Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В. 1- 1 80 09 МЛиК Большакова Елизавета Васильевна немецкий Зайцева Н.В. Бортяш Оксана Васильевна немецкий Зайцева Н....полностью>>
'Документ'
Изучая теорию вероятностей, мы предполагали, что вероятности некоторых событий, законы распределения случайных величин, их числовые характеристики и д...полностью>>
'Документ'
За последние десятилетия в обществе произошли кардинальные изменения в представлениях о целях образования и путях их реализации. Согласно ФГОС второго...полностью>>
'Анализ'
Стратегии привлечения клиентов. Разработка медиа-плана. Закон РФ «О защите прав потребителей» Общероссийский классификатор услуг населения (ОКУН) Поня...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

1930

Другие оборонные отрасли:

К началу 1930 года Артиллерийское управление заказало 130 45-мм батальонных гаубиц обр. 1929 г., из них 80 заводу "Красный Путиловец" и 50 заводу № 8. Причем на заводе № 8 чужим пушкам (заводов "Большевик", Гочкиса, Максима, "Рейнметалл" и др.) присваивали собственные заводские индексы, таким образом и система Лендера получила индекс "12-К" (К завод Калинина). Всего в 1931-1932 гг. было сдано около 100 45-мм гаубиц. Несмотря на небольшое число изготовленных 45-мм гаубиц, они принимали участие в Великой отечественной войне. В 1942 году для них были даже выпущены новые таблицы стрельбы (3861).

К 1930 г. в Москве уже была создана научно-производственная база и организованы первые лаборатории Остехбюро. В 19311935 гг. научные лаборатории и ведущие специалисты из Ленинграда с выполняемыми ими разработками были переданы Московскому отделению. В начале 30х годов Остехбюро было переименовано в Конструкторское бюро, на базе которого возникло несколько научно-исследовательских организаций, В Остехбюро были созданы и испытаны новые образцы морских мин, торпед, взрываемых по радио фугасов, искатель металлических предметов под водой, управляемые по радио торпедные катера, устройства для переброски орудий на самолетах, радиостанции, приборы управления взрывами по радио и многое другое. (РГАВМФ. Ф. Р303. Оп. 2. Д. 85. Л. 2930) (12391).

К началу 1930 г., т.е. к моменту ликвидации ЭТЗСТ, трест поддерживал договорные отношения с пятью компаниями. Последовавший затем этап многочисленных реорганизаций системы управления электрослаботочной отраслью1, во многом отразивший новые тенденции в ходе проведения форсированной индустриализации, привел в конечном итоге к существенному сворачиванию технического сотрудничества. На рубеже 1-й и 2-й пятилетки в научно-технической политике центральных органов советской промышленности начинают просматриваться две взаимоисключающие тенденции. С одной стороны, это стремление к обеспечению максимальной самостоятельности во всех областях науки, техники, производства, опора преимущественно на свои силы. Проявлением этой тенденции стали настойчивые требования со стороны ВСНХ в конце 1931 - начале 1932 года к руководству ВЭСО о сворачивании тех договорных отношений, которые не сулили существенного и быстрого эффекта. Следствием этих требований стало, например, расторжений договоров с фирмой «Телефункен» в феврале 1932 г., несмотря на протесты руководителей ВЭСО [Там же, л. 42] (12695).

Жизнь и внутренняя политика:

К началу 1930 пятилетняя программа коллективизации была в основном выполнена, в ряде районов прошла сплошная коллективизация (226,396).

Авиапромышленность:

