Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Министерство образования и науки Российской Федерации Институт проблем информатики Российской Академии наук Федеральный институт развития образования ...полностью>>
'Учебник'
- Определение первообразной для функции y=f(x) на заданном промежутке [а:в]. Понимать смысл операции интегрирования. Знать общий вид первообразных и е...полностью>>
'Документ'
к совместному приказу Минэкономразвития России и Федерального казначейства «Об утверждении порядка размещения на официальном сайте планов-графиков раз...полностью>>
'Документ'
Атомно-молекулярное учение – фундаментальная основа химии и физики. Представление о том, что вещество состоит из отдельных очень малых неделимых части...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

1

Смотреть полностью

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

КРИМИНАЛИСТИКА

Под редакцией

доктора юридических наук,

профессора Е.П. Ищенко

Рекомендовано

Советом по правоведению

Учебно-методического объединения

университетов Российской Федерации

в качестве учебника для студентов

высших учебных заведений, обучающихся

по специальности «Юриспруденция»

МОСКВА

ЮРИСТЪ

2000

УДК 343.9(075.8)

ББК 67.52

К82

Рецензенты:

заслуженный деятель науки России, доктор юридических наук,

заслуженный профессор Академии управления МВД Российской Федерации Р.С. Белкин;

кафедра криминалистики Московского института МВД Российской Федерации

Коллектив авторов:

Л.Н. Викторова – канд. юр. наук, доц. – гл. 21 (в соавт.);

Л.Г. Горшенин – д-р юр. наук, проф. – гл. 5, 28;

В. В. Граник – гл. 4 (в соавт.);

И.Ф. Демидов – д-р юр. наук – гл. 21 (в соавт.);

Л.Я. Драпкин – д-р юр. наук, проф., заслуж. деят. науки России – гл. 30 (в соавт.), гл. 33 (в соавт.);

A.M. Зинин – д-р юр. наук, проф. – § 1–5 гл. 8 (в соавт.), гл. 24 (в соавт.);

Я.М. Злоченко – гл. 30 (в соавт.), гл. 33 (в соавт.);

Е.П. Ищенко –д-р юр. наук, проф., заслуж. юрист России – гл. 1 (в соавт.), гл. 2, 3, 6, 7.§ 6 гл. 8, гл. 9; § 6 гл. 10 (в соавт.), гл. 18 (в соавт.), гл. 36 (в соавт.), гл. 43;

А.С. Лазари – канд. юр. наук, доц. – гл. 12, 26;

С.Г. Любичев – канд. юр. наук, доц. – гл. 27, 37, 44;

В.Х. Меркурисов – канд. юр. наук, доц. – гл. 40;

Ю.М. Михайлов – канд. юр. наук, доц. – гл. 23;

А.С. Перелыгин – § 1 –5 гл. 10 (в соавт.);

К.А. Пирцхалава – канд. юр. наук – гл. 36 (в соавт.);

Е.Р. Российская – д-р юр. наук, проф. – гл. 1 (в соавт.), гл. 18 (в соавт.);

Н.А. Селиванов – д-р юр. наук, проф., заслуж. деят. науки России – гл. 29 (в соавт.);

П. Т. Скорченко – д-р. юр. наук, проф. – гл. 17, 34, 39;

А.А. Топорков – канд. юр. наук, проф. – гл. 4 (в соавт.), § 1–5 гл. 8 (в соавт.), § 1–5 гл. 10

(в соавт.), § 6 гл. 10 (в соавт.), гл. 11, 13-16, 19, 20, 22; гл. 24 (в соавт.), гл. 29 (в соавт.), гл. 31, 35, 38;

В.Н. Уваров – канд. юр. наук, доц. – гл. 25;

М.П. Хилобок – канд. юр. наук, доц. – гл. 32, 41,42

Криминалистика: Учебник / Под ред. Е.П. Ищенко. – М.: Юристъ, 2000. - 751 с.

К82

ISBN 5-7975-0326-3 (в пер.)

Учебник отражает современное состояние развития криминалистической науки и практики борьбы с преступностью. Его авторы, в основном придерживаясь апробированной структуры данной учебной дисциплины, раскрывают общетеоретические и методологические основы криминалистики, современные научно-практические аспекты криминалистической техники, криминалистической тактики и криминалистической методики расследования. Должное внимание уделено информационно-компьютерному обеспечению криминалистической деятельности. Круг частных криминалистических методик расследования расширен за счет новых составов преступлений, представляющих повышенную общественную опасность.

Для студентов и профессорско-преподавательского состава юридических вузов и факультетов независимо от их ведомственной принадлежности, а также практических работ правоохранительных органов.

УДК 343.9(075.8)

ББК 67.52

© «Юристъ», 2000

© Коллектив авторов, 2000

ISBN 5-7975-0326-3

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АЗС – автозаправочная станция

АИС – автоматизированная информационная система

ВВ – взрывчатые вещества

ВУ – взрывные устройства

ГИБДД – Государственная инспекция безопасности дорожного движения

ГИЦ МВД – Главный информационный центр МВД России

ГСМ – горючесмазочные материалы

ГУВД – городское управление внутренних дел

ДНК – дезоксирибонуклеиновая кислота

ДТП – дорожно-транспортное происшествие

ИКР – идентификационный комплект рисунков

ИЦ – информационный центр МВД России, УВД субъектов Федерации

КЭМВИ – криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий

ЛКМ – лакокрасочные материалы

ЛКП – лакокрасочные покрытия

МБИ – микроскоп биологический

МБС – микроскоп бинокулярный сравнительный

МВД – Министерство внутренних дел РФ и субъектов Федерации

МНС – Министерство РФ по налогам и сборам

НИИ – научно-исследовательский институт

НИКЛ – научно-исследовательская криминалистическая лаборатория

НКВД – Наркомат внутренних дел СССР

НОТ – научная организация труда

НП – нефтепродукты

ОБЭП (УБЭП) – Отдел (управление) борьбы с экономической преступностью

ОРД – оперативно-розыскная деятельность

ПМ – полимерные материалы

ПДД – правила дорожного движения

ПДК – предельно-допустимые концентрации

РФЦСЭ – Российский федеральный центр судебных экспертиз Минюста России

РЭМ – растровый электронный микроскоп

СВУ – самодельное взрывное устройство

СНГ – Содружество Независимых Государств

СОГ – следственно-оперативная группа

УФО – ультрафиолетовый осветитель

ФСБ – Федеральная служба безопасности России

ФСНП – Федеральная служба налоговой полиции России

ЦБ – Центральный банк РФ

ЦСМЛ – Центральная судебно-медицинская лаборатория

ЭКЦ – экспертно-криминалистический центр

ЭОП – электронно-оптический преобразователь

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИКИ

Глава 1

ПРЕДМЕТ, МЕТОДЫ И СИСТЕМА КРИМИНАЛИСТИКИ

§ 1. Сущность и задачи криминалистики, ее место в системе научного знания

Среди областей научного знания, основы которых составляют необходимое условие профессиональной подготовки следователей, судей, оперативных работников, адвокатов, важное место занимает криминалистика – наука, изучающая и обобщающая опыт борьбы с преступностью, разрабатывающая средства, приемы и методы раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Предмет любой науки – это закономерности объективной действительности, которые предопределяют возникновение, состояние и тенденции развития определенной группы явлений, отношений и процессов. Предмет криминалистики тоже представлен определенной группой специфических закономерностей реального мира, которые изучаются ею для использования полученных результатов в решении проблем преступности.

Криминалистика возникла и развивается как наука, помогающая деятельности правоприменительных органов по установлению истины в уголовном судопроизводстве и предупреждению преступлений. Поэтому криминалистика изучает именно те закономерности объективной действительности, которые проявляются в работе следователя, суда, эксперта-криминалиста, оперативного работника по раскрытию и расследованию преступлений, судебному разбирательству уголовных дел.

Преступность – сложное социальное явление, изучаемое рядом наук, каждая из которых исследует его определенные стороны, определенную группу его закономерностей. Объект исследования криминалистики – функциональная сторона преступности, система действий и отношений, образующих механизм преступления. Поэтому из числа изучаемых криминалистикой объективных закономерностей следует прежде всего отметить закономерности механизма преступления.

Механизм преступления – это сложная динамическая система, включающая преступника, его отношение к своим действиям и их последствиям (преступный результат); предмет посягательства; способ совершения и сокрытия преступления; его обстановку и др.

Как всякая объективная реальность, механизм преступления формируется и функционирует в соответствии с определенными закономерностями. Из их числа к предмету криминалистики относятся:

1) закономерности выбора и реализации способа подготовки, совершения и сокрытия преступления;

2) закономерности установления и развития связей между элементами механизма преступления;

3) закономерности возникновения и развития явлений, связанных с преступлением до, во время и после его совершения.

Любое преступление совершается в условиях реальной действительности, связано с окружающей средой и отражается в ней. Все элементы механизма преступления взаимосвязаны, и, отражаясь в окружающей среде, они образуют различные следы, содержащие информацию о преступлении и его участниках.

Образование следов преступления служит выражением такого качества материи, как свойство отражения. Последнее, в свою очередь, подчиняется устойчивым закономерностям, зависящим от свойств отражаемого и отражающего объектов, условий их взаимодействия.

Событие преступления по-разному отражается и запечатлевается в сознании человека и на предметах обстановки места происшествия. Из всего многообразия отражаемых объектов – предметов и явлений материального мира – криминалистика выделяет лишь те, которые представляют собой элементы механизма преступления, а из всех отражающих объектов – те, которые запечатлели его следы. Последние могут и должны стать доказательствами по делу. Процесс их возникновения имеет необходимый, повторяющийся, устойчивый характер, а значит, связан с проявлением объективных закономерностей реальной действительности.

Для использования информации о преступлении и его участниках необходимо собрать в установленном законом порядке, оценить, исследовать доказательства в ходе производства по уголовному делу. Процессы собирания, оценки, исследования и использования доказательств также управляются определенными закономерностями. Они представляют собой закономерности работы с доказательствами и составляют еще один элемент предмета криминалистической науки.

Изучение названных объективных закономерностей действительности необходимо криминалистике для выполнения ее основной служебной функции, ради чего она и появилась, – совершенствования практики борьбы с преступностью. На базе познания этих закономерностей криминалисты осуществляют целеустремленную разработку технико-криминалистических средств, тактических приемов и методических рекомендаций по работе с доказательствами, организации и планированию предварительного расследования преступлений. Эти средства, приемы и рекомендации образуют четвертый элемент предмета криминалистики.

Криминалистические методы и средства борьбы с преступностью различаются по источнику происхождения, содержанию, целям и субъектам применения. Криминалистически значимой может оказаться любая информация, если она будет иметь значение для установления обстоятельств расследуемого преступления.

Таким образом, основываясь на изложенном, можно дать следующее определение. Криминалистикаэто наука о закономерностях механизма преступления, возникновения информации о нем и его участниках, закономерностях собирания, оценки, исследования и использования доказательств и основанных на познании этих закономерностей специальных методах и средствах расследования преступлений. Предлагаемое определение криминалистики основано на деятельностном подходе к определению ее объекта.

В отличие от предмета объектом криминалистической науки служат преступная деятельность и деятельность по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений, составляющие их различные процессы и отношения, свойства и признаки. Изучая эти объекты в своем аспекте и в своих целях, криминалистика познает названные закономерности.

Как уже отмечалось, познание криминалистикой специфической группы объективных закономерностей действительности необходимо ей, чтобы с их помощью снять свои проблемные вопросы. Последние определяются социальной, служебной функцией криминалистики – содействовать своими средствами и методами делу борьбы с преступностью. Но это общая цель также и некоторых других наук. Криминалистика стремится достичь данной цели, решая ряд специальных задач, отвечающих ее предмету. Сюда входят:

а) углубленное изучение объективных закономерностей действительности, составляющих основу предмета криминалистики, развитие ее общей и частных теорий как базы криминалистических методов и средств;

б) разработка новых и совершенствование существующих технико-криминалистических средств, тактических приемов и методических рекомендаций по собиранию, исследованию и использованию доказательств;

в) подготовка и улучшение организационных, тактических и методических основ предварительного расследования преступлений, организационных и методических основ криминалистической экспертизы;

г) разработка и углубление криминалистических методов и средств предупреждения преступлений;

д) изучение зарубежного опыта разработки и применения криминалистических методов и средств с целью его использования в отечественной практике борьбы с преступностью.

Специальные задачи криминалистики реализуются через решение ее конкретных задач, встающих на данном этапе ее развития, например - разработка методик расследования новых видов преступлений. Конкретные задачи по своему объему могут быть различными, относящимися как к теории науки, так и к ее «продукту» – тем методам и средствам, которые криминалистика разрабатывает для практики борьбы с преступностью.

В постановке конкретных задач проявляются тенденции развития криминалистики. Она развивается на базе связи и преемственности между существующими и возникающими криминалистическими концепциями; активного творческого приспособления для целей борьбы с преступностью современных достижений тех наук, чьи положения не могут быть прямо и непосредственно использованы в уголовном судопроизводстве; обусловленности криминалистических рекомендаций потребностями практики борьбы с преступностью и совершенствования этой практики на базе достижений криминалистической науки; ускорения темпов развития криминалистики на основе научно-технического прогресса в самой криминалистике и в смежных областях научного знания.

Криминалистика – юридическая наука, поскольку ее предмет, объект познания, разрабатываемые средства и методы лежат в сфере правовых явлений. Служебная функция криминалистики, решаемые ею задачи относятся к сфере деятельности правоохранительных органов, к правовым процессам (расследование, судебное разбирательство, судебная экспертиза), а разрабатываемые ею для практики рекомендации основаны на законе либо применяются в соответствии с ним.

Криминалистика связана со многими науками, как общественными, так и естественными и техническими, но связи эти преимущественно направлены на создание и использование научных методов и средств, работы с доказательствами. Основной «питательной средой» для криминалистики служат право, правовые науки, следственная, экспертная и судебная практика. Наконец, исторически криминалистика зародилась в рамках уголовно-процессуальной науки как одно из средств реализации ее положений.

Криминалистика относится к числу специальных юридических наук, т.е. таких, которым не соответствует какая-то определенная отрасль права или группа норм из различных отраслей права. С точки зрения интенсивности связей криминалистику следует отнести к группе наук уголовно-правового цикла, изучающих преступность и меры борьбы с ней. В эту группу входят: уголовное право, криминология, уголовный процесс, криминалистика, уголовно-исполнительное право, теория оперативно-розыскной деятельности, уголовная статистика.

Как и криминология, криминалистика занимается разработкой мер предупреждения преступности. Но предметом криминалистики служат только специальные, в основном технические меры предупреждения преступлений. Последние включаются в разрабатываемую криминологией общую систему предупредительных мер. Данные криминологии о личности преступников и потерпевших, о некоторых обстоятельствах совершения различных видов преступлений используются криминалистикой при разработке криминалистических характеристик преступлений, а о динамике преступности и ее отдельных видов – для планирования научных исследований в соответствующих направлениях.

Тесная связь существует между криминалистикой и наукой уголовного права. На основе юридических признаков составов преступлений разрабатываются криминалистические методики их расследования: чтобы знать, как расследовать преступление, нужно понимать, в чем оно заключается, какими признаками характеризуется, каковы элементы его состава.

Криминалистика связана и с такими юридическими науками, как уголовно-исполнительное и административное право. Положения уголовно-исполнительного права используются криминалистикой при разработке методик раскрытия и расследования преступлений, совершаемых в условиях исправительных учреждений. Что же касается административного права, то хотя эта наука не относится к числу «криминальных», ее положения, особенно содержащиеся в специальной части, где рассматриваются вопросы организации и деятельности органов внутренних дел, не могут не учитываться криминалистикой при разработке проблем раскрытия и расследования преступлений. Кроме того, ряд норм особенной части уголовного права при формулировании составов тех или иных преступлений отсылает к нормам административного права, например к правилам дорожного движения, техники безопасности и т.п.

Особенно тесные связи существуют у криминалистики с уголовно-процессуальным правом. Оно определяет пределы и условия применения криминалистических рекомендаций в раскрытии и расследовании преступлений, компетенцию участников процесса в использовании криминалистических средств и приемов, процессуальный порядок проведения следственных действий. Криминалистика же на этой основе разрабатывает средства, приемы и рекомендации по наиболее эффективному достижению целей уголовного судопроизводства.

Связь криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности – обоюдна. Криминалистика при разработке проблем тактики и методики учитывает возможности оперативно-розыскной деятельности, определяемые ее теорией, а последняя – положения и рекомендации криминалистики. Практический аспект этой связи заключается в том, что рекомендации криминалистики должны, помимо прочего, преследовать цель создания оптимальных условий для проведения связанных со следственными действиями оперативно-розыскных мероприятий, а рекомендации теории оперативно-розыскной деятельности – для проведения соответствующих следственных действий.

Многообразны и продуктивны связи криминалистики с общественными науками. Материалистическая диалектика лежит в основе учения о методах криминалистики. В научных криминалистических исследованиях и при разработке криминалистикой практических рекомендаций нельзя обойтись без широкого использования законов логического мышления, таких его приемов и процедур, как анализ и синтез, абстракция, обобщение, аналогия, дедукция, индукция и др. Связь криминалистики с этикой, наукой о нравственности, выражается в том, что при разработке средств, приемов и методик раскрытия и расследования преступлений учитываются требования норм нравственности. Законность применения криминалистических рекомендаций не должна вступать в противоречие с их нравственностью.

Данные юридической психологии используются криминалистикой в первую очередь при разработке тактических приемов и рекомендаций. Они составляют один из существенных элементов научных основ ряда частных криминалистических теорий (например, учения о криминалистических версиях, учения о способе совершения преступления) и разрабатываемых на их основе тактических приемов проведения отдельных следственных действий.

Сферой применения данных судебной психологии служат криминалистическая методика и отчасти криминалистическая техника. Достаточно упомянуть, например, о значении психологических данных для судебного почерковедения, для формирования внутреннего убеждения эксперта-криминалиста или для методики расследования убийств при отсутствии трупа потерпевшего.

Весьма разветвленные связи существуют у криминалистики с естественными и техническими науками. Эти связи непрерывно расширяются, чему в немалой степени способствует научно-технический прогресс. Взаимодействие криминалистики с этими науками в основном заключается в творческом применении их достижений для разработки и совершенствования криминалистических средств и методов. Но в ряде случаев средства и методы этих наук используются в криминалистических целях непосредственно, в непреобразованном виде.

В сферу взаимодействия включаются все новые области знания, но при этом возникает и «обратная связь»: достижения криминалистики, ее средства и методы начинают применяться в других науках – в судебной медицине, археологии, археографии, литературоведении и др.

§ 2. Методы науки криминалистики

Будучи специфической юридической наукой, криминалистика для решения своих задач применяет различные методы научного познания. Под методом понимается способ подхода к действительности, исследования общественных явлений, ведущий к достижению цели. Методы криминалистики включают в себя систему общих, общенаучных и специальных методов.

Ни один из применяемых научных методов нельзя абсолютизировать, превращать в единственно возможный, универсальный. Только их система может обеспечить достижение цели криминалистического познания. Общенаучные и специальные методы применяются в их единстве и взаимосвязи, поскольку любой специальный метод представляет специфическую комбинацию всех или некоторых общенаучных методов.

Криминалистическая наука – разновидность процесса познания объективной действительности, отражения предметов и явлений материального мира в сознании людей на основе практики. Ученый-криминалист подходит к предмету своего исследования как к одному из звеньев в ряду взаимосвязанных явлений действительности, ибо такие философские категории, как материя, движение, энергия, информация, время, пространство, имеют основополагающее значение для разработки всех криминалистических проблем.

Диалектическая философия вооружает ученого-криминалиста знанием общих категорий и законов познания, равно применимых в любом научном исследовании. Они позволяют ему правильно осмыслить и исследовать факты и явления объективной действительности, относящиеся к предмету криминалистики. Так, важное значение для криминалистов имеет положение, согласно которому объект исследования необходимо рассматривать в движении, развитии. В этой связи представления о предмете криминалистики должны быть подвижными, постоянно пополняться и изменяться в соответствии с уровнем развития науки.

Следует указать на значение формально-логических методов познания (анализ, синтез, абстрагирование, формализация, гипотеза, индукция, дедукция, аналогия и др.). Они имеют важнейшее значение на любой стадии познания, применимы принципиально к любому разделу криминалистики в силу своего общелогического статуса, ибо нет и не может быть такой ее сферы, которая не использовала бы формы и средства логического мышления.

Общенаучные методы, применяемые в криминалистике, – это система правил, рекомендаций, приемов по изучению конкретных объектов, явлений, фактов. Они применимы практически в любой конкретной науке. К общенаучными методам, широко используемым в криминалистике, относятся: наблюдение, измерение, описание, сравнение, эксперимент, моделирование, математические и кибернетические методы, деятельностный и системно-структурный подходы.

Перечень общенаучных методов постепенно пополняется, так как по мере развития науки возникают теории, имеющие общенаучный статус, а разрабатываемые в них процедуры и приемы познания становятся общенаучными методами. Это, например, моделирование, деятельностный и системно-структурный подходы.

Применение общенаучных методов имеет всеобщий характер, однако они модифицируются в зависимости от объема и условий познания, технических средств, используемых исследователем. Специфику применения общенаучных методов в криминалистике определяют изучаемые ею закономерности, цели исследования, а также сфера деятельности – борьба с преступностью.

Наиболее часто в криминалистике применяются:

Наблюдение, т.е. специально организованное, систематическое, преднамеренное и целенаправленное восприятие, преследующее цель изучения предмета, явления. Его субъектом является криминалист, а в качестве объектов выступают: а) вещи (различные предметы, образцы для сравнительного исследования и др.); б) люди (их социальные, биологические и психологические свойства): в) трупы; г) животные; д) действия людей: е) явления и события (процессы возникновения следов и др.).

Наблюдение и оценка воспринятого – важнейшие компоненты познания. Способность наблюдать и делать правильные выводы в значительной степени зависит от свойств личности исследователя, условий, в которых осуществляется наблюдение, и применяемых средств. Выделяют непосредственное и опосредствованное, простое и квалифицированное наблюдение. В последнем случае применяются приемы и средства, расширяющие возможности наблюдения (лупа, электронно-оптический преобразователь, ультра-фиолетовый осветитель и др.). Сочетая в себе чувственное и рациональное познание, наблюдение совершенствуется в процессе тренировки и накопления профессионального опыта.

Описание – это отражение признаков объекта, выявленных в результате его исследования. Одновременно описание есть форма выражения знаний об объектах исследования. Важнейшая функция описания – систематизация сведений о групповых и индивидуальных свойствах объектов. Различаются три вида описания: а) словесная передача информации об объекте; б) графическая фиксация информации;

в) передача преобразованной или сокращенной (сжатой) информации об объекте – кодированное описание.

Сравнение – одновременное исследование и оценка двух или более объектов путем сопоставления их свойств и признаков. Объекты сравнения в криминалистике – люди, их действия, предметы, явления, события и т.д.

Следует отметить математические методы, наиболее распространено из которых измерение. Оно применяется для установления количественных характеристик свойств объектов, пространственных и временных отношений между ними. Объектами измерений в криминалистике служат: а) свойства предметов (размер, вес, температура и т.д.); б) пространственные отношения (частота и длительность процессов, явлений); скорость движения объектов (человека, транспортного средства, животного и т.д.). В настоящее время при проведении научных криминалистических исследований применяются более сложные методы, нежели простое сравнение объекта с мерой, например регрессивный и корреляционный анализы.

Эксперимент (опыт, испытание) – т.е. искусственное воспроизведение явлений в заданных условиях с целью установления природы и сущности исследуемого явления, особенностей процесса его развития. При этом оно выделяется из многообразия других и может изучаться изолированно от связанных с ним причин и следствий.

Моделирование. Модель – специально созданный аналог предмета, устройства, системы, способный их замещать в процессе научной деятельности. Сущность метода в общих чертах состоит в замене объекта познания моделью и ее изучении с последующим распространением полученных результатов на сам объект. В криминалистике моделирование применяется при изучении ряда материальных объектов, например предметов со следами; отдельных процессов, в частности механизма следообразования при наезде транспортного средства на человека, и др.

Частный случай моделирования – реконструкция, т.е. воспроизведение в первоначальном виде какого-либо объекта, явления, полностью или частично уже не существующего, по его описаниям или остаткам.

Кибернетические методы активно применяются при разработке и использовании информационно-поисковых систем на базе компьютеров. Они нацелены на: а) извлечение информации о различных объектах, процессах и автоматизацию ее обработки; б) применение автоматических устройств и компьютеров для обработки информации и получения производных параметров по фиксированной первичной информации; в) автоматизацию процесса кодирования информации и ее ввода в компьютер; г) исследование математических моделей криминалистических объектов; д) машинное распознавание образов и др.

Системно-структурный и деятельностный подходы позволяют исследовать объекты, явления, процессы в качестве систем, состоящих из комплекса взаимосвязанных элементов; центральные понятия методов – система и деятельность. Однако их познавательные возможности выявляются только при употреблении системы с другими понятиями, характеризующими ее внутреннее и внешнее состояние. К ним относятся: элемент, структура, связь, функция, операция, внешняя среда, действие и др.

В криминалистике исследуются многообразные системы: а) существующие в объективной действительности (человек, его следы и др.); б) идеальные, отражающие реальные с разной степенью полноты и точности (например, мысленные образы различных объектов в сознании людей); в) спроектированные и сконструированные (автоматизированные системы для ведения криминалистических учетов и т.д.); г) «смешанные», сочетающие естественные и созданные человеком элементы (системы «эксперт-ЭВМ», разработанные для проведения ряда криминалистических экспертиз).

Специальные методы – это собственно криминалистические методы и специальные методы других наук, заимствованные криминалистикой и используемые в ее научных исследованиях. Сфера их применения ограничена в том смысле, что они используются либо в криминалистике, либо в нескольких других науках.

Собственно криминалистические – это прежде всего технико-криминалистические методы (фотографическое усиление контрастов, цветоделение, получение для исследования экспериментальных объектов, характеристик рельефа следов и др.). Это также структурно-криминалистические методы, используемые при планировании расследования преступлений, тактические приемы, применяемые при производстве следственных действий, рекомендации, составляющие содержание криминалистических методик расследования, и т.д. Кроме того, это модифицированные методы криминалистической фотографии, видеозаписи, голографии и др.

Специальные методы других наук исчерпывающе перечислить невозможно. К наиболее часто применяемым в криминалистике относятся:

а) социологические методы, используемые для сбора информации об условиях, облегчающих или затрудняющих применение того или иного тактического приема или методической рекомендации, а также решения других вопросов путем анкетирования, интервьюирования и др.;

б) физические и химические методы (микроскопия, люминесцентный анализ, парамагнитный резонанс, нейтронно-активационный анализ, молекулярная спектроскопия, хроматография, рентгеноструктурный анализ и др.);

в) статистические методы заимствованы в основном из уголовной статистики и криминологии (индексы, табличный метод, методы группировки относительных величин и др.);

г) антропологические и антропометрические методы применяются при исследовании человека, трупов, костных останков (например, при описании задержанного, составлении его субъективного портрета и т.д.);

д) психологические методы используются в основном при разработке проблем криминалистической тактики и методики расследования преступлений. Это установление психологического контакта, методы психологического воздействия на тех или иных лиц, обобщения независимых характеристик при изучении поведения подследственных и др.

Чтобы конкретный метод мог войти в арсенал методов криминалистики, он должен отвечать условиям: научности, эффективности, простоты и надежности, безопасности, допустимости (с точки зрения нравственности, правовых и этических норм) и экономичности (экономия времени, сил и средств). Специальные методы других наук применяются в криминалистике в том же порядке, что и собственно криминалистические методы.

Разработка средств и методов борьбы с преступностью – одна из социальных функций криминалистики. Будучи результатом научных криминалистических исследований, эти средства и методы различаются по источнику происхождения, содержанию, целям и субъекту применения.

По источнику происхождения они могут быть результатом: а) развития и совершенствования практической деятельности – следственной, оперативно-розыскной, экспертной, судебной; б) применения достижений других наук – естественных, технических и общественных; в) собственно криминалистических научных исследований. По содержанию криминалистические средства и методы подразделяются на технические, тактические и методические, а по субъекту применения их классифицируют на оперативно-следственные и экспертные. Это деление довольно условно, поскольку закон не запрещает указанным субъектам применять любые криминалистические средства и методы.

Результаты использования методов криминалистической науки находят воплощение в криминалистических рекомендациях, приемах и средствах, предназначенных для практической деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, розыску и идентификации лиц, их совершивших; экспертному криминалистическому исследованию следов и иных вещественных доказательств; созданию и использованию массивов криминалистически значимой информации.

§ 3. Система и основные понятия криминалистики

Система криминалистики – это составляющие ее части, выделенные по определенным основаниям и характеризующиеся наличием внутренних связей между их элементами, а также внешних устойчивых связей между частями.

Современные представления о содержании криминалистической науки позволяют выделить в ней четыре раздела: 1) теоретические и методологические основы криминалистики; 2) криминалистическая техника; 3) криминалистическая тактика; 4) криминалистическая методика расследования.

Теоретические и методологические основы криминалистики – система ее мировоззренческих принципов, теоретических концепций, категорий и понятий, методов и связей, представляющая собой научное отражение предмета криминалистики и служащая ее методологической основой. Здесь содержатся положения, формирующие представления о предмете науки, ее задачах, законах развития и месте в системе научного знания. Это также частные криминалистические теории, отражающие результаты познания объективных закономерностей действительности, которые составляют предмет криминалистики и служат базой для разработки криминалистических средств, приемов, методик и рекомендаций, используемых в практике борьбы с преступностью.

К числу частных криминалистических теорий относятся: учение о механизме преступления, теория криминалистической идентификации и диагностики, криминалистическое прогнозирование, учения об организационно-управленческих основах расследования, о закономерностях возникновения информации о преступлении и его участниках, о способе совершения преступления и др. Перечень частных криминалистических теорий не может быть исчерпывающим, поскольку развитие теории и практики борьбы с преступностью неизбежно приводит к возникновению новых частных теорий.

В первый раздел криминалистики входит учение о ее методах – собственно методология криминалистики в узком смысле этого понятия, а также учение о языке криминалистики (терминологический аппарат науки) и криминалистическая систематика – принципы распределения знаний по разделам криминалистики, начиная от системы науки в целом, структуры ее частей и кончая частными криминалистическими системами и классификациями (классификации различных объектов – следов, оружия, документов и др., признаков – почерка, папиллярных узоров, подделки документов и т.п.; процессов, отношений, понятий).

Криминалистическая техника – система научных положений и разрабатываемых на их основе технических (в широком смысле) средств, приемов и методик, предназначенных для обнаружения, изъятия, исследования и использования криминалистической информации о расследуемом преступлении, а также технических средств и способов предупреждения преступных посягательств.

Исторически становление криминалистики началось с разработки именно средств и приемов криминалистической техники. Вначале в понятие криминалистической (уголовной) техники вкладывали все содержание криминалистики. За рубежом и сейчас нередко придерживаются подобных взглядов, именуя криминалистику «полицейской техникой» или «научной полицией».

Криминалистическая техника как раздел науки едина, но как система методов и средств работы с доказательствами разделяется на подсистемы средств и методов, предназначенных для использования следователями, экспертами-криминалистами, оперативными работниками органов внутренних дел, налоговой полиции, ГТК, ФСБ. В этом проявляется такая тенденция развития современной техники, как дифференциация и специализация средств труда.

Криминалистическая техника подразделяется на отрасли, объединяющие по тем или иным основаниям определенную совокупность методов, средств и методик работы с доказательствами. Различают такие отрасли криминалистической техники, как криминалистическая фотография и видеозапись, криминалистическое отождествление человека по признакам внешности, учение о следах (трасология), криминалистическая одорология и др. По мере развития криминалистики формируются новые отрасли криминалистической техники.

Криминалистическая тактика – система научных положений и разрабатываемых на их основе тактических приемов и рекомендаций по организации и планированию расследования преступлений, приемов проведения отдельных следственных действий, направленных на собирание и исследование доказательств, на установление обстоятельств, способствовавших совершению и сокрытию преступлений.

Как и техника, тактика вначале именовалась «уголовной». Эволюция представлений о содержании тактики заключалась в постепенном исключении из нее знаний, не относящихся к предмету криминалистики, например учения о преступнике. Наряду с этим происходил и обратный процесс – включения в содержание криминалистической тактики результатов использования данных других наук, углубленного изучения следственной практики и т.п. В настоящее время в содержание криминалистической тактики включают учение о криминалистической версии и планировании расследования, концепции следственной ситуации, системы тактических приемов проведения следственных действий. Последние образуют тактику следственного осмотра, обыска, допроса, очной ставки, проверки показаний с выходом на место, следственного эксперимента и др.

Криминалистическая методика расследования – это система научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и проведению расследования отдельных видов преступлений. В содержание научных положений криминалистической методики входят общие вопросы организации расследования преступлений, организации и осуществления взаимодействия следователя с оперативными работниками, специалистами, общественностью, а также концепция криминалистической характеристики преступления. Основное содержание криминалистической методики составляют методики расследования отдельных видов преступлений – убийств, краж, изнасилований, налоговых деликтов и др.

Частные криминалистические методики могут классифицироваться не только по видам преступлений, но и по другим основаниям, например по субъекту посягательства (методика расследования преступлений, совершаемых несовершеннолетними, рецидивистами, иностранцами и т.п.), по месту совершения преступления (на транспорте, в исправительных учреждениях и др.), а также по смешанным основаниям, например по виду преступления и способу его совершения (методика расследования краж с проникновением в жилище).

Существует органичная связь между всеми частями науки криминалистики. Первая из них закладывает научную и методологическую базу криминалистических техники, тактики и методики. Тактические рекомендации призваны обеспечить наиболее эффективное применение средств и методов криминалистической техники. Отдельные тактические приемы и тактика всего следственного действия изменяются в зависимости от характера используемых при его производстве технико-криминалистических средств. В свою очередь, встающие перед криминалистической тактикой и методикой проблемы, изменение их задач, использование новых данных вызывают появление новых или изменение традиционных технико-криминалистических средств и методик.

Криминалистические техника и тактика реализуются в практической деятельности органов следствия и дознания через криминалистическую методику расследования. Именно в этом разделе науки учитываются те особенности, которые характеризуют применение положений криминалистической техники и тактики при расследовании конкретных видов преступлений.

Криминалистические категории – это наиболее общие и значимые для науки и практики понятия криминалистики, в первую очередь – уже рассмотренные понятия ее составных частей. Кроме того, в число криминалистических категорий включают понятия технико-криминалистического средства, тактического приема, криминалистической рекомендации, тактической операции, следственной ситуации, тактического решения, способа совершения преступления, криминалистической характеристики преступления.

Технико-криминалистическое средство – это техническое устройство, приспособление или материал, используемые для решения задач, связанных с раскрытием и расследованием преступлений или для создания условий, затрудняющих их совершение.

Криминалистический прием – наиболее рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразная линия поведения при собирании, исследовании, оценке и использовании доказательств на предварительном следствии. К ним относятся приемы организации и планирования расследования, а также подготовки и проведения отдельных следственных действий. Тактическим может быть и поведенческий прием, т.е. выбор и осуществление лицом, производящим расследование, наиболее целесообразной в данных условиях линии поведения.

При расследовании преступлений нередко складываются такие ситуации, когда для их разрешения необходимо применять не отдельные тактические приемы или следственные действия, а их комплекс, обусловленный единым замыслом. Тактическая операция – это определенное сочетание тактических приемов или следственных действий, преследующее цель решения конкретной задачи расследования, зависящее от этой цели и следственной ситуации. Тактические операции подразделяются на простые и сложные. Первые представляют собой сочетание тактических приемов в рамках одного следственного действия, вторые – сочетание следственных действий при расследовании конкретного уголовного дела.

Если в ходе расследования, особенно на его первоначальном этапе, реализуются данные, полученные оперативным путем, то тактическая операция может представлять собой сочетание оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. При этом надо подчеркнуть, что с процессуальной точки зрения значимы только входящие в структуру подобной операции следственные действия, путем проведения которых приобретают доказательственное значение сведения, полученные оперативным путем. Оперативно-розыскные мероприятия, как элемент операции, служат целям создания условий, обеспечивающих результативность, целеустремленность и безопасность входящих в ее структуру следственных действий. При осуществлении таких операций следователем и оперативным работником каждый из них действует строго в пределах своей компетенции и своими методами.

Криминалистическая рекомендация – научно обоснованный и апробированный практикой совет, касающийся выбора и применения технико-криминалистических средств, тактических приемов и методик собирания, исследования, оценки и использования доказательств. Рекомендации могут быть общими, т.е. такими, применение которых возможно: любым участником расследования; в любой ситуации независимо от обстоятельств дела. Они могут быть и специальными – рассчитанными на определенного адресата (следователя, оперативного работника и т.п.) или на конкретную ситуацию.

Следственная ситуация – это совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется расследование, т.е. обстановка, сопровождающая процесс доказывания. По своему содержанию следственная ситуация представляет собой совокупность следующих групп компонентов:

1) компоненты психологического порядка: результат конфликта между следователем и противостоящими ему субъектами; психологическое состояние следователя; противодействие установлению истины со стороны проходящих по делу лиц и др.;

2) компоненты информационного характера: осведомленность следователя об обстоятельствах преступления и его участниках, возможных доказательствах, местах сокрытия искомого, осведомленность противостоящих следствию лиц о неопытности следователя, его намерениях и т.п.;

3) компоненты процессуального и тактического порядка: состояние производства по делу, доказательства и их источники, наличие и устойчивость еще не использованных источников доказательственной информации и надежных каналов поступления ориентирующей информации, возможность избрания нужной меры пресечения, изоляции друг от друга подозреваемых, обвиняемых и др.;

4) компоненты материального и организационно-технического характера: наличие в данный момент в распоряжении следователя и органа дознания необходимых сил, средств, времени и возможности их использования оптимальным образом.

На содержание этих компонентов влияют субъективные и объективные факторы. Результаты их совместного воздействия как раз и образуют конкретную следственную ситуацию в каждый данный момент расследования преступления.

Следственные ситуации могут быть классифицированы на исходные, промежуточные и конечные; конфликтные и бесконфликтные, а с точки зрения их значения для расследования – на благоприятные и неблагоприятные. Среди последних необходимо выделить ситуации риска, когда в результате тех или иных действий возможно наступление последствий, отрицательных для установления истины по делу. Задача следователя – действовать, избегая риска, но поскольку это практически недостижимо, стремиться к тому, чтобы его минимизировать.

Тактическое решение – это выбор цели тактического воздействия на следственную ситуацию в целом или на ее отдельные компоненты, на ход и результаты расследования путем определения методов, приемов и средств достижения данной цели. Тактическое воздействие может быть направлено на: а) изменение следственной ситуации или ее отдельных компонентов в благоприятную для следствия сторону; б) максимально эффективное использование неблагоприятной следственной ситуации; в) достижение превосходства в уровне рефлексии над противостоящей стороной; г) использование фактора внезапности, особенно на первоначальном этапе расследования; д) обеспечение методичности и наступательности расследования.

Процесс подготовки и принятия тактического решения проходит следующие этапы: сбор необходимой информации – определение цели тактического воздействия (формулирование задачи) – выбор средств и методов достижения цели – решение задачи. Далее следует реализация решения и оценка полученных результатов.

Способ совершения преступления определяется как система действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, объединенных единым преступным замыслом, заданная условиями внешней среды и психофизиологическими свойствами личности. Он может проявляться в избирательном использовании соответствующих орудий или средств, условий места и времени и др.

Криминалистическая характеристика преступления – информационная модель последнего, отражающая в обобщенном виде типичные черты и особенности преступления. В криминалистической характеристике отражается то, чем преступления одного и того же вида, например разбои, в своей массе схожи друг с другом с точки зрения интересов их успешного раскрытия и расследования. Иными словами, это научная модель преступления, содержание которой имеет практическое значение.

Криминалистическая характеристика отдельного вида преступлений включает в себя следующие элементы: характеристику типичной исходной информации как системы данных: о способах совершения и сокрытия этих преступлений, о личности вероятного преступника и вероятных мотивах содеянного, о личности типичной жертвы посягательства, о некоторых обстоятельствах совершения преступления (место, время, способ) и др. Все данные элементы составляют систему, т.е. связаны друг с другом определенными корреляционными зависимостями.

Практическое значение криминалистической характеристики преступления заключается в том, что, будучи вероятной моделью преступного события, она может быть использована как своеобразная матрица, накладываемая на данный конкретный случай, для выдвижения как общих, так и частных следственных версий и, таким образом, служит известным ориентиром при определении направлений расследования.

Глава 2

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ КРИМИНАЛИСТИКИ

§ 1. Становление и развитие криминалистических познаний в дореволюционной России

Знание основных этапов становления отечественной криминалистики поможет глубже понять ее роль в борьбе с преступностью, а также истоки и тенденции дальнейшего развития.

Появление криминалистических методов, средств и приемов неразрывно связано с отправлением правосудия, следственной, сыскной и экспертной деятельностью. Правда, о допросах, обысках, опознании преступников упоминается уже в таких священных книгах, как Ветхий и Новый заветы, Авеста, Коран. О них говорится и в памятниках права Древнего Рима, Китая, Греции, Германии, Франции, других стран. Конечно, это были умозаключения, основанные на житейском опыте, которые реализовывались в рамках тогдашних процедур обычного права.

Некоторые из этих действий и приемов нашли отражение в отечественных правовых актах, например в «Русской правде», договорах Руси с иностранными государствами. Еще в XV и XVI вв. писари и дьяки в Москве, Новгороде, Пскове, Верхотурье «свидетельствовали» подложные документы, проводили сличение подписей в рукописных текстах, о чем сохранились упоминания в летописях, торговых и иных архивах.

Начиная с XVII в. в работах по уголовному судопроизводству появляются рекомендации о привлечении к расследованию и судебному рассмотрению уголовных дел лиц, сведущих в распознавании ядов и сличении почерков, обладающих медицинскими и другими специальными познаниями. В XVIII в. были предприняты первые попытки обобщения отечественной судебной практики. Так, в работе И.Т. Посошкова «О скудости и богатстве» (1724) рассматривались не только вопросы судопроизводства, но и используемые приемы ведения следствия: испытание на дыбе, огнем и железом, лишением пищи и воды.

В 1805 г. вышло в свет первое в России пособие, содержащее общие правила и тактические приемы расследования преступлений, – «Зерцало правосудия», где названо несколько направлений отыскания истины: «от лица», «от причины», «от дела» (т.е. происшествия), «от места», «от способа», «от орудий», «от времени» и пр.

Как и в других государствах, в Российской империи становлению криминалистики способствовало развитие уголовного процесса. В первой половине XIX в. интерес к следственной деятельности заметно возрос: было опубликовано несколько работ, суммирующих практикуемые приемы допроса, очной ставки, обыска, иных следственных действий. В этой связи заслуживают упоминания «Опыт краткого руководства для произведения следствий» (1833) Н. Орлова. В нем говорится: «Производить следствие надлежит по горячим следам с особенным вниманием и крайней осмотрительностью, дабы ни малейших обстоятельств, особенно при начале, не было выпущено из виду». Здесь же содержатся отдельные рекомендации о тактике производства допроса свидетелей, очной ставки между ними, предъявления для опознания подозреваемых.

В работе Я. Баршева «Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому уголовному судопроизводству» (1841) говорилось, например, что «домашний обыск должен быть производим неожиданно, со всею внимательностью и наблюдением над действиями лиц, живущих в обыскиваемом доме» или что «наилучшим должно почесть тот образ допроса, в котором делается переход от более общих вопросов к наиболее частным, чтобы таким образом дать обвиняемому повод высказать себя и обстоятельства преступления, также когда материал следующих вопросов заимствуется от ближайших ответов». Более того, описание хода и результатов осмотра места происшествия, «личного осмотра преступления и следов его» должно быть настолько подробным и точным, чтобы те, «которые должны воспользоваться этим актом, могли получить посредством него столь ясное и полное представление о предмете осмотра, как будто б они сами произвели его». Есть в этой работе и методические рекомендации по расследованию убийств, краж, должностных подлогов, злостного банкротства.

Начиная с 1864 г. вследствие коренной судебной реформы, главным достижением которой стал отказ от теории формальных доказательств, резко возрос интерес к использованию косвенных улик, приемам их собирания и оценки. Отметим, что в лекции по теории судебных доказательств, прочитанной в Санкт-Петербургском университете в 1860 г., В.Д. Спасович говорил: «...для преобразования нашей современной системы доказательств, очевидно не удовлетворяющей требованиям охранения общественного порядка, необходимо выдвинуть вперед доказательство посредством улик, предоставив судьям право приговаривать по их совокупности».

Характерным примером здесь может служить труд А.А. Квачевского «Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по Судебным уставам 1864 г.». В нем анализировались способы совершения отдельных видов преступлений, подчеркивалось значение следов в установлении и изобличении преступника, подробно рассматривались порядок изучения документов, упаковки вещественных доказательств, другие приемы собирания судебных доказательств. Автор писал: «Одним из лучших указателей на известное лицо служат следы его пребывания на месте преступления, они бывают весьма разнообразны: следы ног, рук, пальцев, сапог, башмаков, лошадиных копыт, разных мелких вещей, принадлежащих известному лицу; следы бывают тем лучше, чем более дают определенных указаний, чем отличительнее они, чем более в них чего-либо особенного, например, отпечатков разного сорта гвоздей на подошвах, след копыта лошади, кованной на одну ногу; здесь точное измерение, то есть определение тождественности вещей с тождественностью лица, может повести «ко многим указаниям».

П.В. Макалинский в «Практическом руководстве для судебных следователей» (1901) так писал об использовании фотосъемки при осмотре места происшествия: «В особенности большую пользу могла бы приносить фотография в осмотрах по делам об убийствах, виновные в которых еще не известны: здесь каждая мелочь имеет значение, а между тем часто при осмотре довольно трудно угадать, на какие именно мелочи следует обратить преимущественное внимание; фотография передаст все без упущений. Притом, как бы ни был добросовестен и тщателен осмотр, как бы он ни был ясно, последовательно, картинно и даже художественно изложен, описание никогда не может дать такого наглядного представления, как фотография». Далее подробно излагаются приемы получения гипсовых слепков со следов ног и возможности экспертизы документов.

Развитию криминалистических знаний в России способствовало издание переводов работ зарубежных авторов: «Руководство для судебных следователей» Г. Гросса, «Словесный портрет» и «Научная техника расследования преступлений» Р.А. Рейсса, «Уголовная тактика. Руководство к расследованию преступлений» А. Вейнгардта.

Начиная с 1880-х гг. журналы «Право», «Вестник полиции», «Журнал министерства юстиции», «Юридическая летопись», «Журнал гражданского и уголовного права», а также «Юридическая газета» и «Судебная газета» периодически публиковали статьи иностранных и отечественных криминалистов, что весьма способствовало распространению криминалистических знаний среди юристов-практиков.

В 1894 г. в Одессе вышла в свет работа М. Шимановского «Фотография в праве и правосудии». В 1908 г. С.Н. Трегубовым подготовлена «Настольная книга криминалиста-практика»; а в следующем году В.И. Лебедев опубликовал «Искусство раскрытия преступлений», которая была расширена и переиздана в 1912 г. с подзаголовком «Дактилоскопия».

Накопление криминалистических знаний в сфере судебной экспертизы отличалось некоторым своеобразием. Сказались особенности развития отечественного естествознания, сыграли свою роль научные учреждения дореволюционной России. Еще в XVIII в. Императорская Академия наук по ходатайствам судов и полиции решала вопросы судебно-медицинского характера, определяла содержание золота и серебра в драгоценных сплавах. С середины XIX в. в Академии наук начали подвергать анализу спорные документы.

В 1818 г. была создана Российская экспедиция заготовления государственных бумаг, одной из функций которой стало проведение экспертизы подозрительных банкнот. Фотограф экспедиции Г. К. Скамони сконструировал прибор для распознавания фальшивых ценных бумаг – верификатор. В 1878 г. в составе Русского технического общества выделился фотографический отдел. В числе его учредителей выступили известные русские химики Д.И. Менделеев и А.Н. Бутлеров, которые занимались также и экспертной деятельностью.

Первым криминалистическим учреждением в России считается судебно-фотографическая лаборатория, созданная в 1889 г. Е.Ф. Буринским при Санкт-Петербургском окружном суде. Она послужила отправным пунктом в формировании системы российских экспертных учреждений. Вклад Е.Ф. Буринского в развитие отечественной криминалистики заключался главным образом в разработке новых фотографических методов исследования документов. В 1892 г. он был удостоен высокой награды Академии наук – премии им. М.В. Ломоносова – за открытия в области научно-исследовательской фотографии и их практическое использование. Его «Судебная экспертиза документов» (1903) и сегодня читается с большим интересом. Немало сделал Е.Ф. Буринский и для совершенствования почерковедческой экспертизы. Он лично провел ряд особо сложных экспертиз, доказал перспек- тивность использования в криминалистике математических и других точных методов.

Многопрофильным криминалистическим учреждением стал кабинет научно-судебной экспертизы при прокуроре Санкт-Петербургской судебной палаты, открытый в 1912г. Через два года кабинеты научно-судебной экспертизы начали действовать в Москве, Киеве и Одессе. Деятельность этих кабинетов способствовала активному внедрению криминалистических знаний в российский уголовный процесс, совершенствованию средств и методов раскрытия и расследования преступлений.

О том, что в рассматриваемый период научный и практический уровень криминалистики и судебной экспертизы в России был не ниже зарубежного, свидетельствует, в частности, высшая награда, полученная русским отделом судебно-полицейской фотографии на международной фотовыставке в Дрездене в 1909 г. В выставке принимали участие не только столичные, но также Самарское и Уфимское полицейские отделения. В русском отделе экспонировались руководства, таблицы и практические пособия по судебной фотографии, регистрационные снимки преступников и их отпечатков пальцев, фотоиллюстрации к раскрытию опасных преступлений: фальшивомонетничеств, убийств, разбойных нападений, краж со взломом.

§ 2. Развитие криминалистики в советский период

Совершенствование криминалистики как науки в первые годы советской власти серьезно затормозилось. Такие ведущие отечественные криминалисты, как Б.Л. Бразоль, С.Н. Трегубов, В.И. Лебедев, оказались в эмиграции, научно-судебные кабинеты в Киеве и Одессе были разграблены и не сразу возобновили свою работу.

В постоктябрьский период российская криминалистика продолжила свое развитие в особых исторических реалиях: механизм буржуазного государства был сломан, а органы полиции, суда и прокуратуры ликвидированы. Иными стали социально-политические ориентиры криминалистики, которая была обращена на службу партийно-государственному аппарату, использовалась для борьбы с контрреволюцией, спекуляцией, саботажем, а затем нередко и с проявлениями инакомыслия. Коренным образом изменились ее правовая и методологическая основы, поскольку уголовное и уголовно-процессуальное законодательство было пересмотрено. Все это заметно отразилось на содержании и практическом применении криминалистических средств, методов и приемов.

Концепции зарубежных криминалистов подверглись огульной критике и ревизии, а их работы были объявлены носящими догматический, идеологизированный характер. И тем не менее советские криминалисты постепенно накапливали эмпирический материал, решали задачи развития своей науки, использования ее рекомендаций в практике раскрытия и расследования различных преступных посягательств.

Первый этап постоктябрьского развития отечественной криминалистики (1918 – 1940) характерен сугубо практической направленностью проводимых научных исследований. Обобщался опыт применения методов и средств, позаимствованных после соответствующей доработки из других областей знаний, а также разработанных криминалистами самостоятельно. Были продолжены переводы работ зарубежных авторов, главным образом по криминалистической технике.

Первую попытку определить предмет и содержание советской криминалистики предпринял в 1921 г. Г.Ю. Манс. Он писал, что криминалистика изучает способы совершения преступлений, быт уголовного элемента, приемы расследования и идентификации преступников. Тогда криминалистику считали одной из естественно-технических наук, отграничивая ее, таким образом, от уголовного процесса.

Начальный этап советского периода развития криминалистики связан с научной и практической деятельностью И.Н. Якимова, В.И. Громова, П.С. Семеновского, С.А. Голунского, С.М. Потапова и др. Они пришли в науку, хорошо зная практику борьбы с преступностью, обобщая ее достижения в целях совершенствования средств и методов раскрытия и расследования преступлений.

В 1935 – 1936 гг. вышел в свет первый отечественный учебник по криминалистике, в котором имелись разделы по уголовной технике и тактике, а также методике расследования преступлений. В нем был сконцентрирован и обобщен достигнутый к тому времени уровень развития науки. В 1938–1939 гг. его переиздали с некоторыми исправлениями и дополнениями. Хотя в учебнике и в других криминалистических работах рассматриваемого этапа подчеркивалось, что все научные средства и методы должны применяться в полном соответствии с нормами действующих законов и обеспечивать установление истины по уголовным делам, практика органов НКВД, как известно, шла по другому пути, применяя к «врагам народа» физические и психические пытки, фабрикацию «доказательств» их виновности и другие подобные «приемы».

В 1932 г. при МУРе начал работать кабинет экспертизы, преобразованный в 1935 г. в научно-техническое отделение московской милиции. В том же году открылась криминалистическая лаборатория при Московском правовом институте. Аналогичные лаборатории были организованы при Ленинградском, Свердловском, Саратовском, Иркутском, Казанском, Ташкентском и других юридических вузах. Лаборатории создавались как научно-технические базы для обучения студентов, однако в них проводились экспертные и научно-исследовательские работы.

Обобщение богатого эмпирического материала на первом постоктябрьском этапе развития российской криминалистики послужило базой для формирования в 1940–1960 гг. (второй этап) ряда криминалистических теорий и учений. В эти годы закладывались методологические основы криминалистики, разрабатывалась научная база ее составных частей. После напряженных дискуссий было сформулировано учение о предмете криминалистики как юридической науки о технических средствах и тактических приемах работы с судебными доказательствами в целях раскрытия и предотвращения преступлений.

