Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Сарделька. Салат из китайской капусты и моркови с растительным маслом. Напиток из клюквы. Хлеб. Полдник: Ленивая ватрушка. Школьное молоко. Четверг 4....полностью>>
'Документ'
В соответствии с ГОС ВПО дисциплина «Государственная политика в области охраны здоровья населения» относится к профессиональным дисциплинам и преподае...полностью>>
'Документ'
К участию в Конкурсе приглашаются работники образовательных учреждений, реализующих программы дошкольного, начального общего, основного общего и средн...полностью>>
'Документ'
The change and transformation of nowadays society make us face new problems and necesities dealing with the human resourses training, the level of sch...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Национальная академия наук Беларуси

«Новый регионализм» и белорусско-

российское приграничье

под научной редакцией

доктора философских наук,

профессора И.Я. Левяша

Смоленск, 2012

Авторы:

д.филос.н. И.Я. Левяш (введение, гл. 1, разделы 1,1, 1,5; гл. 3, разделы 3.1, 3.2, 3.3.; гл. 4, разделы 4.1-4.5; гл. 5, разделы 5.1 – 5.3; гл. 6, разделы 6.1-6.6; вместо заключения).

к.экон.н. А.И. Литвинюк (гл. 1, разделы 1.6, 1.7)

к.геогр. н. С.И. Евдокимов (гл. 1, раздел 1.2; гл. 5, раздел 4.7)

д. ист.н. С.В. Востриков - (гл. 1, раздел 1.4)

д.филос. н. В.В. Позняков (гл. 2, разделы 3.1 – 2.6).

д. геогр. н. А.Г. Манаков (гл. 4, раздел 4.6)

д. филос.наук А.Г. Егоров, канд. полит.н. Е.Е. Сухова (гл. 5, раздел 5.4).

Рецензенты:

………….

………….

Новый регионализм и белорусско-российское приграничье / И.Я. Левяш [и др.]; под научн. ред. И.Я. Левяша. Издательство Смоленского государственного университета, 2012.

В монографии рассмотрена теоретико-методологическая и прикладная проблематика процесса регионализации, в особенности европейского «нового регионализма», подчеркивается его неоднозначный характер, дана инновационная трактовка смыслоконцептов регионализма и в этом контексте проанализированы специфические и во многом уникальные проблемы белорусско-российского приграничья. Рассчитана на научных и практических работников, аспирантов, магистрантов и студентов-дипломников.

Институт философии НАН Беларуси, 2012

Оформление. РУП. «Издательский дом

«Беларуская навука», 2011

Оглавление с. 4 – 5

Введение с. 6 - 9

Глава I. Концептуальные основания «нового регионализма».

Евразийское и европейское измерения с. 10 - …

1.1. Сущность «нового регионализма» с. 10 - 28

1.2. Классификация и функции политико-административных

границ (С.И. Евдокимов – Псков) с. 29 - 38

1.3. «Открытое общество»: от границы к фронтиру с. 39 - 53

1.4. Трансграничное сотрудничество и евразийская интеграция

(С.В. Востриков – Смоленск) с. 54 - 63

1.5. Европейский опыт регионализации и трансграничного

сотрудничества с. 64 -83

1.6. «Восточное партнерство» и еврорегионы как инструменты

реализации трансграничного сотрудничества Республики

Беларусь (А.И. Литвинюк - Минск) с. 84 - 95

1.7. Развитие еврорегионов в Республике Беларусь

(А.И. Литвинюк - Минск) с. 96 - 103

Глава II. Культурная динамика в контексте «нового

регионализма» (В.В. Позняков – Минск) с. 104-….

2.1. Социокультурные основания интеграционных процессов c. 104 - 114

2.2. Идентичность культур: адаптация к новым реалиям с. 114 - 131

2.3. Взаимодействие культур: опыт современности с. 131 - 138

2.4. Мультикультурная ситуация и «новый регионализм» с. 138 - 150

2.5. Гуманитарное сотрудничество регионов с. 151 - 159

2.6. Программирование и научное сопровождение

межрегионального взаимодействия с. 160 - 170

Глава III. От геотриона к геоквадриону: проблемы

методологии и методики реализации с. 171 - ….