К 1 января 1930 г. на заводу № 29 завершили разработку «операционных ведомостей» (технологических карт) для производства двигателя Юпитер. Помощь в подготовке производства оказывали другие предприятия. Часть инструмента сделали на заводе № 26 в Рыбинске, приспособления изготавливали на заводе № 24 в Москве. Кое-какой инструмент хотели заказать за границей, но запоздали со сроками выдачи заказов и ограничились изготовлением его в СССР. Для первых серий моторов во Франции закупили свечи, карбюраторы, бензонасосы, магнето, детали механизма газораспределения. Комплектующие поступали через фирму «Гном-Рон», которая за это получала 5% комиссионных. На первые 10 двигателей приобрели также поковки и отливки. Задержка с освоением их изготовления в Советском Союзе привела к заказу еще одной партии поковок, которую отправили морем из Гавра в Ревель (Таллин) 8 марта 1930 г. Советский двигатель, обозначенный М-22, первоначально должен был соответствовать французской модели 9А(1 мощностью 420 л.с., но с усиленным коленчатым валом. Но постепенно в ходе подготовки производства его приблизили к 9А^ в 480 л.с. Поскольку в СССР система допусков и посадок отличалась, то моторы из Запорожья оказались невзаимозаменяемы ни с французскими, ни с немецкими «Юпитерами». В декабре 1930 г., с опозданием на три месяца против плана, завод выставил на испытания первый десяток М-22 (серия «А»). На испытаниях достигли максимальной мощности 567 л.с. Всего за 1930 г. изготовили 25 моторов со значительной долей импортных деталей. Вторая серия (серия «Б»), тоже из 10 моторов, сдавалась уже в апреле 1931 г. Все отливки уже были отечественными. Советское литье имело худшее качество, чем импортное. В Запорожье лили из другого сплава, более мягкого, и не сразу подобрали подходящую технологию. Поначалу много отливок браковали из-за трещин. На серии «Б» ввели стальные заглушки коленвала, изменили материалы некоторых деталей. Моторы серий «А» и «Б» отличались повышенной степенью сжатия (6,55-6,58). Межремонтный ресурс для них определили в 50 часов. Только на третьей серии (серии «В») из 40 двигателей удалось достичь ресурса 100 часов. На этой серии ввели фиксированные вкладыши главных шатунов вместо плавающих. Уже все детали моторов выполнялись из советских материалов, но импорт некоторых агрегатов продолжался. Серию «В» завершили в августе 1931 г., а сдавали в сентябре. Фактически весь 1931 г. ушел на доводку конструкции и развертывание производства. За год сделали всего 68 М-22. Это вынуждало продолжать импорт готовых «Юпитеров» из Франции. Существенный рост поставки двигателей из Запорожья начался с 1932 г., когда выпустили 357 штук. Далее в почти неизменном виде М-22 изготовлялся до конца 1935 г. Освоение выпуска М-22 в 1933-1934 гг. планировалось и на новом заводе № 19 в Перми. Но реально ни одного мотора этого типа там не собрали, в связи с тем, что это предприятие переоснастили под производство М-25 (советской копии американского Райт «Циклон»). Всего выпустили более 2500 советских «Юпитеров». Этот двигатель являлся основным в истребительной авиации ВВС РККА в первой половине 30-х годов (11852).

1 января 1930 Согласно решению СНК СССР «Авиазавод АО «Укрвоздухпуть» передан из ликвидированного АО «Укрвоздухпуть» в ведение Авиатреста ВСНХ СССР, где получил наименование "Харьковский авиазавод» (ХАЗ). Директором завода назначен Н.П.Королев (10674).

С 1 января 1930 года Харьковский авиационный завод был выведен из подчинения УВП и передан Авиатресту. Последовал еще целый ряд организационных преобразований, результатом которых в итоге стал переход завода на централизованное финансирование. При этом выяснилось, что необходимых сумм у государства нет: даже явно заниженные суммы, заложенные в финансовый план, вовремя не выплачивались. При этом от ХАЗа настойчиво требовали расширения производства. Неизвестно, на чем экономили заводчане, но в 1930 все же было развернуто строительство новых производственных площадей. Не потеряла остроты и проблема кадров. Драгоценных для завода инженеров готовило авиационное отделение Технологического института, с 1930 года – Харьковский авиационный институт (ХАИ). Параллельно с кадровыми проблемами решались и социально-бытовые вопросы. 1930 год стал началом жилищного строительства (10674).

К 1 января 1930 собрали 60 высотных торпед ВВС 10/15, созданных на основе торпеды 1910-1915 (45-15) с усиленным корпусом и с расчетом на три парашюта (стабилизирующий и два тормозных) весом 1340 кг. 30 были в работе. ЮГ-1 ее нести не мог, так как не помещалась и пришлось вешать под ТБ-1 (561,6). Разработка Бекаури, и Т.К.Семенова и И.Н.Борякаева, а теоретические исследования проводили проф. Н.Г.Красноперов и П.И.Оппоков. Делали торпеды на заводе Двигатель в Ленинграде (1966,10).

К 1 января 1930 завод "Двигатель" в Ленинграде сдал 30 мин (из них 20 боевых, снаряженных тротилом) и готовились еще 15. Параллельно с началом производства начался цикл длительных испытаний, обусловленный необходимостью ликвидации большого количества "детских болезней".

