Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Решение'
3. Информатика. Общий курс: Учебник/Соавт.:А.Н. Гуда, М.А. Бутакова, Н.М. Нечитайло, А.В. Чернов; Под общ. ред. В.И. Колесникова. – М.: Дашков и К, 20...полностью>>
'Документ'
Администрация МО «Сарапульский район» на основании постановления № 929 от 26.09.2013г. объявляет о проведении открытого аукциона № 07/2013-ЗУ по прода...полностью>>
'Урок'
2) совершенствование навыков самостоятельной работы с информацией (в том числе с ресурсами сети Интернет), формирование интереса к проектной деятельно...полностью>>
'Документ'
Рассмотрев представленную главой сельского поселения информацию «О работе муниципального бюджетного учреждения «Досуговый центр культуры» сельского по...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

В предисловии к «Материализму и эмпириокритицизму» Ленин называет свой труд заметками, в котором « поставил себе задачей разыскать, на чем свихнулись люди, преподносящие под видом марксизма нечто невероятно сбивчивое, путанное, реакционное» [23, с. 37]. И что, Ленина должны за это любить? Если бы современным критикам марксизма-ленинизма удалось создать нечто отдаленно напоминающее «Материализм и эмпириокритицизм», их имена навсегда остались бы в истории философии. А так пустышки, комментарии. Их заслуга сродни систематизатору аристотельского наследия. Вопреки воле учителя, на первое место ошибочно поставил не «философию», а «физику». Впоследствии термин «метафизика» на тысячелетия лишил философию собственного имени.

Реальность такова, что атаки на марксизм стали уделом не только центра. Не об этом ли свидетельствуют «Тезисы о марксизме- ленинизме с позиции определяющего человеческого фактора в истории» Николая Николаевича Ланина [40]. Автор на протяжении десятилетий изучал данную проблему и выводы, так сказать, выстраданы. По аналогии с Кантом в жизни Н. Н. Ланина выделим два периода – «докритический» и «критический». «Докритический» Ланин внешне далек от философствующих знатоков. Учитель, рабочий, служба в Красной Армии. Потом война. Имея бронь, добился отправки в действующую армию. Два ранения, обморожение и медаль «За отвагу». Конечно, это не шесть орденов политработника, будущего академика Т. И. Ойзермана, тем не менее, патриотическая позиция Ланина очевидна. Потом работал инспектором РОНО, председателем колхоза, завхозом, зам.директора МТС, секретарем партийного бюро, учился в партийных школах и, наконец, с 1966 года и до выхода на пенсию преподавал философию в Павлодарском индустриальном и педагогическом институтах. «Критический» Ланин, не без трудностей, в 1970 году защищает кандидатскую диссертацию по теме «О некоторых сторонах процесса развития». Уже здесь
Н. Н. Ланин на основе взаимосвязанного действия законов диалектики делает вывод о преобладании в процессе движения, развития волнообразности и зигзагообразности. Это не противоречит методологическому подходу к изучению законов диалектики, содержавшихся в статье В. И. Ленина «Карл Маркс». Но, как заметил В. А. Федотов, «в связи с тем, что в обществе господствовало прямолинейное и однолинейное понимание развития, основой которого явилось длительно существовавшая промышленно-индустриальная тенденция в экономике, то рассчитывать на быстрое признание волн и зигзагов в обществе было нельзя» [40, с. 6].

Как следствие, осложнение при защите, статья, направленная в журнал «Вопросы философии» по данной проблеме, была отвергнута. Попутно отметим, что философ В. А. Федотов был первым систематизатором учения Ланина. В его рецензии на «Тезисы» фактически сделан анализ всего написанного и изданного
Н. Н. Ланиным. Благодаря этому, становится понятным, откуда «растут ноги», т. е. тезисы, это итог «критического мышления»
Н. Н. Ланина. Рецензирует тезисы и историк А. Л. Захаренко. Необычна структура брошюры, предисловие, послесловие, тезисы
Н. Н. Ланина, рецензии В. А. Федотова и А. Л. Захаренко. Труд издан тиражом 100 экземпляров и, стало быть, доступен узкой группе читателей. Отмечу, Николай Николаевич несколько раз просил меня о рецензии (читал рукописный вариант), но я отказался. Ленин, как известно, в вопросах идеологии проявлял бескомпромиссность не только к врагам, но и соратникам, ближайшим друзьям. Вы поняли: не хотелось обижать фронтовика, человека, регулярно читающего догматическую «Гласность» и считающего себя марксистом.