3.1. Понятия топоса и paideuma с. 171 – 174

3.2. Территориально-культурная идентичность. «Месторазвитие» с. 174 - 179

3.3. Регион – геотрион - геоквадрион: традиционная

и инновационная парадигмы с. 179 - 189

Гл. IV. Белорусско-российское приграничье: культурно-

историческая, геополитическая и геоэкономическая

детерминация с. 190 -…

4.1. «Новое приграничье» Беларуси и России:

система факторов с. 190-191

4.2. Культурно-исторический и геополитический контекст с. 191 - 201

4.3. Эколого-демографические факторы с. 202 - 216

4.4. Организационно-экономические отношения с. 217 - 224

4.5. Управление и самоуправление с. 224 - 234

4.6. Историко-культурная детерминация и социокультурная

специфика белорусско-российского приграничья

(на примере Псковского региона) ( А.Г. Манаков – Псков) с. 235 - 249

4.7. Оценка исторической зрелости границ (на примере Псковско-

белорусского приграничья) (С.И. Евдокимов – Псков) с. 250 – 259

Глава V. Законодательная и нормативно-правовая база

белорусско-российского приграничного

сотрудничества с. 260 - ….

5.1. Документы и материалы Республики Беларусь с. 261 - 273

5.2. Документы и материалы Российской Федерации с. 273 - 283

5.3. Межгосударственные документы и материалы с. 284 - 290

5.4. Контент-анализ документов и материалов газеты «Союз.

Беларусь - Россия» (А.Г. Егоров, Е.Е. Сухова – Смоленск) с. 291 - 307

Глава VI. Предложения по оптимизации Концепции белорусско-

российского приграничного сотрудничества с. 308 -…

Опорные идеи концептуального введения с. 308 - 311

6.1. Оптимизация системы управления с. 311 - 317

6.2. Информационное обеспечение с. 317 - 319

6.3. Законодательная и нормативно-правовая база с. 319 - 323

6.4. Экодеморесурсный потенциал с. 324 - 331

6.5. Организационно-экономический потенциал с. 331 - 345

6.6. Социокультурный потенциал с. 345 - 349

Вместо заключения. Перспективы белорусско-

российского приграничного сотрудничества с. 350 - 359

Использованная литература с. 359 - 379

Введение

«Если дана известная степень развития производительной силы, то всегда требуется и определенное пространство» Маркс Т. 25, с. 342

«Без преувеличения огромный потенциал, которым обладают приграничные регионы, может и должен использоваться сегодня с еще большей эффективностью» В. Путин [Электронный ресурс]

- /download/delinfo_050817.doc

Современные глобальные процессы развертываются на различных уровнях – мировом, региональном и локальном. Такая дифференциация в значительной мере условна, и их логос – общие закономерности и топос – территориальная идентичность процессов взаимопроникают. По мере «перелива» глобальных проблем на региональный уровень их актуализация нарастает, и далее, на локальном уровне - от состояния местного самоуправления до обыденного сознания и поведения населения - «температура» процессов уже непосредственно озадачивает практически всех его субъектов.

Целью представленного в монографии исследования1 является постижение истоков и природы «нового регионализма», особенно в его европейском формате, и в этом контексте - исторически сложившихся предпосылок, сущности, структуры и тенденций белорусско-российского приграничного сотрудничества в направлении полной интеграции, проектирование комплекса мероприятий по ее оптимизации.

Структура работы построена таким образом, что, как заметил классик, кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет обрекать себя на шатания и оппортунизм. Таковы следствия незнания генерализующих принципов построения и динамики развития современного мира, как концептуальных предпосылок стратегического, превентивного управления, или сознательного отхода от них в целях ситуационного управления «по отклонению».

В главе 1 «Концептуальные основания «нового регионализма». Евразийское и европейское измерения» рассматриваются содержание и смысл европейского ответа на глобальный процесс реструктуризации мира, геополитической, геоэкономической и духовной эволюции традиционных культурно-цивилизационных комплексов. Этот ответ заключается в адаптации взаимодействия некогда классических наций-государств к ассиметричному для них мировому разделению и кооперации деятельности. Наряду с центрированным территориально-административным устройством государств и их региональной политикой «по вертикали», процесс во многом происходит «по горизонтали», «поверх» границ и на основе относительно самостоятельных и сетевых взаимосвязей и принципов ( прежде всего – субсидиарности). Они имеют органический, естественно-исторический характер, однако в процессе конструирования, т.е. управления и самоуправления ими наблюдается и поиск альтернатив традиционной региональной политике государств и связанный с ними сепаратизм. В конструктивном смысле «новый регионализм» является не антитезой, а трансформацией региональных концепций и практик государств по принципу дополнительности с сетевыми внутри – и межгосударственными взаимоотношениями, и об этом свидетельствует представленный в главе опыт т.н. «еврорегионов» и их назначение в трансграничном сотрудничестве.

