Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
В каждом выпуске программы «Оружие» эксперты, коллекционеры и мастера рассказывают о секретах стрельбы и уходе за различными видами оружия, транспорти...полностью>>
'Документ'
Многоквартирный шестисекционный жилой дом «Изумруд» переменной этажности со встроено-пристроенными нежилыми помещениями и платной подземной автостоянк...полностью>>
'Документ'
Сейчас у Вас есть возможность разместить на сайте www. рекламный баннер с активной ссылкой на сайт Вашей компании. Помимо этого, ваша реклама будет ра...полностью>>
'Документ'
Цель: повышение эффективности и качества педагогического процесса через совершенствование профессиональных знаний и умений педагогов, развитие их твор...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

5 необходимость и случайность

Одно из первых упоминаний о необходимости и случайности можно обнаружить в древнейшем памятнике индийской культуры Упанишады. Среди первопричин, первооснов бытия комментаторы Вед называют «Время, собственная природа, необходимость, случайность» [48, ч. 1, с. 81].

Содержание понятий не раскрывается, это удел будущих поколений мыслителей. Устойчивый интерес к категориям сохранился до наших дней. Открывая определенные стороны явлений, они помогают глубже раскрыть диалектику развития объективного мира, проявление законов в природе и обществе. Вместе с другими категориями необходимость и случайность дают возможность отразить многообразие связей их разносторонний характер, раскрыть наиболее общие законы взаимоотношений, взаимосвязей и взаимопереходов различных сторон объективного мира отражаемых этими категориями.

История познания подтверждает, что понимание категорий необходимости и случайности зависит от уровня знаний людей, от их классового положения, от их политических симпатий и антипатий. Поэтому не только понимание, но и отношение к этим категориям, впрочем, как и к другим категориям, бывает различным. Они воспринимаются то идеалистически, то материалистически, на базе принципа недопустимости противоречия, или на основе диалектического закона единства противоположностей.

На определенной ступени развития человеческого познания, его теоретического мышления люди научились выделять одни явления и противопоставлять их другим по характеру их возникновения, по отношению к окружающим условиям. В процессе познания формировались и такие противоположные категории, как необходимость и случайность, одна из которых служила для обозначения тех явлений, возникновению которых представлялось естественным и неизбежным следствием, вытекающим из определенных условий и причин, другая – для обозначения тех явлений, возникновение которых представлялось необъяснимым, не выходящим из обычного, естественного течения событий.

Такое деление предметов и явлений на два противоположных, исключающих друг друга класса явилось метафизическим.

Философов, которые считали, что все явления природы необходимо определены к существованию действием той или иной причины, теми или иными обстоятельствами, называли детерминистами.

Детерминизму противостоял индетерминизм. Представители индетерминизма исходили из того, что в мире все случайно, явления совершаются без всяких причин. Наиболее глубоко и содержательно этот подход разработан применительно к социуму. Человек действует по своей свободной воле, то есть его действия и поступки определяются внутренними побуждениями, которые ни от чего не зависят и служат единственным мотивом его деятельности.

Этот взгляд на мир тесно смыкается с религиозными воззрениями. Душа – вот единственный источник активности человека, проявление его свободной воли. В противовес детерминистам, индетерминисты рассуждают так: если признать, что все поступки человека причинно определены и не могут быть иными, то как можно наказывать человека за его проступки? Может ли он нести за них ответственность? Чтобы человек мог отвечать за свои действия, должна быть свобода воли, должна быть душа, которая действует по капризу, произволу, случайно.

