Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Номера телефонов «горячих линий» по вопросам оказания платных образовательных услуг, взимания с родителей (законных представителей) учащихся денежных ...полностью>>
'Интервью'
Диагностические признаки ведущей модальности клиента. Технология и алгоритм их применения в ходе организации терапевтического процесса консультировани...полностью>>
'Решение'
Комиссия Управления Федеральной антимонопольной службы по Краснодарскому краю по контролю в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения госуда...полностью>>
'Документ'
1."Материалистами называются философы, которые признают лишь существование материальных вещей и тел" /Вольф Х./ Можно ли согласиться с этим определени...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Щедрин Н.В. Российское уголовное право в контексте доктринальных моделей построения уголовно-правовых санкций / О.М Кылина // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2008. № 3. С. 40-49.

Кылина О.М.,

Щедрин Н.В., доктор юридических наук, профессор

РОССИЙСКОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО В КОНТЕКСТЕ ДОКТРИНАЛЬНЫХ МОДЕЛЕЙ ПОСТРОЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ САНКЦИЙ

Основные элементы системы уголовно-правовых санкций

Система уголовно-правовых санкций является важным инструментом противодействия преступности. Каждое государство стремиться к тому, чтобы создать такую систему санкций, при помощи которой наиболее эффективно будут решены как задачи защиты общества от преступных посягательств, так и задачи реинтеграции в общественную жизнь лиц, подвергнутых наказанию. В основе теоретического обоснования и законодательного закрепления конкретной системы уголовно-правовых санкций лежит совокупность целей, которые должны быть достигнуты посредством применения уголовно-правовых санкций. Не вдаваясь в подробности дискуссий по поводу того, какие цели действительно преследует и достигает государство, применяя наказание и другие виды уголовно-правового воздействия, остановимся на общем перечне целей, когда-либо признаваемых целями уголовного права в различных правовых системах. К таковым относятся:

- возмездие и искупление вины;

- частная превенция и общая превенция;

- восстановление справедливости (социальной справедливости);

- перевоспитание и ресоциализация преступника1.

В юридической науке различных стран в зависимости от ориентированности на первоочередное или принципиально возможное достижение той или иной цели выделяются два вида уголовно-правовых санкций: наказание и меры безопасности (исправления и безопасности; социальной защиты и т.п.)2. Наказание как первичная, можно сказать классическая, разновидность уголовно-правовых санкций по распространенному в европейской юриспруденции мнению нацелено, в первую очередь, на воздаяние3 обществом преступнику за совершенное нарушение правил общежития, восстановление социальной справедливости, устрашающее и воспитательное воздействие на общественность с целью предотвращения преступлений со стороны ее неустойчивых членов4.

В силу ограниченных специально-превентивных возможностей наказания5, считается, что меры безопасности являются наиболее адекватной формой для предупреждения преступлений со стороны конкретной личности посредством лишения ее на определенное время фактической возможности совершать преступления (лишение или ограничение свободы), путем закрепления нежелания снова претерпевать ограничения (негативная частная превенция), а также через воспитание уважения к существующему общественному и правовому порядку (позитивная частная превенция)6.

В последние десятилетия в ФРГ достаточно успешно реализуется модель примирения преступника с потерпевшим (Täter-Opfer-Ausgleich – дословно «преступник-жертва-примирение»), в связи с чем немецкие ученые отмечают появление в уголовном праве третьей колеи – мер восстановления (die Wiedergutmachung)7, Хотя этот вид уголовно-правовых последствий становится более популярным во многих странах, признания в официальных доктринах эта третья колея еще не получила. Поэтому ниже мы обратимся к характеристике двух общепризнанных видов санкций: мер наказания и мер безопасности.

Общая характеристика наказания. Наказание как вид правовых последствий преступления определяют две характеристики. Во-первых, наказание воспринимается как выражение социально-этического порицания преступного деяния и лица, его совершившего. Порицаемость преступления связана с виновностью его совершения, поэтому наказание как ответ на преступление всегда производно от вины преступника. Общепризнано, что без вины наказания быть не может, и если преступник действовал в состоянии, исключающем виностность, он не может быть подвергнут наказанию. Кроме того, основанием для определения конкретного вида и размера наказания является степень вины преступника. Зависимость (адекватность соотношения) между виной и назначаемым наказанием настолько сильна, что в некоторых уголовно-правовых системах – например, в Германии8 - не допускается не только превышение верхней допустимой границы наказания, но и назначение наказание ниже низшего предела.

Во-вторых, наказание представляет собой реакцию на уже совершенное преступление. Основания для применения наказания, все его необходимые предпосылки лежат только в прошлом.