Пришло время обратиться к тезисам не Маркса о Фейербахе, «содержавшие в себе гениальный зародыш нового мировоззрения» [41, с. 371], а к тезисам Николая Николаевича. В первом из них утверждается: «Не общественное бытие определяет сознание, а человек разумный в начале создает бытие, орудие труда и средства производства, а затем уже, во вторых, они влияют на сознание своего создателя» [40, с. 28]. В «послесловии» Н. Н. Ланин соглашается с положением – бытие определяет сознание, но считает его верным «лишь на уровне обыденного сознания», на уровне теоретическом - сознание, основой которого является концепция «человек разумный определяет ход истории», верно другое положение. Какое? «В общении человека с природой происходит непрерывное взаимодействие внутреннего человеческого существа и внешнего влияния на него, что и определяет его движение и развитие» [40,
с. 43]. Далее следовало бы отправиться в поход за «внутренним человеческом существом», выяснить, почему «не общественно-экономические формации определяют ход истории, а народы и цивилизации» (так в третьем тезисе) [40, с. 29]. По первому тезису не лишне было бы перечитать четвертую главу работы Ф. Энгельса «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» [41], где блестяще разрешаются проблемы, одолевшие Н. Н. Ланина, а по третьему – «Предисловие к критике политической экономии» Маркса: «не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание» [42, с. 7]. Упреждая вопрос об отношении к основному вопросу философии, Н. Н. Ланин заявляет: «для меня он всегда был главным в том смысле, что в нем материя, природа – первичны, а дух сознание – вторичны» [40, с. 44]. Он же отмечает, что с этим согласны и разработчики учебника «Введение в философию» [16]. Тогда к чему весь этот сыр-бор? И как соотнести вынужденное признание с первым тезисом. Оставим эту работу «ищущим», а сами попытаемся решить теоретический спор на уровне обыденного сознания, точнее здравого смысла. Напомним при этом, что снижение общественного статуса марксизма-ленинизма по Н. Н. Ланину, объясняется тем, что « он изначально содержал в себе некоторые ошибочные положения» [40, с. 3]. К «некоторым» относится «способ производства материальной жизни обусловливает». Это уже не «некоторые», а ошибки фундаментального толка. В разрезе работы Н. Н. Ланина «Призвание как категория социальной философии» [43], посвященной углубленному исследованию человеческого фактора, который, по мнению Н. Н. Ланина, является определяющим в истории развития общества, уместно поставить вопрос, относит ли он к гениям человечества К. Маркса и Ф. Энгельса, и если да, то возможны ли ошибки, о которых он пишет.

Основатели научного коммунизма не страдали «скромностью», Энгельс заметки Маркса о Фейербахе называл «гениальными», не оставался в долгу и Маркс, называя наброски Энгельса к критике экономических категорий «гениальными» [42, с. 8]. Обмен любезностями по молодости? В речи на похоронах К. Маркса
Ф. Энгельс сказал, что «Уже в ближайшее время станет ощутительной та брешь, которая образовалась посла смерти этого гиганта… Маркс открыл закон развития человеческой истории…производство непосредственных материальных средств к жизни и тем самым каждая данная ступень экономического развития народа, или эпохи образуют основу, из которой развиваются государственные учреждения, правовые воззрения, искусство и даже религиозные представления данных людей и из которой они поэтому должны быть объяснены, - а не наоборот, как это делалось до сих пор» [44, с. 350 – 351].