По теологическим воззрениям, бог – творец мира и человека. При таком подходе ответственность за все недостатки и пороки человека можно отнести к его творцу, то есть к богу, поскольку он создатель (причина) столь несовершенного существа. Становится понятным, почему церковь так последовательно защищает один из своих догматов – бог создал человека свободным, то есть ответственным за свои поступки. По Энгельсу «свобода воли означает…, не что иное, как способность принимать решения со знанием дела». [49, с. 116]

Детерминизм, признавая необходимость человеческих поступков и отвергая свободу воли в теологическом смысле, не уничтожает ни разум, ни совесть человека, ни оценку его действий. «Совсем напротив, - пишет Ленин – только при детерминистском взгляде возможна строгая и правильная оценка, а не сваливание чего угодно на свободную волю» [61, с. 159].

Детерминисты отстаивали тот взгляд, что все явления в объективном мире вызваны не божественным промыслом, а реальными причинами. Демокрит рассуждает, человек нашел клад не случайно, потому что копал яму под посадку оливкового дерева. Причина события найдена, значит оно необходимо. «Люди измыслили идол (образ) случая, - говорил Демокрит, - чтобы пользоваться им, как предлогом, прикрывающим их собственную нерассудительность»
[62, с. 69].

Голландский философ Б. Спиноза утверждал, что в вещах нет ничего такового, что давало бы повод назвать их случайными. «В природе вещей нет ничего случайного, но все определено к существованию и действию по известному образу из необходимости божественной природы». [63, с. 357]. Случайной называется какая-либо вещь лишь по причине несовершенства наших знаний. Выявление причин явления снимает иллюзорное представление о случайности. Близкую Б. Спинозе позицию занимал Г. В. Плеханов. «Слишком часто люди приписывают случаю то, причины чего остаются им неизвестными. Поэтому, когда случай слишком сильно и слишком длительно подавляет их своим могуществом, они в конце концов пытаются объяснить явление, которое до поры считались случайными, и открывать их причины» [64, с. 647].

В связи с Г. В. Плехановым вспомнилось, как комиссия по приему кандидатского экзамена по диалектическому материализму в составе докторов философских наук Е. П. Ситковского, А. К. Уледова, А. И. Корнеевой «проучила» автора этих строк. Заметив на моем лице улыбку после получения билета, А. И. Корнеева с присущей ей ехидцей поинтересовалась: «Чему радуетесь?». «Вопрос о необходимости и случайности – тема моей дипломной работы». «Послушаем, послушаем», - многообещающе произнесла она. После ответа посыпались вопросы, выходящие за рамки кандидатского, и вдруг попадание в яблочко. «Скажите, как понимал случайность Плеханов?». Признался, что запамятовал. Комиссия, что называется «утерла нос знатоку». Оценка «хор» – позор аспиранту. Вузовская работа написана в духе марксистско-ленинской методологии и не знать Г. В. Плеханова?! Откроем его работу «К вопросу о роли личности в истории» и прочитаем: «Случайность есть нечто относительное. Она является лишь в точке пересечения необходимых процессов» [64, с. 323]. Однако, возвратимся к прерванному изложению.

Наиболее яркое воплощение концепция механического детерминизма нашла во французском материализме ХVIII века. Вселенная, по мнению Поля Гольбаха, раскрывает перед нами необъятную и непрерывную цепь причин и следствий. Однако отождествление необходимости с причинной зависимостью и отрицание случайности приводило к фатализму. «Беда, однако, в том, - указывал Ф. Энгельс, - что механизм (также материализм ХVIII века) не может выбраться из абстрактной необходимости, а поэтому также и из случайности». [49, с. 523]. Особенно ярко ограниченность абстрактного детерминизма французских материалистов проявилась в области социологических воззрений. Самые важные исторические события ставятся в зависимость от случайных причин. Даже песчинка, занесенная ветром, играет чуть ли не решающую роль в судьбах государств, людей. При таком понимании детерминизм эволюционирует до уровня абстрактной случайности, до уровня индетерминизма.

Механический детерминизм приводит французских материалистов к фаталистическому взгляду на развитие общества, к признанию существования предопределенности.

