Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Приглашаем взрослых с детьми, просто взрослых, веселая компания хороших людей, объединенных любовью к горам и горнолыжным видам спорта Вам обеспечена...полностью>>
'Урок'
Дома вы проделали практическую работу: построили медианы, биссектрисы и высоты в разных видах треугольников. Давайте проверим насколько успешно вы спр...полностью>>
'Документ'
Красиво сшитое покрывало должно гармонировать с обликом спальни. Если у вас нет лишней смены белья, в день стирки постелите покрывало прямо на матрац,...полностью>>
'Документ'
Заявки - Толстоухову А.В. принимаются до 18.00 28.07.2016 по электронной почте alex15888@yandex.ru или по телефону. В заявке необходимо указать: сколь...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Борис Николаевич Тимофеев

Правильно ли мы говорим?

Борис Тимофеев

Правильно ли мы говорим?

Заметки писателя

Лениздат

1961

Борис Николаевич Тимофеев Еропки́ н (литературная подпись Борис Тимофеев) родился в 1899 году в Москве в семье инженера. Окончил классическую гимназию.

Выступать в периодической печати со стихами начал в 1919 году, находясь в рядах Красной

Армии. В конце 1919 года был принят в Москве в члены Всероссийского союза поэтов.

В 1920 году работал некоторое время в «Окнах РОСТА» под руководством В. В. Маяковского.

В 1921 году выпустил свою первую книгу стихов.

С 1924 года, по окончании Ленинградского университета, несколько лет работал адвокатом, совмещая эту работу с творческой деятельностью в области сатирической поэзии, музыкальной драматургии и песни.

С первых дней Великой Отечественной войны Борис Тимофеев работал в политической сатире и был одним из организаторов творческого коллектива «Боевой карандаш», где за время войны вышло много плакатов с его стихами и где он продолжает работать до настоящего времени.

Эта книга, одиннадцатая по счету, значительно отличается от всех предыдущих книг Бориса Тимофеева – сборников басен, сатирических стихов, стихов для детей и переводов. Книга «Правильно ли мы говорим?» – результат многолетнего изучения автором русской разговорной речи.

Посвящаю памяти

моей матери

Софии Федоровны.

Автор.

Правильно ли мы говорим?

Не пора ли объявить войну коверканью русского языка?

В. И. Ленин.

Борьба за чистоту, за смысловую точность, за остроту языка есть борьба за орудие культуры.

М. Горький.

«Ну, мне надо вставать... Бывайте здоровы! Днями подойду! Кланяйтесь жене и сестре жены! Пока!»

Сказав всё это, пассажир троллейбуса, стоявший около выходной двери, кивнул своему знакомому и быстро вышел из вагона. А я, невольный слушатель его краткого монолога, подумал: сколько погрешностей против русского языка в нескольких коротких фразах! Ведь вышедший пассажир хотел сказать: «Ну мне надо выходить... Будьте здоровы! На днях приду! Кланяйтесь жене и свояченице!» (Бессмысленное в данном случае словечко пока можно оставить без внимания.)

В самом деле: почему он, стоя, сказал: «Надо вставать»? Почему он сказал: «Бывайте здоровы»? Ведь по русски это означает: «Иногда будьте здоровы, иногда будьте больны!» Приятное пожелание! Почему он обещал «подойти», то есть «приблизиться», а не «прийти»? Почему он передал поклон «сестре жены», а не «свояченице»?

О последнем – обозначении степеней родства – мы дальше поговорим особо, а сейчас хочется еще раз задать вопрос: почему же этот взрослый и, вероятно, образованный человек так плохо и небрежно говорит на своем родном языке и, конечно, сам не замечает неправильностей своей речи?

Язык – орудие мышления и средство общения. Говорить небрежно, кое как – это значит небрежно и кое как выражать свои мысли.

Почему же он так говорит?

Вот об этом то и хочется побеседовать, начав разговор издали. Возможно, что придется и поспорить, памятуя мудрое латинское изречение: «Истина родится в споре»...