Отмеченный процесс характеризуется многомернностью, и в совокупности детерминирующих его компонентов все более заметна проблема, которая обсуждается в главе II «Культурная динамика в контексте «нового регионализма». В ней рассматриваются социокультурные основания интеграционных процессов, способность культур адаптироваться к новым реалиям, современный опыт взаимодействия этнонациональных культур, включая мультикультурную ситуацию, гуманитарное сотрудничество регионов, программирование и научное сопровождение межрегионального взаимодействия.

Своебразная и наиболее проблематичная грань «нового регионализма» и трансграничного сотрудничества рассматриваетя в главе III «От геотриона к геоквадриону: проблемы методологии и методики реализации». В ней представлены классические представления о роли топоса в пространственно-территориальной организации мира и, как индикатор возрастания этой роли, - возрождение интереса к латинскому концепту paideuma и его смысловому эквиваленту «месторазвитие». Интерпретация этих понятий на материалах приграничья привела к появлению специфического термина «геотрион» в единстве его комплексной триады «территория - население - ВРП» (валовый региональный продукт) и введение в научный оборот инновационного смыслотермина «геоквадрион» (от лат. квадрат). Этот термин позволяет реконструировать геотрион как конкретно-историческую целостность в единстве своих культурно-цивилизационных и геополитических оснований, обусловленных ими экодеморесурсных, организационно-экономических и управленческих подсистем. В таком понимании выявляется, что наличная статистика знает далеко «не все», и необходима ее переоценка как индикатора региональных и приграничных практик России и Беларуси.

В главе IV «Белорусско-российское приграничье: культурно-историческая, геополитическая и геоэкономическая детерминация» система факторов «нового приграничья» Беларуси и России рассматривается в соответствии со структурой смыслотермина «геоквадрион» и в пространстве взаимодействия двух российско-белорусских приграничных триад, их исторической, а недавно – и геополитической общности в одном государстве, а на современном этапе - сотрудничества двух государств и поиска меры между суверенитетом и интеграцией России и Беларуси. Излагаются культурно-исторический контекст проблемы, ее экодеморесурсные факторы, организационно-экономические отношения, управление и самоуправление. Историко-культурная детерминация в приграничном геоквадрионе моделируется на примере Псковской подсистемы и обсуждается в контексте исторической зрелости современного белорусско-российского приграничья.

Глава V «Законодательная и нормативно-правовая база белорусско-российского приграничного сотрудничества» является наиболее проблематичной. На основе анализа национально-государственных и межгосударственных документов выясняется ее по примуществу неадекватность принципам «нового регионализма», в особенности – субсидиарности, и неопределенность с позиций «нового приграничья», в уникальной в пространстве СНГ ситуации Союзного государства Россия – Беларусь. Такая оценка, в частности, обусловлена эмпирическим контент-анализом материалов газеты «Союз. Беларусь-Россия».

В главе VI «Предложения по оптимизации Концепции белорусско-российского приграничного сотрудничества», которая является по преимуществу прикладной, системно излагаются позиции редактора монографии по открытому вопросу разработки и принятия Концепции этого сотрудничества.

В разделе «Вместо заключения» в контексте высокодинамичной трансформации институциональных основ евразийской интеграции изложена идея редактора книги о российско-белорусской конфедерации как рациональном исходе из «долгостроя» Союзного государства Россия – Беларусь [см.: Левяш 2011] и в связи с его дилеммами - перспективы российского-белорусской приграничной интеграции.

Монография подготовлена международным коллективом авторов в составе: Минск - Левяш И.Я., редактор и автор указанных глав и разделов, доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Института философии НАН Беларуси; Позняков В.В., доктор философских наук, профессор Республиканского института высшей школы; Литвинюк А.И., кандидат экономических наук, ученый секретарь Отделения гуманитарных наук НАН Беларуси; Смоленск - Егоров А.Г., доктор философских наук, профессор, проректор по научной работе Смоленского государственного университета; Востриков С.В., доктор исторических наук, профессор Смоленского государственного университета; Сухова Е.Е., кандидат...наук, доцент Смоленского государственного университета; Псков - Манаков А.Г., доктор географических наук, профессор Псковского государственного университета, главный редактор «Псковского регионологического журнала»; Евдокимов С.И. – кандидат географических наук, ассистент Псковского государственного университета.