«Все наши поступки, - писал Гольбах, - подчинены фатальности, управляющей нашей частной системой так, как она управляет совокупной системой вселенной, ничто в нас как в природе не происходит случайно, ибо случай, как мы это доказали, представляет лишенное смысла слово» [65, с. 236-237]. Энгельс замечает, что с необходимостью такого рода мы не выходим за пределы теологического взгляда на природу.

Наиболее полно в домарксистской философии категории необходимости и случайности разрабатывали Г. В. Гегель и
Л. Фейербах. Гегель в «Науке логики» определяет случайность через соотношение возможности и действительности «Случайное – это нечто действительное, определенное в то же время лишь как возможное, иное которого или противоположность которого также есть». [51, с. 191]. Случайное по Гегелю представляет две стороны, как непосредственная действительность, но не имеющая основания, и в то же время как возможное имеющее основание. «Случайное не имеет основания, потому что оно случайно: и точно также оно имеет основание потому что оно случайно» [51, с. 191]. Ф. Энгельс в «Диалектике природы» отмечает, что Гегель в противовес метафизическому и механистическому детерминизму, отрицающими случайность, выступает с совершенно неслыханными до того времени положениями, «что случайное имеет некоторое основание, ибо оно случайно, но точно так же и не имеет основания, ибо оно случайно, что случайное необходимо, что необходимость сама определяет себя как случайность и что, с другой стороны, эта случайность есть скорее абсолютная необходимость». [49, с. 535]. То что необходимо, не может быть иным, - рассуждает Гегель, но то, что вообще возможно, вполне может быть иным, поэтому реальная необходимость в себе есть на самом деле также случайность.

Подвергая критике прежнюю логику, которая рассматривала понятия на базе законов тождества, как раз и навсегда данные, лишенные развития, Гегель показал диалектику понятий, их взаимосвязь, взаимопереход, развитие. Но понятия и их диалектические связи у Гегеля понимались идеалистически, что приводило к извращению cамой реальности.

В. И. Ленин отмечал, что в диалектике понятий Гегель лишь угадал диалектику вещей, природы, не больше. Гегелю не удалось объяснить, чем вызывается взаимосвязь между необходимостью и случайностью. Причина заключалась в том, что он действительность рассматривал как «рефлектированную абсолютность», которая сама по себе есть «абсолютная форма», кроме того, как проявляет себя. В развитии «абсолютной формы» Гегель различает «формальную действительность», «реальную действительность» и «абсолютную действительность». Случайность Гегель относит к «формальной действительности», к внешней видимости вещей. «Случайность – то, что не имеет причину в самом себе, а имеет в чем-то другом». Случайность – это видимость. Необходимость принадлежит к реальной действительности, которая является продуктом абсолютного духа. Здесь необходимость имеет некоторое определенное содержание, и связь со случайностью раскрывается при проявлении необходимости. На ступени «абсолютной действительности» необходимость превращается Гегелем в абсолютную необходимость, в которую снова возвращаются как формальная, так и реальная действительность. То есть развитие начинается с абсолютной идеи и ею же заканчивается.

К. Маркс и Ф. Энгельс освободили диалектический метод Гегеля от «идеалистической шелухи» и показали, что необходимость развития и его сущность заложены не в идее, не в абсолюте, боге, а в материи.

Проблема необходимости и случайности в домарксистской философии не получила подлинно диалектико-материалистического решения. Это объяснялось метафизичностью и идеализмом философских систем, недостаточной развитостью естественных наук, отсутствием подлинной науки об обществе, неразвитостью социально-политических отношений в докапиталистический период.

Подлинно научное разрешение концепция необходимости получила в марксизме-ленинизме.

Наиболее распространены определения необходимости и случайности через категорию причины. Необходимость вызывается главными внутренними причинами, ими детерминирована. Свойство или связи, имеющие причину своего существования вне, называются случайными. Случайность, как и необходимость причинно-обусловлена, но это не делает ее необходимой. Необходимость порождается необходимыми причинами, случайность – случайными причинами. Причинно-следственные связи, лежащие в основе необходимости и случайности, являются всеобщей формой бытия, то есть являются сторонами одного и того же явления.