Эти заметки я вел в течение ряда лет: все они взяты из жизни. Часть из них была опубликована в журналах «Политическое самообразование», «Звезда» и «Нева», а также в «Литературной газете» и в газете «Литература и жизнь» в 1957 1960 годах.

* * *

Народ – творец и хозяин языка. Это бесспорно. Язык народа находится не в застывшем, неподвижном состоянии, а в постоянном движении. Как живой язык – он существует и изменяется до тех пор, пока существует народ, как мертвый – он может существовать до тех пор, пока существует человечество...

Если живой язык народа уподобить огромному, вечнозеленому дереву, то отдельные слова можно сравнить с листьями: одни появляются, другие отпадают, а дерево всегда остается зеленым...

Как появляются новые слова и пропадают старые? Всего чаще – они возникают вместе с новыми явлениями, понятиями, предметами, которые требуют нового слова; вместе с исчезновением явления, понятия, предмета – пропадает и слово.

Так, например, вместе с введением карточной системы в нашу речь сразу же вошли слова понятия «прикрепиться», «открепиться», «отоварить» и т. д. С отменой карточной системы эти слова отпали сами собой...

То же самое происходит и с названиями разных предметов или понятий, которые иногда возникают и распространяются необыкновенно быстро и так же быстро забываются. Вспомним, для примера, слово «керенки», которое возникло в 1917 году при выпуске Временным правительством ассигнаций достоинством в 20 и 40 рублей. Вскоре это слово было совершенно забыто...

Таких примеров, конечно, можно привести множество. Следует заметить, что слова, перестав быть нужными, отмирают и забываются удивительно скоро.

Взять хотя бы такую узкую область слов, как наименования учащихся дореволюционных учебных заведений. Как быстро исчезли такие слова, как «гимназист», «кадет», «реалист», «лицеист», «институтка», «юнкер», «гардемарин», «курсистка»... (Заметим в скобках, что наряду с официальным названием «курсистка» существовало удивительно милое слово «курсовица», ласково объединявшее слова «курсистка» и «девица».)

Слова эти выпали из разговорной речи, и совершенно забыты.

Уже историческим наименованием звучит слово «рабфаковец», столь близкое людям старшего поколения.

Так же легко входят в нашу речь новые слова понятия. Возьмем, для примера, слово «курсант», которое звучит ныне как давным давно знакомое, хотя оно впервые появилось только в 1918 году.

Но почему же иногда исчезают слова, хотя понятия или предметы, которым они были присвоены, остались без изменения? Почему эти слова обветшали и заменились новыми?

Таков закон языка: происходит естественное отмирание слов и замена их новыми, хотя закономерность этого процесса установить не так легко.

Рассмотрим такую некогда многочисленную группу слов, как старославянские обозначения частей человеческого тела. Было время, когда слова: «чело», «уста», «ланиты», «выя», «рамена», «перси», «чресла», «длань», «персты» – были широко распространены. Но постепенно их вытеснили слова: «лоб», «рот», «губы», «щёки», «шея», «плечи», «грудь», «бёдра», «рука», «ладонь», «пальцы», хотя перечисленные старославянизмы еще долго сохранялись в литературном языке, особенно в поэтическом.

«Очи», например, и в современной поэзии сохранились наряду со словом «глаза»... А «уста» даже сплошь и рядом не могут быть заменены словом «рот», войдя в слова «устный», «наизусть» и т. д.

Некоторое понимание всех этих древних славянизмов поддерживается до сих пор главным образом произведениями классиков («Перстами легкими, как сон», «Но в персях то же трепетанье, и не проходит жар ланит...») или такими, вошедшими в нашу речь, выражениями, как шутливые «бью челом», «ненасытная утроба», «карающая длань» и т. д., причем иногда такие выражения произносятся без достаточного понимания их точного смысла. Не каждый, например, произнося словосочетание «зеница ока» – ясно понимает, что речь здесь идет о зрачке глаза...

Вообще же эти архаические славянизмы постепенно сходят на нет.