Общая характеристика мер безопасности. Меры безопасности в теории уголовного права были выделены значительно позднее наказания. Их основоположниками считаются швейцарская и итальянская школы конца 19 - начала 20 веков. Швейцарский правовед Карл Штоос, включая в проект уголовного кодекса 1893 года наряду с наказанием меры безопасности (Sicherungsmaßnahmen), исходил из того, что посредством ограниченного степенью вины наказания невозможно в полном объеме воздействовать на преступность, а также защитить общество от преступных посягательств9.

Меры безопасности явились в определенной мере ответом на рост рецидивной преступности и, соответственно, в отличие от наказания, ориентированы, в первую очередь, на предупреждение совершения дальнейших преступлений лицом, в отношении которого они применены. Исходя из этого, направленные в будущее меры безопасности связаны не с виной лица, совершившего преступление, а со степенью его потенциальной опасности для общества. Состояние опасности лица, находящее свое выражение в специальном прогнозе опасности, а также потребность общества в защите от опасностей, исходящих от такого лица, образуют центральные моменты института мер безопасности. Противоправное деяние при этом представляет собой только один из симптомов (критериев) опасности лица.10 Несмотря на то, что наличие факта совершенного преступления (уголовно-противоправного деяния) необходимо как для назначения наказания, так и для применения мер безопасности, во втором случае оно расценивается только как формальное основание, не влияющее непосрественно на характер и объем санкции11. Соответственно, при определении продолжительности применения мер безопасности решающее значение имеет не степень вины, а прогнозируемое время исправления лица, избавление его от опасных для общества качеств.

Соотношение наказания и мер безопасности в системе

уголовно-правовых санкций

Соотношение наказания и мер безопасности в различных правовых системах не является одинаковым. В зависимости от того, какие воззрения на наказание и меры безопасности преобладают в теории уголовного права и, соответственно, воплощены в законодательстве, можно выделить два основных типа систем уголовно-правовых санкций: одноколейные или монистические системы, в которых признается только один вид санкций и считается, что для достижения всех целей уголовно-правовой политики достаточно применения одного этого инструмента (не зависимо от его названия), и двухколейные или дуалистические системы12, в которых признается сосуществование и взаимодополнение двух видов санкций и, соответственно, считается, что множество целей может быть достигнуто только при применении дифференцированных средств13. Монистические системы, в свою очередь, подразделяется еще на два подтипа. В рамках первого подтипа в качестве уголовно-правового последствия преступления используется наказание, а наличие второго вида санкций – мер безопасности – не признается. Напротив, второй подтип характерзуется признанием различных вариаций мер безопасности и отрицанием наказания14.

Двухколейные системы. Широкое теоретическое признание и распространение в мире получили двухколейные системы, сочетающие наказание и меры безопасности для лучшего проиводействия преступности. В таких системах наказанию, как правило, отводится центральное место, а меры безопасности призваны заполнять пробелы в специальнопревентивном воздействии, образующиеся вследствие ограниченности наказания мерой вины15. Меры безопасности могут применяться как самостоятельно (к лицам, действовавшим без вины), так и наряду с наказанием Во втором случае они исполняются, как правило, после отбытия наказания (например, в Италии, Бельгии, Бразилии). В некоторых правовых системах (например, Германии, Австрии, Перу) последовательность отбытия наказания и связанных с лишением свободы мер безопасности изменена: сначала подлежат исполнению меры безопасности. При этом предусмотрен полный или частичный зачет отбытых мер безопасности в срок наказания16.

Последовательными адептами двухколейной системы до настоящего времени выступают Швейцария, Германия, Австрия и Италия. По примеру Швейцарии организована система санкций в Перу. Опыт Германии был взят за основу при построении системы санкций в Республике Корея. Системы санкций в правопорядках этих стран охватывают различные виды мер безопасности, как связанные, так и не связанные с лишением свободы. С лишением свободы связаны следующие меры безопасности:

- помещение в лечебно-охранное учреждение, в наркологическую лечебницу (Италия, Германия, Швейцария, Австрия);

- помещение в специальную психиатрическую больницу (Германия Италия, Швейцария, Австрия);

- помещение в воспитательное учреждение (Италия);

- превентивное заключение (Германия, Швейцария, Австрия, Республика Корея);

- направление в трудовую колонию (Landeskolonie) или трудовое учреждение (Италия); данная мера содержательно схожа с превентивным заключением, применяемым в Германии.

Могут применяться также не связанные с лишением свободы меры безопасности, например, лишение права заниматься определенной профессиональной деятельностью, лишение права управления транспортными средствами, постпенитенциарный надзор.

В законодательстве Бельгии закреплены такие связанные с лишением свободы меры безопасности, как интернирование (помещение в учреждения для душевнобольных) и передача в распоряжение правительства (превентивное заключение опасных преступников в определенных правительством учреждениях).