В современной постсоветской литературе существует два основных направления в развитии категории необходимости и случайности. Первое – конкретизация, уточнение, углубление их содержания и функций [66, 67], второе – с расширением границ и возможности прикладного использования [68, 69]. В последнем особо преуспевают связанные со средствами массовой информации. В качестве иллюстрации рассмотрим небольшую статью Б. Исаева (он же В. Луков) «Случайность, закономерность, судьба» [70]. Отметим, автор не социолог и не философ. В прошлом первый секретарь Павлодарского обкома Компартии Казахстана. Одно время «усердствовал» на ниве антикоммунизма и антисоветизма. В газете «Новое время» [71] несколько коммунистов попытались доказать несостоятельность его публикаций. Невестке в отместку, там же, неделю спустя, была опубликована статья «Инопланетяне» за подписью злобствующего антикоммуниста, бывшего партийного журналиста Ю. Ковхаева. Приводить его аргументацию в защиту
Б. Исаева, бессмысленно, такого рода продукции и сегодня на потребительском рынке предостаточно. И все же польза от статьи бывших товарищей Б. Исаева была. Человек несколько притих. А теперь по существу упомянутой статьи.

Начало публикации обнадеживает, ограничены рамки обсуждения. «История – цепь закономерных и случайных событий». И вслед пример об удивительном трагическом случаи «В Катыне были расстреляны польские офицеры в 1940 году. По поводу семидесятилетия этого события польская делегация во главе с Президентом страны отправилась на место гибели офицеров. Самолет разбился, и все погибли. Один случай через семьдесят лет привел к другому случаю». Трагедия 1940 года – случай? Автор старательно уходит от выяснения причин, условий и обстоятельств гибели польских офицеров, и это понятно, идет большая политическая игра. Горбачев и его последователи расстрел поляков приписывает советским карательным органам, хотя давно установлено – дело рук фашистов. Эту позицию в книгах и статьях отстаивает бывший работник Ермаковского ферросплавного завода Ю. Мухин (редактор московской газеты) и В. И. Илюхин, член фракции КПРФ в Госдуме.

В общем, до выяснения действия (причины) трагедию 1940 года весьма спорно обозначать как случай. Катастрофа самолета и гибель польской делегации соткана из большего числа микропричин, каждая из которых могла бы сыграть решающую роль. Могла, но не сыграла, тогда какая из них оказалась решающей. Слово экспертам, аналитикам, потому что и случай имеет причину. Случайное выступает как единичное, как результат воздействия опосредовательной причины.

Далее автор рассуждает о личных качествах лидера с позиции случайности. В его истолковании случайность становится фатальной… «и один случай может поменять весь ход исторических событий». Историческая необходимость низводится до уровня случая. Случайные личности на троне, во главе советского государства… При таком подходе, характерным для субъективного идеализма, с легкостью неимоверной утверждается, что социализм не является исторической необходимостью: «народ пошел за большевиками во многом случайно… но закономерность (С. Н.) в конце концов вернула Россию на рельсы капитализма» [70].

Многого ли стоят выводы Б. Исаева «в поражении социализма немалую роль сыграл характер Сталина… Его ученики и последователи ускоренными темпами развалили это государство». Так кто же, по Ковхаеву, здесь «инопланетянин»: защитники социализма или его противники?

Диалектический материализм не отрицает случайность, но и не мистифицирует ее. Ф. Энгельс писал, что «случайность это только один плюс взаимозависимости, другой плюс, который называется необходимостью» [41, с. 174].

Диалектика необходимости и случайности в статье Б. Исаева подменена метафизикой. «Парадоксальность» суждений автора (так по мнению редакции) мнимая, лишь перепев забытого старого в арсенале философии.

