Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
> 50 шт. Розн. ≤ 50 шт. Квартирные щитки 1. Панель КУЭ из пластмассы 135х330х18 без счетчика и без комплектации 350 ....полностью>>
'Документ'
8. Фокусное расстояние собирающей линзы равно 0,2 м, а расстояние от действительного изображения предмета до линзы 0,6 м. Найдите увеличение, даваемое...полностью>>
'Документ'
3. Государственная услуга оказывается Комитетом по защите прав потребителей Министерства и его территориальными подразделениями (далее – услугодатель)...полностью>>
'Пояснительная записка'
Главная цель ФФК – это высококачественная подготовка конкурентоспособных специалистов для отрасли «Физическая культура и спорт», способных работать в ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

С. В. Невмержицкий

Категории диалектики

Учебное пособие для студентов всех специальностей

Павлодар

Министерство образования и науки Республики Казахстан

Павлодарский государственный университет

им. С. Торайгырова

Кафедра философии и культурологии

С. В. Невмержицкий

КАТЕГОРИИ ДИАЛЕКТИКИ

Учебное пособие для студентов всех специальностей

Павлодар

Кереку

2012

УДК 122/129 (075)

ББК 87я73

Н40

Рекомендовано к изданию учебно-методическим советом факультета истории и права ПГУ им. С. Торайгырова

Рецензенты:

Л. И. Рогова – кандидат философских наук, профессор, Павлодарский государственный педагогический институт;

К. К. Загупаров – кандидат философских наук, профессор, Павлодарский государственный педагогический институт;

М. Ж. Кожамжарова – кандидат философских наук, доцент, Павлодарский государственный университет им. С. Торайгырова.

Невмержицкий С. В.

Н40 Категории диалектики : учебное пособие. - Павлодар : Кереку, 2012. – 64 с.

Учебное пособие дает представление об основных категориях диалектики с позиции их универсальной взаимосвязи, способности, при соответствующих условиях взаимоперехода друг в друга. Работа может быть использована при выполнении тестовых заданий.

Учебное пособие рекомендуется студентам всех специальностей.

УДК 122/129 (075)

ББК 87я 73

© Невмержицкий С. В., 2012

© ПГУ им. С. Торайгырова, 2012

За достоверность материалов, грамматические и орфографические ошибки

несут авторы и составители

Введение

На уровне обыденного сознания философия нередко ассоциируется с многословием. «Мели Емеля» это и есть философия. Пустопорожнее, обильное словоизвержение с использованием мудреного набора слов и понятий как бы компенсирует его бессодержательность и бесплодность. Но к философии как, впрочем, и к науке, подобного рода фонтанирование не имеет малейшего отношения.

Язык науки – язык наиболее общих понятий, язык категориальный, язык строгого и точного смыслового использования в определенном значении. Начиная с Аристотеля, категории трактуют как наивысшее обобщение и отражение объективной реальности. Но это итог, а путь к нему, по Ленину, отнюдь не прямолинейный: «Сначала мелькают впечатления, затем выделяется нечто, – потом развиваются понятия качества…(определение вещи или явления) и количества. Затем изучение и размышления направляют мысль к познанию тождества – различию – основы – сущности …» 1, с. 301.

Студенту нет необходимости повторять исторический путь познавательной деятельности. Задача его проще, уверенно и осмысленно усвоить понятийно-категориальный аппарат и адекватно использовать в учебном процессе. Возникающие трудности и сомнения в этой части преодолимы – краткие и энциклопедические словари, десятки и сотни учебников, учебных пособий, первоисточники – все это под рукой. Дело за немногим – стремлением овладеть этим богатством.

Данное учебное пособие преследует ту же цель – помочь студенту советами и указаниями. Необходимость эта налицо. Различные формы тестового контроля выявляют существенные пробелы в освоении языка философии. С другой стороны, неумение использовать этот язык при анализе явлений действительности как бы компенсируется «оригинальностью», «смелостью» суждений субъекта.