Но вот на что следует обратить внимание. Мы говорим «правая рука» и «левая рука». А ведь когда то для них существовали особые слова наименования: «десница» и «шуйца». Эти слова исчезли совсем: они не заменены, как обветшалые, новыми словами, а просто даются в описательном виде: «правая рука» и «левая рука». Почему? Вероятно, они перестали быть нужными и потому выпали из языка народа. «Шуйца» отмерла давно и бесповоротно, а «десница» еще сохранялась некоторое время в литературной речи.

Вспомним у Пушкина в «Каменном госте»:

«... О, тяжело

Пожатье каменной его десницы!...»

В наше время «десница» исчезла даже из литературной речи, оставшись в словарях тем словом, которое отмечается указанием «книжное», «устаревшее»...

Любопытно отметить, что некоторые старославянизмы иногда «воскресают» в совершенно другом значении. Так, например, слово «вякать», которое теперь стало явно жаргонным словечком с пренебрежительным оттенком, – упоминается в «Жизнеописании протопопа Аввакума» как обычный синоним слова «говорить».

Однако пора перейти к нашей основной теме: поговорить о коверканье русского языка и выяснить причины этого явления.

Коверканье русского языка

Русский язык бесконечно богат. Со времени Великой Октябрьской социалистической революции, когда культура стала достоянием всего народа, это богатство языка еще более развилось и увеличилось и продолжает развиваться и увеличиваться.

Тем нетерпимее словесная небрежность, допускаемая многими в разговорной речи. И не только в разговорной...

Каковы же причины этого явления?

Их много: здесь и неумение найти точное, нужное слово для выражения мысли, и – что гораздо хуже – нежелание искать такое слово, и просто небрежность («как сказал, так и ладно!»), и привычка говорить неправильно только оттого, что «так говорят», и влияние мертвящего канцелярского языка, и желание не к месту щегольнуть иностранным словечком, и «мода» на бессмысленные словечки, и грубый жаргон улицы, и всякое «словесное разгильдяйство», переходящее порой в «словесный нигилизм», и многое другое.

Об этом и поговорим...

* * *

В чем сущность неумения и нежелания найти точное и нужное слово? В том, что в разговорной речи для определения какого либо предмета или понятия многие употребляют слово приблизительное, схожее, но не точное, суживая и обедняя этим свой словарный фонд.

Так, например, вместо слова «скатерть» – многие говорят «салфетка». Конечно, маленькая скатерть имеет сходство с большой салфеткой, но всё же это предметы (а следовательно, и слова) разные, и путать их не надо...

* * *

Хлеб в основном делится на черный (из ржаной муки) и белый (из пшеничной муки).

Булка – это частный вид изделия из белой муки. Однако очень часто «булкой» называют обыкновенный белый хлеб (формовой).

Однажды, когда зашел разговор об обеднении нашего языка даже в такой узкой области, как «хлебобулочные изделия» (по принятой терминологии), моя собеседница мне возразила: «А зачем нам, собственно, различать баранки, бублики и сушки? Это дело не наше, а продавцов и булочных...»

Ну как тут не вспомнить бессмертную фонвизинскую госпожу Простакову, утверждавшую, что дворянам не надо знать географию, так как «на это есть извозчики...»?

* * *

Кстати, о продукции булочников...

В одном весьма распространенном журнале несколько лет тому назад я видел рисунок художника карикатуриста, изобразившего лошадь, которая не хочет идти в скверную конюшню: она упирается, хотя ей предлагают огромный крендель. Последний был нарисован очень старательно, с полным знанием предмета.

Подпись под рисунком гласила: «В нашу конюшню ее и калачом не заманишь!»

Вывод: художник не может отличить (по форме во всяком случае) калач от кренделя. И помогает ему в этом редакция журнала.

Вот пример обеднения если не своего языка (я не слышал, как говорит художник), то уж во всяком случае своего кругозора.

Печально!

* * *

Многие называют водку «белым вином», хотя именно так называется столовое виноградное вино (в отличие от красного), резко отличающееся по виду, вкусу и крепости от спирто водочных изделий.

Пожалуй, единственное основание называть водку белым вином – это то, что при ее содействии можно допиться до белой горячки...

* * *

«Окот овец»...

Трудно привести более яркий пример обеднения русского языка!

