Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конкурс'
Адрес места нахождения Организатора:Россия, 123022, г. Москва, 2-я Звенигородская ул., д. 13, стр. 15. ОГРН 1097746089077, ИНН 7701829744, ОКПО 604265...полностью>>
'Урок'
Ребята, продолжаем изучение творчества поэтов русской поэзии «серебряного века». ( слайд 1 ) Знакомимся с биографией и творчеством выдающейся поэтессы...полностью>>
'Расписание'
А. Б 01 03.10 14.00 Формы массовой работы библиотек Потанина Е.А. В 0 15.40 Формы массовой работы библиотек Потанина Е.А. В 0 1 ....полностью>>
'Решение'
Еще раз прочитайте формулы. Плакаты вновь закрываются. Условие первого задания распространяется на последующие задания вашего варианта. Диктант на отд...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

«Политика и oбщества».-2009.-№2.-С.50-57.

КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ И ПРЕДЫСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНОГО КОНФЛИКТА В РЕГИОНЕ

К. А. Богатырев

Аннотация: Крым является многонациональным и поликонфессиональным регионом. На протяжении истории своего существования здесь происходил процесс взаимодействия славяно-православной и тюрко-мусульманской культур. Однако вместе с общими интересами существовали и общие противоречия которые обострялись в периоды социальных и политических катаклизмов. В статье сделана попытка проследить историю форми­рования местного населения в дореволюционный период учитывая то что коренным народом здесь являются татары.

Ключевые слова: политология, Крымские татары, ислам, межнациональные отношения, уникальность региона, религиозный аспект, конфликтный потенциал, дореволюционный период, джадидизм, история вопроса.

На сегодняшний день Украина, представляет из себя крупное государство с огромным челове­ческим, экономическим, ресурсным и культур­ным потенциалом. В последнее время все очевиднее проявляется ее самостоятельность, оригинальность политической ситуации и основных тенденций развития не только по сравнению с Россией и другими странами СНГ, но и с большинством других государств.

Существенную роль в украинской внешней и внут­ренней политике играют этнические процессы. При этом следует отметить, что этот аспект далеко не всегда получает объективную оценку со стороны различных исследователей и недостаточно полно освещается в СМИ. Украина отличается сложной этнической и по­литической историей, разнообразием политических, экономических, социальных и культурных условий. Обобщенная информация не всегда основывается на реальных фактах соблюдения прав человека, а также определенных национальных или этнических групп. Это относится и к такому специфичному региону, как Крым, особенно в связи с крымскими татарами, которые являются его коренным народом.

Автономная Республика Крым (АРК) занимает практически всю территорию Крымского полуострова, Она представляет из себя особый регион Украины, в 1991 г. получивший статус так называемой территори­альной автономии, в то время как все другие регионы имеют статус обычные территориальные единицы. В соответствии с Основным законом Украины у нее есть своя Конституция, собственный парламент, а функции исполнительной власти выполняет особое региональное правительство. Несмотря на то, что автономия юридически рассматривается лишь как территориальная единица, фактически же она имеет национальный характер. Крым является автономией русского большинства, которое составляет 1,5 млн. чел. (64%) всего населения полуострова. В основном они были переселены сюда из центральных регионов РСФСР по решению, принятому правительством СССР в 1944 г. после высылки коренного народа — крымских татар. Приблизительно 600 тыс. (23%) жителей явля­ются украинцами, а 270 тыс. человек (12%) крымскими татарами. Насильственно высланные в 1944 г., главным образом в Среднюю Азию, они были реабилитированы в период перестройки 80х гг. и получили возможность возвратиться домой.

Не вызывает сомнения то, что крымские татары яв­ляются самостоятельным этносом. Сам по себе этноним «крымские татары» применялся и применяется к неод­нородному в этническом отношении слою. Крымские татары, представляют из себя народ, который сфор­мировался на Крымском полуострове. По вероиспове­данию они — мусульмане-сунниты. В формировании этого этноса сыграли свою роль как тюркские, так и другие народы. Тюркскими предками крымских татар являются тюрко-булгары, хазары, огузы, печенеги, кыпчаки и турки. К представителями же индоевропейских народов относятся потомки тавроскифов, греки, аланы, готы, а также отчасти генуэзцы. Особо важную роль в этногенезе крымских татар сыграли западные кыпчаки, известные в Киевской Руси как половцы, а в западной Европе под названием куманы. Причем под Крымом как исторической областью в разное время понималась территория не только собственно полуострова в его географических границах, но и большая часть север­ного Причерноморья. Активная консолидация этого довольно разнообразного этнического конгломерата в единую крымскую нацию началась после поражения объединенных половецко-русских войск от монголов на реке Калке. После этого значительная часть полов­цев, спасаясь от ограбления монголами, укрылась в горах Крыма. В результате преобладания половецкого населения в Крыму, в течение столетий сложился сов­ременный национальный облик крымских татар и крым­ско-татарский национальный язык, образовавшийся на основе половецкого языка. Объединяющими началами при этом выступали также общность и замкнутость территории.