Современная наука, выдвигая новые мировоззренческие проблемы, стимулирует острые дискуссии, в их числе возможность использования «старых» категорий, их, так сказать, «проверку» на дееспособность, соответствие изменившимся условиям и обстоятельствам. Подобного рода материалы находят отражения на страницах философских журналов.

В виду ограниченности объема, пособие не претендует на полноту охвата всех основных категорий, и, тем не менее, автор надеется, что работа станет полезным подспорьем при подготовке студентов к различным формам учебного контроля и анализе явлений материального и духовного мира.

1 Вокруг категорий диалектики

Воспользуюсь определением «категории», обратившись к «Краткому философскому словарю» под ред. М. Розенталя, П. Юдина, хотя бы потому, что книга постоянно под рукой как напоминание о далеком 1959-ом. Возвращаясь из краткосрочного отпуска через Акмолинск к месту постоянной службы, заглянул в скромный домик книжного магазина, где и приобрел упомянутый том, скрашивающий в последующие годы неудобства землянок и нар, неприхотливую солдатскую пищу, солончаковую белизну сапог, круглосуточную работу по строительству жилья и всего того, без чего невозможен полноценный быт обслуживающих южный ракетный щит страны. Ради этого десятки тысяч солдат и офицеров, членов их семей переносили тяготы службы, испепеляющий зной, зимние пронзительные ветры и, видимо, ради того чтобы сегодня уцелевших в г. Приозерске вымаривали холодом, как тараканов в русских избах.

Присниться не могло, что буду слушать лекции по диалектическому материализму и спецкурс по «Диалектике «Капитала»» в исполнении соредактора «Словаря» – Марка Моисеевича Розенталя. Потом были его похороны. Прощальное слово сына, тоже философа, было предельно кратким. «Когда кто-то умирал из близких или знакомых, отец говорил: «Диалектика!». Так будь же ты проклята диалектика!» Диалектика, которой десятилетия верой и правдой служил ученый.

Диалектика, как и любая наука без понятий, законов, всего лишь оболочка. В процессе познания объективной действительности у людей складываются определенные представления о свойствах и связях предметов, явлений внешнего мира, закрепленных в понятиях и категориях. Каждая категория является понятием, но только те понятия приобретают категориальный статус, которые обладают характером всеобщности, то есть применимы ко всем явлениям действительности. В вышеупомянутом «Словаре» дается следующее определение: категории – «основные логические понятия, отражающие наиболее общие и существенные свойства, стороны и отношения предметов и явлений действительности» [2, с. 180].

В «Философском словаре» под редакцией этих же ученых и участии 182 соавторов в определении «категории» сохраняется преемственность. Категории – «основные понятия, отражающие наиболее общие и существенные свойства, стороны явлений действительности и познания» [3, c. 191]. В данном определении опущено лишь понятие «логическое», думается, по одной причине: как бы не заподозрили авторов в сползании на позиции неопозитивизма. В идеалистической философии категории рассматриваются как продукт чисто логического мышления, как первопричина мира.

В учебнике «Диалектический материализм», подготовленном авторским коллективом кафедры «Диалектического и исторического материализма» ВПШ при ЦК КПСС, при определении категории оговариваются философские рамки категории развития, соответственно упор делается на момент развития. «Категориями материалистической диалектики называются основные понятия, отражающие особые и существенные стороны и отношения диалектического развития предметов и явлений действительности»
[4, с. 238].

Автор популярного в 70-е годы прошлого века «Курса марксистской философии» А. Спиркин констатирует, что знания об окружающем мире и о самом себе человек получает в форме понятий и категорий. В сноске уточняет, что «Категории – это наиболее общие и фундаментальные понятия той или иной науки, философии. Все категории суть понятия, но не все понятия – категории» [5, с. 153].

В конце главы «Категории диалектики» автор для особо любознательных, приводит список дополнительной и использованной литературы, на начало 70-х годов прошлого века всего 35 наименований.