С.М. Потапов заложил основы теории криминалистической идентификации и установления групповой принадлежности. Большое внимание в рассматриваемый период уделялось разработке проблем трасологии и баллистики, которые получили оригинальное разрешение в трудах Б.М. Комаринца и Б.И. Шевченко. По этим и другим проблемам криминалистики в последующие годы они опубликовали свои монографии, ставшие настольными книгами экспертов и следователей.

Значительное внимание уделялось совершенствованию запечатлевающих и исследовательских методов и средств судебной фотографии, разрабатывались теория и методики криминалистического исследования рукописных и машинописных документов. Дальнейшее развитие получила уголовная регистрация: сложились теоретические представления о ее научных основаниях, видах, методах осуществления и использования в борьбе с преступностью.

В разделе следственной тактики формировалось учение о следственной версии и планировании расследования. С.А. Голунский, например, раскрыл интеллектуальный механизм планирования, роль в нем версий и способы их проверки. Велись исследования и в области тактики отдельных следственных действий: осмотра, обыска, допроса, предъявления для опознания, очной ставки и др.

Тяжелые военные условия 1941 – 1945 гг. поставили перед отечественными криминалистами новые сложные задачи. Обострилась проблема разработки способов выявления фальшивых документов, изготавливаемых фашистскими спецслужбами для своих агентов, засылаемых в тыл Красной Армии. С этим вопросом тесно переплетался другой – экспертиза оттисков печатей и штампов, машинописных и рукописных текстов, поскольку все документы имели такие оттиски, заполнялись от руки либо с помощью машинописи. Немалые трудности вызывали исследования поддельных продуктовых карточек и иных документов, регулирующих распределение продовольствия среди населения.

Особую актуальность приобрела разработка методик расследования различных воинских преступлений, таких, как дезертирство, неповиновение командиру, членовредительство с целью уклонения от участия в боевых действиях и др. Повышенные требования предъявлялись к судебной баллистике, поскольку многие преступления совершались с применением огнестрельного оружия, которое стало широко доступным. Идентификация оружия по стреляным пулям и гильзам была в те годы и осталась до настоящего времени одной, из актуальнейших задач судебно-баллистической экспертизы.

В 1941 г. вышел в свет переведенный с французского языка капитальный труд Э. Локара «Руководство по криминалистике», в котором подробно рассматривались вопросы дактилоскопии, пальмо- и плантоскопии, графометрии, исследования пыли, а также документов, отпечатанных на пишущих машинках.

В военные годы криминалистам-практикам очень помогла работа Б.М. Комаринца о дактилоскопической регистрации на расстоянии, вышедшая в 1937 г. Она оказалась весьма полезной, поскольку центральное уголовно-регистрационное бюро со всеми картотеками перебазировалось в Уфу, а наведение справок осуществлялось в основном по телефону или телеграфу. Б.М. Комаринец предложил не передавать изображения дактилоскопических узоров, что по тем временам было очень сложно и дорого, а описывать их по определенной системе. Закодированные особенности папиллярных узоров всех 10 пальцев при передаче по линиям связи сложностей не представляли.

В 1946 г. вышло в свет первое издание монографии П.И. Тарасова-Родионова «Предварительное следствие». В ней рассматривался широкий круг проблем, но в особенности организационные и тактические основы, принципы и методы ведения следствия, тактика следственных действий, вопросы, разрешаемые в ходе экспертиз. Больше внимания уделялось и методикам расследования отдельных видов преступлений: хищений государственного и общественного имущества, убийств, пожаров и поджогов, транспортных происшествий.

В 1948 – 1951 гг. были созданы научно-исследовательские криминалистические лаборатории Министерства юстиции СССР в Ленинграде, Ростове-на-Дону, Хабаровске, Саратове, Свердловске, Новосибирске, Минске. В 1962 г. на базе Центральной криминалистической лаборатории и Московской областной НИКЛ открылся Центральный НИИ судебных экспертиз. В феврале 1949 г. был учрежден ВНИИ криминалистики Прокуратуры СССР, который обобщал следственную и экспертную практику, занимался совершенствованием научно-технических средств и методов борьбы с преступностью. В 1963 г. он был переориентирован на изучение причин и разработку мер предупреждения преступности, а в 1989 г. – на решение проблем укрепления законности и правопорядка. Дальнейшее развитие получили экспертные криминалистические учреждения в системе МВД.

Третий этап, начавшийся в 1960-е гг., характерен нарастанием интенсивности развития отечественной криминалистики, особенно в плане формирования ее общей теории. К этому времени российская криминалистика накопила богатый эмпирический материал, послуживший основой для углубленных науковедческих изысканий. Общая теория стала той базой, которая обеспечила рост криминалистики по законам дифференциации и интеграции специальных знаний, содействовала всестороннему исследованию сущности предварительного расследования, оперативно-розыскной, судебной и экспертной деятельности, дальнейшей разработке и совершенствованию средств, методов и приемов борьбы с преступностью. Все направления криминалистической науки, ее частные теории и учения обогащались благодаря обращению к социологии, психологии, прогностике, теории вероятностей, математике, логике, кибернетике, информатике, моделированию, другим передовым направлениям научной мысли.

Поступательное развитие российской криминалистики привело к выделению из нее в качестве самостоятельных отраслей знаний теории оперативно-розыскной деятельности и судебной психологии. Возникли новые направления, связанные с применением в криминалистике положений кибернетики, теории игр, одорологии, теории моделирования. Стали активно исследоваться общие принципы и методики, объекты, специальные средства, развиваться виды криминалистических экспертиз, разрабатываться приемы и методы использования специальных познаний самого широкого спектра.

Общая теория криминалистики способствовала дальнейшему развитию учения о планировании расследования и выдвижении версий: уточнены элементы и содержание этого учения, его понятийный аппарат. Объектом изучения стала природа следственных действий. Комплексному анализу подвергался опыт проведения следственного осмотра и эксперимента, предъявления для опознания, допроса, очной ставки, обыска, задержания. В криминалистической тактике начал разрабатываться ряд новых перспективных направлений: учение о следственных ситуациях, криминалистических операциях, тактических комбинациях.

Методика расследования отдельных видов преступлений также углубила и расширила свои основы. Полнее определены ее исходные положения, в том числе предмет, система, принципы и задачи, место в структуре криминалистики. Детально разработаны методики расследования должностных хищений, убийств, изнасилований, разбоев, краж, дорожно-транспортных происшествий и др. В стадии завершения формирования находятся методики расследования преступлений несовершеннолетних, лиц, отбывающих наказание, нераскрытых деликтов прошлых лет и тех, которые совершаются рецидивистами, расходования групповых преступлений и др. Большое внимание уделяется разработке криминалистических характеристик и информационных моделей преступлений, алгоритмизации следственной деятельности, компьютеризации методик расследования.

Криминалистическая методика развивается благодаря изучению современных способов совершения преступлений, образующихся при этом следов; разработке систем типовых следственных ситуаций и версий; совершенствованию криминалистического анализа содеянного и личности виновного; обобщению передового опыта раскрытия и расследования преступлений, особенно совершаемых организованными группами и сообществами, в сфере реформируемой российской экономики, с использованием компьютерной техники, мошенничеств с кредитными картами и векселями, преступных уклонений от уплаты налогов и др.

В заключение необходимо отметить, что распад СССР негативно отразился на темпах развития криминалистики. Разрушилась фактически единая система следственных, экспертных и розыскных органов, ослабли связи между криминалистами, оказавшимися в разных суверенных государствах, затормозились прикладные и теоретические исследования. Постепенно эта негативная тенденция преодолевается, в том числе за счет укрепления связей с криминалистами, работающими в индустриально развитых странах.

§ 3. Развитие зарубежной криминалистики

В наиболее развитых капиталистических странах криминалистика сформировалась во второй половине XIX в., в период резкого обострения социальных антагонизмов и быстрого роста преступности.

Основоположником западноевропейской криминалистики считается австрийский судебный следователь Ганс Гросс, который одним из первых заострил внимание на важном значении вещественных доказательств в раскрытии преступлений, на использовании для их обнаружения и исследования научно-технических средств и методов естественных наук. Написанное им «Руководство для судебных следователей, чинов общей и жандармской полиции» позже стало называться «Руководство для судебных следователей как система криминалистики» (1892).

В государствах Западной Европы криминалистика возникла и совершенствовалась прежде всего как прикладная, техническая дисциплина, обобщающая деятельность полиции, не регламентируемую законом, что нашло отражение в трудах А. Бертильона, Э. Локара, Р.А. Рейсса и Ф. Гальтона.

Характерной чертой развития зарубежной криминалистики является почти полное отсутствие работ, посвященных исследованию ее методологических и теоретических основ. Вследствие этого и сейчас в большинстве капиталистических стран криминалистика не признается самостоятельной наукой, а рассматривается как вспомогательная, сугубо прикладная дисциплина либо вообще как «полицейская техника», лишенная правовой регламентации. Поэтому круг проблем криминалистики ограничивается комплексом специальных технических средств и приемов, ей отводится роль дисциплины, призванной разрабатывать чисто технические рекомендации по раскрытию и расследованию преступлений. И, как следствие такого подхода, в ряде стран (в частности, в США) криминалистика преподается далеко не во всех юридических вузах.

Несмотря на отмеченную «однобокость» развития, наиболее полные курсы зарубежной криминалистики обычно состоят из четырех разделов: 1) техника совершения преступлений; 2) криминалистическая техника; 3) криминалистическая тактика; 4) организация борьбы с преступностью. В первом разделе рассматриваются способы осуществления различных преступных посягательств. Два последующих посвящаются соответственно техническим и тактическим аспектам криминалистики, причем в учебниках большого объема в них выделяются особенные части, учитывающие специфику технических и тактических приемов применительно к отдельным составам преступных деликтов.

Раздел об организации борьбы с преступностью обычно состоит из двух частей. В первой освещаются внутригосударственные, а во второй – международные формы и методы уголовного преследования. В первой части описывается взаимодействие государственных и иных органов, в том числе частных сыскных бюро и агентств, организаций самозащиты граждан, союзов по защите от мошенничества в области кредитных операций и др. Значительное внимание уделяется использованию средств массовой информации и коммуникации, формированию профессиональных качеств следователя.

Вторая часть данного раздела раскрывает международно-правовые аспекты борьбы с организованной преступностью. Здесь описывается организация работы Интерпола, роль которого постепенно возрастает ввиду того, что преступность все более приобретает международный характер. Кражи произведений искусства и фальшивомонетничество, контрабанда и терроризм, торговля наркотиками и «живым товаром», подделка кредитных карточек, дорожных чеков и иные экономические преступления не признают государственных границ. Поэтому полицейские органы многих государств уже давно кооперируют свою деятельность в борьбе с международной преступностью, что положительно сказывается на результатах. Членом Интерпола является и Российская Федерация.

Рост преступности, наблюдаемый практически повсеместно, вынуждает государства изыскивать все более эффективные меры борьбы с нею. Полиция получает на вооружение самые современные технические средства и методы, обеспечивающие быстрое реагирование на совершенное преступное посягательство, информационный контроль за преступниками с помощью мероприятий полицейской и «внутренней» разведки.

Собранная информация подвергается электронной обработке и закладывается в базы данных компьютерных сетей, обслуживающих правоохранительные органы. Полицейская автоматизированная информационная сеть замкнута и обслуживает такие развитые капиталистические страны, как США, Англия, Франция, Япония, Канада. Даже из патрульного полицейского автомобиля можно получить нужную информацию, хранящуюся в памяти компьютера, включенного в эту служебную сеть. Большое внимание уделяется работе лабораторий криминалистической экспертизы, оснащенных весьма современным аналитическим оборудованием.

Неплохо развита и так называемая полевая криминалистика, т.е. криминалистические средства и методы, приспособленные для применения в ходе осмотра места происшествия, обыска, задержания, освидетельствования и других следственных и розыскных действий, проводимых в сложных, а зачастую и неблагоприятных условиях. Полиция США, ФРГ, Англии, Франции, Японии располагает специально оборудованными автомобилями и вертолетами, в работе широко использует телевидение, компьютерную и лазерную технику. Активно применяются в деятельности полицейских органов портативные приборы и датчики для предварительного экспресс-анализа крови, наркотических и взрывчатых веществ, поиска металлов и трупов. Они удобны и результативны в применении. Большое внимание уделяется разработке эффективных наборов средств для работы с различными следами и микрообъектами, а также для личной защиты и безопасности сотрудников полиции при задержании вооруженных преступников.

В повседневной деятельности полиции используются многие новейшие достижения научно-технического прогресса, в частности средства микроанализа, топографии, компьютерных технологий. Электроника широко представлена также в криминалистической фотографии: это автоматические камеры, обеспечивающие точную наводку на резкость, установку выдержки и диафрагмы даже при съемках в сложных условиях; микропроцессоры, которыми оснащены фотоувеличители, регулирующие автоматический подбор светофильтров при печатании цветных снимков, и т.д. В большинстве развитых капиталистических государств полиция уже давно использует только цветные фотоматериалы. Применяются фотоаппараты, исключающие процесс фотопечати, цифровые камеры, снимающие на дискеты. Отснятые кадры можно сразу же просмотреть на экране монитора, вывести на печать через принтер компьютера. Давно и широко распространена цветная видеозапись.

Все более совершенствуются криминалистические средства предотвращения преступных посягательств: различные системы контроля и допуска, исключающие недозволенное проникновение на охраняемый объект, пронос оружия, взрывчатки, наркотиков, драгоценных металлов, товаров, снабженных специальными бирками, и т.д. Активно применяются портативные детекторы фальшивых денег и ценных бумаг, следящие и регистрирующие системы в банках, супермаркетах и других учреждениях, сосредоточивающих крупные суммы денег и ценные товары.

Большое внимание уделяется разработке и использованию аналитических средств при допросах, в особенности устройств типа полиграфа, вариографа, детектора скрываемого знания и т.п.

Приборы типа полиграф уже многие годы применяются в практике борьбы с преступностью более 20 государств, в том числе США, Швейцарии, Японии, Турции и др. Там созданы специальные лаборатории, обслуживаемые квалифицированными специалистами. Некоторые современные конструкции полиграфов бесконтактно регистрируют десятки различных психофизиологических параметров, динамика которых анализируется встроенным компьютером по специальной программе. Точность диагностики причастности лиц, подозреваемых в совершении преступлений, обеспечивается в пределах 75 – 100%. (Подобные устройства, причем отечественного производства, стали применяться с 1995 г. и органами МВД РФ. С их помощью, например, в Краснодарском крае уже раскрыты сотни самых различных преступлений.)

Усилиями зарубежных криминалистов решены такие крупные научно-практические проблемы, как компьютерная обработка, хранение и анализ дактилоскопической информации, идентификация человека по его генотипу, отождествление по голосу и др. Эти подлинно значительные достижения в сфере криминалистической техники и судебной экспертизы должны активнее использоваться отечественными криминалистами, что послужит совершенствованию их профессиональной деятельности в современных сложных условиях.

Глава 3

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ И ДИАГНОСТИКА

§ 1. Понятие и научные основы криминалистической идентификации

Криминалистическая идентификация – один из основных методов установления истины в уголовном судопроизводстве, когда возникает необходимость в выявлении связи подозреваемого, принадлежащих ему предметов и других объектов с расследуемым событием по оставленным ими следам и иным материальным отображениям. Суть идентификации заключается в том, чтобы по отображениям установить конкретный объект, который их оставил. При этом и объект, и отображение понимаются довольно широко. Первым могут быть человек, предметы его одежды, обувь, орудия преступления, транспортные средства и др. В качестве отображений выступают различные следы, части объектов, документы, фото-, кино-, видеоизображения, мысленные образы, запечатленные в человеческой памяти.

Идентифицировать объект – значит установить его тождественность самому себе, отправляясь от образованных им отображений. Тождество объекта самому себе свидетельствует о его неповторимости, индивидуальности, предполагающих отличие от других подобных объектов. Криминалистическая идентификация базируется на индивидуальной определенности объектов, имеющих достаточно устойчивые характерные признаки.

Криминалистическая идентификация заключается в установлении факта тождества путем взаимного сопоставления объекта и его отображения, иногда с использованием специальных образцов (экспериментальных пуль, гильз, текстов, выполненных от руки или на пишущей машинке, и др.). Обязательные требования успешного отождествления – познание условий следообразования и способа передачи признаков объекта отражающей среде.

В теории и практике криминалистической идентификации различаются две формы отражения: материально фиксированная и идеальная. Первая связана с запечатлением признаков в виде материальных следов и изменений. Это следы рук, ног, оружия, орудий взлома и т.п.; фото-, кино-, видеоизображения людей, вещественных доказательств, участков местности, трупов, а также чертежи, планы, схемы, рисунки, словесные описания криминалистических объектов.

Идеальная форма отображения отличается субъективностью и состоит в запечатлении мысленного образа объекта в памяти конкретного человека. Идентификацию по материально фиксированным отображениям обычно проводит эксперт, который может проанализировать отраженные признаки объекта и на основе этого сделать вывод о наличии либо отсутствии тождества.

Обязательное условие идентификации – изучение двух или нескольких исследуемых объектов для установления не только общих, объединяющих, но и различающих признаков. Анализ различий исключительно важен, ибо в соответствии с положениями диалектической логики тождество объекта изменчиво, подвижно. Рассматривая тождество как состояние относительного постоянства, необходимо всегда выяснять, в результате чего появились установленные различия. Их изучение позволяет определить то количество несовпадающих признаков, которое не исключает вывода о тождественности объекта самому себе. Различия могут быть следствием действия ряда факторов: изменений структуры объекта, условий его эксплуатации и др. Они имеют и естественные причины. Так, с годами у человека постепенно изменяются черты внешности. Различия могут быть вызваны и преднамеренными действиями преступника.

Искусственно созданные различия, если они существенно изменяют индивидуальные признаки объекта, исключают возможность идентификации. Происхождение различий может быть необходимым и случайным. В свою очередь, сами они делятся на существенные и несущественные. Первые выражаются в таких качественных изменениях, когда вещь стала фактически другой. Несущественными признаются те различия, которые вызваны изменением лишь некоторых свойств предмета, оставшегося по сути дела самим собой.

Трудности в установлении свойств объектов по их признакам проистекают из: 1) ограниченного объема информации, отобразившейся в следах; 2) неблагоприятных условий отображения свойств при следообразовании; 3) использования злоумышленником приемов маскировки и фальсификации признаков.

В процессе сравнения выявляются как совпадающие, так и различающиеся признаки объектов, устанавливается, какие из них преобладают и находятся ли различающиеся признаки в пределах допустимого. На этой основе и делается вывод о тождестве либо его отсутствии.

Явление, противоположное идентификации, именуется дифференциацией. Она может решаться и в качестве самостоятельной задачи, если необходимо установить различие объектов (чернил, бумаги и т.д.)

При оценке результатов сравнительного исследования объектов, с учетом природы их различий, качества и количества последних, возможен один из трех выводов: а) установление тождества; б) его отсутствие; в) невозможность решить идентификационную задачу.

Отождествление объекта по его отображениям происходит в тех случаях, когда наряду с преобладающими совпадениями отмечаются и несущественные, объяснимые различия. Напротив, явные различия, свидетельствующие о несходстве в главном, служат основанием для дифференциации. Если же определить природу различий и отнести их к существенным или несущественным не удается, следует вывод о невозможности отождествления (дифференциации).

Непосредственное сопоставление объектов и их отображений осуществимо далеко не всегда. Образовавшись в результате контактного взаимодействия, след есть преобразованное отображение объекта, выпуклостям которого соответствуют впадины следа. Так, оттиск штампа зеркален тексту, имеющемуся на его клише. Более того, отображение следообразующей поверхности может иметь вид, вообще не сопоставимый с самим объектом. В частности, при отождествлении по почерку не представляется возможным сравнить рукописный текст с письменными навыками подозреваемого. Поэтому необходимы образцы для сравнительного исследования.

В этом качестве используются носители несомненных отображений признаков идентифицируемого объекта. Они должны передавать его внешнее строение (отпечатки ладоней, слепки зубов); обеспечивать анализ динамических следов (распила, сверления); делать возможной идентификацию человека по отображениям его внутренних характеристик (речь, почерк, навыки владения пишущей машинкой, компьютером).

Учет способа и условий получения образцов позволяет дифференцировать их на экспериментальные и свободные. Экспериментальными признают полученные специально для идентификации. Например, подозреваемый под диктовку следователя исполняет рукописный текст; эксперт-баллист осуществляет отстрел пуль и гильз из проверяемого пистолета. К свободным образцам относят те, появление которых не связано с совершением и расследованием преступления. Их ценность выше потому, что обычно они более содержательны по объему признаков и ближе по времени происхождения к исследуемому объекту. В качестве образцов могут фигурировать массы веществ и предметов (краска, чернила, ГСМ, порох, картечь), пробы почв и объектов растительного происхождения. Образцами служат и предметы криминалистической регистрации (пули, гильзы, дактилокарты и др.).

Субъектами, решающими идентификационные задачи в уголовном судопроизводстве, выступают эксперт, следователь, суд. В зависимости от субъекта и способа идентификации различают ее процессуальную и непроцессуальную разновидности. Непроцессуальной считается идентификация, проводимая следователем, специалистом, оперативным работником или другим лицом в ходе предварительного исследования вещественных доказательств и документов, при производстве розыскных мероприятий, проверок по регистрационным массивам и т.п.

Процессуальная форма идентификации зависит от вида процессуального действия, в рамках которого она проводится: экспертиза, опознание, осмотр, обыск, судебное разбирательство. Соответственно различают экспертную, следственную, судебную формы. Выделяя их, необходимо помнить, что каждый из субъектов идентификации определяет вопрос о тождестве на своем фактическом материале, а потому получаемые результаты обладают разной доказательственной ценностью. Эксперт решает идентификационную задачу, базируясь на сравнении и оценке совокупности признаков и свойств исследуемых объектов. Следователь и суд устанавливают тождество на основе всей собранной по делу информации, имеющей идентификационное значение.

§ 2. Объекты и процесс криминалистической идентификации

В уголовном судопроизводстве нередко возникает необходимость в установлении причастности к преступному событию конкретных субъектов, примененных ими орудий и средств, других объектов. Для решения таких задач и служит криминалистическая идентификация.

При проведении идентификации материальный объект, существенные характеристики которого отобразились в следах, сравнивается с предметом, который по обстоятельствам расследуемого дела мог их оставить. Если выясняется, что проверяемый объект является именно тем, который оставил следы, констатируется их тождество. В противоположном случае устанавливается различие сравниваемых объектов. При констатации тождества следует вывод, что обнаружен искомый объект, оставивший следы.

Теория криминалистической идентификации подразделяет объекты на идентифицируемые и идентифицирующие. Идентифицируемые – это те материальные объекты, чье тождество предстоит установить в процессе исследования по оставленным следам. Идентифицирующими будут объекты, с помощью которых устанавливается такое тождество. Например, определение конкретной пары обуви по дорожке следов, обнаруженных на месте происшествия. Идентифицируемым объектом в данном случае будет обувь, а идентифицирующим – дорожка ее следов.

При этом установление тождества предполагает констатацию факта контактного взаимодействия следообразующего (обувь) и следовоспринимающего (влажный песок) объектов. Из них первое будет источником идентификационной информации, а второй – ее носителем. Классификация объектов на идентифицируемые и идентифицирующие имеет в основе направление процесса отражения: от отображаемого (следообразующего) к отображающему (следовоспринимающему).

Идентификация материальных объектов по их следам проходит в несколько этапов. Первый из них – поиск источников информации об отождествляемом объекте. Важнейшими источниками такой информации служат различные изменения в обстановке места происшествия, наступившие в результате совершения преступления. Ими могут быть материальные следы, образованные людьми, предметами, животными, веществами, а также мыслеобразы человеческого сознания. Для криминалистической идентификации максимально значимы изменения в материальной обстановке места происшествия. Наиболее полную информацию о следах можно получить, изучая обстановку места происшествия как систему, состоящую из ряда входящих в нее элементов, связанных с преступным событием. Это разнообразные следы, предметы, средства совершения преступления и др.

Все элементы материальной обстановки связаны между собой. Это выражается через их признаки, свойства и отношения, которые подвергаются изменениям, вызванным действиями преступника и особенностями вещной обстановки места происшествия. Названная структура имеет достаточно четкие пространственные и временные границы, дислоцируясь в окружающей среде, не претерпевшей изменений в ходе преступного посягательства. Материальная обстановка детально анализируется в ходе расследования, что позволяет получить информацию о механизме образования следов и совершения преступления в целом.

При изучении структуры материальной обстановки необходимо выявить все ее элементы, детально исследовать состояние, форму, свойства, признаки, взаимоотношения с другими элементами каждого из них, а также способы и типы связей друг с другом. Мысленное воссоздание механизма расследуемого преступления требует анализа действий преступника, которые обусловлены особенностями его личности (пол, возраст, навыки и т.д.).

Совокупность объектов, среди которых находится искомый, определяется на базе той информации о следах идентифицируемого объекта которая получена при изучении обстановки места происшествия либо другим путем. Отталкиваясь от содержащейся в следах информации об искомом объекте, намечают совокупность объектов, среди которых должен быть искомый. Нередко эта совокупность довольно велика, и подвергнуть ее сплошной проверке весьма трудно. В некоторых случаях такие проверки проводятся с помощью компьютера, например проверка следов пальцев рук, изъятых с места кражи, по учетам лиц, ранее судимых за совершение аналогичных преступлений.

Для уменьшения исходной совокупности используются классификационные признаки искомого объекта, отразившиеся в его следах. По этим признакам идентифицируемый объект может быть предварительно отнесен к конкретной группе объектов: типу, виду, роду, марке, системе и т.д. При ознакомлении с машинным текстом, например, можно определить вид принтера, на котором он отпечатан (обычный, струйный, лазерный); при изучении следов орудий взлома на сейфе – вид и систему примененного резака. Сократить количество проверяемых объектов позволяют также отдельные установленные обстоятельства расследуемого преступления. Так, субъективный портрет виновного, составленный со слов свидетелей-очевидцев, дает возможность сосредоточить поиск на группе лиц, имеющих схожую внешность.

Проверяемые объекты классифицируются на следующие группы:

1) идентифицируемые, отождествление которых решает задачу идентификации (человек, обувь, транспортное средство, огнестрельное оружие и др.);

2) идентифицирующие – те, с помощью которых устанавливается тождество искомого объекта. Это его материально фиксированные следы (след пальца, ноги, рукописный текст, пуля, гильза и т.п.), а также отдельные части, составлявшие ранее единое целое;

3) объекты-образцы, используемые при невозможности непосредственного сопоставления идентифицируемого и идентифицирующего объектов. Так, при отождествлении автомата по стреляным пулям и гильзам нельзя сопоставить особенности микрорельефа патронника и ствола с аналогичными признаками, отобразившимися на пулях и гильзах, поэтому для сравнения пользуются образцами, полученными при экспериментальных выстрелах из данного оружия;

4) образцы-эталоны, необходимые для групповой идентификации искомого объекта при отсутствии проверяемых (например, образцы различных химических веществ, материалов, спиртных напитков, табачных изделий и т.д.).

Выявить и проанализировать групповые признаки вполне по силам и самому следователю, а узкие классификационные группы – с помощью специалистов в соответствующих областях знания.

Дальнейшее сужение исходной совокупности проверяемых объектов производится по мере выявления и проверки идентификационных признаков искомого объекта.

Понятие идентификационного признака имеет важное значение для теории и практики идентификации. Такие признаки отражают те свойства искомого объекта, которые необходимы для его отождествления. Любой материальный объект характеризуется некоторой совокупностью свойств и качеств. Сюда относятся особенности внешнего и внутреннего строения, включающие механические, физические, химические, биологические и другие параметры. Для идентификации значимы лишь те свойства искомого объекта, которые отобразились в следах, так как именно по ним устанавливается его тождество самому себе. Чтобы стать идентификационным, признак объекта должен обладать достаточной устойчивостью, т. е. не меняться в течение идентификационного периода, а также обязательно проявляться на воспринимающем объекте при аналогичных условиях следообразования.

В качестве идентификационных признаков объекта могут выступать только индивидуальные, специфические свойства, которые выделяют его из числа однородных. При наличии многих идентификационных признаков для отождествления лучше использовать те, которые наиболее характерны и специфичны.

Идентификационные признаки подразделяются на общие и частные; качественные (атрибутивные) и количественные. Общие отражают наиболее существенные, постоянные свойства объектов (их групп): форму, размеры, цвет, функциональную ориентацию. Частные – это особенные качества объекта, выделяющие его из других однородных объектов. Качественные признаки выражают качественные характеристики объектов, например петлевой, дуговой, завитковый папиллярные узоры. Количественные передаются цифровыми величинами, например, число папиллярных линий между центром узора и его дельтой.

Вопрос о тождестве (или его отсутствии) решается в процессе экспертного идентификационного исследования при совпадении совокупности идентификационных признаков идентифицируемого и идентифицирующего объектов. Стадии поиска информации, определения и ограничения круга проверяемых объектов являются подготовительными к собственно идентификационному исследованию. Идентификация осуществляется в соответствии с положениями общей методики идентификационного исследования и частных методик проведения отдельных видов криминалистических экспертиз.

Положительный ответ на вопрос о наличии тождества у исследуемых объектов позволяет считать искомый объект установленным. Отрицательный результат (когда выяснилось, например, что взлом произведен не данным орудием, следы ног оставлены не этим лицом и т.п.) свидетельствует о необходимости поиска новой совокупности проверяемых объектов, т.е. повторения алгоритма установления искомого объекта.

В любом идентификационном процессе независимо от вида проводимой криминалистической экспертизы различают три этапа: 1) раздельное исследование; 2) сравнительное исследование; 3) оценка полученных результатов. В некоторых случаях в идентификационном процессе выделяют стадию предварительного исследования, включающую подготовительные этапы: проверку наличия материалов, необходимых для идентификационного исследования, и правильности их процессуального оформления; оценку пригодности представленных материалов для решения поставленной задачи.

Раздельное исследование проводится для выделения у каждого из сравниваемых объектов необходимой совокупности идентификационных признаков, изучения их идентификационных полей. Идентификационные признаки изучаются по отображениям объекта, а также по образцам, специально полученным в условиях, максимально близких к тем, которые были в момент образования следов идентифицируемым объектом.

При сравнительном исследовании производится сопоставление выявленных идентификационных признаков каждого из объектов, установление среди них совпадающих и различающихся. В любом сравнительном исследовании выявляются как совпадающие, так и различающиеся признаки, ибо аналогичные объекты не совсем одинаковы, а разные объекты могут быть в чем-то и похожими.

Сравнение идентификационных признаков надлежит вести в направлении от общих к частным. Это оптимально потому, что при обнаружении существенных различий исследуемый объект сразу исключается из числа проверяемых. Сравнительное исследование должно быть проведено в полном объеме, т. е. с учетом всех признаков, даже самых мелких, ибо нередко именно их сопоставление и позволяет сделать заключение о тождестве.

Итоговым и самым ответственным этапом идентификационного исследования считается оценка полученных результатов. Выявленные совокупности совпадающих и различающихся идентификационных признаков должны быть оценены с позиции их значимости. Если совокупность совпадающих признаков значима, закономерен вывод о тождестве сопоставленных объектов. В противном случае, когда значительна и совокупность различающихся признаков, результат исследования будет отрицательным.

При оценке различающихся признаков следует определить идентификационную значимость, устойчивость, независимость каждого из них, выяснить, не вызвано ли их появление естественными изменениями состояния идентифицируемого объекта либо результатом предпринятых преступником маскировочных мер. Если различающиеся признаки несущественны, то переходят к анализу совокупности совпадающих признаков. Когда последние могут повториться, делается вывод о сходстве (однородности) сопоставленных объектов. Заключение о тождестве возможно только на основании индивидуальной (неповторимой) совокупности идентификационных признаков.

Вывод экспертного идентификационного исследования может быть категорическим (устанавливающим тождество или различие объектов) и вероятностным. К последнему эксперт приходит тогда, когда совокупность идентификационных признаков недостаточна для категорического вывода. Такой результат не имеет доказательственного значения и может быть полезен только в тактических и оперативно-розыскных целях. Вероятностные заключения экспертов нередко обусловлены несовершенством используемых экспертных методик, слабой опорой на количественные характеристики идентификационных признаков.

§ 3. Виды идентификационных исследований. Криминалистическая диагностика

Идентификация по идеальным отображениям признаков объекта чаще всего осуществляется при предъявлении для опознания живых лиц, трупов и предметов. Опознающее лицо отождествляет объект по мысленному образу, сохранившемуся в памяти. Мысленный образ служит идентифицирующим, а сам объект – идентифицируемым.

Другой достаточно распространенный вид идентификации – установление целого по частям. При решении этой задачи фрагментированные части объекта (осколки, обломки, детали, обрывки документов и т п.) совмещают друг с другом и изучают взаимное совпадение признаков внешнего строения на разделенных поверхностях.

Понятие целого трактуется криминалистами довольно широко. Им в частности, охватываются объекты, имеющие монолитное строение (различные изделия и материалы) или биологическую природу (растения, кусочки древесины), а также механизмы и агрегаты, состоящие из нескольких взаимодействующих частей. Сюда же относятся материальные компоненты, комплекты вещей, составляющих объект единого целевого назначения (пистолет и кобура, пиджак, жилет и брюки и т.п.).

При идентификации целого по частям в качестве идентифицируемого объекта выступает предмет, каким он был до разделения (расчленения), а идентифицирующими объектами – его части в их состоянии на данный момент. Разделение может произойти как в ходе преступного события (излом кинжала в момент ранения потерпевшего, потеря ножен от него на месте происшествия), так и до этого. Так, обнаруженный неподалеку от трупа пыж изготовлен из страницы журнала, найденного при обыске у подозреваемого. В подобных случаях определение целого по частям позволяет установить связь между совершенным преступным действием (удар кинжалом, выстрел) и фактом разделения целого на части, а в итоге – причастность лица к расследуемому преступлению.

Наряду с идентификацией широко распространено установление групповой принадлежности объектов к определенному классу, роду, виду, т.е. некоторому множеству. Однородными считаются объекты, которые при всех различиях наделены совпадающим набором групповых признаков (например, ножи, имеющие одинаковые внешние параметры и целевое назначение). Установление групповой принадлежности может быть как начальным этапом идентификации, так и самостоятельной задачей – отнесением конкретного объекта к определенной группе.

Отнесение объекта к некоторой совокупности проводится на основе изучения его групповых признаков и сопоставления их с теми же признаками других объектов этого класса. Так, форма гильзы, ее размеры и конструктивные особенности, а также следы, оставшиеся при заряжании, производстве выстрела и разряжании, позволяют судить о том, в оружии какой системы (модели) она использована. Следующим этапом может стать отождествление оружия, если оно будет представлено в распоряжение эксперта. Определением групповой принадлежности приходится ограничиваться и тогда, когда в следах нет совокупности признаков, необходимой для индивидуального отождествления искомого объекта.

Разновидностью установления групповой принадлежности считается определение общего источника происхождения, когда решается вопрос об относимости двух и более объектов к одной массе. В качестве примера можно назвать пасту в авторучке и в штрихах текста письма; дробь, изъятую из трупа и обнаруженную в патронах, найденных при обыске у субъекта, заподозренного в убийстве. Здесь сопоставление происходит по признакам, характеризующим внутренние, структурные свойства.

В других случаях установление общего источника происхождения проводят путем сопоставления внешних признаков. Например, по следам, отображающим процесс изготовления и признаки производственных механизмов, решается вопрос о принадлежности объектов к одной промышленной партии, выпущенной на определенном оборудовании за интересующий следствие период времени. Такие исследования особенно характерны в отношении изделий массового производства (гвозди, шурупы, проволока, пуговицы, стеклотара и т.п.).

В последние годы все более важную роль начинает играть криминалистическая диагностика, сориентированная на распознавание состояния, события, явления, процесса. Так, по следам босых ног можно не только отождествить человека, но и выяснить направление и скорость его движения, факт переноски груза, дефекты опорно-двигательного аппарата, физическое состояние. По следам взлома судят о примененном способе, профессиональных навыках взломщика, его физической силе, сноровке и др.

В понятие «диагностические исследования» входят: 1) определение свойств и состояния объекта; 2) выяснение обстоятельств происшедшего события; 3) установление причинной связи между известными следствию фактами.

Диагностические исследования помогают выяснить фактическое состояние объекта (исправен ли механизм взрывателя, не подвергалась ли пломба повторному обжиму после вскрытия), установить его прошлый вид (прочитать заводской номер, выбитый на двигателе автомобиля и удаленный угонщиками). Диагностические исследования нередко предшествуют идентификационным. Так, прежде чем отождествить объект по следу, эксперт определяет пригодность следа для идентификации, уточняя, отобразились ли в нем характерные признаки, каким было фактическое состояние в момент следообразования и др.

При диагностическом анализе следов, обнаруженных на месте происшествия, возможно установление обстоятельств преступного события. По следам может быть восстановлен механизм такого события или его отдельные элементы, выяснена очередность образования следов и на этой основе определена последовательность действий преступника. Например, по форме, состоянию и расположению пятен крови удается определить: место причинения потерпевшему телесных повреждений, в какой позе он находился, где лежало его тело, в каком оно было положении и т.п. По следам выстрела устанавливают его направление и дистанцию, характер и целевое назначение использованного оружия, наличие у стрелявшего соответствующих навыков и др. :

К диагностическим относятся и те исследования, которые связаны с анализом взаимосвязей между фактами и объектами. Они позволяют выяснить наличие (отсутствие) причинной связи между произведенными действиями и наступившими вредными последствиями.

Определение причинной связи может осуществляться разнопланово. Во-первых, это установление по следствию его причины: например, от чего произошло возгорание шерсти на складе? Во-вторых, выяснение причинной связи между известным действием и известным результатом. Например, можно поставить вопрос: находятся ли в причинной связи действия субъекта, неосторожно обращавшегося с токсичными либо радиоактивными веществами, с фактом причинения вреда здоровью конкретных лиц? И наконец, установление причинной связи целесообразно, когда действия произведены, но опасные последствия еще не наступили. Здесь необходимо определить их характер, в частности, выяснить, создавало ли опасность для окружающих хранение в тонкостенном металлическом пенале нескольких ампул с радиоактивным цезием?

Процесс криминалистической диагностики состоит из нескольких стадий. Вначале осуществляется разностороннее изучение признаков объекта (явления, события) по его отображениям или в натуре. Затем на основе вывода о характеристиках (свойствах) объекта или условиях протекания события проводится сопоставление с типичными ситуациями (типовой моделью) подобного преступного события. Это позволяет уяснить, какие закономерности проявились в данном случае, объяснить имеющиеся отклонения от типового варианта. В итоге делается вывод о причинах явления, механизме события, свойствах объекта. Так, комплексный диагностический анализ всей совокупности следов позволяет выяснить динамику дорожно-транспортного происшествия: скорость и направление движения транспортных средств до момента их столкновения; место, линию, угол и динамику соударения автомобилей, характер их последующего перемещения и др.

Криминалистическая диагностика в последние годы развивается довольно активно, круг решаемых ею задач постоянно расширяется. Криминалистические идентификация и диагностика широко используются в раскрытии и расследовании преступлений в качестве эффективных методов установления истины по уголовным делам.

Глава 4

ОРГАНИЗАЦИОННО-УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

§ 1. Понятие оперативно-розыскной деятельности и ее правовые основы

Социально-экономические преобразования привели к значительному росту числа преступлений во всех сферах общественных отношений. Их большая социальная опасность, а также трудности, с которыми зачастую связано расследование многих деликтов, требуют объединения усилий следователя и оперативно-розыскных подразделений.

Правовая основа взаимодействия следователей с оперативными подразделениями и органами дознания заложена Федеральными законами «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», «О милиции» и др.

Оперативно-розыскная деятельность (ОРД) является видом государственной деятельности. Она осуществляется гласно и негласно уполномоченными на то государственными органами и оперативными подразделениями в пределах их компетенции путем проведения оперативно-розыскных мероприятий и использования при этом специальных сил, средств и методов в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от преступных посягательств.

Из определения явствует, что этой деятельностью может заниматься лишь узкий круг государственных органов, специально уполномоченных законом. Негосударственные организации такого права не имеют. Хотя в законе отмечено, что оперативно-розыскная деятельность осуществляется гласно и негласно, наиболее типичен все же негласный характер работы. Гласную форму ОРД используют только в тех случаях, когда решение задачи возможно открытыми методами.

Задачами деятельности оперативно-розыскных подразделений являются:

1) выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений;

2) получение упреждающей оперативной информации об обстановке в зоне обслуживания для принятия правильных решений по защите правопорядка в стране;

3) оказание помощи органам расследования, прокуратуры и суда в сборе доказательств по уголовному делу, выполнение их поручений;

4) розыск лиц, скрывающихся от органов расследования и суда и уклоняющихся от уголовного наказания за преступление, а также розыск без вести пропавших;

5) добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу безопасности Российской Федерации;

6) оказание помощи иностранным правоохранительным органам в борьбе с незаконными операциями (контрабандными) и по другим вопросам, предусмотренным международными договорами РФ;

7) обеспечение безопасности сотрудников правоохранительных органов, членов их семей и лиц, оказывающих этим органам конфиденциальную помощь;

8) выявление и пресечение фактов коррупции и других должностных преступлений со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Полученные в ходе ОРД данные делятся на две группы: первую составляют те, которые могут быть легализованы и использованы в качестве доказательств. Вторая группа – это сведения, которые используются вне процессуальных рамок и не подлежат легализации.

К первой группе относятся:

а) записи телефонных переговоров (обвиняемых, подозреваемых), полученные в соответствии с требованиями закона, в том числе с санкции суда. Прослушиваются как служебные, так и домашние телефоны, а аудиокассета приобщается к уголовному делу в качестве вещественного доказательства. По обстоятельствам телефонных разговоров обязательно должен быть допрошен подозреваемый (обвиняемый). Если он отрицает, что на пленке записан его голос, проводится фоноскопическая экспертиза;

б) данные наружного наблюдения. Сотрудники оперативных служб органов внутренних дел и безопасности, проводившие наблюдение, составляют рапорт, в котором указывают время наблюдения и все действия наблюдаемого. Легализация данных такого наблюдения осуществляется путем допроса соответствующих сотрудников;

г) оперативная видео- и фотосъемка, материалы которой легализуются путем допроса лиц, ее проводивших. В протоколе указывается, когда и каким аппаратом проводилась съемка (запись) и на какую видеокассету (пленку). Эти материалы приобщаются к уголовному делу. При необходимости может быть проведено опознание обвиняемых работниками, проводившими наружное наблюдение.

Вторую группу составляют данные, полученные вне процессуальных рамок, а потому не имеющие доказательственного значения и не подлежащие легализации (например, полученные оперативным путем отпечатки пальцев, образцы пота, крови, волос лиц, возможно причастных к преступлению).

Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» устанавливает следующие принципы ее проведения: законность; уважение прав и свобод личности; конспирация; сочетание гласных и негласных методов деятельности.

Принцип законности заключается в том, что при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий оперативный состав должен строго выполнять требования Конституции РФ, законы и другие правовые акты, регулирующие ОРД. Гарантией соблюдения законности в оперативно-розыскной деятельности служит прокурорский и судебный контроль.

Принцип уважения прав и свобод человека предполагает их защиту от противоправных действий должностных лиц. Осуществляя негласную и гласную деятельность, оперативный состав обязан защищать права и свободы личности.

Принцип конспирации состоит в том, что результаты, тактика и сведения ОРД, а также лица, оказывающие помощь правоохранительным органам на конфиденциальной основе, являются государственной тайной.

Принцип сочетания гласных и негласных методов предполагает использование оперативным составом обеих форм деятельности. Характер и целесообразность применения тех или иных приемов и методов зависит от решаемой задачи и оперативной обстановки.

Оперативная обстановка – это совокупность условий, прямо или косвенно влияющих на деятельность конкретного оперативно-розыскного подразделения и оперативного работника в пределах их территориальной и функциональной ответственности. Она включает в себя: пространственные и временные характеристики; особенности географической и социально-политической среды; состояние правопорядка, средства и методы его поддержания; количество и качество используемых сил и средств; специфику решаемых оперативно-розыскных задач и т.д.

§ 2. Основы тактики взаимодействия следственных, оперативных органов и криминалистических подразделений

Под взаимодействием понимается согласованная деятельность следователя, оперативного органа и экспертно-криминалистического подразделения, предполагающая рациональное сочетание при расследовании преступлений процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых каждым из них в соответствии со своими функциями и в пределах представленных им по закону полномочий с использованием специальных знаний и технико-криминалистических средств.

На каждом этапе расследования криминалистически значимая информация, поступающая в ходе ОРД, вызывает необходимость производства конкретных следственных действий. В свою очередь, собранные следователем по уголовному делу доказательства могут обусловить принятие тех или иных оперативно-розыскных мер.

Взаимодействие должно носить целеустремленный характер. Оно – обязательное и необходимое условие наиболее эффективной деятельности следователя, специалиста-криминалиста и органа дознания по раскрытию и расследованию конкретных преступлений.

Поручения и указания следователя органу дознания рассматриваются как официальные и обязательные для последнего. Орган дознания, обнаружив признаки преступления, должен возбудить уголовное дело и произвести неотложные следственные действия (осмотр, обыск, выемка, освидетельствование, задержание, допрос подозреваемых, потерпевших и свидетелей) для закрепления следов преступления. Дела, по которым производство предварительного следствия обязательно, после дознания передаются следователю. Дознание может продолжаться не более 10 суток со дня возбуждения дела.

С момента принятия дела к своему производству следователь несет полную ответственность за результаты и сроки расследования, законность и обоснованность всех принимаемых по делу процессуальных и тактических решений. Только ему принадлежит организующая роль при взаимодействии с органом дознания, так как именно следователь в состоянии однозначно определить время и характер необходимых оперативно-розыскных мер.

Взаимодействие должно строиться на плановой основе. Свою работу следственные и оперативные органы планируют независимо друг от друга. Однако в ходе взаимодействия, при раскрытии конкретного преступления, они вырабатывают скоординированные между собой планы, направленные на решение общих задач, и предусматривают распределение обязанностей в совместной деятельности.

По делу, которое следователь принял к своему производству, виновное лицо может быть известно или не известно.

В первом случае орган дознания вправе производить по делу следственные действия и розыскные мероприятия только по поручению следователя.

Во втором случае, когда преступление к моменту принятия дела следователем осталось нераскрытым, закон обязывает орган дознания установить виновного. Наряду с обязанностью выполнять поручения и указания следователя орган дознания по такому делу должен продолжать оперативно-розыскные меры, уведомляя своевременно последнего об их результатах. На этой основе следователь приобретает объективную возможность координировать их действия со своими в их наиболее эффективном сочетании.

Для раскрытия сложных или особо опасных преступлений (убийств, разбоев, крупных краж, экономических преступлений, контрабанды и т.п.) создаются следственно-оперативные группы (СОГ). Основными принципами их формирования являются: 1) своевременность создания группы, 2) межведомственный характер ее формирования, 3) четкое, наиболее целесообразное распределение участков работы, 4) продуманная организация не только расследования конкретного дела, но и предупреждения аналогичных преступлений.

Следователь – руководитель группы обеспечивает общую координацию ее работы, определяет стратегию и тактику расследования, составляет и координирует выполнение общего плана расследования и личных индивидуальных планов входящих в группу следователей. Он же занимается техническим и информационным обеспечением, координирует оперативно-розыскные мероприятия, организует назначение экспертиз, ревизий и проверок, составляет основные следственные документы, принимает процессуальные решения, лично проводит сложные следственные действия.

Члены группы – следователи и оперуполномоченные отвечают за отдельные направления, эпизоды или версии расследования. Тогда составляется письменный план работы на день или на несколько дней. Этот план может быть как единым для всех исполнителей, так и раздельным. Раздельные планы необходимы в случаях, когда требуется детализация оперативно-розыскных мероприятий, отражение которых в общем плане нецелесообразно.

Задания следователя оперативно-розыскным подразделениям.

Руководитель группы, как правило, не вправе непосредственно участвовать в проведении оперативно-розыскных мероприятий и определять меры и средства, которые понадобятся оперативному составу для решения поставленных задач. Он направляет письменное задание руководителю соответствующего оперативного органа или подразделения. Задание состоит из трех разделов: 1) описание фабулы расследуемого дела; 2) изложение сведений, полученных при расследовании; 3) перечень конкретных вопросов, ответы на которые нужно получить оперативно-розыскным путем.

В целях организации наиболее эффективного взаимодействия подразделений, входящих в следственно-оперативную группу, руководителю необходимо учитывать объективные факторы и субъективные возможности каждого члена группы, особенности ее функционирования, а именно:

1) Работники оперативно-розыскных подразделений по своим функциональным обязанностям более заинтересованы в раскрытии всех эпизодов преступления и в установлении лиц, их совершивших, нежели в детальном доказывании одного сложного эпизода. Такую работу нужно поручать следователям.

2) Подбор и расстановку членов группы лучше проводить по сферам деятельности, исключающей несанкционированную утечку информации процессуального, оперативно-розыскного и иного характера.

3) Следует учитывать самостоятельность сотрудников оперативно-розыскных подразделений в выборе средств и приемов при реализации согласованных мероприятий.

4) Разумно сочетать процессуальные и непроцессуальные методы работы.

5) В совместном плане работы нужно закрепить конкретные обязанности каждого члена группы с указанием задач, сроков их решения, форм отчетности (например, на межведомственных оперативных совещаниях по делу).

6) Обеспечить непрерывный обмен получаемой информацией между всеми членами группы.

7) При наличии оснований ходатайствовать о поощрении сотрудников группы, не дожидаясь окончания следствия (приговора суда).

Возможны случаи, когда при реализации поручения следователя о розыске возникает необходимость в безотлагательном производстве следственных действий, например обыска с изъятием разыскиваемого орудия преступления, местонахождение которого установлено оперативным путем.

Круг следственных действий, поручаемых органу дознания, законом не определен, однако он не может выполнять те следственные действия, которые составляют процессуальную обязанность следователя.

На первоначальном этапе расследования из числа членов следственно-оперативной группы создаются специализированные подгруппы:

1) оперативно-розыскная подгруппа поиска, обнаружения, закрепления объектов, могущих стать вещественными доказательствами (преследование преступников по горячим следам, прочесывание местности, засады, наблюдение в местах возможного сбыта имущества, добытого преступным путем, и т.д.);

2) оперативно-розыскная подгруппа по выявлению соучастников преступления, сбору данных о личности подозреваемых и т.п.;

3) подгруппа по проведению осмотров, обысков, наложению арестов на имущество, и других выездных следственных действий;

4) подгруппа планирования, анализа баз данных и массива информации для обеспечения деятельности СОГ в целом, подготовки объективных данных, включаемых в формулы обвинения, запросов, контроля над отработкой всех документов, составления и корректировки планов работы;

5) подгруппа специального обеспечения: специалисты-криминалисты, операторы видеосъемки, сведущие лица, вспомогательный персонал (секретари, водители, рабочие);

6) подгруппа физической и интеллектуальной защиты членов СОГ, их семей, а также материалов дела, используемой компьютерной информации, вещественных доказательств и т.п.

Формы взаимодействия. В СОГ постоянно взаимодействуют со специалистом как следователь, так и оперативный работник. Особенности взаимодействия между ними определяются уровнем развития научно-технического прогресса, квалификацией специалиста, обстоятельствами конкретного расследуемого дела и оперативной обстановкой.

Взаимодействие следователя со специалистом выражается в следующих формах:

а) в участии специалистов при осмотре места происшествия. В следственно-оперативную группу для расследования «неочевидных» преступлений, как правило, входят специалист-криминалист, кинолог и судебно-медицинский эксперт.

Специалист-криминалист при помощи аудиовизуальных средств фиксирует обстановку места происшествия, выявляет, изымает и упаковывает невидимые, слабовидимые и иные следы и объекты, которые могут стать вещественными доказательствами. Он дает консультации о возможных действиях преступника на месте происшествия и по другим вопросам, проводит экспресс-анализ обнаруженных объектов, высказывает членам СОГ свои предположения о личности и квалификации преступника, орудиях преступления, транспортных средствах и др., которые используются в версионном процессе.

Специалист-кинолог со служебной собакой прорабатывает одорологические следы преступника на месте происшествия, изымает вещи и предметы с источниками запаха, а также запах со следов и упаковывает эти объекты.

Судебно-медицинский эксперт решает вопросы о времени и причинах наступления смерти, использованном орудии (оружии), последовательности причинения телесных повреждений;

б) в участии специалиста при назначении экспертизы, которое выражается в даче рекомендаций относительно необходимости, времени назначения и вида экспертизы; вещественных доказательств и образцов, подлежащих направлению на экспертизу; круга выносимых вопросов и конкретных материалов уголовного дела, достаточных для производства экспертизы;

в) в участии специалиста при получении образцов для сравнительного исследования, необходимых для многих видов исследований, например: почерковедческих, фоноскопических, трасологических, экологических, одорологических и др. При этом специалист может оказать следователю содействие в подготовке условий и средств к их получению, в оценке образцов с точки зрения их пригодности для производства экспертизы;

г) в участии специалиста при предъявлении для опознания, когда его помощь выражается в подборе предъявляемых объектов (например, если необходимо предъявить ювелирное изделие, он дает консультацию, по каким признакам следует подобрать аналоги, и практически помогает это сделать). Специалист-криминалист обеспечивает фиксацию с использованием аудиовизуальных средств процесса предъявления для опознания и полученных результатов;

д) в участии специалиста при допросе и очной ставке, что выражается в даче консультаций следователю при подготовке к этим следственным действиям и участии в них; в фиксации их хода, а также объектов, которые направляются другому следователю вместе с отдельным поручением о допросе с использованием аудиовизуальных средств. По приглашению следователя специалист может принять непосредственное участие в допросе свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого, а также в очных ставках между ними;

г) в участии специалиста при проверке показаний с выходом на место, когда он последовательно фиксирует при помощи аудиовизуальных средств все основные этапы проверки и дает консультации по вопросам, возникающим в ходе этого следственного действия.