По диалектным различиям языка, особенностям антропологического типа, материальной и духовной культуры крымских татар можно подразделить на несколько групп, между которыми до настоящего вре­мени существуют значительные бытовые, культурные, языковые и даже антропологические различия. Это во многом объясняет противоречивость выводов ученых, изучавших различные аспекты этногенеза крымских татар. Очевидно, что данные вопросы требуют серь­езного рассмотрения, свободного от политической конъюнктуры. Вместе с тем, не подлежит сомнению, что на сегодняшний день крымские татары считают себя единым этносом и их самосознание базируется на ощущении этого единства.

Официально началом этногенеза крымских татар принято считать возникновение Крымского юрта, а затем Крымского ханства. Кочевая знать Крыма вос­пользовалась ослаблением Золотой Орды для создания собственного государства. Длительная борьба между феодальными группировками завершилась в 1443 г. победой Хаджи-Гирея, основавшего фактически неза­висимое Крымское ханство, территория которого вклю­чала в себя Крым, причерноморские степи и Таманский полуостров. Однако период независимого существова­ния этого государства был довольно коротким. Крыма был захвачен турками и ханство попало в вассальную зависимость от Османской империи.

В целом в ханстве сложилась достаточно устойчи­вая социальная структура и административная система, возглавляемая ханом из рода Гиреев, назначение кото­рого утверждалось турецким султаном. Полуостров был разделен на отдельные административные единицы, во главе которых стояли главы крупных феодальных родов. Непосредственное же руководство осуществля­лось предводителями кочевых племен мурзами. Такая структура в определенной степени ограничивали власть хана, поскольку главы наиболее могущественных ро­дов составляли Государственный совет (диван), без санкции которого хан не мог предпринять ни одного важного шага.

Экономика крымских татар основывалась в то вре­мя, прежде всего на кочевом скотоводстве. В городах производились войлоки, были развиты выделка кож, седел, художественная обработка камня, дерева, ме­талла. Торговля развивалась в основном в приморских городах. Широко культивировалась работорговля.

До начала XVIII в. ханство обладало значительным военным потенциалом. Численность вооруженных сил с учетом мобилизационных ресурсов составляла примерно 100 тыс. воинов. Это позволяло регулярно совершать военные походы против соседних госу­дарств, целью которых являлся захват многочислен­ных пленников. Крымское Ханство вело постоянные войны с Московским государством и Речью Посполитой носившие преимущественно наступательный характер. Итогом являлся захват большого количества пленников из числа мирного русского и украинского населения. Захваченные в рабство продавались на крымских невольничьих рынках, среди которых наибо­лее крупным являлся рынок в городе Кафа (Феодосия). В 1571 г. крымское войско численностью в 40 тыс. чел. под командованием хана Девлета I Герая, пройдя русские укрепления, дошло до Москвы и подожгло ее пригороды, после чего город за исключением Кремля сгорел дотла. Однако уже в следующем году повторно пришедшее войско из 120 тыс. чел, надеявшееся окон­чательно покончить с независимостью Руси, потерпело сокрушительное поражение в Битве при Молодях, что заставило ханство умерить свои политические притязания. Тем не менее, формально находившиеся в подчинении у крымского хана, а фактически почти независимые ногайские орды, кочевавшие в Север­ном Причерноморье, регулярно совершали военные походы на сопредельные российские и украинские территории с целью грабежа и захвата пленников. Для этого, как правило, использовался путь, проходивший от Перекопа до Тулы. Эти походы способствовали формированию казачества, выполнявшего сторожевые и дозорные функции на пограничных территориях Мос­ковского Государства и Речи Посполитой. Упоминания о казаках встречаются и в более ранних источниках. Так, например, в «Уставе для генуэзских колоний на Черном море» изданном в Генуе в 1449 г. о казаках говорится как о «народе, нападавшем на татар». После принятия татарами мусульманства казачьи общины из Приазовья и придонских степей распространились по всей территории Великой и Малой Руси. Но главные их силы сосредоточились на пограничных с татарами местностях таких как: Рязанское княжество, а также верховья Дона Донца и Днепра.1

Принятый при хане Узбеке на всей территории Зо­лотой Орды в качестве официальной государственной религии ислам ханафитского мазхаба сыграл огромную роль в формировании крымско-тататарского народа как самостоятельного этноса. При этом некоторые предания крымских татар приписывают распростра­нение Ислама в Крыму таким сподвижникам Пророка Мухаммада как Малик Аштер и Гази Мансур (VII в.). Древнейшая мечеть была построена в городе Солхате (Старый Крым) в 1262 г. Фактически Ислам проник в Крым во второй половине XIII в., но распространился вначале лишь среди высших слоев населения: знать первой распознала выгоды новой религии, обожест­вляющей духовно-политическую власть над массой. Экономической основой процесса исламизации яв­ляется развитие торговли Крыма в XIV в., усиление купечества, бурный рост городов и обще стремление горожан — торговцев и ремесленников — получить политическую опору в мусульманском строе. Нако­нец, ислам был привлекателен и как учение большей духовной мощи, красоты обряда и философской глу­бины. Безусловно, новая религия далеко не сразу была принята абсолютно всем населением. Даже намного позже в XV в. наблюдались проявления языческих обрядов. При этом следует отметить то, что сам по себе крымский реликтовый шаманизм не был чисто монгольской разновидностью этой системы, но более сложным, синкретическим верованием, включавшим в себя элементы многих местных конфессий.2