В. И. Ленин в работе «Карл Маркс», предваряя содержательную характеристику марксизма, отмечает, что «Маркс явился продолжателем и гениальным завершителем трех главных идейных течений ХІХ века… классической немецкой философии, классической английской политической экономики и французского социализма…» [45, с. 50]. Ошибок, выявленных Н. Н. Ланиным в работах гениев, Ленин не заметил. Впрочем, были ли они? Абстрактной истины нет, истина конкретна, то есть верна в конкретных исторических условиях. Это к тому, что при оценке личностей планетарного масштаба подходить нужно всесторонне, едва ли не с лабораторной точностью взвешивать свои силы и возможности, если ставится цель установить истину.

То, что будет волновать «ищущих» Н. Н. Ланину безразлично, позицию его не изменить. За несколько дней до 93-летия и за неделю до 66 годовщины Победы коллеги и товарищи попрощались с
Н. Н. Ланиным. Похоронили его рядом с женой. Подаренная ранней весной нежная листва, безоблачная синь павлодарского неба, парящие трубы промышленных гигантов – таков фон уходящей жизни и ее продолжение. В бесконечных модификациях человеческой мысли, заметил Аристотель, каждый философ пратически не замечен, но совместно накопленное достойно изучения и продолжения.

В этом смысле категория сознания неисчерпаема, как и материя. Многочисленные определения – подтверждение тому. Приведем некоторые из них, чтобы сориентировать студентов при тестовом контроле.

А. Г. Спиркин в статье «Сознание» [35] отдает предпочтение описательному подходу, уходит от определения сознания, но в учебнике возвращается к нему: «Сознание – это высшая, свойственная только людям и связанная с речью функция мозга, заключающаяся в обобщенном и целенаправленном отражении действительности, в предварительном мысленном построении действии и предвидении их результатов, в разумном регулировании и самоконтролировании поведения человека» [8, 350 с.].

А. П. Шептулин, предворяя рассмотрение категории сознание, отмечает, что «сознание является свойством высокоорганизованной материи, мозга человека, продуктом и необходимой стороной трудовой деятельности и существующей на ее основе общественной жизни» [6. с. 109].

Или «…Сознание можно определить как высшую свойственную лишь человеку форму отражения объективной действительности в ходе общественной практики»[36. с. 58].

В учебнике для аспирантов в ряду ключевых понятий «Сознание – высшая форма психической активности человека как социального существа»; «отражение реальности в форме чувственных и умственных образов и проектирование (творчество) на этой основе новой реальности» [37, с. 300].

Число определений сознания можно продолжить и каждое из них может стать предметом критики, потому что сознание до сих пор осталось большой загадкой. Окончательный ответ на вопрос, что такое сознание и какова его природа, по мнению исследователей, еще не дан. При всем том, при определении сознания констатация таких его свойств, как высшее отражение человеком объективной, действительности, совокупности психических процессов направленных на преобразование действительности, – обязательна.

Являясь высшим продуктом высоорганизованной материи - мозга, сознание представляет собой единство объективного и субьективного, единство того, что зависит от субьекта, состояния его психики, опыта и независещей от него окружающей действительности. Неразрывная связь свойств сознания с сознанием – очевидна. Но отождествлять часть и целое, каждое свойство сознания с сознанием, когда оно раскрывает лишь одну их сторон бесчисленных характеристик, неверно. Только в диалектическом единстве всех своих свойств сознание предстает тем чем оно есть. По тем же соображениям сознание не может быть сведено к языку. Указывая на органическую связь сознания с языком, Маркс и Энгельс в «Немецкой идеологии» писали: «Язык также древен как и сознание; язык есть практическое – существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание» [46, с. 29]. В данном высказывании очевидно стремление выделить социальную природу сознания, представить его как результат общественных взаимодействий. Короче, сознание социализировано и вместе с тем индивидуально, стало быть, уникально. В сознании человека формируется объективный образ по содержанию и субъективный по восприятию. «Ощущение есть субьективный образ обьективного мира» [23, с. 120]. Ленинское определение для некоторых «ортодоксальных марксистов» – соль на раны, едва ли не сползание на позиции субьетивного идеализма, хотя обьективный мир не отрицается, а под субъективностью понимается отражение его сторон в специфической для субьекта форме. Первичность отражаемой действительности, как уже отмечалось, задает разумные ориентиры субьекту и лежит в основе творческой деятельности. Последнее присуще только человеку, но если это так, рассуждают противники теории отражения, то человек не отражает действительность, творит ее. Об этом уже говорили, потому не будем повторяться. В заключении выскажем сожаление, что среди философов нет подобных Владимиру Бушину, литературному критику, публицисту, о котором доктор философии Р. Л. Лифщиц писал: «Никакие ученые степени, академические регалии и прочие знаки успеха, не спасут того кто стал предметом Вашего критического разбора, от разоблачения» [47. с. 19]. Может быть такие есть среди философствующих читателей?