Взаимодействие оперативного работника со специалистом также многообразно. При опросе несовершеннолетнего свидетеля, не достигшего 14-летнего возраста, в качестве специалиста обязательно присутствуют педагог или психолог. Специалисты помогают при проведении ревизий, проверок и инвентаризаций, консультируют по отдельным вопросам, возникающим в процессе оперативно-розыскной работы; исследуют объекты, полученные оперативным путем, и выдают справки; непосредственно участвуют в оперативно-розыскных мероприятиях; при отборе образцов для сравнительного исследования; в разработке и изготовлении специальных технических средств; при оказании технической помощи (определение характера и пригодности следов, изготовление субъективных словесных портретов, фотоснимков и т.п.).

Помощь специалистов обеспечивает надежность получаемых результатов, сокращает время сбора криминалистически значимой информации, необходимой для фиксации преступной деятельности, освобождает оперативных сотрудников от технической работы, которую специалисты всегда выполнят быстрее и качественнее.

§ 3. Взаимодействие следователя и оперативно-розыскных органов с общественностью в процессе расследования преступлений

Использование помощи общественности означает ее содействие следствию в осуществлении уголовно-процессуальной деятельности.

Под общественностью в широком смысле принято понимать всех граждан страны, не несущих служебной обязанности участвовать в правоохранительной деятельности и способных по своим личным качествам решать поставленные задачи. В узком смысле – это представители коллективов предприятий, учреждений, кооперативов, коммерческих и общественных организаций. Помощь общественности в раскрытии преступлений, в аспекте отношения к уголовно-процессуальной деятельности, возможна в процессуальной и непроцессуальной форме. Последняя, в свою очередь, может быть нелегальной (оперативной) или гласной.

Следовательно, участие общественности в раскрытии преступлений – это добровольная гласная или негласная, основанная на гражданском сознании деятельность общественных организаций или отдельных граждан по оказанию помощи правоохранительным органам в раскрытии преступлений, розыске виновных лиц, в выявлении и устранении причин и условий, способствовавших их совершению.

Участие общественности может носить единовременный характер или продолжаться в ходе всего расследования. В одних случаях следователь или оперативный работник сами привлекают общественность к содействию в расследовании, в других – используют инициативу добровольных помощников, сигнализирующих о совершенных или готовящихся преступлениях.

Помощь общественности в раскрытии преступлений может состоять: в непосредственном обнаружении и пресечении гражданами преступлений; в оказании содействия в розыске и задержании преступников; в сообщении правоохранительным органам данных, помогающих раскрытию преступлений; в выяснении причин и условий, способствовавших совершению преступлений; в участии в подготовке и проведении следственных действий.

1. Содействовать в непосредственном обнаружении и пресечении преступлений можно путем участия в рейдах и проверках, проводимых по собственной инициативе или по заданию правоохранительных органов. Так, на стоянках автомашин, в гаражах и во дворах, как правило, находятся представители общественности по проверке наличия угнанного или участвовавшего в дорожно-транспортном происшествии автомобиля, который скрылся с места происшествия.

2. Взаимодействие следователя и оперативного работника с общественностью в розыске и задержании лица, совершившего преступление, как правило, заключается: в преследовании преступника по горячим следам; его задержании и передаче представителям власти. Эти действия граждан или представителей общественности должны быть затем процессуально оформлены соответствующими должностными лицами органа дознания или следствия.

3. Сообщение правоохранительным органам данных, способствующих раскрытию преступлений. Некоторые граждане по своей инициативе приходят или звонят в правоохранительные органы и рассказывают о подозрительных или прямо преступных действиях. Устные заявления лиц, содержащие сведения о преступлениях, должны быть занесены в протокол, а письменные – зарегистрированы. По таким сообщениям проводятся проверочные мероприятия, а по некоторым возбуждаются уголовные дела.

Закон прямо предусматривает в качестве поводов к возбуждению уголовного дела заявления и письма граждан, внештатных сотрудников милиции, народных дружинников по охране общественного порядка, членов других общественных организаций, а также статьи, заметки и письма, опубликованные в печати. Если в материалах содержатся признаки состава преступления, то орган дознания, следователь, прокурор или судья должны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело и принять меры к его расследованию.

К числу сведений, способствующих расследованию преступлений, относятся сообщения граждан о личности подозреваемых (обвиняемых). Лица, знакомые с подозреваемым (обвиняемым) продолжительное время, дают о нем информацию, помогающую правильнее и объективнее оценить его личность и степень общественной опасности, полнее выяснить обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

4. Действенную помощь общественность может оказать как в выяснении причин и условий, толкнувших к совершению преступлений, так и в реализации намеченных следователем мероприятий по их устранению. Положительную роль здесь играют различные общественные комиссии, которые вскрывают как недостатки в организации работы и допущенные злоупотребления, так и породившие их причины.

5. Взаимодействие следователя и общественности в подготовке и проведении следственных действий реализуется при осмотре места происшествия (здесь представители общественности могут оказать содействие в преследовании преступника по горячим следам, в охране обстановки места происшествия, в сообщении криминалистически значимых для дела сведений, в поиске следов и предметов, которые, возможно, перейдут в разряд вещественных доказательств, в прочесывании местности с целью обнаружения преступника и его следов); обыске и выемке (охрана места обыска, выполнение вспомогательных мероприятий и работ); следственном эксперименте (подготовка обстановки, участие в опытных действиях и др.); опознании (установление личности потерпевшего в случае обнаружения неопознанного трупа, опознание автотранспортных средств и домашних животных по внешним признакам) и т.д.

Результативность взаимодействия следователя и оперативного работника с общественностью достигается при соблюдении следующих условий: 1) строгое выполнение требований закона; 2) недопустимость передачи представителям общественности процессуальных функций; 3) использование помощи общественности в качестве вспомогательного средства и на строго добровольных началах; 4) привлечение общественности должно осуществляеться с учетом обстановки, складывающейся при расследовании каждого конкретного дела; 5) недопустимость использования заинтересованных в деле лиц; 6) тщательный инструктаж и контроль действий представителей общественности; 7) материальные затраты и ущерб, понесенный конкретными представителями общественности, подлежат возмещению; 8) выполнение поручений общественниками надлежит своевременно поощрять не только морально, но и материально.

Своевременное и тактически правильное привлечение общественности к расследованию и предупреждению преступлений – эффективное средство повышения качества следственной деятельности, изобличения виновных лиц, устранения причин и условий, способствовавших совершению преступлений.

§ 4. Основы криминалистической профилактики

Криминалистическая профилактика – это система мер следователя, оперативного работника, специалиста (эксперта) и других работников правоохранительных органов по выявлению причин и условий, способствующих совершению преступлений, и по разработке мер пресечения преступной деятельности. Она разрабатывает приемы криминалистической защиты различных объектов от преступных посягательств, получения информации о готовящихся преступлениях, основываясь на специфических задачах криминалистики как науки и широком использовании научно-технических методов и средств.

В сферу криминалистического предупреждения преступлений входят следующие задачи:

1) своевременное применение неотложных мер по предупреждению подготавливаемых преступлений и пресечению попыток их совершения;

2) незамедлительное принятие правовых мер по факту совершенного преступления;

3) установление особенностей совершения преступлений по способу, месту, времени, субъектам и т.п. для определения основных направлений следственной и оперативно-розыскной деятельности по их предупреждению;

4) выявление наиболее уязвимых в криминалистическом плане объектов и подготовка специальных технико-криминалистических мероприятий профилактической направленности, затрудняющих искажение количественных или качественных показателей при производстве, хранении, транспортировке и реализации товарно-материальных ценностей, в ходе экономической деятельности и др.

Решение комплекса этих задач по устранению причин и условий, способствующих совершению преступлений, разработка мер по их предотвращению с использованием специальных знаний составляет основу научной и практической деятельности криминалистов по профилактике правонарушений.

Положения криминалистической техники находят свое место в разработке мер предупреждения преступлений:

1) в использовании в ходе расследования научно-технических средств и методов, что весьма содействует осуществлению принципа неотвратимости наказания за содеянное;

2) в выявлении технических недоработок, создающих благоприятные условия для совершения преступлений. Внося предложения в соответствующие организации по усовершенствованию конструкции узлов запирающих устройств, кассовых аппаратов и т.п., специалисты тем самым предотвращают совершение новых аналогичных преступлений;

3) в подготовке специальных технических средств и методов, предотвращающих или затрудняющих совершение преступлений либо способствующих их своевременному раскрытию;

4) в постоянном контроле над ходом реализации внесенных предложений и анализе эффективности профилактических мероприятий;

5) в систематическом оказании методической помощи специалистами-криминалистами следователям, оперативным работникам и иным заинтересованным лицам по использованию в профилактических целях научно-технических средств и методов.

Если основой для разработки технико-криминалистических средств и специальных методов профилактической направленности служит криминалистическая техника, то фундаментом для создания тактических приемов и методических рекомендаций следственного предупреждения преступлений – тактика и методика расследования преступлений.

Профилактические меры могут быть приняты при проведении таких следственных действий, как осмотр, обыск, допрос, очная ставка, следственный эксперимент и др.

Реагируя на выявленные причины преступлений путем вынесения специального процессуального акта – представления о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, как по делам, направленным в суды, так и по приостановленным, следователь тем самым занимается профилактической работой.

К представлению предъявляются следующие требования. Оно должно быть составлено на основе выявленных объективных обстоятельств, способствовавших совершению преступлений; изложено по возможности кратко, с указанием конкретных лиц, виновных в создании соответствующей обстановки, и приведением фактических данных, подтверждающих, что именно они послужили причиной совершения преступления.

Представления могут вноситься на любом этапе предварительного следствия. Не позднее чем в месячный срок по нему должны быть приняты необходимые меры, а о результатах сообщено следователю. Получив ответ, следователь изучает его, и, если, по его мнению, принятых мер недостаточно, он должен информировать об этом вышестоящего руководителя и прокурора.

Глава 5

ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ

§ 1. Становление криминалистического прогнозирования, его понятие, цели и задачи

В человеческой деятельности редки ситуации, в которых не требовалось бы вероятностное прогнозирование. Значимость последнего возрастает в настоящее время, ибо прогноз становится необходимым условием эффективности всех форм общественной деятельности, инструментом совершенствования ее научной организации, планирования и управления.

Обзор русской дореволюционной криминалистической литературы свидетельствует о появлении в ней некоторых предсказательных моментов. Авторы в основном пытались делать частные прогнозы в области производства некоторых следственных действий и экспертиз. Однако в отдельных работах даются более значительные предположения в части судопроизводства. Например, В.Д. Спасович предвидел, что реформа теории доказательств возможна лишь при условии реформы судопроизводства. Спустя три года это реформирование осуществилось.

Прогностические элементы встречаются и в области преподавания криминалистики. Например, в статье «Двадцатилетие криминалистики» отмечалось, что «с того момента, как будущее поколение юристов уже на университетской скамье начнет знакомиться с принципами криминалистики, начнется новая эра в истории расследования преступлений, новая эра уголовного процесса, опирающегося не на свидетельские показания и сознание обвиняемого, а на материальные следы преступления, на реалии уголовного процесса»*.

____________________

* Журнал уголовного права и процесса. 1913. № 4. С. 75–78.

Целую эпоху в развитии криминалистики составляют труды Е.Ф. Буринского (1849–1912). Особо следует отметить те работы, в которых он прогнозировал будущее криминалистики, например высказывался о необходимости включения науки о почерке в круг знаний исследующих природу человека. Более того, почти 100 лет назад ученый предвидел использование математики в деятельности юристов: писал о возможном появлении «отрасли светописи...», а также о том, что «в будущем к изучению почерков подойдут с числом и мерой, она (криминалистика) получит математическую форму»*.

___________________

* Буринский Е.Ф. Судебная экспертиза документов. Спб., 1903. С. 38, 42.

Послереволюционный этап развития криминалистики характеризуется ярко выраженной практической направленностью. Накопление и классификация эмпирического материала стали базой, на которой сформировалась современная криминалистика. В 40–50-е гг. появляются первые зачатки криминалистического прогнозирования. Это подтверждается мнением Б.М. Шавера, который считал, что на основе изучения конкретных данных о расследовании отдельных категорий преступлений «можно определить еще не раскрытые, но возможные способы и приемы совершения преступлений»*.

___________________

* Голунский С.А., Шавер Б.М. Криминалистика. Методы расследования отдельных видов преступлений. М., 1939. С. 12.

В последующие двадцать – тридцать лет в области прогнозирования появились научные исследования, на основе которых была создана отечественная прогностика как отрасль прогнозного знания. Тогда же произошло проникновение прогностических идей в правовые отрасли науки, в том числе в криминологию и криминалистику. Впервые идею о создании криминалистической прогностики высказал Р.С. Белкин. Развивая эту мысль в одной из монографий, он кратко изложил задачи, гносеологические, логические основы, направления и структуру будущей теории криминалистической прогностики.

Ученые определяют предвидение как свойство мозга отражать действительность, опережая события. Обычно оно сопряжено с каким-либо событием, точное время наступления которого предвидение не указывает. Поэтому для более определенного предсказания нужен прогноз. Под прогнозом понимается научно обоснованное суждение о возможных изменениях объекта в будущем и об альтернативных путях его существования*.

_____________________

* Прогностика. М., 1987. С. 7.

Создания криминалистического прогнозирования потребовали социально-правовые условия и специфика деятельности правоохранительных органов, в частности следственных и оперативно-розыскных аппаратов. Криминалистический прогноз помогает выявить тенденции в структуре и динамике преступности и отдельных видов преступлений, а это, в свою очередь, позволяет наметить стратегические направления борьбы с преступностью.

Для повышения результативности последней необходимы перспективные разработки в области криминалистической техники (создание новых технико-криминалистических средств обнаружения, фиксации и изъятия вещественных доказательств), криминалистической тактики (иной подход к разработке тактических приемов и следственных действий, совершенствование версионного процесса и планирования расследования), а также методики расследования преступлений (появление новых рекомендаций, оптимизирующих деятельность следственных и оперативно-розыскных аппаратов). Это невозможно без создания прогнозов, имеющих криминалистическую направленность.

В теории криминалистического прогнозирования образовались два направления: научное и прикладное, соответственно им делятся и прогнозы.

Криминалистическое прогнозирование призвано обеспечивать довольно узкую часть правоохранительной деятельности, снабжать правоохранительные органы научно обоснованными прогнозами. В этом цели криминалистического и криминологического прогнозирования несколько идентичны, а различия наиболее рельефны на уровне их задач.

Определяя объем деятельности криминалистического прогнозирования, следует отметить, что это помогает не только установить функциональные особенности, но и те объекты, которые подлежат прогнозированию.

Задачи научно-криминалистического прогнозирования – разработка прогнозов в сфере:

1) выявления будущих приоритетных направлений развития криминалистики;

2) новых способов совершения и сокрытия преступлений;

3) поведения преступников при совершении ранее неизвестных преступлений и при их расследовании;

4) дополнительных механизмов следообразования прогнозируемых преступлений;

5) иных технико-криминалистических средств борьбы с преступностью;

6) новых объектов преступного посягательства;

7) иных тактических приемов производства следственных действий;

8) дополнительных методик расследования традиционных и прогнозируемых преступлений.

Цели криминалистического прогнозирования в практике расследования преступлений – предположения в области:

1) обнаружения следов преступной деятельности по отдельным уголовным делам;

2) поведения конкретных преступников в различных ситуациях;

3) поиска очевидцев преступлений;

4) создания криминалистической техники будущего;

5) планирования следственных действий;

6) совершенствования тактики отдельных следственных действий;

7) разработки новых частных методик расследования и предупреждения преступлений, в том числе прогнозируемых.

Из анализа перечисленного перечня видно, что он касается механизма преступления. В то же время его реализация будет способствовать разработке новейших технико-криминалистических средств, тактических приемов, методик раскрытия, расследования и предупреждения преступлений. Кроме того, создание криминалистических прогнозов в рамках указанных задач позволит решить некоторые проблемы, связанные с подготовкой кадров для правоохранительных органов.

С учетом изложенного криминалистическое прогнозирование – это процесс разработки научно обоснованных суждений о возможном развитии криминалистических объектов в будущем и об альтернативных путях и сроках их существования*.

_____________________

* Горшенин Л.Г. Теория криминалистического прогнозирования: Дисс... докт. юрид. Наук. М., 1993, С. 52-80.

§ 2. Принципы криминалистического прогнозирования

Под принципом понимается какое-либо исходное положение теории, науки и т.п. либо внутреннее убеждение человека, его взгляд на вещи. Неоднозначность определения привела к разной смысловой нагрузке этого понятия в криминалистике. Такое положение вполне оправданно вследствие многообразия криминалистических объектов. Из-за него, а также в силу определенной специфики прогностической деятельности в криминалистике требуется уточнить терминологию и сформировать ряд общих и специальных принципов криминалистического прогнозирования.

Общие принципы – это те руководящие идеи, которые определяют направления и содержание данной деятельности. К ним можно отнести принципы: криминалистической трансформации, непрерывности накопления научной и практической информации и опережающего начала.

Соблюдение принципа криминалистической трансформации обогащает криминалистическое прогнозирование современными достижениями естественных, технических и общественных наук.

Принцип непрерывности накопления научной и практической информации также один из основных. Прогнозирование в криминалистике неразрывно связано с процессом сбора и обработки информации. Причем эта деятельность должна быть постоянной, в противном случае криминалистические прогнозы будут носить частный характер и отражать какое-то отдельное явление. При такой информационной недостаточности разработка долгосрочных прогнозов невозможна, тогда как непрерывное обеспечение прогнозирования поможет созданию совершенной информационной системы и службы контроля за ней. Принцип непрерывности поддерживает динамичность структуры криминалистического прогнозирования. Он требует корректировать предположения по мере поступления от объектов изучения новых данных. Поскольку с развитием общества преступность тоже меняет свои формы и содержание, это, естественно, должно учитываться в процессе прогнозирования.

Принцип опережающего начала характеризует формальные признаки криминалистического прогнозирования, ибо опережающие действительность криминалистические прогнозы – главный смысл их создания.

Следует выделить и ряд специальных принципов, которые в своем большинстве значимы на этапе разработки прогнозов. Сюда относятся принципы: системности, согласованности, вариантности, верифицируемости и эффективности прогнозирования.

Принцип системности криминалистического прогнозирования обеспечивает взаимосвязь и соподчинение объекта прогнозирования и прогнозной информации, а также отдельных элементов их структур. Например, объектом криминалистического прогнозирования избраны способы совершения преступлений. Прогнозной информацией при этом будет совокупность существенных условий, внешних по отношению к объекту. В данном случае – это место; время; обстановка совершения преступления, сложившаяся там социальная среда; причины преступления и способствующие социально-экономические условия. Корректность и объективность криминалистического прогноза тем выше, чем теснее взаимосвязь между объектом прогнозирования и прогнозной информацией.

Принцип согласованности представляет собой взаимосвязь возможных состояний объекта криминалистического прогнозирования с путями и сроками достижения этих состояний в будущем. Это наиболее значимый принцип, который характеризуется не только своей конкретной сущностью, но и обеспечивает переход от абстрактных моделей к определенным формам прогнозов, реализацию последних на практике. Именно в ней заложены важные теоретические предпосылки развития и следственной практики, и теории криминалистики.

Принцип вариантности дает возможность разрабатывать несколько типов прогноза исходя из разновидностей прогностической информации. Он выражает поисковую направленность криминалистического прогнозирования, позволяет приблизить последнее к созданию банка прогностических данных.

Принцип верифицируемости требует определения достоверности, точности и обоснованности прогноза. Достоверность предполагает оценку вероятности осуществления прогноза в заданном доверительном интервале. Точность прогноза связана с совпадением предсказываемого и реального события по времени, важных параметров объекта с предсказанными, например способов совершения преступлений с могущими иметь место в действительности. Последнее требование означает всесторонность и глубину анализа информации об объекте криминалистического прогнозирования и исходных данных. Прогноз должен базироваться на обоснованных обобщениях и изучении значительного количества криминалистических явлений и фактов.

Принцип эффективности характеризует получение положительного итога при применении криминалистического прогноза. В зависимости от объектов прогнозирования результаты могут иметь материальный или идеальный характер. В первом случае это обнаружение похищенных ценностей для возмещения причиненного материального ущерба, создание эффективных криминалистических средств, препятствующих совершению преступных посягательств, и т.д.

Идеальные результаты дифференцируют также по объектам прогнозирования. К ним относят создание спрогнозированных криминалистических теорий, направлений, идей, обнаружение источников криминалистической информации о преступнике и т.д. Однако каковы бы ни были результаты (материальные или идеальные), определенный эффект должен присутствовать обязательно. Правда, для теоретических прогнозов он будет зависеть от времени реализации.

§ 3. Методология и методы криминалистического прогнозирования

Современная наука располагает довольно мощным арсеналом средств прогнозирования. Все методы криминалистического прогнозирования можно условно разделить на две группы: общенаучные и частнонаучные.

Общенаучные методы основаны на применении к объекту прогнозирования определенной последовательности мыслительных операций, в результате чего создается система выводов относительно связи этого объекта с условиями его существования. Сюда включают: наблюдение, описание, анализ и синтез, индукцию и дедукцию, абстрагирование, аналогию, сравнение, моделирование, эксперимент. Каждый из этих методов достаточно подробно раскрыт в первой главе учебника поэтому рассмотрим только их прогностическое применение.

Наблюдение – неотъемлемый элемент прогностической деятельности в криминалистике. Трансформируясь в процессе криминалистического прогнозирования, этот метод особенно важен на первоначальном этапе поиска прогностической информации. Более того, он сопровождает исследователя на всех этапах построения и реализации прогнозов. Наблюдение бывает простым и квалифицированным. Простое отличается от квалифицированного тем, что оно производится визуально, без использования технических средств. В качестве последних могут выступать даже компьютерные системы наблюдения за поведением прогнозных моделей.

Описание используется в криминалистическом прогнозировании как метод фиксации прогнозной информации. Без точного и объективного описания какого-либо значимого факта прогнозирование невыполнимо. Оно может осуществляться различными способами: от простых до включающих использование сложных технических систем. Однако в любом случае информация должна передавать объективную действительность.

Анализ и синтез применяются в криминалистическом прогнозировании как поисковые и исследовательские методы, существенно дополняя друг друга. Так, анализируя отдельные элементы способа совершения преступления, а затем синтезируя их, криминалист-исследователь может сделать вывод о некоторых психофизиологических особенностях преступника. Это, в свою очередь, позволит сформулировать предположения о социальных и других качествах виновного лица.

Дедуктивный метод направляет познание от общего к частному и имеет явно прогностическую ориентацию. Наиболее часто он бывает необходим в связи с поиском прогнозной информации посредством версионного процесса.

Индуктивный метод, дополняя дедуктивный, дает возможность вскрыть внутренние связи элементов каких-либо событий, явлений, фактов, установить причины возникновения того или иного явления.

Абстрагирование помогает отсеять всю несущественную для прогнозирования информацию. Особое значение этот метод приобретает при создании математических прогнозных моделей, где «чистота» информации должна быть максимальной. В противном случае прогноз окажется необъективным.

Метод аналогии довольно часто применяется для построения прогнозных моделей, когда нельзя воспроизвести обстоятельства того или иного явления (например, убийство человека). Тогда прогнозы будут составляться по сходным прогнозируемому явлению событиям прошлого, зафиксированным достаточно полно и объективно.

Сравнение необходимо для контроля и координации прогнозов. Все они должны сравниваться с реальностью, а их результаты – с данными прогнозов аналогичных объектов. Этот метод проходит также через весь процесс сбора и обработки прогнозной информации.

Метод моделирования дает возможность определить соответствие между представлениями об объектах познания и самими объектами. Знания об объекте, материализованные в виде описаний, изображений и схем, представляют его более или менее адекватное отображение. Материализованная форма знания и служит моделью объекта. Способ исследования, при котором изучаются не сами объекты познания, а их модели, результаты же переносятся с модели на объект, называется моделированием. Моделирование сводится к построению модели объекта, экспериментированию с моделью (в том числе мысленному) и перенесению, в силу симметричности характеристик между объектом и его моделью, полученных выводов на объект.

В зависимости от характера модели различают несколько видов моделирования: 1) предметное – воспроизведение на модели основных физических, геометрических, функциональных и динамических характеристик объекта. Часто модель конструируется из того же материала, что и объект; 2) физическое – исследование на модели физических процессов, протекающих в объекте. В этом случае широко используются теория подобия и теория размерностей; 3) предметно-математическое – описание системой дифференциальных уравнений физических процессов в объекте с последующим решением этих уравнений на аналоговых ЭВМ; 4) знаковое (математическое или логическое) – это описание объекта и происходящих в нем процессов совокупностями букв (знаков) с операциями преобразования над ними и интерпретация полученных результатов на определенной предметной области; 5) информационное – если при знаковом моделировании алфавитом служит один из машинных языков, а преобразования выполняет универсальный компьютер.

Сказанное можно отнести к методам прогнозирования. Задача состоит в том, чтобы определить, при каких условиях модель обретает прогностическую функцию и какие имеются ограничения и допущения для интерпретации выводов и предсказаний еще не описанных свойств и отношений между элементами объекта.

Эксперимент используется в криминалистическом прогнозировании для проверки подтверждения прогнозов. Проведение эксперимента по результатам прогноза – это одна из финальных стадий прогнозирования – стадия реализации прогноза.

В криминалистическом прогнозировании применяются следующие частнонаучные методы: социологический, математический, кибернетический, статистический и метод исторической аналогии.

Среди социологических методов наиболее результативны для криминалистического прогнозирования анкетирование и опрос. Они допустимы при сборе информации о прогнозном фоне и объекте прогнозирования, а также определении эффективности криминалистических прогнозов. Кибернетический метод также применим для составления таких прогнозов. В качестве средств прогнозирования здесь используется математический и кибернетический аппарат.

Статистический метод основан на построении и анализе динамических рядов, характеризующих объект прогнозирования. Он базируется на существовании коррелятивных связей между объектами реального мира. При исследовании процессов и явлений, не связанных причинно-следственными отношениями, большую эвристическую ценность имеет понятие корреляции. Обычно ее понимают как сопутствующие изменения одного объекта при изменении другого, с которым у него есть коррелятивная связь. Как правило, корреляция между двумя величинами – это отражение действия на них третьей силы.

При оценке достоверности прогнозов, полученных на базе статистической корреляции, необходимо выполнить два требования: проверить статистический материал на состоятельность по заранее заданному коэффициенту репрезентативности и обосновать возможность применения к исследуемому явлению избранного вероятностного метода прогнозирования.

Метод исторической аналогии состоит в установлении и использовании аналогии объекта прогнозирования с одинаковым по природе объектом, опережающим первый в своем развитии.

§ 4. Информационные источники криминалистического прогнозирования

Разработка криминалистических прогнозов невозможна без опоры на информационные массивы. Последние служат основой прогностической деятельности в области криминалистики и включают в себя публикации в виде статей, книг, монографий, справочников, диссертационные исследования, каталоги и т.д. Эти источники содержат данные, которые можно подвергать качественному и количественному анализу. В то же время они отличаются по оперативности поступления степени полноты и достоверности информации, по принадлежности к различным отраслям науки и практики. Несмотря на различные критерии дифференциации, эта информация должна иметь некоторую ценность для криминалистического прогнозирования. Определить ее нелегко.

В математической теории информации ее значимость соотносится с малой вероятностью: чем неожиданнее сведения, тем они ценнее. Ценность информации рассматривается как отношение ее количества, содержащегося в системе, к данным, которые несут в себе сообщение о неожиданном событии. Поэтому одна и та же информация в разных системах будет обладать различным весом. В процессе криминалистического исследования ценность информации тем выше, чем больше она сокращает путь к достижению цели. Следовательно, чем выше вероятность разрешения криминалистической проблемы с помощью данной информации, тем она важнее. Недостоверные сведения имеют нулевую ценность.

Ценность информации нередко отождествляют с полезностью. Однако это не совсем верно, ибо полезность – лишь функция ценности, вытекающая из целей исследования. Информация в научном отношении может быть бесполезной или иметь невысокую ценность. В то же время в конкретной информационной ситуации она становится чрезвычайно нужной.

Полезность информации определяет ряд критериев: быстрота опубликования, скорость распространения, концентрация специального, профильного характера изданий, точность и глубина индексирования. Основное требование к повышению полезности научных сведений – быстрота информационного обслуживания, связанная со скоростью их обработки и передачи. Скорость, в свою очередь, увеличивается с помощью считывающих и запоминающих устройств автоматических информационно-поисковых систем.

Между количеством информации и ее полезностью нет непосредственной зависимости. Обычно считают, что информация тем полезнее, чем обильнее, однако эта связь редко выражается прямой пропорциональностью. В некоторых случаях более полезными становятся не те сведения, которые отличаются новизной, а те, что стали достоянием архивов . Поэтому глубокий ретроспективный анализ информации такжe необходим для построения криминалистических прогнозов.

Следует подчеркнуть, что не всякая информация пригодна для разработки таких прогнозов. Всю информацию можно условно разделить на четыре потока: научная, социально-экономическая, правовая, правоприменительная. Рассмотрим кратко содержание каждого из них в аспекте значения для криминалистического прогнозирования.

Научная информация дифференцируется по отраслям научного знания. Это данные общественных, естественных и технических наук. Криминалистическое прогнозирование не может впитать в себя названные отрасли знания. Необходима их тщательная селекция с учетом целей прогнозирования, в частности, определенные уголовно-правовые знания требуются для строгой классификации прогнозов по видам преступных посягательств. Научные разработки в области уголовного процесса, касающиеся следственных действий, надлежит учитывать при разработке перспективных тактических приемов следственных действий, а также критериев их допустимости.

Криминалистические исследования в области прогнозирования окажут существенное влияние на выбор некоторых его направлений относительно структуры и динамики преступности. Их можно назвать формой, где содержание – прогнозы будущих способов совершения преступлений.

Криминалистические идеи и открытия – наиболее питательная среда для криминалистического прогнозирования. Это исследования в области теорий криминалистического моделирования, диагностики, идентификации, регистрации и т.д. Посредством обратной связи происходит их взаимное обогащение научно-практической информацией.

Естественные науки служат для криминалистического прогнозирования «поставщиками» методов и методик. Новейшие достижения в этих областях позволяют сделать богаче опыт криминалистического прогнозирования. В частности, некоторые математические методы существенно облегчают процесс обработки криминалистической информации. Достижения в сфере информатики способствуют созданию информационно-поисковых и информационно-логических систем криминалистического прогнозирования, ведут к усовершенствованию процесса создания, преобразования, передачи и использования информации в области криминалистического прогнозирования.

Прогностика, по существу, будучи в отношении криминалистического прогнозирования материнской наукой, предъявляет к нему требования обязательного учета исследований в ее области.

Технические науки предоставляют криминалистическому прогнозированию современные компьютерные средства. Переработка огромных информационных массивов невозможна без помощи компьютерной техники. Более того, использование компьютеров при криминалистическом прогнозировании позволит в недалеком будущем создать для него информационную базу, сосредоточенную в едином центре.

Следует отметить также, что современные интегративные процессы ведут к взаимному, более широкому обмену информацией между криминалистами разных стран. Поскольку некоторые теоретические разработки применяются преступниками для облегчения своей деятельности, нужно использовать иностранные источники научной информации при разработке криминалистических прогнозов.

Социально-экономическая сфера – тоже необходимый информационный источник в практическом прогнозировании. Так, анализ преступной деятельности свидетельствует, что преступники проявляют большой интерес к производственной и экономической жизни общества. Например, изучая технологию того или иного производства, злоумышленники обнаруживают недостатки и слабые стороны его организации и тут же находят способы изъятия материальных ценностей либо извлечения какой-либо другой выгоды. Радикальные изменения в области товарного производства и услуг привели к возникновению множества объектов преступного посягательства. Интересы не только внутреннего, но и иностранного рынка становятся стимулом к появлению новых видов преступлений.

Таким образом, анализ всех сфер социально-экономической жизни общества и создание специального банка данных с системой наблюдения и накопления нужных сведений будут способствовать разработке реальных криминалистических прогнозов.

Информация об определенных социальных сферах жизни общества также нужна для криминалистического прогнозирования. К ней отнесены данные медицинских и педагогических учреждений, загсов, военкоматов и др.

Сообщения медицинских учреждений о характере телесных повреждений, бытовом травматизме, отравлениях, заражении венерическими заболеваниями, наркоманах, токсикоманах, алкоголиках, лицах с психическими аномалиями весьма полезны для криминалистического прогнозирования. Например, данные о наркоманах помогут в прогнозировании будущих способов изготовления наркотических ве-ществ, хищений наркотиков и сильнодействующих медикаментов.

Данные загсов, в частности о бракоразводных процессах, нередко свидетельствует о наличии конфликтов в семейных отношениях. Их ведения следует применять в процессе разработки прогнозов социально-психологической направленности.

Из материалов педагогических учреждений можно узнать количество принятых и отчисленных учащихся, мотивы их отчисления, что будет способствовать прогнозированию индивидуально-криминального поведения молодежи.

Сведения о результатах правоохранительной деятельности условно классифицируют по ее видам. В криминалистическом прогнозировании используются данные, полученные в ходе следственной, оперативно-розыскной, судебной, экспертной, прокурорской, уголовно-исполнительной и административной деятельности.

Информация о следственной деятельности достаточно обширна. Но не вся она имеет значение для создания криминалистических прогнозов. Наибольшей ценностью, без сомнения, обладают материалы уголовных дел, как архивных, так и находящихся в производстве, а также приостановленных и прекращенных в установленном законом порядке. Определенную роль в прогнозировании играют материалы об отказе в возбуждении уголовного дела, особенно отражающие способ совершения преступления, механизм следообразования, данные о правонарушителе, потерпевшем и т.д.

Интересны также опубликованные результаты обобщения следственной практики, сведения, содержащиеся в протоколах совещаний следственных аппаратов.

Сообщения о судебной деятельности включают в себя довольно разнообразную информацию. Ценность для прогнозов представляют приговоры и определения по уголовным делам. Судебные постановления, вынесенные при рассмотрении гражданских дел, также необходимы, ибо гражданско-правовые отношения нередко перерастают в уголовно-правовые.

Анализ результатов экспертной деятельности свидетельствует, что работа криминалистов со следами и орудиями преступлений имеет особое значение для криминалистического прогнозирования. Так, изучая и обобщая сведения о следах преступной деятельности, эксперт-криминалист ближе, чем кто-либо другой, стоит к истокам такой информации. Это позволяет ему воссоздать не только картину преступного события, но и определить тенденции его будущего развития. Исследуя орудия преступной деятельности, а также их историю, он может сделать выводы о путях их возможного совершенствования.

Сообщения о прокурорской деятельности нередко содержат сведения, имеющие значение для прогнозов. Это дела надзорного производства, официальные предостережения, контрольно-наблюдательные дела и т.д. Криминалистическую информацию для прогнозирования можно выявить и в делах по общему надзору, так как нередки случаи, когда производственные ошибки администрации предприятий способствуют совершению преступлений.

Из данных об уголовно-исполнительной деятельности наиболее интересны личные дела осужденных, где содержится вся информация, характеризующая их поведение. По отбытии осужденным срока наказания его дело сдается в архив. Следует отметить, что наиболее полезна в прогностическом отношении информация о связях конкретного осужденного в исправительном учреждении. Известно, что здесь происходит так называемый обмен «опытом» между осужденными. Часть из них, намеревающаяся продолжать противоправную деятельность, совершенствует свои преступные навыки. Реализация же последних на свободе нередко приводит к появлению новых, неизвестных ранее способов совершения преступлений. Анализ связей и поведения осужденных в исправительных учреждениях и на свободе позволит выявить некоторые тенденции развития субъекта, его поведения и установок, что, в свою очередь, делает эту информацию ценной для разработки криминалистических прогнозов.

Данные об административной деятельности также отражают как бы пограничную зону, разделяющую преступления и проступки. Например, изучение информации об административных правонарушениях в сравнении с аналогичными действиями, которые впоследствии переросли в преступление, способствует выявлению определенных закономерностей процесса зарождения способов совершения преступлений.

§ 5. Методика разработки криминалистических прогнозов

Процесс разработки криминалистических прогнозов состоит из двух стадий: подготовительной и непосредственно прогностической. Первая стадия включает в себя определение объекта прогнозирования и его основных параметров, а также установление прогнозного фона; составление координационного плана и разработку основания для прогнозирования.

Объект криминалистического прогнозирования определяет его стратегию и тактику. Под стратегией понимается выбор направления, форм и языка прогнозирования, а под тактикой – выбор средств и методов криминалистического прогнозирования. Определение объекта прогнозирования тесно связано со сбором о нем исходной информации. Последняя прежде всего должна включать в себя фактографические данные об объекте и основываться на экспертной информации о нем. Исходные данные надлежит сформировать в информационный массив и привести в систему, соответствующую цели прогноза и методам прогнозирования.

Фактографическая информация, преобразованная в систему структурно-временных карт, должна обобщенно отображать стадии жизни объекта в картах «время – регион страны». Исходная информация об объекте прогнозирования должна быть полной и достоверной. При поиске, анализе и систематизации этих данных следует учитывать фактор дисконтирования информации об объекте прогнозирования. Дисконтирование – это уменьшение информационной насыщенности ретроспективных знаний об объекте прогнозирования по мере их удаления в прошлое. Поэтому исходная информация должна оцениваться экспертом или группой экспертов.

Характеристика объекта криминалистического прогнозирования включает качественное или количественное отражение его свойств и переменную этого объекта.

Прогнозный фон – это совокупность условий, внешних по отношению в объекту прогнозирования и существенных для него. Под внешними условиями понимаются те социально-экономические отношения, которые постоянны для данного общества.

Координационный план представляет собой подробное описание стратегического характера, определяющее сценарий криминалистического прогнозирования. Он включает в себя все этапы процесса прогнозирования, финансирование и возможные результаты.

Следующий элемент – основание для прогнозирования, в качестве которого может фигурировать постановление, приказ и т.п. Издание такого акта – важнейший этап процесса прогнозирования, стимул для его начала, концентрированное выражение проблемы, которую необходимо решить в процессе прогнозирования.

Вторая стадия разработки криминалистических прогнозов состоит из прогнозной ретроспекции, при которой исследуется история развития объекта прогнозирования и прогнозного фона с целью получения их систематизированного описания, прогнозного диагноза.

Этап прогнозирования, на котором исследуется систематизированное описание объекта прогнозирования и прогнозного фона с целью выявления тенденций их развития и разработки моделей и методов прогнозирования, именуется проспекцией.

Этап прогнозирования, на котором по результатам диагноза разрабатываются прогнозы объекта прогнозирования и прогнозного фона, производятся верификация и синтез прогнозов, именуется моделированием.

Для более точного и объективного прогноза необходимо построение прогнозной модели объекта прогнозирования. Эта модель позволит получить информацию о возможных состояниях объекта в будущем или путях и сроках их осуществления. Поэтому криминалистическое прогнозирование нуждается в различных прогнозных экспериментах.

Исследования на прогнозных моделях путем варьирования характеристик объекта прогнозирования позволяют выявить различные допустимые и недопустимые прогнозные варианты и альтернативы развития объекта прогнозирования. Эти исследования включают разработку прогнозного варианта, когда возможные прогнозы не противоречат друг другу, или прогнозной альтернативе, где возможны взаимоисключающие прогнозы. Далее следует верификация прогноза – этап оценки его достоверности и точности, и корректировка прогноза – этап уточнения прогноза по результатам его верификации и с учетом дополнительных материалов. Заключает исследование синтез прогнозов – объединение конкретных прогнозов на основе принципов криминалистического прогнозирования.

Необходимость разработки криминалистических прогнозов по такой системе продиктована несколькими причинами. Во-первых, процесс разработки прогнозов тем и отличается от предвидения, не имеющего столь четкой системы. Во-вторых, системный подход к процессу разработки облегчает поиск ошибок, которые возможны на той или иной стадии, и тем самым обеспечивает контроль за процессом разработки прогнозов. В-третьих, появляется возможность использовать компьютерную технику в целях оптимизации прогностической деятельности.

§ 6. Критерии оценки и формы реализации криминалистических прогнозов

Оценка криминалистических прогнозов – финальная часть прогностического процесса. Критерии, которыми необходимо при этом руководствоваться, следующие: логичность, реальность, практическая значимость прогнозов, обоснованность и эффективность. Эти критерии продиктованы нуждами практики, причем отсутствие или искажение какого-либо из них ведет к ошибкам. Так, логичность предполагает наличие знаний законов логики всеми участниками криминалистического прогнозирования. Анализ прогностической практики свидетельствует, что, если законы логики подменяются аналогией, неизбежны отклонения в составлении прогнозов, увеличивающих опасность ошибок.

Соответствие прогнозной информации объективной действительности обеспечивает реальность криминалистических прогнозов. Прогнозы, составленные без учета этого фактора, в деле борьбы с преступностью неосуществимы.

Криминалистический прогноз должен иметь практическую значимость, т.е. возможность реализации в конкретных видах деятельности правоохранительных органов по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений. Подтверждением практической значимости прогноза служат конкретные результаты этой деятельности.

Обоснованность криминалистических прогнозов определяется полнотой и объективностью фактографической информации, лежащей в их основе.

Эффективность криминалистических прогнозов трудно исчислить экономическим эффектом. Поскольку они применяются в деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений, их эффективность может исчисляться временными критериями, например ускоренное обнаружение и задержание преступника. Возможна оценка эффективности по такому критерию, как воспрепятствование каким-либо преступным действиям. Например, использование прогноза позволило создать более совершенную криминалистическую технику.

Формы реализации криминалистических прогнозов многоаспектны и обусловлены объектами прогнозирования. Это:

1) разработка методических рекомендаций по прогнозированию в раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений, а также розыске скрывшихся преступников и без вести пропавших лиц;

2) использование прогнозов как данных в перспективном и текущем планировании деятельности правоохранительных органов;

3) использование прогнозирования при создании информационно-поисковых систем для правоохранительных органов;

4) использование прогностических данных в нормотворческой деятельности правоохранительных органов;

5) создание специальных групп прогнозирования в системе правоохранительных органов;

6) применение прогнозов для разработки программ действий по расследованию прогнозируемых преступлений;

7) использование прогнозов при создании новейшей криминалистической техники;

8) применение прогнозов в планах расследования конкретных преступлений;

9) использование прогнозной информации для разработки новых тактических приемов, следственных действий и методик расследования преступлений;

10) применение методики криминалистического прогнозирования в учебном процессе юридических вузов.

Раздел второй

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА

Глава 6

ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ

§ 1. Понятие, система и правила применения технико-криминалистических средств

Криминалистическая техника – один из старейших разделов криминалистики, представляющий собой совокупность теоретических положений и рекомендаций для разработки и применения технических средств в целях обнаружения, фиксации, изъятия, исследования, накопления и переработки криминалистической информации о расследуемом преступлении, а также технических средств и способов предупреждения преступных посягательств.

Криминалистическая техника сформировалась на базе использования в уголовном судопроизводстве достижений естественных и технических наук в целях раскрытия и расследования преступлений. Методы химии, физики, медицины, биологии, баллистики и других отраслей знания активно приспосабливались для решения криминалистических задач, связанных с обнаружением следов преступления, их исследованием и интерпретацией, а в конечном итоге – с разрешением проблем уголовного судопроизводства. Параллельно разрабатывались также собственно криминалистические средства и приемы. Так, в рамках криминалистики сложилась стройная система технико-криминалистических средств, приспособленных и специально созданных для раскрытия, расследования и предупреждения самых различных преступных посягательств.

Технико-криминалистические средства – это такие технические устройства и материалы, научные приемы и методы, которые используются для решения задач, связанных с раскрытием, расследованием и предупреждением преступлений.

В настоящее время система криминалистической техники включает следующие основные отрасли: 1) общетеоретические положения; 2) криминалистическую фотографию, видеозапись и топографию; 3) отождествление человека по признакам внешности; 4) трасологию; 5) исследование материалов, веществ и изделий; 6) криминалистическую одорологию; 7) криминалистическое исследование оружия и следов его применения; 8) криминалистическое взрывоведение; 9) криминалистическое исследование документов; 10) криминалистическое исследование письма и письменной речи; 11) криминалистическую фонологию; 12) криминалистическую регистрацию и справочные АИС. Очевидно, что в основе системы криминалистической техники лежит предметный принцип – те доказательства, которые получаются с помощью технических средств: следы человека, орудий взлома и инструментов, транспортных средств, рукописные, машинописные иные документы, последствия применения огнестрельного оружия, взрывных устройств и др.

Образуя структуру криминалистической техники, эти отрасли тесно связаны не только между собой, но и с другими разделами криминалистики: общей теорией и методологической основой, теорией криминалистической идентификации, криминалистической тактикой, особенно с рекомендациями о производстве следственного осмотра, обыска, опознания, эксперимента; с криминалистической методикой расследования преступлений: убийств, разбойных нападений, краж, транспортных происшествий и др.

Современные средства и методы криминалистической техники базируются на новейших достижениях естествознания, математики, аналитической физики и химии, кибернетики, физиологии и других наук, разрабатываются с учетом потребностей следственной, экспертной, оперативно-розыскной и судебной практики.

Применение средств криминалистической техники в уголовном судопроизводстве должно отвечать ряду условий. Их использование допустимо, если при этом не нарушаются законные права и интересы граждан, нравственные и этические требования. Следующее требование – обеспечение сохранности источников доказательственной информации – следов и предметов – вещественных доказательств, а также отсутствие искажений фиксируемой либо анализируемой информации (например, при фотографировании, видео- или звукозаписи, получении поверхностных и объемных копий).

Кроме того, нужны гарантии научной состоятельности и надежности используемых технико-криминалистических приемов. Любое новое техническое средство и методика его применения должны базироваться на строго научных данных, пройти испытания компетентными органами и быть ими рекомендованными к практическому использованию в уголовном судопроизводстве.

Далее необходимо отметить квалифицированное применение технико-криминалистических средств управомоченными на то субъектами. Это обязывает последних в совершенстве знать и правильно использовать технико-криминалистические приемы, обеспечивая при этом объективность, всесторонность и полноту профессиональной деятельности как ключевые требования уголовно-процессуального закона.

Заключительный момент – это обязательное отражение условий, порядка и результатов применения технико-криминалистических средств в протоколах следственных (судебных) действий, заключениях экспертов и иных процессуальных документах. Оно проистекает из того, что характерной особенностью криминалистической техники является подзаконный характер ее применения, главным образом в предусмотренных уголовно-процессуальным кодексом следственных действиях. Ряд норм уголовно-процессуального закона прямо предусматривает осуществление фотосъемки, видеозвукозаписи, измерений, изготовление слепков и оттисков при осмотре места происшествия, обыске, следственном эксперименте и др. Поэтому применение технико-криминалистических средств должно обязательно отражаться в соответствующих протоколах, чем удостоверяется сам факт использования этих средств, обеспечивается оценка полученной с их помощью информации, создаются условия для ее проверки.

§ 2. Классификация технико-криминалистических средств

Классификацию можно проводить по различным основаниям.

По возникновению они подразделяются на три группы. Первая – это созданные и используемые только в криминалистической практике, т.е. собственно криминалистические средства: различные следокопировальные пленки, йодные трубки, магнитные кисти, фотороботы, пулеуловители, современные наборы для дактилоскопирования, работы с микрообъектами, экспресс-анализа сильнодействующих, наркотических веществ и др. Вторая – средства, заимствованные из других областей науки и техники и приспособленные для решения криминалистических задач. Это микроскопы, металлоискатели, электрофонари со специальными насадками, специализированные фотоаппараты. Третья – средства, заимствованные из общей техники и используемые без изменений. Сюда входят видеофотоаппаратура общего назначения, силиконовые пасты, звукозаписывающие средства, проекционные устройства, персональные компьютеры и т.д.

При группировке по виду следует различать приборы, аппаратуру и оборудование, инструменты и приспособления, принадлежности и материалы, а также комплекты технико-криминалистических средств. Здесь последнее понятие нуждается в дополнительном разъяснении. Имеются в виду комплекты, обычно состоящие из средств четырех соседних групп. Комплектация криминалистических средств, как правило, осуществляется путем создания наборов универсального типа: следственный чемодан, оперативная сумка. Это компактные и сравнительно легкие наборы, включающие технико-криминалистические средства нескольких функциональных назначений: фотографическая аппаратура, принадлежности для вычерчивания плана места происшествия, порошки и химикаты для работы со следами, различные подсобные технические вещества.

Содержимое таких комплектов предусмотрено для использования самим следователем или оперативным работником при производстве осмотра места происшествия, обыска или иного следственного действия. Создаются и специализированные наборы, рассчитанные на применение конкретным специалистом или сориентированные на определенные виды преступлений: экспертный чемодан, набор для работы с микрообъектами, чемодан прокурора-криминалиста, наборы для сотрудников ГИБДД РФ и др. Эти комплекты включают технические средства, позволяющие производство экспресс-анализа следов, документов, веществ и материалов.

Особая разновидность комплекта технико-криминалистических средств – передвижные криминалистические лаборатории для работы на месте происшествия и производства предварительного исследования обнаруженных там следов и вещественных доказательств. Разработаны и начали применяться также передвижные криминалистические вагоны-лаборатории, сориентированные на использование при расследовании крушений и аварий на железнодорожном транспорте.

Однако наиболее значимой представляется классификация технико-криминалистических средств по их назначению (см. схема 1).

Основные направления совершенствования средств криминалистической техники под воздействием научно-технического прогресса таковы:

1) применение принципиально новых материалов и улучшение свойств традиционных; постепенный переход от пассивного подбора необходимых веществ к активному конструированию и созданию материалов с оптимальными свойствами. Это можно проиллюстрировать на примере перехода от традиционных слепочных масс к искусственно созданным полимерным соединениям, обеспечивающим повышенную точность копирования мельчайших деталей рельефа. Характерна в данном отношении и замена простых порошков для выявления следов пальцев рук новыми веществами и их смесями, обладающими набором заданных свойств: способностью флуоресцировать или люминесцировать, лучшей адгезией с потожировыми выделениями, магнитными свойствами и др.;

Схема 1. Классификация технико-криминалистических средств по целевому назначению

2) использование новых источников энергии, процессов, форм движения материи. В следственной практике все более широко применяются цветные фотосъемка и видеозапись, цифровая фотография и голография; биологические, физико-химические, электронные процессы; тепловизоры, интроскопы и др.;

3) резкое улучшение параметров работы технических систем и устройств, что очевидно на примере внедрения более чувствительных фото- и видеопленок, дающих возможность съемки в условиях слабой освещенности с достаточной глубиной резкости; устройств, позволяющих наблюдать и фиксировать криминальные объекты в полной темноте; компьютеров, многократно увеличивающих объем перерабатываемой криминалистической информации, и т.п.;

4) качественное изменение элементов и структуры технических систем, используемых в криминалистической практике, усложнение конструкции и элементного состава технических средств. Во многие криминалистические приборы введены узлы повышенной сложности: преобразователи, индикаторы, табло и т.п., а также схемы, выполняющие логические функции. На базе компьютеров созданы и эксплуатируются разветвленные сети, решающие комплексы разнообразных криминалистических задач;

5) принципиальное изменение функций криминалистической техники. Если раньше различные технические средства лишь облегчали следователю выполнение какой-либо механической работы, то с появлением быстродействующих персональных компьютеров совершенствуется планирование расследования, в том числе сетевое, выдвижение следственных версий, составление процессуальных документов, в особенности итоговых, связанных с анализом добытых доказательств, т.е. решение интеллектуальных, логических, эвристических задач.

Разрабатывая или заимствуя технические средства, криминалисты стремятся, чтобы с их помощью можно было решать несколько задач. Такая тенденция к универсальности вполне оправданна, вследствие чего не всегда удается точно отнести тот или иной прибор или приспособление к определенной классификационной подгруппе.

Критерием здесь должна служить функция, для выполнения которой предназначено конкретное средство, поэтому наибольшую практическую ценность имеет классификация технико-криминалистических средств по их целевому назначению, раскрываемая в последующих параграфах.

§ 3. Технико-криминалистические средства, применяемые при производстве следственных действий

В эту большую группу в первую очередь включают технико-криминалистические средства, предназначенные для обнаружения следов и предметов – вещественных доказательств. Это современные физические и химические средства выявления невидимых и слабовидимых следов пальцев рук, босых ног, губ, лба, ушной раковины и др. Для поиска следов применяются осветительные приборы всевозможных типов, обеспечивающие дифференциацию режимов освещения посредством специальных отражателей, рассеивателей, светофильтров, защитных стекол, экранирующих решеток и других приспособлений.

Технико-криминалистические средства оптического увеличения (лупы разнообразных конструкций), электронно-оптические преобразователи (ЭОП), люминоскопы, ультрафиолетовые осветители (УФО) позволяют выявить на сходных по цвету объектах следы крови, спермы, слюны, женского молока, выстрела, микрообъекты на теле и одежде потерпевшего и подозреваемого, а также дописки, исправления, травления, смывания, переклейку фотографии при подделке документов. Сюда же следует отнести технические средства обнаружения сокрытых в тайниках предметов – вещественных доказательств и выделения объектов, имеющих криминалистическое значение, из группы однородных. Это магнитные искатели и подъемники, портативные рентгеновские и топографические установки, детекторы, например детектор фальшивых банкнот.

Под технико-криминалистическими средствами фиксации следов преступления и получаемой доказательственной информации имеют в виду материалы графического отображения (вычерчивание планов, схем, чертежей, выполнение зарисовок), а также описания, фотографического и электронного (видео-, цифрового) запечатления.

Средства измерения позволяют установить точные размеры и взаимное расположение объектов, представляющих криминалистический интерес. Для сохранения доказательственной информации применяются также звуко- и видеозаписывающие аппараты, средства голографии и др.

Технико-криминалистические средства, предназначенные для закрепления и изъятия следов и вещественных доказательств, – это вещества для фиксирования следов ног, транспорта и других объектов на сыпучем грунте (например, баллон с жидким газом «Фреон-12», имеющийся в следственном чемодане), средства для отбора образцов почвы, строительных материалов, воды и т.п., приспособления для изъятия поверхностных следов, микрообъектов, брызг крови, слюны и др.; материалы для изготовления слепков и оттисков с объемных следов; инструменты и приспособления для упаковки при изъятии в натуре части или всего объекта со следами.

Изъятие вещественных доказательств в натуре считается наиболее предпочтительным, поскольку тогда доказательственная информация сохраняется в максимальной степени, а это создает благоприятные предпосылки для ее изучения. Следы, процесс изъятия которых сложен, целесообразно изымать вместе с предметами, на которых они обнаружены.