На уровне индивидуального сознания случайное есть нечто экстравагантное, а потому запоминающееся, тем более, если оно полезно человеку. Такого рода поворот в рассмотрении необходимости и случайности существенно бы расширил представления об этой парной категории.

6 Содержание и форма

Не нужно копаться в море книг, чтобы убедиться как одно и то же обозначается понятием «содержание» или «оглавление». А как правильно? Для начала заглянем в словарь С. И. Ожегова. Приводится шесть вариантов применения понятия «содержание» среди них: «То, что составляет сущность, того – чего- нибудь», «Тема, основная суть, изложения», «То же, что оглавление». Пора бы остановиться – «содержание» и «оглавление» одно и тоже. И все же посмотрим, в этом же словаре, «оглавление». Вариантов нет, используется в одном смысловом значении «Перечень глав или других составных частей книги, рукописи». Применение понятий несопоставимо, а потому не может быть и речи об использовании на равных. Оглавление лишь тень понятия «структура», фиксируемого в категории «содержание».

Вопрос о субординации и взаимоотношениях категорий причины и следствия, необходимости и случайности, содержания и формы имеет давнюю историко-философскую традицию. Можно согласиться с А. П. Шептулиным, что категория «содержание» результат более позднего процесса познания [6, с. 190].

Что это так, не трудно убедиться, просмотрев предметный указатель к «Метафизике» Аристотеля. Понятие «содержание» не упоминается, а «форма» «обналичена» на 37 страницах текста. Если не «содержание», какая категория сопутствует «форме»? Может причина? «Причиной называется то содержимое (выделено С.Н.) вещи, из чего она возникает; например медь – причина изваяния, и серебро – причина чаши» [72, с. 146]. «Содержимое вещи» – медь и серебро, но тут же утверждается «...все что возникает естественным путем или через искусство имеет материю» [7, с. 148]. Или – материя, то откуда и из чего возникновение берет свое начало.

Для Аристотеля каждая вещь есть материя, как и то что она имеет свою причину и назначение. Материя является вещественным первоначалом субстратом, полагающим в себе «содержание». Материя или субстрат сочетает в себе 4 вечных не возникающих физических элемента: огня, воздуха, воды и земли. Собственно, это и есть материя, тогда глыба меди – действительность (форма), отсюда следует, что мертвая материя существует лишь как возможность другой. «Последняя материя», по Аристотелю, и есть действительность. «Первая» только мыслится, «вторая» воспринимается чувствами. «Формой я называю суть бытия вещи» [72, с. 207] Аристотель еще раз повторяет форма есть то, что возникает в другом либо через искусство, либо от природы»
[72, с. 201]. Единство материи и формы и есть оформленная материя

В трактате «О душе» Аристотель рекомендует обращаться к высказываниям предшественников « чтобы позаимствовать у них сказанное правильно и избежать всего, что ими сказано неправильно» [72, с. 375].

Обращаясь к наследию Левкиппа и Демокрита, Аристотель поступает именно так: «Ливкипп и Демокрит утверждают, что отличие атомов суть причины всего остального. А этих отличий они указывают три: очертание, порядок и положение» [72, с. 75]. Рассматривая материю как «сущность в возможности», Аристотель замечает, что реально таких различий много. Стало быть, они не могут сведены, как у Демокрита к очертанию (форма атомов). Несомненно, в связке материя – форма Аристотель отдает предпочтение форме. «Материя существует не в действительности, а в возможности; и скорее за начало – более важное, нежели материя, - можно бы принять форму…» [72, с. 275]. Допуская существование нематериальной формы, Аристотель продвигается в сторону «форма-форм», то есть к Богу. Резюмируя, отметим, категория содержания в трудах Аристотеля, как и материя, присутствует в возможности. Потребуется работа не одного поколения философов, обогативших представления о материи и форме, чтобы перейти к категории «содержание».