4 Причина и следствие

Начнем с банального шедевра: «Смех без причины – признак дурачины». Будто обнаружив причину, сходу поменяем минус на плюс, превратим недоумка в интеллектуала. А может, человек по темпераменту смешлив, или обладает больным воображением – покажи палец и зальется смехом. В любом случае через следствие мы пытаемся выяснить причину. Смех как таковой не причина, а выражение эмоционального состояния.

Причина явления глубже и определяется не на уровне обыденного сознания. Как писал неоплатоник Прокл (410-485 гг.), «узнавание причин есть дело знания. И мы тогда говорим, что доподлинно знаем, когда знаем причины сущего» [48, ч. 1, с. 556]. Он же предупреждает, если прибавление причин продолжается до бесконечности, то никакого научного знания не получится, «так как незнание ничего бесконечно». И если «нет восхождения [причин] до бесконечности, то существует первая причина сущего, от которой, как из корня, эманирует каждая вещь» [48, ч. 1, с. 556].

Проблем, уходящих в бесконечность причин занимала и философа схоласта Фому Аквинского (1225/26-1274 гг.). Если бы производящие причины уходили в бесконечность, то отсутствовала бы первичная производящая причина, «а в таком случае отсутствовало бы и конечное следствие. Следовательно, необходимо положить некоторую первичную производящую причину, каковую все именует богом» [48, ч. 2, с. 829]. Поскольку бытие божье не является самоочевидным, оно может быть доказано через доступное нашему познанию следствие. Фома Аквинский выделяет таких доказательств пять, и в каждом из них следствию предшествует причина, под которой «все разумеют бога». Фома делает существенную оговорку: «Мы полагаем бога как первоначало не в материальном смысле, но в смысле производящей причины; и в таковом качестве он должен обладать наивысшем совершенством» [48, ч. 2, с. 831]. Совершенно, потому что движущее начало актуально, дело рук творца, а творец – совершенство всех совершенств. Не в этом ли лике выступает аристотелевская форма? Материя у Аристотеля, это вещество каждой вещи, а форма – то, что придает ей определенность. Каждая конкретная вещь – единство материи и формы. Каким образом достигается единство? Через причины производящие, наделенные определенной целью. Материя пассивна, форма активна. Высшую в иерархии форм Аристотель называет богом. Но аристотелевский бог – философский бог, стало быть – само мышление. Бог – творец, первопричина всего сущего, при таком подходе все в его руках, поэтому нет необходимости вскрывать причины явлений, уповая «на форму всех форм» или господа бога.

При таком подходе причинно-следственная закономерность развития объективного мира превращается в мистифицированное знание, в пределах которого человек как был, так и остается бессилен перед причиной, неспособный ее предотвратить или изменить последствия. Опыт, практика говорят о другом: «Благодаря деятельности человека и обосновывается представление о причинности, представление о том, что одно движение есть причина другого» [49, с. 545].