Для изготовления объемных копий с изымаемых следов используется широкий круг слепочных материалов, подразделяемых на термопластичные и жидкие компаунды. К первому виду относятся пластилин, парафин, воск, стенс, легкоплавкие металлы. Ко второму – гипс, сиэласт, пасты К и У-1, латекс, вальцмасса. Объемные копии достаточно полно передают форму, размеры и взаимное расположение следов, которые невозможно изъять в натуре.

§ 4. Технико-криминалистические средства, используемые для экспертного исследования криминалистических объектов

Эти средства весьма разнообразны и имеют тенденцию ко все большей дифференциации и усложнению. Для получения доказательственной информации чаще других применяются средства для фотографических, микроскопических, физических, химических, физико-химических, топографических, кибернетических исследований.

Современная экспертная криминалистическая техника классифицируется, как правило, по природе тех явлений, которые лежат в основе соответствующего метода. Выделяются: 1) морфоанализ, т.е. изучение внешнего и внутреннего строения физических тел на макро-, микро- и ультрамикроуровнях; 2) анализ состава материалов и веществ (элементного, молекулярного, фазового, фракционного); 3) изучение структуры вещества; 4) анализ отдельных свойств вещества, в частности физических (электропроводности, цвета, магнитной проницаемости) и химических.

Микроскопические методы играют в экспертной практике важную роль и обычно предваряют физико-химические исследования. Для прозрачных объектов, структура которых неодинаково поглощает видимые лучи, применяется микроскопия в проходящем свете, а для непрозрачных, например металлов и сплавов, минералов, текстильных волокон, – в отраженном. Все шире эксперты используют также микроскопию в поляризованном свете, особенно для исследования кристаллических веществ, некоторых растительных и животных тканей, натуральных и химических волокон. Она обеспечивает распознавание многих материалов, выявляя в них специфические структурные различия.

При морфологическом анализе объектов, имеющих неровную поверхность, возможности оптической микроскопии весьма ограниченны вследствие малой глубины резкости и ухудшения качества изображения из-за интерференции света. Хорошо себя зарекомендовали растровые электронные микроскопы (РЭМ), позволяющие исследовать объекты с глубиной резкости, в сотни раз превышающей возможности оптической микроскопии, изучая структуру объекта при увеличении в сотни тысяч крат. На РЭМ определяют механизм отделения волос и волокон, признаки воздействия на них внешней среды и химической обработки, а также морфологические характеристики микроследов, образованных частицами различных материалов и веществ.

Для исследования продуктов выстрела, осевших на руках стрелявшего, применяют РЭМ в комплексе с электронным микрозондом. Микроследы выстрела, изъятые на клейкую ленту, анализируются на РЭМ, а потом на рентгеновском микроанализаторе, позволяющем определить элементный состав вещества в микроследах. Обнаружение в них свинца, сурьмы, бария, серы уличает подозреваемого в стрельбе из огнестрельного оружия.

В криминалистической экспертизе материалов и веществ используют различные физико-химические методы. Это атомная спектроскопия, рентгеновский и нейтронно-активационный анализы. Они позволяют установить целое по его отдельным частям, а также выяснить общий источник происхождения различных объектов. Элементный анализ применяется для идентификации лакокрасочных покрытий автомобилей, волокон и тканей, отождествления холодного оружия и взрывчатых устройств по обломкам и осколкам, исследования почвенных объектов. Элементный состав наркотиков природного происхождения указывает на регион произрастания и способы изготовления, а у синтетических позволяет уточнить технологию и место производства. Элементный анализ помогает конкретизировать месторождение ювелирных камней или благородных металлов, дифференцировать драгоценные камни на естественные и искусственные.

Молекулярная спектроскопия применяется при экспертизе лекарственных, наркотических и отравляющих веществ, пищевых продуктов, химических волокон, пластмасс, ГСМ, лакокрасочных покрытий, резинотехнических изделий. Инфракрасная спектроскопия – для отождествления химических соединений. Она дает ценную информацию об особенностях нефтепродуктов, смазочных масел, волокон, полимеров, пластических масс, паст шариковых авторучек, фломастеров и других объектов. Спектральный люминесцентный анализ используют при исследовании ГСМ, полициклических и ароматических углеводородов в почвах, ядовитых веществ и др. Низкотемпературный спектральный люминесцентный анализ позволяет дифференцировать участки местности по содержанию углеводородов в промышленных загрязнениях почвы, стекол различного состава и прочих объектов.

Для изучения структуры и фазового состава практически всех криминалистических объектов, имеющих кристаллическое строение, широко применяются методы металлографии и рентгеноструктурного анализа, в особенности при исследовании зольных остатков сожженных ценных бумаг и документов, наркотиков, лакокрасочных частиц, ядов, фармакологических препаратов, строительных материалов, изделий из металлов и сплавов.

Хроматографические методы обеспечивают определение фракционного и молекулярного состава веществ. Наиболее распространена тонкослойная хроматография при анализе органических объектов:

жиров, масел, лекарств, красителей текстильных волокон, взрывчатых веществ. В технической экспертизе документов с ее помощью удается дифференцировать одноцветные чернила, разведенные по разной рецептуре, а также регистрировать различия, обусловленные отклонениями в технологическом процессе. Современные хроматографы, оснащенные мини-компьютерами, позволяют решить многие экспертные задачи по анализу полимерных материалов, спиртов, ГСМ, биологически активных веществ и др. Газожидкостная хроматография дает возможность исследовать сфальсифицированные пищевые продукты, ликероводочные изделия и табак, а также полимерные материалы, клей, резину, взрывчатые веществ и др.

Большой универсальностью отличаются кибернетические методы, широко используемые при производстве многих экспертиз. Так, для судебно-автотехнической экспертизы разработано несколько программ, позволяющих рассчитать скорость движения транспортного средства, техническую возможность предотвратить наезд на пешехода или иное внезапно возникшее препятствие, выяснить момент и причины опрокидывания автомобиля, решить ряд других задач. Ответ на каждый вопрос базируется на исходных данных, которые следователь получает при осмотре места ДТП и участвовавших в нем машин, а также из допросов водителей и свидетелей-очевидцев. Полученные сведения вводятся в компьютер, который по соответствующей программе анализирует их и выдает результаты в виде заключения. Эксперт оценивает полученный документ и заверяет его своей подписью. Такой подход многократно уменьшает сроки производства экспертизы, делает ее выводы более надежными и убедительными.

Криминалистическое исследование средств и материалов звукозаписи относится к довольно новым видам экспертиз, где активно применяют кибернетические методы и устройства для отождествления источника звука и звукозаписывающего прибора (магнитофона, диктофона), дешифровки неразборчивых речевых и иных звуковых сигналов, установления различных изменений, умышленно внесенных либо образовавшихся вследствие эксплуатации фонограммы: перезаписи, монтажа, стирания, износа ленты и др.

Фоноскопическая экспертиза исследует технические средства записи звуковой информации. Источниками последней могут быть человек, приборы и механизмы, животные и птицы, транспортные средства, производственные процессы и явления природы, преступное событие (выстрел, взрыв, крики), образующие в своей совокупности звуковую среду совершения преступления. Криминалистический анализ звуковой среды, запечатленной на фонограмме, позволяет распознать и отождествить звуковые сигналы, установить вид и количество их источников, идентифицировать последние. При этом используются такие сложные технические комплексы, как акустические спектроанализаторы и синтезаторы, обычно сопряженные с компьютером. Электроакустические исследования дают возможность установить закономерности отображения звуковой информации на магнитных носителях. На этой основе решаются идентификационные задачи относительно средств и материалов звукозаписи.

Кибернетические методы результативны и при расследовании организованных групповых хищений, уклонения от уплаты налогов и страховых взносов с организаций, когда в ходе экономических и бухгалтерских экспертиз приходится анализировать громадные массивы цифровой информации. Для определения направлений раскрытия неизвестных случаев преступных посягательств используется многофакторный анализ, при котором установить корреляционные связи без использования компьютерных технологий практически невозможно.

§ 5. Применение технико-криминалистических средств для решения иных криминалистических задач

Под иными криминалистическими задачами понимаются те, которые направлены на накопление и переработку криминалистической информации посредством ведения различных криминалистических учетов, оптимизацию труда следователя, обеспечение личной безопасности сотрудников правоохранительных органов, а также предупреждение преступных посягательств и запечатление правонарушителя на месте преступления. Все эти задачи решаются, как правило, в непроцессуальном порядке и обеспечивают достижение основной цели – быстрого раскрытия и расследования преступлений, изобличения виновного лица.

Технические средства криминалистического учета, розыска преступников и похищенного имущества включают средства, используемые для накопления и переработки криминалистической информации путем функционирования различных учетных систем, облегчающих поиск необходимых сведений и материалов. В этой работе нашли широкое применение современные компьютерные технологии, обеспеченные соответствующим программным продуктом. В то же время остается весьма актуальной разработка технической системы для автоматического кодирования папиллярных узоров и их мгновенного распознавания. Внедрение такой системы позволило бы заменить традиционную десятипальцевую регистрацию монодактилоскопической и ввести ее в память компьютера, осуществляющего автоматический поиск следов, сходных с обнаруженными на месте происшествия. Будучи включенным в сеть, он значительно увеличил бы возможности дактилоскопического учета.

К рассматриваемой группе технико-криминалистических средств относятся также фоторобот, ИКР-2 (идентификационный комплект рисунков), айденти-кит, фото-фит и другие аналогичные устройства, необходимые при розыске неизвестных преступников для моделирования их внешности со слов потерпевшего или свидетеля-очевидца. Начали в этом направлении использовать и компьютерное моделирование внешности. В эту группу входят современные средства получения и размножения фотоизображений и словесных описаний примет преступника или похищенного имущества (сканеры, принтеры, ксероксы и др.).

Технические средства научной организации труда следователя – это различная современная оргтехника, сконструированная специалистами НОТ для работников умственного труда, а именно: диктофонные центры, резко сокращающие затраты времени и сил на составление процессуальных документов, портативные диктофоны, используемые при осмотрах мест происшествия в неблагоприятных условиях, и др. Сюда же необходимо включить технико-криминалистические средства доставки следователя к месту производства следственного действия и связи, которые в настоящее время достаточно разнообразны и совершенны. Это фототелеграф, телефаксы, бильдаппараты, компьютерные сети, а также телефонная связь с помощью сотовых сетей и видеокоммуникации через специальные спутники, применяемые в деятельности Интерпола. Доставка следователя производится обычными мотоциклами, автомашинами, передвижными лабораториями, вертолетами, самолетами, оборудованными комплектами технико-криминалистических средств.

Технико-криминалистические средства обеспечения личной безопасности сотрудников правоохранительных органов наиболее интенсивно разрабатываются в США, ФРГ, Японии и других индустриально развитых странах ввиду высокой технической оснащенности преступников (особенно организованных). Здесь имеют в виду пуленепробиваемые жилеты и экраны, газовые пистолеты, портативные электрические приборы, парализующие нападающего сильным электрическим разрядом; миниатюрные сигнализаторы, предупреждающие сотрудника легким уколом электротока, что у приближающегося человека есть оружие, и т.п.

Из технико-криминалистических средств, используемых для предупреждения преступлений, криминалистов интересуют те, которые затрудняют или исключают возможность совершения преступного посягательства. Это фотоэлементы, реле, другие компоненты охранной сигнализации, запирающие и противоугонные приспособления различных конструкций, шифр-системы. Пытаясь отключить подобные устройства, преступники оставляют на месте происшествия дополнительные следы, что увеличивает поток криминалистической информации. К данной группе относятся и средства запечатления правонарушителя на месте совершения преступления с помощью следящих телекамер, а также различные ловушки (маркеры), оставляющие на преступнике трудноустранимые и хорошо различимые следы своего воздействия.

Глава 7

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ФОТОГРАФИЯ, ВИДЕОЗАПИСЬ И ГОЛОГРАФИЯ

§ 1. Понятие, система и значение криминалистической фотографии

Криминалистическая фотография – один из разделов криминалистической техники, представляющий совокупность научных положений и разработанных на ее основе фотографических методов и средств, используемых для запечатления и исследования криминалистических объектов.

Фотографические средства включают съемочную и проекционную аппаратуру, принадлежности и реактивы для обработки пленки и бумаги с целью получения фотоизображений. Под методами криминалистической фотографии понимают совокупность рекомендаций и правил по использованию ее средств, главным образом съемочной аппаратуры, для получения фотоизображения запечатлеваемого или исследуемого криминалистического объекта, которое отвечает предъявляемым требованиям.

Фотосъемка должна предшествовать любому другому способу фиксации криминалистических объектов и выполняться в соответствии с научными рекомендациями. Оптимальной признается такая фотофиксация, когда запечатлевается вся цветовая гамма криминалистического объекта.

Система криминалистической фотографии состоит из двух частей: оперативной и исследовательской, различающихся по сферам применения. Средства и методы первой используются в криминалистической практике для запечатления обстановки, в которой проводилось следственное действие, а также добытых доказательств, организации криминалистической регистрации, розыска преступников, похищенных вещей и в других направлениях.

Исследовательская фотография открывает широкие возможности в экспертной деятельности для фиксации и анализа представленных эксперту криминалистических объектов. Экспертиза посредством фотографических средств и методов позволяет выявить слаборазличимые и невидимые признаки криминалистических объектов, их цветовые и яркостные отличия, механизм следообразования. Фотографические аналитические методы используются также в целях исследования фотоснимков и фотоаппаратуры, фотоматериалов и химических реактивов при фототехнической экспертизе.

Фотоизображения исследуемых объектов приобщаются к заключениям экспертов, иллюстрируют и обосновывают их выводы. Фотоснимки, в которые вошли фактические данные, важные для раскрытия и расследования преступлений, по своей правовой природе относятся к документам и могут использоваться в уголовном судопроизводстве в качестве источников судебных доказательств. Те из них, которые, получены вне сферы уголовного процесса, например отразившие подготовку или совершение преступления, считаются вещественными доказательствами и приобщаются к материалам дела специальным постановлением. Снимки, полученные в ходе следственных действий и криминалистических экспертиз, имеют статус приложений к соответствующим процессуальным документам.

§ 2. Криминалистическая оперативная фотография

Криминалистическая оперативная фотография – это система научных положений, средств и методов фотосъемки, применяемых при производстве следственных действий и розыскных мероприятий. Под ее методами понимаются правила и рекомендации, которые обеспечивают получение качественных фотографических изображений запечатлеваемых криминалистических объектов.

Производя фотосъемку, нужно следить за тем, чтобы на объектах не было глубоких теней, закрывающих часть изображения. Тени можно ликвидировать дополнительной подсветкой или изменением точки съемки. Исправление фотоизображений посредством ретуши и других подобных приемов недопустимо.

Для фотографирования объектов, имеющих большие габариты либо протяженность, используется панорамирование. Оно применяется для фиксации длинных объектов в достаточно крупном масштабе, а также тогда, когда фотографируемые предметы не входят в кадр и нет возможности отойти от них на нужное расстояние. Панорамирование осуществляется путем съемки объекта по частям с последующим монтажом (склеиванием) отпечатков в фотопанораму. Различаются линейная, круговая и ярусная панорамы.

Съемка линейной панорамы производится с нескольких точек, одинаково удаленных от объекта, имеющего небольшую глубину вдоль оптической оси объектива. Это, например, длинное здание, железнодорожный состав, участок автомагистрали и т.п. При съемке круговой панорамы фотографировать нужно с одной точки, но камеру после фиксации каждого кадра надо поворачивать вокруг вертикальной оси на некоторый угол. Аппарат рекомендуется установить на штатив, а для поворота использовать специальную головку с градуированной шкалой. Этот способ применяется при съемке объектов, расположенных по некоторому радиусу.

В отличие от кругового, ярусное панорамирование осуществляется поворотом фотокамеры вокруг горизонтальной оси для случаев, когда требуется фиксация высоких объектов. При этом масштаб отображения нижних и верхних частей объекта будет неодинаков вследствие увеличения расстояния до точки съемки. В результате высотное здание, например, приобретает на фотопанораме форму пирамиды. Чтобы избежать этого, ярусное панорамирование лучше осуществлять, перемещаясь вдоль фронтальной плоскости объекта, что, правда, далеко не всегда осуществимо.

Фотопанораму можно получить с помощью специального аппарата типа «Горизонт», имеющего угол панорамирования по горизонтали 120 градусов, а по вертикали – 45 градусов. Однако чаще для панорамной съемки используют фотокамеры общего назначения типа «Зенит». Запечатлевая им панораму, в каждый последующий кадр, во избежание пропусков при монтаже, следует включать 10 – 15% площади снимаемого объекта, фигурирующей в предыдущем кадре. Наводку на резкость при панорамной съемке нужно производить с обязательным использованием шкалы глубин резкости без повторной фокусировки объектива. В противном случае получатся изображения неодинакового масштаба, что затруднит монтаж фотопанорамы.

При круговом панорамировании для каждого направления съемки выдержку определяют отдельно, но с таким расчетом, чтобы все негативы были одинаковой плотности. Полученные кадры печатают на одинаковой фотобумаге в одном масштабе, следя за тем, чтобы совмещаемые участки изображений на двух соседних снимках полностью совпадали и имели одинаковую плотность. Монтаж панорамы заключается в накладывании и склеивании совмещаемых участков фотоизображений.

Метрическая съемка позволяет определять по фотоснимкам пространственные характеристики запечатленных объектов (форма, размеры, положение). Необходимость в установлении по снимкам размеров объектов и расстояний между ними возникает при расследовании различных преступлений, в частности транспортных происшествий. Метрическая съемка основывается на расчетах по одиночному фотоснимку, сделанному аппаратом общего назначения, с введением в кадр предметов известного размера, служащих масштабом. В следственной практике наиболее распространены два вида метрической съемки: с линейным и глубинным масштабами.

Фотографирование с линейным масштабом осуществляется аппаратом, оптическая ось которого направлена перпендикулярно к плоскости объекта съемки, где располагают и масштаб. Фотоаппарат размещают так, чтобы его задняя стенка была параллельна плоскости снимаемого объекта, а оптическая ось объектива проходила через его центр. Расстояние до объекта должно быть по возможности минимальным. Это позволит полнее использовать полезную площадь кадра и получить изображение большего масштаба. При запечатлении крупных объектов масштабную линейку помещают на сам объект, но так, чтобы она не закрывала его существенных признаков. Съемку мелких предметов производят с масштабом, лежащим рядом.

Съемка с глубинным масштабом проводится фотоаппаратом, установленным оптической осью своего объектива в направлении, параллельном предметной плоскости, на которой находятся фиксируемые объекты и масштаб. В качестве глубинных масштабов используются ленты или квадраты. С ленточным масштабом снимать следует так. Фотоаппарат закрепляют на штатив, а от него, вдоль оптической оси объектива, по полу или грунту протягивают ленту длиной 10 – 15 м, шириной 10 – 15 см с хорошо заметными делениями, равными, как правило, главному фокусному расстоянию объектива. Первое деление ленты должно начинаться точно под объективом. Печатать нужно со всего кадра с увеличением в целое число раз.

В качестве квадратного масштаба применяют лист картона, стороны которого одинаковы и кратны фокусному расстоянию объектива. При съемке его укладывают так, чтобы ближайшая к аппарату сторона совпала с краем кадра. В основу расчетов размеров предметов и расстояний между ними положены известные закономерности, позволяющие вычислять эти параметры по масштабным снимкам. Определение размеров и расстояний по снимкам с ленточным или квадратным масштабом лучше поручить специалисту.

Использование сменной оптики. Сменная оптика (длиннофокусные и широкоугольные объективы) применяется в тех случаях, когда невозможно приблизиться к удаленному объекту или нельзя отойти от близко расположенного объекта, но необходимо получить изображение нужного масштаба. При фотографировании таких объектов аппаратами типа «Зенит» с нормальным объективом удаленные объекты получаются очень мелкими, а близкие – слишком крупными и не помещаются в кадре. При выборе объектива для конкретных условий съемки следует руководствоваться его фокусным расстоянием и дистанцией до объекта. При этом с небольшой погрешностью можно считать, что объект на негативе будет уменьшен во столько раз, сколько фокусных расстояний объектива уложится в дистанцию между ними.

Фотосъемка при осмотре места происшествия. Для фиксации хода и результатов осмотра места происшествия осуществляются ориентирующая, обзорная, узловая и детальная виды съемки.

Ориентирующая съемка предназначена для отражения места происшествия вместе с прилегающей территорией. Ориентирующие снимки должны давать представление о расположении места происшествия на местности и отвечать на вопрос «где?». Поэтому в границы кадра нужно включать само место и окружающую его территорию. На ориентирующих снимках целесообразно показать расположение места происшествия относительно дорог, мостов, улиц, перекрестков и т.п., а для его привязки к местности включить в кадр находящиеся вблизи постоянные ориентиры. Направление и дистанцию ориентирующей съемки определяют в зависимости от вида расследуемого преступления и обстановки, в которой оно произошло. Здесь нередко приходится запечатлевать обширные территории, для чего используют широкоугольные объективы или прибегают к панорамированию.

Обзорная съемка дает хороший результат, когда требуется получить общий вид самого места происшествия, поэтому кадр определяется его границами и должен отвечать на вопрос «что произошло?». Точку съемки здесь выбирают так, чтобы на снимке четко просматривались важнейшие элементы обстановки места происшествия и их взаимное расположение. Если одного снимка недостаточно, прибегают к встречной или крестообразной съемке. В первом случае фотографировать нужно с двух, а во втором – с четырех противоположных сторон. Если всю обстановку места происшествия включить в один кадр невозможно, производят панорамирование.

Узловая съемка необходима при фиксации наиболее важных в криминалистическом отношении объектов обстановки места происшествия: трупов, взломанных преград, дорожки следов ног и т.д. Эти снимки должны дать ответ на вопрос «как?».

Детальная съемка осуществляется для запечатления отдельных следов и иных важных особенностей места происшествия. Чтобы снимаемые предметы отобразились более полно, съемку нужно проводить в максимально возможном масштабе с использованием при необходимости удлинительных колец, насадочных линз или специальной фотоприставки. Обычно снимают с верхней точки по правилам метрической съемки. Серия детальных снимков должна дать ответ на вопрос «каков результат?», а все фотографии места происшествия – создать наглядное представление об обстановке и последствиях преступного события, зафиксировать их максимально подробно, восполняя тем самым возможные погрешности протокольного описания.

Фотосъемка трупа состоит из ориентирующего, обзорного, узлового и детального снимков. Вначале труп фотографируют на фоне окружающих предметов, затем производят его обзорную и узловую съемку. При этом важно точно передать позу и состояние трупа. Для этого его нужно заснять сверху и с боков. Со стороны головы и ног съемка не рекомендуется, поскольку пропорции тела при таком ракурсе сильно искажаются. Повреждения и особые приметы (раны, кровоподтеки, родимые пятна, шрамы, татуировки) следует фотографировать по правилам измерительной съемки по возможности на цветные фотоматериалы.

Фотографирование предметов – вещественных доказательств проводят в условиях, обеспечивающих их наиболее подробное отображение. Для этого предметы вначале подвергают узловой съемке на месте обнаружения, а затем – детальной. В последнем случае предмет устанавливают в такое положение, в каком он обычно наблюдается в действительности, и фотографируют те его стороны, на которых имеется максимальное количество характерных признаков.

Фотосъемка следов начинается с их фотографирования на фоне окружающей обстановки или вместе с предметами-носителями. Затем выбираются самые четкие следы, которые снимают каждый в отдельности по правилам детальной масштабной фотосъемки. Освещение здесь подбирают с учетом степени выраженности в следах рельефа, цвета и иных характерных особенностей.

Фотосъемка при производстве обыска, предъявления для опознания и проверки показаний с выходом на место преследует цель отразить обстановку, в которой проводилось каждое из них, важнейшие моменты их выполнения и полученные результаты. Снимки помогают прокурору, адвокату, суду и другим лицам, изучающим уголовное дело, объективнее оценить собранные доказательства.

При проведении обыска фотографируют обыскиваемое помещение и сам объект с тайником. Потом – открытый тайник. Если он имеет сложное устройство, то фиксируют основные узлы тайника, а затем – обнаруженные в нем предметы.

При предъявлении для опознания вначале следует сфотографировать всю группу предъявляемых лиц (предметов, обозначенных номерами), потом отдельно – опознанное лицо (объект). Если признаки, обеспечившие опознание, выражены в цвете, съемку ведут на цветные материалы.

Фотофиксация при проверке показаний с выходом на место необходимо для того, чтобы на снимках наглядно отобразить обстановку и места, указанные проверяемым субъектом. Съемку обстановки рекомендуется осуществлять с тех же точек, с которых делались фотографии при осмотре места происшествия. Если проверяются показания нескольких соучастников преступления, то фиксацию одних и тех же объектов следует вести с одних точек съемки.

Опознавательная фотосъемка требуется для регистрации, розыска и опознания преступников, а также трупов неизвестных субъектов для установления личности. Правила этой съемки обеспечивают точную фиксацию внешних признаков человека, используемых для его отождествления посредством опознания или портретной экспертизы.

С живых лиц делают три погрудных снимка: правый профиль, анфас (спереди) и вполоборота головы вправо, а также спереди в полный рост. Если имеются особые приметы, то их запечатлевают на отдельных кадрах, а при наличии особенностей на левой половине лица снимают и левый профиль. При фотосъемке анфас голове сидящего преступника придают такое положение, при котором горизонтальная линия, мысленно проведенная по наружным углам глаз, проходит через верхнюю треть ушных раковин. На погрудных снимках арестованный запечатлевается без головного убора и очков, а волосы не должны закрывать лоб и уши. На снимке в полный рост его фотографируют в той одежде, в которой он был задержан. Погрудные портреты традиционно выполняют в натуральной величины, подбирая такое освещение, при котором наиболее полно передаются контуры и особенности лица. Фон должен быть однородного светло-серого цвета.

Опознавательная съемка трупов производится с соблюдением приведенных рекомендаций, однако погрудные снимки делают анфас, в правый и левый профиль и полупрофиль. Снимают труп и во весь рост, а для фиксации особых примет – обнаженным. В необходимых случаях трупу перед съемкой судебный медик придает прижизненный вид: умывает, причесывает, открывает глаза, припудривает кровоподтеки.

Репродукционная фотосъемка – метод получения фотокопий с рукописных, машинописных, машиночитаемых и других документов, рисунков, чертежей, иных плоских объектов. Фотосъемка общего вида документа призвана отобразить его наиболее важные признаки. На снимке должны быть видны: сам документ, включая поля и все детали текста (пометки, оттиски печатей и штампов, подписи и др.), а также имеющиеся повреждения (разрывы, обугливания, линии перегиба и т.п.).

Фоторепродуцирование осуществляется, как правило, двумя способами: на репродукционной установке и контактным путем. В первом случае фотосъемку делают при освещении оригинала двусторонним равномерным светом, падающим под углом 25-30°. Документ должен быть параллелен плоскости фотопленки, а оптическая ось объектива направлена в его центр. С оригиналов на прозрачной основе фоторепродукции изготавливают контактным путем при проходящем освещении. С непрозрачных документов репродукции получают так называемым рефлексным способом, в отраженном свете. Копируемый оригинал кладут на твердую ровную основу, а на него, эмульсионным слоем вниз, – рефлексную фотобумагу. Затем бумагу плотно прижимают к оригиналу стеклом и освещают через подложку. После проявки получается негатив, с которого аналогичным способом печатают позитивные фотокопии.

§ 3. Криминалистическая исследовательская фотография

Криминалистическая исследовательская фотография представляет собой систему научных положений, средств и методов фотосъемки, используемых для фиксации и исследования объектов в ходе криминалистической экспертизы. Она призвана дать в распоряжение экспертов фотографические средства и методы анализа криминалистических объектов, а также обеспечить наглядную фиксацию их общего вида и состояния, иллюстрацию результатов проведенных исследований.

Фотографические методы чаще всего применяются при экспертизе документов, когда какие-либо фрагменты текстов дописаны, замазаны, залиты, удалены механическим или химическим способом либо записи исчезли (угасли) от длительного хранения в неблагоприятных условиях.

Для исследования криминалистических объектов желательно фотографическое изменение контрастов. Оно позволит получить фотоизображение с необычным соотношением яркостей при черно-белой съемке или цветопередачи – при цветной. В экспертной практике изменение контрастов чаще всего проводится в сторону его усиления в целях выявления нужных деталей изображения. Оно может быть получено как в процессе съемки, так и путем специальной обработки негатива. В сложных случаях для достижения нужного эффекта эти подходы используются в комплексе.

В отличие от черно-белого, цветовой контраст обусловлен различием в спектральном составе отражаемого объектом света, т.е. соотношением разных хроматических тонов, например синего и оранжевого, фиолетового и желтого. Усилить такой контраст при съемке помогает продуманный выбор освещения, светофильтров и фотоматериалов, а также химикатов для их обработки. Для ослабления фона и выделения деталей требуется светофильтр того же цвета, который нужно погасить.

Максимальный эффект усиления достигается подбором светофильтров противоположного цвета. Так, противоположным фиолетовому является желтый, синему – оранжевый. Выбрать подходящий светофильтр можно и визуально, разглядывая через него фотографируемый объект. Если в процессе первичного усиления не удалось получить изображение нужного контраста, негатив подвергают дополнительной химической обработке или многократному перекопированию на контрастных фотоматериалах – контратипированию.

Фотосъемка в невидимых лучах спектра основана на их способности проникать через некоторые объекты, непрозрачные для обычного света, а также иначе, чем видимые лучи, отражаться и поглощаться многими материалами. Эксперты в своей работе чаще используют съемку в инфракрасных и ультрафиолетовых отраженных лучах и фиксацию картины люминесценции объектов в этих лучах. Подобную фотосъемку, а также рентгенографию проводят для выявления признаков, не воспринимаемых визуально и не воспроизводимых фотографическими средствами в видимом свете, например для прочтения вытравленных и залитых текстов.

Микрофотосъемка предназначена для исследования изображений очень мелких криминалистических объектов при большом увеличении. Фотосъемку с увеличением в 4–5 раз легко осуществить обычной малоформатной зеркальной фотокамерой, применяя удлинительные кольца или микроприставку. В экспертной практике для увеличения в десятки и сотни раз применяют специальные микрофотоустановки с микроскопами МИН-10, МБИ, МП-8, МБС, МИМ, МСК и др. Микрофотосъемку можно провести и обычным зеркальным фотоаппаратом, соединенным с микроскопом*.

_____________________

* См. подробнее: Ищенко Е.П., Ищенко П.П., Зотов В.А. Криминалистическая фотография и видеозапись: Учеб.-практ. пособие/Под ред. проф. Е.П. Ищенко.М., 1999. С. 236-373.

Фототехническая экспертиза имеет своими объектами фотоснимки, диапозитивы (слайды), негативы, кинофильмы, а также материалы и средства для их получения. С ее помощью решаются идентификационные и диагностические задачи. К первым относятся: отождествление фотоаппаратов, увеличителей и других принадлежностей для изготовления фотоизображений, установление класса, рода, вида, сорта фотоматериалов и химикатов. Диагностические задачи – это выявление истинных размеров объектов, запечатленных фотографически, определение точки съемки, расстояния до каждого из объектов. По фотоснимку нередко удается установить, не подвергался ли он ретушированию, на каком глянцевателе отглянцован, каким резаком обрезаны его края и др.

§ 4. Криминалистическая видеозапись

В последние годы особенно интенсивно совершенствуются электронные методы фиксации информации. Их сущность состоит в том, что изображение запечатлеваемого объекта трансформируется в электрический сигнал, который записывается на магнитном носителе. Сигнал не нуждается в какой-либо обработке, а для воспроизведения, чтобы изображение возникло на мониторе, необходимо лишь электронно-оптическое преобразование.

Подчеркнем одну важную особенность современных электронных методов, которая и позволяет причислить их к фотографическим. Все они обеспечивают не только вывод изображения на телеэкран либо монитор, но и его фиксацию на чувствительном фотоматериале. Этот собственно фотографический вариант отображения может быть получен на специальном устройстве либо путем прямой фотосъемки с телевизионного экрана. В то же время в электронных методах не существует принципиальных ограничений на получение такого же качества передачи мелких деталей, как у цветных фотоматериалов с высокой разрешающей способностью. На этой основе сформировалась судебная видеозапись, отличающаяся оперативностью, технологической гибкостью и высокой информационной емкостью.

Средства и приемы криминалистической видеозаписи. Прежде чем перейти непосредственно к видеосредствам фиксации криминалистической информации, отметим появление цифровых аппаратов, реализующих покадровую видеозапись изображений на магнитный носитель. Сконструированы они на базе популярных узкопленочных зеркальных камер, поэтому предоставляют пользователю широкий спектр возможностей электронного интеллекта вкупе с оптическим совершенством сменной оптики. Они обеспечивают получение высококачественных снимков и цветопередачу с различением до 17 миллионов оттенков. Фиксация изображений, преобразуемых в последовательность цифр, заносится на дискету, жесткий диск или CD-ROM. Кадры можно многократно экспонировать, стирать и запечетлевать снова без понижения качества изображения. Отснятое несложно просмотреть на экране монитора, оценить, стереть неудачные кадры и на их место записать другие.

Цифровые снимки очень легко загружаются в персональный компьютер, который распечатывает их посредством цветного принтера. Средства удаленного доступа, например Интернет, позволяют передать изображения куда угодно, что весьма полезно при подключении к расследованию, например, Интерпола. Посредством специальной компьютерной программы можно редактировать снимки, изменяя тона, убирая ненужные детали или, наоборот, вставляя фрагменты из других кадров. Легко осуществимы корректировка и смешивание цветов, усиление и ослабление резкости, ретуширование, рисование, закрашивание, цветоделение, создание эффекта рельефности и др. В этой связи нельзя не отметить, что появление таких аппаратов ставит перед криминалистами новые сложные задачи в оценке достоверности цифровых фотоснимков, служащих источниками наглядной доказательственной информации, в особенности если они получены вне сферы уголовного процесса.

В настоящее время в следственной практике используется видеоаппаратура в основном зарубежного производства, которая дает возможность получить качественное цветное или черно-белое изображение даже в условиях очень слабой освещенности. Видеозапись на предварительном следствии необходима для фиксации в динамике образной и звуковой криминалистической информации, получаемой при производстве следственных действий. Этой цели подчинено использование рассматриваемых далее приемов видеозаписи, которые должны обеспечивать документальность и вместе с тем выразительность видеофильма, ориентируя в обстановке производства следственного действия, показывая связи между объектами, заостряя внимание на главном, криминалистически существенном.

Доброкачественный документальный видеофильм, в полной мере отражающий конкретное следственное действие, можно снять, лишь правильно применяя приемы видеозаписи. Поскольку на экране синхронно воспроизводятся образная и звуковая информация, съемку фильма нужно проводить так, чтобы на высоком уровне были зафиксированы не только изображение, но и звук.

Из основных операторских приемов можно выделить панорамирование, наезд и отъезд. Панорамирование – это съемка камерой, находящейся в движении. Оно бывает статическим и динамическим. Статическую панораму снимают плавным поворотом камеры вокруг горизонтальной или вертикальной оси. В первом случае получают круговую видеопанораму, а во втором – вертикальную.

При динамическом панорамировании съемка осуществляется камерой, перемещающейся в пространстве. Такой прием рационально применять тогда, когда нужно запечатлеть большие площади или объекты значительной протяженности. Разновидности динамических панорам – линейная панорама, при съемке которой камеру постепенно перемещают параллельно фронтальной плоскости объекта, как бы оглядывая его, и панорама следования, когда с камерой движутся вслед за объектом, фиксируя его динамику.

Панорамы должны начинаться и заканчиваться статичными кадрами, иначе они плохо согласуются с соседними эпизодами видеофильма. Внутри панорам целесообразно делать остановки для выделения главных объектов. Здесь следует применять наезд, т.е. плавный переход от общего плана к среднему и крупному. Отъезд – прием, обратный наезду, обычно позволяет поддерживать ориентацию в обстановке производства следственного действия после серии эпизодов, снятых крупным и детальным планами, либо для ввода в кадр других лиц после показа основного субъекта съемки.

По аналогии с криминалистической оперативной фотографией, использующей ориентирующий, обзорный, узловой и детальный виды съемки, в криминалистической видеозаписи применяется общий, средний, крупный и детальный планы. Общий план предпочтителен при ориентирующей и обзорной фиксации места проведения следственного действия; показывает перемещение главного объекта на фоне окружающей обстановки. Таким планом хорошо начинать эпизоды судебного видеофильма, он вводит в курс предстоящих действий. Средний план, укрупняя часть изображений общего плана, направляет внимание на определенный объект, динамика которого становится уже хорошо различимой. Для выделения характерных частей снимаемого объекта используется крупный план. Детальный план необходим для показа в полный кадр специфических особенностей объектов съемки.

Снимать эпизоды судебного видеофильма необходимо в той последовательности, в какой они будут демонстрироваться, чтобы избежать монтажа. Съемку обычно следует вести с уровня среднего роста, привычного и не искажающего перспективу. Нужно обращать внимание на освещение снимаемых объектов, нейтрализовать звуковые помехи, затрудняющие восприятие фонограммы. Для производства видеозаписи в ходе следственного действия целесообразно пригласить специалиста-телеоператора, объяснив ему, что и как требуется заснять.

Применение криминалистической видеозаписи при расследовании преступлений необходимо в тех случаях, когда важно запечатлеть какое-либо действие, существенное для установления истины по делу, динамику развития события или явления вместе с сопровождающими их звуками. К числу таких действий в первую очередь относится следственный эксперимент, поскольку его видеограмма передает исчерпывающую информацию не только о процессе проведения опытных действий и их результатах, но и об организации этих опытов, тактических и процессуальных условиях осуществления экспериментов. Наличие полной картины проведения экспериментальных действий значительно облегчает оценку полученной доказательственной информации.

По материалам дела следователь должен заранее определить содержание и тактику производства опытов, предусмотреть их необходимые варианты, наметить главные этапы эксперимента, приемы их видеофиксации. При любом виде следственного эксперимента надлежит отразить обстановку его проведения (например, освещение, наличие шумов и их интенсивность, погодные условия и др.), используемые объекты, их размещение, каждое опытное действие и его результат, соблюдение процессуальных и тактических требований. Важно, чтобы видеофонограмма создавала «эффект присутствия» при производстве следственного эксперимента, помогала оценить возможность или невозможность восприятия в данных условиях конкретной информации, совершения каких-либо действий за определенный промежуток времени и т.д.

Проверка показаний с выходом на место зачастую также требует видеозаписи. При всей универсальности словесного описания бывает трудно отобразить в протоколе динамическую и звуковую картину хода и результатов проверки, особенно когда проверяемое лицо указывает сложные, малоизвестные маршруты, демонстрирует замысловатые действия, сопровождающиеся характерными звуками, дает пояснения, пользуясь специальной терминологией, и т.п.

Основной задачей видеофиксации здесь является запечатление образной и звуковой информации о действиях проверяемого и маршруте его движения. Продолжительность проверки нередко довольно значительна, поэтому следует предусмотреть съемку наиболее важных, узловых моментов ее проведения, имеющих доказательственное значение.

Сюда следует отнести участки местности, объекты, сведения в их связи с проверяемыми показаниями: место обнаружения трупа или его частей, орудий преступления, похищенных ценностей; отрезки маршрута, важные сведения, сообщенные проверяемым лицом.

Вначале нужно снять говорящих участников проверки с выходом на место средним и крупным планом, чтобы затем по видеофильму было легче сориентироваться, кто и что делал, где находился, кто именно произнес ту или иную фразу. Маршрут движения фиксируется выборочно, с выделением ориентиров. После обзорной съемки места проверки важно запечатлеть ее ключевые моменты и те результаты, которые влияют на оценку полученных доказательственных данных.

Применение криминалистической видеозаписи при предъявлении для опознания особенно желательно в тех случаях, когда последнее производится по походке, мимике, жестикуляции, своеобразным интонациям речи, другим функциональным признакам внешности. Так как каждое конкретное опознание есть одноразовый процесс, повторение которого с тем же опознающим, как правило, недопустимо, предварительная подготовка к видеофиксации очень важна. Поскольку выбор места проведения опознания не ограничен, лучше провести его в просторном, светлом помещении с хорошей звукоизоляцией. Все лишние предметы, могущие отвлечь внимание опознающего, рекомендуется убрать, фон для съемки должен быть однотонным.

Следует заранее наметить наиболее подходящие точки съемки и те операторские приемы, которые необходимы для максимально полной и наглядной видеофиксации. Вначале делают обзорную съемку группы опознаваемых с «наездом» на каждого для показа правильности подбора членов группы, которые не должны иметь во внешности (походке, речи, жестикуляции) резких отличий. Затем на видеограмму снимаются те действия, которые группа проводит по указанию следователя, реакции на них опознающего и его заявления по поводу воспринятого. В заключение крупным планом – те признаки внешности, по которым произошло опознание.

Допрос и очную ставку следует обеспечить видеофиксацией в тех случаях, когда допрашиваемые лица страдают физическими или психическими недостатками: слепоглухонемые, глухонемые, немые, лица с парализованными органами речи, и те, которые симулируют душевные заболевания. Целесообразна видеосъемка допросов малолетних свидетелей и потерпевших, лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, а также наиболее сложных допросов и очных ставок с целью их последующего анализа для выработки более эффективной тактики дальнейших следственных действий.

Для допроса с видеозаписью нужно выбрать достаточно просторный и равномерно освещенный кабинет, имеющий надежную звукоизоляцию. Лучше заранее проверить помещение, рекомендуется провести пробную видеосъемку и оценить качество записи звука и изображения. Одновременно следует наметить и наиболее подходящие точки съемки.

Ведя допрос или очную ставку с применением видеозаписи, следователю надлежит помнить, что лаконичность, конкретность, ясность вопросов, выразительность жестов, когда они уместны, – важные условия результативности допроса и качества его видеофиксации. Основное место в видеофонограмме должен занимать свободный рассказ допрашиваемого об известных ему обстоятельствах дела, дополненный ответами на вопросы следователя. При съемке допросов с предъявлением уличающих материалов важно запечатлеть сам момент предъявления улики и реакцию на нее допрашиваемого.

Когда показания даются посредством знаков, например при помощи азбуки глухонемых, акцент следует делать на этих жестах допрашиваемого, а во время сурдоперевода в кадре должен быть еще и переводчик. Впоследствии это облегчит проверку правильности перевода, если в ней возникнут сомнения. При фиксации очной ставки в кадре необходимо держать обоих участников.

Осмотр места происшествия нуждается в записи на видеограмму, если его обстановка очень сложна, а время для производства ограниченно. Особенно большую помощь в быстрой, полной и наглядной фиксации видеозапись оказывает в ходе осмотров мест происшествий, связанных с крушениями, авариями, катастрофами, взрывами, обрушениями зданий и пожарами, когда необходимо принимать меры для скорейшей ликвидации последствий происшедшего, что неразрывно связано с изменением первоначальной обстановки, когда место происшествия – вредная или специальная территория (шахта, подводное или подземное сооружение) и т.п.

Подготовка к видеофиксации здесь, как правило, сводится к ориентировке на месте, поскольку до прибытия туда ни условия съемки, ни объекты, подлежащие запечатлению, не известны. Вначале рекомендуется съемка общим планом для ориентации места происшествия на окружающей местности, лучше всего посредством панорамирования. Затем – общий вид самого места путем его обзорной видеосъемки общим и средним планами. Далее необходимо перейти к фиксации действий следователя по осмотру наиболее важных объектов и запечатлению последних с разных точек крупным и детальным планами, фиксируя их криминалистические особенности, а также следы. Звуковым сопровождением будут пояснения следователя, даваемые по ходу осмотра.

§ 5. Криминалистическая голография

Один из существенных аспектов криминалистической деятельности – фиксация результатов процессуальных действий, обстановки мест происшествия, отдельных криминалистических объектов. Традиционно используемые технические методы регистрации информации позволяют получать высококачественные черно-белые и цветные изображения. Выше рассмотрены и специальные приемы, посредством которых отображаются особенности, невидимые в обычных условиях. Однако регистрируемые любым из рассмотренных способов изображения отличаются существенным недостатком – запечатленное на них служит плоской копией исходной трехмерной картины. Этот недостаток значительно снижает информативность изображений и возможность анализа зафиксированных данных.

Попытки получить объемное изображение чисто фотографическими методами предпринимались с начала текущего века. Наиболее удачное решение этой проблемы стало возможным со становлением голографии (от греч. holos – весь, полный и grapho – пишу, черчу, рисую) – метода регистрации и воспроизведения волнового поля, создаваемого с помощью лазера. Уникальные свойства лазерного излучения, которое способно сохранять постоянную частоту, фазу и поляризацию, высокая надежность квантовых генераторов, их доступность, целевое разнообразие выпускаемых типов стали важными факторами их широкого применения в криминалистике, в том числе для целей голографирования.

Голографические методы используются в настоящее время как для фиксации, так и для исследования криминалистических объектов. Голография совершеннее фотосъемки, поскольку позволяет получить более полную информацию об объекте, ибо представляет собой процесс регистрации на светочувствительной пластинке не только амплитудных (как в фотографии), но и фазовых характеристик светового потока.

При съемке одновременно с волной, отраженной объектом, на пластинку направляют вспомогательную волну от того же источника света – лазера. Взаимодействуя, они дают интерференционную картину. Если на проявленную голограмму направить луч лазера, то в пространстве возникает объемное изображение зафиксированного объекта, содержащее о нем полную информацию. У наблюдателя появляется ощущение, будто он видит реальный предмет. Трехмерность изображения обусловливается дифракцией, т.е. заходом лучей в область тени в результате огибания предмета.

Голографию проще всего охарактеризовать как объемную фотографию с лазерным освещением. Она позволяет регистрировать и восстанавливать информацию об объекте на основе интерференционной записи и дифракционного воспроизведения волновых фронтов излучения.

Активной средой газовых лазеров, оптимальных для целей голографии, служат чистые газы, их смеси, а также смеси газа и паров металла. Наиболее употребимы гелий-неоновые, аргоновые, азотные квантовые генераторы. Работают они как в импульсном, так и в непрерывном режиме, излучая свет в диапазоне от инфракрасной до ультрафиолетовой зоны спектра.

В последние годы голография стала широко известна тем, что позволяет получать эффектные объемные цветные изображения различных объектов, в том числе криминалистических. Действительно, если записать и воспроизвести со всеми подробностями поле излучения, рассеянное объектом, то глаз не отличит восстановленное поле от реального объекта. Возникает иллюзия присутствия запечетленного объекта перед наблюдателем, причем в ярком цветном изображении. Более того, голограмма способна воспроизводить свыше миллиона оттенков яркости, в то время как для обычной фотографии этот показатель не превышает сотни.

Известно, что все освещенные объекты поглощают, отражают и рассеивают свет. Формирующееся при этом световое поле содержит полную информацию об объектах, их форме, взаимном расположении и даже материале, из которого они состоят. При осмотре объекта именно на это реагирует глаз наблюдателя. Полученную информацию анализирует мозг, в результате человек видит. В каждом из направлений перемещения зрачков наблюдателя структура светового поля, формируемого объектом, несколько отличается от соседнего. Поэтому смена ракурса осмотра приводит к изменению наблюдаемого взаимного положения объектов. Следовательно, для наиболее полной регистрации информации нужно фиксировать не изображение объекта, а формируемое им световое поле. Научившись регистрировать это поле, а затем восстанавливать его, можно «увидеть» образ объекта таким же, каким он был в момент фиксации.

Суть голографирования состоит в регистрации интерференционной картины двух лучей, освещающих объект: опорного и объектного. Для получения голограммы луч лазера делят на два, причем опорный направляют непосредственно на фотослой, а другим освещают объект. Отраженный от объекта свет тоже попадает на пластинку. Образующаяся у ее поверхности картина интерференции световых волн (опорной и объектной) регистрируется светочувствительным слоем. Таким образом, при голографировании происходит взаимодействие двух волн, а возникающая при этом интерференционная картина – периодическая структура темных и светлых полос и пятен – содержит полную информацию о запечатленном объекте. Именно эта картина и регистрируется на светочувствительном материале.

Голограмма точно воспроизводит поле объектной волны, но при строго определенных условиях. Это позволяет на одну регистрационную среду последовательно записать, а затем воспроизвести несколько различных интерференционных картин. Число голограмм определяется свойствами регистрирующей среды и топографической схемой. Голограмма отражает свет так же, как реальный объект, а возникающее световое поле в точности соответствует объектному. Поэтому голограмма – это не изображение объекта, а зарегистрированное распределение интерференционной картины объектного и опорного волновых полей. Для топографического метода не существует понятий «негатив – позитив».

При записи голограммы каждая точка объекта рассеивает излучение практически на всю поверхность регистрирующей среды. Поэтому в любой точке голограммы содержится информация обо всем объекте. Отсюда следует несколько особенностей топографического процесса. Во-первых, любой участок голограммы способен воспроизводить образ всего объекта. Уменьшение размера голограммы приводит лишь к некоторому ухудшению качества изображения. Во-вторых, отдельные дефекты голограммы (трещины и царапины на эмульсии), в отличие от фотонегативов, практически не отражаются на качестве восстанавливаемого изображения.

Помимо стеклянных пластинок размером от 4х4 мм до 280х406 см для голографирования применяются также гибкие пленки, которые можно делать размером до 6 кв. м, что позволяет получать очень большие голограммы. Голограмма дает трехмерное изображение даже при освещении ярким белым светом, поскольку она сама «выбирает» из спектра падающего на нее излучения и отражает именно ту монохроматическую составляющую, которая экспонировала ее при съемке.

Особую актуальность топографические методы приобретают тогда, когда криминалисту приходится иметь дело с недолговечными, скоропортящимися объектами, размеры и детали которых необходимо неоднократно сопоставлять с образцами и проверяемыми предметами. Возможности топографии способствуют созданию информационного фонда различных орудий преступления, а на этой основе – своеобразных «музеев», используемых в оперативных и учебных целях.

Получение изображений – далеко не главное и не единственное применение голографии. Голограмму можно использовать для проведения измерений геометрических размеров объектов. Это необходимо, когда обмер реальных объектов затруднен или невозможен (при экспертизе рельефа следов скольжения). Здесь полезны способы определения пространственного положения восстановленной точки, анализа профиля поверхности объекта и др.

Их применение в криминалистической практике наиболее перспективно при анализе следов удара и давления (отжима), сопоставляемых с рабочими поверхностями проверяемых орудий взлома. Они целесообразны в первую очередь там, где требуется создание стерео- и псевдостереоэффекта, например при исследовании отпечатка бойка на капсюле гильзы. В качестве надежных идентификационных признаков тут могут фигурировать макроскопические и микроскопические особенности, в частности незначительные отклонения продольной оси бойка, асферичность его поверхности, координатные характеристики рельефа и др.

Голографические методы широко используются сейчас в криминалистическом исследовании документов для различения штрихов графитных карандашей, синих копирок, черных и синих чернил посредством цветоделительной съемки, а также для прочтения залитых, зачеркнутых, замазанных записей и оттисков, восстановления вытравленных, угасших, смытых текстов, выявления дописок и других изменений в документах посредством лазерной люминесценции.

Важная задача фототехнической экспертизы – точное определение пространственного положения восстановленных по голограммам точек и расстояний между ними, в частности при установлении по представленным следователем фотоснимкам механизма и пространственно-временных характеристик дорожно-транспортного происшествия.

В отличие от оптической, позволяющей исследовать только полированные объекты, голографическая интерферометрия дает возможность анализировать шероховатые криминалистические объекты, которых, разумеется, большинство. Так, с помощью топографии удается выявить невидимые следы, оставленные ногами преступника на напольных покрытиях. После того как по ковру или другой толстой ткани, устилающей пол, прошел человек, на поверхности остаются совершенно неразличимые вмятины – следы ног. Они очень медленно «заплывают» по мере того, как волокна ткани или ворсинки ковра распрямляются. Если в это время на одну и ту же светочувствительную пластинку с небольшим интервалом зарегистрировать две голограммы обследуемого участка пола, то окажутся запечатленными те ничтожные различия, которые образовались в результате распрямления волокон или ворсинок. Для этих целей разработана переносная голографическая камера на рубиновом квантовом генераторе.

При голографировании быстропротекающих (например, взрывных) процессов нужны очень короткие выдержки. Здесь используются специальные установки с импульсным рубиновым лазером. Поэтому становится возможным, например, анализ изменения плотности газа в ударной волне за пролетающей пулей при производстве судебно-баллистической экспертизы.

Важное направление голографической интерферометрии – установление групповой принадлежности стекла, керамики и различных пластических масс. Исходной предпосылкой служит то, что две части одного предмета, обнаруженные в разных местах (например, на месте происшествия и при личном обыске подозреваемого), если они изготовлены из одного и того же материала, не должны иметь существенных отличий в распределении интерференционных полос на восстановленном изображении. Метод дает хорошие результаты при исследовании поверхности бумаги в ходе технической экспертизы документов. Поскольку при подделке нередко прибегают к травящим веществам, изменяющим физические свойства бумаги, метод двух экспозиций с импульсным лазером в качестве источника излучения позволяет выявить конкретный участок фальсификации документа.

Аналогичные задачи решаются и при установлении факта подделки номеров на различных изделиях и деталях: огнестрельном и холодном оружии, основных агрегатах и узлах автомобилей и др. Набивка номерных знаков с помощью штампов вызывает локальные изменения свойств материалов. При проведении исследования методом голографической интерферометрии возникшие изменения будут проявляться в виде скачков полос интерференционной картины на изображении объекта. Грамотный выбор условий голографирования позволяет восстанавливать удаленные номерные знаки.

Голографическая интерферометрия обеспечивает идентификацию плоского стекла по интерференционной картине на его оптических неоднородностях в отраженном лазерном свете. Поддаются анализу стеклянные осколки при отсутствии общей линии разлома и неизвестной взаимной ориентации в пространстве.