В голландской правовой системе в качестве мер безопасности закреплены помещение в лечебное (психиатрическое) учреждение для неизлечимо больных, передача в распоряжение правительства, под которым также понимается помещение в лечебное учреждение, но уже с целью излечения17 (то есть таких преступников, которые могут быть вылечены), а также изъятие из оборота предметов, использовавшихся при совершении преступления.

В Испании в соответствии с Законом об опасности личности и социальной реабилитации применяются такие меры безопасности, как помещение в трудовое учреждение, помещение в учреждение по перевоспитанию, помещение в охранительное учреждение до выздоровления или устранения социальной опасности личности, а также помещение в наркологическую лечебницу.

Помещение в специальные учреждения для душевнобольных, глухонемых и наркоманов, принудительное переселение и запрет посещения определенных мест (confinamiento и prohibición de ir a lugar determinado), изъятие или уничтожение опасных предметов, лишение права заниматься определенной професиональной деятельностью, полицейский надзор предусмотрены в виде мер безопаснсти в Уголовном кодексе Мексики.

Законодательству Бразилии также знакомы меры безопасности в виде помещения в лечебное учреждение для невменяемых (душевнобольных), помещение в воспитательное, трудовое или образовательное учреждение, а также направление в трудовую сельскохозяйственную колонию. Однако в литературе указывается на то, что опыт с введением в Бразилии двухколейной системы не привел к удовлетворительным результатам вследствие отсутствия необходимой для исполнения мер безопасности инфрастрктуры18.

Напротив, в Коста-Рике опыт применения мер безопасности приносит плоды, начиная с 1918 года. В правопорядке этой страны применяются в форме мер безопасности направление в психиатричскую или наркологическую больницу, интернирование рецидивистов и профессиональных преступников (помещение в сельскохозяйственную или трудовую колонию).

В Уголовном кодексе Венгрии в 1974 году наряду с наказанием было введено превентивное заключение.

Одноколейные системы. Несмотря на свою широкую распространенность, двухколейность доктринально признается не во всех государствах. Соответственно, в теории отсутствует терминологическое деление санкций на наказание и меры безопасности, а в законодательстве все применяемые санкции обозначаются, как правило, понятием наказания. Тем не менее, истории известны также и редкие случаи, когда все применяемые санкции назывались мерами безопасности (второй вид одноколейности).

Одноколейные системы, основанные на наказании. К укоренению в теории и закреплению в законодательствах принципа одноколейности могут привести различные причины. В некоторых странах произошел отказ от уже существовавшей концепции двухколейности и, в части19, от фактически применявшихся мер безопасности. Причиной этому послужило переосмысление функций мер безопасности (связанных с лишением свободы), осознание их схожести с наказанем. Так, в Англии Criminal Justice Act, принятый в 1948 году, упразднил превентивное заключение, назначаемое после отбытия наказания, поскольку судьями и общественностью оно рассматривалось как повторное наказание20. Альтернативные превентивному заключению применявшиеся к рецидивным преступникам меры (correktive training и preventive detention) действовали в Англии только до 1967 года, когда также были отменены. Исходя из этого, систему санкций Англии относят к монистическим системам21.

Во Франции в 1970 году отказались от действовавшей с 1885 года дополнительной меры, назначаемой рецидивистам (rélégation), а в 1981 году от надзора за рецидивистами, отбывшими наказание (tutelle pénale— дословно: уголовная опека), что позволяет некоторым авторам также относить систему санкций Франции к одноколейным системам22.

Принципиально не признаются меры безопасности в Швеции. Правоведы этой страны считают неприемлемым с криминально-политической и гуманистической позиций назначение наказания и мер безопасности за одно и то же деяние. Вследствие чего Уголовный кодекс Швеции построен на принципе одноколейности и не содержит термина «меры безопасности». От института интернирования, представлявшего собой смешанный институт, включавший элементы такого наказания как лишение свободы и превентивного заключения, в Швеции отказались в 1981 году. По причине неприемлемости двойного наказания за одно деяние концепция двухколейности не признается также в Канаде. Превентивное заключение в этой стране было упразднено еще в 1977 году.

В то же время законодательствам США, Японии и Эквадора принцип двухколейности никогда не был знаком, и их системы санкций всегда формировались на теоретических началах одноколейности.

Задача защиты общества от возможных в будущем деяний особо и длительно опасных преступников вместо применения мер безопасности решается в названных странах посредством применения длительных сроков лишения свободы (например, в Англии, Франции, США)23. Достаточно распространен также вариант применения лишения свободы на неограниченный (неопределенный) срок. Такой вариант используется в Португалии, Греции, Канаде; как альтернатива превентивному заключению он предлагался правоведами в Бельгии.