В философии Нового времени Джордано Бруно, отстаивая материалистическую позицию, утверждает: «Формы не имеют бытия без материи, в которой они порождаются и разрушаются, из лона которой они исходят и в которые возвращаются» [63, с. 61]. Д. Бруно близок по взглядам английский философ Ф. Бэкон. «Следует больше изучать материю, ее внутреннее состояние и изменение состояния, чистое действие и закон действия, или движения, ибо формы суть выдумки человеческой души» [63, с. 199]. Бэкон упрекает Аристотеля в «недооценке внутренней истины вещей», его мнения и аксиомы не опираются, а если и опираются, то на искаженный опыт [63, с. 201]. В небольшом трактате «О принципах и началах», возвращаясь к анализу представлений древних о соотношении материи и формы, Бэкон отмечает – поскольку материя скрыта, она не оказывает сильного воздействия на разум: «ее действие есть нечто преходящее». Форма, напротив, представляется явно и постоянно, отсюда делается вывод, - будто первичная и всеобщая материя есть лишь придаток в виде опоры в форме» [63, с. 219]. То есть первое место было отведено форме. Бэкон же, исходя из многокачественности материи, обосновывает приоритет материи над формой, их единство.

По признанию Канта, трансцендентальное познание занимается не столько предметом, сколько видами познания, именно это и вызывает недоумение, почему среди сведенных им в таблицу категории нет материи и формы. «То в явлении, что соответствует ощущениям я называю его материей, а то, благодаря чему многообразное в явлении…может быть упорядочено определенным образом я называю формой явления», заявляет Кант. И далее «Я называю чистыми (в трансцендентальном смысле) все представления, в которых нет ничего, что принадлежит к ощущению» [74, с. 128]. Именно поэтому в чистые понятия синтеза, которые рассудок содержит в себе априори, не отягощенных ощущениями, не вписывается материя и форма, а поэтому выпадает из таблицы категорий. Кант не материалист, для него внешний мир (материя) лишь совокупность чувственных восприятий, упорядоченных с помощью априорных форм чувственности и рассудка. Однако, в Канте нас интересует не столько материя и форма, сколько «содержание» и «форма». Прямая связь не прослеживается, содержание сопутствует многообразному. Рассматривая способ открытия частных рассудочных понятий, Кант все чаще использует понятие «содержание». Частные рассудочные понятия наполняются многообразным в чувственности, без которого они не имели бы «никакого содержания» [73, с. 173].

Наши представления должны быть уже даны раньше всякого их анализа, и ни одно понятие не может по содержанию возникнуть аналитически [73, с. 173]. Если это так, то каким образом? Кант отвечает, через «синтез многообразного», оно дано эмпирически или априорно. Именно синтез есть то, что «составляет из элементов знание и содержание» [73, с. 173]. Изложенное позволяет сделать вывод о том, что Кант осуществил переход от чувственно-данного многообразия (синтезированная материя) к содержанию.

Дальнейшая разработка взаимодействия содержания и формы принадлежит Гегелю. В «Науке логики», в разделе о сущности, Гегель наряду с «формой и сущностью», «формой и материей», рассматривает «форму и содержание». Если исследователи на более ранних этапах относительно последнего ограничивались преимущественно «намеками», то Гегель впервые прямо и обстоятельно рассматривает диалектику содержания и формы. Он отмечает, что содержание имеет некоторую форму и некоторую материю, принадлежащие ему, «существенные для него, оно их единство» [51, с. 83]. Во-вторых, содержание – это то, что тождественно в форме и материи, так что «форма и материя суть как бы лишь – безразличные внешние определения» [51, с. 85]. В содержании, в снятом виде, они возвращаются в свое единство или в свое основание. Взаимопереход или, точнее, взаимопревращение содержания в форму и наоборот, – важнейший момент, характеризующий гегелевскую систему категории в целом.

Конспектируя «Науку логики», В. И. Ленин замечает, «Эту суть надо было открыть, понять… вылущить, очистить, что и сделали Маркс и Энгельс» [1, с. 127].