Это к тому, что проблема категории, как и других компонентов философии, активно разрабатывалась, и нет никаких оснований говорить о застое мысли в советский период. Сомневающимся рекомендую открыть книгу А. П. Шептулина «Категории диалектики». Этот спецкурс прочитан автором в Институте повышения квалификации преподавателей общественных наук при МГУ, то есть для профессионалов. Уже по названию первого раздела «Проблема взаимосвязи категорий диалектического материализма» нетрудно предположить, под каким углом зрения будут рассматриваться категории.

Категории – понятия, отражающие «всеобщие формы бытия, всеобщие стороны и связи объективной действительности. Раскрыть богатство содержания философских понятий, а вместе с этим и всеобщих сторон и связей действительности, возможно только в том случае, если мы будем рассматривать эти понятия в их взаимосвязи и взаимозависимости, если мы построим систему, в которой каждое из них будет занимать строго определенное место и находиться в необходимых соотношениях со всеми другими» [6, с. 4].

Очевидно, это не определение «категории», а основных направлений исследования. Аргументируя свою позицию, автор постоянно апеллирует к В. И. Ленину, его «Философским тетрадям». «Перед человеком сеть явлений природы. Инстинктивный человек, дикарь, не выделяет себя из природы. Сознательный человек выделяет категории суть ступеньки выделения, т. е. познания мира, узловые пункты в сети, помогающие познавать ее и овладевать ею» [1, с. 85]. В. И. Ленин подчеркивает, что «категории надо вывести (а не произвольно или механически взять) (не «рассказывая», не «уверяя», а доказывая)» [1, с. 86].

По мнению А. П. Шептулина один из основных недостатков существующей литературы о категориях является то, что они рассматриваются вне их необходимой взаимосвязи и взаимозависимости, одна рядом с другой, а в ряде случаев в виде буквального отождествления одной категории с другой. Он справедливо отмечает, что в опубликованных пособиях по диалектическому материализму «нет какой-то единой, научно обоснованной структуры изложения материала. Каждый автор стремится дать свою, отличную от других, последовательность изложения всеобщих диалектических закономерностей и связанных с ними понятий» [6, с. 11].

Число парных категорий варьирует в пределах от 4 до 9, но чаще в рамках 5 – 6. Так, в учебнике «Основы марксистско-ленинской философии» их 6: «единичное, особенное, общее», «причина и следствие», «необходимость и случайность», «возможность и действительность», «содержание и форма», «сущность и явление»
[7, с. 112 – 134].

А. Г. Спиркин в книге «Курс марксистской философии», кстати, не рекомендованной, но фактически являющейся учебником рассматривает 8 категорий. Дополнительно рассмотрены «часть и целое, система и её элементы», «внешнее и внутреннее», границы категории «содержание и форма» раздвинуты и выглядят так: «содержание, структура и форма, симметрия и асимметрия» [5,
с. 161 – 169]. Реальное число категорий не сводится к перечисленным в учебниках, но в сознании студента, читателя так оно и есть. Всё, что за пределами перечня – не категория.

Учебник А. Г. Спиркина «Философия» [8], рекомендован для вузов и востребован студентами, как и сорок лет назад. Поскольку это не предмет нашего анализа, позволим лишь некоторые замечания. В некрологе о А. Г. Спиркине [9] отмечается: «его перу принадлежит один из лучших, в своё время, учебников по философии дважды переиздававшегося в 70-х годах прошлого столетия». Почему неточное название, не «Курс марксистской философии», а «Философия»? Ответ просматривается в содержании и структуре последнего учебника. В первом разделе «История философии» о марксистской философии ни слова, лишь в последующем К. Марксу и Ф. Энгельсу отводится страничка. Для сравнения – Шпенглеру, Веберу и другим по полторы страницы, а В. И. Ленину с
Г. М. Плехановым меньше четвертинки. В книге 1966 года едва ли не на каждой странице «поклон» классикам, особенно В. И. Ленину. В 2004 году на 730 страницах число ссылок на К. Маркса и Ф. Энгельса – 16, В. И. Ленина – 4, Ф. М. Достоевского – 26, Н. В. Гоголя – 3,
А. Д. Сахарова – 2. Здесь же сообщается (это так важно), когда Ленин приехал прощаться с умирающим Плехановым, тот не подал диктатору руку и далее вполне в духе антикоммуниста
А. И. Солженицына.