Заметное место в криминалистике, особенно в фототехнической экспертизе, занимает оптическая обработка изображений. Она обеспечивает усиление мелких деталей и четкости изображения, исправление дефокусированного (нерезкого) негатива. Отождествление по динамическим следам нередко вызывает большие трудности из-за нечеткости трасс, образовавшихся при совершении расследуемого преступления. В таких условиях их сравнительное сопоставление с экспериментальными следами, образованными проверяемыми объектами в идеальных условиях, не обеспечивает убедительных результатов. Не могут здесь помочь и традиционные фотографические методы обработки изображений. Голографические методы весьма полезны в практике трасологических и судебно-баллистических экспертиз, когда фоновые помехи мешают выделить, проанализировать и сравнить признаки, отобразившиеся в следах.

Их суть состоит в перераспределении информации в изображении путем пространственной фильтрации его спектра. Поскольку информативная часть изображения и искажающие ее помехи имеют различные пространственные частоты, можно уменьшить помехи, воздействуя на спектр фильтром, ослабляющим или полностью экранирующим те или иные его зоны. После фильтрации сравнительное сопоставление фотоснимков следа скольжения, обнаруженного на месте происшествия и экспериментального, утверждает в выводе, что они оставлены орудием, изъятым у подозреваемого.

Традиционные методы экспертизы оттисков печатных форм (типографские и машинописные тексты, клише, штампы, клейма и т.п.), хотя и дают неплохие результаты, полностью удовлетворить практические потребности пока не могли. Так, эти методы не позволяют решать идентификационные задачи при малом количестве исследуемых знаков, не способны идентифицировать новые, особенно электрические, пишущие машинки, цифропечатающие устройства и принтеры. Они не дают точных критериев для определения очередности листа одной закладки и решения некоторых неидентификационных задач. Здесь тоже оптимальны топографические методы, основанные на сравнении дифракционных спектров отдельных литер печатных форм, освещенных лучом лазера. Гарантируемые результаты вполне удовлетворительны. Так, надежность идентификации новых пишущих машин при малом объеме исследуемого материала повышается до 95%.

В практической деятельности судебных экспертов повседневно возникает необходимость распознавать и отождествлять различные объекты: орудия взлома, инструменты, портреты, следы, запечатленные на фотоснимках; машинописные тексты, оттиски печатей и штампов, подписи и др. Визуальный анализ этих объектов даже с использованием специальных технических средств – довольно трудоемкое занятие. Более того, выявляются, как правило, макроскопические признаки, а особенности более тонкого порядка учитываются экспертом при формулировании заключения далеко не всегда.

В связи с этим совершенно необходима опора на методы оптической обработки информации, в частности на распознавание образов. Наиболее распространенный подход к решению этой проблемы заключается в обнаружении интересующего образа и определении, его места в исследуемом изображении.

Голографическое моделирование способствует осуществлению криминалистической идентификации трасологических объектов (по следам разруба, разреза, скольжения, отжима, откуса, удара на дереве, металлах, пластмассах и т.д.). Оно главным образом сориентировано на создание пригодных для сравнительного исследования отпечатков идентификационного поля. Фотоснимки, слепки, оттиски тоже пригодны, но лучшие результаты моделирования обеспечивает голографический метод фиксации вещественных доказательств. Голографическое моделирование позволяет достоверно, объективно и экономно решать экспертную задачу идентификации орудий по линейным следам, признаки которых зафиксированы в профилограммах. Отождествление проводится с помощью голографических согласованных фильтров.

В трасологии и судебной баллистике часто фигурируют следы скольжения или давления с очень мелким рельефом. Количественные характеристики и расположение деталей рельефа представляют собой, как правило, совокупность признаков, необходимую для вывода о наличии или отсутствии тождества. В этой связи весьма перспективно голографическое профилирование следов, позволяющее получить четкое представление обо всех признаках рельефа и микрорельефа. Важно, что такое профилирование обеспечивает изучение объемных особенностей рельефа следов.

Все большее применение находит голография в осуществлении мероприятий, направленных на предотвращение преступных посягательств. Так, специализированная американская фирма внедрила метод идентификации драгоценных камней по их лазерным отпечаткам, вполне однозначно характеризующим конкретные камни. Отпечатки представляют собой снятую на цветную пленку дифракционную картину, возникающую при облучении гелий-неоновым лазером ограненной поверхности драгоценного камня: алмаза, изумруда, сапфира, шпинели и др. Поскольку практически не существует двух камней с полностью идентичной огранкой, полировкой и набором дефектов, то такие голограммы законодательно закреплены для идентификации драгоценных камней.

В картотеке фирмы хранятся сотни тысяч голограмм разных драгоценных камней. Каждая из них похожа на фотографию звездного неба – множество светлых точек на темном фоне. Так регистрируется каждый вновь ограненный камень, после чего специальный компьютер измеряет углы и расстояния между светлыми точками и сравнивает их с изображениями, хранящимися в его памяти. Иногда для отождествления камня достаточно десяти точек. Эта система позволяет не только идентифицировать похищенные драгоценные камни. Она дает возможность убедиться, что ювелир возвратил именно тот камень, который был ему передан для чистки или изготовления оправы, а также распознать поддельные камни, имеющие совсем не такие отпечатки, как натуральные, поскольку условия их образования и химическая структура различны. Голографическая система идентификации драгоценных камней доказала свою надежность и эффективность.

Разработка и внедрение подобной системы в Российской Федерации, безусловно, имели бы самое положительное значение. В такую централизованную голографическую картотеку необходимо внести лазерные отпечатки камней, хранящихся в Алмазном фонде, Золотой комнате Эрмитажа и других государственных и частных собраниях, а также в культовых учреждениях; отпечатки натуральных драгоценных камней, изготавливаемых на отечественных гранильных и ювелирных фабриках. Это обеспечит идентификацию камней при их обнаружении после хищения, в незаконном владении, при попытках контрабандного вывоза за границу и в других случаях. Профилактическая ценность данной системы, думается, быстро окупит материальные затраты, которые потребуются для ее внедрения. Регистрацию драгоценных камней следовало бы организовать в рамках учетной системы «Антиквариат», направленной на обеспечение сохранности отечественных исторических и культурных ценностей.

Глава 8

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА ПО ПРИЗНАКАМ ВНЕШНОСТИ

§ 1. Научные основы отождествления человека по признакам внешности

Идентификация человека по признакам внешности осуществляется в целях установления его личности в процессе раскрытия и расследования преступлений. Ее научные основы были заложены в 70-е гг. XIX в. А. Бертильоном (Франция). Он предложил и использовал на практике систему описания признаков внешности преступников, названную им «словесный портрет». Каждый признак внешности имел точное определение и единообразное обозначение.

На базе данных анатомии, антропологии, судебной медицины и ряда других наук, а также на основе обобщений практики раскрытия преступлений в криминалистике сформировалась самостоятельная отрасль, иногда именуемая «габитоскопией». Она изучает закономерности отображения признаков внешности человека в различных носителях информации и разрабатывает рекомендации по применению технико-криминалистических методов и средств в целях собирания, исследования и использования данных о внешнем облике человека при раскрытии и расследовании преступлений.

В основу отождествления человека по внешнему облику положены такие его свойства, как индивидуальность, относительная устойчивость и рефлекторность. Индивидуальность внешнего облика человека, ее неповторимость определяется количеством признаков внешности, которое чрезвычайно велико и вариативно. Эти признаки относительно устойчивы, так как претерпевают всевозможные изменения, связанные как с развитием и старением организма человека, так и с заболеваниями, увечьями и др. Изменения могут быть необратимыми и обратимыми. Однако они не препятствуют отождествлению человека, поскольку в течение определенных периодов возрастного развития достаточно стабильны, ибо происходят постепенно.

Наглядность признаков внешности связана с рефлекторностью – способностью достоверно запечатлеваться в различных отображениях. Признаки внешности человека отображаются в памяти людей (мысленные образы), в описаниях, субъективных портретах, на фотоснимках, в видеозаписях, кинофильмах, посмертных масках, слепках. Эти отображения используются для собирания, накопления, изучения информации о внешнем облике человека.

Вышеназванные свойства позволяют определенно, достоверно и полно воспринимать, выделять, фиксировать, воспроизводить и в конечном счете отождествлять человека по признакам его внешности.

Выделение наиболее информативных и устойчивых признаков внешности имеет значение при розыске лиц, скрывшихся с места преступления, от следствия и суда или бежавших из мест отбывания наказания, при оперативной проверке документов, удостоверяющих личность, предъявлении для опознания живых лиц и трупов. Исследование таких признаков осуществляется при идентификации человека по фотоизображениям в процессе фотопортретной экспертизы, организации и использования учетов без вести пропавших лиц и неопознанных трупов, при изготовлении субъективных портретов неустановленных преступников, реконструкции прижизненного облика человека по черепу. Информация о признаках внешности применяется для установления личности погибших при авариях, катастрофах, стихийных бедствиях и др.

§ 2. Криминалистическая классификация признаков внешности человека

Внешний облик человека представляет собой систему элементов (частей), вполне определенно выделяемых при визуальном наблюдении. Эти элементы условно подразделяют на общие и частные, являющиеся составными частями общих. Их в криминалистике принято описывать признаками, т.е. заметными их характеристиками (например, нос – элемент, большой – признак). При описании используются условные линии и точки.

Криминалистически значимые признаки внешности подразделяются на три основные группы: анатомические (морфологические), функциональные и сопутствующие. Анатомические признаки – внешнее строение тела и его частей*, а функциональные** – наблюдаемые состояния человека и его привычные движения (поза, походка, жестикуляция, мимика, навыки и умения, бытовые привычки). Признаки, присущие внешнему облику человека, называют «собственными».

_____________________

* Названные признаки внешности обычно наблюдают в состоянии покоя, поэтому их называют также статическими.

** Функциональные признаки считаются динамическими, поскольку проявляются в основном в движениях человека.

В специальную группу анатомических и функциональных признаков выделяются так называемые особые или броские приметы. Особые приметы – это редко встречающиеся признаки, представляющие собой отклонения от нормального строения или состояния (аномалии). Они могут быть врожденными или приобретенными. Из анатомических особых примет можно отметить такие физические недостатки, как укороченность рук, ног, сросшиеся пальцы, а также рубцы, хирургические швы, татуировка и др. К броским относятся такие приметы, которые встречаются сравнительно редко и легко наблюдаются в обычных условиях, так как находятся на открытых участках тела (например, «заячья губа»).

Наряду с собственными, неотъемлемо принадлежащими человеку признаками в его внешний облик включаются и сопутствующие, имеющие вспомогательное значение. Это предметы одежды, обуви, носимые вещи. Они дают дополнительную информацию о человеке, позволяют составить представление о собственных признаках (пол, возраст, размер частей тела), привычках, вкусах, а иногда о социальном положении.

Признаки внешности условно подразделяются на общие и частные. Первые характеризуют тело человека или какую-то его часть в целом – это наиболее крупные и заметные признаки, а вторые – отдельные части общих элементов внешности. Элементы внешности по своей природе неоднородны. Среди них встречаются постоянные и временные, необходимые и случайные; естественного, искусственного и патологического происхождения.

Постоянные элементы внешности присущи человеку при его нормальном развитии в течение всей его жизни; временные могут появляться и исчезать (волосяной покров, бородавки и пр.). Необходимые элементы наблюдаются у всех представителей определенной группы, случайные же отнюдь не обязательны. Естественные элементы присущи человеку или появляются с возрастом, а искусственные – в результате сознательного (применение косметических средств) либо не зависящего от человека изменения его внешности (хирургические операции, травмы и др.). Патологические элементы – это врожденные и приобретенные нарушения нормального строения элементов внешности вследствие заболевания.

Признаки, характеризующие внешность человека, подразделяются на групповые и индивидуализирующие. Групповые закономерны для определенного типа людей (например, антропологические). Индивидуализирующие признаки выделяют данного человека из всех остальных. Это мелкие и частные элементы внешности, необычные варианты признаков той группы, к которой он принадлежит.

Схема элементов головы, точек, отрезков и линий (положение головы анфас)

Схема элементов головы, антропологических точек, отрезков и линий (положение головы в профиль)

Признаки внешности обладают различной степенью устойчивости. Наиболее устойчивы анатомические, обусловленные костно-хрящевой основой (форма и размер лба, форма спинки носа и положение его основания, форма, размеры и положение ушных раковин и др.). Признаки, в основе которых лежат ткани, менее устойчивы.

Идентификационное значение любого признака зависит не только от его устойчивости, но и от частоты встречаемости. Редкие признаки имеют большее идентификационное значение, чем широко распространенные. Поэтому достоверность отождествления зависит прежде всего от выбранной совокупности сравниваемых признаков и правильной оценки их идентификационного значения.

Элементы внешности изучаются анфас и в профиль по следующим определяющим признакам: размеры (величина), форма, контур, положение, цвет, симметрия (рис. 1,2).

Размеры (величина) указываются относительно других частей тела. При характеристике размеров может использоваться трех-, пяти- и семиуровневая их классификация, в таких градациях, как «малый», «средний», «большой», «низкий», «средний», «высокий» и т.д.

Форма определяется по сходству с формой поверхности – «выпуклый», «вогнутый», а также по сходству с формой общеизвестных предметов – «грушевидный» и др.

Контур характеризуется сходством с геометрическими фигурами – «круглый», «овальный», «треугольный» и пр. и конфигурацией линии – «прямая», «извилистая», «дугообразная», «ломаная» и т.д.

Положение устанавливается по отношению к условным вертикальной и горизонтальной линиям и частям тела. Выражается в таких терминах, как «горизонтальный», «вертикальный», «скошенный», «выступающий», «приподнятый», «опущенный», «ниже», «выше» и пр.

Относительно вертикалей и горизонталей его определяют при нормальном положении головы, когда условная линия, проведенная через середину глаз и верхние трети ушных раковин, будет горизонтальной, а проведенная через середину лба, по спине носа и середину подбородка – вертикальной.

Цвет указывается в общепринятых терминах – «белый», «красный», «черный», «соломенный» и характеризует окраску кожи, волос, глаз, шрамов и пр.

Симметрия – признак, отражающий подобие парных элементов внешности. Ее степень определяется по совпадению или несовпадению признаков, например одна бровь по положению выше другой.

§ 3. Источники информации о внешнем облике человека

Это описания неизвестного субъекта во время совершаемого им преступления или скрывающегося с места происшествия, полученные от свидетелей-очевидцев; протоколы допросов лиц, знавших устанавливаемого человека; фотоальбомы, фото- и видеотеки, аккумулирующие изображения лиц, склонных к совершению преступлений; субъективные портреты, составляемые со слов лиц, видевших или знавших разыскиваемого; документы криминалистической регистрации, архивные уголовные и личные дела арестованных и осужденных, содержащие данные о признаках внешности, опознавательные фотоснимки. Некоторую информацию о внешнем облике можно получить из рент-гено- и флюорограмм, стоматологических карт, лечебной документации, содержащей, например, сведения о хирургических операциях.

Наиболее часто встречаются описания признаков внешности, находящие универсальное применение в ходе раскрытия и расследования преступлений. Принято разграничивать описание, непосредственно фиксирующее воспринимаемые признаки, и опосредствованное, которое составляется со слов очевидца. И то и другое должно быть упорядоченным, т.е. базироваться на унифицированной терминологии. В основе должен лежать метод словесного портрета, в соответствии с которым описание следует производить по определенным правилам*.

_____________________

* См. подробнее: Топороков А.А. Словесный портрет. М.: Юристъ, 1999.

Описание построено на мысленном образе человека, которого наблюдал очевидец. Образ этот со временем утрачивает свою полноту, иногда искажается под влиянием условий его восприятия и сохранения. Такие описания часто имеются в протоколах допросов, причем в формулировках допрашиваемого, а не в терминах словесного портрета, которые не всегда понятны очевидцу. Поэтому при допросах для уточнения показаний полезно использовать наглядные пособия, представляющие собой комплекты фотоснимков людей с различной внешностью, а также схемы, иллюстрирующие части, детали одежды, обуви и носимых вещей. Упорядоченные описания обычно содержатся в регистрационно-учетных документах и даются в терминологии словесного портрета.

К числу источников информации о признаках внешности, весьма полно ее отображающих, относятся фотоснимки и видеозаписи. Фотографии, прежде всего изготовленные по правилам сигналитической фотосъемки, традиционно используются в учетных системах: фотоальбомы, фототеки. Любительские и художественные фотоснимки нередко искажают существенные признаки, важные для воссоздания внешнего облика, особенно если они выполнены с техническими погрешностями (например, при недостаточном освещении) или отретушированы. Поэтому желательно иметь несколько фотоснимков, которые позволят составить адекватное представление о признаках внешности сфотографированного субъекта.

Видеокадры наиболее пригодны для изучения динамических признаков внешности, которые не отображаются на фотоснимках. В то же время по видеозаписям не всегда удается достаточно полно выявить признаки элементов лица, особенно индивидуализирующие, если изображение мелкомасштабное или недостаточно резкое.

Наглядное представление о признаках внешности, содержащихся в мысленном образе, позволяет сформировать так называемый субъективный портрет, под которым понимается изображение лица, в той или иной степени соответствующее представлению очевидца о внешности неизвестного с помощью специальных методик и необходимых технических средств. В современной криминалистической практике чаще других используются рисованные, рисованно-композиционные и фотокомпозиционные субъективные портреты.

В качестве рисованных портретов используются штриховые и полутоновые рисунки лица, фигуры человека, создаваемые профессиональными художниками со слов свидетелей-очевидцев и потерпевших. Рисованно-композиционные портреты составляют из типизированных рисунков элементов лица, включенных в специальные комплекты. Рисунки элементов головы и лица (прически, брови, глаза, носы, губы, подбородки, ушные раковины, морщины и складки кожи, а также сопутствующие элементы (головные уборы и очки) изготовлены на прозрачных пленках (диапозитивах). Их изображения из комплекта выбираются и вносятся в портрет по подсказке очевидца. Фотокомпозиционные портреты монтируют из снимков конкретных лиц, не причастных к событию преступления, и из фрагментов этих снимков. В завершенном виде такие портреты выглядят как обычные фотоизображения.

Развитие электронно-вычислительной техники, внедрение в криминалистическую практику персональных компьютеров позволило автоматизировать поиск изображений в комплектах и монтаж портретов. Разработаны специальные компьютерные системы, широко применяемые для изготовления субъективных портретов.

Источниками информации о внешнем облике человека являются маски и слепки с лиц погибших людей, используемые для установления их личности, а также графические и пластические реконструкции лица по черепу, выполняемые на основе методики, разработанной М.М Герасимовым и его учениками. Методика заключается в наличии статистически определенных закономерностей зависимостей между строением костей человеческого черепа, толщиной и формой покровных тканей головы и лица. Однако реконструкция не создает точного портрета покойного, в ней не отражаются многие признаки внешности, используемые в качестве идентификационных (например, строение ушных раковин, конфигурация каймы губ, форма кончика носа, контуры бровей, волосистой части головы и пр.). Поэтому реконструкция является субъективным отображением внешнего облика погибшего, хотя ее основой служит такой объективный носитель информации о признаках внешности, как череп.

§ 4. Использование методики «словесного портрета» в оперативно-розыскной и следственной практике

Знание методики «словесного портрета» обеспечивает возможность широкого использования в оперативно-розыскной и следственной практике данных о внешнем облике человека для своевременного розыска неизвестного преступника. При этом необходимо: 1) собрать информацию и оценить признаки внешности преступника; 2) составить словесный портрет; 3) провести его розыск с использованием словесного портрета; 4) подобрать лиц, среди которых будет предъявлен для опознания установленный человек; 5) зафиксировать результаты в протоколе и оценить их, проверив достоверность и обоснованность.

Сведения о внешности неизвестного преступника, полученные при допросе потерпевших и свидетелей, являются отправной точкой в его розыске. Они могут быть дополнены информацией из других источников: при изучении вещественных доказательств, материалов криминалистической регистрации, служебных документов, фотографических изображений, рентгеновских снимков и др.

Например, изучение следов и других вещественных доказательств, обнаруженных на месте происшествия, иногда позволяет получить ценные сведения о внешности субъекта, который их оставил. Следы ног помогают спрогнозировать рост человека, его пол, физические недостатки опорно-двигательного аппарата и т.п. По орудиям взлома можно судить о физической силе подозреваемого, его телосложении, профессии и др.

Важной проблемой, связанной с использованием словесной информации о внешнем облике человека, является оценка ее полноты и достоверности, в основе которой лежит анализ субъективных и объективных факторов.

Сведения, на основе которых проводится анализ этих факторов, влияющих на качество полученной информации, выявляются при ознакомлении с обстоятельствами дела и при предварительном допросе опознающего. В процессе допроса выясняются: обстоятельства, предшествовавшие событию, условия его непосредственного наблюдения; признаки внешности устанавливаемого субъекта, запечатленные в памяти очевидца, а также добровольность участия допрашиваемого в производстве следственного действия. Все эти факторы обусловливают содержание тактических приемов подготовки и проведения опознания устанавливаемой личности.

Субъективные факторы определяются совокупностью характеристик, связанных с конкретной личностью: социальное положение, поведение, физическое и психическое здоровье, другие индивидуальные особенности. Получение информации о социальном статусе известного лица, как правило, не составляет большой сложности, но бывает полезным при оценке его показаний. Например, профессия может способствовать восприятию внешности другого человека. Так, портной лучше воспринимает пропорции тела и одежду; спортсмен - физические данные человека (рост, телосложение, осанку).

Данные о возрасте очевидца могут облегчить оценку надежности информации о возрасте разыскиваемого субъекта, так как выявлена следующая закономерность: чаще всего человек правильнее определяет возраст своих сверстников и тех, кто моложе. В отношении людей старшего возраста часто допускаются ошибки, особенно по лицам, достигшим преклонных лет.

Оценка личностных качеств очевидца или потерпевшего может базироваться на их ответах на вопросы следователя, показаниях знакомых, а также на результатах наблюдения за их поведением во время допроса.

Замечено, что показания свидетеля об обстоятельствах происшествия более точны по сравнению с показаниями потерпевшего. Это объясняется различием психического состояния, в котором они находились в момент события. Поэтому всегда важен учет психических особенностей человека, от которого получена информация. Имеется в виду характер, темперамент, внимание, наблюдательность, память, воображение и др. Происходящие события каждым человеком воспринимаются по-разному – такими, как он их видит. Среди психических особенностей личности важное место занимает темперамент, предопределяющий поведение человека

Характеристикой, определяющей мыслительные способности человека, является интеллект, так как воспринимаемая субъектом информация находится в прямой зависимости от его интеллектуальных возможностей. Интеллект помогает или мешает человеку изложить какие-либо сведения. Нередки случаи, когда очевидец запомнил внешность подозреваемого, но не может описать ее из-за бедности словарного запаса, однако при просмотре иллюстративного материала точно указывает на запомнившиеся ему признаки.

При общении с человеком оценить уровень его интеллекта можно по следующим критериям: 1) наличию системности в изложении; 2) глубине анализа произошедшего события; 3) обоснованности выводов и отсутствию в них упрощенчества; 4) отсутствию противоречий в посылках, на которых первоначально строилась цепочка собственных суждений, необоснованных категорических утверждений, явно абсурдных заключений и выводов по обсуждаемым вопросам; 5) способности понять переносный смысл шуток и пословиц; 6) отсутствию чрезмерной обидчивости по незначительным поводам.

Наладить контакт в общении, понять допрашиваемого помогает знание языка жестов, мимики и телодвижений. Походка, жестикуляция, тон речи – вспомогательный материал для изучения личности. Их особенность состоит в том, что они проявляются под действием импульсов подсознания. Невозможность подделки этих импульсов позволяет доверять их языку больше, чем привычному средству общения - словесному.

Объективные факторы связаны с условиями внешней среды (место наблюдения, время года и суток, метеорологические условия, длительность наблюдения и расстояние, с которого оно происходило). Они, как и субъективные моменты, влияют на полноту восприятия и достоверность информации о внешнем облике человека. Следователь должен принять их во внимание, так как это даст ему возможность выяснить, могли очевидец события рассмотреть какой-то конкретный элемент внешности подозреваемого в этих условиях и на этом основании сделать вывод о реальности названных признаков.

Максимальное влияние оказывают следующие объективные факторы: место, время и продолжительность наблюдения; расстояние от наблюдателя до объекта наблюдения; динамические характеристики наблюдателя и объекта. Учет каждого из них способствует качественной оценке информации, получаемой в ходе оперативных и следственных действий. Например, установив, с какого расстояния наблюдался неизвестный человек, следователь может определить возможную степень детализации его внешнего облика. Известна следующая зависимость: на расстоянии 1 км различимы лишь общие контуры фигуры человека, кроме того, искажаются ее размеры и цвет одежды; лицо и отдельные его элементы различаются лишь с расстояния 60 м.

Определение точного времени, когда происходило расследуемое событие, помогает выяснить условия освещенности. Если оно было искусственным, следует помнить, что черты лица тогда выглядят менее рельефными. Направленное освещение сглаживает затененные элементы внешности.

Человек чаще всего запоминает рост, цвет глаз, волосы, нос, брови, особенности телосложения. В конечном счете у него возникает целостный образ, который и запечатлевается в памяти. Однако мысленный образ человека с течением времени утрачивает ясность и полноту. Очевидно, что выяснение промежутка времени между днем наблюдения и моментом допроса весьма важно при оценке словесного описания на допросе внешности неизвестного преступника. Наряду с учетом степени искажения информации по истечении времени выясняется степень влияния на ее содержание мнения других людей.

Важным моментом составления словесного портрета неизвестного подозреваемого является определение оптимального уровня детализации. Излишняя детализация нередко обусловливает внесение в описание внешности элементов фантазии и домысла. Существует такой уровень детализации, за которым дальнейшее уточнение элементов внешности нецелесообразно, поскольку уже установлен комплекс индивидуализирующих признаков, позволяющих идентифицировать личность.

Свидетели и очевидцы описывают внешность неизвестного преступника в общежитейских терминах, далеко не всегда точных и ясных. Многое из того, что имеет существенное значение для идентификации, они могут упустить. Следователь должен помочь допрашиваемому более точно описать признаки внешности, придерживаясь терминологии «словесного портрета». Однако если допрашиваемый не знаком с ней и употребляет другие наименования признаков внешности, их следует сохранить в протокольном описании, так как их передача специальными понятиями может привести к искажению показаний.

В некоторых случаях словесный портрет, составленный очевидцем, становится несколько иным после корректировки с учетом результатов анализа субъективных и объективных факторов. В этой ситуации целесообразно оставить оба варианта портрета для последующего использования в розыске.

Показания свидетеля о внешности неизвестного преступника фиксируются в протоколе. Полнота, тщательность и точность описания создают надежную основу для отождествления личности. Если получены только «общие» или «средние» данные о признаках внешности, то отождествление практически невозможно.

При розыске скрывшихся преступников и без вести пропавших лиц словесный портрет используется для подготовки информационно-розыскных ориентировок с описанием признаков внешности, характеристикой «особых примет» в строении тела и лица и «броских» динамических особенностей. Это дает возможность сотрудникам, осуществляющим розыск, создать и прочно удержать в памяти мысленный образ разыскиваемого.

Эффективное применение методики «словесного портрета» достигается периодическим обращением к составленным ранее словесным портретам, своевременным внесением в них изменений и дополнений, постоянным использованием их в криминалистической деятельности.

§ 5. Фотопортретная экспертиза

Возможности фотопортретной экспертизы базируются на общих положениях теории криминалистической идентификации, данных анатомии и морфологии человека, антропологии, судебной фотографии, судебной медицины, а также математики и кибернетики. Успех экспертного установления личности по фотоснимкам в значительной мере зависит от тщательности подготовки соответствующих материалов. Положительные результаты экспертизы предопределяют высококачественные снимки, снятые с небольшим разрывом во времени и в подобных условиях (поза человека, освещение, состояние отдельных элементов внешности). Другими словами, сравниваемые снимки должны быть сопоставимыми.

На разрешение фотопортретной экспертизы обычно ставят вопрос: одно и то же или разные лица изображены на представленных фотоснимках. Фотопортретная экспертиза относится к наиболее сложным родам экспертизы, поэтому, как правило, проводится с помощью комплекса методов: сравнительных, измерительных, графических, математических и кибернетических. Они обеспечивают всесторонний анализ не только качественных, но и количественных характеристик признаков внешности лиц, интересующих следствие.

В фотопортретной экспертизе сравнительный метод реализуется такими техническими приемами, как сопоставление, совмещение, наложение, и их модификациями. При сопоставлении изображений в определенной последовательности анализируются и оцениваются признаки внешности, например головы, лица, лба, носа, глаз, ушей и т.д. Одинаковые признаки внешности и особые приметы отмечаются стрелками, а наиболее значимые еще и обводятся. Разновидностью этого приема является сопоставление изображений, на которые наносят должным образом сориентированные квадратные сетки. Если признаки, выявленные на сравниваемых изображениях, совпадают не только по форме, размерам, положению, но и размещаются в одних и тех же квадратах, то наглядность и убедительность вывода о тождестве усиливается. Здесь происходит так называемое пространственное сопоставление признаков внешности.

Используется несколько вариантов совмещения сравниваемых изображений, приведенных к одному масштабу, по двум взаимно неподвижным признакам внешности. Левую половину одного снимка, разрезанного по срединной линии лица, совмещают с правой половиной другого. На одном из сравниваемых снимков производят несколько фигурных вырезов таким образом, чтобы на этой линии было максимальное количество признаков внешности (в том числе и редко встречающихся). Затем данный снимок совмещают с другим. Если изображения на сравниваемых снимках по ряду признаков совпадут, то на них запечатлено одно и то же лицо.

Процесс исследования облегчает и объективизирует использование телевизионной техники. На телеэкране можно не только последовательно совмещать отдельные комплексы признаков по заданной линии, но и добиться их полного наложения. Для большей наглядности и убедительности совмещение с наложением производится в различных условных цветах. Результаты исследования легко зафиксировать фотографически прямо с экрана телевизора.

В фотопортретной экспертизе широко практикуются измерительные методы исследования, например угловых величин между отдельными анатомическими точками. Их измеряют с помощью обычного или специального кругового транспортира, а результаты приводят в абсолютных значениях.

Если на экспертизу представлены снимки лиц, сфотографированных в одном ракурсе (положении головы относительно фокальной плоскости объектива), применяются графические построения. На сравниваемых снимках определяются наиболее характерные одноименные признаки, которые соединяются прямыми линиями. При этом образуются треугольники, ромбы, трапеции и другие геометрические фигуры, равенство (или подобие) которых служит дополнительным свидетельством идентичности лица, запечатленного на снимках.

Совершенствованию методов фотопортретной идентификации способствует математическая обработка изображений головы и лица человека. Для этого выбираются основные антропометрические точки, например внутренние и внешние углы глаз, основание носа и т.д. Эти точки стабильны и служат исходными для различных геометрических построений, измерений и расчетов, в частности для определения относительных размеров частей лица на сравниваемых изображениях. Взаимное положение антропометрических точек устанавливается измерением, расстояния между ними преобразовываются в сравниваемые математические модели.

Статистические критерии значимости различных признаков внешности, достаточности совпадения их определенных комплексов для решения вопроса о тождестве базируются на частоте их встречаемости и математических расчетах с использованием теории вероятностей. Имеется специальная таблица идентификационной значимости качественных признаков внешности. Для надежного вывода о тождестве лица, запечатленного на сравниваемых фотоснимках, суммарная значимость совпадающих признаков внешности должна составлять 6– 8 единиц.

При проведении экспертного отождествления личности хорошо себя зарекомендовала компьютерная техника. Аппаратно-программный комплекс по обработке изображений реализует в ручном и автоматическом режимах все операции, используемые в портретной экспертизе.

При идентификации неопознанного трупа исследуемым объектом служат аналитические снимки трупа, а образцом для сравнивания – фотография разыскиваемого лица. Такое отождествление значительно сложнее исследования фотоснимков живых лиц, хотя применяются одни и те же методы. Посмертные гнилостные явления, умышленные действия преступника по изменению внешности потерпевшего, отступления от правил при фотографировании могут послужить основанием для отказа в решении идентификационного вопроса.

К объектам фотопортретной экспертизы относятся также человеческие черепа и изображения костей на рентгеновских снимках. Сравнительное исследование черепа и лица, запечатленного на прижизненных снимках, производится путем непосредственного сопоставления. Сравниваются также описания (схемы, рисунки) признаков внешности сфотографированного и тех, которые восстановлены на основе анализа строения черепа. Если принадлежность черепа лицу, представленному на снимках, не исключается, прибегают к фотоаппликациям (фотосовмещение, фотоналожение, суперпозиция и пр.).

Для этого с исследуемых объектов по специальным правилам изготавливают одномасштабные диапозитивы; чтобы закрепить череп и придать ему нужный ракурс при съемке, имеется специальное устройство. Вывод о тождестве или различии делается в зависимости от степени совпадения черт внешности с учетом корреляции костной основы и мягких тканей.

Разработана и в последние годы применяется на практике методика совмещения изображения черепа и фотоснимка на экране персонального компьютера. Полученные результаты фиксируются с помощью принтера.

В процессе исследования объектов фотопортретной экспертизы и оценке ее результатов эксперт учитывает условия получения изображений и те изменения, которые могли исказить признаки внешности. После раздельного изучения каждого объекта и сопоставления одноименных признаков выявленные совпадения и различия оцениваются как по каждому признаку, так и по их совокупности.

В исследовательской части экспертного заключения описываются методы сравнительного анализа и полученные результаты. Заключение сопровождается соответствующим наглядно-иллюстративным материалом. Для однозначного понимания выявленных признаков используется специальная формализованная терминология.

§ 6. Отождествление по генетическим признакам

Генетика все активнее раскрывает тонкие и сложные механизмы передачи наследственной информации, расширяя в том числе арсенал криминалистических методов отождествления личности.

Чтобы лучше понять, что собой представляют характеристические участки генов и как они могут быть использованы в целях отождествления, необходимо рассмотреть некоторые важные сведения о генотипе человека и структуре молекулы ДНК.

Согласно последним данным, генотип человека состоит из сорока тысяч генов, семидесяти их ассоциаций и семи основных блоков. Каждый ген (а их насчитывается от 30 до 100 тысяч), располагается в хромосомных парах. Одна их половина переходит от отца, другая – от матери, и обе передают потомку соответствующие наследственные характеристики. Генное наследование идет как бы по принципу калейдоскопа: в какую «картинку» сложатся многочисленные составляющие, несущие наследственные черты. Вариантов – бесчисленное множество, причем важно не только качество участвующих ассоциаций и блоков, но и уровень их совместимости: какие и как между собой соединятся.

Геном индивида – это совокупность генов, полный набор «инструкций» по формированию человеческого существа. Зашифрованные в геноме «инструкции» предопределяют как внешние признаки человека (рост, комплекция, форма лица, разрез глаз, цвет волос и т.д.), так и интеллект, восприимчивость к болезням, продолжительность жизни. Генетический «паспорт» человека состоит из 3 миллиардов знаков, а каждый отдельный ген содержит от 10 до 150 тысяч кодовых «букв».

ДНК(дезоксирибонуклеиновая кислота) – огромная молекула, находящаяся в ядрах человеческих клеток в форме 46 отдельных нитей, каждая из которых свернута в клубок, называемый хромосомой. ДНК сложена в двойную спираль, похожую на скрученную веревочную лестницу, боковые стороны которой состоят из сахаров и фосфатов. Их плотно соединяют «перекладины», которые называются парами оснований, поскольку состоят из двух химических соединений азотистых оснований.

Каждое из оснований представляет букву в генетическом коде. Трехбуквенные «слова», которые нуклеотиды образуют последовательно вдоль каждой стороны «лестницы», – это инструкции для клетки о том, как собирать аминокислоты в белки, необходимые для жизнедеятельности организма. Каждое полное «предложение» в ДНК – это ген, обособленный сегмент ее нити, который ответствен за организацию синтеза специфичного белка, например для зрачка, мышцы, кости.

Вдоль молекулы ДНК располагаются последовательности оснований, которые повторяются несколько раз. Эти последовательности расположены в так называемых нитронах – частях генов, не несущих полезной информации. Состоят они из нуклеотидов, повторяющихся от 3 до 30 раз и распределенных по всей длине ДНК. У человека можно найти одинаковую последовательность нуклеотидов, повторенную 5 раз в одном месте, потом 15 раз в другом, потом 25 раз в третьем. У другого субъекта эти последовательности будут состоять из другого числа нуклеотидов и займут другие участки ДНК.

Создатель генотипоскопической экспертизы, английский ученый-биолог А. Джеффрис в 1983 г. выявил наличие в молекулах ДНК этих участков, характерных для каждого индивидуума, и разработал пути практического использования данного феномена в криминалистике. Он доказал, что у всех людей разное число таких участков, именуемых мини-сателлитами ДНК. Различно и отношение их длин: у некоторых много длинных и мало коротких, у других много средних и мало длинных. Наконец, внутри каждой последовательности имеется разное число нуклеотидов. Поэтому набирается более чем достаточное количество генетических элементов для создания метода идентификации человека по строению его ДНК.

Мини-сателлит ДНК представляет ее мутацию (отклонение от нормы). В отличие от большинства других мутаций, встречающихся сравнительно редко, мини-сателлит оказался присущим геномам всех живых существ. В каждом человеческом геноме в среднем до двух десятков таких мутаций, расположенных на разных хромосомах. В совокупности они образуют набор мини-сателлитов ДНК, различающихся по длине и месту локализации. Вероятность того, чтобы два субъекта имели одинаковое число мини-сателлитов, идентичное распределение их длин и абсолютно одинаковую их последовательность, равна практически нулю. Исключение составляют однояйцевые близнецы, которые генетически идентичны друг другу.

Методика генноидентификационного исследования состоит в следующем. Молекулы ДНК, выделенные из каких-либо клеток человека (кровь, сперма, волосы, кусочки кожи и т.п.), распределяют в четыре пробирки. В каждую пробирку добавляют так называемый рестрикционный фермент. Он разрушает одно из четырех азотистых оснований, разрывая цепь ДНК там, где это основание находится. В результате ДНК расщепляется на фрагменты, заключающие целые мини-сателлиты.

Затем осуществляется вторая операция – сортировка получившихся фрагментов по их размерам. ДНК, обработанная ферментом, переносится из каждой пробирки на пластинку, покрытую гелем. Для перемещения фрагментов ДНК через это желеобразное вещество применяется электрофорез – метод, основанный на различии в подвижности частиц под воздействием электрического поля. Маленькие фрагменты перемещаются быстрее, чем крупные. Мини-сателлиты выделяются с помощью специальных «зондов» – сочетаний десяти нуклеотидов. «Зонды» радиоактивны, а потому засвечивают светочувствительную пластинку и образуют на ней темные, разные по толщине и положению полосы в соответствии с числом мини-сателлитов, фиксированных в том или ином месте. Расположение этих полосок – электрофореграмма – соответствует порядку, в котором расположены основания в первоначальной цепи ДНК. Общее число различающихся полос на электрофореграмме у двух неродственных между собой людей – не менее 10.

Метод высокочувствителен. Анализ можно произвести на очень малом количестве биологического материала – достаточно капельки крови или стержня одного волоса. Если имеющееся в распоряжении эксперта количество ДНК слишком незначительно, чтобы сразу произвести исследование, (например, всего одна волосяная «луковица»), то применяется множительный «аппарат» в виде специальных ферментов, которые «репродуцируют» или амплифицируют (накапливают) ДНК. После амплификации и клонирования становится возможным проведение необходимых генотипоскопических анализов.

У одного и того же человека во всех клетках любых его органов – сердца, легких, печени, крови, мозга, кожи и др. – мини-сателлитные участки ДНК абсолютно одинаковы. Более того, человек со временем стареет; возраст, болезни, жизненные невзгоды могут до неузнаваемости изменить его лицо, фигуру. Однако каждая клетка его организма, начиная с периода внутриутробного развития и даже после смерти, будет сохранять свой неизменный вид индивидуальных компонентов ДНК.

В некоторых случаях электрофореграммы ДНК могут оказаться единственным средством, позволяющим идентифицировать личность. Наследственную информацию в клетках организма ни стереть, ни изменить невозможно.

Однако биологические ткани, находящиеся вне организма, подвержены изменениям, а ДНК – деградации вследствие гнилостных процессов. Поэтому обеспечение правильного хранения биологических объектов имеет для генотипоскопической экспертизы очень важное значение. Такие объекты подлежат консервации в виде сухих пятен, сохраняемых при комнатной температуре. Еще лучше поместить их хотя бы в обычный морозильник, обеспечивающий температуру до -10°С. Здесь биологические объекты могут храниться весьма продолжительное время.

Первое генотипоскопическое исследование было проведено в России в 1988 г. по делу об убийстве. Позднее генотипоскопический анализ проводился для установления личности военнослужащих, погибших во время боевых действий в Чеченской республике, для идентификации останков членов царской семьи, обнаруженных под Екатеринбургом, и в ряде других случаев.

Наиболее часто отождествление по генетическим признакам используется для установления отцовства и материнства по делам о кражах и подмене детей. Наследуя особенности генофондов отца и матери, ребенок может быть внешне на них совершенно не похожим. Однако электрофореграмма всегда выявит генетические заимствования, ибо представляет комбинацию генетических «портретов» родителей. На сегодняшний день это самый надежный способ определения кровного родства (рис. 3).

Разработка основ генотипоскопической экспертизы британскими учеными предопределила ее наиболее быстрое развитие именно в Англии. По отношению же к другим государствам это обстоятельство стало сдерживающим фактором из-за монопольного владения Великобританией «пробой Джеффриса» – веществом, играющим ключевую роль в процессе выделения гипервариабельных мини-сателлитов ДНК. В начале 90-х гг. ситуация изменилась к лучшему. Группы российских и бельгийских ученых, параллельно и независимо друг от друга, вышли на новую технологию генотипоскопического анализа. Она основана на применении к ДНК бактериофага М-13 – препарата, давно используемого генетиками и имеющегося в любой специализированной лаборатории.

Рис. 3. Результаты генотипоскопического анализа семьи. ДНК отца и матери (1 и 4) сильно различаются, как и должно быть у неродственных индивидуумов, а у двух сыновей (2 и 3) число совпадающих фрагментов достаточно велико. Хорошо заметно, какие фрагменты наследуются от отца, а какие – от матери.

И тем не менее генотипоскопический анализ остается довольно редко применяемым отечественными следственными органами ввиду высокой стоимости и отсутствия на местах необходимых реактивов и оборудования. В этой связи заслуживают более широкого распространения судебно-биологические экспертизы, проводимые по методу изоферментных исследований сывороточных белков человека. Позволяя определить фенотип белков, содержащихся в крови, сперме и некоторых других органических выделениях, метод устанавливает происхождение исследуемого объекта и в тех случаях, когда группа крови потерпевшего и подозреваемого совпадают. Эта экспертиза позволяет решать во многом те же задачи, что и генотипоскопическая, при стоимости исследований в 5–6 раз меньшей.

Английские криминалисты уже использовали кровяные пятна четырехлетней давности, а по пятнам двухлетней давности производится уверенное отождествление преступников. Скотленд-Ярд генетически регистрирует всех освобождающихся из тюрем, а ФБР ставит вопрос о всеобщей генетической регистрации населения США. В отношении военных и государственных служащих такая работа уже проводится. В запоминающие устройства американских компьютеров, действующих на лазерных дисках и обслуживающих органы полиции, заложены электрофореграммы, позволяющие безошибочно отождествить личность по генетическим признакам. В Российской Федерации по всем делам об умышленных убийствах при обнаружении хорошо сохранившихся пятен крови и спермы рекомендовано безотлагательно направлять их образцы в лаборатории г. Москвы для создания банка данных ДНК и последующего сравнения с биологическими выделениями лиц, заподозренных в совершении этих преступлений.

Такой подход необходим, поскольку генотипоскопический анализ открывает новые возможности в отождествлении лиц, подозреваемых в совершении изнасилований, убийств, связанных с расчленением и сокрытием трупа, краже детей в целях вымогательства, торговле внутренними человеческими органами и др. Когда затруднительно установить принадлежность обнаруженных частей к одному трупу и при расследовании так называемых «убийств без трупа» можно взять для анализа ДНК у близких родственников потерпевшего. Высокая чувствительность метода позволяет использовать его и для определения источника происхождения микрообъектов биологической природы (в частности, диатомовых водорослей, микрофлоры полости рта, влагалища и др.).

Глава 9

ТРАСОЛОГИЯ

§ 1. Классификация следов, правила их обнаружения и изъятия

Трасология – криминалистическое учение о следах – один из центральных разделов криминалистической техники, в котором изучаются теоретические основы и закономерности возникновения следов, отражающих механизм совершения преступления; разрабатываются рекомендации по применению методов и средств обнаружения, изъятия и исследования следов в целях выяснения обстоятельств, значимых для раскрытия, расследования и предупреждения преступных посягательств.

Каждое преступное деяние вызывает различные изменения в окружающей обстановке, т.е. оставляет следы. Криминалисты различают следы в широком и узком смысле слова. Под первой группой следов (в широком смысле) имеют в виду любые материальные последствия, связанные с событием преступления. Это могут быть следы, образованные воздействием одного объекта на другой (например, от газового резака на дверце сейфа); предметы, забытые и утерянные преступником, части разрушенных объектов (например, осколки от разбитой фары), микроволокна тканей, кровь, поверхностные наслоения и др. К следам в узком смысле слова, изучаемым трасологией, относятся только следы-отображения.

Под следами-отображениями понимают такие следы, в которых отображаются внешние признаки оставившего их объекта и (или) механизм их образования. Это следы рук, губ, обуви, транспортных средств, орудий взлома, пишущих средств и т.д. В качестве следов, отражающих механизм их образования, можно назвать различные узлы, швы, брызги крови, спермы, иных органических выделений.

Криминалистическое значение следов определяется возможностью установления по ним существенных обстоятельств расследуемого события. При этом решаются идентификационные и диагностические задачи. Первые преследуют цель отождествить объект по следам, установить групповую принадлежность или общий источник происхождения. Человека идентифицируют по оставленным на месте происшествия следам рук, босых ног, реже зубов, губ, ушной раковины, лба. По следам определяется вид использованного преступником орудия. Полученные сведения облегчают его поиск, а затем и отождествление по следу-отображению. Следы горюче-смазочных материалов помогают установить вид транспорта, в котором они используются, а затем и конкретное транспортное средство или АЗС.

При решении диагностических задач в первую очередь выясняется механизм образования следов, т.е. характер взаимодействия объектов в момент следообразования. К диагностическим относятся задачи по установлению того, с какой стороны (снаружи или изнутри) взломана преграда; в каком направлении скрылось транспортное средство, исправен ли механизм замка и каким способом его открывали, не перебит ли номер на двигателе, шасси автомобиля и т.д. Диагностические исследования позволяют выяснить причинную связь между событием и наступившими вредными последствиями, проанализировать всю совокупность образовавшихся следов и на этой основе разобраться в динамике произошедшего.

Изучение следов имеет важное криминалистическое значение, поскольку дает возможность определить орудие преступления и получить сведения о субъекте, его применившем (физические данные, профессиональные навыки, одежда виновного). Другими словами, следы могут быть полезными при решении следующих криминалистических задач, входящих в предмет доказывания по уголовному делу: а) идентификация лиц и предметов по оставленным следам; б) установление групповой принадлежности объектов; в) выяснение отдельных анатомо-физиологических особенностей лица, оставившего следы; г) определение механизма следообразования и связанных с ним обстоятельств расследуемого преступления.

В ряде случаев, помимо решения перечисленных задач, криминалистический анализ следов позволяет установить причины и условия, способствовавшие совершению преступления, что облегчает разработку мероприятий по их предупреждению, в частности путем технической защиты объектов от преступных посягательств.

При разработке научных методов исследования и практических рекомендаций трасология отправляется от положений теории криминалистической идентификации и теории отражения, а также от криминалистического учения о признаках объектов.

Принципиальные положения, образующие основу трасологии, – это:

индивидуальность объектов материального мира. Все названные объекты тождественны только самим себе, т.е. индивидуальны. Хотя внешнее строение у однородных объектов может совпадать по форме, размерам и другим общим характеристикам, оно неизбежно будет различаться по частным признакам. К таким признакам трасологи относят особенности рельефа следа. Многие объекты сходны по ряду характеристик внешнего строения, но вся совокупность признаков делает предмет неповторимым. Поэтому теория криминалистической идентификации презюмирует необходимость выявления индивидуальной совокупности частных признаков, способной индивидуализировать искомый объект;

способность внешней структуры предмета, включая его частные признаки, достаточно точно отображаться на других объектах в виде следов. Полнота и адекватность передачи в следах деталей строения предмета зависит от условий следообразования, главные из которых – физические свойства материалов следообразующего и следовоспринимающего объектов и механизм их взаимодействия. Чем податливее, пластичнее следовоспринимающий объект и тоньше его структура, тем четче и полнее передаются в следе детали. Важно помнить, что, отображаясь в следе, внешнее строение объекта всегда получается обратным, зеркальным;

относительная устойчивость трасологических объектов, позволяющая производить сравнительные исследования. Следы-отображения, изучаемые трасологией, образуются при контакте двух объектов: того, на котором остался след, – следовоспринимающего и объекта, оставившего след, – следообразующего. Участки взаимного соприкосновения объектов при следообразовании именуют контактными поверхностями. Поэтому объектами трасологических исследований могут быть только твердые тела, обладающие достаточно устойчивыми внешними признаками.

При следовом контакте объекты подвергаются физическому, химическому или биологическому воздействию. Физическое воздействие может быть механическим, электрическим и термическим. Характерный случай химического воздействия – коррозия металлической поверхности. Следы биологической природы образуются в результате гниения тканей, крови, спермы под воздействием микроорганизмов.

Трасология обычно занимается следами механического воздействия. Изучение особенностей такого воздействия следообразующего объекта на следовоспринимающий и возникающих при этом следов составляет суть трасологических исследований.

При механическом воздействии процесс следообразования обусловлен рядом факторов. Это в первую очередь физические свойства контактирующих объектов, сила и направление взаимодействия.

В зависимости от того, какими объектами образованы следы, в трасологии они классифицируются на следы: а) человека (рук, ног, губ, лба, зубов и др.); б) орудий (оружия), инструментов, производственных механизмов и машин; в) транспортных средств; г) животных.

По механизму образования следы подразделяются на статические и динамические, объемные и поверхностные, локальные и периферические.

Статические – такие следы, при образовании которых каждая точка рельефа следообразующего объекта оставляет точечное отображение на воспринимающем объекте. Статический след формируется в момент покоя (статики), когда объекты не перемещаются друг относительно друга. Поэтому такие следы наиболее точно передают внешнее строение следообразующего объекта. В качестве примера статических следов можно привести отпечатки обуви стоящего человека, вмятины от гвоздодера при вырывании скобы замка и др. Частным случаем рассматриваемой группы следов являются следы качения колеса.

Динамические следы образуются при перемещении (иногда взаимном) следообразующего и следовоспринимающего объектов, когда каждая точка поверхности оставляет след в виде линии (трассы). Возвышающиеся части рельефа образуют углубления (бороздки), а от впадин остаются выступы (валики). К динамическим относят следы сверления, разруба, распила, юза и др.

Встречаются и комбинированные следы. Примером таких следов могут служить отпечатки ног человека при быстрой ходьбе, следы отжима, когда ломик забивали в щель, а затем раздвигали им створки дверей, и др.

Статические и динамические следы бывают объемными и поверхностными. Объемные – это следы, имеющие не только длину и ширину, но и глубину. Они возникают от вдавливания следообразующего объекта в податливую следовоспринимающую поверхность, которая при этом деформируется. В таком следе отображается не только сама следообразующая поверхность, но и ее боковые грани. Другими словами, в объемном следе объект отображается в трех измерениях, а значит, полнее передаются его форма, размеры, детали рельефа, т.е. общие и частные признаки.

Поверхностные следы получаются тогда, когда оба объекта, участвующие в следообразовании, по твердости примерно одинаковы либо воспринимающая поверхность гораздо тверже. В результате их взаимодействия возникают плоскостные отображения, например следы ботинок на линолеуме, пальцев на стакане, автомобильного протектора на асфальте и т.п.

Поверхностные следы делятся на следы наслоения и отслоения. Первые остаются в результате прилипания частиц, отделившихся от следообразующего объекта на соприкасающемся участке. Следы-отслоения возникают тогда, когда на следообразующий объект наслаиваются частицы вещества со следовоспринимающей поверхности. Например, взломщик коснулся рукой побеленной стены возле сейфа, и частицы извести прилипли к его локтю.

В зависимости от места расположения изменений, сформировавших следы, выделяют локальные и периферические. Локальные следы образуются в границах взаимодействия контактирующих поверхностей, а периферические – за счет изменений за их границами. Например, верх обуви преступника покрыт дорожной пылью. При ходьбе по чистому полу пыль осыпается, очерчивая контуры подметок.

По возможности визуального восприятия следы подразделяются на видимые, маловидимые и невидимые. Видимые следы хорошо различимы невооруженным глазом и обнаруживаются без каких-либо специальных манипуляций. Маловидимыми или вообще невидимыми следы могут быть вследствие ахроматичности (отсутствия цвета), совпадения их окраски с цветом фона, а также из-за очень малых, микроскопических размеров.

Для обнаружения маловидимых и невидимых следов используется специальное освещение, а также механическое и химическое воздействие на них специальными веществами. Приемы обнаружения, закрепления и изъятия зависят от классификационной категории следов.

Прежде чем начинать поиск следов на месте происшествия, нужно осмыслить его обстановку. Это помогает выяснить состояние и положение ее отдельных предметов на момент происшествия; вероятные пути прихода и ухода преступника; объекты, к которым он мог прикасаться руками, возможные места сокрытия орудий преступления и т.д. Необходимо представить образ действий преступника в данной обстановке, что поможет определить локализацию следов и механизм их образования.

Установив механизм возникновения следов, легче обнаружить причинные связи следообразования и расследуемого преступления, выяснить роль конкретного следа в преступном событии. Надлежит также определить место каждого следа в осматриваемой обстановке, «привязать» его к ее предметам, что поможет в выяснении обстоятельств произошедшего, а также в описании следов в протоколе процессуального действия.