В одной из ранних работ («Дебаты по поводу закона о краже леса») Маркс обращает внимание на несоответствие содержания закона «бессодержательной форме». Содержание предопределено законом, а «форма лишена всякой ценности, если она не есть форма содержания» [74, с. 159]. В работе «К критике гегелевской философии права» Маркс, следуя за Гегелем, окунулся в мир категорий: сущности и явления, тождества, различия и разности, абстрактного и конкретного, случайности и необходимости, целого и части, внешнего и внутреннего. Наиболее обстоятельно рассматривается категория формы и содержания, надо полагать, по причине наибольшего совпадения с природой исследуемого предмета – права.

Собственно, об этом говорил и сам Гегель в предисловии к «Философии права». «В науке содержание существенно связано с формой» [75, с. 45]. И он же отмечает, «Форма в ее конкретнейшем значении есть разум как постигающее в понятиях познание, а содержание есть разум как субстанциальная сущность, нравственной и природной действительности; осознанное тождество обоих есть философская идея» [75, с. 55]. Маркса привлекает не диалектика сама по себе, сколько возможность раскрыть через нее внутреннее состояние, процессы, структуры, образующие содержание объекта изучения. В теоретической конструкции гегелевской философии права в части государства развивается лишь государственный формализм. «Собственным материальным принципом, по словам Маркса, - является у него идея, абстрактная логическая форма государства, рассматриваемая как субъект, абсолютная идея не содержащая в себе никакого пассивного, никакого материального момента. По отношению к абстракции этой идеи все определения действительного, эмпирического государственного формализма выступают как содержание, а действительное содержание, в силу этого, выступает как бесформенная, неорганическая материя (сюда относится действительный человек, действительное общество и т. д.)» [74, с. 354 – 355].



Похожие документы:

  1. Учебно-методическое пособие для студентов филологических специальностей Павлодар

    Учебно-методическое пособие
    ... литературы 17в.: учебно-методическое пособие для студентов филологических специальностей. – Павлодар, 2007. – 98 с. Учебно-методическое пособие предназначено для организации практических ...
  2. Учебное пособие для студентов и магистрантов филологических специальностей Павлодар

    Документ
    ... учебное пособие для студентов и магистрантов филологических специальностей / Г. Н. Кенжебалина. – Павлодар :Кереку, 2012. – 121 с. ISBN 45689912 Учебное пособие ... ; семантический инвариант, общий для всех членов коммуникативной парадигмы (базовая ...
  3. Программа обучения по дисциплине «Основы тифлопедагогики» для студентов специальности 5В010500 Дефектология Павлодар

    Программа
    ... Основы тифлопедагогики» для студентов специальности 5В010500 - Дефектология Павлодар Ф. 4– 72 ... детей с нарушениями зрения: учебное пособие для студентов высших учебных заведений. — М., 2000.  Ермаков ... к ним Для выполнения всех предложенных заданий ...
  4. Рабочая программа дисциплины «Теория и методика воспитательной работы в специальной школе» для студентов специальности 5В010500 «Дефектология» Павлодар

    Рабочая программа
    ... воспитательной работы в специальной школе» для студентов специальности 5В010500 «Дефектология» Павлодар Ф. 4 – ... Проведите количественный анализ всех форм работы, ... воспитательного процесса в школе: Учебн. пособие для студ. Высш. Учеб. Заведений ...
  5. Методические рекомендации по изучению дисциплины Библиотечные фонды для студентов специальности 5В091000 Библиотечное дело

    Методические рекомендации
    ... Библиотечные фонды для студентов специальности 5В091000 – Библиотечное дело Павлодар Лист утверждения ... Активное, творческое участие студента на всех этапах освоения дисциплины ... 31) 6 Библиотечный фонд для детей : учебное пособие для студ. вузов по спец. ...

Другие похожие документы..