С этого времени в Крыму устанавливается сме­шанное духовно-административное управление. Как и полагается в таких случаях, муфтий, являвшийся главой духовного правления и законодательства, шел по госу­дарственному рангу сразу за ханом. Затем следовали кадии (казы) которые являлись духовными судьями, в компетенцию которых входил разбор одновременно духовных и гражданских дел в соответствии с правыми нормами шариата. Мудерисы, духовные наставники, контролировали также и систему образования. С XVI в. Крым стал одним из центров мусульманской циви­лизации в Золотой Орде; откуда позже продолжалась исламизация Северного Кавказа. Большую славу имело медресе Зинджирли, основанное в предместьях Бахчи­сарая в 1500 г. Юг Крыма традиционно ориентировался на Турцию, северные же районы продолжали сохранять степные ордынские свойства. Широкое распростране­ние в Крыму получили суфийские тарикаты часть, из которых являлась главенствующими в Золотой Орде, а часть пришла из Турции. Придя из Турции, ислам сохранил в Крыму основные черты своего ортодок­сального направления — суннизма. Из крымского традиционного искусства надолго исчезли изображения живых существ, зато пышно расцвели растительный и геометрический орнаменты и элементы мавританской архитектуры. Вскоре появились и первые крымские богословы, ученые, философы. В многочисленных медресе изучался не только Коран, но и арабский язык, риторика, логика, философия, арифметика, астрономия, законоведение. В принципе это была высшая школа, тогда не уступавшая европейской, а в некоторых отно­шениях и превосходящая последнюю.

В Крымском ханстве определенное развитие получили различные направления искусства. Было возведено большое количество дворцов, мечетей и других зданий, часть из которых сохранилась до на­ших дней и представляет собой памятники зодчества. Главный из сохранившихся архитектурных памятников того времени — ханский дворец в Бахчисарае. Эпоха Крымского ханства представляет собой период расцвета крымскотатарской культуры, искусства и литературы. Известным классиком крымскотатарской поэзии той эпохи является Ашик Умер. Начиная с XV в. на смену приморским городам-крепостям раннего средневековья постепенно приходят города-крепости расположенные в предгорьях, и даже степи. Политический центр жизни полуострова окончательно перемещается в новую сто­лицу — Бахчисарай.

Крымское ханство, никогда не были однонациональным по своему этническому составу. Даже в Эски-Юрте, одном из очагов крымского исламизма, население уже в конце XIII в. было интернациональ­ным; кроме уже упоминавшихся народов и племен в крымских городах проживало большое количество евреев, черкесов, пятигорцев и цыган Сосуществование такого удивительного конгломерата из разноплеменных инаковерующих было бы немыслимым без известной веротерпимости татарского населения — впрочем, так­же полиэтнического, хотя и единоверческого. И черта эта резко выделяет крымских татар из всего исламского мира. Имея, глубокие внутренние корни, такая веро­терпимость поражала современников и чисто внешне. Так, например, достоверно известно, что Успенский монастырь близ Бахчисарая пользовался не только материальной поддержкой ханов, но и авторитетом у та­тар-мусульман, оставаясь на протяжении веков центром и оплотом крымской православной церкви. В отличие от соседних мусульманских стран в Крыму никогда не отмечалось фактов активизации военно-религиозные групп мусульман-борцов за веру фанатично и непри­язненно относившиеся к чужакам. Никогда не было в Крыму и сторонников столь распространенной на Вос­токе идеи священной войны (джихада), составлявшей главную опору мусульманских властителей в их похо­дах. В схожих ситуациях крымские ханы предпочитали выступать в роли чисто военных предводителей, но не идеологических вождей. Традиционный здравый смысл ханов позволял им видеть явные выгоды, связанные с пребыванием в Крыму иноверцев — купцов, ремеслен­ников, даже дипломатов, верно служивших престолу; однако без крепких традиций веротерпимости здравый смысл вряд ли восторжествовал бы.