Если видимые следы легко обнаружить посредством визуального осмотра, то мелкие следы требуют применения луп различной мощности и дополнительного освещения. Для выявления следов, совпадающих по цвету с объектом-носителем, применяются специальные светофильтры, а также ультрафиолетовые осветители (УФО) и электронно-оптические преобразователи (ЭОП). Слабовидимые следы становятся лучше различимыми при их освещении узким пучком света, падающим на осматриваемую поверхность под острым углом. Необходимо принять меры по сохранению обнаруженных следов до момента изъятия.

Все выявленные следы подлежат фотографической фиксации. Сначала запечатлевают положение следа на объекте, затем – сам след по правилам масштабной съемки. Если цвет следов имеет важное криминалистическое значение, рекомендуется съемка на цветные многослойные фотоматериалы. Возможна и зарисовка следов с выделением их индивидуализирующих признаков. Расположение следов отмечают также на плане, прилагаемом к протоколу осмотра места происшествия.

Обязательный способ фиксации обнаруженных следов – их подробное описание в протоколе следственного действия. Нужно отразить характеристики и состояние следовоспринимающих поверхностей, поскольку они способны влиять на отображения следообразующих объектов, выявление и сохранность следов. Затем описывается локализация следов на объекте, их взаимное расположение и признаки: форма, размеры, особенности каждого следа. Здесь не обойтись без точных измерений.

Максимально подробно надлежит зафиксировать наиболее характерные признаки. В протоколе указывают также приемы и средства, примененные для обнаружения, закрепления и изъятия следов. Поскольку протокол обычно составляется по завершении следственного осмотра, то в его заключительной части особо оговаривают, какие следы были изъяты, как упакованы, куда направлены для трасологического исследования.

Необходимо помнить, что осмотр, фиксация, измерения, изготовление объемных слепков и плоскостных копий следов должны преследовать цель их максимальной сохранности.

Если объект со следами невозможно изъять в натуре ввиду его громоздкости или ценности, то со следов нужно изготовить копии (в первую очередь фотографические). Поверхностные следы рук (босых ног) для визуализации обрабатывают порошками или химическими реагентами, а затем переносят на дактилоскопическую пленку. С объемных следов обуви, орудий взлома, транспортных средств изготавливаются слепки: гипсовые, пластилиновые, полимерные, – максимально точно воспроизводящие форму, размеры и особенности микрорельефа поверхности.

С места происшествия рекомендуется изымать все обнаруженные следы, имеющие отношение к произошедшему. Практика свидетельствует, что даже недостаточно полные и четкие следы могут послужить материалом для трасологического исследования, ибо в своей совокупности создают необходимое представление о следообразующем объекте.

Предметы со следами и их копии (слепки) должны быть упакованы так, чтобы исключить их повреждение при транспортировке. Для этого используются коробки (ящики), пакеты, конверты. С особой тщательностью нужно упаковать хрупкие предметы со следами рук (электролампочки, бутылки, стаканы, колбы и т.п.). Упакованные объекты опечатывают и снабжают пояснительными надписями: кто, по какому делу, в чьем присутствии произвел изъятие.

Объекты со следами или их копии подлежат экспертному исследованию, которое в первую очередь позволяет установить родовую группу, к которой относится следообразующий предмет, и использовать полученные сведения для его розыска. После представления эксперту искомых объектов осуществляется идентификационное трасологическое исследование.

§ 2. Следы рук

Раздел трасологии, изучающий следы рук, традиционно называется дактилоскопией (от daktilos – палец, skopeo – рассмотрение). Дактилоскопия – отрасль криминалистической техники, изучающая строение кожных узоров на пальцах рук человека для использования их следов в целях отождествления, регистрации и розыска преступников. Она включает в себя также пальмоскопию и плантоскопию, изучающие узоры ладоней рук и стоп ног человека. В последние годы начала формироваться криминалистическая дерматоглифика, в которой дактилоскопия стала одной из основных частей.

Известно, что рельеф кожного покрова неодинаков. На ладонях (ступнях ног) кроме валикообразных выступов, называемых папиллярными линиями и разделенных бороздками, есть флексорные (сгибательные) линии, морщины и складки (белые линии), а также поры. Самые заметные элементы рельефа – флексорные линии. Белые линии (морщины) появляются вследствие потери эластичности и сухости кожи, а также возрастных изменений. Эти линии (рис. 4) играют при идентификации, как правило, вспомогательную роль. Наиболее значимы папиллярные линии и поры, имеющие различную форму и расположенные на разном расстоянии одна от другой и от краев папиллярных линий. Эти линии на ладонях и ногтевых фалангах пальцев обладают достаточно сложным и разнообразным строением.

Рис. 4. Поверхностное строение кожи на ладонной стороне кисти:

тонкие черные линии – папиллярные линии, крупные белые – флексорные линии, мелкие белые морщины (отпечаток, сделанный типографской краской)

Основные свойства папиллярного узора – это индивидуальность, устойчивость и восстанавливаемость.

Индивидуальность состоит в том, что каждый индивид имеет рисунок узора, свойственный только ему. Это обусловлено особенностями анатомического строения и биологических функций кожи, а также генетическим своеобразием человека. Согласно математическим расчетам, вероятность совпадения папиллярных узоров на всех десяти пальцах у двух людей исчезающе мала, поэтому ею можно пренебречь.

Устойчивость означает, что папиллярные линии появляются на 3-4-м месяцах внутриутробного развития человека и сохраняются вплоть до полного гнилостного разложения кожи. С ростом организма изменяются только размерные характеристики, но не сами узоры.

Восстанавливаемость гарантирует полное возобновление узора в случае повреждения верхнего слоя кожи (эпидермиса). При глубокой травме дермы (собственно кожи) образуются шрамы или рубцы, которые даже увеличивают количество индивидуализирующих признаков.

Папиллярные узоры ногтевых фаланг пальцев формируются тремя потоками папилляров: линиями центра, периферическими и базисными. Часть узора, в которой эти потоки соприкасаются, образует характерный участок, называемый дельтой, так как он похож на эту букву греческого алфавита.

Папиллярные узоры ногтевых фаланг пальцев подразделяются на типы и виды в зависимости от рисунка их центра. По этому основанию различают три типа узоров: дуговые, петлевые и завитковые. Наиболее распространены петлевые узоры – 65 % от общего количества. Завитковых узоров около 30%, а дуговых – примерно 5 %. Каждый тип узора имеет разновидности в зависимости от особенностей строения центральной части. Так, дуговые узоры могут быть простыми и шатровыми. Петлевые узоры делятся на виды в зависимости от направления ножек петли и строения последней. По направлению ножек петлевые узоры делятся на радиальные (ножки обращены в сторону большого пальца) и ульнарные (ножки петли обращены в сторону мизинца). В зависимости от строения петли узоры бывают простыми, половинчатыми, изогнутыми, замкнутыми и слитными (ракетки). Завитковые узоры бывают круговыми, овальными, спиралевидными (сложная спираль, двойная спираль), клубками и т.п.

В дуговом узоре обычно отсутствует дельта, так как он образован всего двумя потоками. В петлевом узоре есть одна, а в завитковом – две и более дельт. По этому признаку (количеству дельт) различать узоры проще всего.

Типы и виды папиллярных узоров, размеры папиллярных линий, степень их изогнутости, абрис флексорных и белых линий – это общие признаки.

Частными признаками папиллярного узора, используемыми для индивидуальной идентификации, служат отдельные особенности в строении каждой конкретной папиллярной линии, ее мелкие морфологические отличия – детали. К ним относятся глазки, островки, крючки, мостики, обрывки, раздвоения и слияния папиллярной линии (вилки), ее начало и окончание и др. (рис. 5). Для индивидуальной идентификации в сравниваемых следах необходимо выявить неповторимую совокупность совпадающих частных признаков.

Механизм образования следов рук и способы их обнаружения. Следы папиллярных узоров, пригодные для идентификации, – это статические следы, оставленные на гладкой (полированной) или пластичной поверхности, структура которой значительно мельче, чем особенности папилляров.

Следы рук бывают поверхностными и объемными, видимыми, слабовидимыми и невидимыми, статическими и динамическими. Слабовидимые следы - это следы чистых рук, отобразившиеся на материале, не впитывающем потожировое вещество. Невидимые следы остаются на объектах, поверхность которых поглощает пот и жир (бумага, ткань, кожа, картон, фанера и т.п.).

В следственной и экспертной практике чаще других применяются визуальные, физические и химические способы обнаружения следов рук.

Рис. 5. Детали папиллярного узора: 1 – начало папиллярной линии; 2 – поры; 3 – разветвление папиллярной линии; 4 – изгиб папиллярной линии; 5 – соединение двух папиллярных линий третьей (мостик); 6 – встречная папиллярная линия; 7 – глазок; 8 – слияние папиллярных линий; 9 – межпапиллярные линии (гребешки); 10 – короткая папиллярная линия (фрагмент); 11 – окончание папиллярной линии; 12 – крючок; 13 – островок; 14 – перерыв папиллярной линии

К визуальным относится обнаружение следов при помощи лупы, при косонаправленном освещении и на просвет. Это наиболее оптимальные способы, позволяющие сохранить следы в их первоначальном состоянии.

Физические способы основаны на свойстве потожировых выделений удерживать прилипшие к ним частицы. Порошки, используемые для работы с маловидимыми и невидимыми следами рук, должны быть мелкими, сухими и контрастными по цвету с той поверхностью, на которой выявляются следы. Наиболее распространены такие белые порошки, как окись цинка, алюминиевая пудра, канифоль. Черными являются порошки окисей меди и свинца, железа, восстановленного водородом, графита, сажи. Порошкам восстановленного железа придаются различные цветовые оттенки, им присваиваются названия самоцветных камней – топаз, рубин, сапфир.

На обследуемую поверхность порошки наносятся специальной кистью флейц, изготовленной из очень мягкого беличьего или колонкового волоса. Применяются также аэрозольные распылители дактилоскопических порошков. Порошки восстановленного железа наносятся с помощью магнитной кисточки.

Обработка следов парами йода основана на свойстве адгезии его мельчайших частиц с потожировым веществом. Достоинство этого способа состоит в том, что следы можно подвергнуть неоднократной обработке, а недостаток - быстрое исчезновение следов, их переход в невидимое состояние. Пары йода образуются в йодных трубках, снабженных резиновой грушей, или в химической посуде, в которой подогревается кристаллический йод. Такое окуривание целесообразно использовать тогда, когда предстоит обнаружение невидимых следов рук на больших поверхностях. Яркое (желто-оранжевое) окрашивание следов позволяет установить их локализацию. Затем следы обрабатываются порошком восстановленного железа. Закрепляют следы, выявленные парами йода, посредством копирования на йодокрахмальные или йододикстриновые пленки. Если следы рук оставлены на многоцветной поверхности, их следует обработать люминесцирующими порошками, а затем осмотреть в ультрафиолетовых лучах. Люминесцирующие порошки приготавливаются из силицилового натрия, крахмала, сульфида цинка или кристаллической камфоры.

Химические способы обнаружения невидимых следов рук - это обработка следовоспринимающей поверхности веществами, вступающими в реакцию с потожировыми выделениями и окрашивающими следы. Обрабатывать химическими реактивами лучше те поверхности, которые впитывают их жидкую составляющую.

Химические реактивы, используемые для выявления следов рук, это 1,5–2%-ный раствор нингидрина или аллоксана в ацетоне, а также спиртовой раствор азотнокислого серебра. Реактив нужно напылять на поверхность при помощи пульверизатора или, в крайнем случае, наносить ватным тампоном. Реакция окрашивания следов протекает не быстро. Для ее ускорения поверхность, пропитанную нингидрином, следует подогреть, а пропитанную азотнокислым серебром – выставить на дневной свет.

Выявлять следы рук на предметах обстановки места происшествия рекомендуется только на тех, которые нельзя направить на исследование из-за их громоздкости или высокой ценности. Следы пальцев, обнаруженные в результате обработки порошками, очень легко повредить, поэтому необходимо принять меры для их сохранности. С таких предметов следы откопировывают на дактилопленку, которую и прилагают к постановлению о назначении дактилоскопической экспертизы. Дактилопленки в случае надобности можно заменить липкой канцелярской пленкой. Она даже предпочтительней при копировании следов с недостаточно гладких поверхностей (лакированная столешница, дверь, окрашенная масляной краской).

Следы, выявленные парами йода, изымаются с помощью силиконовых паст «К» или «У», в которые добавляют катализатор и 2–3 капли ортотолидина. Объемные следы рук копируют с применением этих же паст.

Физическими способами удается выявить сравнительно свежие следы рук, а более старые – с применением химических реактивов.

Дактилоскопические исследования позволяют решить ряд задач, существенных для расследования: выявить из числа подозреваемых виновное лицо; установить личность преступника при помощи картотек; констатировать факт совершения нескольких преступлений одним субъектом; обнаружить некоторые важные обстоятельства расследуемого преступления; идентифицировать личность преступника.

Назначая дактилоскопическую экспертизу, требуется предоставить эксперту сравнительные материалы: дактилокарты или чистые листы бумаги, на которых прокатаны ногтевые фаланги пальцев рук всех подозреваемых, а также объекты со следами рук (их копии), изъятые с места происшествия. Иногда необходимо представить эксперту еще и отпечатки ладоней (ступней ног), так как следы на месте происшествия могут быть оставлены и ладонями (босыми ногами).

§ 3. Следы ног

На местах происшествия нередко остаются следы ног (обуви) преступника. Они образуются при ходьбе, беге, прыжках, стоянии на месте. По этим следам можно выяснить путь движения лиц к месту происшествия, как они там передвигались, куда ушли, организовать преследование виновных. По следам ног можно также судить об обстоятельствах совершения преступления и некоторых особенностях субъекта, который их оставил, что необходимо для его розыска. По следам ног нетрудно отождествить человека (его обувь). Отражение индивидуальных признаков ног в следе зависит не только от особенностей подметки обуви, но и от качества поверхности следовоспринимающего объекта.

Следы босых ног встречаются на местах происшествия довольно редко. При этом нужно помнить, что в поверхностном следе ступня отображается в виде двух крупных участков - пятки и плюсны, соединенных полосой, передающей свод стопы. Только в объемных следах особенности строения стопы отражаются более полно.

Предварительное изучение единичного следа обуви производится с целью: а) выяснения особенностей обуви; б) сопоставления с другими следами; в) его правильного измерения и описания в протоколе (рис. 6).

Общие признаки следов: 1) длина следа обуви – по линии от середины переднего края носка до середины заднего края каблука; 2) длина подошвы по оси следа (если задний ее срез отчетливо выражен); 3) ширина подошвы в наиболее широком месте; 4) ширина промежуточной части в самом узком месте; 5) длина каблука от заднего края до переднего края по оси; 6) ширина каблука в самом широком месте, а босой ноги – в самом широком месте пятки.

Рис. 6. Части стопы ноги человека и измерение следа босой ноги:

а – большой палец; б – плюсневая часть; в – промежуточная часть;

г – пяточная часть; АБ – длина следа; ВГ – ширина следа плюсневой части (самая широкая часть); ДЕ – ширина промежуточной части (самая узкая часть);

ЖЗ – ширина пяточной части

Рис. 6а. Части подошвы обуви и измерение следа обуви:

1носок; 2 подметка; 3 – задний край подметки; 4 – промежуточная часть;

5 – передний край каблука; 6– каблук; АВ – длина следа; АИ – длина следа подметочной части; ВГ– ширина следа подметочной части; ДЕ – ширина следа промежуточной части; ИК – длина следа промежуточной части; KB длина следа каблука; ЖЗ – ширина следа каблука

Изучив общие признаки следа обуви, переходят к исследованию частных признаков. К ним относятся особенности отдельных частей следа, дефекты рельефной поверхности (протектора) подошвы, обозначения размера, фирменного знака и др.

Дорожка следов ног. В дорожке следов ног отображаются особенности походки, в элементах которой проявляются анатомические и функциональные признаки человека. Выяснить по следам темпы ходьбы или бега можно только тогда, когда есть несколько следов, составляющих дорожку (рис. 7).

Рис. 7. Дорожка следов ног: АД – длина шага правой ноги; ДВ – длина шага левой ноги; БД – ширина шага; α – угол разворота стопы левой ноги и β – угол разворота стопы правой ноги

Длина шага измеряется как расстояние между двумя последовательно оставленными следами по линии направления движения. Ее измеряют раздельно для правой и левой ноги. Длина шага достаточно четко коррелирует с ростом человека. Шаг мужчины среднего роста при спокойной ходьбе колеблется в пределах 75-85 см, а при беге достигает одного метра и более. Шаг правой ноги примерно на 1–2 см больше, чем левой, а у левшей – наоборот. Длина шага женщин на 5–10 см короче мужских. Если мысленно провести прямую линию по направлению, в котором шел субъект, то она и будет линией направления движения.

Ширина шагов характеризует расстановку ног при ходьбе. Она определяется как расстояние между следами каблуков (пяток) левой и правой ног по линии, перпендикулярной к направлению движения. Ширина постановки ног равна в среднем 10–15 см.

Угол разворота стопы образуется между продольной осью следа и линией направления движения. Он отражает привычку ставить ступни ног при ходьбе параллельно одна другой, носками внутрь (отрицательный угол) или носками наружу (положительный угол). У мужчин угол разворота стопы обычно равен 15-25°, а у женщин – 10-20.

Измерения элементов дорожки следов для правой и левой ноги – рекомендуется производить в нескольких местах, поскольку они могут иметь большие различия из-за случайных причин.

Фиксацию следов обуви осуществляют разными способами: 1) фотографированием по правилам масштабной фотосъемки; 2) подробным описанием в протоколе; 3) изготовлением слепков с объемных следов; 4) изготовлением копий с поверхностных следов.

Результаты предварительного изучения следов обуви вносятся в протокол, где обязательно указывается: а) место их обнаружения; б) вид следов; в) их размеры; г) индивидуальные особенности подошв; д) данные измерения элементов походки; е) способы изъятия и упаковки.

Следы обуви необходимо сразу же сфотографировать по правилам измерительной съемки, ибо это в определенной степени нейтрализует опасность их повреждения или уничтожения. Объемные следы обуви копируют путем изготовления гипсовых слепков. Для этого след должен быть подготовлен: из него убирают все инородные предметы (прутики, камешки, окурки и др.), попавшие после следового контакта. В зависимости от состояния почвы, на которой оставлены следы, применяются три способа изготовления слепков: наливной, насыпной и комбинированный. Выбор конкретного способа зависит как от следовоспринимающей поверхности, так и от погодных условий и времени года.

Для изготовления слепка наливным способом порошок гипса разводят в воде до консистенции сметаны. Получившуюся массу заливают в след слоем на 1/3 его глубины. Затем кладут укрепляющий каркас из проволоки или другого материала и выливают оставшуюся массу. При насыпном способе в след через сито насыпают слой сухого гипса толщиной 1–2 см, потом укладывают каркас и засыпают гипсом до краев. После чего гипс увлажняется с помощью пульверизатора.

При сочетании насыпного способа с наливным получается комбинированный способ, пригодный для фиксации объемных следов обуви на всех поверхностях. Если следы остались на снегу, гипс разводят в холодной воде, температуру которой доводят до 0°. Для этого в воду добавляют снег до тех пор, пока он не перестанет таять.

Следы на дисперсной основе (пыль, цемент, мука и т.д.) нуждаются в предварительном закреплении. Для этого используется 6–10%-ный раствор перхлорвинила в ацетоне. Через пульверизатор раствор разбрызгивается над следом и прочно связывает мелкие частицы основы, после чего в след можно залить гипсовый раствор.

Для фиксации следов обуви используется также силиконовая паста «К». При отливке слепка в нее добавляется наполнитель белого или темного цвета в зависимости от окраски следов. В полученную массу доливают специальный катализатор и тщательно перемешивают. Получившимся компаундом заполняют объемный след, который при комнатной температуре затвердевает примерно через полчаса. Нужно помнить, что в этой пасте реакция полимеризации не происходит при температуре ниже 0°. Кроме пасты «К» аналогичные результаты можно получить применением компаундов «СИЭЛАСТ», «СКТН» и др.

Поверхностные следы обуви (ног), образованные в результате наслоения пыли (грязи) либо иных веществ на твердую следовоспринимающую поверхность, копируют путем наложения следокопировальной пленки или липкой бумаги, а также листовой (сырой) резины. Для этого лист резины зачищают (обязательно в одном направлении) крупнозернистой наждачной бумагой до образования ровной бархатистой поверхности. Затем зачищенной стороной лист накладывают на след и плотно прижимают.

Трасологическая экспертиза следов ног назначается для установления фактических обстоятельств дела, общих и характерных признаков виновного (по дорожке следов), отождествления обуви, изъятой у подозреваемого.

§ 4. Следы орудий взлома и инструментов

Использование преступниками орудий взлома для преодоления различных преград связано с образованием следов, специфичных в зависимости от вида примененного орудия, свойств материала преграды и способа взлома.

Под взломом понимается проникновение с преступной целью в запертое помещение или хранилище посредством вывода из строя запирающего устройства, разрушения стен, пола, потолка или других преград. К взлому относится и отпирание замка подобранным ключом или отмычкой.

Орудия взлома и инструменты, применяемые взломщиками, обычно классифицируются на: а) специально изготовленные в преступных целях; б) приспособленные для совершения взлома; в) обычные инструменты, используемые для повседневных нужд; г) предметы, случайно оказавшиеся в руках взломщика.

При воздействии орудий и инструментов на различные преграды остаются поверхностные или объемные следы. Первые при взломах встречаются редко. Как правило, они образуются за счет наслоения на взломанную преграду различных веществ (краски, ржавчины и т.п.), бывших на орудии взлома. Еще реже можно обнаружить следы отслоения, возникающие при контакте орудия взлома с преградой, покрытой каким-либо веществом.

В зависимости от места локализации следы орудий взлома и инструментов классифицируются на оставленные: 1) на запирающих устройствах; 2) на других преградах.

Запирающие устройства - это замки, имеющие определенную степень секретности, механизм которых открывают и закрывают при помощи ключа, и запирающие приспособления. Последние подразделяются на самостоятельные (задвижки, щеколды, крючки и др.), которые предназначены для запирания (закрывания), и вспомогательные (кольца, петли, пробои), применяемые только вместе с замками.

Замки различают по следующим основаниям: 1) способу крепления к двери; 2) назначению запираемого объекта; 3) конструкции механизма и количеству секретов.

По способу крепления к двери замки бывают трех основных видов: навесные, врезные и накладные. По назначению замки выделяют в зависимости от объекта, для запирания которого они предназначены:

мебельные, дверные, гаражные, сейфовые и др. В зависимости от устройства запирающего механизма современные замки можно подразделить на: 1) пружинные (ригель в нужном положении удерживается при помощи пружины); 2) сувальдные (то же самое делают сувальды); 3) реечные (ригель с возвратной пружиной перемещается при помощи соответствующей комбинации пазов и промежутков на стержне ключа); 4) цилиндровые (ригель перемещается поворотом цилиндра, вставленного в неподвижный патрон); 5) винтовые (функцию ригеля выполняет винт, который при отпирании ввинчивается в отверстие короба); 6) кодовые (для отпирания нужно набрать соответствующий код); 7) магнитные (отпираются при помощи ключа с магнитным шифром).

По сложности запирающего механизма замки классифицируются на: простые: пружинные, некоторые сувальдные (мебельные), цилиндровые (абонентских почтовых ящиков). Число вариантов ключа у них колеблется от единиц до сотни. Средней сложности: большинство сувальдных (дверных), некоторые цилиндровые и магнитные. Число вариантов ключа превышает сто и достигает нескольких тысяч. Сложные: специальные сувальдные, большинство цилиндровых, кодовые. Число вариантов ключа составляет десятки тысяч. Особо сложные: как правило, цилиндровые с дисковым запирающим механизмом или со штифтами в цилиндре.

Осмотр взломанных замков и преград. Чтобы проникнуть в помещение или другое хранилище, преступники чаще всего отпирают и взламывают замки либо дополнительные приспособления к ним, прибегая при этом к отпиранию замков отмычками, подобранными или поддельными ключами, вырыванию дужки из короба, перекусыванию или перепиливанию дужки навесного замка.

О применении отмычек или подобранных ключей свидетельствуют следы в виде царапин на внутренних поверхностях механизма замка, направление которых обычно не совпадает с царапинами, образованными бородками «родного» ключа. В тех случаях, когда легче взломать не сам навесной замок, а крепящие его петли, кольца и т.п., преступники разрушают эти приспособления.

Взлом дужки навесного замка производится ее перепиливанием ножовкой, напильником или перекусыванием с помощью саперных ножниц. Иногда навесные замки взламываются путем спиливания или сруба зубилом заклепок на коробе. Если взломщики прибегли к перепиливанию, то на прилегающих предметах и на земле должны быть металлические опилки, а на двери и косяке – следы напильника или ножовки.

При осмотре навесного замка нужно выяснить: а) его местонахождение (висит на двери, лежит на полу и т.д.); б) вид и форму замка; в) цвет металла, из которого он изготовлен; г) положение дужки; д) состояние поврежденных частей; е) наличие на замке инородных наслоений (ржавчины, краски, крови и т.д.), а также следов металлизации от орудий взлома; ж) размеры, форму и локализацию следов взлома на замке.

Если при осмотре на поверхности замка не обнаружено видимых следов, он, вероятно, мог быть открыт отмычкой, подобранным или поддельным ключом. Следы от таких орудий остаются на внутренних деталях замка, поэтому вопрос о способе взлома решается в ходе трасологической экспертизы.

Если дверь хранилища запиралась на врезной или накладной замок, взломщики часто прибегают к отжиму ригеля. Такой взлом осуществляется путем введения в щель между дверью и косяком плоского металлического предмета, заостренным концом которого ригель утапливается в короб замка. Наличие на ригеле свежих царапин подтверждает недавний его отжим. От заостренного конца орудия взлома на боковой стороне двери и косяке остаются объемные следы, отражающие его форму и особенности. Тщательному осмотру подлежат также вспомогательные приспособления. Особое внимание уделяется вмятинам, царапинам и следам соскоба металла, имеющим характерный блеск.

Чтобы установить орудие, которым взломан замок, его следует изъять и направить на криминалистическую экспертизу. Нужно помнить, что производить какие-либо действия с замком во избежание нанесения дополнительных следов нельзя. Вместе с замком изымаются и ключи от него.

Совершая взлом преграды, преступники нередко пользуются слесарными или столярными инструментами, а также такими бытовыми принадлежностями, как лом, топор, лопата и др. Применяются и специально изготовленные для преступных целей орудия, в частности фомка, «балерина» и др.

От орудий взлома на преградах остаются следы: а) удара и нажима; б) разруба и разреза; в) распила; г) сверления. Следы удара и нажима отображают размеры контактной поверхности орудия взлома в трех измерениях: в длину, ширину и глубину. Осмотр следов разруба и разреза может привести к предположительному выводу, например, о ширине лезвия использованного инструмента. Если же в следах в виде трасс отобразились дефекты режущей кромки орудия, то они соответствуют взаимному расположению дефектов на лезвии ножа, стамески и т.п. Если след неглубокий (надруб), в нем передается угол заточки топора.

При распиле преграды ножовкой опилки располагаются со стороны, противоположной местонахождению взломщика. Кроме того, на той стороне преграды, где находился взломщик, остаются вмятины от ограничителя рукоятки ножовки.

Чтобы попасть в помещение, преступники нередко прибегают к сверлению преграды, например просверливают в двери вокруг запоров несколько отверстий. Для вырезки дверной филенки в ней дрелью или буравом сначала просверливают несколько близко расположенных друг к другу отверстий, которые соединяются между собой. При сверлении преграды большинство стружек остается на том месте, с которого действовал взломщик.

Для проникновения в хранилища взломщики перепиливают оконные решетки, проламывают потолки, полы, стены, выбивают оконные стекла, разбирают кирпичные кладки стен, дымоходов. Взлом каменных преград (особенно сложенных на цементе или бетонных) требует много времени и сил, а потому осуществляется весьма редко.

Необходимо помнить, что при осмотре любой взломанной преграды, особенно когда прилагались большие физические усилия, следует сразу же предпринять меры к обнаружению следов рук, ног, капель (мазков) крови и др. Эти следы детализируют информацию о характере манипуляций взломщика. Следы крови изымают вместе с предметом-носителем, а при невозможности делают соскобы, помещаемые в пробирку.

Если окна, двери, ниши и другие объекты защищены металлическими решетками, то взломщики перепиливают их ножовками по металлу, а для снижения шума место распила смазывают маслом. Перепиленные концы прутьев разводят в стороны, и в решетке образуется отверстие необходимого размера.

Фиксация следов. Обнаруженные на месте происшествия следы орудий взлома прежде всего следует сфотографировать по правилам масштабной съемки, а затем тщательно осмотреть, провести необходимые измерения и подробно описать в протоколе.

В протоколе осмотра места происшествия о следах орудий взлома и инструментов необходимо указать: а) вид и материал преграды, на которой остались следы; б) вид следов, их локализацию; в) форму каждого следа; г) длину и ширину следа в двух взаимно перпендикулярных направлениях, его наибольшую глубину; д) отличительные особенности следа; е) наличие в следах посторонних частиц; ж) способ изъятия следов.

Изъятие следов взлома производится по возможности вместе с самим предметом-носителем или его частью. При отсутствии такой возможности со следов изготавливаются слепки. В качестве слепочных материалов применяются пластилин и синтетические компаунды.

Пластилин используется для изготовления слепков со следов, оставленных на металлических и иных твердых поверхностях. Перед вдавливанием в след пластилин тщательно разминают до состояния эластичности. Затем одну его сторону выравнивают, прижав, например, к стеклу. Эту сторону вдавливают в след и оставляют на 10–15 мин, чтобы пластилин восстановил свою естественную плотность. Затем слепок отделяют от следа и помещают в подходящую упаковку.

Более точные копии удается получить с помощью синтетических слепочных масс (пасты «К», «СКТН» и др.), оптимальных для откопирования объемных следов орудий взлома и инструментов.

Для получения слепка со следа на твердой основе (дереве, пластмассе, металле и др.) его окружают бортиком из пластилина, а к следам на вертикальных поверхностях пристраивают пластилиновый кармашек. Затем в пасту «К» добавляют до 30% наполнителя (порошка соответствующего цвета) и перемешивают до получения однородной массы. Добавив в нее катализатор № 18 в пропорции 10:1, еще раз тщательно перемешивают и получившийся компаунд заливают в след.

Поверхностные следы-наслоения орудий взлома и инструментов изымают путем их перекопирования на дактилопленки, следы, образованные темными частицами, переносят на светлую пленку, и наоборот.

Следы-отслоения обычно изымаются вместе с объектом-носителем, а в качестве сравнительного материала с поверхности взломанной преграды отбирают пробы краски, ржавчины, пыли и т. п.

На трасологическую экспертизу рекомендуется направлять все объекты со следами от орудий взлома. Для решения идентификационных вопросов в распоряжение экспертов передают также орудия взлома (если на момент назначения экспертизы они изъяты). Орудия должны быть представлены в оригинале.

В тех случаях, когда нельзя направить на экспертизу сам предмет (объект) со следами орудий взлома или инструментов, представляются слепки с этих следов. Кроме того, следы необходимо зафиксировать на масштабном фотоснимке взломанного объекта.

Направляемые на экспертизу объекты, слепки, орудия взлома должны быть упакованы так, чтобы при транспортировке гарантировать их сохранность от повреждения или утраты. Важное значение имеет упаковка полученных слепков. Каждый из них нужно завернуть в чистую бумагу и поместить в коробку с мягким упаковочным материалом (вата, поролон и др.). На упаковке указывается место обнаружения следа, его вид и дата изъятия, другие надписи, заверяемые оттиском печати. Трасологическая экспертиза разрешает такие вопросы, как установление отдельных обстоятельств совершения взлома, некоторых характерных признаков личности взломщика, идентификации орудий взлома и инструментов по их следам на взломанных преградах.

Перед экспертом-трасологом ставятся следующие вопросы: исправен ли замок, присланный на экспертизу; отперт замок с помощью отмычки или подобранным ключом; можно ли открыть замок без нарушения контрольного вкладыша; в каком положении (открытом или закрытом) был поврежден замок; каким видом орудия взлома оставлены следы на преграде (на двери, окне и т.д.); с какой стороны производилось разрушение преграды - с внутренней или наружной; каким способом произведен взлом; не одним ли орудием оставлены следы, обнаруженные на разных местах происшествия; не обладало ли лицо, судя по способу взлома, определенными профессиональными навыками и какими именно; не произведен ли взлом с помощью орудия, представленного на экспертизу?

§ 5. Следы транспортных средств

Трасология изучает следы транспортных средств, оставляемые ходовой частью и выступающими частями, а также отделившиеся от транспортного средства узлы и детали. Исследование любой из названных групп следов нередко сопровождается анализом следов – веществ, относящихся к области материаловедческих исследований.

Следы транспорта фигурируют при расследовании дорожно-транспортных происшествий, а также преступлений, в ходе которых транспорт использовался для вывоза похищенного, бегства преступников, быстрого перемещения потерпевших, трупов и т.д.

По следам ходовой части и выступающих частей, по отделившимся деталям и узлам возможно отождествление транспортного средства (установление его групповой принадлежности). Кроме того, изучение таких следов позволяет восстановить механизм произошедшего события: определить направление и скорость движения, место, угол и линию столкновения, другие важные обстоятельства ДТП.

Следы ходовой части характерны для безрельсового транспорта (автомобили, мотоциклы, троллейбусы, тракторы и др.). Наибольшее криминалистическое значение имеют следы колес автомобильного транспорта, которые и будут рассмотрены подробно.

В зависимости от состояния колес в момент следообразования различаются следы качения и скольжения. Первые – результат поступательно-вращательного движения, вторые образуются в случае пробуксовки или полной блокировки колес при экстренном торможении.

Следы качения сходны по механизму образования со статическими следами: каждая деталь рельефа шины оставляет свой отпечаток. Правда, вследствие поступательного движения наблюдается некоторая деформация, когда грунтозацепы, выходя из следа, сглаживают его края. Это увеличивает размеры следа и уменьшает промежутки между выступами.

Следы колес автотранспорта бывают поверхностными и объемными. К первому виду относят следы наслоения (машина преодолела загрязненный участок, а затем пошла по сухому асфальту) и отслоения. Объемные следы образуются из-за остаточной деформации грунта и передают не только трехмерную копию беговой поверхности протектора, но и отчасти его боковые грани.

По следам ходовой части определяют направление и режим движения (торможения, пробуксовки, остановки); вид и модель шины, а нередко проводят и идентификацию автомобиля. Выяснение вида (модели) транспортного средства и направления движения необходимо для его поиска.

Грузовые и легковые автомобили различаются по следам, по наличию (отсутствию) задних спаренных колес, по величине базы и ширине колеи. Шириной колеи считается промежуток между центральными линиями следов правых и левых колес или между просветами задних спаренных колес. В следах автотранспорта обычно отображаются задние колеса, которые полностью или частично перекрывают отпечатки передних колес. Переднюю колею можно изучить и замерить на повороте.

Ширину беговой части протектора от одного его края до другого измеряют на участке с четким отображением рисунка. Отобразившийся в следе рисунок протектора (конфигурация, локализация и размеры грунтозацепов) фотографируют, а все элементы замеряют и описывают в протоколе. Затем, пользуясь справочником, выясняют, какой марке автотранспортных средств соответствуют такие ширина колеи, база и модель протектора.

Определить направление движения автомобиля можно по следующим признакам, имеющимся в следах:

а) при езде по сыпучему грунту частицы последнего разлетаются по бокам следа в виде веера, раскрытого в сторону, противоположную направлению движения;

б) при переезде луж на направление движения указывает след влаги, сходящий на нет;

в) капли ГСМ, а также тормозной жидкости, воды, тосола, падающие с движущегося автомобиля, приобретают заостренную форму и обращены узким концом в сторону движения;

г) рисунок протектора типа «елочка» должен быть обращен открытой частью в сторону движения;

д) при езде по траве ее стебли будут примяты по направлению движения;

е) камень, вдавленный шинами в грунт, будет иметь зазор в лунке со стороны направления движения.

О торможении свидетельствует уменьшающаяся четкость отображения рисунка протектора. Если обнаружены следы юза (скольжения), то их используют для определения скорости движения автомобиля перед остановкой. Для этого замеряют общую длину следа торможения, от которой отнимают величину базы автомобиля. Все перечисленные признаки следов ходовой части автотранспорта должны быть отражены в протоколе осмотра места происшествия.

Кроме детального описания, сопровождаемого измерениями, осуществляется фотографирование. Значительный по протяженности след запечатлевают методом линейной панорамы. Отдельно фотографируют участки с наиболее четко выраженным рисунком протектора. Все снимки выполняют масштабным способом. С участка следа протектора, в котором отобразились индивидуализирующие признаки, отливают гипсовый слепок.

Если следы ходовой части обнаружены на одежде потерпевшего (наезд, переезд), то их фотографируют несколько раз. Сначала надо запечатлеть весь предмет одежды так, чтобы была очевидна локализация следов, затем сфотографировать сам след, предварительно зафиксировав пылевые частицы аэрозольным лаком и поместив рядом со следом масштабную линейку.

В распоряжение эксперта следует предоставить копию протокола осмотра места происшествия, фотоснимки следов, гипсовые слепки, предметы одежды потерпевшего со следами колес. Оптимальным вариантом бывает предоставление колеса в сборе, что не всегда осуществимо вследствие большого веса и размеров. В подобных случаях с пневматической шины должны быть получены образцы следов, для чего рекомендуется прибегнуть к помощи специалиста-криминалиста или эксперта, которому предстоит проводить трасологические исследования.

Объемные следы можно получить, прокатывая автомобиль на малой скорости по грунту, способному отобразить нужные признаки шины. Экспериментальные следы внимательно осматривают и выбирают участки, содержащие отображения идентификационных признаков, с которых и изготавливаются гипсовые слепки.

Для получения поверхностных экспериментальных следов на участок шины с характерными признаками наносят красящее вещество и откопировывают весь участок. Для этого типографскую краску раскатывают по ровной поверхности и окрашенным резиновым валиком наносят на интересующий участок протектора.

На разрешение трасологической экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы: шиной какой модели образован след; каков тип транспортного средства, оставившего следы на месте происшествия; не образован ли след данной шиной; какими конкретно колесами оставлены следы на теле и одежде потерпевшего и др.

Отделившиеся детали и части (осколки фарного или лобового стекол, частицы лакокрасочного покрытия или перевозимого груза, крепежные детали), обнаруживаемые на месте происшествия, изымаются в натуре и используются для розыска транспортного средства и его идентификации, а также для определения места, где произошло столкновение (наезд).

Исследование фарных и иных осколков позволяет выявить тип, конструкцию, марку изделия, а по нему – модель автомобиля. Если в проверяемом транспортном средстве будут обнаружены однородные осколки, то назначают экспертизу для установления целого по частям.

Отделившиеся частицы автомобильного лакокрасочного покрытия помогут выяснить окраску транспортного средства, после обнаружения которого проводятся трасологическая и материаловедческая экспертизы (КЭМВИ).

Комплексное использование данных, полученных при работе со следами транспортных средств, позволяет дать обоснованное заключение: а) о наличии, характере и локализации повреждений и иных особенностей на разыскиваемом автомобиле; б) о характере имеющихся в нем неисправностей; в) о перевозимом грузе; г) о признаках эксплуатации с нарушением установленных требований; д) о том, что следы на месте происшествия, одежде и теле потерпевшего оставлены конкретным транспортным средством.

Глава 10

МАТЕРИАЛЫ, ВЕЩЕСТВА, ИЗДЕЛИЯ КАК НОСИТЕЛИ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИ ЗНАЧИМОЙ ИНФОРМАЦИИ

§ 1. Общие положения и задачи криминалистического исследования материалов, веществ и изделий

Криминалистическое исследование материалов, веществ и изделий – отрасль криминалистической техники, изучающая закономерности возникновения и движения криминалистически значимой информации, заключенной в свойствах материалов, веществ и изделий как элементов материальной обстановки преступления. Это относительно новый раздел криминалистической техники, хотя с первых дней возникновения научной криминалистики важное место в ней отводилось методам, позволяющим изучать свойства таких объектов. Так, еще в 1895 г. один из основоположников криминалистики, Ганс Гросс, подчеркивал важность применения при расследовании преступлений методов микроскопии, химии, физики и биологии для изучения пыли, пятен жидкости, красок и других подобных объектов.

По мере становления и развития криминалистических структур, их оснащения особо точными и высокочувствительными приборами и естественнонаучными методами значение исследования материалов, веществ и изделий в расследовании преступлений постоянно возрастало.

Понятие «криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий» (КЭМВИ) рассматривается в трех значениях.

Во-первых, это отрасль научного знания, изучающая закономерности возникновения и движения криминалистически значимой информации, заключенной в свойствах материалов, веществ и изделий. Специалисты данной отрасли разрабатывают теоретические основы и методики исследования указанных объектов, адресуемые следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике.

Во-вторых, это самостоятельный вид практических криминалистических исследований, так называемых нетрадиционных объектов криминалистики: лакокрасочных покрытий, полимерных материалов и изделий, волокнистых материалов и изделий из них, металлов и сплавов, наркотических, сильнодействующих и ядовитых веществ, почвы, горюче-смазочных материалов, нефтепродуктов и т.д.

В-третьих, это сам процесс работы следователя, специалиста и эксперта с материальной обстановкой в целях получения криминалистически значимой информации на основе изучения свойств веществ, материалов и изделий.

Например, по делам о взрывах решающую роль играет правильная оценка и использование результатов криминалистического исследования остатков взрывных устройств. Суть здесь сводится к установлению следователем или оперативным работником с помощью специалиста связи: материал (вещество, изделие) – изготовитель – потребитель – преступник. Причем комплексный подход осуществляется через применение соответствующих приемов осмотра места происшествия, обыска, допроса, отбора сравнительных образцов, выемки, освидетельствования и т.п.

Криминалистическое исследование материалов и веществ подразделяется по задачам: обнаружение, диагностика, идентификация, воспроизведение и защита объектов от подделки.

Обнаружение, т.е. установление факта наличия или отсутствия вещества (материала) на том или ином объекте, в КЭМВИ решается в двух вариантах: обнаружение значительных объемов специально замаскированных (спрятанных) веществ; обнаружение малых количеств (микроследов, микрочастиц) на (или в) объекте-носителе.

В практике правоохранительных органов первый вариант возникает при таможенной проверке предметов багажа и иных объектов на наличие наркотических, ядовитых, отравляющих, взрывчатых веществ. Такая задача, как правило, решается при проведении обысков, направленных на обнаружение тайников, например, с драгоценными металлами и камнями с помощью служебно-розыскных собак или инструментальных средств детектирования.

Примером комплексного решения задачи обнаружения большого количества вещества служит участие специалистов-криминалистов в таможенном осмотре контейнеров, следующих транзитом через Россию. Так, в марте 1997 г. сотрудники таможни при участии специалистов-криминалистов обследовали два железнодорожных контейнера с грузом шерсти, направлявшихся транзитом в Канаду. Использование в работе служебно-розыскных собак результатов не дало из-за маскирующего действия запаха шерсти. Посторонние вложения в тюках с шерстью были обнаружены с помощью рентгеновской техники. Ими оказались мешки с пачками гашиша. В общей сложности специалисты извлекли более 5000 кг наркотиков на сумму около 150 млн долларов.

Обнаружение малых количеств необходимо, например, для выявления следов наркотиков и ядов на посуде, частиц драгоценных металлов на весах, упаковке и др.

Применительно к задачам КЭМВИ диагностикой называется распознание сущности объекта как носителя определенного рода криминалистической информации через установление классификационных и групповых признаков материалов и веществ. Основой диагностики материалов служит промышленное материаловедение соответствующей отрасли и дополнительные данные, аккумулируемые в криминалистических подразделениях. Так, для взрывчатых веществ с целью диагностики источника их происхождения создана и эксплуатируется специальная информационная система, где в памяти ЭВМ находятся данные о производстве и сбыте в России промышленных взрывчатых веществ.

Идентификационное исследование в КЭМВИ проводится с целью установления тождества конкретного объекта (предмета, объема вещества), общеродовой (групповой) принадлежности веществ (материалов), а также общего источника происхождения. Все они различаются по конечной цели: 1) идентификация конкретного объекта; 2) установление общеродовой (групповой) принадлежности; 3) определение общего источника происхождения.

Задача восстановления состоит в изготовлении одного объекта взамен другого либо реставрации разрушенного объекта по оставшимся фрагментам. Такое исследование достаточно часто проводится по делам о взрывах для восстановления внешнего вида взрывного устройства.

Задачи защиты от подделки решаются приданием веществам (материалам) таких свойств, без предварительного знания которых их обнаружение является практически маловероятным. Распространенный способ защиты – введение в материал следовых количеств посторонних веществ. Именно этим способом осуществляется защита документов от подделки.

Материалы и вещества, а также изделия из них используются в криминалистической практике в качестве источника информации для решения всех основных задач. Однако важно иметь в виду и то, что КЭМВИ органически сочетается с другими экспертизами – дактилоскопическими, трасологическими, биологическими и т.п., чем обеспечивается полнота и всесторонность исследования материальных носителей информации.

Таким образом, разработка вопросов криминалистического исследования материалов, веществ и изделий имеет важное значения для изучения закономерностей движения информации, передаваемой свойствами материалов и веществ. На этой основе создается теория КЭМВИ, разрабатываются конкретные методики исследования материалов и веществ, развивается инструментально-аналитическая база этих исследований, осуществляется подготовка кадров практических и научных работников.

§ 2. Виды и возможности криминалистического исследования материалов, веществ и изделий

Криминалистическое исследование материалов, веществ и изделий, как самостоятельный раздел криминалистической техники, в свою очередь, подразделяется по видам так называемых «нетрадиционных» объектов – наркотиков, полимеров, волокон, лакокрасок, металлов и сплавов, стекол, почв, горюче-смазочных материалов (ГСМ), нефтепродуктов (НП) и некоторых других.

В рамках криминалистического исследования полимерных материалов (ПМ) и лакокрасочных покрытий исследуются различные вещества и материалы, основой которых служат естественные и синтетические смолы (около 50 наименований). Например, из поливинилхлорида изготавливаются полимерные изделия (пакеты, липкие ленты и т.п.), специальные синтетические краски, клеи, синтетические волокна.

Наиболее часто встречающимися в практике экспертных учреждений объектами данного вида являются следующие. По делам, связанным с применением самодельных взрывных устройств, это полимерные компаунды и полимерно-пленочные материалы, используемые для закрепления их элементов, а также изделия из этих материалов, в которых хранились устройства (портфели, сумки), частицы их лакокрасочных покрытий и т.д. По делам о контрабанде – полимерно-пленочные материалы и клеи, используемые для упаковки перевозимых предметов, микрочастицы полимеров.

При назначении и проведении криминалистического исследования лакокрасочных материалов (Л КМ) и лакокрасочных покрытий (ЛКП) необходимо учитывать, что они состоят из многих веществ и материалов. Так, ПМ имеют полимерную основу (синтетические и натуральные смолы) и включают в себя наполнители, красители, пигменты, пластификаторы. ЛКМ и ЛКП, кроме указанных компонентов, содержат сиккативы – вещества, ускоряющие высыхание. ЛКП большей частью – многослойные и включают в себя шпаклевочный слой, грунт и слой ЛКМ.

Задача обнаружения в КЭМВИ заключается в установлении факта наличия или отсутствия ПМ, ЛКМ и ЛКП на том или ином объекте – носителе, а также внутри него. Перед экспертами, как правило, ставится следующий вопрос: имеются ли на представленных объектах микрочастицы или следы ПМ, ЛКМ и ЛКП, если да, то какие именно?

Задача диагностики при исследовании ПМ, ЛКМ и ЛКП направлена на установление их природы, наименования, областей применения и ряда других классификационных признаков. Здесь экспертами ставятся следующие вопросы: 1) имеются ли в материале (ПМ, ЛКП и ЛКМ) или на предмете вещества или добавки определенной природы; 2) каковы тип, марка ПМ, ЛКМ и ЛКП, их назначение, область применения; 3) каков источник происхождения ПМ, ЛКП и ЛКМ; 4) каким орудием нанесено данное ЛКП или каким способом изготовлено изделие из ПМ; 5) в каких условиях эксплуатировался окрашенный предмет или предмет из ПМ; 6) какова давность нанесения ЛКП, хранения ПМ; 7) каковы причины изменения свойств ЛКП, изделия из ПМ и др.

Задачи идентификации объектов варьируются в зависимости от уровня индивидуализации. Идентификация конкретного объекта по образующему его полимерному материалу или по особенностям его ЛКП проводится в форме установления принадлежности частей единому целому. Вопросы к эксперту в таком случае формулируются следующим образом: не являются ли обнаруженные частицы и следы ЛКМ частью конкретного окрашенного объекта или объема ЛКМ; не составляли ли ранее части полимерного материала (изделия), обнаруженные на месте происшествия и у обвиняемого, единого целого.

В случае обнаружения общей родовой (групповой) принадлежности объектов по образующим их веществам (материалам) перед специалистами ставятся следующие вопросы: не имеют ли общей родовой (групповой) принадлежности сравниваемые объекты со следами ПМ или ЛКМ; не имеют ли сравниваемые образцы ПМ, ЛКМ и ЛКП общей родовой (групповой) принадлежности, если да, то какой именно.

В процессе выявления общего источника происхождения материала выясняется: не единым ли способом (орудием) нанесено ЛКП на представленные предметы; не имеют ли представленные объекты с ПМ единого источника происхождения.

Так, по делу о контрабанде было установлено, что картонная коробка с контрабандными товарами и аналогичные коробки, изъятые у подозреваемых, обклеены одинаковым способом с помощью одного набора липких лент.

Задача воспроизведения применительно к ПМ, ЛКМ и ЛКП, как правило, ставится в форме практического задания или экспресс-методики по подбору соответствующего материала. Для решения задач защиты специзделий от подделки разработаны и применяются технические средства мечения полимерно-пленочных материалов и изделий с ЛКМ.

§ 3. Криминалистическое исследование волокнистых материалов и изделий из них

Данное исследование появилось в связи с необходимостью решения двух основных задач: установления принадлежности частей текстильных изделий единому целому и установления факта контактного взаимодействия одежды разных лиц между собой и с предметами обстановки на месте происшествия.

Это исследование проводится либо самостоятельно, например при анализе локализации микроволокон на одежде, либо как часть комплексной экспертизы, например при идентификации холодного оружия по повреждениям одежды и микрочастицам волокон на нем.

Объектами здесь служат предметы-носители с наложениями микрочастиц волокон; микрочастицы волокон, изъятые с места происшествия (с предметов одежды); изделия из волокнистых материалов (нитки, пряжа, веревки, ткани, швейные и валяные изделия и т.п.); остатки их сгорания в виде золы и пепла. Эти объекты встречаются при расследовании практически всех категорий уголовных дел.

При решении задачи обнаружения волокнистых материалов перед специалистами ставятся в основном следующие вопросы: имеются ли на предмете-носителе посторонние наложения волокон, если да, то какова их природа; есть ли наложения волокон определенной природы.

В рамках задачи диагностики при исследовании волокнистых материалов и изделий из них решаются вопросы: какова природа представленных микроволокон; не являются ли представленные объекты (микрочастицы, зола и т.п.) волокнами или остатками изделий волокнистых материалов, если да, то каких именно; каково наименование, артикул и другие технические характеристики данного образца волокнистого материала или изделия из него, область применения рассматриваемого материала; имеет ли волокнистый материал или изделие из него следы растворителей или иного воздействия (термического, кислотного, щелочного); какова природа изменения свойств волокнистого материала или изделия из него (оплавление, изменение цвета, появление пятен, рассыпание волокон и т.п.); возможно ли удаление с волокнистого материала веществ без следа или с образованием следов конкретного рода, если да, то каким образом.

Задачи идентификации волокнистых материалов и изделий из них подразделяются на определенные группы. Идентификация конкретного объекта по образующему его волокнистому материалу проводится в форме установления целого по частям. Перед экспертами ставятся следующие вопросы: 1) не являются ли обнаруженные волокна частью данного объекта (изделия, комплекта предметов одежды и т.п.); 2) не составляли ли сравниваемые части изделия (ткани, ниток, веревок, проводов в нитяной оплетке, материалов лент и т.п.) единого целого; 3) не составляли ли сравниваемые образцы волокнистого материала (ваты, льна, ниток и т.п.) единого целого (массы).

Например, в ходе расследования обстоятельств похищения и возможного вывоза человека в багажнике автомашины были изъяты микрочастицы из багажников нескольких проверяемых автомашин. По комплексу волокон, обнаруженных в одной из автомашин, специалисты установили, что они соответствуют материалу одежды похищенного лица. Кроме того, по локализации микрочастиц в багажнике удалось решить вопросы ситуационного характера – в каком положении находился человек в багажнике.

Решается и задача установления общей родовой (групповой) принадлежности объектов по обнаруженным на них наложениям волокон.

Установление общего источника происхождения возможно в отношении широкого круга объектов, являющихся изделиями из волокнистых материалов. В таких случаях ставится вопрос: не имеют ли представленные изделия или волокнистые материалы один источник происхождения по месту изготовления или хранения.

§ 4. Криминалистическое исследование изделий из металлов и сплавов

Криминалистическое исследование изделий из металлов и сплавов относится к числу наиболее сложных, поскольку они изготавливаются по самой различной технологии, с использованием разнообразного оборудования и инструментов. Поэтому установление способов обработки металла и идентификация использованных при этом оборудования и инструментов требует сочетания трасологических и материаловедческих методов в рамках комплексного исследования.

Металл изготавливается большими объемами (плавками), после переработки которых получается множество сортовых изделий (прокат, трубы и т.п.), имеющих близкий химический состав. Вследствие этого данные анализа состава смеси сложно оценить с точки зрения разделения признаков группового и индивидуального значения. Обычно индивидуализирующим признаком служит лишь состав поверхностных загрязнений, имеющих случайный характер.

Объектами исследования здесь являются изделия из металлов и сплавов и образованные ими следы металлизации, части предмета из металла; проводники электротока, в том числе со следами оплавления и короткого замыкания; деформированные, подвергавшиеся взрывному воздействию детали; предметы-носители со следами драгоценных металлов и ряд других.