Одноколейные системы, основанные на мерах безопасности. Истории уголовного права также известны некоторые попытки построения уголовно-правовой системы санкций только на основе мер безопасности. Такой опыт известен российскому (советскому) праву первой половины 20 века. В этот период, когда, по сути, происходило становление новой правовой системы, советские юристы на некоторое время обратили свое внимание на аналог мер безопасности – меры социальной защиты. Впервые понятие «меры социальной защиты» появилось в проекте Института советского права 1921 года, ориентированном на западные правовые концепции. Это понятие должно было послужить для обозначения особых мер, которые отличны от наказания и выполняют исключительно частнопревентивные задачи. Термин «меры социальной защиты» был воспринят в законодательстве - в Основах уголовного законодательства Союза и союзных республик 1924 г. и в УК РСФСР 1926 г. – и вытеснил понятие «наказание». Наряду с этим в литературе обосновывалась теория социальной опасности личности, которая была призвана заменить собой теорию вины. Центр тяжести при определении условий привлечения к ответственности был перенесен с преступного деяния на социально-опасное лицо. Исходя из этого, мерам безопасности должны были подвергаться не только лица, совершившие преступные деяния, но и иные лица, представлявшие опасность для существовавшего общественного строя24.

Проект итальянского уголовного кодекса 1921 года, который, однако, никогда не приобрел юридической силы, был разработан Энрико Ферри также под влиянием идей позитивизма. В качестве правовых последствий преступления он предусматривал обобщенные меры, называемые «санкциями». Санкции должны были применяться в связи с опасностью конкретного преступника, что делало их близкими мерам безопасности. Особые санкции были предусмотрены для рецидивных преступников, душевнобольных, лиц, страдающих алкоголизмом, несовершеннолетних преступников25.

По пути создания «права социальной защиты» некоторое время шла Норвегия. Начиная со второй половины 40-х годов 20 века, в Норвегии предпринимались шаги к замене уголовного наказания особыми мерами безопасности. Акцент здесь также был перенесен с преступного деяния на лицо, соврешившее преступление. При этом правоведы исходили из того, что преступность (преступное состояние) является болезнью. Поэтому преступника следует не наказывать, а лечить и перевоспитывать. Для этих целей были созданы такие учреждения, как дома принудительных работ для алкоголиков, специальные учреждения для опасных преступников, трудовые школы для несовершеннолетних. В середине 70-х годов система мер безопасности была признана неэффективной, и начался переход к системе, основанной на наказании с сохранением, однако, некоторых мер безопасности как дополнительного средства (переход к двухколейности)26.

Попытки создания системы санкций на основе мер безопасности вместо наказания предпринимались также на Кубе (Código de Defensa Social - Кодекс социальной защиты 1936 года), но при принятии Уголовного кодекса 1979 года (Código Penal) от этой концепции отказались и вернулись к наказанию как к основной санкции.

Четыре колеи российского уголовного права

Отнесение тех или иных систем к определенному типу производится, главным образом, в соответствии с официальной доктрины, с позиций общепринятой самооценки. Вопросы фактической организации уголовно-правовых систем при этом учитываются незначительно. Мы полагаем, что доктринальная оценка и реальное положение дел могут в силу разных причин не совпадать. Например, в силу определенной консервативности новые виды правовых последствий официальными доктринами еще не восприняты. Так, например Уголовный кодекс Республики Беларусь кроме наказания предусматривает иные меры уголовной ответственности, освобождение от уголовной ответственности, принудительные меры безопасности и лечения, осуждение несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного характера, однако уголовно-правовая доктрина этого государства не декларирует не только многоколенную, но и двухколейную систему.

В российской науке уголовного права вопрос о «колейности» уголовного права не был предметом широкой дискуссии. Судя по количеству и характеру публикаций, в позднесоветский период доминировала одноколейная «наказательная» концепция. Но в постсоветские годы монополия наказания в уголовно-правовой науке несколько поколеблена. Фактически российскую систему уголовного права следует считать, как минимум, двухколейной. Деление правовых последствий преступного деяния на «наказание» и «иные меры уголовно-правового характера» в настоящее время можно считать общепризнанным. Но, закрепив эту классификацию в ст. 2 Уголовного кодекса, российский законодатель поставил перед учеными и практиками немало вопросов27. Введение Главы 15-1 «Конфискация имущества» и одновременно присвоение Разделу VI Уголовного кодекса РФ нового названия «Иные меры уголовно-правового характера», с одной стороны, еще более укрепили идею двухколейности, но, с другой стороны, вызвали новую волну дискуссий28.

На наш взгляд, законодатель движется в правильном направлении, а споры в значительной мере вызваны стремлением к уяснению понятия «иные меры», а также недостаточной детализацией видов воздействия, которые в нее входят.