Первая советская авиационная мина называлась ВОМИЗА- 100. ВОМИЗА расшифровывалась как "воздушная МИна Заграждения", а цифра "100" означала вес боевого заряда - 100 кг. За основу при ее проектировании взяли проверенную в Первой мировой войне морскую якорную мину образца 1912 г. Ее заряд обеспечивал достаточную мощность взрыва для нанесения серьезных повреждений не только транспортам, но и боевым кораблям.

Предполагалось, что мина будет сбрасываться со средних и больших высот, чтобы не подвергать самолет-носитель излишнему риску повреждения зенитным огнем. Для того чтобы погасить скорость падения, решили применить парашютную систему. Но удар, даже смягченный парашютами, все равно должен был быть приличным. Поэтому начали с серии сбрасывания мин с пятидесятиметровой стрелы плавучего крана. Это позволило выявить наиболее уязвимые места конструкции.

Проектирование ВОМИЗы-ЮО (это название в документах 30-х годов склоняли вовсю, не обращая внимания на то, что это сокращение) в целом завершили в 1928 г. Сама мина почти не изменилась, лишь получила ряд местных подкреплений, а также элементы подвески к самолету - направляющие штоки, поясные желобки, фиксирующие призмы и т.п. Зато она лишилась чугунной спусковой коробки. Изменили и конструкцию якоря.

Самым главным отличием авиационного варианта мины стала парашютная система. Она состояла из четырех куполов, выпускавшихся последовательно, чтобы сделать торможение падения мины по возможности более плавным". Для этой же цели в подвеску включили резиновые шнуры-амортизаторы. Парашюты шились из парусины и имели весьма оригинальную форму. Роль строп выполняли отростки полотнищ, края которых для жесткости укрепили тросами. Все четыре парашюта укладывались в коробку из кровельного железа, размерами превосходящую саму мину. Длина коробки составляла около полутора метров, а максимальная ширина - 770 мм. У конца, присоединявшегося к мине, коробка имела круглое сечение, а дальше сплющивалась и становилась овальной. Закрывал ее железный колпак, на котором еще находилась фанерная крышка. Материалы эти - кровельное железо, фанеру и парусину - выбрали, чтобы удешевить парашютную систему, части которой при боевом использовании безвозвратно терялись.

Мины ВОМИЗА-100 не изготовлялись специально, их переделывали из обычных морских мин образца 1912 г., лежавших на складах. Переделка обходилась примерно в 2000 рублей, и столько же стоила парашютная система. Комплект весил около 900 кг, из них 325 кг - собственно мина с минрепом. Устройство получилось достаточно громоздким - общая длина равнялась 3,5 м, так что поднять ВОМИЗу-ЮО мог далеко не каждый самолет. Первые образцы мины переделывали в мастерских Остехбюро.

Первым выпускался самый маленький, стабилизирующий, парашют площадью всего 1 кв. м. Он выходил из-под откидывавшейся набегающим потоком крышки. На нем мина падала всего 1,5-2 с. Затем этот купол отделялся, сдергивая с короба колпак. Из-под последнего выползал парашют побольше - 3,5 кв.м. На нем система опускалась, пока в специальных гнездах горели дистанционные трубки, запаленные в момент отделения от самолета. Время горения трубок определялось на земле. Чем больше высота сброса, тем дольше должна гореть трубка. В противном случае время опускания мины получается очень большим. С другой стороны, при длительном горении трубки мина успевает сильно разогнаться в своем падении и затем испытает значительный динамический удар. Дистанционные трубки конструкторы Остехбюро взяли из практики артиллерии, где их применяли в снарядах различных типов.

Когда трубки догорели, пороховые заряды в пирозамках отделяли от мины парашютную коробку. Из нее сначала вытягивается третий парашют, площадью 7,5 кв. м, а через некоторое время, определяемое часовым механизмом, четвертый, самый большой, площадью 12 кв. м. С этого момента мина спускается на двух куполах. Они связаны между собой и с миной системой резиновых шнуров-амортизаторов. Шнуры должны были смягчить рывки, вызванные раскрытием парашютов. Параллельно шнурам-амортизаторам тянулись стальные тросы, которые сделали длиннее резиновых шнуров. Тросы принимали на себя нагрузку при предельной деформации резины.