В данном виде КЭМВИ задача обнаружения может решаться двумя способами. Значительные количества замаскированных металлов обнаруживаются с помощью металлоискателей и специализированной рентгеновской техники. Эту задачу выполняют специалисты, оперативные работники и следователи, имеющие соответствующую техническую подготовку. Необходимость поиска металлических предметов обычно возникает при обнаружении и обезвреживании взрывных устройств, боеприпасов, тайников (с элементами из металла), драгоценных металлов, оружия. В настоящее время криминалисты имеют в своем распоряжении надежные средства и методы выявления металлических предметов, замаскированных и спрятанных в тайниках и хранилищах.

Необходимость обнаружения следов металлизации возникает при исследовании предметов-носителей с микрочастицами драгоценных металлов; следов воздействия орудий взлома, выстрела на одежде и теле человека и во многих других случаях.

В данном виде исследования ставятся следующие вопросы: имеются ли на предмете-носителе следы конкретных металлов или сплавов; чем могли быть образованы обнаруженные следы металла (сплава).

Задача диагностики в криминалистическом исследовании металлов и сплавов включает широкий круг вопросов: 1) не является ли представленный на исследование материал драгоценным металлом; 2) не изготовлен ли данный предмет из драгоценных металлов; 3) какова марка металла (сплава), его промышленное название, области применения; 4) каким способом и по какой технологии получен данный металл (сплав); 5) каков способ обработки металла (сплава) для получения данного изделия; 6) какое оборудование, приспособление и инструменты использовались для производства рассматриваемого изделия; 7) в каких условиях (заводских или кустарных) создано изделие из металла (сплава); 8) какими навыками и в какой мере владеет лицо, изготовившее изделие из металла.

Задачи идентификации объектов при исследовании металлов и сплавов зависят от уровня индивидуализации. Идентификация конкретного объекта по образующему его металлу и сплаву проводится в форме установления целого по частям. Эксперту предлагается выяснить, не являются ли обнаруженные микрочастицы металла частью данного объекта (провода, заготовки и т.п.); не составляли ли ранее представленные объекты единого целого (при отсутствии на объектах общей линии разделения).

Решение этих вопросов возможно при наличии морфологических признаков целого (например, поверхности излома) и признаков индивидуальности состава изделия из металла (сплава). Довольно часто идентификация целого по частям проводится при исследовании взрывчатых устройств.

Установление общей родовой (групповой) принадлежности объектов по составу образующего их сплава производится в случаях, если объект обладает заданными характеристиками. Тогда вопросы специалисту формулируются следующим образом: не имеют ли общей родовой (групповой) принадлежности объекты, изготовленные из металлов (сплавов); не имеют ли сравниваемые образцы общей родовой (групповой) принадлежности.

Определение общего источника происхождения материала (вещества) наиболее часто встречается в криминалистическом исследовании металлов и сплавов. В таких случаях перед экспертом ставятся следующие вопросы: 1) не обработаны ли изделия из металлов (сплавов) на одном и том же оборудовании, с помощью одних и тех же приспособлений и инструментов; 2) не обработаны ли изделия из металлов (сплавов) на конкретном оборудовании с применением приспособлений и инструментов; 3) не имеют ли сравниваемые изделия из металлов (сплавов) общий источник происхождения по совокупности использованных материалов, оборудования, приспособлений, инструментов, навыков изготовителя и т.п.; 4) не изготовлены ли исследуемые изделия в условиях данного производства.

Эта задача часто решается в ходе проведения экспертиз по делам о фальшивомонетничестве (при чеканке монет из драгоценных металлов). Данная категория дел требует, как правило, экспертного воспроизведения всего процесса изготовления и привязки к нему всех инструментов и приспособлений.

§ 5. Криминалистическое исследование почвы

Для следственной практики типична ситуация, в которой в качестве вещественного доказательства выступает унесенная с места происшествия почва, обнаруженная на обуви или одежде преступника. Чаще всего в рамках почвоведческой экспертизы решаются вопросы: имеются ли на представленном на исследование предмете почвенные наслоения; не однородно ли почвенное наслоение, обнаруженное на подозреваемом, и образец почвы с места происшествия. Тем самым можно отождествить определенный, локализованный участок местности.

Чтобы эксперт мог оценить степень устойчивости признаков строения и состава почвы, необходимо представить на исследование несколько образцов, взятых из разных мест проверяемого участка. Например, при обнаружении трупа на открытой местности на экспертизу представляются образцы, взятые с поверхности в непосредственной близости от трупа (со стороны головы, ног, левого и правого боков); а также взятые с тех же сторон трупа с участков от десяти до нескольких десятков метров от него. Участки изъятия обозначаются порядковыми номерами на схеме места происшествия, а номера образцов указываются на их упаковках.

§ 6. Криминалистическое исследование микрообъектов

Все микроскопические следы и частицы, встречающиеся в криминалистической практике, обобщенно именуются микрообъектами. Под ними понимаются материальные носители криминалистической информации, которые в силу малого размера и количества нельзя исследовать методами обычного (макро) анализа, необходимо применение техники, предназначенной для микроанализа.

В практике раскрытия и расследования таких деликтов, как заказные убийства, изнасилования, кражи, грабежи, разбойные нападения, теперь все чаще фигурируют микрообъекты, к которым относятся микроследы, микрочастицы и микроколичества веществ. Микрообъекты – это материальные образования очень малой массы, несущие информацию о расследуемом преступном событии, для обнаружения, изъятия и исследования которых нужны специальные технические средства и методики. Микрообъектами могут быть как миниатюрные самостоятельные образования, так и микронаслоения в обычных следах. В частности, к микроследам относятся царапины, образованные выступами малых размеров. Например, на металлических замках портфеля под лупой просматриваются трассы, оставленные, вероятно, концом шила, использованного для отмыкания. На микрофотоснимках этих следов различимы мельчайшие трассы от неровностей конца шила, по которым последнее можно идентифицировать.

С микроследами нередко приходится иметь дело, когда они служат важной составляющей обычных следов. К их изучению прибегают в случаях, если отобразившиеся макропризнаки не обеспечивают отождествления. Например, в следе пальца отобразились слияние двух папиллярных линий и островок. Этих двух частных признаков кожного узора, к тому же весьма распространенных, недостаточно для идентификации субъекта, который оставил след. Поэтому эксперту необходимо исследовать микропризнаки, а именно особенности пор: их количество, форму, взаиморасположение, а также контуры начал, окончаний и краев папилляров. В совокупности с совпадающими макропризнаками аналогичность значительного числа микропризнаков позволит эксперту отождествить субъекта по фрагментарному следу его пальца.

Все большее криминалистическое значение приобретают микрочастицы. Микрочастицами принято называть твердые тела (размером до 1 мм), обладающие устойчивой формой и структурой. К ним относятся: волосы и сухие чешуйки кожи человека и животных, волокна тканей растительного и иного происхождения, пыльца и споры растений, мельчайшие частицы металлов, минералов, микропятна крови, краски, слюны, горюче-смазочных материалов и нефтепродуктов, последствия близкого выстрела, следы металлизации, оставленные в результате контактного взаимодействия, и др.

Микроколичества вещества – это различные соединения и элементы, входящие в очень малых количествах (доли процента) в состав твердых, жидких и газообразных объектов. Их весьма трудно локализовать, поэтому они характеризуются количественным содержанием. Под микроколичеством веществ понимают запаховые компоненты, различные добавки в материалах и т.п.

Обнаружение, осмотр, фиксация и изъятие микрообъектов. Информационная ценность микрообъектов очень зависит от правильности их обнаружения и изъятия. При следственном осмотре микрообъекты нужно в первую очередь искать на орудиях совершения преступления, одежде, обуви, теле подозреваемого и жертвы; на принадлежащих им предметах (сумках, портфелях, очках, зонтах); на транспортных средствах и преградах, которые преодолевал подозреваемый. На теле человека микрообъекты обычно локализуются на руках, в местах нанесения травмы, волосах, ушных раковинах и слуховых проходах, под ногтями.

Поиск микрообъектов рекомендуется проводить в два этапа. Вначале нужно обнаружить и изъять предметы, на которых предполагается их наличие. Затем (лучше в лабораторных условиях, с помощью специалиста) приступают к выявлению самих микрообъектов. Решающую роль здесь играет осведомленность о типичных местах локализации и природе микрообъектов. Представив механизм преступного события, действия виновного лица и его жертвы, использованные орудия, с большой долей вероятности можно предположить, с каких объектов и на какие должны были перейти микрочастицы, что они собой представляют, где расположены.

При осмотре одежды нужно обращать особое внимание на участки возле пуговиц, застежек, крючков, пряжек, замков-«молний», на карманы и швы, поскольку именно там, как правило, закрепляются микрочастицы, отделившиеся от одежды и тела потерпевшего и с места происшествия.

Для обнаружения микрообъектов следует пользоваться лупами с разной кратностью увеличения, источниками направленного освещения и другими средствами. Осмотр рекомендуется проводить при закрытых окнах и дверях, а обследуемые объекты располагать на столе, покрытом белой гладкой бумагой или новой целлофановой пленкой. Если следователь самостоятельно не смог обнаружить микрочастицы, ему надлежит изъять объект (одежду, обувь, орудие преступления) целиком и направить в распоряжение эксперта для осмотра и исследования.

Поиск, изъятие и фиксация микрообъектов не предполагают отказа от работы на месте происшествия с традиционными следами. Они осматриваются и фиксируются одновременно с микрообъектами. При поиске последних должны обязательно учитываться обстоятельства дела, характер и особенности места происшествия, природа объектов. Важно как можно точнее определить, какие именно микроследы в данном случае могут встретиться и где их искать.

На стадии общего осмотра в целях обнаружения микроследов надлежит уделять особое внимание таким объектам, как взломанные преграды, пачкающиеся, шероховатые, грубые поверхности и их выступающие части. В следах обуви и под ногтями подозреваемого могут быть обнаружены частицы почвы (загрязнений), пыльца растений и т.д. В следах взлома присутствуют микрочастицы ржавчины, краски, смазки от орудий и инструментов, применявшихся при взломе.

На необходимость соответствующих мер предосторожности нужно указывать всем участникам следственного осмотра, в том числе понятым. При этом требуется учитывать, что микрочастицы, как правило, непрочно связаны с поверхностью предмета-носителя, а поэтому их легко можно унести на руках, одежде, обуви. На место происшествия можно занести посторонние микрообъекты: волокна одежды, почву с обуви и т.п. Поэтому на месте следственного осмотра исключается курение (чтобы не принести пепел), расчесывание волос (микрочастицами могут быть обломки волос или сухие чешуйки кожи).

Для поиска микрообъектов рекомендуется применять: специальные осветительные приборы, имеющие мощный направленный световой поток, например карманные фонари, диафрагмируемые осветители, устройства, позволяющие рассматривать объект с различной кратностью увеличения как в проходящем, так и в падающем под различными углами свете. Весьма эффективны источники поляризованного света, галогенные лампы, лупы с подсветкой, металлографические и биологические микроскопы, цветные светофильтры, ультрафиолетовые осветители и электронно-оптические преобразователи «Таран» и «Ясень-64м». Последний позволяет осматривать объекты в обычном световом потоке, в ультрафиолетовой и инфракрасной зонах спектра.

Изъятию микрообъектов предшествуют их протокольное описание и фиксация, посредством дополнительных способов (фотографирование, зарисовка, составление планов, схем и т.п.). Они позволяют полнее и точнее, чем в словесной форме, передать особенности микрочастиц и микроследов, сделать их доступными для восприятия всеми участниками следственного действия.

Изъятие микрообъектов осуществляют на липкую пленку (в том числе выпускаемую для обертки книг), а также посредством мягких кистей, поролоновых губок, пинцетов, скальпелей, специальных микропылесосов со сменными улавливающими фильтрами, магнитов, стеклянных и эбонитовых диэлектрических палочек, стерильной марли и т.п. При этом нельзя смешивать микрообъекты, изъятые с разных участков. Их собирают в отдельные емкости с указанием места, на котором они обнаружены.

Способ изъятия микрообъектов зависит от вида и характера объекта-носителя, но всегда отдается предпочтение изъятию самого объекта или его части с обнаруженными частицами и микроследами. Предметы, на которых могут находиться микрообъекты, изымаются в следующих случаях: 1) когда наслоения невозможно или нецелесообразно отделять от носителя (брызги крови, слюны, горюче-смазочных веществ, следы близкого выстрела т.д.), 2) когда на объекте-носителе сохраняется топография микрочастиц, которая сама пригодна для экспертного исследования, в том числе и трасологического, например отпечаток пальца, оттиск структуры ткани и другие; 3) когда микрочастицы на предмете не обнаружены, но их наличие очень вероятно, а выявление возможно только в лабораторных условиях.

Необходимы и меры предосторожности, исключающие утрату микрообъектов в ходе осмотра места происшествия и отдельных предметов. Нужно исключить возможность возникновения сквозняков, не допускать ненужных перемещений предметов и трупов, вести осмотр на местности с подветренной стороны.

Упаковка объектов-носителей производится с соблюдением следующих правил: объекты-носители закрепляются в таре неподвижно, чтобы при транспортировке их положение не было нарушено; тара должна иметь хорошую укупорку; материалы и вещества, подверженные высыханию, гниению, таянию и т.п., плотно укупориваются, замораживаются, высушиваются и т.д.; упаковочный материал (ткань, бумага, картон, фанера и т.п.) не должны иметь ворсистую или шероховатую поверхность. Упаковывают изъятое в чистые пробирки, полиэтиленовые пакеты, в стеклянные емкости с притертыми пробками. Тара с микрообъектами обязательно снабжается удостоверительными надписями.

При направлении микрообъектов на исследование необходимо ставить вопросы о наличии их конкретного вида на предмете-носителе, ибо они присутствуют всегда, но не обязательно имеют отношение к расследуемому преступному событию. Часто требуется выяснить такие вопросы: каков механизм образования микрочастиц; каким изделиям они принадлежали; возможна ли по ним идентификация последних. Если есть подозрение, что микроследы оставлены потерпевшим или участниками осмотра, необходимо отобрать у них образцы для сравнения.

Информационное содержание и возможности исследования микрообъектов. Активное использование микрообъектов позволяет существенно расширить круг следов и вещественных доказательств, повысить эффективность следственных действий, создать дополнительные возможности получения криминалистически значимой информации о расследуемых преступлениях.

Для криминалистического исследования микрообъектов используются такие высококачественные методы, как: 1) морфологический анализ, с помощью которого изучается строение материальной субстанции на макро-, микро- и ультрамикроуровнях; 2) элементный анализ, позволяющий определить наличие и количественное содержание в веществе химических элементов; 3) молекулярный анализ, с помощью которого определяется наличие и количественное содержание в веществе химических соединений; 4) структурный анализ, пригодный для изучения веществ кристаллического строения; 5) лазерная масс-спектрометрия применяется для качественного и количественного элементного анализа состава веществ.

Внедрение в криминалистическую практику разных микроаналитических методов дало возможность сократить до минимума расход вещества на анализ. Это позволяет, во-первых, сохранять в первоначальном виде исследуемые объекты, а во-вторых, решать поставленные задачи и тогда, когда в распоряжении эксперта имеются лишь микроколичества подлежащих анализу веществ. Целью экспертного исследования микрообъектов может быть выяснение факта отделения частицы от конкретного объекта (установление целого по его части). Микрочастицы подвергаются не только трасологическим, но и материаловедческим методам исследования (химическим, физическим, биологическим), позволяющим выяснить качественный состав вещества, из которого они состоят.

Исследование микрообъектов требует большого внимания и трудозатрат экспертов, предъявляет особо жесткие требования к приборам и методикам, применяемым для решения задач как диагностического, так и идентификационного характера. Это объясняется малым содержанием веществ, необычностью их состояния и распределения на объектах-носителях, особой сложностью их обнаружения и изъятия.

Определение природы микрообъектов, их групповой принадлежности и источника происхождения дает в распоряжение следователя важные сведения для выяснения обстоятельств произошедшего: объекта преступного посягательства, рода занятий убитого и убийцы; во что они были одеты; места, откуда был привезен труп; механизма совершения преступления, использованных орудий, транспортных средств и др.

Результаты экспертного исследования микрообъектов помогают: 1) установить личность убитого. Например, микрочастицы металла на теле и одежде трупа могут свидетельствовать о работе на металлообрабатывающем предприятии, хлопковая пыль – на текстильном производстве и т.п.; 2) определить местность, откуда привезен труп. Так, по уголовному делу об убийстве на частях трупа и упаковке, изъятых из камеры хранения железнодорожного вокзала, эксперты обнаружили пыльцу шелковицы и миндаля, которые цвели в то время только в южных районах Краснодарского края; 3) определить время причинения смерти по периоду цветения растений, пыльца которых обнаружена на трупе; 4) установить, до или после пожара убит потерпевший – отсутствие микрочастиц копоти в дыхательных путях, свидетельствует, что убийство совершено до начала пожара; 5) установить место и обстоятельства совершения преступления. Преступник утопил потерпевшую. Почти через месяц труп был обнаружен в реке. В результате судебно-медицинской экспертизы трупа в микропрепаратах сердца, печени и почек, и в трубчатых костях скелета были обнаружены панцири 12 видов диатомовых водорослей. Это свидетельствовало о том, что потерпевшая попала в воду живой, в заводи реки, где росли эти водоросли; 6) установить факт пребывания лица на месте происшествия – по наличию на его одежде, обуви, теле и носимых предметах растительных остатков, почвенных загрязнений, микрочастиц от предметов обстановки места происшествия и наоборот; 7) определить путь движения преступника; 8) установить способ и механизм совершения преступления, характер и последовательность действий его соучастников. Ночью в лесу была убита женщина. Эксперты установили, что клинок ножа одного обвиняемого содержал железо и хром, а другого только железо, что позволило установить, кто нанес смертельную рану; 9) установить орудие совершения преступления. Так, по делу об убийстве на ноже подозреваемого эксперты обнаружили микроволокна, однородные с тканью майки, рубашки и пиджака убитого.

Кроме того, удается установить средства поджога, взрывчатые, наркотические отравляющие вещества, факт контакта между двумя лицами, факт контакта между субъектом и вещественным доказательством; принадлежность частей единому объекту, место хранения похищенного имущества; факт контакта между лицом и внутренней частью транспортного средства, конкретное местопребывание в нем; факт наезда конкретного транспортного средства на потерпевшего; способ сокрытия следов преступления; факт инсценировки и другие обстоятельства совершенного преступления.

Исключительно важное значение имеют микрообъекты для установления времени и места совершения преступления. Время выясняется путем исследования микрочастиц биологической природы: микроорганизмов, развившихся на трупе; найденных на нем пыльцы и семян растений, водорослей и др. Место устанавливают по приставшим к одежде (телу) потерпевшего или подозреваемого частицам почвы, краски, иным загрязнениям, происходящим с определенного участка местности; микрочастицам вещной обстановки места происшествия, взломанной преграды.

Обнаруженные на месте происшествия частицы, отделившиеся от одежды, обуви, транспортного средства (осколки лакокрасочного покрытия и фарных стекол, капли ГСМ, грязь), указывают на факт нахождения данных объектов на конкретном месте. Выявление микрочастиц на предметах обстановки места происшествия позволяет выяснить место и способ проникновения туда преступника, маршруты его прихода и ухода, факты перемещения конкретных вещей и др.

Велико значение микрообъектов для констатации факта контактного взаимодействия, особенно при расследовании таких преступлений, как изнасилования, убийства, причинение тяжких телесных повреждений. Данный факт устанавливается по микрочастицам, взаимоперешедшим с одежды (тела) виновного и потерпевшего. Это могут быть волокна тканей, микробрызги крови, спермы, слюны, пота, иных выделений, посторонние загрязнения, отделившиеся от потерпевшего и нападавшего; частицы с использованного орудия, оставшиеся на одежде преступника, а также на теле и одежде его жертвы.

О факте контакта автомобиля и пострадавшего свидетельствуют частицы лакокрасочного покрытия, стекол, пластмассы на его одежде и теле, микроволокна от его одежды, микроколичества крови и мозга, наслоения органических тканей, обнаруженные на различных частях транспортного средства.

Выстрелы из короткоствольного огнестрельного оружия подтверждаются микронаслоениями копоти между мизинцем и безымянным, большим и указательным пальцами (их выявляет осмотр в инфракрасных лучах). В случае стрельбы из револьвера кроме копоти обнаруживаются и микрочастицы пороха (осмотр с лупой при обычном освещении). На факт стрельбы из длинноствольного оружия указывают микронаслоения копоти на руках, лице и одежде стрелявшего, которые служат источником информации о виде примененного оружия.

Микрочастицы, выявленные на орудии преступления, позволяют доказать факт его использования в расследуемом деликте. Так, если на клинке финского ножа оказались микроволокна с различных предметов одежды потерпевшего (его пуловера, сорочки, футболки), а также частицы крови и эпителиальные клетки пораженных органов, это позволяет сделать вывод, что данное орудие активно использовалось в расследуемом преступном событии.

Микрообъекты позволяют установить факт пребывания подозреваемого в конкретном автомобиле (например, в случае его угона), дислокацию каждого из субъектов в салоне, в частности для определения, кто именно управлял транспортным средством. Здесь имеют значение как волокна, перешедшие с одежды на спинку водительского сиденья, так и частицы обивки (чехлов), обнаруженные на одежде подозреваемых.

Микрообъекты, изымаемые с места происшествия, помогают определить материалы, послужившие средствами поджога или взрыва, а также наркотические, отравляющие, сильнодействующие вещества (в остатках пищи, на посуде, в рвотных массах). Анализ природы и локализации микрочастиц позволяет выяснить механизм расследуемого события, установить, какие действия и в какой последовательности были совершены, какие орудия и средства использованы, откуда прибыли и куда убыли преступники, другие важные обстоятельства.

Работа с микрообъектами довольно сложна, поэтому к ней желательно привлекать специалистов-криминалистов, специалистов-взрывотехников и других специалистов. В экспертной практике исследование микрообъектов сочетается с другими видами экспертиз (дактилоскопической, трасологической, взрывотехнической и т.д.). Такой подход к исследованию обеспечивает полноту и всесторонность изучения этих материальных носителей криминалистически значимой информации. В случаях, когда эксперт не может ответить на поставленные перед ним вопросы, он должен запросить дополнительные данные.

Глава 11

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ОДОРОЛОГИЯ

§ 1. Понятие, научные основы и объекты криминалистической одорологии

Криминалистическая одорология как отрасль криминалистики представляет собой систему научных приемов и технических средств обнаружения, анализа, изъятия и хранения запахов следов для их последующего использования на предварительном следствии в целях установления конкретного человека и принадлежащих ему предметов, вещей, документов и иных объектов по индивидуальному запаху.

Многие десятки химических соединений выделяются человеком как продукты его жизнедеятельности. Эти соединения образуются в организме в процессе обмена веществ и выделяются в окружающую среду с выдыхаемым воздухом, мочой, секретами потовых и сальных желез. Некоторые из них несут информацию о половой принадлежности, физиологическом, функциональном и эмоциональном состоянии человека. Помимо постоянных признаков индивидуума они могут отражать и временные (случайные) признаки, например место недавнего пребывания, съеденную пищу и т.д. Применяя соответствующие приемы, можно обнаружить и изъять, законсервировать и длительное время (несколько лет) сохранять пригодными к использованию молекулы человеческого запаха.

В зависимости от способов анализа и регистрации запахов в криминалистической одорологии различают ее кинологическую и инструментальную составляющие.

В кинологической одорологии анализатором пахучих веществ выступает орган обоняния служебной собаки. В инструментальной одорологии (ольфактронике) в качестве анализаторов применяются физико-химические приборы, способные выделять спектр пахучих веществ, регистрировать его в виде ольфактограммы и с высокой чувствительностью детектировать отдельные компоненты выделений человека.

Значимость запаховых следов для решения криминалистических задач обусловлена тем, что они образуются практически непрерывно и до тех пор, пока существует источник запаха.

Изучение условий образования запаховых следов составляет одно из направлений исследований криминалистической одорологии. Эти следы делятся на три группы: свежие, нормальные и старые. К следам первой группы относятся те, которые обнаружены в течение одного часа с момента их оставления. Нормальными считаются следы, выявленные в период до трех часов, а старыми – спустя три часа после образования. Практика криминалистической одорологии свидетельствует, что в закрытых непроветриваемых помещениях запаховые следы сохраняются на хорошо впитывающих носителях до двух лет.

Эксперименты показали, что собаки без труда различают по запаху людей и даже членов одной семьи, если только те не являются одно-яйцевыми близнецами. Индивидуальность запаха, вероятно, предопределена генетически, поскольку только такие близнецы имеют одинаковую генетическую конституцию. Установлено, что индивидуальный запах человека не зависит ни от питания, ни от одежды, ни от домашней обстановки.

Криминалистическая одорология использует в борьбе с преступностью и разного рода химические метки, для нанесения которых применяются пахучие и стойкие химические вещества. Химические метки результативны при определении движения преступников, обнаружении похищенных ценностей, денег, документов и т.п. Для проработки пахучих меток нужны специально подготовленные собаки, а также инструментальные средства.

С помощью современных методов анализа (газовой и бумажной хроматографии, масс-спектрометрии и других) выделено и идентифицировано по запаху более 400 химических соединений, относящихся к органическим и неорганическим веществам.

По характеру образования одорологические следы подразделяются на запахи и источники запаха. К числу последних относятся твердые и жидкие объекты, с поверхности которых непрерывно испаряются молекулы запаха, воздействующие на обонятельные рецепторы. Что же касается следов-запахов, то они связаны с испарением молекул пахучих веществ, находящихся в замкнутом пространстве и быстро рассеивающихся за его пределами.

К запаху, оставленному человеком, всегда примешиваются так называемые фоновые запахи, выделяемые поврежденным почвенным покровом, раздавленными мелкими насекомыми, растениями и др. Экспериментально доказано, что как фоновые запахи, так и запахи разных лиц не смешиваются и не образуют в результате новый запах.

При анализе запаховых следов решаются следующие задачи: обнаружение участников преступления; выявление индивидуального запаха одного и того же человека в запаховых следах, изъятых с разных мест происшествия; установление принадлежности преступнику предметов, обнаруженных на месте происшествия; установление принадлежности предметов, изъятых у преступника или иных лиц, потерпевшему; определение происхождения запаха от конкретных лиц при комплексном исследовании вещественных доказательств.

Объектами – носителями запаха человека служат пот, кровь (в том числе в сухих пятнах), волосы (сохраняют индивидуальный запах человека десятки лет); личные вещи (ношеные предметы одежды, обуви удерживают индивидуальный запах от нескольких дней до нескольких месяцев); различные предметы (средства совершения преступления, оружие и т.д., не менее 30 минут находившиеся в контакте с человеком, сохраняют его индивидуальный запах не более двух суток).

На вещах и предметах, зарытых в землю или в снег, запаховые следы присутствуют до нескольких месяцев. Так, на учетных журналах, зарытых в землю в металлической коробке, запаховые следы можно было обнаружить и после семи месяцев. Одорологические следы хорошо сохраняются на холоде, в тени, в закрытых помещениях, на пористых, шероховатых поверхностях; хуже на ветру, на нагретых и гладких предметах.

Для правильного определения вероятных мест нахождения запаховых следов и объектов-запахоносителей необходимо моделировать поведение преступников на месте происшествия, обращая внимание на места его длительного пребывания.

§ 2. Работа с запаховыми следами человека

Запаховые следы образуются в результате непосредственного контакта различных объектов с телом человека – источником, непрерывно генерирующим пахучие вещества. Эти вещества можно отбирать с тела, одежды, вещей человека, его документов, с объемных и поверхностных следов ног и рук, с преград, которые он преодолевал или повреждал, с тела и одежды жертвы, предметов и орудий преступления, из воздуха помещений, где человек постоянно или временно находился, и т.д. Носителями запаха служат и выделения человека (моча, сперма и пр.), а также отделившиеся от тела волосы и чешуйки кожи.

При проведении неотложных следственных действий работа с запаховыми следами осуществляется по общим правилам, но с учетом особенностей, характерных для запаховых следов. К таким особенностям относятся создание условий, обеспечивающих максимальную сохранность запаховых следов; ограничение числа участников осмотра места происшествия только необходимыми лицами; соблюдение правил поведения и передвижения, исключающих порчу следов или их загрязнение посторонними пахучими веществами (участники осмотра должны находиться в пределах отведенного участка, передвигаться только с разрешения руководителя осмотра, не курить и не создавать сквозняков); строгая очередность поиска и изъятия запаховых следов. Эта деятельность должна предшествовать работе с любыми другими следами или предметами – вещественными доказательствами.

При изъятии запаховых следов используют входящие в комплект следственного чемодана шприц (ветеринарный, медицинский) с насадкой на наконечнике, стеклянные флаконы с притертыми пробками, стерильные медицинские салфетки из марли и стерильную медицинскую вату.

Если на месте происшествия преступник оставил личные вещи и предметы, то пинцетом или руками в резиновых перчатках каждый объект помещают в отдельный полиэтиленовый мешочек, который герметически завязывают. Для лучшей герметичности применяются двойные полиэтиленовые мешочки, в которых запахи могут храниться месяцами, не теряя своих индивидуальных качеств.

Пробы запаха отбирают на ватные или марлевые тампоны. Для этого пинцетом берут стерильный тампон, которым с легким нажимом проводят по поверхности запахоносителя и помещают в герметическую стеклянную посуду темного цвета. Так пахучие вещества отбирают с одежды подозреваемого, его личных предметов и следов обуви.

Получить пробы запаха можно также методом адсорбции, под которой понимают поглощение вещества из раствора или газа поверхностным слоем сорбента. Для этого с запахового следа с помощью шприца всасывают пахучие вещества, которые перекачивают в емкость. На дне емкости находится сорбент (стерильный ватный или марлевый тампон), после чего ее герметически закрывают.

Для лучшего извлечения запаха со следа поверх сорбента кладут алюминиевую фольгу и полиэтиленовую пленку, которые прижимают грузом. Если след расположен на вертикальной поверхности предмета-носителя, то сорбент, фольгу и пленку укрепляют клейкой лентой. Если нужно собрать запах со сферической или фигурной поверхности (например, дверной ручки, рукояток управления автомобилем и пр.), ее обертывают куском сорбента. При изъятии запаха с объемных или поверхностных следов ног, рук на участок предмета-носителя поверх сорбента кладут коробку. Под ней создается «микроклимат», усиливающий испарение запаха.

Пробы запаха можно отобрать с помощью полиэтиленовых колб, шприца и других всасывающих (за счет создания вакуума) приборов как со следов человека, предметов, вещей, орудий преступления, одежды и так далее, так и из воздуха закрытых помещений. Взятые пробы перекачиваются в герметически укупориваемую посуду для хранения и последующего использования в розыске преступников. Служебные собаки достаточно четко «узнают» людей по пробам запаха из помещений, в которых те находились 10–15 минут, и даже отобранным с мелких предметов (спичек, кнопок, гвоздей и т.п.).

Если в помещении есть запахи других людей, это не оказывает существенного влияния на качество выборки. Пахучие вещества сохраняются в воздухе помещений 2–3 суток, и даже кратковременное проветривание не устраняет их. Для надежной одорологаческой выборки достаточно нескольких десятков кубических миллиметров воздуха с молекулами пахучих веществ, взятых с человека или со следа.

Для отбора и длительного хранения с возможностью многократного предъявления запаха применяется специальный прибор, в основе которого лежит сорбционный принцип (рис. 8). Оптимальным сорбентом признан активированный уголь, сохраняющий на себе пробу запаха до двух лет и обеспечивающий возможность ее многократного (5–8 раз) использования.

Более компактным является прибор «Шершень», состоящий из двухцилиндрового ручного насоса и капсул с активированным углем. Уголь, заполняющий трубки, после применения может быть регенерирован и использован повторно. Регенерация осуществляется путем двухчасового прокаливания при температуре до 200°.

Пахучие вещества человека на следах ног, обуви, орудиях преступления и обстановке места происшествия на открытой местности сохраняются в течение 20 часов, а на личных вещах и предметах – до нескольких суток.

Срок сохранности запаховых следов зависит от объема и степени вентиляции помещения, а также от запаховоспринимающих свойств и места нахождения объектов-носителей. Так, на хлопчатобумажном чулке, зарытом в снег на глубину около двух метров, запах держался более сорока суток, а на закопанной в землю картотеке в картонном футляре – более шести месяцев. По этим следам с помощью служебной собаки были установлены владельцы картотеки и чулка.

До становления кинологической одорологии считалось, что применять служебных собак по следам, обработанным остропахучими и вредно действующими веществами, нельзя, так как они раздражают слизистую носа собаки и глушат основной запах. Однако запах человека формируют тяжелолетучие потожировые компоненты, в то время как бензин, скипидар, ацетон, спирт, одеколон и другие пахучие вещества состоят из легколетучих компонентов. Они испаряются значительно быстрее, чем потожировые следы рук и ног. За счет этой разницы и появляется возможность использовать для выборок следы, умышленно обработанные преступником веществами, вредно действующими на органы обоняния собак. Нужно лишь выждать определенное время, пока остро пахнущие вещества испарятся, отобрать пробу запаховых следов преступника и законсервировать ее для последующего использования.

Биологические выделения человека (слюна, моча, кровь, сперма и др.) содержат индивидуальные пахучие вещества. Они, волосы с различных частей тела и остриженные ногти эффективны для выборки вещей и предметов с помощью служебной собаки.

Способы изъятия, упаковки и хранения биологических выделений человека в целом такие же, как и при изъятии запаховых проб или предметов-носителей. Когда биологические выделения имеются на изымаемых предметах и вещах, их следует поместить в герметичные емкости. Если выделения находятся на земле, их целесообразно изъять вместе с частью грунта и упаковать в закрытую стеклянную посуду. Когда биологические выделения невозможно изъять вместе с предметом-носителем, следует взять пробы образующих их пахучих веществ на марлевые тампоны, а также несколько образцов запаха шприцом и закачать в герметически укупориваемые емкости. После изъятия и упаковки биологических выделений флаконы, баночки и полиэтиленовые мешочки рекомендуется снабдить этикетками с указанием номера уголовного дела, места, времени изъятия и др. Емкости опечатываются печатью.

Своевременно взятые и законсервированные запахи можно пересылать по почте для производства выборок вещей и предметов подозреваемого. Лучше всего пересылать предметы одежды (рубашки, носовые платки, головные уборы, обувь, подворотнички и т.п.), так как на них концентрируется достаточно пахучих веществ. Когда по делу проходят несколько подозреваемых, проживающих в разных местах, то одна и та же вещь, обнаруженная на месте происшествия, может транспортироваться последовательно для проведения одорологических выборок. После каждой выборки ее нужно незамедлительно герметически упаковать.

§ 3. Инструментальная одорология (ольфактроника)

Одна из основных задач ольфактроники – разработка методов и аппаратуры для регистрации спектра летучих веществ, определения запаха и его документальной записи в виде, поддающемся математической обработке, а также регистрация отдельных компонентов запаховых выделений человека.

В настоящее время разрабатывается лабораторная установка для подготовки запаховой пробы к хроматографическому анализу. В ней использован аэрозольно-криогенный метод концентрации летучих компонентов с целью идентификации человека по запаху.

Отбор образцов для сравнительного исследования запаха оформляется протоколом изъятия образцов пахучих веществ.

При назначении одорологической экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы:

1. Обнаружен ли в одорологической пробе, собранной с объекта (предмета), запах человека? Если да, то не происходит ли он от проверяемого лица?

2. Мужчиной или женщиной оставлены запаховые следы?

3. Не происходят ли обнаруженные на месте происшествия кровь, волосы, пот от проверяемого лица?

4. Оставлены ли, судя по запаху, следы ног (рук), обнаруженные на месте происшествия, проверяемым лицом?

5. Имеется ли индивидуальный запах проверяемого лица на изъятом предмете (одежда, обувь, оружие, расческа, окурок и т.д.)?

Глава 12

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОРУЖИЯ И СЛЕДОВ ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ

§ 1. Правовые основы криминалистического исследования оружия

В общепринятом смысле слова оружие – это средство, приспособление, технически пригодное для нападения или защиты, уничтожения живой силы и различных преград. В криминалистическом аспекте это предметы, конструктивно и функционально предназначенные для направленного поражения целей, оборот которых регламентируется законом.

Большое количество и разнообразие оружия диктует необходимость введения жестких рамок его оборота. Это нашло свое отражение в Законе «Об оружии» от 13 ноября 1996 г., где указано три вида оружия, различающихся по функциональному назначению: гражданское, служебное и боевое. Правила оборота гражданского и служебного оружия предусмотрены данным законом и иными подзаконными актами и уставами юридических лиц. Порядок оборота боевого оружия, а также боеприпасов, и других патронов к нему определяется Правительством РФ.

Гражданское оружие включает в свой состав:

1) оружие самообороны – огнестрельное гладкоствольное или бесствольное, газовое (пистолеты, револьверы, распылители и др.) оружие с патронами травматического, газового (со слезоточивыми или раздражающими веществами) и светозвукового воздействия, разрешенное к применению Минздравом России, а также электрошоковые устройства и искровые разрядники с параметрами, соответствующими требованиям госстандартов РФ и Минздрава России;

2) спортивное оружие – огнестрельное с нарезным стволом, гладкоствольное, холодное клинковое, метательное, пневматическое оружие с дульной энергией свыше 3 джоулей (Дж);

3) охотничье оружие – огнестрельное с нарезным стволом, гладкоствольное, в том числе с длиной нарезной части не более 140 мм, комбинированное (со сменными и вкладными нарезными стволами), пневматическое с дульной энергией не более 25 Дж, холодное клинковое оружие;

4) сигнальное оружие;

5) холодное клинковое оружие, предназначенное для ношения с казачьей формой, а также с определенными костюмами народов Российской Федерации.

Служебное огнестрельное оружие состоит из короткоствольного (гладкоствольного и нарезного) оружия с дульной энергией не более 300 Дж; длинноствольного гладкоствольного оружия.

Служебное оружие должно исключать ведение огня очередями. От боевого ручного стрелкового оружия оно отличается по типам и размерам применяемых патронов, а от гражданского – по следообразованию на пуле и гильзе. Емкость магазина (барабана) служебного оружия не может превышать 10 патронов, а пули не предусматривают сердечники из твердых материалов.

Боевое оружие – это ручное стрелковое и холодное оружие, предназначенное для решения боевых и оперативно-служебных задач, принятое в соответствии с нормативными актами Правительства РФ на вооружение государственными организациями (Министерством обороны, МВД, ФСБ, Федеральной пограничной службой, Службой внешней разведки, Федеральной службой охраны, Федеральной службой налоговой полиции. Государственным таможенным комитетом, Федеральной службой железнодорожных войск, Войсками гражданской обороны. Федерщальным агентством правительственной связи и информации, Государственной фельдъегерской службой), а также изготовляемое для поставок в другие государства.

В криминалистическом отношении значима и статья 6 названного закона, устанавливающая ограничения и запреты на оборот следующих объектов:

а) огнестрельного длинноствольного оружия с емкостью магазина (барабана) более 10 патронов, имеющего общую длину менее 800 мм;

б) огнестрельного оружия, которое имеет форму, имитирующую другой предмет;

в) огнестрельного гладкоствольного оружия, изготовленного под патроны к огнестрельному оружию с нарезным стволом;

г) кистеней, кастетов, сурикенов, бумерангов и других предметов ударно-дробящего и метательного действия, за исключением спортивных снарядов;

д) патронов с пулями бронебойного, зажигательного, разрывного или трассирующего действия, а также патронов с дробовыми снарядами для газовых пистолетов и револьверов;

е) оружия и иных предметов, поражающее действие которых основано на использовании радиоактивного излучения и биологических факторов;

ж) газового оружия, снаряженного нервно-паралитическими, отравляющими и другими запрещенными веществами, способного причинить средней тяжести вред здоровью человека, находящегося на расстоянии более одного метра;

з) огнестрельного бесствольного оружия самообороны;

и) электрошоковых устройств и искровых разрядников, выходные параметры которых превышают допустимые величины, а также произведенных за пределами территории РФ;

к) холодного клинкового оружия и ножей с автоматически извлекаемыми и фиксируемыми клинками при длине лезвия более 90 мм.

Кроме того, указанной статьей запрещаются такие действия, как: а) установка на гражданском и служебном оружии приспособлений для бесшумной стрельбы и прицелов ночного видения (за исключением прицелов для охоты); б) пересылка оружия; в) ношение гражданами оружия при проведении митингов и других публичных мероприятий; г) ношение гражданами в целях самообороны огнестрельного длинноствольного и холодного оружия; д) продажа, передача, приобретение экспортного оружия и патронов к нему.

Приведенные положения нашли частичное отражение в статьях УК РФ, вступившего в силу 1 января 1997 г. Согласно УК преступными признаются деяния в виде незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222), незаконное изготовление оружия (ст. 223), небрежное хранение огнестрельного оружия (ст. 224), ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 225), а также хищения либо вымогательства оружия, боеприпасов, взрывных веществ и взрывчатых устройств (ст. 226).

Отметим, что в ст. 222, 225, 226 УК РФ речь идет и о боеприпасах, но не упоминаются патроны, в то время как Закон «Об оружии» четко разграничивает эти понятия в ст. 1: «Боеприпасы – предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный, пиротехнический или вышибной заряды либо их сочетание; патрон – устройство, предназначенное для выстрела из оружия, объединяющее в одно целое при помощи гильзы средства инициирования, метательный заряд и метаемое снаряжение».

Это свидетельствует о том, что речь идет не о синонимах. В то же время не все патроны являются боеприпасами, но часть боеприпасов – это патроны. В понятии «боеприпасы» определяющим признаем выступает их военное назначение. Поэтому из числа всех патронов к боеприпасам принадлежат только те, которые должны применяться для стрельбы из военного (боевого) оружия и отличаются большой мощностью. Остальные патроны к боеприпасам не относятся. Значит, считать боеприпасом какой-либо менее мощный патрон, предназначенный для стрельбы из гражданского или даже служебного оружия, едва ли верно.

Рассмотренные выше положения показывают наличие единого правового поля, объединяющего проблемы изучения в уголовно-правовом аспекте различных объектов – огнестрельного оружия, взрывных устройств и холодного оружия. В то же время существенные различия в конструкции, функциональном назначении, механизме образования следов применения этих объектов диктуют необходимость их изучения в криминалистическом аспекте по разным направлениям. Первое из них – криминалистическая баллистика, а второе – криминалистическое взрывоведение.

§ 2. Понятие, научные основы и задачи криминалистической баллистики, классификация ее объектов

Криминалистическая баллистика – это отрасль криминалистической техники, представляющая собой систему научных положений, а также соответствующих им технических средств и методов обнаружения, фиксации, изъятия и исследования огнестрельного оружия и патронов к нему, следов их применения и иных объектов для раскрытия и расследования преступлений.

Объекты криминалистической баллистики – это прежде всего огнестрельное оружие, его комплектующие детали; патроны; инструменты и материалы, используемые для изготовления оружия и компонентов снаряжения патронов. Сюда же входят предметы с пробоинами от снарядов и с отложившимися на них продуктами выстрела (копоть, несгоревшие зерна пороха, частицы металла и смазки) и объекты, в которых хранилось оружие.

Это, наконец, предметы, не являющиеся огнестрельным оружием, но относящиеся к стреляющим устройствам (аппаратам, приспособлениям), в которых тоже используется энергия пороховых газов. Они служат для таких целей, как метание специальных веществ (газовые пистолеты, револьверы), сигнализация (ракетницы, дымовые шашки и т.п.), монтажные работы (строительно-монтажные пистолеты). Под объекты криминалистической баллистики подпадают также патроны, хотя и относящиеся к огнестрельному оружию, но имеющие вспомогательное назначение: для имитации стрельбы – холостые патроны, сигнализации, освещения, катапультирования, убоя скота и др.

Сколь разнообразны объекты криминалистической баллистики, столь разнообразны и задачи, в разрешении которых нуждаются правоохранительные органы, расследующие преступления, связанные с этими объектами. Однако все это многообразие можно свести к четырем группам: задачи идентификационные, классификационные, диагностические и ситуалогические.

Идентификационными являются задачи по установлению индивидуального тождества и определению групповой принадлежности.

Примерные формулировки задач первого вида следующие: не из данного ли оружия выстрелена пуля? Не в данном ли оружии стреляна гильза, обнаруженная на месте происшествия? Не из одного ли экземпляра оружия выстрелены пули (гильзы), обнаруженные в разных местах? Не имеют ли одного источника происхождения охотничий патрон, использованный при выстреле на месте происшествия, и патроны, изъятые у подозреваемого? В эту группу входят и задачи по установлению целого по частям, например, ружья по обрезу и части ствола, газеты по бумажным пыжам.

Примерные задачи второго вида: из оружия какой системы (модели, образца) выстрелена пуля (гильза), обнаруженная на месте происшествия? К какому заводу-изготовителю относятся патроны (пули, дробь, гильзы) и не в одной ли партии они изготовлены? Какая марка пороха использована при снаряжении патрона для выстрела из данного оружия? Каким номером дроби был снаряжен патрон, гильза которого изъята с места происшествия, и др.

Классификационные задачи ставятся с целью определения относимости конкретного объекта к какому-либо классу, виду, категории с заранее установленными жесткими характеристиками. Например, является ли данный предмет огнестрельным оружием, к какому виду (модели, образцу) относится данное оружие; для стрельбы из какого вида (системы, модели) оружия предназначен данный патрон и не входит ли он в категорию боеприпасов.

Если решение идентификационных судебно-баллистических задач направлено на установление виновных субъектов через выявление конкретного экземпляра оружия или иных объектов, то решение диагностических задач помогает раскрыть объективную, а в отдельных случаях и субъективную сторону состава преступления.

Диагностические задачи представлены несколькими подгруппами:

1) определение состояния объекта (собственно диагностические), например: исправны и пригодны ли к стрельбе данное оружие, патроны;

2) установление свойств объекта (атрибутивные), например: какова пробивная способность оружия, снаряда на определенном расстоянии; может ли данное устройство быть использовано как огнестрельное оружие;

3) выяснение действительного положения вещей, например: не выстрелена ли данная пуля первой из смазанного канала ствола оружия; первым после смазки оружия или последующим выстрелом образовано данное повреждение; имеются ли следы выстрела на руках потерпевшего, подозреваемого; есть ли на данном газовом пистолете следы инструментов, свидетельствующие о его переделке;

4) обнаружение причинной связи, например: являются ли повреждения огнестрельными, какова причина деформации пули (гильзы, ствола), являются ли загрязнения карманов результатом ношения оружия;

5) установление механизма определенных действий и образования следов, например: каков механизм разлома ружья, при каком взаимодействии частей данного самодельного оружия возможно производство выстрелов;

6) выявление потенциальной возможности производства определенных действий, например: возможен ли выстрел из данного экземпляра оружия без нажатия на спусковой крючок при определенных условиях; возможна ли прицельная стрельба из данного оружия; может ли круглая пуля, выстреленная из охотничьего ружья с определенного расстояния, причинить сквозное ранение человеку и пролететь еще столько-то метров;

7) изыскание фактов прошлого, например: подвергались ли уничтожению маркировочные обозначения на оружии и каков был его номер; производились ли выстрелы из данного оружия после последней чистки; как давно был произведен выстрел из данного ружья или патроном, гильза которого обнаружена на месте происшествия.

Ситуалогические задачи всегда направлены на установление фактов прошлого. Объектами исследования здесь являются события либо их элементы, рассматриваемые в динамике. При решении ситуалогических задач выясняется: в каком положении находился потерпевший в момент выстрела в него; в каком направлении, с какой дистанции и в какой последовательности были произведены выстрелы и др.

Криминалистическая баллистика тесно связана с трасологией, судебной медициной, химией, физикой и др. Нередко решение возникающих задач, например, по выяснению дистанции и направления выстрела, взаиморасположения потерпевшего и стрелявшего требует комплексного исследования с привлечением специалистов разных областей знания.

Огнестрельное оружие предназначено для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. Стрелковое огнестрельное оружие классифицируется по: а) степени автоматизации – неавтоматическое, автоматическое, самозарядное, с самозарядно-ручным приводом; б) числу вмещаемых патронов – однозарядное и многозарядное; в) способу заряжания – казнозарядное и дульнозарядное; г) числу стволов – одноствольное, двуствольное, многоствольное; д) калибру ствола – малокалиберное (до 6,5 мм), среднего калибра (от 6 5 до 9 мм), крупнокалиберное (свыше 9 мм); е) конструкции ствола – нарезное, гладкоствольное, гладконарезное; ж) характеру стрельбы – одиночного огня, непрерывного, серийного, комбинированного.

По условиям изготовления оружие может быть стандартным и нестандартным; заводским, кустарным и самодельным. В отдельную группу выделяется переделанное оружие. Подавляющее большинство стандартного оружия производится на заводах. Кустарное – это оружие, сделанное в кустарных мастерских с налаженным производством, но без соблюдения стандартов и, как правило, небольшими партиями. Самодельное оружие (в настоящее время встречается все реже) фабрикуется в основном из подручных материалов иногда с частичным использованием деталей стандартного оружия и какого-либо заводского оборудования.

Нестандартное оружие, по сравнению со стандартным аналогичного типа, имеет какие-либо отклонения в конструкции, отличается длиной ствола, ложа и т.д. Сюда относится атипичное оружие, замаскированное под какие-нибудь бытовые предметы (стреляющие авторучки, портсигары, зонты и т.п.). Представителями переделанного (а значит, нестандартного) огнестрельного оружия являются обрезы винтовок и охотничьих ружей; газовые, сигнальные и строительно-монтажные пистолеты (револьверы), которые после приспособления их к производству направленных выстрелов становятся огнестрельным оружием.

Любое огнестрельное оружие должно отвечать требованиям огнестрельности и пригодности. Криминалистические критерии отнесения предметов к огнестрельному оружию включают в себя ряд специальных признаков, оцениваемых в совокупности: а) использование для метания снаряда энергии газов взрывчатого вещества (пороха или его заменителей), б) наличие ствола для придания направления движению снаряда, в) наличие устройства для воспламенения заряда, г) достаточное поражающее действие снаряда (убойная сила), д) достаточная прочность конструкции, обеспечивающая возможность производства более одного выстрела.

Существенной деталью в огнестрельном оружии служит ствол (рис. 9). В различных видах оружия стволы различаются не только размерами, но и внутренней конструкцией. В стволах казнозарядного оружия имеется патронник (казенная часть), канал ствола с пульным входом и дульный срез, обращенный к цели.

Рис. 9. Схема пистолета Макарова: 1 – ствол, 2 – ударник, 3 – шептало, 4 – боек, 5 – боевая пружина, 6 – спусковая тяга, 7 – затвор, 8 – магазин, 9 – выбрасыватель

Канал ствола может быть гладким (большинство охотничьих ружей, самодельное оружие), иметь нарезы (пистолеты, револьверы, автоматы, карабины, отдельные виды охотничьих ружей) или быть гладконарезным (охотничьи ружья «парадокс»). Каналы стволов охотничьих гладкоствольных ружей могут быть цилиндрической формы, иметь сужение или расширение непосредственно перед дульным срезом для регулирования кучности дробового заряда, используемого в качестве снаряда.

Нарезы на внутренней поверхности канала ствола представляют собой винтообразные канавки, чередующиеся с полями. Количество нарезов в разных моделях оружия варьирует от 4 до 7. Нарезы могут быть правонаклонными (все отечественное оружие, а также многие зарубежные образцы) и левонаклонными (зарубежные образцы).

Калибр оружия – это, как правило, диаметр канала ствола. Российская система определения калибра нарезного оружия – это измерение в миллиметрах диаметра канала по противоположным полям или нарезам. Калибры гладкоствольных охотничьих ружей традиционно обозначают по числу шаровых калиберных пуль, отливаемых из одного английского торгового фунта свинца (453,6 г). Если с учетом диаметра канала ствола из фунта свинца получается 16 пуль, значит, ружье 16-го калибра. В России изготавливают ружья 12, 16, 20, 28, 32-го калибра, однако на руках у охотников могут встретиться ружья и иных калибров.

Как известно, выстрел сопровождается сильным звуком, который тем громче, чем короче ствол при равном количестве пороха в патроне. Чтобы ослабить звук, прибегают к использованию глушителя. Его простейший вариант – это металлическая трубка с отверстием, прикрытым резиновой мембраной. Глушитель присоединяется к стволу со стороны дульного среза навинчиванием или байонетным замком. В последнее время получило широкое распространение бесшумное оружие, изготовленное в заводских условиях на основе известных моделей (на базе пистолета Макарова, например, создано оружие модели 6П-9 с глушителем мембранного типа 6П-13 – на базе пистолета Стечкина (АПС). Бесшумная стрельба достигается также путем использования патрона особой конструкции (рис. 10).

Существенную роль в оружии играет ударно-спусковой механизм, обеспечивающий удар бойком по капсюлю после нажатия на спусковой крючок для срабатывания инициирующего взрывчатого вещества капсюля патрона.

На оружии заводского (или кустарного) изготовления всегда проставляются маркировочные обозначения. Это буквы, цифры, условные и товарные знаки, надписи, сообщения о фирме-изготовителе, месте и времени выпуска, номере экземпляра оружия, его испытании, контроле и др. Так, товарный знак позволяет отличить однородное огнестрельное оружие одной системы, образца, модели, произведенное разными фирмами или заводами.

Патроны ручного стрелкового оружия. Современные патроны являются унитарными. Это означает, что все элементы снаряжения: капсюль-воспламенитель, метательный заряд (порох или его заменитель) и метаемый элемент – снаряд – смонтированы в одной детали, называемой гильзой. В зависимости от оружия патроны бывают револьверные, пистолетные, карабинные, автоматные, винтовочные и ружейные. Патроны, предназначенные для стрельбы из конкретных моделей оружия, называются штатными. Они маркируются на донной части гильзы.

Рис. 10. Устройство патронов с отсечкой пороховых газов в гильзе

Гильзы состоят из следующих основных частей: корпуса, дульца и донной части – фланца, некоторые гильзы имеют еще и скат (рис. 11). По форме гильзы бывают: цилиндрические, бутылочные и конические; по устройству фланца: закраинные и беззакраинные с кольцевой проточкой. Закраина (выступающая за пределы корпуса гильзы часть фланца) и кольцевая проточка предназначены для захвата гильзы зацепом выбрасывателя оружия. Закраина также не позволяет патрону продвинуться дальше в канал ствола.