Окунувшись в мир причинно-следственных связей, человек обнаруживает устойчивую повторяемость и это позволяет сделать вывод о законе причинности. Признающих закон причинности называют детерминистами, отрицающих или сомневающихся – индетерминистами. Энгельс заметил: «Для того, кто отрицает причинность, всякий закон природы есть гипотеза» [49, с. 547]. В отрицании объективного характера причинности наиболее заметен английский философ Д. Юм. Если быть точнее, он не столько отрицал, сколько ставил под сомнение, ограничивая причинность узко-психологическими рамками. В психологии эмоций Юм признает существование причинных связей, но истолковывает их в плане ранее принятых решений, волевых акций: «Все волевые акты имеют частные причины» [50, с. 553]. Один из примеров, иллюстрирующих мысль Юма: «Узник, идя на эшафот, предвидит неизбежность своей смерти, основываясь как на непоколебимости и верности стражи, так и на действии топора или колеса. Дух его проходит известную цепь идей: отказ солдат дать согласие на его бегство, акт палача, отделения головы от туловища, истечение кровью, конвульсивные движения и смерть» [50, с. 546-547]. Любопытный вывод из жуткой истории: «переходя от одного звена к другому, не чувствует между ними разницы» [50, с. 547]. Не чувствует этой разницы и Юм. Как тонко подметил во вступительной статье к сочинениям Юма И. С. Нарский: «В лучшем случае он смешивает причины с чувственно наблюдаемыми условиями обнаружения следствий, а в худшем придает «причине» чисто словесное значение, обозначая ею вообще те же события, которые предшествуют следствиям в потоке явлений» [50, с. 34]. Итак, по Юму, причинность – это лишь привычная последовательность наблюдаемых событий и явлений, ожидание этой связи, но и только. В объективности, в универсальном характере причинности отказано. «… Все доказательства, приводившиеся в защиту необходимости причины, ошибочны и софистичны» [50, с. 176].

Не соглашаясь с Юмом относительно того, что причинность только привычная связь ощущений, И. Кант усматривает причинность в человеческом рассудке. Причина, как и другие категории, относятся к априорному опыту субъекта. На уровне рассудка чувственное восприятие упорядочивается категориальным каркасом, который состоит из четырех блоков (количество, качество, отношение, модальность). Причина входит в структуру «отношение». Как и другие категории, ее связывают различные восприятия в суждения. Различие между Юмом и Кантом на причинность не выходит за рамки субъективного идеализма. Допускать существование следствия без причины – значит открывать двери сверхъестественному, мистическому.

С позиции объективного идеализма, наиболее полно взаимодействие причины и следствия раскрыл Гегель. Для Гегеля причинность порождение абсолютного духа, субстанции. «Субстанция обладает действительностью лишь как причина… ту действительность, которую субстанция имеет как причина, она имеет лишь в своем действии – Это та необходимость, которая есть причина» [51, с. 209].

Конспектируя «Науку логики» Гегеля, В. И. Ленин делает следующую запись: «С одной стороны, надо углубить познание материи до познания (до понятия) субстанции, чтобы найти причины явлений. С другой стороны, действительное познание причины есть углубление познания от внешности явлений к субстанции…»
[1, с. 142-143]. Здесь же Ленин высказывает два принципиальных соображения о том, что причина и следствие лишь моменты всемирной взаимозависимости, лишь звенья в цепи развития материи, а потому отрывочны и неполны, и «одна и та же вещь оказывается в одном случаи причиной, в другом - действием» [1, с. 143]. «Взаимодействие есть, несомненно, ближайшая истина отношения причины и действия» [1, с. 146]. Ленин отмечает, что при чтении Гегеля он выбрасывал боженьку, абсолют, чистую идею и сохранял все то, где Гегель ближе всего к диалектическому материализму.

Диалектический материализм, благодаря данным науки и деятельности человека, обосновывает представления о причинности. Ф. Энгельс писал: «… уже одно правильное чередование известных явлений природы может породить представление о причинности – теплота и свет, появляющиеся вместе с солнцем – однако здесь еще нет доказательства, и постольку юмовский скептицизм был бы прав в своем утверждении, что регулярно повторяющиеся post hoc никогда не может обосновать propter hoc («после этого, по причине этого»). Но деятельность человека производит проверку насчет причинности. Если при помощи вогнутого зеркала мы концентрируем в фокусе солнечные лучи и вызываем ими такой же эффект, какой дает аналогичная концентрация лучей обыкновенного огня, то мы доказываем этим, что теплота получается от солнца» [49, с.545].