Кроме того, восприятие существа новеллы затрудняет «бородатая» дискуссия о понятии уголовной ответственности и формах ее реализации. Представляется, что категория «уголовная ответственность» создает ненужные коллизии на практике, а также порождает бесконечные споры в теории. Этого понятия не было в российском уголовном законодательстве до 50-х годов прошлого столетия, а в большинстве уголовных кодексов зарубежных государств аналога этому советскому «изобретению» нет до сих пор. Хотелось бы узнать, какие ужасные потери нас ожидают, если мы уберем этот термин из уголовного законодательства? Вместо него можно использовать обобщающий термин «уголовно-правовое воздействие», «меры уголовно-правового характера» или просто «уголовно-правовые санкции».

А вот выгоды такого шага несомненны. Одна из них состоит в том, что будет положен конец бесплодным дискуссиям по поводу объема, форм реализации уголовной ответственности, момента ее возникновения и прекращения. И под «уголовно-ответственными» наслоениями мы наконец-то обнаружим четыре «первозданных» элемента, составляющих своеобразную «периодическую систему» последствий запрещенного уголовным законом деяния: санкции наказания, поощрения, восстановления и безопасности.

В теории российского уголовного права наиболее разработано учение о наказании. Под наказанием традиционно понимается принудительное лишение определенных благ за совершенное преступление. Из четырех названных видов воздействия Уголовный кодекс РФ определяет только наказание, которое есть “мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда”. Оно “заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод...”(ст. 43 УК). По сравнению с другими видами уголовно-правового воздействия понятие, цели и виды наказания разработаны в науке уголовного права достаточно скрупулезно.

А вот словосочетание санкции (меры) поощрения применительно к уголовному праву звучит несколько непривычно.29 Но есть убедительные доказательства того, что поощрительные меры в специфической форме, но, тем не менее, широко представлены и в уголовно-правовой отрасли как меры, устраняющие уголовно-правовые обременения в ответ на добросовестное выполнение обязанностей или иные «заслуги»30. К ним относятся все виды освобождения от уголовной ответственности и наказания, замена наказания более мягким, условное осуждение.

Санкции (меры) восстановления направлены на “устранение вреда, причиненного противоправным деянием, на исполнение невыполненных обязанностей”31. Они включают: принудительное исполнение обязанности, отмену незаконных актов и обязанность возместить ущерб.32 Тем самым воссоздается система правоотношений, нарушенная невыполнением предписаний закона обязанными субъектами33. В большей степени эта группа мер присуща гражданско-правовой отрасли. Но они используются и в уголовном праве, где восстановление осуществляется путем косвенного стимулирования (ст. ст. 75, 76 УК) либо прямым возложением обязанности загладить причиненный вред (ст. 90 УК). Меры восстановления направлены на устранение и заглаживание вреда, причиненного преступлением, примирение преступника и потерпевшего, установление социального мира.

И, наконец, четвертая разновидность уголовно-правовых последствий – санкции (меры) безопасности, которые принудительно пресекают и ограничивают возможность совершения нового преступления со стороны лиц, совершивших общественно опасные деяния, предусмотренные Уголовным кодексом РФ34.

Хотя в начале ХХ века понятие «меры безопасности (защиты)» достаточно широко использовались российскими специалистами в области уголовного права35, в настоящее время этот термин применяется лишь ограниченным кругом авторов, которые распространяют его, главным образом, на принудительные меры медицинского характера (глава 15 УК). На наш взгляд, признакам уголовно-правовых мер безопасности, соответствуют следующие санкции и уголовно-правовые последствия:

1. Принудительные меры воспитательного воздействия:

а) передача несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

б) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего;

в) помещение в специальное воспитательное учреждение закрытого типа.

2. Принудительные меры медицинского характера:

а) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

б) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

в) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

г) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

3. Специальная конфискация:

а) конфискация денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);

б) конфискация орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому.

4. Обязанности, возлагаемые на условно осужденного и условно-досрочно освобожденного:

а) не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного;

б) не посещать определенные места;

в) пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, осуществлять материальную поддержку семьи;

г) иные принудительные обязанности.

4. Особые ограничения при неоднократности и рецидиве:

а) ограничения, связанные с назначением вида и размера наказания;

б) ограничения, связанные с возможностями освобождения.

Помимо названных видов мер безопасности в российское уголовное право, на наш взгляд, следует ввести меры безопасности в отношении организаций36, к которым относятся: лишение предоставленных льгот, лишение лицензии, ограничение предпринимательской свободы (передача организации под опеку, наложение ареста на имущество, запрет заниматься определенной деятельностью или приостановление определенной деятельности, возложение иных специальных обязанностей), ликвидация, включение в перечень преступных организаций, публикация судебного решения о применении мер безопасности, полная конфискация имущества.

Такой подход позволит примирить сторонников и противников введения института «уголовной ответственности юридических лиц» и без кардинальной ломки традиций российского уголовного права выполнить рекомендации и требования ряда международно-правовых конвенций.