В самом деле: у коров – отёл, у свиней – опорос, а у бедных овец... окот! Неужели овцы производят на свет котят?!

Мне могут возразить, что об «окоте» овец упоминает сам Даль, правда с оговоркой: «верней, объяснение».

Ну что ж! Это только показывает, что упомянутая ошибка имеет солидный стаж, отчего она не перестает быть ошибкой. В дальнейшем мы столкнемся с примерами ошибочного употребления даже пословиц и поговорок.

Итак, вернемся к «окоту».

Большой знаток русского языка советский писатель Федор Гладков в своей статье «О культуре речи» несколько лет тому назад писал в журнале «Новый мир»:

«Русский язык чрезвычайно богат словесными формами в передаче различных смысловых значений, но по невежеству или по канцелярскому шаблону у нас в газетах пишут: "Надо обеспечить хорошие условия для окота скота". Этот "окот скота" насильственно внедряется в язык колхозников, которые несомненно хохочут над нелепостью этого слова. Крестьяне с незапамятных времен знали, что "окот" бывает только у кошек...»

Да и не только крестьяне, а все русские люди. Во всяком случае писатель и проповедник эпохи Петра Первого Димитрий Ростовский (1651 1709) писал:

«Овцы мрут и ягнятся, пастухи ширятся».

В недавно изданной Академией наук СССР книге «Русская сатирическая сказка в записях середины XIX – начала XX века» (подготовка текста Д. М. Молдавского) я прочитал сказку «Барин и мужик», которая начинается так: «Жил был мужик; имел у себя много овец. Зимним временем большущая овца объягнилась».

Так же, конечно, писали наши писатели – хранители русского языка. Например, у Лескова в повести «Запечатленный ангел» читаем:

«...овец у нас во всей нашей пришлой слободе нет и ягниться нечему...»

В отношении животных уместно говорить, что «щенятся» не только суки, но и другие самки того же семейства: волчицы, лисы или близкие к ним по виду барсучихи и росомахи, ибо нет необходимости изобретать нелепые глаголы вроде «барсучиться» или «росомашиться».

Так же можно говорить об «окоте» не одних кошек, но и львиц, тигриц, рысей и других родственных животных.

Но овцы, конечно, могут только «ягниться»: такое слово существует в русском языке сотни лет, и нет никакой необходимости заменять «ягнение» – «окотом».

Народ говорит: о суке – «щенная», о корове – «стельная», о кобыле – «жерёбая», об овце – «суягная».

Думаю, что эту заметку всего лучше закончить старинной народной поговоркой: «У суки – щеня́ , у кошки – котя́ , и то – дитя»...

* * *

«Мясо»...

Как известно, наиболее распространенные виды мяса – это говядина (мясо быков и коров, – от старинного славянского слова «говя́ до» – бык), телятина, баранина и свинина. Такие названия существовали на Руси тысячу лет.

Однако за последнее время точное слово «говядина» всё чаще заменяется обезличенным и общим словом «мясо».

Недавно в продаже появилось говяжье мясо слабого засола. Официально (чтобы не путали с ветчиной) этот продукт называется не «говяжий окорок», как было бы естественно, а... «мясной окорок». Вероятно, кто то думает, что возможен «растительный окорок»?!

В логике подобное явление называется «доведением до абсурда».

В порядке примечания: недавно я услыхал слово «бычатина»... Всё таки лучше, чем просто «мясо»!

Итак – из за речевой небрежности – слово «кисти» упорно вытесняет «бахрому», обедняя наш язык еще па одно слово...

* * *

Однажды, находясь в дачной местности под Ленинградом, и услыхал, как женщина, выйдя за забор дачного участка, сказала сыну подростку: «Запри воротики!» Сын вернулся и запер на крючок калитку.

Из этого случая, хотя и единичного, я вывел заключение, что кое кто заменяет старинное точное русское слово «калитка» нелепым словом «воротики».

Еще один пример «приблизительного» слова...

* * *

Старинное русское слово «сласти» также постепенно исчезает. Его заменяет и вытесняет опять таки «приблизительное» слово «сладости», особенно в широко распространенном словосочетании «восточные сладости».