За что такая немилость, переросшая в ненависть со стороны члена-корреспондента РАН? С первых послевоенных и до последних дней А. Г. Спиркин сотрудник Института философии, зав.редакцией философии и зам.редактора «Философской энциклопедии». А может, в этих строчках биографии? «С 1941- по 1945 – политзаключенный».

Категории в учебнике А. Г. Спиркина (2004 г.) не выделяются в качестве самостоятельного параграфа или главы, растворены в законах диалектики, а сами законы философии сведены к категориям. «Каждая из категорий отражает какой-либо закон, принцип бытия сущего, а все вместе они охватывают мир как целое, отношение человека к миру» [8, с. 263].

Почему А. П. Шептулин не отдал должного «политзаключенному» А. Г. Спиркину, мы не знаем, но другому –
Е. П. Ситковскому досталось, хотя он достаточно обосновано выступил по вопросу взаимосвязи категорий. По Е. П. Ситковскому, при разработке системы категории, необходимо исходить только из тех связей и отношений, которые имеются в познании. Воспроизведя их мы тем самым воспроизведем действительные всеобщие связи и отношения. [10]. «Данная точка зрения, - отмечает А. П. Шептулин, - не является правильной. Не все связи, отношения познания соответствуют действительности, в познании есть такие связи, отношения, которые свойственны только ему и отсутствуют в действительности» [6, с. 14]. Критик аргументирует свою позицию элементарным рассуждением. В объективной действительности процесс развивается от сущности к явлению, от причины к следствию, от необходимого к случайному и т. д. В познании наблюдается прямо противоположное. И что Е. П. Ситковский об этом не знал. Он один из первых в отечественной философии стал разрабатывать проблему обоснования и систематизации категорий диалектики, опубликовав в 1941 году «Категории марксистской диалектики».

После окончания института Красной профессуры (1933 г.) до начала войны работал зав.философским отделом журнала «Под знаменем марксизма», затем в Военно-политической академии, начальником политотдела в армии Рокосовского. Е. П. Ситковский репрессирован (1943-1953 гг.) и в полную меру испытал на лесоповале издевательства, голод, тяжелый труд. Реабилитирован, работал в журналах «Вопросы философии», «Проблемы мира и социализма». С 1962 года профессор кафедры философии АОН при ЦК КПСС, на протяжении 10 лет (1960-1970 гг.) – член редакционной коллегии «Философской энциклопедии». Был ответственным редактором и написал предисловие к трехтомной гегелевской «Энциклопедии философских наук» [10, с. 181-183].

В юбилейной статье отмечается его лекторский талант. Об этом могу судить не понаслышке. Евгений Петрович входил в аудиторию ставил на стол тяжелую кирзовую сумку и как бы оправдываясь, объяснял: «Жена просила, ты там, в центре купи кефир, молоко, мясца. Все-таки там за качеством и смотрят получше». Ему было около 75-ти. Среднего роста, крепко сбитый, скульптурные черты лица, редкий седой ежик. В клетчатой рубашке без галстука под дешевеньким пиджаком, в белую и коричневую нитку. Встретишь такого на Садово-Кудринской с хозяйственной сумкой, и в голову не придет, что это доктор философских наук, профессор. Но проходит минута… «Так на чем мы остановились?». Не громко и не торопливо, но не бесстрастно академически а эмоционально; без текста, но будто по-писанному, ведет речь о хитросплетениях гегелевской философии, и для слушателей-аспирантов это уже не тайна, а нечто их собственное. Этот блестящий стиль изложения сложнейших вопросов как бы воспроизводил логику мысли Энгельса, изложенной в работе «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии».
Е. П. Ситковский был и до конца своих дней остался марксистом.