Крымские ханы старались поддерживать тесные контакты с православными духовными владыками еще и потому что христианские князья церкви служили своеобразным передаточным звеном между Гиреями и их подданными-иноверцами. У ханов не было ни воз­можности, ни необходимости «разделять и властвовать» в конфессиональном плане. Оппозиция, с которой им приходилось считаться, состояла исключительно из мусульман, а иноверцы, составлявшие абсолютное меньшинство в исламском мире Крыма, никогда и не помышляли об антиханской политике. Более того, крымские властители и сами испытывали какое-то влияние со стороны своих православных земляков. Известно, что уже Хаджи-Девлет-Гирей жертвовал немалые суммы на христианские монастыри, ставил пудовые свечи образу Успенской Божьей матери перед походами, на врагов3

В целом вероисповедальные разногласия, без­условно, имевшие место в средневековом Крыму, оказывались совершенно несравнимыми с факторами, сближавшими все народы полуострова для защиты общих интересов. Наиболее стабильным из таких фак­торов был, естественно, экономический. Однако время от времени начинал действовать не менее мощный политический. И в минуты опасности, когда возника­ла необходимость совместной защиты своей Родины, крымчане выступали в едином строю воинов и дипло­матов без различия веры.

Существование враждебного тюркского оплота на юге и абсолютно не контролируемой Москвой терри­тории («Дикое Поле»), которая начиналась за старой Рязанью на Оке сдерживало экономическое и социаль­ное развитие Московского государства, препятствовало колонизации русскими плодородных черноземных территорий, мешало торговле с восточными странами. Иван IV, (Грозный) поддержанный правительством «Избранной рады», поставил своей целью военный разгром враждебных ханств.

В июне 1552 г. татарско-турецкое войско было отбито от Тулы. В том же году в результате войны Мос­ковского государства с Казанским ханством русские войска взяли Казань, само ханство было уничтожено, а его земли включены в состав Московии. Формаль­ным ханом в Казани тогда был двухлетний Утямыш-Гирей, внучатый племянник вступившего в 1551 г. на крымский престол Девлета I Гирея. Сам Утямыш был насильно крещен, но другие члены ханской фамилии нашли приют у родственников в Крыму.

Постепенно военный потенциал Крымского ханства значительно уменьшился. После завоевания Россией Казанского Астраханского и Сибирского ханств оно уже не могло надеяться на помощь поволжских и сибирс­ких татар. После взятия Астрахани начались военные походы русских отрядов уже против самого Крымского государства. В 1556, 1558 и 1559 гг. московские воеводы совершили ряд нападений на крымские владения, на­несли ущерб крымским крепостям на Днепре, а также впервые попытались проникнуть за Перекоп. В одном из походов весной 1559 г. был высажен крупный десант в западном Крыму, в результате, которого был разорен г. Кезлев (главный крымский порт) и прилегавшие к нему районы. Однако главная опасность для Крыма заключалась в том, что бывшие их надежными союз­никами ногайские орды, кочевавшие в Причерноморье и бывшие вассалами крымского хана, стали склоняться к союзу с Москвой.4

В XVII в. в состав России была включена Левобе­режная Украина. Значительное усиление Донского ка­зачьего войска резко ограничило контакты с тюркскими народами Северного Кавказа. К концу XVII в. Крымское ханство представляло из себя лишь административную единицу Османской империи. Войны Россия вела уже исключительно с метрополией, так как крымский хан не был способен самостоятельно вести какие-либо серьезные боевые действия. При этом татары продол­жали совершать небольшие набеги на русские села с целью захвата пленников. Однако, несмотря на то, что крымские войска еще совершали регулярные нападения на русские приграничные территории, им уже никогда больше не удавалось проникнуть далеко в пределы Московии, и победа оставалась практически всегда на стороне Российского государства.

С приходом к власти Петра I стратегической задачей становится получение Россией выхода к морю. Среди прочих вариантов был план закрепления на Черном море. В 1694 г. был предпринят первый Азовский поход.

Его отличительной чертой от предыдущих стало то, что традиционное крымское направление служило лишь прикрытием для нанесения удара по самим туркам и по их главной крепости расположенной в устье Дона — Азову. По-турецки она называлась Саад-уль-Ислам, что в переводе означает Оплот Ислама.5

В результате первого Азовского похода главная цель не была выполнена до конца. Крепость так и не была взята, а успехи ограничились лишь ликвидацией нескольких турецких опорных пунктов. Лишь пред­принятый в 1696 г. второй Азовский поход принес желанные результаты. Россия закрепилась на Азовском и Черном морях и впервые применила в боевых дейс­твиях абсолютно новый для себя вид вооруженных сил — военно-морской флот. Таким образом, были укреплены сухопутные и морские рубежи на южном направлении. Угроза же исходившая от Крымского ханства была окончательно ликвидирована. Через 40 лет после описываемых событий российские армии Миниха и Ласси вторглись в Крым во время войны 1736-38 гг. и подвергли его окончательному разгрому.

Завоевание Крыма Россией в 1771 г., последующая ликвидация ханства и окончательное присоединение по­луострова к Российской империи в 1783 г., после отрече­ния от ханского достоинства Шагин-Гирея, повлекли за собой массовую миграцию крымского населения. Еще в 1778 г. правительство Екатерины II переселила более 31 тыс. крымских христиан (в большинстве своем греков и армян) в Азовскую губернию. Вслед за этим массовый характер приобретает эмиграция татар в Турцию. О численности жителей Крыма в период присоединения его к России сохранились противоречивые сведения. Некоторое время они строились на предположениях и носили достаточно приблизительный характер. И только пятая ревизия (перепись населения в 1795 г.) дала цифру 157319 человек, из которых 126 тыс. чел. составляли крымские татары.