Названные выше четыре вида правовых последствий (меры наказания, поощрения, восстановления и безопасности) в «чистом виде» присутствуют в уголовном законодательстве так же редко как в природе рафинированные химические элементы. В большинстве своем, предусмотренные Уголовным кодексом РФ виды воздействия представляют собой «параллельное» или «последовательное» их соединение в различных пропорциях. Так, лишение свободы – это параллельное соединение мер наказания и безопасности, а условное осуждение есть последовательное соединение поощрения (освобождение от наказания) и мер безопасности (специальные обязанности). Ограничения безопасности создают своеобразные «берега» для благоприятного течения воспитательного процесса в принудительных мерах воспитательного воздействия, а также для организации лечения в рамках принудительных мер медицинского характера.

Таким образом, российская система уголовного права, на наш взгляд, является четырехколейной. Это обстоятельство необходимо осознать, сформулировать в уголовно-правовой доктрине, а также обозначить в Уголовном кодексе РФ. В полном объеме эту концепцию можно воплотить в новом Уголовном кодексе РФ. Но частично ее можно реализовать и в действующем УК путем введения в Общую часть новой редакции Раздела VI «Иные меры уголовно-правового характера», в котором выделить главы «Понятие, цели и виды мер поощрения», «Понятие, цели и виды мер восстановления», «Понятие, цели и виды мер безопасности»37, а также особую главу: «Меры уголовно-правового характера в отношении организаций».

Аннотация: В статье рассматривается принятая в немецкой науке уголовного права типология доктринальных моделей построения уголовных санкций: одноколейные (монистические) или двухколейные (дуалистические). Авторы делают вывод, что в этом контексте систему российского уголовного права следует признать четырехколейной. Она включает в себя меры наказания, поощрения, безопасности и восстановления.

Справка об авторах: Щедрин Николай Васильевич – заведующий кафедрой деликтологии и криминологии Сибирского федерального университета (Красноярск), доктор юридических наук, профессор;

Кылина Ольга Михайловна – ассистент кафедры иностранного права и сравнительного правоведения Сибирского федерального университета (Красноярск), магистрант Университета г. Пассау (Германия).

1 Schröder H. Die Vereinheitlichung der Strafe und sichernden Maßnahmen, ZStW, 66 (1954), S. 180; Streng F. Strafrechtliche Sanktionen, Stuttgart: Verlag Kohlhammer, 1991, S. 7-11

2 См.: Щедрин Н.В. Терещенко А.И.Меры безопасности в уголовном законодательстве России и некоторых европейских государств // Правовая реформа и зарубежный опыт: Сб. науч. ст. / Краснояр. госуд. ун-т. Красноярск. 2000. С.102-123.

3 В российской науке уголовного права возмездие, кара признаются не целями наказания, а основным имманентно присущим ему качеством, его сущностью, см., напр.: Зубкова В.И. Уголовное наказание и его социальная роль: теория и практика, М., 2002. – С. 58-60; Мицкевич А.Ф. Признаки преступления и наказания. Цели и механизмы действия наказания, Красноярск, 2005. - С. 72; Шаргородский М.Д. Избранные труды по уголовному праву, СПб., 2003. – С. 249-256

4 Streng F. Strafrechtliche Sanktionen, Stuttgart: Verlag Kohlhammer, 1991, S. 118

5 Dölling, Die Weiterentwicklung der Sanktionen ohne Freiheitsentziehung im deutschen Strafrecht. ZStW 104, S. 266; Frisch W. Die Maßregeln der Besserung und Sicherung im strafrechtlichen Rechtsfolgensystem, ZStW, 102 (1990), S. 360

6 Frisch W. Die Maßregeln der Besserung und Sicherung im strafrechtlichen Rechtsfolgensystem, ZStW, 102 (1990), S. 358, 363; Streng F. Strafrechtliche Sanktionen, Stuttgart: Verlag Kohlhammer, 1991, S. 118

7 Roxin, Cl. Strafrecht. Allgemeiner Teil. Band 1. Verlag Beck. 3 Aufl. Muenchen. – 1997. – S. 3.

8 См., напр.: BGHSt 24, 132, 133 f.

9 См., напр.: Die Freiheitsstrafe und ihre Surrogate im deutschen und ausländischen Recht/ hrsg. von H.-H. Jescheck, Baden-Baden: Verlag Nomos, B. 3, S. 2063; Frisch W. Die Maßregeln der Besserung und Sicherung im strafrechtlichen Rechtsfolgensystem, ZStW, 102 (1990), S. 346

10 Frisch W. Die Maßregeln der Besserung und Sicherung im strafrechtlichen Rechtsfolgensystem, ZStW, 102 (1990), S. 347

11 Metzger E. Die Vereinheitlichung der Strafe und der sichernden Maßnahmen, ZStW, 66 (1954), S. 173

12 В терминологии немецкого уголовного права: zweispurige Systeme (двухколейные системы) и einspurige Systeme (одноколейные системы); в терминологии английского права: double-track systems (двухколейные системы) и single-track systems (одноколейные системы).