В изложении А. П. Шептулина досталось и другому члену редколлегии «Философской энциклопедии» В. П. Тугаринову. В своей работе по категориям [12] Тугаринов утверждает, что «человеческое познание … идет от представлений о мире в целом к изучению отдельных явлений и их свойств, к выявлению все более глубоких и общих их соотношений» [6, с. 16-17]. А. П. Шептулин не согласен с этим утверждением и заявляет, что ни история философии, ни история отдельных наук не свидетельствует об этом, поэтому и предложенная В. П. Тугариновым классификация категорий не соответствует не только диалектическим принципам, но формально-логическим. При дальнейшем углубленном рассмотрении проблем взаимосвязи категории в жернова критики А. П. Шептулина попала еще дюжина философов. Ни одному из них не удалось не то чтобы выстроить, даже заложить фундамент системы категорий диалектики.

В дальнейшем автор стремится ответить на вопрос что должно лежать в основе системы категорий диалектического материализма и какие категории должны быть исходными в системе? А. П. Шептулин утверждает, и с этим мы согласны, что основные принципы построения системы сформулированы и применены К. Марксом в «Капитале», а именно: 1) восхождение от абстрактного к конкретному и 2) единство исторического и логического.

Исходными категориями в «Капитале» должны быть те категории, «которые отражают основные всеобщие стороны и связи исследуемого объекта, но применительно к философской науке все эти принципы действуют в иной специфической форме» [6, с. 65]. Казалось бы, чего проще экстраполируй указания Маркса на категории диалектического материализма и начни с тех, что определяют основную сторону или отношения. В диалектическом материализме, как и в философии в целом, основной вопрос – вопрос о том, что первично материя, природа или дух, сознание. Поскольку это так, то категория материи и сознания относится к основным определяющим. Однако основными, определяющими отношениями в объективной действительности классики марксизма считали взаимоотношения между противоположными сторонами, т.е. закон единства и борьбы противоположностей, и, следовательно, категории этого закона нужно отнести к исходным. В соответствии с этой логикой к основополагающим относятся категории общественной практики.

Проанализировав три основных начала, А. П. Шептулин приходит к выводу, что «при разработке системы категорий диалектического материализма необходимо исходить из основного вопроса философии и практики и из объективного соотношения отражаемых категориями всеобщих форм бытия, всеобщих сторон и связей действительности» [6, с. 71].

Рассматривая вопрос о принципах построения системы категорий, А. П. Шептулин опирается на известный ленинский тезис – «Сознательный человек выделяет категории суть ступеньки выделения, т.е. познание мира, узловые пункты в сети, помогающие познавать ее и овладевать ею». [1, с. 85].

И тут же обвиняет некоторых авторов, что они «не признают никаких других ступеней, узловых пунктов развития познания истины, (выделено С. Н.) кроме живого созерцания, абстрактного мышления и практики» [6, с. 71].

Но о каких-то других ступенях, кроме отмеченных, речь не идет, скорее о метафизическом подходе при рассмотрении перечисленных ступеней – их обособленности, изолированности, отсутствии глубокого анализа, внутренних связей между ними.

Другой важнейший принцип, лежавший в основе построения системы категории – принцип тождества диалектики, логики и теории познания. В. И. Ленин вряд мог предположить какие страсти (дискуссии) будут кипеть вокруг его тезиса – «В «Капитале» применена к одной науке логика, диалектика и теория познания [не надо трех слов: это одно и тоже]» [1 с. 301].

«Это одно и тоже» означает полное совпадение содержания диалектики, логики и теории познания или все же они сохранят известную самостоятельность, то есть находятся в диалектическом тождестве, предполагающем различие тождественного.

