Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
1.1. В соответствии с законом РФ «Об образовании в Российской Федерации» от 29 декабря 2012 г № 273-ФЗ, письма Главного управления образования и молод...полностью>>
'Документ'
Подготовка специалистов в реалиях экспоненциального роста научной информации внедрения сложнейших инновационных технологий в ежедневную работу врача с...полностью>>
'Рабочая программа'
Освоение знаний о многообразии объектов живой природы; связи мира живой и неживой природы; строение живых организмов; клетка – основа живого ее состав...полностью>>
'Документ'
Изменения №4/03-13в проектную декларацию №4\6 от 10.05.2012 г.строительства двух трехэтажных многоквартирных жилых домов(строение №4, строение №6) по ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

УРГЕНЧСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ АЛЬ-ХОРЕЗМИ

Кафедра «Русского языка и литературы»

Специальность: 5220100 – «Славянская (русская) филология»

КУРСОВАЯ РАБОТА на тему:

«Африканская» тема

в творчестве Н.Гумилева

Cдал: Каримов Д., студент

301 группы отделения

славянской (русской) филологии

факультета иностранных языков

Принял: Рузимбаев Х.С., кандидат

филологических наук, доцент

Ургенч – 2012

ПЛАН

Введение

Глава I. Истоки романтизма в поэзии Н.С.Гумилева

1.1. Романтические мотивы

1.2. «Африканская» тема в поэзии Н.С.Гумилева

1.3. Лирический герой Н.С.Гумилева

Заключение

Библиография

Введение

Имя Николая Гумилева к моменту возвращения его в литературу (1986) было под запретом более шестидесяти лет. В ряду так называемых «возвращенных имен» оно возникло одним из последних, много позже, например, М.Цветаевой или О.Мандельштама, а до них С.Есенина и А.Блока, а также некоторых других.

Причиной столь длительной казни молчанием было обвинение в участии в контрреволюционном заговоре, за что 24 августа 1921 года он был расстрелян. В настоящее время считается несостоятельной не только версия об участии Н.Гумилева в упомянутом заговоре, но взято под сомнение и само существование заговорщической организации.

Исключительно продолжительный и неукоснительно строгий, ни разу не смягчавшийся запрет, лежавший на имени Н.Гумилева в течение нескольких десятилетий, привел к тому, что ни о каком изучении его творчества, разумеется, не могло быть и речи. Даже в тех немногочисленных работах по истории поэзии, где по необходимости приходилось говорить о группе акмеистов, создателем и руководителем которой, как известно, был Н.Гумилев, его имя, тем не менее, тщательно и не без выдумки обходилось — вместо него обычно употреблялись эвфемизмы типа «автор «Колчана» или «в высказываниях автора «Чужого неба» и т. п. Правда, как и во многих других подобных или схожих случаях, писатель, слишком, к сожалению, известный в свое время, оставивший заметный след в истории литературы или даже создавший направление (в данном случае акмеизм), оказавший несомненное воздействие на последующее поэтическое развитие, — такой писатель все же не мог при всех наложенных на него запретах исчезнуть из литературной памяти без следа и звука.

Всегда оставалось немало людей, которые с ним дружили, занимались в его Студии, входили в Цех поэтов, печатались в «Аполлоне» или «Гиперборее», а нередко и были свидетелями всей его короткой жизни, прошедшей у них на глазах; такие люди тщательно хранили память о расстрелянном мэтре или друге, хорошем знакомом или просто адресате, то были люди, как правило, хорошо знавшие историю культуры, в которой случаи, подобные гумилевскому, к несчастью, повторялись с заметной закономерностью. В глубине своей благодарной и памятливой души эти люди продолжали надеяться на торжество справедливости.

Правда, справедливость по отношению к Гумилеву отличалась крайней медлительностью. На этот раз общество, не в пример временам прежних деспотий, монархических или республиканских, каравших своих поэтов, казалось, только для того, чтобы затем их тотчас пылко помиловать, оказалось в своей свирепости совершенно неординарным. И те, кто знал и любил Гумилева, помнил его голос и фигуру, манеру чтения или маленькие странности, кто помнил нигде не напечатанные стихи или выброшенные поэтом строфы, — они постепенно сходили в могилу. Но все же оставались и долгожители. Они не только, подобно М.Лозинскому, любовно берегли его книги и манускрипты, но не без риска, как например П.Лукницкий, создавали тщательно документированное жизнеописание («Труды и дни Николая Гумилева»). Эта любовь, доходившая до страсти и даже постоянно как бы подстегиваемая самим запретом, передавалась также и изустно — молодым слушателям и поэтам.