Провести «проверку причинности» при всей сложности форм проявлений в макро- и особенно в микромире возможно и современная наука блестяще подтверждает это. Тем не менее, некоторые зарубежные физики отрицают причинную обусловленность явлений микромира. Вывод о том, что электрон не подчиняется закону причинности, свободно выбирает путь своего движения, свидетельствует о его «свободе воли». В действительности движение микрообъектов подчиняется не механико-механическим, а специфическим закономерностям. «Эти закономерности, - разъясняется в учебнике философии 1970 года, - вскрываются статистическими методами, которые, учитывая случайности, предсказывают вероятность поведения микрообъектов в будущем. Вероятностный характер выводов… не исключает, а предполагает причинную зависимость» [52, с. 222–223]. Традиционно, просто и понятно, но куда мудренее в учебных пособиях для магистрантов, сдающих кандидатский минимум, докторантов, ориентированных на результаты исследований современных западных философствующих авторитетов.

Особое внимание новой «научной парадигме» – синергетике (совместные действия или содействие), которая изучает общие закономерности процесса самоорганизации в различных системах, возможность перехода от беспорядка к порядку и организации, в условиях нестабильности, природных и социальных систем. С природой понятно – минимизация вмешательства человека, в его собственных интересах. Энгельс писал, что за каждую победу над собой природа жестоко мстит человеку. Что касается социальных систем, то здесь все во сто крат сложнее, в том числе при рассмотрении причинности. Только в этой части и затронем «синергетику». Один из пропагандистов этого направления
Г. И. Рузавин пишет: «Если традиционное понимание линейной причинности предполагает, что только причина вызывает или порождает действие, то процессы самоорганизации ясно показывают, что действие также может оказывать влияние на породившую его причину или причины» [53, с. 77]. Но разве не об этом речь шла выше? Тогда, видимо, дело в основной идее синергетики, суть которой «заключается в том, что сложные системы качественно меняют свое макроскопическое состояние в результате изменений происходящих на микроуровне» [53, с. 76]. Но и здесь, как в песенке «это все мы проходили». Очевидна попытка подмены диалектики с синергетикой. Что здесь превалирует – амбиции или социальный заказ? Некоторые популяризаторы синергетики вслед за
И. Пригожиным вынуждены признавать влияние Маркса и Энгельса на становление большинства идей синергетики, другие старательно замалчивают их роль. У Г. И. Рузавина нет не одной ссылки, а в коллективном учебном пособии для аспирантов под редакцией
В. П. Кохановского в списке литературы Ф. Энгельс упоминается всего один раз [54]. В общем на что не пойдешь чтобы прослыть философским первоцелинником, на поле вспаханном и обработанном другими. Замалчивание – один из успешных приемов на этом поприще.

В учебной, да и в научной литературе, размышляя над взаимодействием причины и следствия, в иллюстративном плане, авторы отдают предпочтение природной среде. Как представляется установление полной причины в социуме затруднено «отягощающими обстоятельствами», среди которых отождествление субъективного с объективным, преувеличение роли условий, а иногда и повода, способных подменить саму причину. В то же время недооценка условий, хотя и не в состоянии изменить причину, но наверняка способных повлиять на форму действия причины и характер следствий.

Такого рода трудности и заблуждения преодолимы при диалектико-материалистическом подходе к изучении причинно-следственных связей, когда вскрывается зависимость следствия от причины и ее обратное воздействие на причину. Причина и следствие находятся во взаимодействии и после появления следствия, если сохранилась причина. Это положение можно проиллюстрировать словами А. А.Зиновьева: «Двадцатый век с точки зрения социальной эволюции с полным правом можно назвать коммунистическим. Коммунизм вошел в плоть и кровь человечества настолько глубоко, что сыгранная им в двадцатом столетии роль будет так или иначе ощущаться в последующие века, кто бы и как бы не старался предать его забвению и истребить следы его влияния из практической жизни людей» [55, с. 237].