Наиболее обстоятельно первая точка зрения аргументирована Виталием Ивановичем Черкесовым. Его монография опубликована в 1962 году [13], а в 1965 присвоена степень доктора философских наук. Виталию Ивановичу как научному руководителю моей дипломной работы «Необходимость и случайность» обязан многим. Был он требователен, жестко контролировал ход работы и в тоже время помогал советами, вселял уверенность. На снятых листочках перекидного календаря в карандаше, не скрывая раздражения, отмечал: «Вы пишете небрежно, поэтому непонятно. В следующий раз читать не буду», или «То, что Вы предложили, не может быть дипломной работой. Предлагаю подумать над планом и рекомендую включить…». Каков результат? Оппонировал философ, доктор педагогических наук Ф. И. Георгиев. Накануне защиты сказал: «Работа мне понравилась, могу рекомендовать Вас в аспирантуру».

Вторая точка зрения получила развитие в работе И. С. Нарского [14]. Слушал его великолепные лекции, отличающиеся «железной» логикой и законченностью. Он располагал к себе какой-то интеллигентской беззащитностью. В отличие от Е. П. Ситковского, был всегда подтянут, в строгом костюме, при галстуке. Короткая шея, короткий жесткий ежик, короткие белые пальцы и особенно очки с толстыми стеклами говорили о том, что он работает за столом. Так оно и было, едва ли не каждый год выдавал по книге. По-прежнему читал лекции студентам и аспирантам, одним словом, – ученый. Как-то минуя гигантскую стенную газету, сооруженную в Академии кафедрой журналистики ко Дню Победы, зацепился взглядом за пожелтевшую фотографию двух офицеров. Читаю и глазам не верю: майор И. С. Нарский в годы войны командовал разведподразделением, десятки раз переходил линию фронта, доставлял «языки» и ценную информацию. Уцелел, знать, владел не только огнестрельным, но и холодным оружием, был хорошим аналитиком. Награжден 4-мя боевыми орденами. Таким интеллигентом можно только гордиться.

Однако, вернемся к А. П. Шептулину. В соответствии с исходными принципами, выявленной спецификой и закономерностями взаимоотношений категорий, система категорий должна и начинается с материи и сознания. В главе «Всеобщие формы бытия и ступени развития познания» рассмотрены следующие категории: «отношение, движение и покой», «единичное, особенное и общее», «качество и количество», «причина и следствие», «необходимое и случайное», «содержание и форма», «сущность и явление», «основа и обоснование», «противоречие», «диалектическое отрицание, отрицание отрицания», «возможность и действительность». Этот блок не эталон, но тем не менее присутствует в работе позднего А. Г. Спиркина. Уже отмечалось, многим исследователям категорий от А. П. Шептулина «досталось», порой не в дипломатической форме. Вот и думай, почему, откуда такая смелость. Может потому, что в описываемые годы (1969)
А. П. Шептулин был начальником отдела преподавания общественных наук и членом коллегии Министерства высшего и среднего образования СССР. Но не это главное, а как воспринята и как заявила о себе в философском мире предложенная им «Система категорий».

В «лебединой песне» советской учебной литературы по философии «Введение в философию» в 2-х частях под редакцией
И. Т. Фролова имя А. П. Шептулина не упоминается, нет его и в списке литературы к категориям. Обошли. Но куда важнее, повлияла ли работа А. П. Шептулина на категориальный ряд, принципы и систему категорий? Скажем… не ощутимо. Пишущие по категориям каждый себе на уме.

Выделим категориальный аспект в учебниках, имеющихся в библиотеке вуза. Так, в работе под редакцией В. Н. Лавриненко в главе «Диалектика» рассмотрены вклад Г. Гегеля, К. Маркса и
Ф. Энгельса в обоснование законов диалектики. Делается вывод, что категории не основные законы диалектики [15, с. 270]. Напомню, у
А. Г. Спиркина «каждая из категорий отражает какой либо общий закон» [8, с. 263]. Понятия «основной», «общий» не синонимы, тогда тем более вопрос о соотношении закон – категория, остается открытым.

В учебнике под редакцией И. Т. Фролова говорится о том, что категориальные связи постоянно осмысливаются как диалектические закономерности» [16, с. 107].

Выделяются группы категорий, выражающих «устройство», «организованность» бытия и ряд категорий, отражающих универсальные связи детерминизации. После рассматриваются те из парных категорий, которые раскрывают содержание законов диалектики.