При вхождении мины в воду автоматически отцеплялась подвеска парашютной системы. Делало это устройство, названное конструкторами "крылом" или "лопаткой". При ударе о поверхность воды оно поворачивало вал, по бокам которого находились замковые механизмы. Их язычки высвобождали тросы парашютной подвески. "Лопатка" же расфиксировала соединение мины и якоря. Преждевременно повернуться "лопатке" не давала система пружин. Вода начинает поступать в устройство расцепки якоря и собственно мины. Там находится таблетка из вещества, растворяемого в воде. В морских минах для этого традиционно использовали сахар. Когда кусок сахара растворяется, освободившаяся пружина расцепляет якорь и мину. Якорь ложится на дно, а мина всплывает, удерживаясь тросом-минрепом на заданном углублении. Последнее отслеживается с помощью гидростатической коробки, прекращающей вытравливание минрепа. Если сахарный блок размыло еще в полете, например сильным дождем, то "крыло" не давало мине и якорю разъединиться до момента удара о воду. В начале всплытия мины специальный тросик освобождал защелку гидростатического диска ударного прибора. При достижении заданного углубления последний приводил взрыватель в боевую готовность (12002).

Другие оборонные отрасли:

К 1 января 1930 года был изготовлен и испытан 76-мм миномет. Заводы "Красный Путиловец" и ММЗ разработали рабочие чертежи 152-мм миномета. В связи с тем, что три этих миномета не вошли в систему вооружения 1929-1932 годы работы над ними были прекращены. Ведущую роль в проектировании минометов играла группа Д Газодинамической лаборатории. Ее руководителем был Н. А. Доровлев, отсюда и индекс лаборатории. В состав группы входили инженеры Иванов, Игнатенко, Мартынов и Рашков (3861).

К 1 января 1930 г. 76-мм миномет был изготовлен и испытан. Заводы «Красный Путиловец» и Московский механический разработали рабочие чертежи 152-мм миномета. В связи с тем, что три этих миномета не вошли в систему вооружения 1929–1932 гг., работы над ними были прекращены (12705).

С 1 января 1930 года ЭТЗСТ был ликвидирован, а все электротехнические предприятия страны были подчинены Всесоюзному электротехническому объединению. В августе 1931 года происходит разукрупнение этого объединения, в результате чего электрослаботочная промышленность сосредотачивается во Всесоюзном электрослаботочном объединении (ВЭСО). 1 сентября 1933 г. функции ВЭСО были переданы вновь созданному Главному управлению электро-слаботочной промышленности (Главэспрому), действовавшему в составе НКТП (12695).

С 1 января 1930 г. вместо ЭТЗСТ, просуществовал до 31 декабря 1929 г., начало действовать Всесоюзное электротехническое объединение (ВЭО), в ведение ко торого вошли все существовавшие электротехнические тресты. Созданием ЭТЗСТ закончился период развития отечественной промыш ленности средств связи, когда вместо единой государственной промышленной системы возникали и действовали разрозненные местные научно исследовательские и производственные учреждения, удовлетворявшие отдель ные ведомственные потребности и запросы. Трест сыграл исключительную роль в восстановлении и развитии отечественных слаботочных предприятий в 1920-е годы, сформировал достаточно мощную научно-исследовательскую базу в лице ряда центральных лабораторий, заложил основы промышленности средств связи (11870).

Армия:

На 1 января 1930 и 1 января 1933 состояние парка ВВС:

(В числителе указаны исправные самолеты, в знаменателе неисправные - общее количество суммируется)

1.01.31 г.

1.01.32 г.

1.01.33 г.

И-З

257/20

253/23

205/44

И-4

138/12

146/18

135/25

И-5

11/1

58/7

128/15

И-6

-

1/1

1/0

И-7

-

0/1

21/0

И-2

26/8

7/5

2/1

И-2бис

65/7

33/19

31/19

ФД-Х1

52/36

44/10

26/17

Д-УП

10/1

6/0

4/0

Всего

61/85 (647)

552/84 (636)

597/122 (719)



Похожие документы:

  1. К 1933 г на вооружение поступили торпеды тан-12 для низкого торпедометания (с бреющего полета) и тав- 15 для сброса с парашютами, а также авиационная мина мав

    Документ
    ... 45-мм пушки большой мощности (системы Лендера). Л-3 имела ... заводские испытания. Таким образом со стороны ГУАП приняты все меры к созданию кадра собственных ... заводской индекс 14К. В 1932 г. заводу № 8 заказали 325 РК, а завод сдал 44. В 1933 г. заводу ...

Другие похожие документы..