Два десятилетия пытливая и оглупляющая мысль пыталась ответить на вопрос о причинах гибели советской власти и государства. Результаты не удовлетворяют ни сторонников, ни врагов коммунизма, впереди работа не одному поколению исследователей. Отвечая на этот вопрос, А. А. Зиновьев утверждает, что процесс жизни коммунистической системы был прерван искусственно. Причины (факторы), которые способствовали этому: перевес Запада в холодной войне, не вовремя начатые реформы и фактор предательства [55, с.24 – 25]. Спустя пять лет в беседе с Кожемяко, из отмеченных причин Зиновьев выделяет главную: «Произошел развал Советского Союза, разрушение советской системы. Причины этого я называл, называю и буду называть – предательство высшего советского руководства, высшей интеллектуальной элиты, правящей элиты»
[55, с. 113]. В философском бестселлере «Русская трагедия» [56]
А. А. Зиновьев вновь и вновь возвращается к причинам трагедии (последствия известны, они настолько очевидны, что доступны для выводов и на уровне обыденного сознания). Он называет те же причины, скажем так, многоцветнее в деталях «возведение Горбачева на вершину советской власти произошло в значительной мере как диверсионная операция» [56, с. 469]. К моменту прихода его к власти Советский Союз был на грани кризиса: «В этой ситуации были недопустимы никакие реформы вообще». Разрушая советскую социальную организацию, Горбачев действовал в интересах Запада, но «стратегам холодной войны стало ясно, что разрушить советский коммунизм на пути реформ невозможно… Тогда был спровоцирован августовский «путч» 1991 года» [56, с. 470], растянувшийся более чем на два года. Горбачевские реформы подготовили антикоммунистический переворот Ельцина. Результат его реформ – стремительное разрушение коммунистической социальной организации.

Так может писать и говорить философ – марксист, коммунист. Но сам он отмежевывается от того и другого. В первом случае достаточно ознакомиться с его работами «Коммунизм как реальность», «Кризис коммунизма» [57], во втором, с многочисленными заявлениями, в печати, на различных форумах. «Коммунизм как реальность» оценили на Западе как выдающееся научное открытие в социологии. Работа отмечена престижной премией. Автор не разделяет коммунистических взглядов, не приемлет коммунизм как общественную систему, но проводит мысль, что этот тип общества Советскому Союзу не «навязан извне»… а сложился имманентно в силу социальных законов и исторически данных условий» [57, с. 9].

На вопрос, кто же он, А. А. Зиновьев отвечает: «Апологетом коммунизма я не был никогда и не являюсь теперь» [55, с. 237]. Он исследователь, ученый. Поскольку в философской учебной литературе имя А. А. Зиновьева практически табуировано, о нем с его же слов. Человек, ставший мировой знаменитостью, с глухой костромской Чухломы. В 17 лет в Москве арестован как антисталинист. Был в бегах, задержан, предложили тюрьму или фронт. Прошел всю войну, сражался в танковых частях, в авиации, капитан. В 1951 году окончил философский факультет МГУ, защитил кандидатскую диссертацию. Занимался фундаментальными проблемами логики. На Западе издает социологический антисоветский роман «Зияющие высоты» и на долгие годы оказывается не на Колыме, а в Мюнхене. Много пишет и публикуется. Бескомпромиссная критика советского социального строя ставит его в один ряд со всей дисендентствующей публикой. Виднейшие интеллектуалы Запада дают высокую профессиональную оценку его работам по логике, социологии, методологии, литературе.

Человек, приложивший руку к тому, что произошло с Советским Союзом, возвращается и в одном из интервью с горечью замечает, знать бы чем это кончится – не начинал бы. Уже в Мюнхене Зиновьев подвергает ожесточенной критике перестройку и перестройщиков. Его «левизна» востребована. Однако он отрицает свою партийность (и это факт), но на траурной церемонии прощания в Доме культуры МГУ, отдавая ему дань, многие из выступающих подчеркивали, что А. А. Зиновьев был убежденным коммунистом [58]. То есть судьба самого А. Зиновьева, пропущенная через диалектическое прочтение категории «причины - следствия», могла бы стать хорошим пособием в учебном процессе. Желающим узнать о нем, но больше как о личности, ученом-философе отсылаем к текстам бесед между Л. Н. Митрохиным и К. Я. Кантором [59].