Примерно такая же последовательность изложения и в учебнике П. В. Алексеева, А. В. Панина. Сначала характеристика категорий, затем законов. Авторов не смущает факт признания ими несостоятельности (анахронизмом) определения философии как «науки о наиболее общих законах развития», принятия предметом философии «всеобщего в системе мир - человек, Далее – выяснение содержания «всеобщего» и, наконец, «Философия – это система взглядов на мир в целом и на отношение человека к этому миру» [17, с. 50, 51]. Еще одна особенность учебника это приложение «Философия в условиях тоталитаризма». Здесь П. В. Алексеев как бы оправдывается за положительно-объективистское изложение марксисткой философии. Дескать, теория – это одно, а вот практика…

«В наши дни можно отметить два основных направления в развитии категории современной философии: первое из них – конкретизация, углубление содержания и функций старых категорий под воздействием происходящих новых процессов, второе – формирование новых категорий» [18, с. 297].

То и другое направление можно обнаружить при анализе публикаций журнала «Вопросы философии» за последние десять лет, при той существенной оговорке, что «старые категории» опредмечиваются преимущественно в сфере общественного бытия, а новые при изучении явлений природы и сознания.

Подведем некоторые итоги. В учебной философской литературе советского периода излагалось устоявшееся, не дискуссионное, что в условиях монотеоретической модели образования получалось как бы естественно. Плюралистическая модель образования (каждый учебник с претензией на новое слово в философии) воспринимается далеко не положительно. Главная причина усматривается во внедрении современных форм контроля за качеством образования. Тестовые задания, составленные на базе российских учебников (число которых постоянно растет), ставят в тупик не только студентов но и преподавателей по угадыванию ответов угодных составителю. Поскольку большинство тестов направлено на выяснение знания понятий и категории, становится понятным, насколько актуальна эта проблема в учебном процессе.



Похожие документы:

  1. Учебно-методическое пособие для студентов филологических специальностей Павлодар

    Учебно-методическое пособие
    ... литературы 17в.: учебно-методическое пособие для студентов филологических специальностей. – Павлодар, 2007. – 98 с. Учебно-методическое пособие предназначено для организации практических ...
  2. Учебное пособие для студентов и магистрантов филологических специальностей Павлодар

    Документ
    ... учебное пособие для студентов и магистрантов филологических специальностей / Г. Н. Кенжебалина. – Павлодар :Кереку, 2012. – 121 с. ISBN 45689912 Учебное пособие ... ; семантический инвариант, общий для всех членов коммуникативной парадигмы (базовая ...
  3. Программа обучения по дисциплине «Основы тифлопедагогики» для студентов специальности 5В010500 Дефектология Павлодар

    Программа
    ... Основы тифлопедагогики» для студентов специальности 5В010500 - Дефектология Павлодар Ф. 4– 72 ... детей с нарушениями зрения: учебное пособие для студентов высших учебных заведений. — М., 2000.  Ермаков ... к ним Для выполнения всех предложенных заданий ...
  4. Рабочая программа дисциплины «Теория и методика воспитательной работы в специальной школе» для студентов специальности 5В010500 «Дефектология» Павлодар

    Рабочая программа
    ... воспитательной работы в специальной школе» для студентов специальности 5В010500 «Дефектология» Павлодар Ф. 4 – ... Проведите количественный анализ всех форм работы, ... воспитательного процесса в школе: Учебн. пособие для студ. Высш. Учеб. Заведений ...
  5. Методические рекомендации по изучению дисциплины Библиотечные фонды для студентов специальности 5В091000 Библиотечное дело

    Методические рекомендации
    ... Библиотечные фонды для студентов специальности 5В091000 – Библиотечное дело Павлодар Лист утверждения ... Активное, творческое участие студента на всех этапах освоения дисциплины ... 31) 6 Библиотечный фонд для детей : учебное пособие для студ. вузов по спец. ...

Другие похожие документы..