Необходимо подчеркнуть, что единство смысла и цели исследования не отменяет авторской творческой интерпретации своих научно фундированных представлений, и всем участникам проекта была предоставлена возможность их самостоятельного изложения. Этим объясняется и ограничение, возможно, небесспорными идеями по совершенствованию и, в конечном счете, принятию Концепции приграничного сотрудничества. Этот процесс должен привести к консолидации научных и практических работников, определению консенсуса.

Целью консенсуса является реализация известного положения о том, что «сознательный политик ведет события, а бессознательного они волокут за собой». Оптимально, в духе конструктивного смысла «нового регионализма», организованная региональная и приграничная политика требует научного обоснования, сопровождения и динамичной коррекции, и благодаря этому станет возможной коллективная разработка и институциализация Концепции как руководства к действию. В таком ключе наша работа – это приглашение к дискуссии.

Глава I. Концептуальные основания «нового регионализма».

Евразийское и европейское измерения

1.1. Сущность «нового регионализма»

Процессы глобализации и интеграции выявили неделимость и инверсию внешних и внутренних факторов развития и сотрудничества. Развертывается объективный и во многом новый процесс регионализации мира, т.е. «переформатирования» его веками сложившейся традиционной структуры, формирования и эволюции относительно самостоятельных и хрестоматийно известных культурно-цивилизационных, геоэкономических, геополитических и социокультурных комплексов.

Этот грандиозный и многомерный феномен – далеко не из тех, которые можно обсуждать по выраженному в афористической форме методологическому принципу: «Сова Минервы вылетает в полночь». Всегда не просто постигать исторически законченные, по крайней мере - достигшие исторической зрелости процессы, но гораздо сложнее – те из них, которые находятся на стадии своего становления. И все же они - уже далеко не «нулевые» феномены, и выявляют себя как объективные тенденции т.н. «нового регионализма». В чем заключается его структурно многоликое содержание и вместе с тем - определенная сущность? Какова система понятий, выражающих логику и структуру рассматриваемого феномена?

Регион – «элементарная клеточка» этого процесса, однако его понимание не сводимо к стереотипам обыденного сознания. Парадокс в том, что любой регион – непременно территория, но далеко не каждая территория – регион. Вообще у современных регионов – предыстория тысячелетий. Человек, как homo socialis, изначально обитал в локусах - локальных микрокосмах и идентифицировал себя с ними. Переход от архаического к традиционному обществу и усложнение его территориально-политической структуры были неразрывно связаны с экспансией в пределы больших имперских геополитических пространств. Характерно, что ни одно из них не достигло культурно-цивилизационной целостности, и именно поэтому они, в конечном счете, были обречены. Такова судьба Римской империи, которую не спасло даже официально провозглашенное, хотя и запоздалое формальное гражданство всех ее подданных. Крупномасштабные территориальные общности (Римская и Македонская империи, средневековая Священная Римская империя германской нации, Австро-Венгерская империя, тоталитарные имперские колоссы ХХ столетия) формировались и функционировали безотносительно к интересам и ценностям населяющих их народов – объектов внекультурной, механической сверхцентрализации и унификации. Эти формирования прибегали к региональной мимикрии. Последний яркий прецедент – Советский Союз как формально федеративный, но фактически унитарный колосс.

В последней четверти ХХ в. на смену рухнувшим или приходящим в упадок имперским структурам и соперничеству между ними пришла глобализация. На сущностном уровне этот процесс предстает как неизвестный ранее тип противоречий человеческой деятельности. Их уникальный характер заключается в том, что это проблемы: а) их разрешения только совокупными действиями человечества по преодолению неизвестного ранее по масштабам и глубине антропологического кризиса; б) реструктуризации мира - расщепления, интенсиивнаой миграции и новой консолидации культурно-цивилизационных комплексов (КПК), естественной в этом процессе борьбы за гегемонию или лидерство; в) кардинальной инверсии целе-ценностных установок достижения реальной субъектности: если выживание традиционно было необходимой предпосылкой развития, то ныне способность к динамичному развитию является безальтернативным условием выживания.

Глобализация выявила неделимость и инверсию внешних и внутренних факторов экономического, политического и социокультурного сотрудничества, и среди них - неуклонно возрастающую роль внутри - и межрегионального взаимодействия. Исходным в его постижении является объективный процесс формирования и модернизации современных наций-государств, в котором, наряду с традиционным административным управлением, все более возрастает удельный вес и значимость регионов и межрегиональных связей.

Административные структуры сформировались преимущественно как результаты: а) правовой институциализации структуры физико-географического пространства в административной архитектонике государств; б) геополитических переделов (например, дурная бесконечность разделений и воссоединений центральноевропейских государств, в том числе Беларуси и Украины); в) политического волюнтаризма (уже классический прецедент – «подарок» Крыма Украинской ССР генсеком Н. Хрущевым).