Такое занятие было еще более опасным, чем даже хранение манускриптов или тайная работа над хроникой гумилевской жизни, поскольку тень «заговора» в пору всеобщей бдительности и распространенности доносов могла внезапно появиться и над подобным кружком увлеченных поэзией людей, собиравшихся у чайного стола, чтобы послушать стихи из старческих уст бывших гумилевских студиек вроде Иды Наппельбаум, не избежавшей ссылки, или других, более счастливых, которых эта чаша благополучно миновала.

Были также и коллекционеры — люди, как известно, фанатичные, ходившие по краю пропасти, как бы ее не замечая; некоторые из них ценою лишений собрали многое, относящееся к Н.Гумилеву, так что, когда, наконец, настала пора приступать к изданию его сочинений, вклад этих бескорыстных людей оказался совершенно бесценным.

Его внутренний, духовный мир развивался по своим интимным законам, идя к жизни, к ее реальности и даже к ее социальности, но не прямым путем, а сложным, противоречивым и, главным образом, опосредованным, чаще всего на большой глубине, в глубоко личной и даже потаенной сфере творческого подсознания, работа которого не всегда была видна и самому поэту.

В курсовой работе ставятся и разрешаются следующие цели и задачи:

1) проследить эволюцию романтизма в творчестве поэта;

2) определить характер романтической направленности его произведений;

3) рассмотреть художественные особенности лирики Гумилева.

Актуальность настоящего исследования объясняется значимостью творчества Гумилева для современности как представителя Серебряного века русской литературы, века небывалого изящества и красоты русского слова и, прежде всего, – в поэзии. Слишком много потеряла гуманитарная мысль, многое было насильственно изъято из живого воздуха русской и мировой культуры.

Предметом исследования является раскрытие художественного своеобразия романтизма Гумилева, освещение его поэтических принципов освоения реального мира.

Объектом исследования являются стихотворения «африканского» цикла.

Глава I. Истоки романтизма в поэзии Н.С.Гумилева

1.1. Романтические мотивы

Романтические мотивы занимают центральное место в творчестве Гумилева. Безусловно, его поэтический мир прошел свою эволюцию, однако Гумилев оставался романтиком, искателем приключений, мечтателем до конца жизни. Именно такое, своеобразное и не всеми понятое, отношение к действительности отразилось в поэзии и прозе Гумилева.

Стихов о России, о времени у Гумилева действительно так мало, что это способно озадачить. Да и те, что есть («Туркестанские генералы», «Старые усадьбы», «Старая дева», «Почтовый чиновник», «Городок», «Змей», «Мужик»), при всей точности в деталях и всей обычной для Гумилева картинности видятся скорее легендами, «снами» о России и русских людях, русской истории, нежели свидетельством очевидца.

Реальность словно бы не заботила поэта. Или выразимся точнее – была скучна, неинтересна ему именно как поэту.

Почему? Гумилев сам ответил на этот вопрос:

Я вежлив с жизнью современною,

Но между нами есть преграда,

Все, что смешит ее, надменную,

Моя единая отрада.

Победа, слава, подвиг – бледные

Слова, затерянные ныне,

Гремят в душе, как громы медные,

Как Голос Господа в пустыне.1

И корень, видимо, в этом. В роковой несоотносимости личных понятий поэта о правах, обязанностях, призвании человека и навязываемых, предписываемых современностью условий и требований. В том, что в душе Гумилева – и гимназиста, и путешественника, и воина, и литератора – действительно громче всех прочих, действительно заглушая и шум повседневности, и творчество, что Блок называл «музыкой революции», гремели «слова, затерянные ныне».

Я вижу иногда очень ясно картина и события вне круга нашей теперешней жизни; они относятся к каким-то давно прошедшим эпохам, и для меня дух этих старых времен гораздо ближе того, чем живет современный европеец. В нашем современном мире я чувствую себя гостем», – говорил поэт. По-видимому, это как раз те самые переживания, которые Гумилев передал в стихотворной форме:

Я, верно, болен – на сердце туман.

Мне скучно все: и люди, и рассказы.

Мне снятся королевские алмазы

И весь в крови широкий ятаган.

Мой предок был татарин косоглазый

Или свирепый гунн. Я веяньем заразы,

Через века дошедший, обуян.

Я жду, томлюсь и отступают стены…

Вот океан весь в клочьях белой пены,

Закатным солнцем залитый гранит

И Город с золотыми куполами,

С цветущими жасминными садами…

Мы дрались там… Ах да, я был убит.

