвы, — заметил Харон. — Это ничего не значит, и ты это знаешь. Важно, когда и как. — И он нападет на нас. — Точно. — В первую очередь, он придет за мной и Лаурой. Фелан мог бы переубедить друга, но не стал делать этого. — Если он настолько глуп, чтобы решиться сделать это во второй раз, то мы будем ждать. Тебе будет легче, если я буду в Фернессе, чтобы помочь тебе защитить Лауру? — Да, но ты должен оставаться там. Несколько дней назад Фэллон перенес Айлу, Риган и Маркейл, чтобы они установили щиты вокруг строений, которые предупредят нас, если Драу решат приблизиться к деревне. — Это даст тебе достаточно времени, чтобы увести Лауру. — Как я это сделал в прошлый раз? Мы все знаем, насколько “хорошо” все прошло. Она чуть не умерла. Фелан не знал, как реагировать на это, но так обычно и происходило, когда он видел Айлу или слышал ее имя. Должно быть, он довольно долго сидел в задумчивости, потому что Харон начал ругаться. — Прости. Я не хотел упоминать имя Айлы. Фелан пожал плечами, хотя Харон и не мог видеть его. — Не заморачивайся. Все в порядке. — Нет, не в порядке и это меня беспокоит. Столько времени прошло, но ты ее так не простил, так ведь? — Я пытаюсь, — и Фелан пытался, но не так сильно, как мог бы. — Дейдре в той или иной мере воздействовала на каждого из нас. Ты знаешь, что именно она сделала мне, и что заставила меня вытворять. Айла объяснила тебе, почему была вынуждена обмануть тебя и заставить покинуть семью и уйти с ней. — Я знаю, — резко сказал Фелан и ударил кулаком по колену. — Не могу спокойно говорить об этом, Харон. — Вот именно, друг мой. Ты не хочешь говорить об этом, но должен. — Лучше, если я не буду. Айла в замке, я же здесь. Я видел ее несколько раз, когда мы шли в бой. С этим я могу справиться. На том конце провода Харон снова замолчал. — Она хороший человек. Она страдала точно так же, как и мы. Старайся помнить об этом. — Если я и забуду, Хейден защитит ее от меня. Харон засмеялся, но Фелан не шутил. Единственное, что удерживало его от нападения на Айлу, был ее муж. — Похоже, мы снова должны поговорить о различиях между Маи и Драу, — сказал Харон. — В этом нет необходимости. Я знаю разницу. — Тогда тебе должно быть известно, что Айла не просто Драу, — в голосе Харона исчезли нотки поддразнивания. Голос стал жестче. Это было что-то новенькое. Когда речь заходила о замке Маклаудов и его обитателях, Харон всегда чувствовал то же, что и Фелан. Что изменилось? — Она прошла церемонию посвящения в Драу. Это делает ее Драу, — продолжал настаивать Фелан. — В ее истории есть нечто большее, чем это. И ты это знаешь. — Я знаю только то, что убиваю Драу. Харон засмеялся в трубку. — Ты знаешь, Хейден тоже охотился на них. Однако, он влюбился одну из них. — Это не обо мне. И Хейден никогда не должен был прекращать охотиться на них. Именно Драу заставляют нас постоянно воевать. Ты хочешь мирной жизни с Лаурой, брат мой, но, вместо этого, вынужден охотиться и убивать Драу. Фелан сбросил вызов прежде, чем Харон успел ответить. Защищать Айлу или жителей замка не было похоже на Харона. Было ли это из-за того, что он влюблен? По этой ли причине он изменил свои взгляды? — Скорее всего, нет, — пробормотал Фелан, надевая шлем и заводя Дукати. Он пропустил две машины перед тем, как отъехать от дерева и вырулить на дорогу. Независимо от того, сколько миль пролетело под его шинами, он не мог выкинуть из головы разговор с Хароном. Его злило, что Харон защищал Айлу. У Айлы был выбор. Она решила отнять маленького мальчика у его семьи, чтобы потом его заперли на долгие годы в холодной, сырой тюрьме. Прикованный, одинокий, испуганный. Тьма никогда не покидала его. Айле не было прощения. Ни тогда. Ни сейчас. Никогда. Айла пыталась искупить причиненное зло, освободив его от магических цепей, приковывавших его к горе Керн Тул. Он должен был убить ее тогда, но ее раны были довольно серьезные, он думал, что она умрет сама. Но Друид не умерла. Каким-то образом выжила и попала в замок Маклаудов. Прощение никогда не придет к нему. Однако, настанет час расплаты. Отвратительное ощущение предательства навсегда остается с человеком. Он был еще совсем маленьким, но уже тогда понял, что с ним случилось. В нем не было прощения тем, кто предал его. Он не хотел убивать людей, но если б он этого не делал, то они бы боролись с Драу до конца времен. Друиды, казалось, исчезали, но всегда находился Драу, желающий править миром. Фелан не хотел так много думать об Айле. Он выкинул ее из мыслей и несколько часов следовал за Эйсли. Фелан делал все, чтобы держаться как можно дальше от нее, чтобы она не почувствовала слежку за собой. Он не удивился, что около шести часов она остановилась в маленьком городке, чтобы перекусить. Фелан нашел место для наблюдения и не выпускал ее из поля зрения. Пока она делала заказ, он быстро изучил городок на наличие других Друидов, в особенности Драу. Он был удивлен, когда понял, что магия Эйсли единственная, которую он здесь чувствует. Она уже