На перекрестке этих тенденций – от объективно детерминированных до волюнтаристских - возникло и обрело заманчиво самоочевидный характер понятие региона. Оно несет в себе самые многообразные смыслы, начиная от нейтральной констатации проживания в таком-то регионе и заканчивая такими явно оценочными суждениями, как «благополучный регион» или же, напротив, «депрессивный регион» и даже «регион повышенного риска».

Это понятие действительно далеко от жесткой определенности. Претендующая на нормативность дефиниция утверждает, что «регион означает область, район, часть страны, отличающиеся от других областей совокупностью естественных и/или исторически сложившихся, относительно устойчивых экономико-географических и иных особенностей, нередко сочетающихся с особенностями национального состава населения, характеризующаяся комплексностью, целостностью, специализацией и управляемостью» [Большой …. Т.3, с. 289]. Здесь между регионом и «областью, районом, частью страны» ставится знак равенства, что обрекает эту дефиницию на тавтологию, к тому же – зачастую далекую от реальности. К примеру, к Средиземноморскому или Балтийскому регионам принадлежит ряд неоднородных в политико-административном отношении стран.

В интернет-энциклопедическом издании Википедия сделан определенный шаг вперед. Отмечается, что существует несколько трактовок определения региона – географическая, экономическая, социально-политическая. В целом, с позиций известной, возникшей еще в конце XVIII в., «теории факторов» («с одной стороны», «с другой стороны»), это удовлетворительные, хотя и фрагментарные характеристики региона. Проблема в том, что самая эта теория – уже методологически пройденный этап и взыскует системной целостности видения объекта исследования.

Уже приведенные описания региона свидетельствуют о трудностях его постижения. Каждый из действительных культурно-цивилизационных региональных комплексов все более «ассиметрично» связан со своей географической «пропиской». Так, США – государство на американском континенте, тяготеют к Европе, как к своему атлантическому близнецу, не только в геополитическом смысле, но и как к цивилизационной alma mater (хотя и не без эдипова комплекса). Англия – извечно европейская страна – в геополитическом смысле во многом принадлежит не континентальному, а к трансатлантическому миру, и, видимо, во многом в этом секрет ее противоречивого отношения к Европе. Ряд новых государств «новой Европы» самоочевидно находится в ее географическом центре, но они «прописаны» в неопределенной «Центральной и Восточной Европе» и нередко квалифицируются как европейская периферия.

Наиболее сложным в этой проблематике является соотношение региональных геокультурных и геоцивилизационных оснований и ориентаций. Россия еще не решила дилемму своей европейской или евразийской сущности. Еще сложнее миллионам русских, которые в одночасье оказались за пределами нынешней России в ситуации «буриданова осла» – в культурном отношении попрежнему сориентированные на «Восток», а в цивилизационном – на «Запад». Подобный синдром удалось преодолеть Японии. Географически дальневосточный анклав, она в цивилизационном смысле уверенно идентифицируется с Западом, но в культурном – воспроизводит свою национально-историческую идентичность.

С крахом двухполярного идеологизированного мира в процессе регионализации резко возросла роль конфессионального фактора. Все более внятно слышен мотив Большой Европы на основании ее христианской общности. Однако, поскольку христианство в секуляризованном мире во многом утратило свойство образа жизни, этот благой тезис еще предстоит практически доказать. Напротив, можно предположить, что ислам обретает второе дыхание в силу способности к гомогенизации именно образа жизни огромных масс людей в мозаичной и тем не менее реальной исламской региональной геоцивилизации.

Вообще понятия «регион» и связанные с ним «региональная политика», «региональное и межрегиональное сотрудничество» и подобные термины и категории описывают реальность, которая на языке ряда социогуманитарных наук представляет собой интегральное направление общегосударственной политики и органически вписывается в практику современного международного геополитического, геоэкономического, нормативно-правового и социокультурного сотрудничества. Этим объясняется нестоятельная потребность в адекватности исходного и базового смыслотермина «регион».



Похожие документы:

  1. Учебнно-методический комплекс дисциплины направление "Педагогика" 050700. 62, профиль "Управление дошкольным образованием"

    Документ
    ... ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ... Под ред. Г. В, Драча. - Ростов н/Д: Феникс, 2006. - 576 с. * 10. Левяш И. Я. Культурология / И.Я. Левяш ... научным статьям, указывается фамилия и инициалы автора, название, место издания, название издательства ...

Другие похожие документы..