Он чужаком пришел в этот мир. Но он – так, во всяком случае, кажется – еще и культивировал свою чужеродность миру, свою несовместимость и с «толпою», ее интересами, нуждами, идеалами, и с «пошлой», по его оценке, реальностью – вне зависимости от того, шла речь о предреволюционной рутине или о революционной смуте.

Несовместимость Гумилева с реальностью была такого рода, что исключала не только похвалы реальности, но и порицания ее. Вот почему стихи с самого начала стали для Гумилева не способом погружения в жизнь, а способом защиты, ухода от нее. Не средством познания действительности, а средством восполнения того, что действительность не дает. Совершенство стиха рано было осознано Гумилевым как единственно приемлемая альтернатива жизненным несовершенствам, величавость и спокойствие искусства противостояли в его глазах всяческой (политической, бытовой и прочей) суете, а пышная яркость и многоцветье поэтических образов контрастировали с грязновато-серенькой обыденностью.

Гумилев не был бы Гумилевым, если бы и жизнь свою не попытался построить на контрасте с тем, чем удовлетворяется и что жует большинство. Его путешествия в Африку, его хлопоты о цеховой солидарности поэтов и даже его участие в боевых действиях на Восточном и Западном фронтах первой мировой войны тоже можно расценить как своего рода бегство от предписываемой обществом линии поведения и томящей скуки.

Африка занимала особое место в жизни и творчестве поэта. Стремление к неведомому, сопряженному подчас с опасностями, сопровождало Гумилева всю жизнь. С ранних лет его манит Восток, Африка, путешествия в тропические страны и даже желание достать парусный корабль и плавать на нем под черным флагом.

Полный тайн и экзотики, знойного солнца и неведомых растений, удивительных птиц и животных, африканский мир в стихах Гумилева пленяет щедростью звуков и буйной яркостью цветов («Судан», «Абиссиния», «Замбези», «Экваториальный лес», «Нигер» и др.).

Следует особо оговориться, что ни в стихах Гумилева, ни в его прозе не проглядывает, как это не раз отмечалось в тенденциозной критике, поза колонизатора, ницшеанца и пр. Что же касается приводимого в этой связи четверостишия из «Африканской ночи»:

Завтра мы встретимся и узнаем,

Кому быть властелином этих мест;

Им помогает черный камень,

Нам – золотой нательный крест,

то это лишь стилизация настроения тех, кто пришел в Африку с амбициями завоевателя и хозяина. Истинная же позиция Гумилева проявляется в последних строках «Невольничьей», и в его суждении о намечающемся позорном разделе европейскими государствами «древней прославленной Абиссинии», которая все же «остается независимой еще много веков, чего, конечно, заслуживает вполне».

Можно только восхищаться любовью русского поэта, путешественника к великому Югу, его людям и культуре. До сих пор в Эфиопии сохраняется добрая память о Н.Гумилеве. Африканские стихи Гумилева, вошедшие в сборник «Шатер», и точная проза дневника – дань его любви к Африке.

Будучи новым поколением по отношению к символистам, Гумилев и его единомышленники (А.Ахматова, С.Городецкий, О.Мандельштам, М.Зенкевич, В.Нарбут) были сверстниками футуристов, поэтому их творческие принципы формировались в ходе эстетического размежевания с теми и с другими.

Из разных предложенных поначалу названий прижилось несколько самонадеянное «Акмеизм» (от греч. acme – высшая степень чего-либо, расцвет, вершина, острие). Во многом принципы акмеизма родились в результате теоретического осмысления Гумилевым собственной поэтической практики. Помимо дореволюционной лирики принципы акмеизма воплотились в стихотворениях предпоследнего сборника поэта «Шатер».

Акмеизм, по мысли Гумилева, есть попытка заново открыть ценность человеческой жизни, отказавшись от «нецеломудренного» стремления символистов познать непознаваемое. Действительность самоценна и не нуждается в метафизических оправданиях. Простой предметный мир должен быть реабилитирован, он значителен сам по себе, а не только тем, что являет высшие сущности.

Главное значение в поэзии приобретает, по мысли теоретиков акмеизма, художественное основание многообразного и яркого земного мира. Отразить внутренний мир человека, его телесные радости, отсутствие сомнений в себе, знание смерти, бессмертия, Бога и пророка, а также облечь жизнь в достойные и безупречные формы искусства – такова мечта акмеистов.

«Место действия» лирических произведений акмеистов – земная жизнь, источник событийности – деятельность самого человека. Лирический герой акмеистов – не пассивный созерцатель жизненных мистерий, а устроитель и открыватель земной красоты.

Акмеисты избегали туманных иносказаний, мистики символистов и стремились к точности и четкости изображаемого, объективности, мужественности, реализму подробностей и деталей.