Российское правительство старалось, особенно по­началу, не вмешиваться в дела религиозные. Для Крыма была учреждена должность особого муфтия, полностью независимого от главы всех мусульман России. Пыта­лись по возможности опираться и на местную знать, для чего, как это делалось повсюду, многочисленные крымские беи и мурзы были приписаны к дворянскому сословию.

Политика России, направленная на скорейшую колонизацию края, включала меры по восполнению потерь населения, что привело к изменению этни­ческого состава Северного Причерноморья. Активно поощряется миграция в Новороссию, в том числе и в Крым, переселенцев из различных губерний России и других государств. Было проведено расселение 70 тыс. государственных и крепостных крестьян. В результате этих мер к середине XIX в. население полуострова возросло до 315 тысяч человек.

Новые потрясения для крымских татар были свя­заны с Восточной (Крымской) войной 1853-1856 гг. Ее исход подтолкнул многих из них к очередному переселению в Турцию, достигшему апогея в 1860 г. В 1850-е годы из Крыма эмигрировало около 300 тыс. крымских татар. Именно их потомки сейчас составля­ют крымскотатарскую диаспору в Турции, Болгарии и Румынии. Это привело к упадку сельского хозяйства и почти полному запустению степной части Крыма. Тогда же Крым покинула большая часть крымскотатарской элиты. В связи с этим началась масштабная колонизация Крыма, в основном степей и крупных городов, за счет привлечения российским правительством переселенцев с территории метрополии. В итоге к 1865 г., несмотря на попытки привлечения в Крым новых переселенцев, на полуострове проживало лишь около 194 тыс. чел. Однако прокладка железной дороги до Симферополя и Севастополя и последующий экономический подъем содействовали притоку в губернию новых жителей. К началу XX в. число крымских татар в Таврической губернии не превышало 188 тыс. чел.6

Крымскотатарское возрождение связано с именем великого просветителя Исмаила Гаспринского. Он при­ложил огромные усилия, направленные на возрождение крымскотатарского народа. Одной из главных его заслуг является создание и распространение среди крымских татар системы светского школьного образования. Он стал фактическим создателем нового литературного крымскотатарского языка. Гаспринский начал изда­вать первую крымскотатарскую газету «Терджиман» («Переводчик»), которая вскоре стала известна далеко за пределами Крыма, в том числе в Турции и в Средней Азии. Он же разработал новую методику школьного обучения, что привело, в конечном счете, к появлению новой крымскотатарской интеллигенции. Издательская деятельность Исмаила Гаспринского знаменует совер­шенно новый этап в издании крымскотатарской светс­кой книги, число которых уже измеряется не десятками, а сотнями книг различного характера, отображающих развитие мировой художественной литературы и на­уки. Политический трактат И. Гаспринского «Русское мусульманство», изданный в 1881 г., определил, по сути, характер его издательской деятельности на мно­гие десятилетия. Наряду с религиозными изданиями, которые были крайне необходимы и для поддержания материальной базы частной типографии, Гаспринский издал большое число блестящей светской литературы, которая сыграла важнейшую роль в просветительском и образовательном процессе всего мусульманского мира. Даже поверхностное рассмотрение материалов тематики в сравнительном плане показывает важность и значимость крымскотатарской светской книги в тюркоязычном мире конца XIX -начала XX вв.

Гаспринский также считается одним из основате­лей идеологии пантюркизма. Появление этого движе­ния связано, прежде всего, с тем, что к концу XIX в. все большее распространение получали идеи общего братства татар со всеми мусульманскими народами, основанные на идеях панисламизма. Панисламизм, как движение, оформился примерно во второй поло­вине XIX в. главная цель его заключалась в том, чтобы объединить в одно целое все народы, исповедующие ислам.

В идеале исламское объединение должно было происходить под политическим и экономическим про­текторатом Турции, претендовавшей в то время на роль ведущей державы мусульманского мира. В конце XIX в Османской империи был разработан и принят целый свод мусульманско-правовых норм по вопросам граж­данского и судебного права (Маджалла), который дол­жен был стать общим законом для всех мусульманских народов панисламистского содружества. Само собой разумеется, что признать над собой (даже формально) власть турецкого султана были согласны далеко не все. Поэтому и сами принципы панисламизма трактовались разными народами по-разному. На территории Рос­сийской империи идеи панисламизма получили свое собственное воплощение. Конечной целью большинс­тва российских панисламистов того времени, которые, так или иначе, имели тюркские корни, явилось создание Всетюркской республики.

Во второй половине XIX в. в среде образованных татар зародилось и получило широкое распространение движение джадидизма, направленное, прежде всего на модернизацию религиозного образования одним из основоположников которого и был И. Гаспринский. Джадиды выступали за обновление старой, уже изжив­шей себя, системы мусульманского образования, за европеизацию науки и просвещения, за обучение детей по новому методу. Во внутренней жизни мусульман панисламисты, а точнее будет сказать пантюркисты, с большой энергией вели устную пропаганду, сосредото­чив свое внимание главным образом на мусульманских школах.