«Сегодня многие пытаются понять причину поражения КПСС, развал СССР, - прозвучало в киноконцертном зале «Орион» в марте 1993 года на 29-ом съезде КПСС… – это дело историков, политологов, философов и нужно время…для достоверного и выверенного объяснения причин, приведших к трагедии не только КПСС, но и весь Советский народ» [60, с. 8].

Следствие известно – «трагедия», а причины? Главные из них названы в новой программе партии: предательство бывших руководителей КПСС, кризисные явления в экономике, существенно осложнявшая многовековая отсталость страны, ухудшение жизни народа, нарастание сепаратистских тенденций, целенонаправленные действия США и их союзников по разрушению социалистического лагеря, расчленению Советского Союза [60, с. 68 – 72].

Большинство исследователей единодушны в одном – главная причина – предательство верхов, то есть действие субъективного фактора. Предали не только «верхи», но и «низы». Пассивность, аполитичность, полнейшее равнодушие к судьбе Родины. Не согласны, тогда опровергайте фактами массовых выступлений вооруженным сопротивлением уничтожению государств. Их нет, и следствие превращается в причину, затем новое следствие. На каком-то этапе приходим к пониманию, что трагедии в общем-то и нет, совсем наоборот, заоблачная радость, нежданный подарок – империя пала, реализовалась вековая мечта о независимости и суверенитете. Удовлетворены и исследователи, по крайней мере, становится известной хотя бы одна полная причина развала – пассивность, безответственность, тупое равнодушие к происходящему. И все же такого рода причину нельзя отнести к субъективным. Где целенаправленные решительные действия, настойчивость в достижении цели? Совсем наоборот – манна небесная, следовательно, лишь опосредованно, через ряд промежуточных звеньев можно предположить причину, которая на деле оказывается следствием.

И последнее выяснение причинно-следственных связей в рамках социальной системы: это не только и не сколько удовлетворение познавательного интереса, это знание с целью предотвращения негативных и закрепления позитивных тенденций в развитии общества.



Похожие документы:

  1. Учебно-методическое пособие для студентов филологических специальностей Павлодар

    Учебно-методическое пособие
    ... литературы 17в.: учебно-методическое пособие для студентов филологических специальностей. – Павлодар, 2007. – 98 с. Учебно-методическое пособие предназначено для организации практических ...
  2. Учебное пособие для студентов и магистрантов филологических специальностей Павлодар

    Документ
    ... учебное пособие для студентов и магистрантов филологических специальностей / Г. Н. Кенжебалина. – Павлодар :Кереку, 2012. – 121 с. ISBN 45689912 Учебное пособие ... ; семантический инвариант, общий для всех членов коммуникативной парадигмы (базовая ...
  3. Программа обучения по дисциплине «Основы тифлопедагогики» для студентов специальности 5В010500 Дефектология Павлодар

    Программа
    ... Основы тифлопедагогики» для студентов специальности 5В010500 - Дефектология Павлодар Ф. 4– 72 ... детей с нарушениями зрения: учебное пособие для студентов высших учебных заведений. — М., 2000.  Ермаков ... к ним Для выполнения всех предложенных заданий ...
  4. Рабочая программа дисциплины «Теория и методика воспитательной работы в специальной школе» для студентов специальности 5В010500 «Дефектология» Павлодар

    Рабочая программа
    ... воспитательной работы в специальной школе» для студентов специальности 5В010500 «Дефектология» Павлодар Ф. 4 – ... Проведите количественный анализ всех форм работы, ... воспитательного процесса в школе: Учебн. пособие для студ. Высш. Учеб. Заведений ...
  5. Методические рекомендации по изучению дисциплины Библиотечные фонды для студентов специальности 5В091000 Библиотечное дело

    Методические рекомендации
    ... Библиотечные фонды для студентов специальности 5В091000 – Библиотечное дело Павлодар Лист утверждения ... Активное, творческое участие студента на всех этапах освоения дисциплины ... 31) 6 Библиотечный фонд для детей : учебное пособие для студ. вузов по спец. ...

Другие похожие документы..