Новое течение принесло с собой не столько новизну мировоззрения, сколько новизну вкусовых ощущений: ценились такие элементы формы, как стилистическое равновесие, живописная четкость образов, точно вымеренная композиция, отточенность деталей.

Все особенности акмеистической поэзии отразились в творчестве

Н.Гумилева, и особенно в его романтических произведениях. Многоцветность, описательность, совершенство формы, экзотичность стихов Гумилева – прямое следствие его принадлежности к акмеистическому течению.

Создание нового литературного движения, акмеизма, это тоже (как и путешествие в Африку, и участие в мировой войне) своего рода риск, очень смелый жизненный шаг, а когда представляешь жизнь Гумилева, то трудно освободиться от ощущения неких фантастических его склонностей. В Африке он пролезал через узкий ход пещеры, застрять в котором значило замуровать себя заживо. На войне участвовал в самых страшных маневрах. Вспоминает Вера Неведомская: «В характере Гумилева была черта, заставлявшая его искать и создавать рискованное положение хотя бы лишь психологически. Помимо этого у него было влечение к опасности чисто физической. В беззаботной атмосфере нашей деревенской жизни эта тяга к опасности находила удовлетворение только в головоломном конском спорте. Позднее она потянула его на войну. Гумилев поступил добровольцем в лейб-гвардии Уланский полк. Не было опасной разведки, в которую он бы не вызвался. Для него война была тоже игрой – веселой игрой, где ставкой была жизнь».

Многочисленные поездки в Африку, загадочные, нецивилизованные земли, сражения на фронтах первой мировой войны, активнейшее участие в литературной жизни начала XX века – все это, конечно, обогатило и расцветило яркими красками и судьбу, и поэзию Гумилева.

Гумилев был всю жизнь романтиком, искателем приключений, поэтому и романтические мотивы (мотив «Музы Дальних Странствий», экзотическая тема, тема любви, тема одиночества) не уходили из его творчества. Да, многие стихи поздних сборников Гумилева выражали взгляд на вполне земные процессы. И все-таки вряд ли можно говорить даже о позднем творчестве Гумилева как о «поэзии реалистичной». Он сохранил и здесь романтическую исключительность, причудливость душевных процессов. Но именно таким бесконечно дорого нам слово Мастера.



Похожие документы:

  1. Поурочные разработки по русской литературе ХХ века: 11 класс

    Урок
    ... русской поэзии»; — романтические мотивы, географическая и историческая экзотика в творчестве Н. Гумилева; ... такое романтизм. Назовите романтические черты прочитанных рассказов. Романтизм — ... истоков нынешних событий. Традиционная трактовка девятой главы ...
  2. Любви в лирике А. С. Пушкина Пейзажная лирика А. С. Пушкина Тема поэта и поэзии в лирике А. С. Пушкина Вольнолюбивая лирика А. С. Пушкина

    Литература
    ... поэзии Основные темы и мотивы поэзии В. Я. Брюсова Основные темы и мотивы лирики К. Д. Бальмонта Романтическая традиция в лирике Н. С. Гумилева ... самопожертвованию. Романтизм Горького отличается ... общие истоки. Распадались ... историческими главами и главами о ...
  3. Наименований школьной медиатеки

    Документ
    ... Литература в школе. Романтические мотивы и традиции в лирике ... русская проза: истоки и традиции» ... поэзии, любви, мотив одиночества в лирике поэта. Романтизм ... Н.С.Гумилев. Романтический герой лирики Гумилева. Экзотика, ... «Обществознание. Глава 4. Материально- ...
  4. Рабочая программа по литературе для 5 класса составлена на основе федерального компонента государственного стандарта основного общего образования, Примерной программы общеобразовательных учреждений по литературе (базовый уровень)

    Рабочая программа
    ... Москву» (главы). Изображение ... Истоки русского символизма. Влияние западноевропейской философии и поэзии на творчество русских символистов. Связь с романтизмом ... в поэзии Гумилева, романтическая традиция ... Основные темы и мотивы поэзии Б. Пастернака. « ...
  5. Курс литературы в 11 классе опирается на следующие виды деятельности по освоению содержания художественных произведений и теоретико-литературных понятий: Осознанное, творческое чтение художественных произведений разных жанров

    Документ
    ... Истоки русского символизма. Влияние западноевропейской философии и поэзии на творчество русских символистов. Связь с романтизмом ... и мотивы поэзии Бальмонта. ... действительности в поэзии Гумилева, романтическая традиция ... «ершалаимских» глав и библейского ...

Другие похожие документы..