В то же время джадидизм продолжал распростра­няться. Этому движению активно сочувствовали и по­могали русские просветители. Так, например, в новых

татарских школах был внедрен рекомендованный ранее педагогом К.Д. Ушинским звуковой метод обучения. Татарские учителя теперь уже открыто отвергали такие старые учебники, как «Хаваджие сибьян» и «Кылавуз» — справочник, используемый на занятиях вместо географии, называя их безнадежцо устаревшими, и сами составляли, и выпускали новые учебники.7 К преподаванию в новых школах начали привлекаться специалисты, получившие образование на восточном факультете Петербурга или Лазаревского института восточных языков Москвы.

Джадидизм избавил татарскую школу от кос­мополитизма, внес в нее программу исторических ценностей, содействовал формированию самобытного национального мышления, обогатил национальной литературой, заставил учеников знать и уважать, как общечеловеческую культуру, так и свое национальное наследие. Именно с появлением джадидской школы началось реальное культурное взаимодействие России и мусульманского мира, усилились ее просветительские функции, появился новый слой образованных людей.8

Преподавание русского языка в джадидских школах вскоре нашло понимание и одобрение у русских влас­тей, что облегчало и в значительной мере способство­вало приобщению мусульманской окраины к русской культуре. Не видя со стороны царского правительства противодействия своим действиям, джадиды проявля­ли лояльность к нему, и всегда старались предъявлять максимально умеренные требования. Однако все-таки, сколько бы не делало для татар русское правительс­тво, русские чиновники и русская интеллигенция, но религиозное и национальное недоверие к бывшим завоевателям — пришельцам не было преодолено как в Поволжье, так и в Крыму. К началу XX в. все боль­шую популярность приобретала идея спроецировать на татарский этнос историю всей Золотой Орды. В связи с этим идеи общетюркского единства и получили ши­рокое распространение.

По мнению одного из основоположников пан-тюркизма-джадидизма, вышеупомянутого Исмаила Гаспринского тюрко-татарские народы, проживаю­щие на огромных просторах Евразии между христи­анским Западом и буддийским Востоком, способны «противостоять имперской политике культурного нивелирования», только объединившись в единое целое.9 Гаспринский, формально поддержав саму идею панисламизма, в 80-х гг. XIX в. окончательно сформулировал и выдвинул идею единого организма, который мог бы объединить тюрко-татарские народы Османской империи и всей Евразии. Он считал, что исламу необходимо вернуть великую цивилизацию прошлого.

Однако при этом главенствующую роль в этом процессе Гаспринский отводил не Турции, а России. Он открыто утверждал, что включение в состав России огромных территорий с мусульманским населением имеет для ислама положительное значение. Он писал, что переход мусульман с богатейшими землями «под власть и покровительство России делает ее естест­венным посредником между Европой и Азией, между наукой и невежеством, движением и застоем».10 Такая постановка вопроса, естественно, вполне устраивала российское правительство. Выступая за свободу воли человека Гаспринский, одновременно критиковал трактовку ислама в духе божественного предопреде­ления. Он ясно осознавал, что изучение русского язы­ка, крайне необходимо татарам. Стараясь объяснить слабые контакты между русскими и татарами в былые времена, Гаспринский писал: «Я глубоко убежден, что только незнание, непонимание и недоразумение удер­живает мусульманина от близкого, и более деятельного приобщения к общей русской общественной жизни. Исламизм тут непосредственно вовсе не мешает. Есть нечто посильнее и постарее его, которое мешает и пор­тит тут дело, как и везде, — это невежество, борьба с которым до сих пор не организована как следует, и для борьбы, с которым должны дружно приняться лучшие мусульмане и русские».11

В начале XX в. И. Гаспринский понял, что его просветительская задача была выполнена. Его газета вышла на новый этап развития. Этот этап совпал с революционными событиями в России в 1905 — 1907 г.г. И. Гаспринский писал: «Первый долгий период мой и моего «Переводчика» закончен, и начинается второй, краткий, но, вероятно, более бурный период, когда старый педагог и популяризатор должен явиться политиком». Соответственно перед редакцией газеты «Терджиман» им была поставлена новая задача. И Гаспринский писал: «За неимением другого «Перевод­чика» приходится превратить в чисто политический орган и открыть кампанию, холодную, рассчитанную и упорную, против внутренних и внешних препон, врагов нашего тюркского народа».12 Без сомнения, газета «Терджиман» являлась своеобразным рупо­ром идей, координатором действий в общественной жизни мусульман Российской империи. Она макси­мально объективно отражала политические события, волновавшие тюрко-мусульманские народы страны в начале XX в.