13 См., напр.: Die Freiheitsstrafe und ihre Surrogate im deutschen und ausländischen Recht/ hrsg. von H.-H. Jescheck, Baden-Baden: Verlag Nomos, B. 3, S. 2062; Metzger E. Указ. соч., S. 173; Schröder H. Указ. соч., S. 180.

14 Преставленная классификацая, безусловно, носит в первую очередь теоретический характер; между идеальными типами «наказание» и «меры безопасности» существуют смешанные и переходные формы, в которых характеристики как наказания, так и мер безоасности проявляются с различной интенсивностью.

15 См., напр.: Frisch W. Указ. соч., С. 347

16 См. об этом: Die Freiheitsstrafe und ihre Surrogate im deutschen und ausländischen Recht/ hrsg. von H.-H. Jescheck, Baden-Baden: Verlag Nomos, B. 3, S. 2066-2071

17 Das ausländische Strafrecht der Gegenwart/ hrsg. von E. Metzger, Berlin: Duncker und Humbolt, B. 5, 1976, S. 125

18 Die Freiheitsstrafe und ihre Surrogate im deutschen und ausländischen Recht/ hrsg. von H.-H. Jescheck, Baden-Baden: Verlag Nomos, B. 2, S. 1094

19 Несмотря на отход от концепции двухколейности, в таких странах сохраняются отличные от наказания меры, применяемые к невменяемым преступникам. Такой подход, как представляется, объясняется, во-первых, тем, что от этих мер невозможно отказаться, оставляя на свободе опасное для общества лицо, а во-вторых, тем, что сложно таким мерам найти замену, которая бы действенно выполняла специально-превентивные функции и одновременно вписывалась в концепцию одноколейности. Таким образом, термины «двухколейность» и «одноколейность» описывают скорее идеальную картину, чем конкретно существующую систему санкций.

20 Die Freiheitsstrafe und ihre Surrogate im deutschen und ausländischen Recht/ hrsg. von H.-H. Jescheck, Baden-Baden: Verlag Nomos, B. 1, S. 202

21 Schröder H. Указ. соч., S. 181

22 Die Freiheitsstrafe und ihre Surrogate im deutschen und ausländischen Recht/ hrsg. von H.-H. Jescheck, Baden-Baden: Verlag Nomos, B. 1, S. 289

23 См., напр.: Frisch W. Die Maßregeln der Besserung und Sicherung im strafrechtlichen Rechtsfolgensystem, ZStW, 102 (1990), S. 350, 352

24 См., напр. Schittenhelm U. Strafe und Sanktionensystem im sowjetischen Recht, Freiburg, 1994, S. 70-73; Шаргородский М.Д. Избранные труды по уголовному праву, СПб., 2003. – С. 247

25 См. об этом: Die Freiheitsstrafe und ihre Surrogate im deutschen und ausländischen Recht/ hrsg. von H.-H. Jescheck, Baden-Baden: Verlag Nomos, B. 1, S. 333, 334

26 Die Freiheitsstrafe und ihre Surrogate im deutschen und ausländischen Recht/ hrsg. von H.-H. Jescheck, Baden-Baden: Verlag Nomos, B. 1, S. 514-520

27 См.: Уткин В.А. Наказание и иные меры уголовно-правового характера // Проблемы применения нового уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации. – Томск: Томский филиал РИПК МВД, 1997. – С. 4-10; Горобцов В.И. Развитие теории уголовно-правового принуждения в новом Уголовном кодексе Российской Федерации // Актуальные проблемы теории уголовного права и правоприменительной практики: Межвуз. сб. науч. тр. – Красноярск: ВШ МВД РФ, 1997. – С. 60-68; Звечаровский И. Меры уголовно-правового характера: понятие система и виды // Законность. – 1999. – № 3. – С. 36-39; Щедрин Н.В. Уголовно-правовые санкции безопасности // Уголовное законодательство: состояние и перспективы развития: материалы конференции / Краснояр. гос. ун-т, Красноярск, 2002. – С. 9-21.

28 См.: Яни П.С. Конфискация имущества и уголовная ответственность // Уголовное право. – 2006. – №6. – С. 131-135; Звечаровский И. Понятие мер уголовно-правового характера // Законность. – 2007. – № 1. – С. 19-21.

29 Хотя термин «поощрительные санкции» использовал, например, академик В.Н. Кудрявцев еще в восьмидесятые годы. См.: Кудрявцев В.Н. Правое поведение: норма и патология. М.: Наука, 1982. С. 236-239.