Между тем «сласть» и «сладость» – совсем не одно и то же, хотя и являются близкими понятиями.

Русский народ и писатели классики в этом отлично разбирались.

Пушкин писал:

«Мечты, мечты, где ваша сладость?..»

а также:

«Его стихов пленительная сладость...»

Через сто лет мы читаем у Маяковского в стихотворении «Севастополь   Ялта»:

«Привал,

шашлык,

не вяжешь лык,

С кружением

нету сладу.

У этих

у самых

гроздьев шашлы –

Совсем поцелуйная сладость...»

Ясно, что «сладость» – больше отвлеченное понятие приятного свойства или настроения, чем ощущение, воспринимаемое органом вкуса,

«Сласти» же (во множественном числе) – это сладкая еда: конфеты, пряники, пастила, халва.

Вспомним народную пословицу: «Одни сласти есть, горечи не узнаешь».

Это же подтверждает русская литература.

В предисловии к «Герою нашего времени» М. Ю. Лермонтов писал: «Довольно людей кормили сластями... нужны горькие лекарства...»

Открываю «Записки одного молодого человека» А. И. Герцена и читаю:

«В антрактах, между одной кадрилью и другою, наполняют "желудка бездонную пропасть", как говорит Гомер: дамам сластями, мужчинам водкой, вином и солеными закусками».

То же читаю у Д. Н. Мамина Сибиряка в рассказе «Казнь Фортунки»:

«Продолжать это слишком шумное удовольствие не было возможности, и остатки сластей были розданы прямо на руки».

О «сластях» упоминает также И. А. Бунин в рассказе «Господин из Сан Франциско».

Итак, убедившись, что между словами «сладости» и «сласти» существует различие, призна́ ем, что говорить надо «восточные сласти» (имея, конечно, в виду лакомства), а не «восточные сладости», хотя последнее неправильное словосочетание и широко вошло в нашу разговорную речь.



Похожие документы:

  1. Борис Носик Мир и Дар Владимира Набокова Борис Носик мир и дар владимира набокова спор о мире и даре

    Документ
    ... , уместно ли напечатать это приветствие Павлу Николаевичу?“ – ... ботинки. Мы говорили об опере „Борис Годунов“. Он ... и старого поэта Подтягина, и Тимофея Пнина – мучит страхом и угрызениями ... “». Набоков говорит об «очаровательной правильности строения, ...
  2. 100 великих загадок 20 века

    Документ
    ... Борисов Олимпийский Борисов Е. Солнце в проводах 2 экз. Борисов Л. Волшебник Борисов Л. Под флагом Борисов Л. Щедрый рыцарь (2шт) Борисов ... Иванский Илья Николаевич Ульянов (2шт ... 2шт) Тимофеев На незр. Тимофеев Б. Правильно ли мы говорим Тимофеев В. ...
  3. Систематизация материала по русскому языку

    Документ
    ... а не к «о»). 10. В книге «Правильно ли мы говорим?» писатель Борис Николаевич Тимофеев посвящает большую главу скоплениям гласных ... есть? (Несъедобные грибы) Как мы говорим о ком-то, кто ... двух слов одно. Проверьте, правильно ли он составил слова? ПОЛ ...
  4. Михаил Николаевич Тихомиров Древняя Москва. XII xv вв

    Документ
    ... XV вв.» Михаил Николаевич Тихомиров Древняя Москва. ... архитектуры, чтобы мы получили право говорить о княжении ... описи оружия и доспехов Бориса Годунова (1589 г.) находим ... XVIII в., что едва ли правильно, так как ... Михаила Саларева, Тимофея Везякова, Дмитрия ...
  5. При финансовой поддержке Олега Николаевича Сидоренко

    Документ
    ... финансовой поддержке Олега Николаевича Сидоренко Художник Г. ... сил?» Потом мы говорили о его родине ... на Ботик: художник Борис Александ. и ... не прошли ли мы. На скошенной ... . Ночевали у Тимофея. Другой день ... схемати­чески «правильному», идеальному человеку ...

Другие похожие документы..