приступила к еде, когда он добрался до своего мотоцикла. Он начал беспокоиться, когда она приняла таблетку и прикрыла рукой глаза, защищая их от света ламп. Что бы она не говорила, Фелан не собирался позволить ей провести еще один день без сна. Он пересек улицу, направляясь в небольшой отель, и заплатил за комнату. *** Эйсли не была уверена, что сможет удержать еду в желудке. Боль не унималась. Она взяла еще одну таблетку, надеясь, что та поможет. Она продолжала разглядывать в окно кафе мигающий значок “Свободно” на здании отеля. Было бы заманчиво поспать несколько часов и только после этого снова двинуться в путь. Но она потратила довольно много времени, разъезжая по Шотландии и собирая спрятанные деньги, поэтому должна поспешить, чтобы Джейсон не смог поймать ее. Эйсли не могла объяснить это, но чувствовала, что у нее осталось очень мало времени. Она не была уверена, что конкретно это значит: у нее осталось мало времени на жизнь или на побег из Шотландии. И, на самом деле, не желала знать об этом. До того, как расплатиться за заказ и покинуть ресторан, Эйсли съела столько супа и бутербродов, сколько смогла. Прохладный ночной воздух приятно холодил ее тело. Девушка успела сделать только два шага, как мир начал кружиться перед глазами. Эйсли схватилась за стену здания, чтобы не упасть. Сделала несколько глубоких вдохов и стала ждать, когда голова перестанет кружиться, чтобы удостовериться, что не упадет в обморок на улице. Прежде чем она сумела сделать хоть шаг, сильные руки обвились вокруг нее и спокойный, сексуальный и, вообще, слишком опасный голос, прошептал ее имя. — Я держу тебя, — произнес Фелан. Эйсли уже хотела сказать, чтобы он отпустил ее, но мир, наконец, перестал вращаться. Она вцепилась в его мускулистые плечи и уткнулась в него головой. Это должно быть грехом, быть настолько красивым и очаровательным, как Фелан. Она не могла защититься от него, но, в глубине души, знала, что не хотела этого. Он был воплощением греха, соблазна и секса. Он настолько прекрасно выглядел, что женщины сходили с ума от желания. Он был диким и не прирученным, как их родная Шотландия, и это делало его опасным, заставляя ее чувства колебаться. Ей не приходило в голову оттолкнуть его. Независимо от того, нравилось это ей или нет, но сегодня вечером она нуждалась в нем. — Сейчас ты немного поспишь, красавица. Утром будешь благодарить меня за это. Пока она собиралась ответить, ее веки сами собой закрылись. — Нет, — это было все, что она смогла вымолвить. Глава 6 Фелан знал, что что-то не так, с того момента, как увидел лицо Эйсли. Она была слишком бледной, а плечи приподняты, как от боли. Он достиг ее в три шага, заметив, как девушка схватилась за стену здания. Хорошо, что он подоспел вовремя, иначе не успел бы поддержать ее прежде, чем она упала. Кивнув портье, смотрящему на него с широко раскрытыми глазами, Фелан поспешил мимо него к лестнице. Он хотел, как можно быстрее доставить Эйсли в комнату, но, из-за боязни навредить ей, замедлил шаг. Мужчина взглянул на закрытые глаза Эйсли. Ее лоб все еще пересекали морщинки. Фелан вошел в комнату и быстро уложил девушку на кровать. Сняв с нее обувь и накрыв одеялом, он потянулся к ее сумочке за баночкой лекарств, которые, как он знал, были внутри. Не разбираясь в лекарствах, он поискал название в Интернете со своего телефона и выяснил, что их прописывали от мигрени. — Черт, — прошептал он и вернул таблетки в сумочку. Фелан ничего не знал о мигрени. Он пододвинул стул ближе к кровати и просто смотрел на Эйсли. По размеренному дыханию он понял, что она глубоко спала. Он должен оставить ее, но не мог. Фелан нежно убрал в сторону пряди волос с ее лица. Золотистая кожа была мягкой, словно мех норки, и как бы он ни старался, не мог перестать прикасаться к ней. Фелан провел пальцем по ее лбу, чтобы разгладить морщинки. Девушка вздохнула во сне и повернулась к нему лицом. Он облизнул губы, необходимость держать ее в своих объятиях и снова ощутить вкус ее сладкого рта, были слишком сильны. Контроль над его богом и его требованиями был тем, чему Фелан быстро научился. Он и сейчас сдержал его желания. С трудом. Его член изнывал от потребности оказаться внутри Эйсли, услышать, как она выкрикивает имя Фелана, когда он наполняет ее снова и снова. И не важно, сколько это займет времени, девушка окажется в его постели. Фелан накрутил на палец прядь ее волос цвета полуночи. — Сколько еще ты будешь заставлять преследовать тебя, красавица? Пока он наблюдал, как она спит, мужчина еще раз поискал информацию о мигренях со своего телефона. К тому времени, как он закончил читать четвертый веб-сайт, он нахмурился. Воитель и понятия не имел, что они могли быть настолько изнурительными. Эйсли была чувствительна к свету или звукам? Он вспомнил, что в кафе девушка сидела в солнцезащитных очках, и решил, что она, должно быть, чувствительна к свету. Фелан поднялся и поспешил закрыть шторы, чтобы блокировать свет, который мог проникнуть в комнату снар