30 См.: Голик Ю.В. Уголовно-правовое стимулирование позитивного поведения: Вопросы теории. – Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1992. – 80 с.; Мелтонян Р.М. Поощрительные нормы Уголовного кодекса Российской Федерации: Автореф. дис… канд. юрид. наук, Рязань. – 1999. – 27 с.

31 Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. – М.: Юрид. лит, 1981. – С. 63.

32 См.: Базылев Б.Т. Юридическая ответственность (теоретические вопросы). – Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1985. – С. 35.

33 Ветрова Г.Н. Санкции в судебном праве. – М.: Наука, 1991. – С. 80-108.

34 В нашей трактовке, меры безопасности – это меры некарательного ограничения поведения физических лиц и деятельности коллективных образований, применяемые специально для предотвращения вредоносного воздействия определенного источника повышенной опасности либо ограждения объекта усиленной охраны от вредного влияния любых источников опасности. Меры безопасности могут быть облечены в форму правил безопасности и санкций безопасности. В уголовном праве правила безопасности сформулированы в диспозициях уголовно-правовых норм, за нарушение которых следуют санкции наказания, восстановления и безопасности. Уголовно-правовые санкции безопасности – это меры государственного принуждения, назначаемые лицу, совершившему общественно опасное деяние, предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса РФ, имеющему либо психические расстройства, либо заболевания, либо иные качества, свидетельствующие о повышенной вероятности совершения нового общественно опасного деяния, и затрудняющие достижение целей наказания. Санкции безопасности применяются в целях защиты интересов общества, самого лица, совершившего общественно опасное деяние, а также создания условий для организации эффективного медицинского и воспитательного воздействия (см. подробнее: Щедрин Н.В. Введение в правовую теорию мер безопасности: Монография / Краснояр. гос. ун-т. – Красноярск, 1999. – С. 46-67).

35 См.: Люблинский П.И. Международные съезды по вопросам уголовного права за десять лет (1905-1915). Петроград, 1915; Жижиленко А.А. Наказание. Его понятие и отличие от других правоохранительных средств. – Петроград: Типогр. “Правда”, 1914. – С. 248-561.

36 См.: Щедрин Н.В., Востоков А.А. Организации как субъекты уголовно-правового воздействия // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. – 2007. №3-4. – С.30-34; Щедрин Н.В. Востоков А.А. О мерах уголовно-правового характера в отношении организаций // Противодействие преступности: уголовно-правовые, криминологические и уголовно-исполнительные аспекты: Матер. III Российского конгресса уголовного права, сост. 29-30 мая 2008 г. В МГУ. М: Проспект, 2008. С. 170-173.

37 Конкретные предложения по редакции статей, регламентирующих применение уголовно-правовых мер безопасности, см.: Щедрин Н.В. Меры безопасности (защиты) в уголовном праве // Уголовное право и современность. Межвуз. сб. науч. тр. – Красноярск: Краснояр. высш. шк. МВД России, 1998. – С. 52-63.



Похожие документы:

  1. Графский В. Г. Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов

    Учебник
    ... права Российской академии наук_______ В. Г. Графский Всеобщая история права ... санкциям ... Щедрина, правда, в другом контексте ... правовой и доктринальной ... построения югославской модели ... современного уголовного права. М., 1998. — Антология мировой правовой мысли ...
  2. Сергей Георгиевич Кара-Мурза (1)

    Документ
    ... права: Уголовное уложение 1903 г. и судебные уставы 1864 г., Свод законов Российской ... , была именно доктринальной – и внутри ... контексте этой реальности могут быть верно поняты правовые нормы того времени. Понятия прав ... моделью: дети узнают, что построенный ...
  3. Курс на «коренизацию» кадров 53 Евреи и большевистский режим

    Решение
    ... российской социал-демократии австромарксистскую модель ... Салтыкова-Щедрина сатирической ... правового построения ... возглавлявший кафедру уголовного права, П.Г. ... февраля санкцию у ... что в контексте этого ... Челышев И.А. О доктринальных основах советской внешней ...
  4. С. Э. Воронин преступные психотипы: теолого-криминологический анализ преступного поведения

    Документ
    ... доктринальных идей ... Щедрин ... модели ... правило, в историческом контексте ... право суда и санкций ... российского ваххабита. Психолого-криминологический портрет российского ваххабита Метод построения ... и уголовно-правовые проблемы: ... начала науки уголовного права. Санкт ...
  5. Александр Кац «Евреи. Христианство. Россия»

    Документ
    ... доктринальных ... построенном ... правовом обеспе ... санкции ... Российской империи, их право ... контексте. ... Российской (бывшей Публичной им. Сал- тыкова-Щедрина ... модели бронетранс- портеров, еще не поступившие на вооружение российской ... налоговый, уголовно-процессуальный, ...

Другие похожие документы..