Рис. 11. Наименование основных частей патронов:

А, Б – центрального боя, В – кольцевого воспламенения.

Нарезного оружия (А): 1 – корпус гильзы, 2 – кольцевая проточка, 3 – фланец, 4 – капсюль, 5 – дульце, 6 – скат, 7 – метательный заряд, 8 – сердечник пули, 9 – оболочка пули, 10 – канавка.

Гладкоствольного оружия (Б): 1 – корпус гильзы, 2 – основание гильзы, 3 – фланец, 4 – капсюль, 5 – пыжи (войлочный и полимерный с концентратором), 6 – прокладки, 7 – метательный заряд, 8 – дробовой заряд, 9 – закатка «звездочка».

Кольцевого воспламенения (В): 1 – корпус гильзы, 2 – кармашек, 3 – фланец, 4 – прессованный порох, 5 – метательный снаряд, 6 – пуля, 7–8 – накатка и канавка

В донной части гильз патронов для оружия центрального боя имеется отверстие – капсюльное гнездо. Оно может быть полностью открыто или закрыто наковальней – выступом металла с запальными отверстиями. Капсюль представляет собой маленький (диаметром около 6 мм) колпачок или гильзочку, внутри которой запрессовано чувствительное к удару взрывчатое вещество, покрытое фольгой или пергаментом.

Порох. После взрыва капсюльного состава образуется искра, которая воспламеняет порох. Существуют два вида порохов: дымные и бездымные. Навески пороха зависят от его вида и от калибра патрона.

Снаряд. Метаемым элементом патронов являются пули, дробь или картечь. Первым типом пули был свинцовый шарик, до сих пор применяющийся в патронах к гладкоствольному охотничьему оружию. В настоящее время насчитывается около 100 разновидностей пуль только к охотничьим патронам. В большинстве своем они изготавливаются из свинцовых сплавов. Кроме шаровидных выпускаются стрелочные, турбинные, турбострелочные и др.

Большое разнообразие пуль существует и для других видов оружия. Прежде всего они различаются по калибру оружия, для стрельбы из которого предназначены. Фактический размер пуль (измерения проводятся по диаметру цилиндрической части) всегда несколько больше (на 0,2–0,3 мм), что объясняется необходимостью заполнения пулей нарезов в канале ствола и предотвращения прорыва газов.

По конструктивному признаку пули к нарезному оружию могут быть безоболочечные, оболочечные и полуоболочечные. Безоболочечная пуля – монолитная и состоит обычно из сплава свинца и сурьмы. Оболочечные пули имеют сердечник (чаще свинцовый) и оболочку из более твердых металлов. Если сердечник изготовлен из твердого металла (сталь), то между ним и оболочкой помещается слой свинца (рубашка). В полуоболочечной пуле оболочка не покрывает ее головную часть. Патроны к нарезному оружию обычно снаряжают одной пулей. В последние годы в патронах к военному оружию для повышения плотности огня иногда применяются 2-3 пули.

Существует несколько способов крепления пули в гильзе: кернение, сегментный и круговой обжим кромки дульца, плотная посадка (рис. 12).

Дробь и картечь для снаряжения охотничьих патронов производятся в виде шариков. Бывает твердая и мягкая дробь в зависимости от количества примесей, картечь – только мягкая. Твердая дробь меньше деформируется при движении по каналу ствола, поэтому дает большую убойность и лучшую осыпь по сравнению с мягкой. Дробь по диаметру различается по номерам с разницей 0,25 мм от № 11 (самая мелкая) до № 1, потом «нулевки» – 0, 00, 000, 0000. Мелкая дробь имеет 1,5 мм в диаметре, крупная – 5 мм. При самодельном снаряжении патронов может быть использована дробь-сечка (хаотически нарезанные кусочки свинца), дробь-катанка образуется после обкатки дроби-сечки между двумя твердыми плоскостями.

В снаряжение охотничьих патронов входят также пыжи и прокладки. Пыжи (основные и дополнительные) изготавливаются из войлока. Бывают и полиэтиленовые пыжи с концентраторами для размещения дроби. В патронах самодельного снаряжения можно встретить пыжи в виде скомканного листа бумаги, тряпки и пр. Пыжи и прокладки могут быть изготовлены в домашних условиях при использовании инструмента-высечки.

§ 3. Механизм образования следов на гильзах, снарядах и преградах

Следы на гильзах представляют собой динамические и статические отображения микронеровностей поверхности различных частей и деталей оружия (рис. 13), прежде всего: магазина; нижней поверхности затвора и передней, называемой патронным упором; выбрасывателя, бойка и отражателя – деталей ударно-спускового механизма, вмонтированных в затвор; рамки пистолета или окна кожуха-затвора, а также патронника.

На гильзах различаются следы, образующиеся при заряжании, выстреле и разряжании (схема 2).

При заряжании образуются следы: от загибов магазина, нижней поверхности затвора, переднего среза затвора (досылателя), патронника, зацепа выбрасывателя (позиции 1–5 рис. 13);

в момент выстрела – от бойка, патронного упора, стенок патронника и др. (позиции 6–9);

при разряжании (выбрасывании гильзы) – от зацепа выбрасывателя, патронника, отражателя, окна кожуха (позиции 5, 8–10).

Для решения практических задач, в частности идентификационных, интерес представляют следы бойка, патронного упора, выбрасывателя, отражателя, а при достаточной выраженности и следы досылателя и патронника. Остальные следы, как правило, малоинформативны.

Рис. 13. Схема следов частей оружия на стреляных гильзах (пояснения см. по тексту)

В силу сложности процесса выстрела неизбежна вариационность в образовании следов от некоторых деталей, например отражателя. Это означает, что на разных гильзах, стреляных в одном оружии, степень выраженности одних и тех же следов может не совпадать. Особенностью гильз патронов, стреляных в оружии с глушителем, является их сильная закопченность.

Следы на пулях в значительной мере определяются конструкцией ствола оружия и состоянием его канала. Это следы динамические, суммарные – каждый участок следов на пуле соответствует определенному участку канала ствола по всей его длине, включая дульный срез. Следы на пуле, выстреленной из гладкоствольного оружия, располагаются параллельно ее продольной оси. При выстреле из нарезного оружия механизм образования следов более сложен. Покидая гильзу, пуля своим корпусом сначала поступает в пульный вход и врезается в нарезы, дальнейшее ее продвижение по каналу становится поступательно-вращательным.

Это движение сопровождается образованием на цилиндрической (ведущей) поверхности пули динамических следов (рис. 14): первичных (позиция 1) и вторичных (позиция 2). Первичные следы параллельны оси пули. Вторичные – следы нарезов, граней нарезов и полей – наклонны вправо или влево. Из двух граней нарезов одна называется боевой, другая – холостой. Показатели ширины следов полей или нарезов, а также наклона следов граней нарезов строго определенны для каждой модели оружия.

Об износе ствола (он может быть малым, средним, высоким) свидетельствуют степень выраженности следов, а также отсутствие оттисков холостых и боевых граней нарезов.

На картину следов на пуле существенное влияние может оказать факт выстрела из оружия патроном-заменителем. Если пуля в нем меньшего диаметра, то следы на ее поверхности будут неравномерными, а если большего, то картина следов на ней будет ярко выраженной, сама же пуля может вытянуться в длину. На картину механических следов на пуле может оказать влияние и наличие глушителя, но только в том случае, если оси канала ствола и глушителя не будут точно совпадать (несоосность).

Рис. 14. Схемы следов на пуле, выстреленной из нарезного оружия:

1 – первичные, 2 – вторичные следы канала ствола а) приемы измерения ширины полей и угла наклона нарезов, б) разновидности первичных следов на пуле (пунктир – линия начала следов)

Во время выстрела на поверхность пули осаждаются различные газообразные продукты в виде копоти, интенсивность которой различна в зависимости от состояния канала ствола.

Следы на дроби (картечи). Практика последних лет знает немало примеров успешной идентификации гладкоствольных ружей по следам не только на пулях, но и на дроби. Дробь (картечь) – множественный снаряд, изготовленный из легко деформирующегося свинцового сплава, на котором отображается в основном два вида следов: статические – от взаимодействия дробин между собой и динамические – от внутренней поверхности канала ствола (рис. 15).

Статические следы, или контактные пятна, имеют вид круглых вмятин, образующихся в результате сжатия дробин под действием пороховых газов, когда гильза еще не раскрылась. Динамические следы обнаруживаются только на дробинах, располагавшихся во внешних рядах заряда. На шарообразном теле дробины эти следы выглядят как притертости овальной формы с трассами поперек длинной оси овала.

Общий размер следа зависит от размера дробины – он тем больше, чем крупнее дробь. Эти следы в определенных пределах устойчивы, их значимость чрезвычайно высока, так как идентификация охотничьего ружья по другим компонентам патрона невозможна.

Рис. 15. Схема следов на дроби, выстреленной из гладкоствольного ружья:

а) контактные пятна, б) следы стенок канала ствола ружья

Следы выстрела на преградах – это следующие последствия выстрела: 1. Механические повреждения: а) от снаряда (пули, дроби и т.п.); б) от предпульного столба воздуха и пороховых газов; в) от зерен пороха. 2. Термические: обугливание, опадение, спекание, оплавление. 3. Отложения продуктов выстрела: копоть, зерна пороха; поясок обтирания по краям пулевого отверстия, следы скольжения пули, летящей под углом; пятна смазки.

В повреждениях от снарядов необходимо различать входные и выходные отверстия. Они отличаются формой, размером, наличием (или отсутствием) продуктов выстрела вокруг них. При встрече с преградой снаряд выбивает часть ее материала, в результате чего у входных отверстий отмечается такой признак, как «минус ткани». От плотного контакта снаряда с материалом преграды при входе остается поясок обтирания, диаметр которого близок диаметру снаряда (он может отсутствовать при разрывах ткани и сильном окопчении от выстрела с очень близкого расстояния или если стреляли во время сильного дождя). В отдельных случаях при контакте оружия с объектом топография продуктов выстрела воспроизводит форму дульного среза и образуется «штанцмарка».

Если выстрел производится в человека через несколько предметов одежды, то продукты выстрела будут обнаружены не только на наружном ее слое, но и на втором, если одежда недостаточно плотно прилегала между собой. Топография и количество отложившихся продуктов выстрела будет различно.

Отличную от обычной картину входных повреждений можно наблюдать и при выстрелах из ручного огнестрельного оружия с глушителем или при использовании специального патрона для бесшумной стрельбы. Обусловлено это тем, что изменяется динамика газопороховой струи, которая рассекается элементами конструкции глушителя. Вследствие этого отсутствуют разрывы ткани и резко сокращается количество отложившихся продуктов выстрела, а при выстрелах «в упор» всегда наблюдается «штанцмарка» дульного среза глушителя.

Выходные повреждения по сравнению с входными обычно больше по размеру, а их края вывернуты наружу. На выходе продукты выстрела, как правило, отсутствуют. Огнестрельные повреждения могут быть проникающими или касательными, сквозными или слепыми. В результате проникновения снаряда в объемный предмет образуется пулевой (раневой) канал.

§ 4. Осмотр огнестрельного оружия, пуль, гильз и следов выстрела на преградах

Обнаружение и изъятие этих объектов чаще всего осуществляется при осмотре места происшествия. Его рекомендуется проводить с участием специалиста в области судебной баллистики. Можно приглашать также химика и кинолога с собакой, натренированной на запах пороха. На месте происшествия должны быть приняты меры по предотвращению похищения оружия, возможно оставленного там.

Помимо обычных наборов технических средств и фотоаппаратуры, для осмотра места происшествия, поиска оружия, пуль и гильз могут понадобиться: миноискатель, металлоискатель индукционного типа, магнитный подъемник; для выявления следов смазки – ультрафиолетовые осветители; а следов копоти от выстрела, поясков обтирания, зерен пороха – инфракрасный преобразователь и криминалистические лупы 4-7Х, лучше с подсветкой, для визирования – шпагат, транспортир или специальные приборы.

В ходе осмотра нельзя ограничиваться фиксацией и изъятием объектов. Нужно стараться найти исходные данные для решения вопросов: а) действительно ли было использовано огнестрельное оружие, какое и с какими патронами, б) какие объекты несут на себе следы его применения и сколько выстрелов было произведено, в) каковы направление и дистанция выстрела (выстрелов), г) вероятное место нахождения стрелявшего, д) исключается ли факт самоубийства, е) при каких обстоятельствах произошел выстрел, не был ли он результатом падения оружия, ударов (так называемый выстрел без нажатия на спусковой крючок). Для решения в будущем вопроса о давности выстрела и некоторых других в ходе осмотра необходимо зафиксировать метеоусловия на данном участке местности.

Осмотр, фиксация и изъятие оружия. При обнаружении на месте происшествия оружия прежде всего выясняется у осведомленных лиц, не изменялось ли его положение и не производились ли с ним какие-либо манипуляции. Оружие фотографируется по правилам узловой съемки, а его местоположение фиксируется путем определения расстояния до двух постоянных ориентиров на местности и до рук трупа. Осматривается поверхность всех окружающих предметов, пола, грунта с целью обнаружения следов удара оружием или его падения.

При осмотре оружия следует помнить о мерах предосторожности: не касаться спускового крючка, держать оружие стволом вверх и не направлять его в сторону людей, не ронять и не передавать заряженное оружие из рук в руки. Из оружия сразу же извлекаются магазин (при этом фиксируется количество патронов в нем и их маркировочные обозначения) и патрон из патронника. У охотничьего ружья отделяется ствол. Исключением из этого правила является револьвер – его каморы не освобождаются ни от стреляных гильз, ни от патронов. Осмотр производится в резиновых перчатках, берут оружие за те места, где обнаружение следов пальцев маловероятно. Нельзя вводить какие-либо предметы в ствол и браться за дульный срез. На фотоснимке должно быть зафиксировано положение ствола, курка, затвора, предохранителя и др.

При детальном осмотре оружия возможно обнаружение посторонних объектов (следы рук, волосы и т.п.). Те из них, которые представляют интерес для следствия и могут быть утрачены, переносятся в специальные емкости или пакеты. Следы рук после опыления переводятся на дактопленки, фиксируется их место нахождения. Канал ствола со стороны дульного среза осматривается только после разрядки оружия. Осмотром устанавливается характеристика канала, наличие или отсутствие в нем нагара, смазки, ржавчины или посторонних предметов.

В ходе осмотра оружия следует обратить внимание и зафиксировать обстоятельства, которые могут свидетельствовать об инсценировке самоубийства. Это: а) оружие лежит далеко от рук погибшего, б) курок оружия стоит на предохранителе, в) в патроннике неавтоматического, несамозарядного оружия – целый патрон, а характер ранения потерпевшего исключает возможность самостоятельных активных действий после выстрела, г) в канале ствола нет продуктов выстрела, но есть смазка, д) дистанция выстрела и длина оружия не позволяют произвести выстрел рукой погибшего при отсутствии рядом каких-либо вспомогательных средств для нажима на спусковой крючок (ноги погибшего обуты), е) несоответствие диаметра раневого канала и входного отверстии на одежде калибру пули или гильзы, обнаруженных на месте происшествия, ж) пуля, извлеченная из трупа, выстрелена не из оружия, якобы использованного для самоубийства, з) на руках погибшего нет продуктов выстрела. Определение последних четырех обстоятельств возможно с помощью специалистов или экспертов.

Доставка ружья для исследования на давность производства выстрела должна быть оперативной, так как успешное решение этого вопроса гарантировано только первые 7 дней. Если из патронника изъятого пистолета не удалось извлечь патрон, нельзя ограничиться только постановкой курка на предохранительный взвод, необходимо между дном патрона и бойком поместить прочную прокладку (10–15 мм толщиной). Чистка оружия производится только в крайних случаях.

Протокольное описание ведется по следующей схеме: а) вид оружия, система, модель, образец, калибр, б) нахождение патрона в патроннике (в каморе барабана), в магазине, в) положение курка, предохранителя; г) маркировочные обозначения, д) конструктивные особенности ствола, е) имеющиеся дефекты, их характер, локализация, ж) наличие следов рук, посторонних веществ, частиц на поверхности деталей оружия, их локализация.

С кистей рук подозреваемого и потерпевшего должны быть сделаны смывы на предмет обнаружения продуктов выстрела. Для этого берутся три ватных тампона одинаковой величины, смоченных в 7-процентном растворе азотной кислоты (или спирте). Двумя тампонами протираются руки погибшего, а третий остается чистым для контроля. Все тампоны упаковываются раздельно в чистые емкости с соответствующими надписями. Исследование этих тампонов в лабораторных условиях поможет установить (или исключить) факт стрельбы самим погибшим. С этой же целью исследуется и одежда.

Осмотр пробоин. Для большинства преград входные огнестрельные повреждения характеризуются относительно ровными краями, втянутыми внутрь, наличием пояска обтирания. Выходные отверстия обычно больше по размеру, края их неровные, вывернуты наружу. Если пуля при встрече с преградой не получила деформации, пулевые каналы по всей длине, как правило, одинакового диаметра. Исключение составляют повреждения в стекле (и подобных материалах), которые имеют конусовидную форму, а также радиальные и концентрические (дуговые) трещины вокруг отверстия. Размеры отверстий в стекле больше калибра пуль. Со стороны выстрела на стекле можно обнаружить копоть, параметры зоны которой позволят установить дистанцию выстрела.

На форму пулевых повреждений в древесине оказывает влияние степень влажности – ее увеличение ведет к сужению пробоин вплоть до щелевидных. В области выходных отверстий на дереве часто наблюдаются отщепы в сторону выхода пули. Щелевидными будут пулевые повреждения и в изделиях из резины.

Следует заметить, что при выстреле под острым углом (примерно 30° и меньше) характер огнестрельных повреждений меняется – они становятся похожими на разрывы чем-либо острым. Необходимо помнить, что при выстреле в тело человека, покрытое одеждой, входные отверстия при близких дистанциях отличаются тем, что края ткани не втягиваются внутрь пулевого канала, как это часто наблюдается на других преградах, а выворачиваются в сторону оружия.

Повреждения изучаются на месте происшествия прежде всего с целью отнесения их к разряду огнестрельных, а также для определения количества выстрелов, их последовательности и направления. В отдельных случаях может быть решен вопрос и о дистанции выстрела (например, по осыпи дроби), виде и модели использованного оружия.

В протокол осмотра места происшествия заносится только фактическая информация. Сначала характеризуется простреленный предмет в целом, указывается, на какой его стороне находится повреждение. Место расположения повреждения ориентируется относительно пола (грунта) и двух других постоянных деталей предмета. Если имеется не одно повреждение, то отмечаются расстояния и между ними. По возможности описываются признаки механизма образования повреждения, устанавливаемые визуально, путем измерения и другими неразрушающими методами.

Обнаружение и изъятие снарядов. Значимость снарядов как вещественных доказательств достаточно высока. На месте происшествия сначала следует выяснить, сколько было произведено выстрелов, принять меры к отысканию всех снарядов. Поиск снарядов при сквозных и касательных повреждениях представляет определенную сложность. Тщательному осмотру подлежат все предметы по линии следования пули. Следует иметь в виду, что снаряд может деформироваться, кусочки оболочки пули могут остаться в теле или упасть рядом, а сердечник – пролететь некоторое расстояние. Пули могут рикошетировать, тогда направление их поиска должно быть изменено под углом, примерно равным углу встречи пули с преградой.

При слепых повреждениях, если предмет не может быть изъят целиком, прибегают к выпиливанию (вырезанию) его части со снарядом. Размер изымаемого участка определяется размером зон отложения продуктов выстрела. На изымаемом куске преграды отмечаются наружная, внутренняя поверхности, верх, низ. Особо осторожно следует обращаться со свинцовыми снарядами. Поиск снарядов проходит более успешно с применением металлоискателя, портативной рентгеновской установки.

В протоколе осмотра пули фиксируется: а) форма, б) конструктивные особенности, наличие хвостовой части, желобков, характер донышка, в) цвет металла, г) размеры – длина, диаметр корпуса, внутренний диаметр дульца, д) способ крепления пули в гильзе, е) маркировочные обозначения, ж) наличие и характер деформации, з) наличие следов полей нарезов, их количество и направление, ширина, выраженность, угол наклона, а также окопченность пули.

При стрельбе охотничьими патронами на месте происшествия могут быть обнаружены пыжи и прокладки. Протокольная запись по поводу этих объектов, помимо указаний о месте их обнаружения, должна содержать сведения: а) о материале пыжа, прокладки, б) их форме и размерах, в) маркировочных обозначениях, г) следах выстрела (закопченность, отпечатки снаряда, зерен пороха). Если обнаружены самодельные пыжи в виде комков бумаги, ткани, их надо развернуть для установления характерных особенностей, тоже фиксируемых в протоколе. У войлочных пыжей надлежит внимательно осмотреть боковую поверхность для обнаружения следов высечки, имеющих вид продольных трасс. При их наличии должны быть организованы поиски этого инструмента у проверяемых лиц.

Обнаружение и изъятие гильз. Определение места нахождения стреляных гильз зависит от вида примененного оружия. Из большинства моделей охотничьих ружей гильзы автоматически не экстрагируются, поэтому их можно обнаружить в любом месте, где они были выброшены или спрятаны стрелявшим. Аналогичная ситуация создается при использовании револьверов.

Отправными показателями для определения направления поисков гильз автоматического оружия служат данные о том, под каким углом снаряд натолкнулся на преграду, о дистанции выстрела и модели оружия, так как из различного оружия гильзы выбрасываются по-разному. Поэтому, наметив участок поиска гильз, целесообразно применение металлоискателя, а в необходимых случаях – промывка грунта, растапливание снега и т.п.

Места обнаружения гильз последовательно отмечаются номерами в протоколе и на схеме. Гильзы фотографируются по правилам узловой и масштабной съемки. В протоколе осмотра в отношении гильз указывается: а) форма, б) конструктивные особенности донной части, в) цвет материала, г) размеры, д) маркировочные обозначения, е) способ крепления пули, ж) следы от деталей оружия.

Решение вопроса о давности выстрела обеспечивается оперативной доставкой гильзы эксперту, либо ее консервацией в холодной среде, либо фиксацией состояния газообразных продуктов выстрела с помощью специального прибора.

§ 5. Определение вида и модели огнестрельного оружия по следам на гильзах и пулях. Идентификация огнестрельного оружия

При расследовании преступлений, связанных с применением стрелкового оружия, в число обстоятельств, подлежащих установлению, входит определение его системы, модели, образца. Это имеет доказательственное значение, а также способствует сужению круга оперативно-розыскных действий.

Формулировки вопросов эксперту могут быть следующими: 1) для какого вида огнестрельного оружия предназначена представленная пуля (гильза); 2) из оружия какой системы, модели, образца выстрелена представленная на экспертизу пуля (гильза); 3) какой калибр имеет пуля (гильза) и соответствует ли она калибру оружия, из которого выстрелена; 4) каков калибр охотничьего ружья, из которого выстрелена пуля (дробь), представленная на экспертизу. Определение вида, модели, образца оружия по стреляной гильзе осуществляется двояко: посредством установления вида патрона, частью которого она являлась, и по результатам сравнения показателей угловых величин взаиморасположения следов выбрасывателя-бойка-отражателя, поскольку каждой модели оружия присуще определенное положение этих деталей (рис. 16).

Рис. 16. Схемы взаиморасположения следов выстрела на гильзах: пистолета ТТ (образец выпуска после 1947 г.), автомата Калашникова калибра 7,62 мм, пистолета Вальтер «РР» и «РРК» калибра 7,65 мм

При определении вида, модели оружия по выстреленным пулям учитываются их конструктивные и размерные данные, а также следы, характеризующие устройство канала ствола. Решение этой задачи может оказаться невозможным, если пуля сильно деформирована, выстрелена из очень изношенного ствола или если она была значительно меньшего калибра, чем канал. В следах на пуле принимаются во внимание число, направление (наклон), ширина и крутизна (угол наклона) нарезов или полей, а также характер первичных следов (см. рис. 14).

В Российском федеральном центре судебной экспертизы разработана автоматизированная система «БАЛЭКС», две подсистемы которой направлены на решение поисковых задач «Установление модели оружия по следам на стреляных гильзах» и «Определение модели оружия по следам на выстреленной пуле». Эти программы осуществляют поиск информации по заданным параметрам в разработанных в центре банках данных «Модель оружия – гильзы» (около 600 моделей отечественного и зарубежного производства) и «Модель оружия – пули», содержащих информацию примерно о 1000 аналогичных моделей.

Идентификация оружия возможна по следам на гильзах и снарядах (пулях, дроби, картечи). Залогом решения идентификационных задач служит тот факт, что детали оружия, изготовленные из прочного металла, оставляют свои отпечатки на поверхностях гильз и снарядов, изготовленных из сравнительно мягких сплавов.

Эксперту можно предложить такие вопросы: а) не выстрелена ли пуля (гильза, дробь) из представленного оружия; б) в каком из представленных на экспертизу экземпляров оружия стреляна гильза (пуля, дробь), обнаруженная на месте происшествия; в) не выстрелены ли пули (гильзы), изъятые с разных мест происшествий, из одного и того же экземпляра оружия.

Для экспертного исследования должны быть представлены: а) идентифицирующие объекты (снаряды, гильзы), б) проверяемое оружие, в) патроны той же партии или аналогичные по способу снаряжения с теми, которыми стреляли на месте происшествия; г) материалы, содержащие информацию об условиях и продолжительности хранения всех объектов, о производстве выстрелов из проверяемого оружия после расследуемого события, а также о его возможном ремонте и переделке.

Методика идентификационного судебно-баллистического исследования включает в себя подготовительный этап, раздельный анализ, эксперимент, сравнительный анализ, оценку результатов и формулирование вывода.

На первом этапе, помимо подготовки необходимой технической базы, необходимо уяснить условия обнаружения оружия и вещественных доказательств с точки зрения сохранности следов. Цели следующего этапа: определить основные конструктивные характеристики изучаемых объектов и их соответствие друг другу; исследовать состояние следов, механизм их образования и характерные особенности; наметить условия и объем экспериментальных отстрелов. Если будет установлено несоответствие существенных характеристик объектов (например, на представленной пуле левонаклонные следы нарезов, а оружие имеет в стволе правонаклонную нарезку), экспертиза на этом может быть закончена с заключением об отсутствии тождества.

Эксперимент – специфичный момент судебно-баллистического исследования. Он не сводится только к получению сравнительных образцов, здесь подвергаются анализу условия следообразования, корректируются характеристики экспериментальных патронов. При эксперименте оружие должно, как правило, быть в том же состоянии, что и при выстрелах на месте происшествия. При отсутствии четкой информации о состоянии оружия стрельба производится как из вычищенного (смазанного), так и из настрелянного канала ствола. Поэтому эксперименты проводятся в несколько серий.

Техника получения экспериментальных гильз и пуль различна. Если для поимки гильз особого оборудования не требуется, то для пуль необходимы специальные пулеулавливатели, которые обеспечивали бы сохранение следов. Особенно это важно при стрельбе снарядами из свинцовых сплавов.

Сравнительный анализ – важнейший этап идентификационного исследования. Анализу должны быть подвергнуты все следы, имеющиеся на объектах, хотя в основу выводов эксперта об идентификации будут положены результаты сравнения отдельных, наиболее информативных следов. При сравнении определяется устойчивость признаков, их цена (или частота встречаемости), устанавливаются совпадения. Не менее важно обратить внимание и на различия, определить их причину. Оценка результатов заключается в суждении о достаточности установленных признаков и их совпадений и объяснении различий.

Технология идентификации оружия по следам на гильзе или пуле сходна. И в том, и в другом случае эксперт вначале определяет, частью какого патрона является гильза (пуля), к какому оружию они предназначены, был ли патрон штатным, каково было состояние его и оружия в момент выстрелов на месте происшествия. Определяемое соответствие общих признаков – это первая обязательная ступень, создающая жесткие рамки в картине следов. Если в заключении эксперта не будут указаны совпадения по общим признакам, то его вывод можно считать необоснованным.

Идентификация охотничьего гладкоствольного оружия по следам на дроби (картечи) имеет свои особенности. Первое условие – предоставление на экспертизу всего заряда, попавшего в цель. После приведения дроби в соответствующее состояние отбираются дробины со следами канала отвода. Изучая эти следы, эксперт определяет, как каждая дробина продвигалась по стволу, оценивает его состояние по степени износа. Экспериментальная стрельба производится специально снаряженными патронами, где в качестве снаряда используется согласованная картечь, имеющая правильную шаровую форму и определенный диаметр. Исследование признается полным, а вывод обоснованным, когда сравнению были подвергнуты следы на каждой дробине с каждым экспериментальным образцом (рис. 17).

Рис. 17. Совмещение следов канала ствола охотничьего ружья: слева — на дробине № 9 (2 мм), справа — на экспериментальном образце (картечине 8,5 мм)

§ 6. Определение дистанции выстрела и места нахождения стрелявшего

Дистанция выстрела – это расстояние от дульного среза оружия до поверхности преграды. При ее установлении непосредственными объектами исследования являются механические повреждения преграды и зоны отложения сопутствующих продуктов выстрела, обычно одежда потерпевших. Для организации судебно-баллистической экспертизы следователь должен представить простреленные предметы; оружие, из которого производились выстрелы на месте происшествия, и патроны, аналогичные ранее использованным. Из материалов дела на экспертизу представляются протоколы или иные документы, содержащие информацию об условиях и месте обнаружения вещественных доказательств, об известных обстоятельствах выстрела на месте происшествия, а также акт судебно-медицинского исследования трупа.

Технологию экспертного исследования по определению дистанции выстрела можно представить в виде поэтапного решения следующих подзадач:

1-й этап – а) определение характера повреждения, входного и выходного отверстий, б) выявление и фиксация признаков близкого выстрела, в) установление условий выстрела на месте происшествия, г) сопоставление установленных признаков со справочными данными (диаграммами, альбомами), а также с результатами судебно-медицинского исследования раневого канала;

2-й этап – а) составление программы эксперимента, подготовка необходимых условий, б) получение экспериментальных мишеней (отстрелы), в) конкретизация условий образования исследуемых повреждений;

3-й этап – а) сравнительный анализ исследуемых и экспериментальных повреждений, б) оценка полученных результатов, формулировка промежуточного вывода;

4-й этап – а) получение контактограмм (цветных отпечатков) с исследуемых и экспериментальных мишеней, б) сравнение зон металлизации, в) оценка результатов, формулирование промежуточного (иногда окончательного) вывода;

5-й этап – а) определение количественного содержания отдельных компонентов, входящих в состав продуктов выстрела, характерных для конкретной модели оружия, б) сравнение установленных показателей, в) оценка полученных результатов, формулирование общего вывода.

Выводы о дистанции выстрела дифференцируются как: выстрелы в упор (плотный, неплотный), близкий выстрел, неблизкий или далекий. Вместе с тем вывод о дистанции может быть более определенным, т.е. установлен как интервал (от 30 до 40 см) либо как предел (не ближе 50 см). Не исключены и более точные формулировки, но с обязательным указанием на возможные отклонения (10±2 см).

При стрельбе патроном, снаряженным дробью, дистанция выстрела устанавливается по ее осыпи. В этом случае принимается во внимание характер входного отверстия: различаются отверстия от компактного действия дробового снопа и от рассеивания дробин. При этом диаметр разлета дроби с увеличением расстояния, с которого производился выстрел, возрастает.

Вопрос о месте нахождения стрелявшего, как правило, решается в ходе осмотра места происшествия. Возможность его решения обусловлена тем, что на практике чаще всего приходится сталкиваться со случаями поражения цели прямым выстрелом. Это обстоятельство позволяет прибегать к приемам выяснения места стрелявшего на прямой, являющейся продолжением раневого канала в теле погибшего, или линии, соединяющей два отверстия от одного выстрела. При этом необходимо убедиться в следующем: а) пространственное положение простреленных объектов после выстрела осталось неизменным, б) рикошет пули до момента поражения изучаемых объектов исключен, в) в момент пробивания первой преграды пуля не получила деформации, которая могла бы привести к изменению направления ее полета.

Продолжая прямую линию в выбранном направлении, отмечают участки местности, где мог находиться стрелявший. Там проводятся поиски следов его пребывания (пыжей, прокладок при использовании охотничьего ружья, следов обуви, окурков), а также гильз в зависимости от модели примененного оружия.

На практике успешно применяется прием визирования, который основан на тех же принципах, что и первый, но заключается в просмотре местности непосредственно через два отверстия (например, в оконных стеклах двойной рамы) или с помощью трубочки, вставленной в эти отверстия. Визирование может сопровождаться фотографированием. Непременным условием этого приема является точное совмещение оси объектива и направления полета пули. Границы местоположения оружия в момент выстрела могут быть определены и расчетно-графическим способом, который заключается в изготовлении масштабного чертежа простреленного объекта (например, какого-нибудь строения) в вертикальной и горизонтальной плоскостях. Линия, соединяющая два отверстия (например, в окне и противоположной стене, где застряла пуля), продолжается на расстояние возможного размещения либо человека низкого и высокого роста, либо какого-нибудь предмета, где мог находиться стрелок. Эта задача может быть разрешена и с помощью специальных приборов, например теодолита или лазера.

Глава 13

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ВЗРЫВОВЕДЕНИЕ

§ 1. Понятие, особенности и задачи криминалистического взрывоведения

Криминалистическое взрывоведение – отрасль криминалистики, изучающая взрывчатые вещества, средства взрывания, взрывные устройства и следы их применения в целях раскрытия и расследования преступлений.

Взрывом называют процесс быстрого освобождения большого количества энергии в ограниченном объеме, сопровождаемый внезапным расширением газов или паров. Причины взрывных процессов различны. Чаще всего это внезапное изменение физического состояния системы, быстрая экзотермическая реакция, протекающая с образованием сильно сжатых газообразных или парообразных продуктов.

В качестве взрывчатых веществ (ВВ) выступает круг способных к химическому взрыву веществ, которые изготовлены в промышленных условиях и используются в соответствии с их взрывчатыми свойствами. Все ВВ по областям их применения подразделяются на следующие основные группы: инициирующие (первичные); бризантные (дробящие, или вторичные); метательные (пороха) и пиротехнические составы.

Инициирующие ВВ встречаются в электродетонаторах, капсюлях-детонаторах и капсюлях-воспламенителях.

Бризантные ВВ составляют основу разрывных зарядов в боеприпасах, а также применяются в качестве концентрированного источника энергии в промышленности.

Метательные ВВ (пороха) используются в боеприпасах к боевому, спортивному и охотничьему огнестрельному оружию, в артиллерийских зарядах к орудиям и другим метательным устройствам.

Пиротехнические составы применяются в осветительных, трассирующих, сигнальных, зажигательных, маскирующих и учебно-имитационных целях (пули, патроны, снаряды, гранаты, бомбы, дымовые шашки и т.д.).

Криминалистическая дефиниция самодельных ВВ, которые изготавливаются в кустарных условиях без соблюдения установленных норм и правил, должна содержать указание на следующие основные признаки: потенциальную способность к химическому взрыву; пригодность к поражению людей, техники или сооружений в конкретных условиях; предназначенность для совершения взрыва.

Главная характеристика ВВ – их потенциальная способность к химическому взрыву, характеризующемуся одновременным сочетанием таких факторов, как экзотермичность реакции, большая скорость процесса и наличие газообразования.

Разделяют взрывчатые вещества на типичные и атипичные.

Атипичные ВВ – это самодельные или кустарно изготовленные аналоги типичных ВВ, а также прочие взрывоспособные вещества, смеси или композиции. Для их отнесения к ВВ недостаточно установления только способности к химическому взрыву, необходимо выявление пригодности и предназначенности для причинения повреждений способом взрыва в данных обстоятельствах дела.

Взрывчатые вещества представляют собой специально изготовленные либо приспособленные химические соединения (системы таких соединений), которые обладают потенциальной способностью к взрыву, пригодны для его осуществления, предназначены для применения или фактически использованы в устройствах, эксплуатирующих энергию взрыва.

Криминалистическое взрывоведение изучает такие объекты:

1. Взрывчатые вещества и взрывные устройства (ВУ): заряд, средства инициирования, корпус, камуфляж и др.

2. Следы взрыва (остатки ВУ и ВВ, пораженные объекты).

3. Материалы, вещества, орудия и приспособления, используемые для изготовления самодельных взрывных устройств (СВУ).

Самодельные взрывные устройства – это совокупность взаимосвязанных взрывчатых веществ, средств взрывания и других деталей, сконструированных в единое целое для производства взрыва.

При криминалистическом взрывотехническом исследовании материальной обстановки решаются такие задачи:

1. Обнаружение носителей криминалистически значимой информации;

2. Восстановление первоначального состояния объектов путем реконструкции или реставрации.

3. Установление взрывчатых веществ, средств взрывания, взрывных устройств, а также использованных в конструкции ВУ предметов и материалов.

4. Определение по отобразившимся следам ситуации на месте происшествия обстоятельств взрыва и действий лиц в динамике.

5. Идентификация лица или материального объекта по обнаруженным следам либо установление родовой (групповой) принадлежности сравниваемых объектов.

6. Разработка и совершенствование методик производства взрывотехнических исследований (диагностических, ситуационных и идентификационных, а также связанных с решением вопросов об обстоятельствах взрыва, изучением ВУ и их остатков).

7. Разработка криминалистических средств и методов осуществления предупредительных мер по охране граждан, промышленных объектов, учреждений, транспортных средств от взрывов.

§ 2. Криминалистическая характеристика следов взрыва

Криминалистический анализ следов на месте взрыва позволяет подразделить их на следующие группы:

1. Остатки взрывного устройства (осколки камуфляжа, крепежные и иные детали), собранные в достаточном количестве, позволяют произвести реконструкцию ВУ. По объему внутренней полости корпуса и мощности взрыва можно судить о величине заряда ВВ, состав которого позволяет определить вид примененной взрывчатки. Остатки поражающих элементов ВУ содержат информацию о месте их изготовления. Трасологические признаки на осколках, образованные при обработке деталей ВУ, помогают установить вид оборудования и тип инструментов, применявшихся при его изготовлении, а также квалификацию преступника.

2. Следы взрыва, отобразившиеся на окружающих объектах (пробоины, воронки, деформации, изломы, микроструктурные изменения, наслоения микрочастиц). Эти следы, образующиеся в результате использования взрывного устройства, характеризуются на основе бризантного (дробящего, теплового, акустического и светового) воздействия.

3. Продукты взрыва ВВ представляют собой совокупность газообразных и конденсированных (твердых) веществ, образующихся при взрыве. Это остатки ВВ в виде непрореагировавших кусков и порошка, его микрочастицы, имеющие собственную устойчивую форму и отдельные морфологические признаки исходного ВВ, а также микроследы, которые обнаруживаются особо чувствительными методами и ценны своей природой и составом. Сюда же относятся конденсированные продукты взрывного превращения в виде окопчения фрагментов ВУ и предметов, находившихся в непосредственной близости от места его расположения, а также фрагменты упаковки ВВ.

Взрывчатые вещества, используемые в преступных целях, представляют собой сложные многокомпонентные системы. Они зачастую содержат значительное количество инертных добавок, микроколичества которых обнаруживаются в составе конденсированных продуктов взрыва. По следам добавок можно установить, какое ВВ применялось.

Для криминалистической характеристики ВУ значим также анализ трех основных пространственных зон локализации следов взрыва.

Первая пространственная зона – это сфера радиусом 2–5 метров. В ней сконцентрированы все признаки бризантного и термического воздействия взрыва. Здесь осаждаются конденсированные продукты взрывного превращения ВВ, микрочастицы и микроследы непрореагировавшего вещества, а также его куски и порошок, фрагменты ВУ. Их анализ позволяет получить криминалистически значимую информацию об ориентации ВУ в пространстве, массе, форме и размерах заряда, виде и интенсивности взрывного превращения ВВ.

Вторая пространственная зона – сфера радиусом от 5 до 20 метров. В этой зоне наблюдается фугасное действие взрыва в виде формоизменения, перемещения и частичного разрушения малопрочных и незакрепленных предметов. Тут можно обнаружить крупные и средние металлические осколки, содержащие на своей поверхности следовые количества непрореагировавшего ВВ.

Третья пространственная зона – это сфера радиусом от 20 до 100 (200) метров. Здесь обнаруживаются средние и мелкие металлические осколки и частички осколочных элементов, содержащие на поверхности следовые количества непрореагировавшего ВВ. Фугасное действие взрыва на таких расстояниях теряет свою интенсивность, а распространение воздушной ударной волны сопровождается только выбиванием оконных стекол.

§ 3. Приемы обнаружения, осмотра, фиксации и изъятия взрывотехнических объектов

Характер тактико-криминалистических приемов обнаружения, фиксации, изъятия и исследования взрывных устройств (ВУ) и следов взрыва во многом определяются следственной ситуацией, складывающейся на момент возбуждения уголовного дела. Наиболее типичными являются ситуации: 1) взрыв объекта осуществлен с помощью взрывного устройства; 2) взрыв объекта произошел по неизвестным причинам; 3) поступление в правоохранительные органы сообщения о заминировании конкретного объекта; 4) обнаружение предмета, могущего быть взрывным устройством.

При расследовании необходимо установить обстоятельства взрыва, лишившего человека (людей) жизни; изучить объект на предмет его взрывоопасное (исключение непредвиденных обстоятельств, приведших к взрыву); выявить конструктивные особенности взрывного устройства и характер использованных в нем взрывчатых веществ; определить источник происхождения взрывного устройства, примененного преступником; выяснить профессиональные навыки и специальные познания изготовителя ВВ и ВУ; установить ориентацию в пространстве места расположения ВУ и эпицентра взрыва; проверить возможность внезапного взрыва при определенных манипуляциях с ВВ и ВУ либо причины несрабатывания этого устройства; обнаружить место нахождения преступника в момент взрыва, возможные пути его ухода с места происшествия, использование транспортных средств, наличие свидетелей, очевидцев и пр.

В случае взрыва неустановленного происхождения специфика задач определяется характеристиками взорванного объекта. Так, при взрыве жилого или бытового помещения наряду с версией об умышленном взрыве должно проверяться нарушение правил хранения и эксплуатации бытовых газовых приборов и легковоспламеняемых веществ. При взрыве на промышленном объекте проверяется возможность нарушения технологических процессов или правил обращения с взрывоопасными материалами.

В решении этих задач особая роль принадлежит своевременному применению криминалистических средств, приемов и методов, а также таким процессуальным действиям, как следственный осмотр и проведение взрывотехнических экспертиз.

В последние годы довольно часто приходится иметь дело с фактами взрывов на различных объектах, в общественных и иных местах. Здесь в первую очередь должны быть предприняты меры к оказанию помощи пострадавшим и к удалению на безопасное расстояние находящихся на объекте людей, так как не исключена вероятность новых взрывов.

При осмотре места взрыва нужно применять:

– следственный чемодан, в котором кроме обычных технических средств (кусачек, ножниц, рулетки, электрофонаря, ножа и т.п.) имеются медицинская аптечка, специальные магниты и металлоискатели. портативный пылесос, марлевые тампоны, флакон с ацетоном, бюксы (стеклянные емкости с притертыми пробками), шпатели, полиэтиленовые пакеты;

– специальные магниты, позволяющие вести поиск осколков в снегу, траве, мусоре и водоемах;

– сито для просеивания грунта и других сыпучих материалов в целях обнаружения осколков и предметов малой величины;

– портативную рентгеновскую аппаратуру, используемую при поиске осколков на коврах, поролоне, одежде и обуви;

– анализатор (детектор), реагирующий на молекулы ВВ в воздухе;

– чемодан экспресс-анализа взрывчатых веществ и порохов.

При поступлении сведений о заминировании конкретного объекта надлежит обеспечить удаление на безопасное расстояние находящихся там людей, организовать оцепление и охрану объекта. По прибытии на место специалисты незамедлительно приступают к поиску места закладки ВУ. Для его обнаружения используются следующие технические средства: а) армейские миноискатели; б) криминалистические металлоискатели; в) стетоскоп для прослушивания хода часового механизма; г) газовые анализаторы ВВ; д) рентгеновская аппаратура. Вести поиск СВУ с помощью щупа категорически запрещается, так как можно затронуть и привести в действие взрывной механизм.

Большую помощь в обнаружении взрывных устройств могут оказать специально тренированные собаки. Известно, например, что в период Великой Отечественной войны для поиска мин успешно применялись специально дрессированные собаки. Подобные факты имеются и в следственной практике.

При обнаружении ВУ его фиксируют с помощью фотовидеосъемки, снимая крупным планом провода, тумблеры, электролампочки, часовые механизмы и т.п. Осмотр производится с применением стетоскопа или видеоскопа и газового анализатора взрывчатых веществ. Перемещение СВУ осуществляется с помощью шнура и специальных зацепов (кошек, карабинов). Возможность его перемещения должна определяться с учетом окружающей обстановки. Если в непосредственной близости находится взрывоопасный объект (газопровод, нефтехранилище и т.п.), то перемещение СВУ запрещено.

Если данный объект расположен в многолюдном месте, то необходимо накрыть его бронезащитным одеялом или ящиком и мешками с песком, а после удаления людей продолжить исследование. Предварительное исследование осуществляется с помощью рентгенаппаратуры. С этой целью могут использоваться портативные медицинские рентгенаппараты, а также специальные, например портативный рентгено-телевизионный интроскоп, с помощью которого на специальной пленке отображается статическая «картинка» конструкции взрывного устройства.

Обезвреживание взрывного устройства на месте происшествия возможно тогда, когда известна его конструкция и принцип приведения в действие, а также если отсутствует приспособление неизвлекаемости.

При эвакуации взрывное устройство упаковывается в бронезащитное одеяло. Его грузят в автомашину, оборудованную бронекамерой, и доставляют в спецлабораторию, где проводится обезвреживание и исследование ВУ.

Разрушение взрывного устройства на месте происшествия допускается как исключительная мера, когда его нельзя обезвредить или нет возможности для эвакуации. Ликвидируется оно с помощью специального разрушительного приспособления «Выстрел» или взрывом другого взрывного устройства.

Для получения доказательственной информации назначается взрывотехническая экспертиза, которая осуществляется в рамках криминалистических исследований сотрудниками экспертных учреждений Министерства юстиции, МВД и ФСБ.

§ 4. Экспертиза взрывных устройств, взрывчатых веществ и продуктов взрыва

С помощью взрывотехнических исследований могут быть установлены следующие данные: присутствие ВВ и ВУ в обнаруженном на месте происшествия предмете; наличие следов взрыва и фрагментов взорванного ВУ, в том числе микрочастиц и микроследов взорванного заряда ВВ, среди обнаруженных и изъятых на месте происшествия объектов; вид, способ изготовления, наименование и марка ВВ, область его применения и источник происхождения; конструкция и принцип действия ВУ, основные функциональные элементы, порождающие действие, относимость к штатным или самодеятельным боеприпасам, пиротехническим или имитационным средствам; профессиональные навыки и специальные познания изготовителя ВВ и ВУ в соответствующих областях знания; место расположения ВУ и его ориентация в пространстве; возможность внезапного взрыва при определенных манипуляциях с ВВ и ВУ; возможные причины несрабатывания ВУ и др.

Получаемая информация позволяет целенаправленно вести расследование по принципу «от вещественных доказательств к преступнику». Кроме вещественных доказательств взрыва экспертам могут понадобиться: а) копии протоколов допросов свидетелей-очевидцев о взрыве и его последствиях; б) копия протокола осмотра места происшествия и трупа; в) изготовленные в связи с осмотром фотоснимки, видеофонограммы; г) чертежи и рисунки взрывного устройства, сделанные подозреваемым; д) макет взрывного устройства, изготовленный подозреваемым; е) заключение судебно-медицинской экспертизы по результатам исследования трупа потерпевшего.

Глава 14

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ДОКУМЕНТОВ

§ 1. Понятие, виды и задачи криминалистического исследования документов

Криминалистическое исследование документов – это отрасль криминалистики, изучающая закономерности возникновения и движения информации о материальном носителе данных, средствах, методах и приемах их исследования в целях установления обстоятельств, имеющих значение для раскрытия, расследования и предупреждения преступлений. Криминалистическое исследование документов – самый распространенный вид криминалистических экспертиз, производимых для правоохранительных органов.

Под документом в узком смысле слова понимается письменный акт, служащий доказательством или свидетельством чего-либо. С точки зрения криминалистики термин «документ» употребляется в более широком смысле как текстовой или графический материал, выполненный любым способом: написанный от руки, напечатанный типографским или машинописным способом, нарисованный, начерченный или выгравированный, а также магнитные ленты и диски, кинофотонегативы и позитивы, другие носители доказательственной информации.

В соответствии с действующим УПК документы становятся доказательствами, «...если обстоятельства и факты, удостоверенные или изложенные учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами, имеют значение для уголовного дела». Документы могут быть как письменными, так и вещественными доказательствами. Первые приобретают статус доказательств благодаря лишь своему содержанию. Например, заключение эксперта, справка с места работы и т.п.

Документы, которые имеют по делу значение вещественных доказательств, служат объектами криминалистического исследования. Основное отличие документа – вещественного доказательства от иных документов состоит в том, что они незаменимы. Иные документы заменимы, с них можно снять копии, сохраняющие смысловое содержание оригинала.

Криминалистическому исследованию подвергаются официальные и неофициальные документы. Первые служат для удостоверения каких-либо юридических фактов и именуются также стандартными. Все другие относятся к неофициальным или нестандартным.

Официальные документы изготавливаются в соответствии с установленными образцами, выдаются учреждениями, предприятиями и организациями. Они должны содержать определенные реквизиты, без которых будут недействительными. Реквизитами являются бланк документа, его форма, цвет, размер, наличие защитных средств, оттисков штампов и печатей, фотокарточки, подписи и т.п.

Неофициальные (исходящие от частных лиц) бывают с известным источником происхождения (имеющие подпись и дату) и анонимные (без подписи или составленные от вымышленного лица). По своему назначению это могут быть документы, удостоверяющие какие-либо права или факты, и документы, содержащие какие-то определенные сведения.

Различают подлинные и поддельные документы. В свою очередь, в подлинных документах выделяются действительные и недействительные (например, удостоверение или пропуск, срок действия которых истек). Документы, содержание которых не соответствует действительности, а реквизиты искажены, считаются подложными.

Поддельные документы бывают двух видов:

1) с интеллектуальным подлогом (документ имеет все реквизиты, по форме он правилен, но изложенные в нем данные не соответствуют действительности);

2) с материальным подлогом (в подлинный документ внесены изменения путем подчистки, травления, замены фотографии или листов и др. (частичная подделка) или когда документ подделан целиком (полная подделка). Интеллектуальный подлог устанавливается следственным или оперативным путем, а материальный – в процессе криминалистического исследования документов.

В зависимости от вида документа перед экспертом могут ставиться различные задачи. Если следователя интересует автор или исполнитель документа, проводится экспертиза письма (письменной речи и почерка), если же важна техническая сторона изготовления документа (использованная бумага, клей, чернила, пишущий прибор, полиграфические средства и др.) – технико-криминалистическое исследование, куда должны представляться не копии, а оригиналы документов – вещественных доказательств.

Технико-криминалистическое исследование проводится для обнаружения признаков изменения первоначального содержания документа, восстановления залитых, зачеркнутых текстов, разорванных, сожженных документов, выявления признаков технической подделки подписей, оттисков печатей и штампов, определения системы и конкретного экземпляра пишущей машинки, на которой отпечатан исследуемый текст, вида полиграфических средств, примененных при изготовлении документа.

Документы – вещественные доказательства нельзя подшивать в дело. Хранить их рекомендуется в отдельном конверте соответствующего размера. Сгибать документ можно лишь по имеющимся складкам. Ветхие и разорванные документы для хранения и использования при производстве следственных действий необходимо помещать в прозрачные конверты из полиэтилена.

При пересылке документов упаковка их производится в плотные конверты между листами чистой бумаги таким образом, чтобы они не оказались проколотыми, прошитыми нитками, залитыми или испачканными клеем или сургучом.

При работе с документами надо иметь в виду, что на них могут быть следы рук, микрочастицы посторонних веществ и т.п. Поэтому при обращении с ними нужно пользоваться пинцетами с резиновыми наконечниками, резиновыми перчатками, бумажными уголками, чтобы сохранить следы для соответствующих криминалистических исследований.

Осмотр документа можно производить в ходе осмотра места происшествия или как самостоятельное следственное действие. Осмотр начинается с определения наименования, вида, назначения документа и ознакомления с его содержанием. При этом устанавливается соответствие содержания другим реквизитам документа – угловому штампу организации, учреждения, подписям, печати, дате выдачи. Несоответствие каких-либо данных составных частей документа может свидетельствовать о наличии интеллектуального подлога – о выдаче документа ненадлежащим органом, о представлении незаконных прав и т.п.

Далее обращается внимание на признаки материальной подделки – подчистки, травления, дописки, замену листов в многостраничных документах и др. При этом используются необходимые технические средства –- специальные осветители, позволяющие просматривать документ в бестеневом, направленном освещении, на просвет, в ультрафиолетовых, инфракрасных лучах, электронно-оптические и увеличительные приборы, измерительные инструменты.

Фиксация результатов осмотра производится в протоколе осмотра, составленном в соответствии с уголовно-процессуальным законом. В нем указывается место, дата и время обнаружения документа; отправитель, от которого он поступил; наименование документа, его регистрационный номер, дата выдачи, от имени какого учреждения и на чье имя выдан, какими реквизитами заверен; размер документа; характер краев; наличие складок, разрывов, пятен и загрязнений; характеристика бумаги, красителя; выявленные при осмотре признаки подлога и материальной подделки.

Содержание нестандартных документов, небольших по объему, вписывается в протокол полностью. Если же текста в нем много либо он носит секретный характер, то в протоколе приводятся начальные и последние слова осматриваемого документа. Вносятся данные, характеризующие индивидуальные признаки стандартных документов. Например, при описании паспорта в протоколе осмотра отмечается, кому, когда, где и кем выдан, номер, серия и другие