В связи с Манифестом 1903 г. и публикацией Указа 1904 г. о веротерпимости газета «Терджиман» писала: «С высоты престола, Россия призвана к обновлению, а народ её к более самодеятельной и свободной жизни, наряду с другими цивилизованными и прогрессивны­ми народами мира».13 В преддверии революционных событий мусульмане Российской империи тогда жда­ли «лучшего будущего под властной, могучей рукой русского царя совместно со всеми народами великой земли Русской».14

После оглашения известного царского манифеста от 05 февраля 1905 г. 24 марта в г.Симферополе под председательством исполняющего должность таври­ческого муфтия Адиль мурзы Карашайского на общий съезд собрались представители мусульманских общин Крыма. Обилие важных государственных документов, стремившихся снять революционный накал в стране, вызвало к активизации и крымских татар. Предыдущие законодательные акты, изданные вслед за ними, стали причиной созванного съезда представителей крым­скотатарского народа. Он состоялся в Симферополе 08 апреля под председательством А. Карашайского. Присутствовавшие на съезде делегаты решили подать прошение царю и составить докладную записку, пред­назначавшуюся комитету министров. Постановление собрания мусульман Крымского полуострова являлось отражением национально-либеральной идеологии, присущей общественной элите крымскотатарского народа. Оно состояло из 17 пунктов и касалось воп­росов религиозного, нравственного, ритуального, просветительского характера.

Позже, однако, с приходом к власти в России сторонников консервативного направления процесс либерализации общественных отношений был при­остановлен. Первые столыпинские реформы совпали по времени с победой II турецкой революции (1908 г.), принесшей победу сторонникам парламента­ризма. Турецкими событиями весьма пристально интересовалась татарская интеллигенция, известная своими устремлениями к демократизации и свободе культурного саморазвития нации. Они вызвали, поэ­тому заметное оживление в крымской общественной жизни, что неизбежно привело к появлению вполне справедливых опасения у власти. В 1908 — 1909 гг. начались репрессии, направленные против татар. С целью возобновления прерванного царизмом куль­турного обмена со Стамбулом началось секретных контактов. Значительное число представителей та­тарской молодежи проявило стремление к получению образования в турецких университетах и медресе. Многие, приезжая в Турцию, сразу же погружались в революционную работу, а, вернувшись, домой, с вос­хищением рассказывали о духовной и политической раскрепощенности соседей, об огромных культурных ценностях, отложившихся в братской по вере и языку стране.15 Естественно, что неприятие татарами столы­пинской национальной политики и притягательность примера свободной Турции вместе неизбежно вели к оживлению сепаратистских настроений, в том числе и на религиозной почве. С началом I мировой войны, когда Турция выступила на стороне Германии, такие настроения значительно усилились.

Февральская революция активизировала попытки крымскотатарского народа подключиться к управле­нию государством, однако это не встретило поддержки со стороны местных советов. Исполнительный комитет Симферопольского совета 17 марта 1917 г. отклонил ходатайство крымских татар о предоставлении им представительства в нем, на основании того, что «на­циональные организации представительства в Совете не имеют». Это привело к тому, что представители крымских татар решили действовать самостоятельно. 25 марта 1917 в Симферополе был проведен крымс­котатарский курултай, на который съехались свыше 2000 делегатов. Курултай избрал Временный крымско-мусульманский исполнительный комитет (ВКМИК), главой которого был избран Ч. Челебиев. Временный крымско-мусульманский исполнительный комитет получил признание Временного правительства как единственный полномочный и законный администра­тивный орган, представляющий всех крымских татар. С этого началось реальное претворение в жизнь куль­турно-национальной автономии крымских татар.

В 1917 г. после Февральской революции был созван первый Курултай (съезд) крымскотатарского народа, провозгласивший курс на создание независи­мого многонационального Крыма. В качестве основ­ного лозунга председатель первого Курултая, одного из лидеров, идеи которого популярны до сих пор — Номана Челебиджихана было выбрано выражение: «Крым — для крымчан». При этом под крымчанами подразумевалось все население полуострова незави­симо от национальности и вероисповедания. «Наша задача, заявил Н. Челебиджихан, представляет собой создание такого государства, как Швейцария. Народы Крыма представляют собой прекрасный букет, и для каждого народа необходимы равные права и условия, ибо нам идти рука об руку». Однако Челебиджихан был пленен и расстрелян большевиками в 1918 г., а интересы крымских татар на протяжении Гражданской войны учитывались противоборствующими сторонами лишь в контексте собственных приоритетов.16 В 1921 г. после подавления последних очагов сопротивления территория Крыма полностью перешла под контроль Красной армии. В том же году в составе РСФСР была образована Крымская АССР. Начался новый этап в развитии региона.

Список литературы:

1. Е.П. Савельев. Древняя история казачества. Владикавказ 1991. 4.2.

2. М.А. Усманов. Этапы исламизации Джучиева улуса и мусульманское духовенство в татарских ханс­твах в XI1I-XVI вв. // Духовенство и политическая жизнь на Ближнем Востоке в период феодализма. МЛ 985.

3. Ю. Кулаковский. Прошлое Тавриды. Киев 1914.