Похожие документы:

  1. Название на русском (1)

    Документ
    ... Автор: Теа Харрисон Оригинальное название: Storm’s Heart Название на русском: Сердце бури Серия: Древние ... позвонить и не отвечала на сообщения, оставленные на голосовой почте. Tьяго ... уже другого мотеля, носящего название “Красная крыша”. Дракон ответил ...
  2. На русском языке (2)

    Документ
    ... создания: Мадрид, Мадрид 2009 2. Название на русском языке: Культурно-образовательный центр «Знайка ... Союз учителей Испании «Русское слово» Выезд на ферму Март 2016, ... мероприятия и проекты, планируемые на 2016 год: Название мероприятия/проекта Сроки и место ...
  3. На русском языке (1)

    Документ
    ... для заполнения Фамилия, имя, отчество (на русском и английском языках): Ученая степень: ... : 14.Язык: 15.Название на русском языке: 16.Название на английском языке: 17.Авторы ... Если приводятся ключевые слова одновременно на русском и английском языке, то они ...
  4. Русская революция неизбежна

    Реферат
    ... политики Русской России – полное и окончательное разрушение государства под названием «Соединённые ... преступления против русского народа. Но ответ на русский вопрос на самом деле ... 2009 года компания поменяла вывеску-название на «XE Services», но чёрные ...
  5. Таблица перевода на русский язык названий цветов мулине dmc

    Документ
    Таблица перевода на русский язык названий цветов мулине DMC Сокращения: т. - темный; ... .св. - очень светлый DMC COLOR Название цвета Blanc White Белый Ecru ...

Другие похожие документы..