4. См. подробнее: В.Д. Королюк. Ливонская вой­на. М.1954.

5. Н.Н. Молчанов. Дипломатия Петра Первого. М. 1984.

6. Я.Е. Водарский, О.И. Елисеева, В.М. Кабузан, Население Крыма в конце XVIII- конце XX веков. (Численность, размещение, этнический состав) Москва, 2003.

7. Э. Байрамов. Великий просветитель российс­ких мусульман Исмаил Гаспринский. М. 2001.

8. И.Гаспринский. Русское мусульманство. Мыс­ли заметки и наблюдения мусульманина. Симферополь 1881.

9. Н.П. Возгрин. Исторические судьбы крымских татар. МЛ992.

10. Тюркские народы Крыма. Караимы. Крымские татары. Крымчаки. Отв. ред. СЛ. Козлов, Л.В. Чижова. Москва, Наука, 2003.

1 Е.П. Савельев. Древняя история казачества. Владикавказ 1991. 4.2. Стр.192.

2 М.А. Усманов. Этапы исламизации Джучиева улуса и му­сульманское духовенство в татарских ханствах в XIII-XVI вв. // Духовенство и политическая жизнь на Ближнем Восто­ке в период феодализма. МЛ985. Стр.180.

3 Ю. Кулаковский. Прошлое Тавриды. Киев 1914. Стр. 124.

4 См. подробнее: В.Д. Королюк. Ливонская война. М.1954.

5 Н.Н. Молчанов. Дипломатия Петра Первого. М. 1984. Стр.54.

6 Я.Е. Водарский, О.И. Елисеева, В.М. Кабузан, Население Крыма в конце XVIII — конце XX веков. (Численность, раз­мещение, этнический состав) Москва, 2003.

7 Э. Байрамов. Великий просветитель российских мусульман Исмаил Гаспринский. М. 2001. Стр. 57.

8 Там же. Стр. 62.

9 И. Гаспринский. Русское мусульманство. Мысли заметки и наблюдения мусульманина. Симферополь 1881. Стр.5.

10 Э.Байрамов. Указ. соч. Стр.77.

11 И. Гаспринский. Указ. соч. Стр.19.

12 И. Гаспринский. Письмо А. Топчибашеву /Ачыкгюз X. «Прямо ставлю вопрос: что же дальше, как быть?» // Гасырлар авазы.— 1999. —№1 — 2.- Стр.206.

13 Важное время // Переводчик-Тарджиман.. 1905, 15 марта. №20.

14 Ходайства крымских мусульман // Переводчик-Таджман. 1905, 29 марта.. №24.

15 Н.П. Возгрин. Исторические судьбы крымских татар. М., 1992. Стр.419.

16 См. подробнее Тюркские народы Крыма. Караимы. Крым­ские татары. Крымчаки. Отв. ред. С.Я. Козлов, Л.В. Чижова. Москва, Наука, 2003.



Похожие документы:

  1. История и судьба геополитики как науки парадоксальна. Содной стороны, само понятие, кажется, стало привычным, активно используется в современной политике. Множ

    Документ
    ... истории народов и государств.  Все эти тезисы являются основополагающими принципами геополитики, в той форме ... угнетая местное население и подавляя все его попытки ... точка зрения, что советский период, несмотря ни на что, унаследовал от дореволюционной ...
  2. Ю. А. Поляков Историография истории СССР эпоха социализма]з И89 Учебник/ Под ред. И. И. Минца. М.: Высш школа, 1982. 336 с

    Учебник
    ... в 1931 г. Здесь был разработан и читался курс источниковедения по истории СССР дореволюционного периода и на его ... истории СССР является и то, что пре­обладающей формой исследования истории советского общества стали монографии, а не журнальные статьи ...
  3. Графский В. Г. Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов

    Учебник
    ... (несоразмерные оказанным услугам)". Здесь ключевым словом-по­нятием чисто юридического назначения является слово "несораз­мерные ... стал точкой отсчета нового периода социальной истории Китая, поскольку социалистическая страна с четвертью населения Земли ...
  4. Грязь)? Книга начертанная! Ведь книга праведников, конечно, в иллийуне (возвышенном). А что тебе даст знать, что такое иллийун? Книга начертанная! (Таблица с Письменами)

    Документ
    ... народам; и тогда придёт конец» (Мат.,24:14). Под словом «конец» здесь ... истории!!! В них УЖЕ описано то, что я только собираюсь сделать ... является законодателем и огненным очистите лем одновременно. Если проследим ... Йогам СТАТЬ КЛЮЧЕВЫМИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМИ ...
  5. Курс на «коренизацию» кадров 53 Евреи и большевистский режим

    Решение
    ... форми­рование ... веков попытки «коренным» ... период являлось то, что ... здесь и может сделать ... местного населения. К тому же многие из них, чтобы как-то ... дореволюционной России, как «жандарм Европы», «тюрьма народов ... истории, которой суждено было стать ключевой ...

Другие похожие документы..